WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


«ХРИСТИАНСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ В США И АНГЛОЯЗЫЧНОМ МИРЕ А.Ф. БОНДАРЕНКО Погруженным в свои экзистенциальные и социальные проблемы, нам, русским психологам, то клейменным ...»

ХРИСТИАНСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ В США И

АНГЛОЯЗЫЧНОМ МИРЕ

А.Ф. БОНДАРЕНКО

Погруженным в свои экзистенциальные и социальные проблемы, нам, русским

психологам, то клейменным молоткасто-серпастым тавром «советский», то

искусственно сепарируемым на россиян и нероссиян, поиски, достижения и

способы работы западных коллег, прежде всего из огромного англоязычного

культурного ареала североамериканского континента и Западной Европы, всегда представлялись своеобразным пространством отсчета и сопоставления, в отношении которого чувства интереса, почитания, зависимости, разочарования, снисхождения и восторга, сменяя друг друга, по мере развития деловых и личных отношений, постепенно преобразовывались во вполне понятное стремление к творческому партнерству, обмену информацией, подчас новому определению в пределах той или иной психотерапевтической парадигмы, беспрепятственно развивающейся на Западе.

Быстрое заполнение информационных пустот недоступными ранее текстами, совместные конференции, симпозиумы, workshop'bi вызывали совсем недавно во многом наивное чувство общности, энтузиазм причастности, по мере угасания которых приходило отрезвление и былинное желание припасть к родной матушке-земле среди руин отечественной культуры, воссоединиться с животворными традициями русской религиозной философской и психологической мысли.

В этом отношении беспристрастный, но заинтересовайный взгляд на современную христианскую психотерапию США и англоязычного мира, в том числе с учетом собственных рефлексий самих носителей и представителей этой культуры, представляется нелишним, поскольку осмысленная ориентировка в свободно развивающемся течении прикладной психологии, а именно таковой является христианская психотерапия Запада, позволила бы более осознанно, без упоительных восторгов новообращенных, подойти к запущенным, каменистым, Настоящая статья подготовлена на основе полного текста доклада на российско-американской конференции «Психотерапия и христианство» в Санкт-Петербурге, 20 мая 1994 г.

покрытым терниями почвам родной земли, на которой предстоит много поработать, дабы взрастить плоды, отделить пшеницу от плевел и, почитая истину и не отрекаясь от веры, надежды и любви, суметь восстановить во всей многогранности и полноте не только отечественную научную психологию, но и отечественную религиозную психологию. Не только психологию Истины, но и психологию Духа.

ГЕНЕЗИС

Религии суть системы исцеления психического нездоровья.

К.Юнг Вначале была религия. И религия была психотерапией. Конечно, религия была далеко не только психотерапией, но подобная библейская аллюзия, звучащая во многих отечественных и зарубежных текстах и в лаконичной формулировке К.

Юнга вошедшая в профессиональное сознание психолога, является не просто данью уважения к тысячелетним традициям духовных практик человечества. В 70-е годы она была отреф/юксирована в США как генетическая культурная матрица психотерапии, в которой выделяются три основополагающих истока: иудеохристианский, греко-романский и англо-саксонский (Ruesch, 1973, р. 12).

Иудео-христианская традиция, по мнению известного американского психолога и психотерапевта Дж.Рейша характеризующаяся акцентом на принципах жестких моральных требований, восходящих к Торе, внесла в западную цивилизацию десять заповедей Моисея, направленных против животного начала в человеке, заповеди Нагорной проповеди, провозглашающей необходимость нравственного совершенствования и отказ от любого посягательства (агрессии) на ближнего, и к XX веку сумела бесстрашно и пристально взглянуть в глубины неосознаваемого благодаря прозрениям Фрейда.

Греко-романская традиция, развивавшаяся в северо-восточном Средиземноморье, в отличие от ближневосточных семитских традиций запретов, и, в частности, изображения божества, находила особое эстетическое наслаждение в воссоздании иконических и скульптурных изображений богов, богоподобных героев. Не столько проблемы морали, сколько проблемы рассудка и права, воплощенного в высших своих проявлениях в кодексах римского права, в идее установления самими людьми определенного общественного порядка, основанного не на божественном промысле, а на человеческом рассуждении вплоть до провозглашения высших лозунгов французской революции и идей «нового порядка» в Европе и мире в XX веке — таково влияние этой традиции с ее принципиальным приматом чувственного и осязаемого над сверхчувственным и инобытийным.





Наконец, северная англо-саксонская традиция, не являющаяся ни моралистской, ни законнической. Достаточно вспомнить такой факт, как отсутствие конституции в Великобритании, традиции английского суда широко использовать принцип прецедента, пафос Реформации и протестантизма, чтобы выделить общую англо-саксонскую тенденцию исторически рассматривать прошлые решения, принимавшиеся одними людьми в отношении других, и исходить не из абстрактныхu принципов или постулатов, а исключительно из смысла целесообразности, из многократно, но, по-видимому, безосновательно поруганного здравого смысла. Англо-саксонский подход к делу состоит в том, чтобы собираться в группы, обсуждать насущные проблемы (Британский парламент), находить компромиссы. И, уж если это не удается, бороться (Ruesch, 1973, pp. 14-16).

Каждая из этих духовных традиций со своим видением, своей трактовкой человека и мира налагает явственный отпечаток на весь ареал англоязычной культуры. В иудео-христианской традиции предполагается, что человек превозмогает мир, торжествует над природой благодаря моральным достоинствам. Греко-романская традиция исходит из понимания человека как частицы мира, подверженной его законам, из чего следует, что достоинство и высшая доблесть состоит в следовании неизбежному. В англо-саксонской традиции высшее достоинство и доблесть человека в отношении к миру состоят в том, что он торжествует над ним благодаря личному мужеству, находчивости, умелости.

И если сообразным способу порождения первой из указанных традиций является психоанализ с его требованиями приверженности исходным принципам, отлучениями «неверных», и, соответственно, целью постичь, осознать внутри-психические конфликты, что, в общем, может сопровождаться, а может и не сопровождаться исцелением, если понятия «толкования», «освобождения», «перенесения», «переработки», присущие психоанализу в его сосредоточении на душевной жизни, несут на себе заметные черты иудаизма и католицизма, то греко-романское влияние привело к возникновению совершенно иной психотерапевтической культуры. Крепелин, Блейлер, Шарко, Жане, не говоря уже о Кречмере и Юнге, подходят к человеку вовсе не как к арене, центральное место которой отдано поединку сознания с бессознательным, а как к целостному природному существу, обладающему неотъемлемыми свойствами и качествами, которые следует признать как данности, подчиняющиеся определенным законам. Именно это наgравление стало сердцевиной, вобравшей в себя ответвления экзистенциально-феноменологической мысли, сосредоточив их в гуманистической парадигме. В то время как англо-саксонская традиция привела к возникновению собственно групповой психотерапии, развитию теории межличностного общения и когнитивно-поведенческим (причинноследственным и контекстным) моделям психотерапии.

Собственно говоря, в современной англоязычной культуре довольно отчетливо представлены все эти направления, не считая экзотической смеси идей О.Ранка и языческих (от буддистско-индуистских до шаманистских) воззрений трансперсональной психологии. Все они неоднократно систематизировались, анализировались и интерпретировались как в зарубежной, так и в отечественной наук

е, отражая попытки психологов выстроить для себя умопостигаемую картину многообразного психотерапевтического мира.

Между тем, в существующих на сегодняшний день попытках отрефлексировать психотерапевтическую культуру и практику Запада, в частности, англоязычного Запада, существует значительный пробел. Пробел этот относится именно к христианской психотерапии, о которой нельзя сказать, что она входит в культурную матрицу психотерапии под воздействием той или иной духовной традиции, но которая сама несет и формирует не только вполне определенную духовную, религиозную традицию, но и культурную традицию.

В настоящем эссе мы сосредоточимся на христианской психотерапии в англоязычной культуре. Дело здесь не столько даже в сугубо познавательном или практическом интересе, сколько в том, что, несмотря на неуклонное развитие научной мысли, успехи генетики и фармакологии, открытие или переоткрытие новых техник психологической помощи, психологические проблемы общества и личности не только не имеют тенденции к сокращению, а, наоборот, становятся необычайно распространенными и все более тонко и сложно дифференциированными. Так, «меланхолия», возникновение которой Фрейд связывал с отнятием у либидо объекта, сменилась «депрессией», расчленилась на более чем 40 разновидностей, последней из которых, открытой в самое недавнее время, присвоено наименование «сезонное расстройство настроения» (страдающим от этого заболевания рекомендуется лечение специальными флюоресцентными лампами). При этом в США, одной из самых благополучных стран мира, 60% из 2 млн. американцев с серьезными психическими заболеваниями не имеют возможности госпитализироваться по фискальным ограничениям («Psychology», 1990, р. 190), каждые 6 минут происходит самоубийство. Из 500 посетителей Нью-Йоркской психиатрической клиники зимой 1986 года для консультации по поводу своего психического состояния 496 была рекомендована психотерапия, в связи с чем американский журналист заметил, что это свидетельствует об одном из двух: либо о наступлении тысячелетнего царства Божия, либо о серьезном неблагополучии в обществе (Zielbergeld, 1990f p. 228). Причем это неблагополучие относится не только к обществу, но и к самой психотерапии, наиболее распространенными злоупотреблениями которой в США служат следующие: необоснованные претензии на «глубокие личностные изменения»; предписание психотерапии не по показаниям или вместо иного метода лечения, необоснованное завышение сроков лечения, что вынуждает психотерапевтов, ощущающих ответственность за профессию, пропагандировать специальные правила и критерии, которые позволили бы клиенту полноценно сориентироваться в ситуации психотерапевтического выбора (Quinnett, 1990, р. 215).

При этом исследования показывают, что клиенты — не только верующие, но и неверующие — весьма сензитивны в отношении религиозных ценностей психотерапевта (Gass, 1984, pp. 234-235), а стабильная англо-саксонская протестантская психотерапевтическая практика со своей исследовательской и теологической периодикой, колледжами и университетами, готовящими христианских пасторов и психотерапевтов, со своими скрупулезно разработанными методиками освоения Нового Завета и техниками психотерапии, с неизменным оптимизмом и практичностью, лишенной всяких намеков на мистицизм, всегда готовая заинтересованно отнестись к любому из соседствующих психотерапевтических направлений и вобрать в себя последние достижения науки, существует и развивается, твердо отстаивая позицию, что Бог сотворил человека по своему образу и подобию, что призвание христианского психотерапевта не только в оказании ситуативной психологической помощи, но в том, «чтобы посвятить себя службе человечеству, в которой мы можем проявить нашу любовь к Богу» (Outler, 1984, р. 262).

Поэтому опыт христианской психотерапии Запада, в основном, протестантской практики, не связанной с церковными таинствами, имеет для нас настолько большое, скорее всего дидактическое, точнее даже, поучительное значение, насколько поучительным может быть опыт умудренного свершениями, несомненно честного и открытого для общения коллеги.

ИСХОД Бог умер Ф.Ницше Знание в сущности своей и есть подлинная вера, А. Лосев Справедливости ради следует отметить, что рождение научной психологии и научной психотерапии, связующееся с появлением в последние десятилетия прошлого века психоанализа, сопровождалось драматическими коллизиями, драматической борьбой молодой науки с ее старшими сестрами — религией и философией, В мягкой и уважительной форме, как, например, в книге У.Джеймса «Многообразие религиозного опыта» (впервые издана в 1902 г.), или в предельно заостренной и отстраненной форме, как в эссе «Будущее одной иллюзии» З.Фрейда, наука психология торила свой собственный путь понимания человеческой психики, ее символической, культурно-исторической и полидетерминированной природы. К середине XX века в англоязычной психологии не осталось буквально ни одного известного ученого, который так или иначе не попытался бы осмыслить связи религии с психологией и саму религию с позиций научной психологии. Произошла своеобразная инверсия.

Теперь уже не душевная жизнь трактовалась и описывалась с религиозных позиций, а, наоборот, природа религиозных воззрений и переживаний трактовалась и описывалась с тех или иных научных психологических позиций, так что потребовались специальные усилия, чтобы возвратить душу, этого младенца, выплеснутого в полемике кризиса и борьбы, в лоно самой психологии.

Достаточно назвать известные, но непривычные для русского глаза сочетания имен и названий книг, чтобы почувствовать то огромное напряжение человеческой мысли, с которым было связано новое осмысление нового места человека, его бытия в изменившемся мире; Э.Фромм «Психоанализ и религия», Р.Кэттел и религиозные искания», Г.Олпорт 1938; «Психология 1948;

«Индивидуум и религия», 1948; М.Аргайл «Религиозное поведение», 1958. И это не считая известнейших произведений К.Юнга «Современный человек в поисках души» (1933), «Психология и религия» (1938), одного из первых периодических изданий по проблеме, ранкианского «Журнала психотерапии как религиозного процесса» и многое-многое другое.

Неудивительно, что примерно к концу пятидесятых — началу шестидесятых годов яростная борьба, в которой религия, по признанию американских священников и психиатров, «сдавала позицию за позицией» (Linn, Scwarz, 1958, p.

3) произошло разделение сфер влияния между религией и психологией.

Психология присвоила себе право культурного толкования и опосредования жизни человека в реальном пространстве-времени его бытия. Религия, соответственно, оставила за собой область инобытийного, мифического и вневременного бытия человека в его принципиально иной, не тварной, но сущностно-духовной перспективе. Психология и психиатрия сосредоточились в своих прикладных усилиях на экзистенциальной и биологической помощи человеку в процессе проживания его жизни наиболее беспрепятственным и полноценным образом. Религия же оставила за собой ведание духовной жизнью человека, воспроизводя принципиально иной, внеситуативный, внемирный и вневременной контекст человеческого бытия как эманации бытия Бога. Но как только на короткий период эти обозначенные крайности артикулировались и определились, произошло то, что К.Юнг называл фундаментальным законом жизни, а Н.Бор принципом дополнительности: крайности объединились.

Психология все больше и больше интересовалась проблемами духовности, религия же, наряду с институтом пасторов, создала институт христианских психологов-консультантов. Христианский психолог-консультант, следовательно, есть такое же порождение XX века, как и научный психолог-психотерапевт.

ЦАРСТВО ПРОБЛЕМ

Идеал культурного человека есть не что иное, как идеал человека, который в любых условиях. сохраняет подлинную человечность.

А. Швейцер Если научная психотерапия пролагала свои пути к человеку по стопам медицины, то западная христианская в ее многообразных разновидностях протестантских течений (лютеранства, пуританства, англиканства, кальвинизма, пятиде-сятничества и т.п.) следовала вековым традициям религиозного сопровождения человека и вспомоществования ему не только в случае болезни или невзгод, не только в наиболее радостных и значительных жизненных событиях, но и в повседневности социальной и личной жизни.

Анализ многочисленной, практически необозримой англоязычной христианской литературы показывает, что нет буквально ни одной области человеческой жизни, в которой бы человек остался без понимания, поучения, пасторского наставления и, при необходимости, христианской психотерапевтической помощи. Самый общий контент-анализ доступных нам источников, а также личные впечатления от совместной работы с христианскими психологами и психотерапевтами из США* позволяет выделить следующие главные области приложения усилий в христианской американской и англо-саксонской психотерапии в целом (Catalog, 1988, 1989; Allport, 1963; Baars, Terruwe, 1976;

Baker, Nester, 1983; Bowers et al., 1981; Fromke De, 1971; Geers, 1976; Howard, 1979; Husbands & Wives, 1983; Lahaye, 1974; Linn, Scwarz, 1958; Outler, 1984;

Small, 1986; White, 1955; Write, 1983).

/. Психическое и духовное развитие ребенка. Специальными проблемами здесь выступают: психологическая помощь ребенку в преодолении Эдипова комплекса;

удовлетворение эмоциональных запросов в обретении личностной идентичности в процессах культурного, этнического и этического самоопределения;

психологическая помощь в избегании эмоциональных травм при осознании неизбежности смерти, либо в случае действительной потери родителей и близких родственников; содействие в выработке устойчивых ценностных и моральных норм, особенно в критический период развития, и др.

2. Экзистенциальные и личностные проблемы подростка. Главное направление работы в этой области — помощь в преодолении кризиса психологического отделения от родителей и идентификация подростка с другими значимыми лицами. По существу, христианский психолог и психотерапевт сталкивается здесь со всем возможным спектром проблем подросткового возраста — чувством неполноценности, осознанием ограниченных возможностей родителей, сексуальными проблемами, борьбой за личный и социальный статус, процессами трансформации инфантильного религиозного сознания и т.п.

3. Брак и семья. Освященный вековыми традициями институт супружества, хотя и лишенный таинства брака в протестантизме, все же остается одной из наиболее насыщенных сфер деятельности христианских психотерапевтов.

Супружеские и родительские конфликты, семейные кризисы, отношения в семье — привычные проблемы христианских психотерапевтов, как и пасторов. Примелькавшиеся уже 50% разводов в американских семьях в дополнение к традиционным проблемам добрачного консультирования, обычной семейной и супружеской психотерапии в последние десятилетия выдвигают на одно из важных мест также проблематику психологической помощи разведенным, незамужним и неженатым, равно как и консультирование и психологическую поддержку при заключении повторных браков. К этому прибавляются проблемы при заключении брака между лицами разных конфессий.

4. Проблематика психического и личностного здоровья.

Традиционная помощь при психических и соматических заболеваниях, при душевных и духовных страданиях, связанных с расстройствами настроения, алкоголизмом, наркоманией и т.п. отмечена тем несомненным обстоятельством, что на Западе финансовые последствия заболевания имеют совершенно однозначный смысл, к которому мы еще только начинаем приспосабливаться. Поэтому от христианских психотерапевтов требуется особенная выучка, вышколенность даже, которая позволяла бы, оказывая психологическую поддержку и терапию, удерживать клиента в строгих рамках реальности, не позволяя впадать в инфантильное благодушие или, наоборот, сокрушительное отчаяние.

5. Отдельной и глубоко разработанной областью христианской психотерапии является такая важная и почти совершенно отсутствующая у нас сфера деятельности, как психологическая помощь умирающему и психотерапия горя.

В американской психотерапии только последних лет я насчитал более 700 работ, освещающих эту, одну из сложнейших проблем психологической помощи, среди которых исследования в русле христианской психотерапии занимают не последнее место. Даже если нельзя в чем-то не согласиться с черным юмором И.Во или О.Хаксли в их описаниях теневых сторон прагматического отношения протестантской цивилизации Запада к смерти, нам, как наследникам небывалого в истории геноцида против собственного народа, следует все же сознаться: проблема смерти и горя, за редкими исключениями (Василюк, 1991), не нашла в отечественной психотерапии должной оценки и разработки. Тем полезнее, возможно, будет для нас признание американских коллег, что в психотерапии горя «научная аргументация и научное оснащение далеко уступают возможностям религиозной помощи* (Linn, Scwarz, 1958, p.

183).

6. Проблемы пожилого возраста. Выработка адекватного ему миросозерцания, удовлетворение эмоциональных запросов пожилых людей, отклик на возникающие религиозные проблемы, регулярный патронаж и помощь в организации соответствующего стиля и способа жизни — все это также обычный круг забот христианской психотерапии.

7. Места заключения, больницы, казармы, студенческие городки — давно уже освоенные области работы, где проблемы личности, общения, психического состояния, а так же духовности представляют собой настолько же привычные, насколько и требующие постоянного усилия сферы практики.

8. Проблемы собственно религиозные: принятие той или иной веры (обращение), духовные конфликты и смена верований, характер и смысл мистических переживаний, реализация в собственной жизни способностей и дарований в согласии с Новым Заветом, укрепление веры — повседневный, насущный хлеб христианского психолога-консультанта и психотерапевта.

Каковы же основные принципы и подходы в христианском консультировании и психотерапии, отличные, с одной стороны, от светской научной психологической помощи, а с другой — от собственно религиозного, пасторского служения?

ПОСЛАНИЕ

Человечно в человеке не чисто человеческое, а именно богочеловеческое его существо.

С.Франк Различия начинаются уже в самом содержании образования. Ознакомление с учебными программами христианских учебных заведений показывает, что христианских психологов-консультантов, психотерапевтов и социальных работников готовят на факультетах и отделениях психологии, семейной психотерапии и социальной работы, учебные курсы которых включают в себя такие дисциплины, как «Психология и христианство», «Христианская этика», отдавая все же главный объем часов специальным психологическим дисциплинам. А теологические факультеты и факультеты религии и философии, выпускающие священников и религиозных наставников, основное учебное время отводят именно религиозным, церковным и теологическим дисциплинам (Catalog, 1988, 1989).

Таким образом, обобщенное наименование «Христианская психология» или психотерапия» охватывает, в сущности, две категории «Христианская специалистов. Во-первых, профессиональных психологов и психотерапевтов, которые идентифицируют себя с христианскими ценностями, исповедуя христианство в той или иной его разновидности, но выступают при исполнении своих обязанностей как специалисты не в религиозных, а именно в психологических областях, работая в которых, они, в зависимости от обстоятельств, могут прибегать к помощи Евангелия, но предмет или содержание их деятельности может этого и не требовать. И, во-вторых, христианских наставников, консультантов (counselors), в точном смысле этого слова, т.е. тех выпускников факультетов религии и философии, которые, получив совмещенное, теологическое и философское образование, предназначаются собственно для наставничества и консультирования в общинах, учебных и культурных центрах по всему кругу вопросов, относящихся к религиозным, этическим, ценностным и житейским коллизиям человеческого бытия. Теологические же факультеты готовят собственно служителей церкви, пасторов и теологов.

Вследствие стремительного развития психологии и психотерапии на протяжении последних десятилетий, в американской теологической и христианской психологической литературе весьма обстоятельно и подробно обсуждалась специфика научной светской психотерапии и консультирования, христианского консультирования и психотерапии, равно как и отличительные черты собственно пасторского наставления. С начала 50-х годов зафиксирован как общеизвестный факт рост числа не только христианских наставников, но и служителей церкви, прибегающих к услугам психотерапии для углубления самопонимания, решения личностных проблем и повышения действенности своих служебных отправлений (Outlet, 1984, pp.

19-20), Тем интереснее сопоставить принципы и подходы в психологическом и религиозном вспомоществовании, как они освещены и отрефлексированы в чрезвычайно разветвленной, основательно и глубоко проработанной с учетом последних достижений современной психотерапии англоязычной и американской литературе.

Эти принципы и подходы строятся на нескольких основаниях, включающих в себя: а) отмеченные англо-саксонской склонностью к разумному компромиссу моменты объединения психотерапии с религиозным служением; б) принципиальное разведение пасторского обращения и психотерапевтических способов построения общения; в) моменты, относящиеся к деятельности психолога и психотерапевта как специалиста собственно христианской ориентации, в отличие, скажем, от гуманистической, поведенческой, психодинамической или какой-либо иной (Baars, Terruwe, 1976; Gass, 1984; Geers, 1976; Lahaye, 1974; Linn, Scwarz, 1958; Nauss, 1963; Outler, 1984).

Первую совокупность принципов можно обобщить следующим образом:

1. Научная психотерапия не противоречит христианству.

Это — сокровищница знаний и опыта, без которых невозможно полноценно осуществлять христианское наставничество, пасторство и священничество.

2. Безусловное участливое принятие обратившегося за помощью и безусловное соблюдение принципа уважения личности.

3. Прояснение мотивов обращения за помощью во избежание непроизвольного переноса человеческих отношений с породивших их объектов на других лиц, и, тем более, на Бога.

4. Безусловная забота о благе целостного человеческого существа.

Принципы и подходы к общению в пасторском служении включают:

1. Признание главенствующим духовного руководства и наставничества от имени Бога и Нового Завета.

2. Требование четкого различения пасторского наставничества и психотерапии, избегание смешения функциональных ролей религиозного наставника и психотерапевта.

3. Требование в пасторском служении при необходимости сочетать функции служителя церкви и наставника.

4. Требование быть особо внимательным («стоять на страже») в отношении вопросов, предполагающих совет в делах религиозного выбора, ибо за ними может скрываться глубокая личностная проблематика.

5. Необходимость тесного сотрудничества с психологом, социологом, социальным работником и психиатром. Умение вовремя направить прихожанина к нужному специалисту.

6. Принцип положительного и безличного, в Боге, отношения к прихожанину.

7. Принцип сохранения не прерывающихся во времени отношений в отличие от психотерапевтического вмешательства, ограничивающегося ситуациями затруднений или курсом лечения.

Что касается специфики деятельности христианского психологапсихотерапевта, можно отметить следующие отличительные черты и принципы.

1. Принцип сопереживания и духовного принятия клиента.

2. Исключение морализаторства как внешней, налагаемой на личность силы, которая препятствует высвобождению внутренней, основанной на доброй воле, свободной ответственности.

3. Прибегание к молитве и Новому завету как к способу и источнику религиозной и психологической помощи в тех случаях и с теми клиентами, где этого требуют или позволяют обстоятельства.

4. Вера в разум и возможность познания и самопознания как условия исцеления духовного и личностного здоровья.

5. Умение слушать и вбирать информацию, реагируя на клиента не из себя и личного опыта, а в русле его переживаний и проблем.

6. Стремление не к снятию напряжения и не к обострению страдания, а к облегчению процессов личностной трансформации, ведущих к обретению веры и достоинства.

Как отмечет К.Льюис, различие между психоаналитической и христианской помощью состоит в том, что когда, допустим, психоаналитик избавляет пациента от страха, психологическая проблематика завершается и начинается нравственная: выбор линии поведения — свободный выбор, в котором человек, уже без страха, осознанно ставит ту или иную ценность, например, собственную выгоду на первое или на последнее место (Льюис, 1990, с. 94). И здесь отчетливо видно различие между христианской и нехристианской психотерапией. Первая ведет не только к знанию, но и к осознанию нравственности как ответственной и чистой свободы выбора.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наш краткий обзор подошел к концу. Естественно желание вывести некоторую «мораль», относящуюся уже не только к англоязычной христианской психотерапии, наиболее всесторонне и полно разработанной в США в соответствии с принципами протестантсткой этики и открытиями научной психологии, сколько к нам, к судьбам нашей, отечественной психотерапии, семена которой взращивались, помимо многих других мыслителей, в трудах и днях Л.Толстого и Ф.Достоевского, В.Соловьева и П.Флоренского, Н.Бердяева и Л.Шестова, С.Франка и Б.Вышеславцева, а сеялись тысячелетней подвижнической традицией, хранимой в святоотеческом наследии.

В новейшей отечественной психотерапии наблюдается устремленность не в глубины собственной культуры, восходящей к византийскому православию, а к расширению пространственных горизонтов культурного видения как в поисках очевидной полезности и доступности реформированного и облегченного для повседневного потребления духовного пропитания, так и в поисках средств для своего ремесла, загубленных в родной культуре. Это проявление центробежных процессов русской жизни столетия захватывает нас, невзирая на XX искусственную, более чем 70-летнюю попытку насильственным образом и немыслимой ценой законсервировать разлагающуюся азиатскую плоть отмирающих тканей русского общественного организма. Нам понятен этот, распространяющийся по миру бездомный дух, не находящий себе покоя, отрекающийся от себя, готовый в самоуничижительных проявлениях прельщаться американской христианской, гуманистической, трансперсональной психотерапией, мимикрируя под любую форму западной культуры, лишь бы почувствовать себя если и не свободным, то хотя бы на время избавленным от мертвящего рабства собственной бездуховности, бездуховности воцарившегося Хама, наиболее легким противостоянием которому представляется противостояние пространственное. Вместе с тем неистребимый инстинкт свободолюбия, неутолимая жажда достоинства к утверждению себя в Духе и Истине, неискоренимое упование на то, что мироправительство Хама прейдет и прекратится, а царство Любви, благая весть о котором возвещена миру, восторжествует и будет пребывать вечно, поддерживают веру, пробуждают и примиряют всех, кто способен вместить в себя Слово, освещающее путь, истину и жизнь. Поэтому хотелось бы выразить надежду на то, что как в культуре Запада никого не смущает генетическая и закономерная связь научных психотерапий с традициями мировых религиозно-культурных образований, так и в нашей будущей культуре Востока, смеем полагать цивилизованного и свободного Востока, никого не будет смущать, а, наоборот, станет радовать неразрывная генетическая принадлежность искомых и вновь создаваемых научных психотерапий к живым традициям Православия.

ЛИТЕРАТУРА

Василюк Ф.Е. (1991) Пережить горе. В кн.: Человеческое в человеке. М., с.230-247.

Лосев А.Ф. (1990) Диалектика мифа Из ранних произведений. М., «Правда», 655 с.

Льюис К. (1990) Просто христианство. SYP, Чикаго, 220 с.

Мережковский Д. (1991) «Больная Россия». Л.: ЛГУ, 172 с.

Франк С.Л. (1990) Непостижимое. Сочинения, М.: «Правда», 607 с.

Allport G.W. (1963) Behabioral Science, Religion and Mental Health. Journal of Religion and Health, N2, pp. 7'5-92.

Boars С, Terruwe A. (1976) Healing the Unaffirmed. Alba House, N.Y., 214 p.

Baker D., Nester E. (1983) Depression: Finding Hope and Meaning of Life's Darkest Shadow. Portland, Oregon: Mulfnomah Press, 197 p.

Belkin G.S. (1988) /ntoduction to Counseling. Wm. C.Brown Publishers, Dubuque, Iowa, 630 p.

Bowers M.K. et al. (1981) Counseling the Dying. Jason Ar-onson, N.Y., 183 p.

Briscoe D.S. (1984) A heart for God. Thomas Nelson Publishers, Nashville, 170 p.

Catalog. (1988-1989) Azuza Pacific Univercity. 173 p.

Fromke De V. (1971) Unto Full Stature. Ministry of Life, Inc., Indiana, 225 p.

Gass C.S. (1984) Ortodox Christian Values Related to Psychotherapy and Mental Health. Journal of Psychology and Theology, v. 12, N 3, pp.230-237.

Geers M.A. (1976) Psychology and Christianity: the View both Ways, fntenrvarsity Press, Illinois, 182 p.

Howard J.L. (1979) The Trauma of Transparence: a Biblical Approach to Interpersonal Communication.

Portland, 235 p.

Husbands & Wives. (1983) God's Design For the Family. Navpress, Colorado, 95 p.

James W. (1955) The Varietes of Religious Experience, Modern Library, N.Y., 380 p.

Jung C.G. (1933) Modern Man in Search of a Soul. Yar-court, Brace & Co., N.Y., 282 p.

Ingram TL. et al. (1985) Grief-Resolutiom Therapy in a Pas-torial Context. Journal of Pastoral Care, N 39, pp.69-72.

Lahaye Y. (1974) How to Win Over Depression. Bantam Books, 242 p.

Linn L., Scwarz L. (1958) Psychiatry and Religious Experience. Random House, N.Y. 307 p.

Lloyd-Jones D.M. (1965) Spiritual Depression: its Causes and Cure. Pickering & Inglis Ltd., L., 300 p.

Maurirsen J. (1988) Pastoral care for the dying and bereaved. Death Education, N 12, pp.111-122.

Nauss A. (1963) The Ministerian Personality. Myth or Reality. Journal of Religion and Health, N2, pp.75-92.

Outler A. (1984) Psychotherapy and the Christian Message. Harper & Brother, N.Y., 286 p.

«Psychology». (1990) The Annual Editions Series, Twentieth Edition, Dushkin Publishing Group, Inc.

Quinnett P. (1990) The Key to Successful Therapy. In: «Psychology», op. cit.t pp.214-225.

Ruesch J. (1973) Therapeutic Communication. The Norton Library, N.Y., 480 p.

Small DM. (1986) Remarriage and God's Renewing Grace. Baker Book House, Michigan, 231 p.

Yohn R. (1976) Discover Your Spiritual Life and Use It. Tyn-dale House Publishers Inc., 173 p.

When Mental Illness Hits Home. (1990) In: «Psychology», op. cit. pp. 190-193.

White E. (1955) Christian Life & the Unconscious. Harper & Brothers, N.Y., 190 p.

Write H. (1983) Seasons of a Marriage, Regal Books, 165 p.

Zielbergeld. (1990) What's Wrong with the Therapy. In: «Psychology», op. cit., pp.228-229.





Похожие работы:

«Министерство культуры Российской Федерации ФГБОУ ВПО «Арктический государственный институт искусств и культуры» Министерство образования, культуры и науки Монголии Монгольский государственный университет культуры и искусств Министерство культуры и духовного развития Республики Саха (Якутия) ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА КОЧЕВЫХ НАРОДОВ В СИСТЕМЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ Материалы научно-творческой конференции с международным участием 22 марта 2014 г. г. Якутск Якутск УДК 378.67:397.4(063) ББК...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЕ ГОСТИ КНИЖНОГО АРСЕНАЛА 2014 ДАВИД ФОНКИНОС | DAVID FOENKINOS Давид Фонкинос – французский писатель, сценарист, музыкант. Согласно газете Le Figaro, входит в пятерку самых популярных современных писателей, автор таких бестселлеров, как «Нежность», «Идиотизм наизнанку», «Эротический потенциал моей жены». На Книжном Арсенале представит свое первое издание на украинском – «Наши расставания» («Нора-Друк», 2014), а также будет показана экранизация его романа «Нежность» с Одри Тоту в...»

«Министерство культуры Российской Федерации Департамент образования и науки Кемеровской области ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет культуры и искусств» КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: ПОИСКИ И ОТКРЫТИЯ Сборник научных статей Кемерово 2014 УДК 008+70 ББК 71+85 К90 Редакционная коллегия: д-р пед. наук, проф. КемГУКИ Е. Л. Кудрина (председатель); канд. филол. наук, доц. КемГУКИ А. В. Шунков (сопредседатель); д-р искусствоведения, доц. КемГУКИ И. Г. Умнова (раздел 1); д-р культурологии, проф....»

«Управление культуры Министерства обороны Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры и искусства «Центральный военно-морской музей» МАТЕРИАЛЫ Международной научно-практической конференции «Военно-Морской Флот в Великой Отечественной войне. К 70-летию Победы» Центральный военно-морской музей 22 апреля 2015 г. Санкт-Петербург Печатается по решению Ученого совета Центрального военно-морского музея Материалы докладов участников Международной научно-практической...»

«Доклад прочитан 9 апреля 2015 г. на районной краеведческой конференции «От Клина до Берлина», посвященной 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Организаторы: Управление по делам культуры и искусства Администрации Клинского муниципального района и МБУК «Клинская централизованная библиотечная система». В. С. Карасев, краевед, г. Дмитров Докладная полковника Махонькова Вблизи села Рогачево, на окраине деревни Василево, и на территории бывшей воинской части восточнее этой деревни,...»

«Библиографический список по направлению PR 1. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: искусство спора, ведения переговоров, разрешения конфликтов. Казань. 1992.2. Агеев В.С. Психология межгрупповых отношений. М.: Изд –во МГУ, 1990.3. Агрессивный маркетинг или партизанская война в малом бизнесе / Сост. В.А. Седленек, М. Ю. Колков, М. Ю. Шерешева. Самара: Самарский Дом Печати, 1992.4. Азарова Л. В., Иванова К.А., Яковлев И. П. Организация ПР-кампаний. СПб.: ЛЭТИ, 2000. 5. Алдер Х. НЛП:...»

«ФГБОУ ВО «Петрозаводская государственная консерватория имени А. К. Глазунова» Портфолио профессиональной деятельности доктора искусствоведения, профессора НАПРЕЕВА БОРИСА ДМИТРИЕВИЧА Петрозаводск, 2015 Содержание портфолио Визитная карточка педагогического работника Копия документа об образовании Копия документа об окончании аспирантуры Копия диплома кандидата искусствоведения Копия диплома доктора искусствоведения Копия аттестата доцента Копия аттестата профессора Копия удостоверения члена...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ВЛАДИВОСТОКСКИЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ИНСТИТУТ ЧЕЛОВЕКОВЕДЕНИЯ НАУЧНО-УЧЕБНЫЙ МУЗЕЙ) ПЕТРОВСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК И ИСКУССТВ ПРИМОРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ШИРОКОГОРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ (ПРОБЛЕМЫ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОЛОГИИ) МАТЕРИАЛЫ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ посвященной 102 годовщине со времени образования ДВГУ г. Владивосток 18-19 октября 2001 г., ВЛАДИВОСТОК Издательство Дальневосточного университета ББК 63.5 Ш 64...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский государственный университет культуры и искусств Факультет социально-культурной деятельности Кафедра социально-культурной деятельности Стрельцовские чтения – 2011 Труды межвузовской научно-практической конференции 14 декабря 2011 года Москва 2012 ББК 74.04я5 С 84 Научные редакторы Е.Ю. Стрельцова, доктор педагогических наук, профессор Н.Н. Ярошенко, доктор педагогических наук,...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ ИСКУССТВО ТАНЦА В ДИАЛОГЕ КУЛЬТУР И ТРАДИЦИЙ Материалы V Межвузовской научно-практической конференции 27 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 85.32 И86 Ответственный за выпуск: Р. Е. Воронин, заместитель заведующего кафедрой хореографического искусства СПбГУП по научной работе, кандидат искусствоведения, доцент Рецензенты: Р. С. Попов, художественный руководитель студии...»

«Министерство образования и науки РФ Министерство здравоохранения РФ Законодательное Собрание Санкт-Петербурга Петровская академия наук и искусств Национальная медицинская палата Всероссийский научно-исследовательский институт растениеводства им. Н.И. Вавилова Агрофизический научно-исследовательский институт Россельхозакадемии Национальный государственный университет физической культуры, здоровья и спорта им. П. Ф. Лесгафта Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена...»

«ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Материалы X Международной научно-практической конференции 11 июня 2015 Том 3 Выходит 4 раз в год Сборник зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-52828 Баранов В. Е., д-р филос. наук Председатель Организационного Организационный комитет: комитета Безлепкин В. В., д-р эконом. наук д-р филос. наук, профессор, заслуженный...»

«ЦЕРКОВЬ И ИСКУССТВО КУРСКАЯ ЕПАРХИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЦЕРКОВЬ И ИСКУССТВО XI МЕЖДУНАРОДНЫЕ НАУЧНООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ЗНАМЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ «РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ В СВЕТЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ВЫБОРА СВЯТОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА» Курск, 17–18 марта 2015 года КУРСК УДК 78 ББК 85.31 М89 М89 Церковь и искусство: материалы XI Международных научнообразовательных Знаменских чтений «Русская цивилизация в свете исторического выбора святого князя Владимира»...»

«Департамент образования, культуры и спорта Орловской области Орловская областная публичная библиотека им. И.А. Бунина Орловский государственный институт искусств и культуры к 80-летию со дня рождения В. Г. Сидорова СЕДЬМЫЕ ДЕНИСЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ Материалы межрегиональной научно-практической конференции по проблемам истории, теории и практики библиотечного дела, библиотековедения, библиографоведения и книговедения Орел, 28–29 октября 2010 года Орел ББК С Члены редакционного совета: Н. З. Шатохина,...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ И АРХИВНОГО ДЕЛА ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ БУКОО «ОРЛОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ НАУЧНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ ПУБЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА им. И. А. БУНИНА» ФГБОУ ВПО «ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВ И КУЛЬТУРЫ» ФАКУЛЬТЕТ ДОКУМЕНТНЫХ КОММУНИКАЦИЙ КАФЕДРА БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОДИННАДЦАТЫЕ ДЕНИСЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ Материалы межрегиональной (с международным участием) научно-практической конференции по проблемам истории, теории и практики...»

«ОТЧЕТ по организационно-методической работе ГБОУ СПО КК «Сочинское училище искусств» в 2010-2011 учебном году Организационно-методическая работа ГОУ СПО КК «Сочинского училища искусств» включает в себя ряд направлений: научная деятельность (научно-исследовательская деятельность преподавателей и студентов, организация и проведение научных мероприятий), методическая работа (методическая, профориентационная работа с ДМШ и ДШИ г.Сочи, методическая работа преподавателей училища, организация и...»

«ЕВРОАЗИАТСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЗООПАРКОВ И АКВАРИУМОВ EUROASIAN REGIONAL ASSOCIATION OF ZOOS AND AQUARIA ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ GOVERNMENT OF MOSCOW МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК MOSCOW ZOO ПЕНЗЕНСКИЙ ЗООПАРК PENZA ZOO Научные исследования в зоологических парках Scientific Research in Zoological Parks Выпуск 20 Volume 20 Москва Moscow УДК [597.6/599:639.1.04]:59.006 Очередной выпуск сборника, опубликованный Московским зоопарком, посвящен различным аспектам зоопарковской деятельности....»

«200 XVIII ЕЖЕГОДНАЯ БОГОСЛОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Б. Д. Критский (ПСТГУ; МПГУ) НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЙ ПОДГОТОВКИ БУДУЩЕГО РЕГЕНТА, ХОРОВОГО ДИРИЖЕРА Изучение опыта, накопленного отечественной практикой хорового исполнительства, позволяет будущим специалистам овладеть основами своей профессии. Уникальными в этом отношении являются традиции церковного пения, которые определяют развитие отечественной хоровой культуры. В христианском богослужении хоровое пение трактовалось как молитвенное...»

«Тезисы I-й международной научной конференции «Современное искусство Востока» 6–9 октября 2015 года, Москва Государственный институт искусствознания Российская академия художеств Московский музей современного искусства Государственный музей Востока Высшая школа экономики Bexon G. (MA, School of Oriental and African Studies, University of London, UK, Independent scholar) georginabexon@mac.com A Sense of Self, a Sense of Place? Issues of National Identity in Indian Contemporary Art in the Context...»

«Министерство образования и науки РФ Министерство здравоохранения и социального развития РФ Законодательное собрание Санкт-Петербурга Петровская академия наук и искусств Всероссийский научно-исследовательский институт растениеводства им. Н.И. Вавилова Агрофизический научно-исследовательский институт Россельхозакадемии Казанский государственный медицинский университет Национальный государственный университет физической культуры, здоровья и спорта им. П. Ф. Лесгафта Российский государственный...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.