WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |

«Стрельцовские чтения – 2011 Труды межвузовской научно-практической конференции 14 декабря 2011 года Москва 2012 ББК 74.04я5 С 84 Научные редакторы Е.Ю. Стрельцова, доктор педагогических ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

"Московский государственный университет

культуры и искусств"

Факультет социально-культурной деятельности

Кафедра социально-культурной деятельности

Стрельцовские чтения – 2011

Труды межвузовской

научно-практической конференции

14 декабря 2011 года

Москва 2012

ББК 74.04я5

С 84

Научные редакторы

Е.Ю. Стрельцова, доктор педагогических наук



, профессор

Н.Н. Ярошенко, доктор педагогических наук, профессор С 84 Стрельцовские чтения – 2011: Труды межвузовской научно-практической конференции, Москва, 14 декабря 2011 года / Под науч. ред. Е.Ю. Стрельцовой, Н.Н. Ярошенко. – М.: МГУКИ, 2012. – 270 с.

14 декабря 2011 года в Московском государственном университете культуры и искусств впервые состоялась Межвузовская научнопрактическая конференция «Стрельцовские чтения», посвященная памяти ведущего теоретика социально-культурной деятельности, доктора педагогических наук, профессора Юрия Андреевича Стрельцова (1931Публикуются труды участников этой конференции.

ББК 74.04я5 ISBN 978-5-94778-290-5 © МГУКИ, 2012

ЮРИЙ АНДРЕЕВИЧ СТРЕЛЬЦОВ:

ПЕДАГОГ, УЧЕНЫЙ И ЧЕЛОВЕК

14 декабря 2011 года в Московском государственном университете культуры и искусств впервые состоялась Межвузовская научнопрактическая конференция «Стрельцовские чтения-2011», посвященная памяти ведущего теоретика социально-культурной деятельности, доктора педагогических наук, профессора Юрия Андреевича Стрельцова (1931-2010).

Чтения были инициированы и организованы кафедрой социальнокультурной деятельности МГУКИ при участии Учебно-методического объединения вузов Российской Федерации по образованию в области народного художественного творчества, социально-культурной деятельности и информационных ресурсов, факультета социально-культурной деятельности, факультета народной художественной культуры и дизайна, института дополнительного профессионального образования МГУКИ.

Научная деятельность доктора педагогических наук, профессора Юрия Андреевича Стрельцова многие годы была посвящена разработке теоретико-методологических проблем культурно-просветительной работы и социально-культурной деятельности.

Ю.А. Стрельцов родился 25 ноября 1932 года в г. Кашине, тогда еще Московской области. Родители — кадровые работники двадцатых годов.

Отец, Стрельцов Андрей Федорович, несколько лет работал избачем в селе Ременница Кашинского района Московской области. А затем — заведующим политпросветотделом того же района. Эти обстоятельства самым непосредственным образом повлияли на выбор будущей профессии Ю.А. Стрельцова.

Получилось так, что примерно в это же время в Москве возобновил свою работу после длительного перерыва культурно-просветительный факультет, активно функционировавший в двадцатые годы в составе Академии коммунистического воспитания и Московском политикопросветительном институте. По окончании вуза продолжатель семейной традиции получил диплом организатора и преподавателя культурнопросветительной работы высшей квалификации.

Работать поехал по направлению в г. Омск на должность директора научно-методического Ю.А. Стрельцов: педагог, ученый и человек кабинета. Непродолжительное время трудился педагогом специальных дисциплин в Омском областном культурно-просветительном училище. В конце 1955 года был призван в армию, где после прохождения курса молодого бойца получил назначение на должность зам.начальника клуба Четвертого Управления Государственного краснознаменного научно-исследовательского института военно-воздушных сил (г. Саратов).

С осени 1957 года стал преподавателем Горьковского областного культурно-просветительного училища. В 1960 году был принят в аспирантуру Московского института культуры. Окончив ее в 1963 году, получил направление в только что открывшийся Восточно-Сибирский государственный институт культуры (г. Улан-Удэ). Годы работы в институте стали периодом интересной и интенсивной педагогической и научнопедагогической деятельности. Многое было сделано по подготовке новой учебно-методической документации: учебных планов, программ, технологических рекомендаций и т.д. Его учебные пособия выходили в Москве, Улан-Удэ, Кишиневе, Саранске, Чите, Новокузнецке. Эта литература тогда пользовалась большим спросом. Работы издавались на русском, украинском, молдавском, узбекском, азербайджанском языках. В 1969 году вышла из печати книга А.В. Сасыхова и Ю.А. Стрельцова «Основы клубоведения», разосланная Министерством культуры России во все регионы. Работа вызвала большой интерес культпросветской общественности, прежде всего учащейся молодежи.





Официально она издавалась лишь один раз, но зато неоднократно выходила разнообразными «народными» выпусками, т.е. на деньги, добровольно собранные студентами учебных заведений культуры. Творческие и издательские возможности автора заметно расширились после возвращения его в Москву, где научно-педагогическая деятельность с 1970 года продолжилась на кафедре культурно-просветительной работы Московского государственного института культуры. В 1978 году вышла массовым тиражом книга «Клуб — организатор отдыха и развлечений» (Республиканское издательство «Советская Россия», а в 1979 году — учебное пособие «Методика воспитательной работы в клубе» (издательство «Просвещение»). В процессе подготовки к защите докторской диссертации были опубликованы работы: «Деятельность клуба по организации массового самообразования» (1987), «Научно-методические основы культурно-просветительной работы» (1988). В 1980 году Ю.А. Стрельцов стал одним из авторов учебного пособия «Клубоведение».

Новые потребности обновляющегося учебного процесса стимулировали выход в свет таких учебных пособий автора, как «Педагогические основы работы с клубным коллективом» (1979), «Социальная педагогиСтрельцовские чтения - 2011 ка досуга» (1996), «Социальная педагогика» (1998), «Культурология досуга» (2002, 2003).

Автор неоднократно обращался к проблемам организации досуга и развития коммуникативной культуры личности. По этой тематике были написаны и изданы работы «Культурное общение в клубе» (М., 1991), «Человек в мире общения» (М., 1999), а также выполненная в соавторстве научно-методическая публикация «Основы коммуникативной культуры» (М., 2001).

В конце 1990 г. — начале 2000-х годов совместно с другими исследователями была подготовлена и выпущена книга по истории социокультурной деятельности «Культура и революция» (М., МГУК, 1998), а также теоретико-методологические публикации «Проблемное поле социокультурных исследований» (М., 1996), «Система современных социокультурных понятий» (М., 1997), «Современная социокультурная лексика» (М., 2000).

Одной из последних публикаций стало учебное пособие, написанное в соавторстве с Е.Ю. Стрельцовой «Педагогика досуга» (М., МГУКИ, 2008).

Юрий Андреевич Стрельцов — это целая эпоха в истории Московского государственного университета культуры и искусств и в развитии российского социально-культурного образования.

Говоря об истории и методологии теории социально-культурной деятельности, мы неоднократно обращались к трудам Ю.А. Стрельцова, что позволило более полно представить его оригинальную авторскую концепцию социокоммуникативной сущности досуга, синергетики клубного общения.

Вот лишь основные идеи Ю.А. Стрельцова, которые опережали эпоху:

- Человек - это субъект культуры.

- Культурные явления - это результат социальной динамики, изменений.

- Свободное время - это пространство саморазвития личности.

- Признание социального значения «незначительных» явлений (блестящие разделы в клубоведении, посвящены отдыху, организации развлечений).

Великий русский историк В.О. Ключевский не уставал повторять, что «история — не учительница, а надзирательница, наставница жизни, она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков». Пожалуй, именно сейчас в российском обществе назрела настоятельная потребность в понимании того, какие же исторические уроки ещё «не усвоены». Научное наследие Юрия Андреевича — это ещё не до конца осознания часть богатейшего теоретического наследия российской педагогики.

Ю.А. Стрельцов: педагог, ученый и человек Но это наследие так и останется неосвоенным, если здесь и сейчас, в этой грешной земле не научимся ценить друг друга. И уважать друг друга.

В России престиж профессорского труда измеряется не только унизительной зарплатой, но и сформированным в общественном сознании отсутствии уважения к труду и личности ученого и педагога.

Хотелось бы, чтобы эта несправедливость была преодолена, хотя бы в стенах нашего университета.

Восточный мыслитель и поэт Джалал ад-Дин Мухаммад Руми несколько веков назад изрек: «Человек похож на текучую воду: как только она замутится, ее дна не увидишь, а дно реки полно жемчугов и кораллов. Осторожно, не мути, он чист и прозрачен. Душа человека похожа на воздух: как только смешается с пылью, она становится завесой неба, мешает лицезреть солнце; но когда пыль исчезнет, воздух станет ясным и прозрачным».

И над всем этим — образ русского профессора Юрия Андреевича Стрельцова. Образ ясный, незамутненный, чистый!

–  –  –

Ю.А. СТРЕЛЬЦОВ, Е.Ю. СТРЕЛЬЦОВА

ФОЛЬКЛОРИСТИКА В СИСТЕМЕ РАЗВИВАЮЩЕГОСЯ

СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ЗНАНИЯ

Социокультурная теория в России изначально включала в себя представления и знания о закономерностях развития традиционного народного творчества. Такая интеграция сыграла весьма важную роль в укреплении ее научного статуса. Вместе с тем этот путь таил в себе не только несомненные успехи, но и существенные опасности. Дело в том, что отечественная фольклористика сама в процессе формирования переболела целым рядом всевозможных недугов, и, таким образом, влияние ее на младшую по возрасту социокультурную теорию было по некоторым параметрам несколько противоречивым. Нам привелось на протяжении довольно длительного времени заниматься обозначенными проблемами, и накопившиеся в этой связи материалы как раз и послужили основой для подготовки предлагаемой читателям публикации. Изучение исторического развития отечественного знания о народном художественном творчестве отчетливо показывает, что первоначально фольклористика имела у нас ярко выраженную литературоведческую направленность. Фольклор здесь рассматривался, прежде всего, как предшественник и ростковая почка литературы. Что касается первых собирателей фольклора, то они чаще всего были или филологами по своему базовому образованию или людьми других профессий, но неизменно увлекающимися литературой. Это обстоятельство имело не только свои плюсы (историко-филологическая подготовка явно помогала поискам и изучению), но и свои минусы. К последним можно отнести то, что фольклор тогда сплошь и рядом рассматривался лишь как устное поэтическое творчество народа. Выходило много песенных сборников (с них, собственно, и начались публикации). Однако они представляли на первых порах только записи песенных текстов. Это I. Методологические аспекты культурного развития были стихи без напевов. То же самое относится и к записи былин, которые при их рассказывании по-своему пелись, но в ходе собирательства напев их долгое время тоже не фиксировался.

Еще большую опасность в первоначальный период собирательства и изучения представляло то, что зачастую фольклор вырывался из конкретного жизненного контекста. Между тем понять по-настоящему ту же обрядовую песню вне конкретного обрядового действия очень трудно.

Фольклор в основной своей массе вообще живет по иным законам, нежели профессиональное искусство, связанное с книгой, сценой, экраном и т.д. Он всегда в определенной мере утилитарен. Художественное здесь тесно переплетется с реальным. Будучи оторванными друг от друга, они живут уже совершенно другой жизнью, и поэтому восприятие их деформируется и искажается.

На более поздних этапах развития фольклористики важную роль стала играть работа, связанная с подготовкой научно-справочного аппарата:

комментариев, содержащих результаты текстового анализа, сведений о существующих вариантах произведений, атрибуций, ориентировочных датировок, генезиса и др.

Текстологическая работа в рамках фольклористики имеет ряд существенных отличий от литературно-филологического анализа письменных произведений. Исследованию в данном случае подвергаются чаще всего «записи со слов», где очень трудно отделить «основу» от «наслоений»

и тем более установить, где, когда и кем менялся исходный канонический текст. Гораздо труднее определяются тут и столь важные связи произведений с культурно-исторической действительностью, поиски следов воздействия данного памятника на другие и наоборот - других на него.

Характерное для фольклора отсутствие именного начала заставляет исследователей в рассматриваемой ситуации довольно часто использовать гипотезы, предположения, лишенные прямых доказательств, утверждения по догадке и т.д. Много споров всегда возникает по поводу т.н. текстовых реконструкций. Здесь даже самых талантливых исследователей неизменно подстерегает опасность вольной или невольной подмены «фольклора» «фольклоризмом».

Этнохудожественная культурология по существу начиналась с собирательства, отбора и издания фольклорных текстов с целью ознакомления с ними читающей публики и создания первичной источниковедческой базы для изучения собранных материалов исследователями.

Именно на этой основе зародились в дальнейшем такие научные дисциплины, как текстология, источниковедение, историческая поэтика и стилистика.

Стрельцовские чтения - 2011 В их контексте ставилось и разрешалось множество изыскательских задач. Прежде всего, речь шла об изучении истории появления памятников народного творчества, определении времени и места их создания. Довольно тщательно изучался материал, с использованием которого создавался текст, что помогало более или менее точно установить дату его возникновения, полнее понять конкретный исторический смысл, заложенный в основу. В фольклоре большое значение имела не только история создания произведений, но и история их последующего изменения, дополнения, совершенствования. Не менее важными было здесь установление канонического текста, его полного состава, а также различных редакций и вариантов.

Как показывает проведенное нами изыскание, научная рефлексия по рассматриваемой проблематике шла волнообразно и с ярко выраженными элементами спирального развития. Первый, выделяемый в истории этой работы этап, представляет собой этап первичного накопления художественного материала. В целом деятельность собирателей того времени, без сомнения, заслуживает положительной оценки. Однако дело не обошлось и без определенных сбоев. Явно отставали в своей разработке методические и технологические аспекты фольклорного собирательства. Слабо внедрялась столь необходимая здесь паспортизация. К издававшимся сборникам и в то время и позднее предъявлялись вполне справедливые претензии относительно накопившихся фальсификаций. Материалы слабо и не умело классифицировались.

Положение существенно изменилось в лучшую сторону в т.н. буслаевский период, когда за дело взялись, наряду с любителями, профессиональные фольклористы, историки и этнографы. Необходимо отдать должное этим исключительно талантливым людям, заложившим добротный фундамент для дальнейшего развития отечественной фольклористики. Вместе с тем в большой и сложной работе по формированию «классической фольклористики» тоже не обошлось без досадных просчетов.

Много внимания обращалось на повествовательные формы народного творчества. Анализ их, и особенно былинного эпоса, до сих пор ценится фольклористами очень высоко. Однако при этом в тени оставались многие другие компоненты фольклорного творчества, и в частности музыка, хореография, театр, декоративно-прикладное искусство.

В филологическом плане категориально-понятийная система действительно оказалась проработанной добротно. Но на большее сил; да и желания у фольклористов уже не хватило. Они считали, что за рамками словесности начинается совсем другая "научная территория", к I. Методологические аспекты культурного развития ним отношения не имеющая. В результате никто по-настоящему не занимался проблемами языка, посредством которого должны были описываться практические сферы постфольклора в лице аматерного искусства, художественной самодеятельности, других новых областей народного творчества.

Существенно мешает делу наличие многосмысловых понятий, нередкая подмена понятий, отсутствие в терминах строго фиксированного смысла. В этой связи теория народного художественного творчества как развивающаяся научная отрасль особенно нуждается в постоянных элиминациях, т.е. в операциях по чистке и уточнению своего языка, а также по удалению случайно попавших сюда или устаревших понятий.

Не менее важную роль играет своеобразный ввод в состав теории новой терминологии, в т.ч. и тех терминов, которые рождались в повседневной практике, прижились в ней и отвечают основным требованиям, предъявляемым к лексемам этого ранга.

Развитие фольклористики в советский период не поддаются, на наш взгляд, однозначной оценке. Для этого времени характерны как крупные научные победы, так и серьезные поражения. Талантливых людей в области фольклористики было много. Часть из них пришла в науку из дореволюционной эпохи. Еще большую часть представляли молодые исследователи, приобщившиеся к научным изысканиям после революции. В целом это было довольно работоспособное научное сообщество, сделавшие много полезного для развития этнохудожественного знания. Труды целого ряда представителей этой научной когорты получили всемирную известность и заслужили всеобщее признание. Нельзя не отметить, что работать исследователям народного творчества пришлось на рассматриваемом этапе в весьма нелегких условиях.

Больше всего мешали здесь (особенно на первых порах) определенные несуразности в отношениях обновляемой истории к дореволюционному прошлому России, тенденциозные взгляды на крестьянство и крестьянскую культуру, необъективная оценка национальных традиций, неумеренная тяга к постоянной перестройке и переделке парадигм и концепций, прямое или косвенное ориентирование народной самодеятельности на откровенное подражание профессиональному искусству.

Постсоветский этап развития этнохудожественного знания в России пока еще трудно квалифицировать в строгих оценочных категориях.

Однако об определенных положительных сдвигах в дальнейшем формировании научно-исследовательской мысли говорить, разумеется, можно. Демократизм, свобода и гласность стали на этом этапе хороСтрельцовские чтения - 2011 шим стимулом совершенствования научных знаний о народном художественном творчестве. Можно без преувеличений говорить о том, что страна переживает сегодня самый настоящий «фольклорный бум».

Появилось большое число научных трудов по традиционной культуре, написанных с новых мировоззренческих позиций. Заметно укрепились связи с зарубежными исследователями.

На фоне общего пробуждения национального самосознания заметно увеличилось число самодеятельных фольклорных коллективов, больше стало индивидуальных мастеров прикладного искусства, открылось великое множество фольклорных школ, студий, центров и т.д. Фольклор пришел в детские сады и школы. Оживилась соответствующая научнометодическая работа. Началась целенаправленная подготовка специалистов в высших и средних учебных заведениях.

Вместе с тем говорить о кардинальных изменениях в рассматриваемой области, пока оснований нет. Начнем с того, что мы еще не избавились от разнобоя в самом понимании стремительно ворвавшегося в нашу жизнь процесса возрождения традиционной культуры. Довольно часто здесь все сводится к буквальному восстановлению старины.

Между тем исторический опыт показывает, что величайшая значимость замечательной эпохи Ренессанса как прямого обращения к культурному наследию античности заключалась не столько в буквальном повторении ее ценностей, сколько в возрождении ее духа, гуманистической этики, пафоса раскрепощенности, обращенности к человеку как высшему началу бытия. Вот этого современному этнохудожественному возрождению явно не хватает.

Анализируя фольклористику наших дней, нельзя не подчеркнуть, что на современном этапе заметно активизировалась деятельность историков культуры и этнологов, исследующих проблемы российской общественной жизни. В этом ряду необходимо прежде всего отметить фундаментальные изыскания И.И. Шангиной, Л.В. Беловинского, Б.Н. Миронова, Л.Г. Березовой и Н.П. Берляковой, И.В. Кондакова, М.В. Коротковой.

В плане рассматриваемых нами вопросов обозначенная литература интересна своим системным анализом, когда процессы социокультурной динамики исследуются как взаимосвязанное развитие материальной, духовной и социальной культуры. Подобный подход создает добротную базу для будущих фундаментальных публикаций, способных интегрировать накопленные знания об отечественной культуре в рамках целостной многотомной энциклопедии. Для углубленного анализа I. Методологические аспекты культурного развития народного художественного творчества это имело бы очень большое значение.

Качественно новую высоту набирает в отечественной фольклористике методологическая проблематика. Прежде всего, заметно увеличивается число таких изысканий. Шире становится их диапазон. Здесь все чаще и чаще затрагиваются вопросы этнохудожественной синергетики, инкроссинговых связей фольклористики и этнологии, оптимального соотношения фольклора и фольклоризма, исторической динамики народного художественного творчества, диалектики исторического и логического, родовой и видовой типологии, предметного самоопределения этнохудожественного знания, использования достижений других наук и т.д.

Важную роль в общем контексте рассмотрения проблем народного творчества начинает играть культурологический подход. Слово «культура» прочно заняло свое место в названиях выходящих книг и стало ключевым в их текстовом изложении. Введение в структуру развивающейся этнотеории столь мощной категории, как культура, создает благодатные возможности увязать воедино характерные для народного творчества художественные и внехудожественные компоненты. Творческое освоение культурологической парадигмы помогло глубже осмыслить социоорганизующую функцию этнохудожественной деятельности. Культурологичекий подход к рассматриваемому объекту, эффективно способствует тому, чтобы придать этнохудожественным изысканиям содержательно-целевую, организационную и технологическую целостность. В этом смысле он не только накладывает на ведущиеся научные поиски определенные методологические обязательства, но и объективно задает отработанный образец анализа этнохудожественных явлений. Нa современном этапе становится совершенно ясным, что искусственное сужение проблемного поля российской фольклористики чревато рядом опасностей. Оно явно не соответствует реалиям народной художественной культуры. В связи с расширяющимися международными контактам зауженное понимание фольклора начинает затруднять научное и практическое взаимодействие с другими странами. Там почти везде исходят из первоначального этимологического значения этого слова, означающего в буквальном переводе «народную мудрость». В такой достаточно широкий, но, без сомнения, верный смысл, действительно укладывается все относящееся к процессу и результатам народного творчества: устное слово, музыка, театр, хореография, декоративно-прикладное искусство, а заодно и такие синтезирующие все это структуры, как обычаи, обряды, праздники и т.д. В значительной степени Стрельцовские чтения - 2011 новый подход к квалификации фольклора закрепляется уже в ряде нормативных документов. Таковыми, в частности, являются разработанные под эгидой ЮНЕСКО и ВОИС и принятые Комитетом правительственных экспертов по охране фольклора «Типовые положения для национального законодательства по охране произведений фольклора». В зависимости от формы их выражения все продукты фольклорного творчества подразделяются здесь на четыре основные группы. При этом к первой причислены народные сказания, народная поэзия, загадки. Ко второй группе - народные песни и инструментальная музыка.

К третьей — народные танцы, драматургия, обряды. К четвертой - рисунки, картины, резьба, скульптура, гончарные изделия, терракота, мозаика, работы по дереву и металлу, ювелирные изделия, плетеные изделия, вышивка, ткани, ковры, национальные костюмы, музыкальные инструменты, архитектурные формы. Дальнейшее совершенствование научного обоснования народного художественного творчества самым непосредственным образом связано с ликвидацией существующих пробелов в понимании целей, сущности и содержания этнохудожественной деятельности. Одна из основных задач в этом плане - очистить само народное творчество и его отражение в печатных и иных информационных источниках от возникающих по разным причинам искажений и деформаций. Под воздействием всякого рода идеологических и прочих влияний здесь действительно образовалось много необъективных оценок, необоснованных купюр, а то и прямых фальсификаций, искажающих подлинный смысл этнохудожественных произведений. Жесткое изъятие из научного оборота фольклорных текстов, содержащих критику властных структур (такие тексты распространялись в обществе довольно широко, но ни печатать их, ни цитировать не было никакой возможности), создавало непреодолимое препятствие для объективного постижения и анализа сферы народного творчества, которое оставалось для исследователей при подобном положении оскопленным, кастрированным и, следовательно, серьезно деформированным в своем объективном содержании.

Еще одной причиной возникновения белых пятен стали ошибки, допускавшиеся самими фольклористами. Много споров возникало по поводу того, что следует и что не следует относить к фольклору. Случалось так, что в результате субъективистских подходов к народному творчеству из его реального содержания исключались не только отдельные произведения, но целые жанры.

В настоящее время состояние дел здесь существенно улучшилось.

Начали понемногу вспоминать старое, и сразу же выяснилось, что наряду с хорошо известными и многократно напечатанными материаI. Методологические аспекты культурного развития лами о прославлении революции, советской власти, колхозного строя и т.д., в фольклоре оказалась и довольно обильная доля протестного материала в форме анекдотов, частушек, песен и т.п. К сожалению, произведения подобного рода и сегодня проникают в печать с большими трудностями. Между тем эти материалы составляют очень важную часть нашего исторического, политического и художественнотворческого опыта. Без них в конечном счете нельзя по-настоящему понять и воссоздать картину того, что народ думал, считал, хотел, в прошлом и как обстоит с этим делом в современных условиях.

Нельзя не отметить, что прорыв наших исследователей народного творчества за рамки его зауженного понимания уже сегодня дает продуктивные результаты. Можно говорить о несомненном усилении внимания к таким ранее отодвигаемым на задний план явлениям народной художественной культуры, как улично-бытовая песня, частушка, бардовское творчество, анекдот и другие формы фольклора. Ценным в данном случае оказалась не только научное изучение названных жанров само по себе. Это стало весьма полезным и в общем теоретикометодологическом плане. В действие вступил своеобразный "эффект дрозофилы", когда на основе изучения простейшей, казалось бы, фольклорной структуры удается установить закономерности, характерные для всей этнохудожественной системы в целом. Важную роль сыграло то обстоятельство, что упомянутые формы представляют собой образцы т.н. полного творчества, где оригинальным является все: и текст, и музыка, и исполнение. На материалах такого рода особенно зримо прослеживаются механизмы коллективной шлифовки этнохудожественных произведений, что в постижении и понимании внутренних механизмов фольклорного процесса имеет исключительно большое значение.

До сих пор недостаточно изученными остаются сущностные особенности народной художественной культуры как бифункционального феномена, соединяющего в себе искусство и неискусство. Народное творчество в значительной мере опирается на художественную форму познания и воспроизведения действительности. Однако полностью относить большую часть его видов к чисто эстетическим явлениям неправомерно. Здесь преимущественно создается не собственно художественный, а скорее полухудожественный образ, природа которого во многом еще является не изученной. Это порождало и порождает сегодня большое число серьезных трудностей. Подход к народной художественной культуре как чисто эстетическому феномену, судя по предшествующему опыту исканий, сплошь и рядом заводит исследователей в тупик. Без Стрельцовские чтения - 2011 учета бифункциональной специфики исследуемых структур их научное познание неизменно оказывалось однобоким.

К сожалению, до сих пор недостаточно широко практикуется в рассматриваемой нами сфере организация комплексных исследований. Между тем даже сравнительно небольшой опыт этих исследований показывает, что они могут дать великолепные результаты. Совокупное использование теории и методов нескольких научных дисциплин позволяет изучить и описать исследуемый объект наиболее полно, с разных позиций и в разных плоскостях. Особенно плодотворно здесь является взаимодействие фольклористов, этнографов, искусствоведов, социологов и культурологов. Именно при таком подходе лучше всего повышается практическая ценность изыскания. Нельзя забывать, что распространенное в настоящее время выделение в целях научного анализа отдельных частей объективно целостной деятельности всегда носит чисто условный характер. Практику интересует не только частноаспектные, но и широкие, обобщающие выводы и рекомендации, в соответствии с которыми можно было бы регулировать развивающиеся процессы в целом.

Е.М.

КЛЮСКО

РОЛЬ ДОСУГА В ФОРМИРОВАНИИ СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА:

ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Установление взаимосвязи между категориями «досуг» и «социальный капитал» является относительно новой проблемой в теории досуга.

Концепт социального капитала привлек к себе внимание ученых, политиков и прессы в середине 1990 г., а с 1999 г. к нему обратились теоретики досуга. Стимулом послужило исследование Дж. Хемингуэя, целью которого было рассмотрение социального капитала как первоначального связующего звена между досугом и гражданской демократией (5 ). В своих дальнейших научных поисках ученые взяли на вооружение некоторые общие положения, сформулированные в работах П. Бурдье, Дж. Колемана, Р. Путнама. Рассмотрим их подробнее.

П. Бурдье, представитель французской социологической школы, рассматривает социальный капитал, исходя из разработанной им теории различий, предполагающей признание социального класса и социального классового разделения. Эмпирическую базу его исследования составили данные, полученные в результате изучения условий жизни I. Методологические аспекты культурного развития обитателей бедных городских кварталов Франции. В современном капиталистическом обществе основу социального разделения он видит прежде всего в материальном существовании социального класса в смысле классического марксизма. Капиталистическое производство поляризует общество: на одном полюсе сосредоточивается богатство, которым владеют немногие, и это дает им власть и силу, на другом наблюдается крайняя бедность низших слоев населения. Между этими полюсами располагаются разные группы людей, различающиеся уровнем доходов, разностью культурного потенциала, образом жизни, привычками. Отталкиваясь от этих постулатов, П. Бурдье подводит понятие «социальный капитал» под более общее понятие «капитал», которое он определяет как любой эффективный ресурс на данной социальной арене, который дает возможность получить специфические выгоды в результате участия и стремления добиться чего-либо от этого. Капитал выступает в трех главных разновидностях: экономический (материальные и финансовые ресурсы), культурный (редко встречающееся символическое благо, искусства и титулы), социальный (ресурсы, накапливающиеся благодаря членству в группе). Четвертая разновидностьсимволический капитал, означающий любой эффект от любой формы капитала, когда люди не ощущают его как таковой. П. Бурдье подытоживает, что позиция любого человека, группы или института в социальном пространстве может быть выражена двумя координатами: продолжительностью времени и структурой капитала, который они удерживают. Как отмечают Т. Гловер и Дж. Хемингуэй, «ресурсный подход» П.

Бордье к социальному капиталу можно охарактеризовать как доступ к ресурсам, имеющимся в распоряжении социальной сетки, ресурсам, которые использованы в целенаправленном действии для упрочения индивидуальных и групповых преимуществ. Местами для осуществления подобных действий могут быть фирма или другая формальная организация, общность и их социальные или политические структуры, или классы и другие социальные группы (3, с.394-395).

П. Бурдье считает, что социальные сетки не есть что-то данное от природы, они сконструированы со стратегическим расчетом, с сознательно или бессознательно преследуемой целью, которые полезны людям на короткий или длительный срок (2, с.249). В своих доказательствах П. Бурдье обращается к досуговым общностям, но не для того, чтобы акцентировать их роль в создании социального капитала, а затем, чтобы подтвердить свои теоретические выводы, причем он подчеркивает их гомогенность по социальному составу.

Стрельцовские чтения - 2011 Изучая деятельность привилегированных гольф-клубов и установившиеся там связи, он доказывает, что эти связи оказывают помощь в деловой жизни и тем самым приводит еще один убедительный аргумент в пользу того, что досуг может быть мотивирован не только целью «для самого себя», но и иметь инструментальный характер, как предполагаемый эффект социального капитала, генерируемого в процессе досуга. Одним из следствий размышлений П. Бурдье о социальном капитале есть утверждение о нем как средстве защиты классовых различий и классовой мощи.

Дж. Колеман, американский социолог, расширил представления о социальном капитале. Его базой исследования явились общеобразовательные школы США, в которых учатся дети из семей разного социального положения. Целью его исследования было доказать, что складывающиеся в школьной среде социальные связи способствуют человеку в ряде случаев попасть в высшее учебное заведение и получить высокий социальный статус, что помогает ему избежать в дальнейшей жизни невыгодных для него обстоятельств.

Дж. Колеман особенно выделяет социальную структуру, которая создает возможности для совместного проведения учащимися школьных каникул. Это связывает ребят взаимными обязательствами и содействует укреплению социальных связей. Полученный Дж. Колеманом положительный результат послужил также дополнительным доказательством его теоретического вывода о том, что организация, созданная для одной цели, может быть использована и для других.

Дж. Колеман выделил пять особенностей подобных структур:

- взаимное признание обязательств и ожиданий, обеспечивающих стимулы для вклада каждого члена в социальные связи, доверие, питаемое друг к другу членами социальной сетки;

- доступ каждого члена к специализированной или привилегированной информации, который имеют и другие члены;

- нормы и санкции, отличающие ту или иную социальную сетку, поощряют членов к действию для коллективного блага группы, даже если действие не приносит непосредственную выгоду каждому индивидуальному члену;

- передача «права контроля» некоторого числа членов группы одному члену в целях выполнения необходимых действий для достижения специфической цели(авторитетные отношения);

- цель,принимаемая социальной организацией, может быть присвоена другими, т.е. она становится целью других, так же, как и к ресурI. Методологические аспекты культурного развития сам, находящимся в распоряжении организации, должны иметь равный доступ все ее члены.

Выделенные Дж. Колеманом особенности являются отличительной чертой его подхода к социальному капиталу (3, с. 391).

Ученые, анализирующие концепцию Дж. Колемана, отмечают его взгляд на социальный капитал как продукт целенаправленного действия, предназначенный для достижения других целей. Дж. Колеман подчеркивает, что следствием социального капитала является расширение деятельности всех членов организации. Являясь сторонником «теории рационального выбора», заключающейся в том, что деятельность человека мотивирована собственным интересом, «самоинтересом» (self-interest), Дж. Колеман высказывает убеждение в преимуществах социального капитала: коллективная деятельность людей в рамках организации наилучшим образом содействует достижению индивидуальных целей.

Наибольшее внимание социальному капиталу уделил в своих работах Гарвардский ученый-политолог Р. Путнам. Начальный вклад Р. Путнама в развитие идеи социального капитала был сделан в связи с его участием в изучении реформы регионального управления в Италии.

Р. Путнам и его коллеги обнаружили, что успех реформы, особенно в Северной Италии был обеспечен поддержкой широкой сети общественных организаций, в частности, тех, где в большей степени присутствовало взаимное доверие их членов, взаимодействие и гражданская вовлеченность. Наиболее важной формой среди них оказалась добровольная ассоциация. Р. Путнам сделал важный вывод: независимо от того, вокруг какой деятельности они были организованы- союзы, гильдии, кооперативы,спортивные клубы, литературные общества или объединения людей, любящих наблюдать за птицами-участие в этих добровольных организациях несомненно усиливало гражданские связи, объединяя людей на почве этой деятельности.

Следующим шагом Р. Путнама в разработке проблем социального капитала явилось глубокое исследование тенденций развития общественной активности в Соединенных Штатах Америки во второй половине ХХ века, отраженного в его знаменитой книге «Боулинг в одиночестве» (Bowling Alone), которая увидела свет в 2000 году. На большом фактическом материале он показал, что, начиная с 60-х гг. ХХ в., в США наблюдалось постепенное уменьшение количества добровольных общественных объединений и форм неформального общения. Р. Путнам пишет: «Мы меньше тратим времени на беседы сверх принятия пищи, мы реже обмениваемся визитами, мы реже занимаем время досугоСтрельцовские чтения - 2011 вой деятельностью, которая способствует непреднамеренной социальной интеракции, мы больше тратим времени на смотрение...и меньше на делание чего-либо. Мы знаем наших соседей очень мало и мы видим друзей менее часто»(3, с.393). Р. Путнам делает свои предположения о причинах данного явления: втягивание в производственный процесс женщин, проявляющих большую активность в интеракции, разрастание городов и связанное с ним увеличение времени на поездки на работу; демографический спад в результате Второй мировой войны, который не был восполнен последовавшим за ним «бэби-бумом» и приверженностью молодого поколения к телевидению и др. Однако, Р.

Путнам не изменяет своей убежденности в значимости социального капитала для общества. Метафоричность названия его книги не случайна: Сравнивая игру человека в боулинг в составе спортивной лиги и в одиночестве, что получает все большее распространение среди населения, он показывает преимущество первого варианта игры: социальное взаимодействие, случайно завязавшийся разговор во время передышки, укрепляющий взаимное доверие-то, чего лишены боулерыодиночки. Р. Путнам указывает на корреляцию между уменьшением социальных связей человека и ухудшением состояния его здоровья, проявляющегося в депрессии, нервных срывах, сердечных атаках и др.

Р. Путнам не устает повторять, что узы, укрепляющиеся среди членов добровольных организаций, есть фундаментальное к движению к гражданскому и социальному благополучию. В своих трудах и в научных дискуссиях Р. Путнам проводит мысль о тесной связи социального капитала с образованием, благосостоянием детей, общественной безопасностью, экономическим процветанием, здоровьем и благополучием, вовлечением в демократические процессы (1,с.243).

Теоретики досуга, развивая положения, высказанные П.Бурдье, Дж.

Колеманом, Р. Путнамом, акцентируют внимание на том или ином аспекте социального капитала применительно к досуговой деятельности., на роли досуга в увеличении его объема(Т. Блэкшоу, А. Вод, Т. Гловер, Дж. Лонг, С. Роджек, М. Севидж, Г. Темпьюболон, Дж. Хемингуэй и др.).

Как отмечают Т. Гловер и Дж. Хемингуэй, наиболее плодотворным направлением в разработке теоретических проблем формирования социального капитала в досуге является фокусирование внимания ученых на гражданском содержании деятельности формальных и неформальных общественных организаций с выходом на оценку гражданского здоровья групп, общностей, регионов и отдельных локальных территорий (3, с.395). При этом гражданство понимается не как юридический статус, а как различные формы гражданского и политического I. Методологические аспекты культурного развития участия с формальными и неформальными областями разной длительности, требующие разнообразных ресурсов и уровней компетенции(т.е.

знаний, информации, искусства и т.п.). Например, К. Роджек, разрабатывая теоретико-методологические вопросы исследования досуга, указывает на одну из самых важных форм досуговой практики- участие человека в гражданских делах в составе добровольных общественных объединений. В них создаются наиболее благоприятные условия для взаимодействия людей, взаимообязательности и усиления взаимного доверия, но это по существу и есть социальный капитал. Таким образом, социальный капитал через досуговую деятельность «работает» на выполнение главных социальных задач общества: обеспечение жизненного комфорта, состояние здоровья, безопасность. В соответствии с предложенным им методом «действенного подхода» к анализу досуга К.Роджек вводит понятие «социальный капитал» в систему категориального аппарата теории досуга. Отмечая тесную взаимосвязь понятий «социальный капитал» и «досуг», отражающую явление реальной жизни, он пишет: «Действенный подход идентифицирует поддержку и расширение социального капитала через досуговые формы и практику ускорения движения к концепту активного гражданина как центральной политической цели» (7, с.16). Надо заметить, что и другие исследователи рассматривают досуг и социальный капитал в их тесной взаимосвязи, подчеркивая, что досуг является значительной ареной для общения, которое усиливает социальную интеракцию, обогащает социальные связи, в которых только и может существовать социальный капитал (3, с.396-397).

Исследования ученых направлены на поиски путей формирования капитала в сфере досуга. По существу, в настоящее время идет сбор эмпирического материала с целью сделать более аргументированными теоретические выводы и вооружить практиков: организаторов досуга, управленческий персонал на разных региональных уровнях, представителей разных властных структур методами создания благоприятных условий для роста социального капитала. Так, обосновывается значимость установления прочных контактов между людьми на микроуровне, в пределах ближайшего соседского окружения, что вносит определенный вклад в накопление социального капитала (7, с. 16-17), изучается влияние различных досуговых практик на поддержание взаимосвязей, пробуждение в людях чувства товарищества. Например, А. Вод, Г. Темпьюболон и М. Сэвидж, проведя социологическое исследование среди представителей среднего класса в Англии, членов разных политических партий на предмет их контактов с приятелями во время совместной Стрельцовские чтения - 2011 трапезы в условиях дома по случаю приглашения «в гости» и за его пределами, в кафе, ресторане, баре, установили, что эти формы проведения свободного времени способствуют повышению взаимного доверия, приводят к более тесному общению независимо от социального положения человека. По мнению ученых, подобная совместная рекреационная деятельность, типичная для общественной жизни, содействует формированию социального капитала. Авторы исследования в своем резюме сформулировали несколько важных положений: несмотря на то, что исследование не выявило всех механизмов, которые трансформируют контакты людей в эффективный социальный капитал, одно можно с уверенностью сказать — неформальные связи людей порождают социальный капитал; межличностные контакты есть необходимое условие расширения социального капитала; рекреационная деятельность есть потенциальный вкладчик в персональный и коллективный социальный капитал. Авторы также убедительно доказали, что совместная регулярная рекреационная деятельность людей, имеющих разные социальные характеристики и разный социальный опыт, ведет к увеличению толерантности и взаимопонимания, следствием чего является усиление социального взаимодействия (9, с.402-425).

Можно привести и другие примеры научных исследований, посвященных выявлению условий возрастания межличностных контактов:

между членами семьи в пределах совместной досуговой деятельности(6,с.29-52); во время праздничной трапезы (4, с.172-195); среди членов клубных объединений (8, с.175-192) и др.

Несмотря на определенные достижения в исследовании роли досуга в развитии социального капитала, на этом пути возникает еще немало вопросов, среди которых: « Можно ли считать социальным капиталом взаимоотношения людей, которые складываются в объединениях с криминальными целями?». « Посредством каких механизмов социальный капитал способствует формированию гражданского общества?» «В какой степени способны устанавливать контакты представители беднейших слоев населения, отторгнутые от благ и финансовых средств, в целях образования социального капитала?» Эти и другие вопросы ждут своих исследователей.

Примечания.

1. Blackshaw T., Long D. What's the big idea? A critical exploration of the concept of social capital and its incorporation into leisure policy discourse/T.Blackshaw,D.Long // Leisure Studies. — 2005. - №3. - P. 239-258.

I. Методологические аспекты культурного развития

2. Bourdieu P. The forms of capital. In J. Richardson (Ed.), Handbook of theory and research for the sociology of education. - New York: Greenwood, 1986. - P. 241Glover T., Hemingway J. Locating leisure in the social capital literature // Journal of Leisure Research.- 2005. - № 4. - P. 387-401.

4. Heimtun B. The holiday meal: eating out alone and mobile emotional geographies /B. Heimtun // Leisure Studies. — 2010. - № 2. -P. 172-195.

5. Hemingway J. Leisure, social capital and democratic citizenship / J. Hemingway // Journal of Leisure Research. — 1999. - №1. - P.150-165.

6. Quinn B., Stacey J. The benefits of holidaying for children experiencing social exclusion: recent Irish evidence / B. Quinn, J. Stacey // Leisure Studies. — 2010. P. 29-52.

7. Rojek C. An outline of the action approach to leisure studies/ C.Rojek // Leisure Studies. — 2005. - № 1. - P.13-25.

8. Son J., Yarnal C., Kerstetter D. Engendering social capital through a leisure club for middle-aged and older women:implication for individual and community health and well- being / J. Son, C. Yarnal, D. Kerstetter // Leisure Studies.- 2010. - №1. P. 175-192.

9. Warde A., Tampubolon G., Savage M. Recreation, informal social networks and social capital/ A.Ward, G. Tampubolon, M. Savage // Journal of Leisure Research.P. 402-425.

В.З. ДУЛИКОВ

К ВОПРОСУ О ПЕРИОДИЗАЦИИ

МОЛОДЕЖНОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ

Вопрос о сроках зарождения и периодах развития молодежного движения в России, а также о причинах возникновения того или иного направления этого движения, является немаловажным. Он является не только историко-теоретическом, но в определенной степени и практическим, поскольку позволяет лучше оценивать современное состояние молодежного движения, а также прогнозировать возможные варианты его развития.

С большой степенью достоверности можно считать, что и на Западе, и в России свое начало молодежное движение берет с момента появления первых университетов. И по своему составу оно являлось студенческим. Этому есть свое объяснение.

В одном месте и на достаточно длительное время сосредотачивается относительно большая группа молодых людей, характеризуемых схожими чертами: примерно одного возраста (достаточно зрелого — в отличие от детей и подростков); занимающихся одним видом деятельности (познавательно-интеллектуальным); осознающих свои права и предназначение (свою роль в судьбе общества и государства) и ощуСтрельцовские чтения - 2011 щающих в той или иной степени свою избранность (это связано с относительной автономией учебных заведений, с характером организации учебного процесса, допускавшего свободное посещение отдельных видов занятий, с тем, что студенты не призывались на военную службу и даже с формой одежды студентов — на рубеже XIX-XX вв. в России появилось даже бытовое наименование состоятельных студентов — белоподкладочники).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 


Похожие работы:

«Международная Славянская Академия наук, образования, искусств и культуры (Западно–Сибирское отделение). РОО «Институт Человека». Московский государственный социальный университет Новосибирская региональная организация Всероссийского музыкального общества. Центр инновационных технологий и социальной экспертизы Развитие научных идей В.П. Казначеева Казначеевские чтения № 1, 2015 Сборник научных трудов членов Западно–Сибирского отделения Международной Славянской Академии. Новосибирск 2    ББК...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ ИСКУССТВО ТАНЦА В ДИАЛОГЕ КУЛЬТУР И ТРАДИЦИЙ Материалы V Межвузовской научно-практической конференции 27 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 85.32 И86 Ответственный за выпуск: Р. Е. Воронин, заместитель заведующего кафедрой хореографического искусства СПбГУП по научной работе, кандидат искусствоведения, доцент Рецензенты: Р. С. Попов, художественный руководитель студии...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «ПЕТРОЗАВОДСКАЯ ГОСУДАРСТКЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ ИМЕНИ А.К.ГЛАЗУНОВА» Портфолио профессиональной деятельности зав. кафедрой струнных инструментов профессора, кандидата искусствоведения Векслера Климентия Иосифовича Петрозаводск, 20 Содержание портфолио Визитная карточка педагогического работника Копия документа об образовании Копия документа об окончании аспирантуры Копия аттестата доцента по кафедре Справка о...»

«Министерство культуры Российской Федерации Департамент образования и науки Кемеровской области ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет культуры и искусств» КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: ПОИСКИ И ОТКРЫТИЯ Сборник научных статей Кемерово 2015 УДК 008+70 ББК 71+85 К90 Редакционная коллегия: д-р пед. наук, проф. КемГУКИ Е. Л. Кудрина (председатель); канд. филол. наук, доц. КемГУКИ А. В. Шунков (сопредседатель); д-р искусствоведения, доц. КемГУКИ И. Г. Умнова (раздел 1); д-р культурологии, проф....»

«Тезисы I-й международной научной конференции «Современное искусство Востока» 6–9 октября 2015 года, Москва Государственный институт искусствознания Российская академия художеств Московский музей современного искусства Государственный музей Востока Высшая школа экономики Bexon G. (MA, School of Oriental and African Studies, University of London, UK, Independent scholar) georginabexon@mac.com A Sense of Self, a Sense of Place? Issues of National Identity in Indian Contemporary Art in the Context...»

«Утверждён Директор МБОУДОД «Детская советом МБОУДОД «Детская школа искусств №2», г. Губкинский школа искусств №2», г. Губкинский В.А.Пастушенко Протокол № 1 от 31 августа 2013г. от 31 августа 2013г. Пасечник Н.М. председатель совета МБОУДОД «Детская школа искусств №2» г. Губкинский ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД МУНИЦИПАЛЬНОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ «ДЕТСКАЯ ШКОЛА ИСКУССТВ №2» 2012-2013 УЧЕБНЫЙ ГОД г.Губкинский, 2013 г. Содержание Аннотация... Основная...»

«ЦЕРКОВЬ И ИСКУССТВО КУРСКАЯ ЕПАРХИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЦЕРКОВЬ И ИСКУССТВО XI МЕЖДУНАРОДНЫЕ НАУЧНООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ЗНАМЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ «РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ В СВЕТЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ВЫБОРА СВЯТОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА» Курск, 17–18 марта 2015 года КУРСК УДК 78 ББК 85.31 М89 М89 Церковь и искусство: материалы XI Международных научнообразовательных Знаменских чтений «Русская цивилизация в свете исторического выбора святого князя Владимира»...»

«Департамент образования, культуры и спорта Орловской области Орловская областная публичная библиотека им. И.А. Бунина Орловский государственный институт искусств и культуры к 80-летию со дня рождения В. Г. Сидорова СЕДЬМЫЕ ДЕНИСЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ Материалы межрегиональной научно-практической конференции по проблемам истории, теории и практики библиотечного дела, библиотековедения, библиографоведения и книговедения Орел, 28–29 октября 2010 года Орел ББК С Члены редакционного совета: Н. З. Шатохина,...»

«ФИЗИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ И СПОРТ В ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ ІХ международная научная конференция (23 – 24 апреля 2013 г.) Белгород–Красноярск–Харьков–Москва Белгородский государственный технологический университет имени В.Г. Шухова Харьковская государственная академия физической культуры Российская академия естественных наук Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М.Ф. Решетнва Научный центр информационной медицины «ЛИДО» Харьковская государственная академия дизайна...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ И АРХИВНОГО ДЕЛА ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ БУКОО «ОРЛОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ НАУЧНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ ПУБЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА им. И. А. БУНИНА» ФГБОУ ВПО «ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВ И КУЛЬТУРЫ» ФАКУЛЬТЕТ ДОКУМЕНТНЫХ КОММУНИКАЦИЙ КАФЕДРА БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОДИННАДЦАТЫЕ ДЕНИСЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ Материалы межрегиональной (с международным участием) научно-практической конференции по проблемам истории, теории и практики...»

«ГЕЙКО Марина Викторовна преподаватель фортепианного отделения Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей «Детская школа искусств и народных ремесел» г. Ханты-Мансийск МЕТОДИЧЕСКАЯ РАБОТА «ОРГАНИЗАЦИЯ ОПЫТНО-ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ РАБОТЫ ПО РАЗВИТИЮ МУЗЫКАЛЬНО-РИТМИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ» Введение Базовая культура человека, фундамент всех видов мышления закладывается в младшем школьном возрасте. Именно тогда формируются основы эстетического...»

«ФГБОУ ВО «Петрозаводская государственная консерватория имени А. К. Глазунова» Портфолио профессиональной деятельности доктора искусствоведения, профессора НАПРЕЕВА БОРИСА ДМИТРИЕВИЧА Петрозаводск, 2015 Содержание портфолио Визитная карточка педагогического работника Копия документа об образовании Копия документа об окончании аспирантуры Копия диплома кандидата искусствоведения Копия диплома доктора искусствоведения Копия аттестата доцента Копия аттестата профессора Копия удостоверения члена...»

«Министерство образования и науки РФ Министерство здравоохранения и социального развития РФ Законодательное собрание Санкт-Петербурга Петровская академия наук и искусств Всероссийский научно-исследовательский институт растениеводства им. Н.И. Вавилова Агрофизический научно-исследовательский институт Россельхозакадемии Казанский государственный медицинский университет Национальный государственный университет физической культуры, здоровья и спорта им. П. Ф. Лесгафта Российский государственный...»

«Филаретова Галина Семёновна преподаватель фортепиано Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей Детская школа искусств №12 г. Ульяновск РАЗРАБОТКА ОТКРЫТОГО УРОКА «РАЗВИТИЯ ОБРАЗНОГО МЫШЛЕНИЯ УЧАЩИХСЯ СРЕДНИХ КЛАССОВ» (НА ОСНОВЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ К.Ф.Э. БАХА «ВЕСНА» И С. МАЙКАПАРА «В РАЗЛУКЕ») Цели урока • приобщение ребёнка к старинной клавирной полифонической музыке, развитие образного мышления и творческого воображения учащегося; • формирование...»

«МИНИСТЕРСТВО ИСКУССТВА И КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ ОГОБУ СПО «УЛЬЯНОВСКОЕ УЧИЛИЩЕ КУЛЬТУРЫ (ТЕХНИКУМ)» [ I. Межрегиональная научно-практическая конференция Интеграция информационных технологий в учебновоспитательном процессе Сборник статей и докладов [Выберите дату] Ульяновск, 2014 МИНИСТЕРСТВО ИСКУССТВА И КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ ОГОБУ СПО «УЛЬЯНОВСКОЕ УЧИЛИЩЕ КУЛЬТУРЫ (ТЕХНИКУМ)» I МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Интеграция информационных...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «УРАЛЬСКАЯ ГОРНАЯ ШКОЛА – РЕГИОНАМ» 13–22 апреля 2015 года ГОРНОПРОМЫШЛЕННЫЙ УРАЛ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТВОРЧЕСТВЕ УДК 636.082.232 ВЕХИ РАЗВИТИЯ КАМНЕРЕЗНОГО ИСКУССТВА В РОССИИ НА ПРИМЕРЕ САМОЦВЕТНОЙ МОЗАИКИ КАРТЫ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ СССР БАБАНОВА Е. Е., ПОЧИНКО О. С., СТАРИЦЫНА И. А. Уральский колледж строительства, архитектуры и предпринимательства Всемирные выставки – это крупнейшие фестивали культуры, фиксирующие состояние развития отдельных стран и...»

«I-я международная научная конференция «Современное искусство Востока» 6–9 октября 2015 года Государственный институт искусствознания (ГИИ) Российская академия художеств (РАХ) Московский музей современного искусства (ММОМА) Государственный музей Востока (ГМВ) Высшая школа экономики (ВШЭ) Основные направления работы конференции: Актуальное искусство Востока. Собственный путь в русле мировых тенденций – поиски национального в глобальном контексте Современное религиозное искусство на Востоке. Храмы...»

«Международная Славянская академия наук, образования, искусств и культуры (Западно-Сибирское отделение). Институт Человека. Новосибирская региональная организация Всероссийского музыкального общества. А.Н Дмитриев Планетофизические перемены Земли Казначеевские чтения, № 1, 2012. Сборник статей и докладов А.Н. Дмитриева на научно-практических конференциях Международной Славянской академии в 2007-2011 годах. Под общей редакцией академика В.П. Казначеева Новосибирск ББК – 94.3 Утверждено к печати К...»

«Тематический мониторинг российских СМИ Московский дом национальностей 30 сентября 2015 Содержание выпуска: Московский дом национальностей Кавказский Узел, 30.09.2015 В Москве на открытие тюркской фотовыставки собралось более 120 человек Выставка поддержана Московским домом национальностей при финансовой помощи Департамента национальной политики, межрегионального сотрудничества и туризма. РГВК Дагестан, 29.09.2015 Круглый стол на эту тему прошел в Московском Доме Национальностей (ВИДЕО) Быт и...»

«Список литературы, поступившей в фонд читального зала НБ РА II и III кварталы.1. 100 величайших городов мира / [Сидорова М. С.]. – Москва : Эксмо, 2014. – 95 с. : ил.2. 70 лет Победы в Великой Отечественной войне : аннотированный каталог научных изданий, исследований и конференций, осуществленных при финансовой поддержке РГНФ / Рос. гуманитар. науч. фонд ; [сост. Р. А. Казакова, Л. С. Крекшина]. – Москва : [б. и.], 2015. – 103 с. : ил. 3. Адаскина Н. Л. К. С. Петров-Водкин. Жизнь и творчество /...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.