WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании должностных преступлений, связанных с укрытием преступлений от учета ...»

-- [ Страница 4 ] --

правоохранительном органе предполагает в дальнейшем принятие по нему какого-либо процессуального решения или незаконного непринятия процессуального решения, также укрывающего преступление от учета и дальнейшего проведения расследования. Тем самым недобросовестный сотрудник правоохранительного органа после необоснованного не направления материала доследственной проверки вынужден принять, например, незаконное и\или необоснованное решение об отказе в возбуждении уголовного дела, списать материал в номенклатурное дело, принять меры реагирования, предусмотренные административным законодательством, при наличии криминальных посягательств, описанных в рамках сообщения о преступлении. В этой связи целесообразнее говорить о необоснованном не направлении материала, содержащего сообщение о преступлении, по принадлежности или же о смешанном способе укрытия преступления от учета.



В-третьих, по нашему мнению, классификация способов совершения каких-либо нарушений федерального законодательства, регулирующего вопросы принятия, учета и разрешения сообщений о преступлениях, в том числе и сокрытия преступлений от учета, не может иметь смешанный критерий «мотив–внешнее выражение», поскольку наиболее обоснованными, удобными и методологически правильными (как с теоретической, так и с практической точек зрения) следует признать классификации по четким критериям: «внешнему выражению» того или иного нарушения, а также по «мотиву» его совершения как внутреннему основанию (убеждению), побуждающему к какому-либо действию или бездействию.

В научной литературе выделяется ряд классификаций способов сокрытия преступления от учета. Так, в частности, Е.М. Головащук предлагается классификация способов на «стадии возбуждения уголовного дела», а именно на:

«способы укрытия преступлений, используемые на этапе приема 1) сообщений о преступлениях;

способы укрытия преступлений, применяемые на этапе 2) регистрации сообщений о преступлениях;

способы укрытия преступлений, практикуемые на этапе 3) разрешения сообшений о преступлениях»96.

В развитие имеющейся классификации цитируемым автором указывается, что на этапе приема сообщении о преступлении сокрытие преступления может совершаться сотрудником органа внутренних дел следующими способами:

• «отказ в приеме сообщения о преступлении;

• отказ в составлении протокола о принятии устного сообщения о преступлении;

Е.М. Головащук. Процессуальное противодействие укрытию преступлений органами внутренних дел, диссер. на соискание уч. Степ. канд.юр.наук. Красноярск, 2003. С. 52-53.

• отказ в составлении рапорта об обнаружении признаков преступления;

• внесение заведомо ложных сведений о преступлении и его признаках в процессуальный документ, служащий поводом для возбуждения уголовного дела»97.

Также ею предлагается классификация сокрытых преступлений в зависимости от должностного положения лица, совершившего данное правонарушение98, в качестве практической значимости которой указывается, что в ней «нашло подтверждение в ходе исследования ранее выдвинутое предположение о том, что в наибольшей степени задействованы в практике укрытия преступлений такие категории должностных лиц органов внутренних дел, как сотрудники дежурных частей периферийных подразделений ОВД и участковые уполномоченные милиции»99.

На наш взгляд, наиболее ценной и с практической, и с научной точек зрения является предложенная цитируемым автором классификация «способов укрытия преступлений органами внутренних дел по форме их внешнего проявления (выражения):

отказ в приеме сообщения о преступлении;

1) отказ в составлении протокола о принятии устного сообщения о 2) преступлении;

отказ в составлении рапорта об обнаружении признаков 3) преступления;

внесение заведомо ложных сведений о преступлении или его 4) признаках в процессуальный документ, служащий поводом для возбуждения уголовного дела;

отказ в регистрации принятого сообщения о преступлении;

5) внесение заведомо ложных сведений по поводу регистрации 6) сообщения о преступлении в процессуальный и иной служебный документ;

–  –  –

внесение заведомо ложных сведений в процессуальный 7) документ, составляемый при проверке сообщения о преступлении;

списание в наряд сообщения о преступлении и материалов 8) проверки;

незаконная квалификация деяния, в котором усматриваются 9) признаки преступления, как административного правонарушения;





10) незаконное присоединение сообщения о преступлении и материалов проверки к возбужденному уголовному делу о другом преступлении;

незаконная передача сообщения о преступлении по 11) подследственности или подсудности;

12) незаконный отказ в возбуждении уголовного дела;

13) незаконное возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица, заведомо невиновного в его совершении;

14) иные виды способов укрытия преступлений, различающиеся в зависимости от формы их внешнего выражения»100.

Предложенная автором классификация является весьма подробной и актуальной для практикующих сотрудников органов внутренних дел, однако в качестве критики мы можем указать на излишнее выделение отдельных способов сокрытия преступлений. Каждое совершенное правонарушение или преступление обладает определенной индивидуальностью, целью же анализа и классификации является выделение общих характеристик, позволяющих отнести те или иные события или вещи к определенному виду или типу по какому-либо критерию.

Так внесение заведомо ложных сведений в какие-либо процессуальные или ведомственные документы следует объединить, по нашему мнению, в способ сокрытия преступления с помощью фальсификации документов.

См. там же, с. 59.

«Списание в наряд сообщения о преступлении и материалов проверки» и «незаконная квалификация деяния, в котором усматриваются признаки преступления как административного правонарушения», по сути, являются различными способами «принятия заведомо незаконного и\или необоснованного процессуального решения», как это указано в нашей классификации, изложенной далее по тексту.

Аналогичным образом «отказ в приеме сообщения о преступлении»

и «отказ в составлении протокола о принятии устного сообщения о преступлении» являются по своей сути отказом в приеме заявления вне зависимости от формы изложения заявителем информации сотруднику правоохранительного органа. В противном случае следовало бы выделить также, например, способы отказов в приеме сообщения о преступлении, переданных по средствам факсимильной связи или языка глухонемых.

«Незаконное присоединение сообщения о преступлении и материалов проверки к возбужденному уголовному делу о другом преступлении», «незаконный отказ в возбуждении уголовного дела», а также «незаконное возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица, заведомо невиновного в его совершении» следует расценивать, по нашему мнению, как различные варианты способа сокрытия преступления путем принятия незаконного или необоснованного процессуального решения (в соответствии с предложенной нами классификацией).

Особо следует подчеркнуть, что, по мнению Е.М. Головащук, используемый ею перечень способов сокрытия преступления от учета не является закрытым и предусматривает иные, не охваченные предложенной классификацией, что также подтверждается делением на «типичные (наиболее характерные, распространенные) и специфические (конкретные, реальные)».101 По результатам проведенного нами исследования уголовных дел, представлений прокуроров, информационных писем и докладных

См. там же, с. 49.

записок различных правоохранительных ведомств автором сделан вывод об ограниченности способов сокрытия преступления с учетом имеющегося «пространства для маневра» противоправной деятельности в рамках имеющихся нормативно-правовых предписаний, касающихся регистрационно-учетной дисциплины. В результате изучения уголовных дел, возбужденных по фактам сокрытия преступлений от учета сотрудниками правоохранительных органов, не было выявлено «уникальных» способов сокрытия, не предусмотренных ни нашей классификацией, ни классификацией, предложенной Е.М. Головащук.

Вместе с тем делать выводы об абсолютной невозможности сокрытия преступлений иными способами или появления иных способов сокрытия преступления в будущем было бы в корне неверно, поскольку даже незначительное изменение ведомственных инструкций и приказов может привести к изменению «негативного правового поведения» и возникновению возможностей иного совершения противоправных посягательств в сфере регистрационно-учетной дисциплины.

Так, в частности, Е.М. Головащук предложена классификация по «целевому» признаку сокрытия преступления, что весьма схоже по основанию классификации с нашим предложением (классификация по типам побуждающей внутренней мотивации), которая будет приведена ниже.

Ученым выделяются:

1) способы укрытия преступлений, используемые для искусственного регулирования показателей оперативно-служебной деятельности (раскрываемости преступлений, уровня преступности и т.д.);

2) способы укрытия преступлений, применяемые для незаконного освобождения от уголовной ответственности конкретных лиц;

3) способы укрытия преступлений, практикуемые для достижения иных противоправных целей.

Обращает на себя внимание прежде всего тот факт, что и в данном случае озвученный Е.М. Головащук перечень не исчерпывающий и предусматривает «иные противоправные цели».

Кроме того, на наш взгляд, необоснованно в качестве цели сокрытия преступления указывается «незаконное освобождение от уголовной ответственности конкретных лиц». Поскольку в системе оценок эффективности деятельности правоохранительных органов привлечение лица к уголовной ответственности скорее положительная характеристика, то принятие целенаправленных мер для избежания этого невозможно без воздействия «стимулирующих» факторов в виде денежного вознаграждения, просьб друзей, родственников и знакомых в связи, например, с принадлежностью сотрудника органа и обвиняемого к одной социальной или этнической группе людей. Таким образом, в основу выделения данной цели сокрытия преступления неверно указана собственно сама цель, т.е. основной критерий заинтересованности противоправного действия сотрудника правоохранительного органа.

По нашему мнению, мотивами сокрытия преступления от учета должностным лицом правоохранительного органа является ограниченное количество факторов, а именно: ложно понимаемые интересы службы, а также «личные» мотивы, приведенные в п. п. 2-4 нашей классификации.

Обращает внимание на себя и тот факт, что в «официальной классификации», указанной в п. 10.2 статистической карточки «формы №1» в качестве форм сокрытия преступления от учета указано: «Путем неправомерного отказа в приеме сообщения о преступлении, не регистрация сообщения о преступлении, необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела»102.

Изменения в статистическую карточку формы №1 введены совместным указанием Генерального прокурора Российской Федерации и Министра Внутренних дел Российской Федерации №91-11/1 от 20.02.2014.

При этом в тексте указаний сказано: «реквизит 10.2 – подлежит заполнению в случаях выявления прокурором, сотрудниками МВД (ОВД), ЦА МВД России, других правоохранительных органов неправомерного отказа в приеме сообщения о преступлении; сокрытия от регистрации принятого сообщения о преступлении, не оформлении рапорта при наличии в поступившей информации признаков преступления, сокрытия от проверки и рассмотрения принятого и зарегистрированного сообщения о преступлении;

неправомерного списания сообщений о преступлении в специальные номенклатурные дела; не выделения из уголовных дел и доследственных проверок материалов об иных криминальных посягательствах, не связанных с расследуемыми и проверяемыми и др.»

Разумно критикуя данные положения, следует указать, что приведенная в статистической карточке классификация способов сокрытия преступления от учета, а также ее «уточнение» в тексте указаний, по нашему мнению, не полностью охватывают все возможные случаи противоправного сокрытия преступления от учета.

Резюмируя изложенное на основе проведенного нами исследования, мы предлагаем следующие классификации способов сокрытия преступлений от учета и дальнейшего по нему расследования.

По степени сокрытия преступления от учета мы выделяем следующие:

- полное. Данный вид сокрытия следует характеризовать наиболее грубым нарушением федерального законодательства и подзаконных нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы принятия, учета и разрешения сообщений о преступлениях. При данном нарушении сообщение о преступлении, поступившее в правоохранительный орган компетентным должностным лицом данного органа не регистрируется в соответствующем журнале учета сообщений о преступлениях, ему не присваивается порядковый индивидуальный номер, в статистическую отчетность данный объект учета не вносится, необходимые мероприятия по его разрешению и даче правовой оценки не проводятся.

- частичное (завуалированное). При данном виде сокрытия преступлений от учета сообщение о преступлении, направленное в правоохранительный орган, учитывается в соответствующем журнале учета сообщений о преступлениях, ему присваивается порядковый индивидуальный номер, однако в статистическую отчетность данный объект учета вносится в заведомо искаженном виде; мероприятия по его разрешению и даче правовой оценки проводятся, однако их характер и направленность не являются адекватными объективным обстоятельствам и\или не служат достижению целей функционирования государственных правоохранительных органов.

По внешнему выражению способы сокрытия преступления можно разделить на:

- отказ в принятии заявления (сообщения) о преступлении;

не регистрация заявления (утаивание) (сообщения) о преступлении в соответствующем журнале учета сообщений о преступлениях;

- убеждение заявителя в отсутствии необходимости подачи заявления (сообщения) о преступлении, либо бесперспективности (безрезультатности) работы правоохранительных органов по поданному заявлению;

- необоснованное и\или незаконное перенаправление заявления (сообщения) о преступлении в другой государственный орган по надуманным основаниям;

- фальсификация заявления (сообщения) о преступлении или других документов, имеющих непосредственное значение для разрешения данного сообщения в установленном законом порядке;

принятие заведомо незаконного и\или необоснованного процессуального решения по заявлению (сообщению) о преступлении;

заведомое занижение квалификации преступного посягательства, изложенного в заявлении (сообщении) о преступлении;

- утаивание сообщения о преступлении в материалах дела оперативного учета;

- смешанное (комплексное) действие или бездействие.

По типам побуждающей внутренней мотивации сокрытие преступления от учета может быть совершено вследствие:

1. желания улучшить показатели оперативно-служебной деятельности как персональные, так и всего подразделения правоохранительного органа в целом.

2. нежелания проводить проверочные мероприятия по заявлению в связи с бесперспективностью (безрезультатностью), трудоемкостью этих действий.

3. наличия иной личной заинтересованности (просьбы знакомых и т.д.)

4. наличия материальной заинтересованности.

Предложенная нами классификация не является единственной в научной среде.

Рассмотрим каждый из указанных способов сокрытия преступления подробнее.

Отказ в принятии заявления (сообщения) о преступлении у лица, подающего соответствующее заявления (сообщение), – один из наиболее примитивных и дерзких способов полного сокрытия преступления от учета.

В рассматриваемой ситуации сотрудник правоохранительного органа незаконно отказывает лицу, предоставляющему сообщение о факте криминального посягательства, в приеме данного сообщения, мотивируя свой отказ различными надуманными основаниями, будучи при этом в соответствии со своим должностным положением обязанным указанное сообщение о преступлении принять и обеспечить в рамках компетенции его регистрацию и дальнейшее рассмотрение по существу.

Примером данного способа сокрытия может являться следующий случай, имевший место в правоприменительной практике.

19.05.2011 в прокуратуру г.Дербента обратился М. с заявлением в отношении него грабежа, имевшего место в марте 2011 года. Будучи опрошенным сотрудниками прокуратуры, М. пояснил, что по данному факту он обращался в ОВД по Дербентовскому району, однако должностные лица ОВД отказались принять у него заявление о совершении преступления.

Материалы проверки по заявлению М. направлены в ОВД по Дербентовскому району для организации проверки в порядке ст.ст. 144УПК РФ, по результатам которой возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ103.

Не регистрация заявления (сообщения) о преступлении в соответствующем журнале учета сообщений о преступлениях также является одним из способов полного сокрытия преступления от учета. Характерным признаком данного способа является незаконное невнесение компетентным сотрудником правоохранительного органа информации о поступившем сообщении о факте криминального посягательства в специальный журнал – книгу учета сообщений о преступлениях. Индивидуальный порядковый номер регистрации сокрытому рассматриваемым образом сообщению о преступлении также не присваивается, что приводит к дальнейшему не проведению по нему необходимых проверочных мероприятий. В большинстве случаев сообщения о преступных посягательствах скрывается рассматриваемым способом сотрудниками дежурных частей правоохранительного органа, обязанными в соответствии с должностной инструкцией проводить регистрацию заявления о преступлении.

В качестве примера можно привести следующее уголовное дело.

Поводом для возбуждения уголовного дела послужило обращение главного врача МЗ ГУ Ингушского Республиканского

Докладная записка прокуратуры Республики Дагестан №15\1-52-2012 от 13.01.2012, с.5

противотуберкулезного диспансера А. о ненадлежащей проверке сотрудниками полиции ОВД по г.Назрани сообщения о краже денежных средств и медикаментов, совершенной неустановленным лицом 31.12.2009 из кабинета старшей медицинской сестры диспансера.

Расследованием по делу установлено, что сообщение о данном преступлении поступило в тот же день в ОВД по г.Назрани, однако должностные лица ОВД, вследствие ложного понимания интересов службы и желания создать видимость низкого уровня преступности на территории оперативного обслуживания, не зарегистрировали данное заявление в установленном порядке, процессуальную проверку в порядке ст. ст. 144УПК РФ не организовали и не провели, каких-либо мер к установлению обстоятельств произошедшего противоправного деяния и лиц, причастных к нему, не предприняли.

Уголовное дело по факту сокрытия преступления от учета возбуждено 31.12.2010 по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ.104 Другим примером подобного способа сокрытия преступления от учета является следующий факт. Так в ночь с 03 на 04.04.2012 сотрудники СОГ ОМВД по г. Буйнакску Республики Дагестан выехали по сигналу о краже компьютеров из здания Буйнакской ЦКБ. Проведя на месте необходимые следственные действия, сотрудники полиции покинули место происшествия. В последующем прокуратурой Буйнакска установлено, что данное сообщение о преступлении в КУСП отдела полиции не зарегистрировано. По требованию прокурора г. Буйнакска 22.03.2013 по данному факту Буйнакским межрайонным следственным отделом возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ105.

Докладная записка прокуратуры Республики Ингушетия №15-2-2012 от 13.01.2012, с. 11-12.

104 Докладная записка прокуратуры Республики Дагестан №15\1-52-2013 от 14.01.2014, с. 7.

Также весьма часто встречающимся в правоприменительной практике способом сокрытия преступления от учета является убеждение заявителя в отсутствии необходимости подачи заявления (сообщения) о преступлении, либо бесперспективности (безрезультатности) работы правоохранительных органов по поданному заявлению.

Совершая противоправные действия по сокрытию преступления от учета подобным образом, сотрудник правоохранительного органа, не оспаривая наличия факта криминального посягательства, может, в одном случае, убеждать заявителя в нецелесообразности подачи заявления о преступлении, мотивируя свою позицию различными доводами, такими как:

фактическая невозможность раскрыть преступление и установить виновных лиц,, трудоемкость данного процесса в условиях нехватки рабочего времени, незначительность санкции статьи особенной части Уголовного Кодекса, предусматривающей ответственность за конкретное преступление, и как следствие - несоразмерность наказания преступника приложенным усилиям по его установлению и задержанию.

Убедив заявителя не подавать заявление (сообщение), содержащее информацию о факте криминального посягательства, сотрудник правоохранительного органа тем самым совершает полное сокрытие преступления от учета.

Стоит отметить, что рассматриваемый способ сокрытия преступления от учета может подразумевать как полное, так и частичное сокрытие.

Во втором случае частичном сокрытии) сотрудник (при правоохранительного органа, уже при наличии зарегистрированного в установленном порядке заявления (сообщения) о преступлении, по надуманным основаниям убеждает заявителя изменить свою первоначальную позицию путем дачи объяснений или написания повторного заявления, отрицающих факт противоправного криминального посягательства.

В качестве примера можно привести уголовное дело №813517, возбужденное 14.02.2011 из материала об отказе в возбуждении уголовного дела следователем СУ СК РФ по Омской области по признакам преступления, предусмотренного ч 1 ст. 285 УК РФ.

Расследованием по делу установлено, что Г., являясь оперуполномоченным ОУР ОМ №5 УВД по г.Омску, путем уговоров убедил заявителя Т. указать в заявлении и объяснении об отсутствии среди похищенного денежных средств. На основании указанных документов, не отражающих реальные обстоятельства произошедшего, Г. вынес заведомо необоснованное и незаконное решение об отказе в возбуждении уголовного дела, в результате чего преступление осталось нераскрытым, а Т. была лишена своего законного права на доступ к правосудию.

10.08.2011 приговором Ленинского районного суда г.Омска Г.

признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.

285, п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

06.10.2011 приговор вступил в законную силу106.

Вместе с тем встречаются и факты, когда «уговоры» сотрудников правоохранительного органа сами по себе носят противоправный характер.

Так 21.07.2013 оперуполномоченный полиции ОП «Оконешниковское»

Омской области Б. и участковый уполномоченный того же подразделения Ч.

с целью написания потерпевшим Т. заявления об якобы отсутствии у него кражи овец, нанесли ему множественные удары руками по голове и груди, а также угрожали применением электрошокового устройства. По данному факту 22.07.2013 Калачинским межрайонным следственным отделом СК возбуждено уголовное дело №974700 в отношении названных сотрудников полиции по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ. 21.11.2013 Оконешниковским районным судом вынесен обвинительный приговор в отношении Ч. и Б., осужденные приговорены к различным срокам лишения свободы107.

Докладная записка прокуратуры Омской области №16-12-2012\611 от 16.01.2012, с.9-10.

Докладная записка прокуратуры Омской области №16-12-2014\692 от 15.01.2014, с.7-8.

Одним из самых распространенных способов частичного сокрытия преступления от учета является необоснованное и\или незаконное перенаправление заявления (сообщения) о преступлении в другой государственный орган по надуманным основаниям. Данный способ сокрытия преступления от учета следует признать одним из самых трудновыявляемых, поскольку, вуалируя свои незаконные действия, недобросовестный сотрудник правоохранительного органа принимает по поступившему и зарегистрированному в установленном порядке заявлению (сообщению) о преступлении предусмотренное федеральным законодательством решение.

Поверхностная ведомственная или прокурорская проверка соблюдения законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях не предоставляет возможности тщательного изучения материалов и заявлений, направленных в другие органы.

В частности, информация, содержащаяся в книге регистрации сообщений о преступлениях в графе «краткое изложение сообщения о преступлении (время, место, обстоятельства, статья УК РФ)», не всегда позволяет оценить обоснованность решения о направления заявления или материала о криминальном посягательстве в другой государственный орган по территориальности или подследственности.

Пример подобного нарушения из практической деятельности был указан выше.

Как показывает опыт практической деятельности, в ряде случаев с целью сокрытия преступления от учета недобросовестными сотрудниками правоохранительных органов применяется такой метод частичного сокрытия преступления от учета как фальсификация заявления (сообщения) о преступлении или других документов, имеющих непосредственное значение для разрешения данного сообщения в установленном законом порядке.

Осознанно внося в заявление, объяснения, справки об исследовании, товарно-транспортные накладные и т.п. изменения, могущие влиять как на общий смысл документа, так и на процессуальную оценку криминального посягательства с учетом искаженной информации из указанных источников, сотрудник правоохранительного органа преследует тем самым цель придать видимость законности своим противоправным действиям.

Выявление сокрытых подобным образом преступлений от учета также является весьма трудоемким процессом, требующим всестороннего изучения материалов проверки, а также, в большинстве случаев, повторного опроса заявителя, очевидцев или специалистов.

В качестве примера подобного нарушения считаем уместным привести данные о следующем уголовном деле.

11.07.2011 следователем СУ СК РФ по Республике Саха (Якутия) в отношении помощника оперативного дежурного 4 ОП ММУ МВД РФ «Якутское» Г. по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 292 УК РФ.

Расследованием по делу установлено, что, работая в указанной должности, Г. из внес в заявление о преступлении и заявление Б. заведомо ложные сведения о получении последним телесных повреждений якобы по собственной неосторожности. Впоследствии на основании указанных фальсифицированных документов по заявлению Б. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Аналогичным образом сокрыто преступление, предусмотренное п.

«г» ч. 2 ст. 112 УК РФ в 2013 году г. Новоалтайске Алтайского края. Не желая проводить проверку по факту получения Н. телесных повреждений, участковый уполномоченный Ш. составил объяснения пострадавшего таким образом, что якобы Н. от прохождения судебно-медицинской экспертизы отказывается и в медицинские учреждения за помощью не обращался. При этом установлено, что Ш. опрашивал Н. непосредственно в медицинском учреждении, где последний находился на стационарном лечении. По

Докладная записка прокуратуры Республики Саха (Якутия) №16-20-12 от 13.01.2012, с. 7.108

инициативе прокурора г. Новоалтайска в отношении Ш. Новоалтайским следственным отделом СК возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Другим способом частичного сокрытия преступления от учета является принятие заведомо незаконного и\или необоснованного процессуального решения по заявлению (сообщению) о преступлении.

Целью недобросовестного сотрудника правоохранительного органа при сокрытии преступления от учета подобным образом, помимо собственно сокрытия преступления, является также придание видимости законности своим действиям и нежелание быть привлеченным к ответственности за совершение данных противоправных действий.

Как верно подмечено, «незаконный отказ в возбуждении уголовного дела традиционно рассматривается как основной способ сокрытия от учета преступлений, расследование которых представляется неперспективным, особенно при совершении преступлений в условиях неочевидности»110.

Как видно из приведенных выше примеров уголовных дел, вынесение заведомо незаконного и\или необоснованного процессуального решения может также использоваться в качестве дополнительного способа сокрытия преступления от учета, являясь своего рода завершающей, финальной стадией частичного сокрытия.

По нашему мнению, рассматривать в подобных случаях вынесение заведомо незаконного и\или необоснованного процессуального решения в качестве самостоятельного способа частичного сокрытия преступления от учета нецелесообразно и методологически неверно, поскольку принятие незаконного и\или необоснованного решения является завершающей стадией, а само сокрытие преступления произошло вследствие, например, Докладная записка прокуратуры Алтайского края №15-20-2013 от 15.01.2014, с. 5-6.

109 О.А. Тетерина. Основы методики проверки исполнения законов при учете преступлений.

//Законность. -2014. № 7. С. 13 - 17 фальсификации материалов проверки или заведомо занижения квалификации преступного посягательства.

Примером собственно незаконного и\или необоснованного принятия процессуального решения, по нашему мнению, следует считать следующие обстоятельства, явившиеся предметом расследования уголовного дела.

Так 14.04.2011 и.о. руководителя СУ СК РФ по Республике Татарстан возбуждено уголовное дело №847308 в отношении бывшего следователя СО при Лаишевском РОВД МВД по Республике Татарстан П. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ.

Расследованием по делу установлено, что П., проводя проверку в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ по факту наезда автомобиля под управлением водителя Г. на пешехода М., имевшего место 04.06.2010, незаконно отказал 13.12.2011 в возбуждении уголовного дела. Действия П.

были обусловлены желанием скрыть преступление от государственного учета и нежеланием осуществлять деятельность, направленную на установлением объективной истины. После этого, в целях сокрытия своего бездействия, П. неоднократно фальсифицировал постановления об отмене своих решений об отказе в возбуждении уголовного дела, составляя их от имени руководителя следственного подразделения. Эти действия привели к тому, что длительное время законное решения по сообщению о преступлении принято не было.

По уголовному делу состоялся обвинительный приговор: 10.08.2011 Лаишевским районным судом Республики Татарстан П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения права занимать должности следователя и дознавателя сроком на 2 года 6 месяцев.

В качестве примера можно также привести уголовное дело, возбужденное в отношении участкового уполномоченного И., который, Докладная записка прокуратуры Республики Татарстан №15\2-12-11 от 16.01.2012, с. 3, архив 111 Лаишевского районного суда Республики Татарстан.

проводя проверку по заявлению Т. о нанесении ей побоев ее сожителем Я., нанес последнему удары бутылкой в область головы. В дальнейшем, И., узнав о зарегистрированном в дежурной части заявлении Я. по данному факту, получил указанное сообщение о преступлении на разрешение и по результатам его рассмотрения вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. 30.05.2013 Звениговским районным судом Республики Марий Эл вынесен обвинительный приговор в отношении И. по п. «а» ч. 3 ст.

286, ч. 1 ст. 285 УК РФ; И. приговорен к лишению свободы на срок 3 года 6 месяцев112.

Другим способом частичного укрытия преступления от учета является заведомое занижение квалификации преступного посягательства, изложенного в заявлении (сообщении) о преступлении.

Внешнее выражение этого противоправного деяния может быть самым разнообразным: от вынесения заведомо незаконной и необоснованно процессуальной оценки об отсутствии признаков уголовно-наказуемого деяния и наличию лишь признаков административного правонарушения, до принятия каких-либо процессуальных документов, содержащих решения квалификации криминального посягательства по менее тяжкой статье особенной части УК РФ.

Примером такого нарушения является случай из правоприменительной практики, имевший место в Республике Башкортостан, где подобным образом укрыто от учета разбойное нападение, совершенное группой неустановленных лиц в отношении К., избивших его до бессознательного состояния и похитивших его сотовый телефон. Несмотря на очевидные признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, действия неустановленных лиц при возбуждении уголовного дела по Информационно-аналитическая справка прокуратуры Республики Марий Эл №15-10-2013 от 14.01.2014, с.6-7.

данному факту необоснованно квалифицированы дознавателем ОД ОВД по г.Сибай по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ.

Приведенный пример наглядно иллюстрирует негативную практику, сложившуюся в отдельных подразделениях различных правоохранительных органов, в соответствии с которой квалификация по уголовным делам о неочевидных преступлениях сознательно занижается и действия неустановленных лиц квалифицируются по менее тяжкой статье особенной части УК РФ. Подобные манипуляции приводят к неверной оценке сложившейся криминогенной ситуации на территории оперативного обслуживания подразделения, занижению объективно существующего уровня преступности, а как следствие – к необоснованному завышению результатов оперативно-служебной деятельности подразделения.

Утаивание сообщения о преступлении в материалах дела оперативного учета является специфическим способом сокрытия преступления от учета. Специфичность данного вида нарушений определяется специфичностью самой оперативно-розыскной деятельности, ее методами, способами и задачами, стоящими перед ней.

Учитывая, что, в силу специфики своего правового статуса, субъекты оперативно-розыскной деятельности в большинстве случаев получают первыми информацию о готовящихся или совершенных преступлениях, можно говорить об отдельном виде правонарушения применительно к теме данного исследования. Получая оперативную информацию о готовящемся или совершенном преступлении, субъект оперативно-розыскной деятельности обязан принять меры по фиксации данной информации в соответствии с установленным законом порядке. На данный момент поступившая к нему информация не является сообщением о преступлении, т.к. сообщение о преступлении – «это заявление о преступлении, явка с повинной, рапорт об обнаружении преступления. К ним относятся

Докладная записка прокуратуры Республики Башкортостан №49-4-2012 от 10.01.2012, с. 3.113

процессуальные и иные документы, предусмотренные частью 2 ст.20 и ст.141-143 УПК РФ: заявление потерпевшего или его законного представителя по уголовному делу частного обвинения; письменное заявление о преступлении, подписанное заявителем; протокол принятия устного заявления о преступлении; протокол следственного действия, в который внесено устное сообщение о другом преступлении; протокол судебного заседания, в который внесено устное сообщение о другом преступлении; заявление об явке с повинной; протокол явки с повинной;

рапорт об обнаружении признаков преступления» 114.

Таким образом, полученная оперативная информация о совершенном преступлении как таковая не является сообщением о преступлении. Утаивая данную информацию, оперативный сотрудник, несомненно, совершает правонарушение, фальсифицируя результаты своей оперативно-розыскной деятельности, не внося данные сведения в соответствующие документы. Это является прямым нарушением требований федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»115.

В данном случае недобросовестным оперативным сотрудником фактически пресекается возможность оформления оперативной информации в виде сообщения о преступлении, что, в свою очередь, делает невозможным его регистрацию, рассмотрение, расследование криминального посягательства, и привлечения виновных к уголовной ответственности.

Тем не менее в рассматриваемом случае констатировать факт сокрытия преступления или сообщения о преступлении от учета нельзя.

Несмотря на кажущуюся схожесть противоправных действий, в приведенном примере и иных описанных выше видах сокрытия преступления от учета п.5.1 Типового положения о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях, введенного в действие совместным приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерства юстиции РФ, ФСБ РФ, Министерства экономического развития и торговли РФ, ФСКН РФ от 29 декабря 2005 г.

№39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений».

Ст. 5 ФЗ «Об ОРД» от 12.08.1995 №144-ФЗ

комментируемая ситуация является самостоятельным противоправным явлением – «сокрытием информации о преступлении».

Собственно сокрытие сообщения о преступлении или преступления в материалах дела оперативного учета предполагает, на наш взгляд, собственно наличие данного документа в материалах дела, а также отсутствие дальнейших мероприятий, связанных с его регистрацией, учетом, разрешением и расследованием.

При смешанном (комплексном) способе сокрытия преступления от учета используются два и более из описанных выше способов.

Примером подобного сокрытия преступления от учета являются обстоятельства, являвшиеся предметом расследования по уголовному делу №11146057, возбужденному следователем Вологодского межрайонного следственного отдела СК РФ по Вологодской области по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, на основании материалов проверки прокуратуры Междуреченского района Вологодской области, направленным в порядке п.2 части второй ст. 37 УПК РФ.

Расследованием по делу установлено, что 06.10.2011 в период времени с 20 часов 30 минут по 21 час 30 минут в пос. Туровец Междуреченского района Вологодской области участковый уполномоченный полиции ОП по оперативному обслуживанию Междуреченского муниципального района МО МВД России «Грязовецкий» А., находясь при исполнении своих служебных обязанностей, принял от М. устное заявление о совершении в отношении нее гражданином Н. изнасилования и насильственных действий сексуального характера. В нарушение п. 1 ч. 1 ст.

12 Федерального закона «О полиции» А., умышленно, из корыстных побуждений, не довел полученную информацию до сведения оперативного дежурного МО МВД России «Грязовецкий», не зарегистрировал заявление о совершении тяжких преступлений, а также не принял мер по его проверке и сохранению следов преступления.

Получив указание от оперативного дежурного МО МВД России «Грязовецкий» о проверке обращения М., которая самостоятельно обратилась в дежурную часть названного подразделения с заявлением о совершении в отношении нее указанных выше преступлений, А., продолжая свои преступные действия, вынудил М. подписать незаполненный бланк объяснения от ее имени, куда в последующем внес заведомо недостоверную информацию о причинении ей побоев, что послужило основанием для передачи указанного сообщения о преступлениях в мировой суд 12.10.2011.

14.10.2011 в ходе проверки учетно-регистрационной дисциплины прокуратурой района данное процессуальное решение отменено, материалы проверки направлены в Вологодский межрайонный следственный отдел СК РФ по Вологодской области, где в отношении Н. и К. 17.10.2011 возбуждено уголовное дело №11146056 по признакам преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 131, п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ.

По результатам судебного рассмотрения А.

был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа суммой 50 000 рублей.116 Мотивом сокрытия преступления от учета сотрудником правоохранительного органа при всех описанных выше способах может быть любой из предложенной нами классификации, но, как показывает правоприменительная практика, в большинстве случаев мотивом рассматриваемого противоправного деяния является желание мнимого улучшения показателей оперативно-служебной деятельности как отдельно взятого сотрудника, так и всего подразделения правоохранительного органа в целом.

И если в первом случае первопричиной противоправного поведения сотрудника правоохранительного органа является, по сути, обычная лень, то

Докладная записка прокуратуры Вологодской области №69-16-2012\70 от 13.01.2012, с. 5-6.116

остальные случаи следует рассматривать в плоскости именно коррупционных проявлений.

Ярким примером, подтверждающим данное утверждение, является упомянутое выше уголовное дело, возбужденное СУ СК РФ по Республике Татарстан в отношении бывшего следователя СО при Лаишевском РОВД МВД по Республике Татарстан П. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ.

Неоднократная фальсификация следователем важных процессуальных документов по факту дорожно-транспортного происшествия, олицетворяющее фактически стойкое нежелание принимать законное и обоснованное решение о возбуждении уголовного дела по данному факту, красноречиво свидетельствует об определенной материальной заинтересованности.

На бытовом уровне можно предположить, что следователь П.

получил за свои незаконные действия (за сокрытие преступления) материальную выгоду, однако данное уголовное дело, как и большинство аналогичных ему, возбуждено спустя продолжительное время после совершения сотрудником правоохранительного органа противоправных действий, что в значительной мере затрудняет процесс поиска объективной истины по делу, а доказывание факта получения денежных средств делает фактически невозможным.

Под коррупцией, согласно ст. 1 Федерального закона «О противодействии коррупции», понимается «злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами».

Таким образом, формулировка мотива совершения сокрытия преступления «из ложно понимаемых интересов службы и желания мнимого улучшения показателей оперативно-служебной деятельности», которая ложится в основу обвинения, в большинстве случаев не отражает в полной мере реально сложившуюся ситуации.

Однако представление о реальных масштабах совершаемых сотрудниками правоохранительных органов правонарушений в сфере приема, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях даже у практикующих юристов и ученых следует признать в большинстве случаев неверным, поскольку данная узкая сфера специфических общественных отношений имеет ряд коррупциогенных факторов. В частности, известно, что оценка результатов оперативно-служебной деятельности как всего правоохранительного органа, так и отдельных его должностных лиц исключительно на основе статистических данных в сравнении с каким-либо аналогичным предыдущем периодом времени (полугодие, год, квартал) не может и не должна являться исчерпывающим критерием и является серьезным коррупциогенным фактором.

Имеющаяся на сегодняшний день ситуация такова, что на основе данного математического сравнения, требующего неуклонного повышения показателей оперативно-служебной деятельности, что само по себе нелогично, даже добросовестные сотрудники правоохранительных органов фактически подталкивались к необходимости приобретения положительных результатов оперативно-служебной деятельности у подразделения, имеющего их в «избыточном» количестве за материальное вознаграждение.

Несмотря на то что на устранение изложенных проблем в данной сфере уже направлены значительные усилия, изменены ряд приказов в различных ведомствах, ситуация еще далека от идеала.

Согласно статистическим данным, в результате вмешательства прокуратуры за 2009 год восстановлено на учет 5977 преступлений, за 2010 г.

– 6639, за 2011г. – 5803, за 2012 г. – 6336, за 2013 г.– 4098. Однако, исходя из того, что уголовные дела о сокрытии преступления от учета являются, по сути, единичными фактами, а в ряде регионов Российской Федерации практика их возбуждения и расследования фактически отсутствует (собственно как и единая судебная практика о рассмотрении подобных уголовных дел), следует сделать обоснованный вывод о высокой латентности данного вида преступлений и необходимости дельнейшего совершенствования методов борьбы с ними.

Констатируя, что сокрытие преступления от учета является в том числе преступлением коррупционного характера, причем в особо значимой сфере – деятельности правоохранительных органов, только проведение предусмотренной ст. 7 Федерального закона «О противодействии коррупции» единой государственной политики в данной области может служить надежным гарантом достижения определенных успехов и положительных результатов.

Как видно из приведенных выше примеров уголовных дел о должностных преступлениях, связанных с укрытием преступлений от учета, судебная практика по данной проблематике далека от единства мнений. По нашему мнению, данное обстоятельство является крайне негативным, дезорганизующим фактором, непосредственно влияющим на практическую деятельность всех должностных лиц, вовлеченных в процесс выявления, расследования и судебного рассмотрения должностных преступлений, связанных с сокрытием преступлений от учета.

Исходя из изложенного, мы можем выдвинуть следующие важные и наиболее характерные признаки, присущие сокрытию преступления от учета, совершенному сотрудником правоохранительного органа.

Сокрытие преступления от учета сотрудником 1.

правоохранительного органа всегда является умышленным, целенаправленным актом волеизъявления – действием или бездействием, реализация которого является тщательно обдуманной моделью противоправного поведения соответствующего субъекта. Виновным лицом также в качестве обязательного условия предусматривается низкая вероятность обнаружения его противоправных действий.

Сокрытию преступления во всех случаях сопутствует 2.

наступление следующих негативных последствий:

а.) утаивание факта криминального посягательства от статистического учета, оказывающего непосредственное влияние на показатели оперативно-служебной деятельности;

б.) предотвращение расследования обстоятельств криминального посягательства, установления виновных лиц и наступления для них соответствующих негативных последствий в виде уголовной ответственности.

Проведя подробное исследование сущности укрытия преступления от учета, совершенного сотрудником правоохранительного органа, детально разобрав виды, способы данного противоправного деяния, мы считаем необходимым в данный момент заострить внимание на используемой терминологии.

Неверное, с точки зрения языковых особенностей, название того или иного явления или предмета с большой степенью вероятности может привести к неправильному его толкованию и восприятию другими субъектами познания. Единства мнений в вопросе терминологии в части, касающейся вопросов сокрытых от учета преступлений, не имеется. Так Типовая инструкция оперирует дефиницией «укрытое от регистрации сообщение о преступлении»; упоминавшееся выше информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации №36-22-2012 от 12.04.2012 использует оба термина – «укрытые» и «сокрытые» от учета преступления. В приказе Генерального прокурора Российской Федерации №277 от 05.09.2011 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия» также употребляется термин «укрытое» от регистрации преступление.

В научной литературе также встречаются оба термина; в частности Р.С. Белкин, как уже указывалось выше, использует словосочетание «сокрытое преступление»117, равно как и Е.П. Ищенко, также оперирующий понятием «сокрытия преступления».

Несмотря на отсутствие единого подхода к терминологии по рассматриваемой проблематике, разночтений в понимании изучаемого явления, как показывает практика, не имеется. Употребление в научнопрактической литературе близких по своему значению слов «сокрытое» и «укрытое» в контексте исследуемой в рамках настоящей работы темы, по нашему мнению, следует считать вполне оправданным, однако не может являться допустимым в нормативно-правовых актах, требующих в своем содержании однозначных и предельно четких формулировок.

Согласно словарю В.И. Даля, слова «скрывать, скрыть и сокрыть»

означают «прятать, класть в крепкое, сохранное место; прятать от других, класть куда тайком, хоронить, никому не сказать».

При этом значение слова «укрывать» раскрывается как «укрывать, укрыть что, за (при, на, по)крывать, крыть; одевать (одеялом), кутать.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«Мартынова Яна Николаевна АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР В СФЕРЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, Севрюгин Виктор...»

«ГУНИЧ Сергей Владимирович ОРГАНЫ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ КАК ЭЛЕМЕНТ КОНСТИТУЦИОННОПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на...»

«Храновский Игорь Витальевич ПРАВОВОЙ СТАТУС БЕЗРАБОТНЫХ ГРАЖДАН В РОССИИ И НЕКОТОРЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ В ПЕРИОД МИРОВОГО ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА (СРАВНИТЕЛЬНОПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) Специальность 12.00.05 трудовое право; право социального обеспечения Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор...»

«ГАЛИАКБЕРОВ АДЕЛЬ СИРЕНЬЕВИЧ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИЗОБРЕТЕНИЙ, ПОЛЕЗНЫХ МОДЕЛЕЙ И ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБРАЗЦОВ НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ Специальность 12.00.10 – Международное право; европейское право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор...»

«Волос Алексей Александрович ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор Е.В. Вавилин Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Кастанова Екатерина Дмитриевна Правовые основы международного сотрудничества в области избежания двойного налогообложения и предотвращения уклонения от уплаты налогов Специальность 12.00.04 Финансовое право; налоговое право; бюджетное право...»

«Юлегина Екатерина Игоревна АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ЭКСПЕРТИЗА НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ И ИХ ПРОЕКТОВ В СИСТЕМЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЕЕ СУБЪЕКТОВ (АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) Специальность 12.00.14 – Административное право; административный процесс. Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Малыхина Елена Александровна Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: особенности финансово-правового регулирования 12.00.04 — финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Агеев, Олег Григорьевич 1. Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru лгеев, Олег Григорьевич Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.02.-М.: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Государство и право. Юридические науки — Финансовое право — Российская...»

«Герштейн Станислав Евгеньевич АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ КАК МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ В СФЕРЕ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«НАЖБУДИНОВ Мухридин Амрудинович ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С ИНСТИТУТАМИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОТИЗАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ Специальность 12.00.11 – судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность...»

«БЕЛОВА Татьяна Александровна ИНСТИТУТ НАЛОГОВОЙ АМНИСТИИ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ НАЛОГОВОГО ПРАВА 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Покачалова Елена Вячеславовна Саратов – 20...»

«НАБИРУШКИНА Ирина Сергеевна ФИНАНСОВО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УПЛАТЫ И ВЗИМАНИЯ ТАМОЖЕННЫХ ПЛАТЕЖЕЙ 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор Бакаева Ольга Юрьевна Саратов – 2014...»

«Знаменская Вера Сергеевна ПРАВОВАЯ ОХРАНА НАИМЕНОВАНИЙ МЕСТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТОВАРОВ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – Кандидат...»

«Быкова Мария Сергеевна ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ О ТЕХНИЧЕСКОМ РЕГУЛИРОВАНИИ В СФЕРЕ ОБОРОТА ПРОДУКТОВ ДЕТСКОГО ПИТАНИЯ Специальность: 12.00.11 – «Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«СТЕПАНЕНКО Роман Алексеевич ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПОСРЕДНИЧЕСТВОМ ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ Специальность 12.00.12 – криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Ю. П. Гармаев Улан-Удэ – СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Теоретические основы...»

«ТИХОНОВА ОЛЬГА ЮРЬЕВНА РОЛЬ АРБИТРАЖНОГО СУДА В ФОРМИРОВАНИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ СУБЪЕКТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Т.А. Григорьева САРАТОВ – 2015...»

«Черныш Артем Вадимович КОНКУРЕНТНОЕ ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА И СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Специальность 12.00.10 – Международное право; Европейское право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Кандидат юридических наук, Доцент, А.С. Исполинов Москва Оглавление Введение Глава 1. Конкурентное право Европейского Союза §1. Становление конкурентного права в Европейском...»

«ГЕРАСИМОВА Екатерина Александровна УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РОЗНИЧНОЙ ПРОДАЖЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Блинов Александр...»

«Игнатова Анна Анатольевна УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕНАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВА НА ПОЛОВУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЛИЦ, НЕ ДОСТИГШИХ ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА Специальность 12.00.08 – «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.