WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 23 |

«РОЛЬ ТЕЛЕОНОМНЫХ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ПОЛЕЙ В ОРГАНИЗАЦИИ РЕЛИГИОЗНОГО ДИСКУРСА ...»

-- [ Страница 4 ] --

[Преп. Силуан Афонский 2001: 173].

Определение жанровой принадлежности текстового материала институционального типа религиозного христианского дискурса проводилось по концептуально-дискурсивным и собственно лингвистическим критериям. Так, текстовый материал институционального типа религиозного христианского дискурса принадлежит к первичным религиозным жанрам, поскольку «если представить Священное Писание в качестве первоначального образца религиозного дискурса, некой первоосновы, то все остальные жанровые разновидности (проповедь, исповедь, молитва и др.



) «вытекают», строятся и существуют на его базе, имея в своей основе цитаты, отсылки к тексту Священного Писания» [Бобырева 2007: 42]. В этом можно наблюдать внутреннюю интертекстуальность религиозного дискурса, касающуюся распределения отношений жанровых образцов внутри самого дискурса. «Религиозный христианский дискурс обладает и внешней интертекстуальностью или интертекстуальностью в широком смысле, понимаемой как связь отдельных жанровых образцов религиозного дискурса со всей совокупностью существующих речевых произведений (не обязательно религиозного характера) – по линии содержания, жанрово-стилистических особенностей, структуры, формально-знакового выражения. В том, что касается внешней интертекстуальности, религиозный дискурс не отличается от любого другого вида дискурса. Внутренняя интертекстуальность в том виде, как она присутствует в религиозном дискурсе, присуща только данному типу общения» (Там же, с. 41). Таким образом, интертекстуальность и прецедентность религиозного дискурса являются концептуально-дискурсивными и одновременно собственно лингвистическими параметрами анализа текстового материала.

К вторичным религиозным жанрам относят речевые жанры, представляющие собой своеобразную интерпретацию и модификацию первичных религиозных образцов – текстов Священного Писания, опирающихся на них композиционно, ситуативно и ценностно – святоотеческие писания, духовная поэзия, церковная публицистика, проповедь, молитва, исповедь и т.д. В целом необходимо отметить, что «выделение жанров в религиозном дискурсе представляется несколько сложным с той точки зрения, что невозможно выбрать единое основание для подобного выделения. Сложность выделения жанров религиозного дискурса определяется следующими факторами: а) сложным характером коммуникации, поскольку осуществляется общение человека с Богом или Бога с человеком, при этом любое высказывание перерастает свои границы и становится событием; б) сложным характером иллокутивного потенциала, совокупности интенций, обнаруживающих довольно сложные конфигурации. Различные речевые образцы религиозного дискурса представляют собой комплексные образования, сочетающие информативные и фатические, апеллятивные и декларативные модели. Подразделение жанров религиозного дискурса на первичные и вторичные не в полной мере отражает глубинную структуру и тематическое наполнение отдельных жанровых образцов религиозного дискурса» (Там же, с. 172).

Поскольку в основе нашего исследования лежит сопоставительный анализ лингвокультурной и семантико-когнитивной специфики дискурсообразующих телеономных концептуальных полей вера / faith, надежда / hope, любовь / love в православии и протестантизме на русскоязычном и англоязычном материале, то представляется целесообразным ввести в работу конкретизирующий термин религиозный христианский дискурс, вмещающий в себя православный и протестантский субдискурсы. Таким образом, в целях оперирования более точной терминологией понятие религиозного дискурса сужено рамками христианских конфессий, а понятие субдискурса введено как составной элемент его структуры.

4. Концептуальное поле как операциональная единица дискурс-анализа Выдвижение антропоцентрической парадигмы на передний план ориентирует современную лингвистику на изучение не только собственно лингвистических категорий и речемыслительной деятельности, но и специфики языкового сознания представителей той или иной лингвокультурной сообщности, а также выделение концептуальных сфер, характерных для определнной лингвокультуры. «Мировидение любой этноязыковой общности основано на формирующейся в процессе е развития определнной модели мира, которую компонуют … базовые категории» [Привалова 2007: 55]. Структурирование системы концептуальных полей дискурса позволяет существенно приблизиться к пониманию общенациональных и специфических особенностей языкового сознания этноса, а также создать достаточно объективную модель исследуемого вида дискурса.





В последние годы лингвистика существенно продвинулась в изучении форм и способов вербализации различных сегментов концептуального пространства.

«Язык является одним из наиболее значимых компонентов культуры, его единицы ценностно маркированы и нуждаются в концептологическом анализе. В наивном сознании носителя языка существуют ценностные установки по отношению к языковым и речевым категориям» [Слышкин 2005: 45]. Для исследования способов вербализации фрагмента действительности целесообразно использовать полевую методику. По мнению многих исследователей, актуальным, в частности, оказывается понятие концептуального поля.

В целом современная лингвистика предлагает две возможных модели данного когнитивного образования: полевую с выделением ядра и периферии (Дорофеева 2002; Ключевская 2011) и слоистую с выделением разнообразных сегментов и форм объективации концептуального поля на уровне синхронии и диахронии, а также с определением его национально-специфичного и ассоциативного фонов (Лаврентьева 2005а,б, 2012; Лебедева 2013; Ломоносова 2008).

Так, А.Ю. Ключевская определяет концептуальное поле как «содержательную категорию, зафиксированную в языковых единицах картины мира. Таким образом, можно утверждать, что концептуальное поле системно организовано и включается в языковую картину мира как обособленный, структурированный фрагмент» [Ключевская 2011а: 231]. Исследовательница делит концептуальное поле на ярусы (в частности, лесический), которые в свою очередь имеют ядро и периферию. Моделирование лексического яруса А.Ю. Ключевская, прежде всего, видит в описании лексикографических данных, позволяющих выявить «парадигматические, синтагматические и ассоциативные связи составляющих концептуального поля. Словари помогают увидеть семантическую и деривационную продуктивность репрезентантов концепта в полном объме, показывают существование поливербальных средств репрезентации концепта» [Ключевская 2011б: 179].

Ю.Д. Апресян утверждает, что «для современного лингвокультурного исследования чрезвычайно важно обращение к данным лексикографической науки, так как семантика языковой единицы отражена, прежде всего, в лексикографических источниках» [Апресян 1995: 56].

Таким образом, можно сделать вывод, что если лексический ярус – это репрезентация концептуального поля в языке, то текстовый ярус – это его репрепрезентация в дискурсе. Так, в нашем исследовании лексикографический материал послужил основой структурирования системно-языкового уровня религиозного христианского дискурса, а текстовый материал был использован для анализа системообразующего уровня указанного вида дискурса, поскольку этот блок материала в целом носит дискурсообразующий характер.

Н.В. Дорофеева рассматривает концептуальное поле как «семантическое содержание упорядоченного множества языковых единиц, реализующих концепт и сгруппированных вокруг ядерной семемы, номинант которой, в свою очередь, является именем поля» [Дорофеева 2002: 8]. Исследовательница считает, что концептуальное поле представляет собой «незнаковую единицу, систему, состоящую из лексико-семантических вариантов, значений слов, взаимосвязанных общим семантическим компонентом, и особым образом структурно организованную: ядро

– периферия» (Там же). К основным признакам концептуального поля Н.В. Дорофеева причисляет «наличие набора средств разных языковых уровней; наличие общего значения, образующего разноуровневые конституенты поля; расчленнность общего категориального значения поля на ряд категориальных значений, противостоящих друг другу и образующих макрополя» (Там же, с. 8-9).

Некоторые исследователи напротив не делят концептуальное поле на ядерную и периферийную области, а представляют его в виде набора когнитивно, семантически и культурно взаимосвязанных слов-сегментов. К таковым можно причислить Т.В. Лаврентьеву, которая описывает концептуальное поле как «системно организованный, включающийся в языковую картину мира структурированный фрагмент, в котором образуются синонимические ряды, соотносительные по общему признаку, а составляющие его элементы поддаются градации по степени выраженности признаков» [Лаврентьева 2005б: 6]. Т.В. Лаврентьева подчркивает, что «выделение ядра и периферии неправомерно» (Там же, с. 12), поскольку анализируемое ей концептуальное поле составляют «пары лексем» (Там же).

Ю.Е. Ломоносова также не проводит деления концептуального поля на ядро и периферию, а представляет концептуальное поле «не просто как совокупность концептов, признаки которых упорядочены в определенной иерархии, а как систему взаимосвязанных, взаимопересекающихся когнитивных структур, репрезентируемых в языковой картине мира посредством разнообразных способов номинации» [Ломоносова 2008: 5].

М.Ю. Лебедева рассматривает динамическое развитие концептуального поля «в координатах «язык – культура – личность» [Лебедева 2013: 3-4], где оно «репрезентируется в фактах естественного языка (словах, свободных и устойчивых выражениях и т.д.), фактах метаязыковой рефлексии носителей языка (ассоциациях и наивных толкованиях), фактах культуры (культурных практиках, ритуалах, символах и т.д.)» (Там же, с. 7).

Кроме того, исследовательница выделяет когнитивные признаки одного и того же концептуального поля в разных типах дискурса и его взаимосвязи с другими концептуальными полями. Таким образом, М.Ю. Лебедева раскрывает различные слои исследуемого концептуального поля в языке, дискурсе, культуре и, наконец, языковом сознании представителей той или иной лингвокультурной сообщности.

Настоящее исследование является синтезом полевой и слоистой моделей концептуального поля. Выделение лингвофилософских, когнитивносемантических и жанровых сегментов концептуального поля в дискурсе сближает нас с представителями слоистой модели концептуального поля, тогда как способ организации материала в пределах того или иного сегмента нередко имеет форму поля: ядро – околоядерная зона – зоны ближней и дальней периферии.

Мы представляем концептуальное поле как целостное когнитивное пространство, обладающее содержательной, когнитивной, ассоциативносемантической и жанровой организацией. Исследование лингвокультурной специфики того или иного вида дискурса не может обойтись без построения концептуальных полей, входящих в его состав. «Концептуальное поле может включать в себя разные по структуре элементы: семы и когнитивные признаки как наиболее мелкие единицы и АСП (а также его разновидность: АСП-антоним) и Евангельские притчи как наиболее крупные когнитивные образования» [Балашова 2013:

503]. Таким образом, изучение особенностей дискурсивного функционирования лингвокультурной доминанты вера, надежда, любовь на системно-языковом, системообразущем и функционально-структурном уровнях религиозного христианского дискурса требует моделирования целой сети телеономных концептуальных полей, которую она образует. Исследование семантико-когнитивной организации концептуальных полей вера, надежда, любовь, входящих в состав единой макросистемы всего религиозного дискурса, позволяет выделить блок общих сем, а затем и блок когнитивных признаков, что свидетельствует о стабильном функционировании лингвокультурной доминанты вера, надежда, любовь в Евангельском тексте. Однако концептуальные поля вера, надежда, любовь представляют собой самостоятельные когнитивные образования как в языке, так и в дискурсе и являются необходимыми членами когнитивно-дискурсивной парадигмы. Система указанных концептуальных полей имеет определнную структуру как и в любой другой парадигме, однако дискурсивная парадигматика специфична в каждом отдельном случае. Каждое концептуальное поле обладает сложной разветвлнной структурой и является значимым не только для религиозного дискурса, но и для любого языка в целом. Выявление соотношения концептуальных полей вера, надежда, любовь на языковом и дискурсивном уровнях позволяет определить специфику языкового и религиозного сознания представителей той или иной лингвокультурной сообщности.

Необходимо заметить, что к названным концептуальным полям мы применяем термин «телеономные», впервые введнный в научный обиход С.Г. Воркачвым (см. Воркачв 2003а). Телеономными исследователь называет «вербализованные смыслы, отправляющие к универсалиям духовной культуры и создающие для человека смысл жизни» [Воркачв 2003а: 4]. Таковыми являются концептуальные поля вера, надежда, любовь в религиозном христианском дискурсе, поскольку они передают всю аксиологическую глубину, всю суть христианства, представляя собой центральные христианские добродетели. Таким образом, термин «телеономный» применяется к «высшим духовным ценностям, образующим и воплощающим для человека нравственный идеал, стреление к которому создат моральную оправданность его жизни, – идеал, ради которого стоит жить и не жалко умереть…» (Там же, с. 24).

А.А. Загнитко и Ж.В. Краснобаева-Чрная разработали эпистемологическипарадигмальную типологию концептов, содержащую классификационные параметры современных толкований концептов. Так, в качестве одного из таких параметров исследователи выделяют ценностно-аксиологический параметр, на основании которого концепты подразделяются на телеономные (красота, любовь, добро, счастье) и нетелеономные (совет, просьба, приветствие и др.) (см. Загнитко, Краснобаева-Чрная 2014). Исследователи указывают, что «этот подход основывается на ценностно-аксиологической составляющей концепта и базируется на эстетических и этических категориях в силу того, что оценочная составляющая часть концепта, определяемая культурными ценностями, имеет директивное проявление» [Загнитко, Краснобаева-Чрная 2014: 86].

При исследовании семантики и структуры концептуальных полей в рамках того или иного вида дискурса важным оказывается «изучение способов экспликации их семантической структуры. В свою очередь моделирование макро и микроконцептов как сегментов концептуальных полей включает, таким образом, определение базовых компонентов их семантики, а также выявление совокупности устойчивых связей между ними» [Михальчук 1997: 29].

Проведнное нами исследование системно-языкового и текстового материала религиозного дискурса, а также данных электронных корпусов позволяет сделать вывод, что анализ языковых средств позволяет наиболее простым и эффективным способом выявить семантико-когнитивные признаки концептуальных полей и создать модель того или иного макроконцепта как их структурного элемента. Так, З.Д. Попова и И.А. Стернин полагают, что «лексико-семантический подход позволяет максимально полно отразить состав языковых средств, входящих в состав концептуального поля, достаточно объективно описать семантику этих единиц (слов, словосочетаний, ассоциативных полей, паремий, текстов) с применением методики когнитивной интерпретации результатов лингвистического исследования, смоделировать содержание концептуального поля как глобальной ментальной единицы в е национальном своеобразии» [Попова, Стернин 2006: 16] и определить его место как в определнной лингвокультуре в целом, так и в конкретном виде дискурса в частности.

Представление о концептуальном поле в дискурсе создатся прежде всего благодаря «совокупности значений эксплицирующих его лексических единиц и словосочетаний, а также исходя из микроконтекста, в котором употребляются эти экспликанты» [Сергеева 2002б: 45].

Как ментальная единица концептуальное поле может быть описано через анализ средств его языковой объективации. Таким образом, необходимо получить исчерпывающий список языковых единиц, объективирующих тот или иной макро или микроконцепт, представляющий собой структурную единицу концептуального поля. «Концепт рассеян в языковых знаках, его объективирующих. Чтобы восстановить структуру концепта, надо исследовать весь языковой корпус, в котором репрезентирован концепт (лексические единицы, фразеологию, паремиологический фонд), включая систему устойчивых сравнений, запечатлевших образцыэталоны, свойственные определнному языку» [Пименова 2004а: 9].

Процесс моделирования концепта в дискурсе исследовательница представляет как «установление и описание совокупности языковых и когнитивных средств, входящих в его состав. Полное описание целого концептуального поля, значимого для определнной культуры, возможно только при исследовании наиболее полного набора средств его представления» [Пименова 2004б: 12].

Таким образом, в данном случае можно говорить о процессе концептуализации, в результате которого происходит формирование концептуальных полей как целостных когнитивных и лингвокультурных образований, структурными единицами которых являются макро- и микроконцепты. Проблема концептуализации не получила достаточного освещения в современных лингвистических исследованиях и является одним из самых перспективных направлений когнитивистики и лингвокультурологии (Голованова 2011; Лаврентьева 2005; Ломоносова 2008; Новосельцева 2005; Шеина 2012).

Т.В. Лаврентьева полагает, что «концептуализация заключается в осмыслении поступающей к человеку информации и приводит к образованию концептов, концептуальных структур, последние могут быть представлены и в виде концептуальных полей» [Лаврентьева 2005а: 5]. Таким образом, в результате концептуализации, по мнению исследовательницы, происходит «порождение или трансформация концептуальных признаков, концептов и концептуальных полей» (Там же).

Термин «концепт» получил в современной лингвистике массу самых разнообразных определений, выработанных с позиций различных подходов. Если в конце 90-х и начале 2000-х гг. преобладали работы по моделированию отдельных концептов (Буянова 2001; Воркачв 2002б, 2003б, 2004; Красавский 2001б; Новодранова 2001; Панченко 1999; Песоцкая 2001; Сафина 1995; Слышкин 1996;

Тильман 1999; Толочко 1999 и др.), то в последние годы появились исследования обобщающего характера, ориентированные на создание концептуальных и терминологических типологий концептов, выработку общетеоретических положений современной науки о языке (Голованова 2011; Загнитко, Краснобаева-Чрная 2014; Крючкова 2012, 2013; Лаврентьева 2005, 2012; Новосельцева 2005; Шеина 2011 и др.), где концепт выступает в качестве «структурной единицы», «строительного материала», «системного элемента» в процессе концептуализации и последующем формировании более крупных когнитивных образований, отражающих языковую, национально-культурную и, наконец, психолингвистическую реальность явлений окружающей действительности. «Концепт, являющийся основным понятием когнитивной науки, достаточно «приспособлен» для объяснения организации системы представления собственно языковых знаний и представляет собой феномен, позволяющий анализировать взаимодействие языковых единиц с единицами, отражающими психическую и мыслительную деятельность языковой личности, поскольку именно концептуальная информация обусловливает использующуюся для е выражения семантику языковых единиц» [Привалова 2006: 15].

В рамках данного исследования мы рассматриваем понятие «концепт» в ракурсе триады «концепт концептуализация концептуальное поле».

В самом общем виде Т.В. Лаврентьева выделяет 2 группы концептов – когнитивные, принадлежащие «к единицам ментального уровня нашего сознания», и культурологические, относящиеся «к информационной структуре, отражающей знания и опыт человека» [Лаврентьева 2005: электрон. путеводитель].

В связи с понятием концептуального поля Т.В. Лаврентьева выделяет такое свойство концептов, как «способность «парить» над концептуализированными областями, выражаясь как в слове, так и в образе или материальном предмете»

[Лаврентьева 2005а: 6].

Исследовательница выделяет следующие общие положения теории концептов в современной науке о языке:

1) «принадлежность концепта сознанию;

2) отражение объектов действительности посредством структурирования совокупности признаков;

3) включнность в состав концепта не только описательноклассификационных, но и прагматически-эмоциональных характеристик» [Лаврентьева 2005: электрон. путеводитель].

Загрузка...

Е.И. Голованова приводит важное для когнитивной лингвистики и концептуального анализа положение о том, что «концепты не существуют автономно, а представляют собой единицы тех или иных систем» [Голованова 2011: 16]. Так, в этой связи исследовательница выделяет такие структуры, как «концептосфера», «концептуальное пространство», «концептуальная система», «концептуальная подсистема», «концептуальная картина мира», «концептуальное поле». В свою очередь структура концепта может быть представлена в виде поля с выделением ядра и периферии, а также в виде уровней. Поскольку концепты не являются статичными, то процесс их образования и трансформации Е.И. Голованова называет «концептуализацией» или «концептогенезом» (см. Голованова 2011).

Многообразие определений, толкований и подходов к термину «концепт» в современной научной литературе объясняется междисциплинарным характером последнего. Так, указанный термин используется в когнитивных и лингвокультурных исследованиях, а также лингвофилософских, культурологических и литературоведческих работах. Однако Е.И. Голованова указывает на 2 основных плана понимания концепта в современной когнитивной лингвистике – узкий и широкий. «В широком понимании концептом обозначается любой ментальный конструкт, которым оперирует человек в процессе своей когнитивной деятельности», тогда как «в узком понимании под концептом мыслится преимущественно обыденное знание» (Там же, с. 18). Поскольку когнитивная лингвистика ориентирована, прежде всего, на исследование «обыденного познания, совершаемого человеком в процессе его повседневной деятельности» (Там же), то концепт как одна из базовых единиц когнитивной лингвистики, «соотносится главным образом, с обыденным опытом взаимодействия человека с окружающей действительностью»

(Там же).

И.М. Шеина рассматривает концепт как «единицу концептуализации»

[Шеина 2011: 6] и выделяет следующие направления в исследовании концептуализации, наметившиеся в современной лингвистике:

1) «изучение концепта, его внутренней структуры и его роли в процессе организации познания и становления лексической системы языка (Алефиренко 2002; Бабушкин 2001; Демьянков 2005; Карасик 2002б; Попова Стернин 2007а,б);

2) изучение процесса структурирования информации и взаимодействия различных структур представления знаний (Болдырев 2002; Жаботинская 1997; Кубрякова 2004б);

3) изучение этнокультурной специфики формирования концепта как стержня, определяющего развитие языковой картины мира (Воркачв 2004; Колесов 2004; Красных 2003; Степанов 1997)» [Шеина 2011: 5-6].

Так, под языковой концептуализацией И.М. Шеина понимает «процесс использования ментальных структур и средств языка для организации информации в ходе создания и интерпретации дискурса» [Шеина 2011: 6]. Одним из способов концептуализации исследовательница считает «формирование универсальных концетуальных сетей с помощью базисных концептов, задающих перспективу, в соответствии с которой рассматриваются все остальные признаки концепта» (Там же). К базисным концептам И.М. Шеина причисляет концепты «качество», «количество», «оценка», «время», «пространство», «причина» и др.

В настоящем исследовании концепт рассматривается в качестве «строительного элемента системы концептуальных полей» (термин Т.В. Лаврентьевой), которые в свою очередь являются операциональными единицами дискурсанализа. Нами была разработана интегрированная методика сочетания концептуального и дискурсивного видов анализа, в основе которой лежит когнитивное и лингвокультурное моделирование макросистемы телеономных концептуальных полей.

Поскольку исследовательский материал содержит в основном текстовые источники (Новозаветный текст на русском и английском языках, а также тексты электронных корпусов), то актуальным представляется рассмотрение вопроса о специфике функционирования концептуальных полей в тексте.

Прежде всего, необходимо отметить, что между концептуальными полями в тексте существуют сложные отношения: «в конкретном тексте или в определнной разновидности текстов (дискурсе) может создаваться сложная система взаимодействия, взаимопересечения и взаимопроникновения концептуальных полей, что во многом будет составлять специфику этого текста или дискурса» [Сергеева 2002а: 29]. Подобная сложная система пересечения смыслов особенно характерна для религиозного христианского дискурса в целом и Евангельского текста в частности. Об этом же по сути говорит и Мечковская Н.Б.: «Для семантики слова в религии характерна высокая степень размытости. В отличие от психологической одноплановости языковой семантики, содержание религии по своей психологической природе крайне разнородно. С этим связана общая высокая степень логической и вербальной (словесно-понятийной) размытости религиозных смыслов и, как практическое следствие, – необходимость постоянных филологических усилий при обращении к текстам Писания» [Мечковская 1998: 30].

Исследование специфики функционирования концептуального поля в тексте предполагает анализ лексико-семантической структуры этого текста. Под лексико-семантической структурой текста понимается «способ семантической организации лексических единиц, обеспечивающий целостность текста и создающийся отбором определнных слов из лексикона языка, лексическими повторами, использованием синонимов, употреблением слов из одной или нескольких взаимосвязанных (противопоставленных) семантических групп, соотношением частотности употребляемых слов в языке и данном тексте, характером сочетаемости слов, а также специфической организацией ассоциативно-семантических полей («ассоциативно-семантической сетью»)» [Болотнова 1994: 40]. Необходимо отметить связь лексической структуры текста и его словности в целом с ассоциативносмысловыми полями в этом тексте, поскольку под АСП понимаются «концептуально объединнные лексические элементы» (Там же). Термин ассоциативносемантическое поле трактуется исследователями как «поле, в котором вокруг общего семантического признака объединяются не только единицы, включающие в семантическую структуру этот признак, но и единицы, ассоциативно с ними связанные» [Клименко 1990: 46] (например, в АСП концепта надежда входят лексемы Воскресение, вечность, Бог, жизнь). Понятие ассоциативного поля всегда так или иначе связано с лексической системностью. «Лексическое ассоциирование имеет текстообразующую направленность, поскольку текст часто строится на ассоциативных связях слов и может быть рассмотрен как своеобразное ассоциативное поле, упорядоченное по семантическому принципу и оформленное грамматически» (Там же). Таким образом, взаимодействие АСП в тексте во многом формирует его общую семантику.

Лексемы, вербализующие концептуальные поля вера, надежда, любовь, не только наиболее частотны, но и обладают «максимальным количеством ассоциативных и синтагматических связей с другими частотными и семантически значимыми лексемами» [Сергеева 2002б: 34]. Нами учитываются частотность и повторяемость слов при определении степени важности лексемы в тексте, о чм писали многие исследователи. Например, Ю.И. Левин утверждал, что «частотное – значимо, а значимое – частотно» [Левин 1966: 199]. «Слово является семантически значимым, если оно употребляется в тексте достаточно часто и играет организующую роль, «обрастая» в тексте многообразными ассоциативными связями»

[Роднянский 1986: 7]. Репрезентанты концептуальных полей вера, надежда, любовь, а также лексемы с самой высокой частотностью, входящие в различные группы сочетаемости упомянутых лексем, образуют вокруг себя обширные АСП, состоящие из взаимосвязанных или противопоставленных микроконцептов.

В заключение можно сказать, что в плане моделирования системы концептуальных полей в структуре дискурса наиболее перспективным оказывается сочетание методов концептуального и дискурсивного анализа, позволяющее не только выявить особенности дискурсного функционирования исследуемых концептуальных полей в языке, культуре и коммуникации, но и определить лингвокультурную и семантико-когнитивную специфику организации всего дискурса в целом.

5. Интегрированная методика дискурс-анализа через систему концептуальных полей Данное исследование представляет собой синтез семантико-когнитивной и лингвокультурной концепций изучения языка. Семантико-когнитивный подход базируется на исследовании соотношения семантики языка с лингвокультурной спецификой, соотношения семантических процессов с когнитивными. Указанный подход показывает, что комбинированный анализ языковых средств позволяет наиболее простым и эффективным способом структурировать такое сложное когнитивное образование, как концептуальное поле и представить его модель как в составе того или иного вида дискурса в частности, так и как единицы определнной лингвокультуры в целом. Целью лингвокультурного подхода является комплексное изучение языка, сознания и культуры, а также выделение концептуальных полей, образующих какой-либо вид дискурса в языке или лингвокультурных сфер, составляющих ту или иную культуру.

Настоящее диссертационное сочинение представляет собой опыт дискурсанализа телеономных концептуальных полей религиозного христианского дискурса, изучение специфики их дискурсивного функционирования и структурной организации в православном и протестантском субдискурсах, а также исследование когнитивных, семантических, культурологических, жанровых и ценностных особенностей названных подвидов религиозного христианского дискурса в русской и английской лингвокультурах.

Таким образом, нами был разработан алгоритм моделирования телеономных концептуальных полей в языке и дискурсе. Процедура структурирования и исследовательский материал неодинаковы в том и другом случае.

Так, для моделирования концептуальных полей в структуре религиозного дискурса, прежде всего, необходим материал, принадлежащий его институциональному типу, поскольку именно данный вид материала образует как системноязыковой, так и системообразующий уровни дискурса и обладает высокой интертекстуальностью с содержанием большого количества прецедентных текстов и ситуаций.

Исследование специфики функционирования концептуальных полей вера, надежда, любовь в религиозном христианском дискурсе предполагает, прежде всего, изучение основополагающих текстов Священного Писания и Священного Предания, а также словарей церковно-славянского языка, святоотеческих писаний и данных электронных корпусов. Таким образом, нас интересует более институциональный тип религиозного христианского дискурса нежели бытийный, хотя упомянутая когнитивная парадигма является универсальным смысловым центром всего религиозного христианского дискурса в целом.

Необходимо отметить, что наше исследование не включает изучение специфики функционирования концептуальных полей вера, надежда, любовь в Ветхом Завете, поскольку в ветхозаветных текстах они обретают иной смысл и существуют по отдельности, а не как единое-целое.

Определение места текстового материала Священного Писания в структуре религиозного христианского дискурса проводилось по экстралингвистическим и лингвистическим критериям. На наш взгляд, тексты Священного Писания составляют определнный системообразующий уровень религиозного христианского дискурса в целом, являясь богословской, ценностной, языковой, жанровой первоосновой всего последующего текстового пространства исследуемого типа дискурса, тогда как святоотеческие писания и данные электронных корпусов находятся на функционально-структурном уровне религиозного христианского дискурса и принадлежат к числу вторичных религиозных жанров, созданных на базе Священного Писания и отсылающих читателя к нему. Наконец словарный материал представляет системно-языковой уровень религиозного христианского дискурса.

Не являясь текстом, он не обладает и жанровой принадлежностью.

Принципы дискурс-анализа во многом определяются исследуемым типом дискурса.

Таким образом, религиозный дискурс требует особой методики моделирования, поскольку он занимает особое положение не только в силу своего текстового характера, но и в силу того факта, что дискурсообразующие тексты формируются в разные исторические периоды и определяются жсткими церковными догматами. Кроме того, соотношение, взаимосвязи и глубинный лингвофилософский смысл концептуальных полей вера, надежда, любовь во многом имеет догматическую природу. Анализ последних позволяет раскрыть единую макросистему, представляющую собой фундамент всего религиозного христианского дискурса, и опирающуюся на системно-языковые данные. Построение дискурса через концептуальные поля (Лаврентьева 2012; Мещеряков 2011) и текстовую системность лексических средств (Орлова 2011) способствует выявлению его глубинных когнитивных структур, определению их лингвокультурной специфики, а также раскрытию механизмов организации того или иного вида дискурса. Так, выделенные В.Е. Чернявской уровни дискурсивного анализа [Чернявская 2013:

144-145], актуальны и для нашего исследования, однако мы предлагаем методику моделирования дискурсивного пространства через систему концептуальных полей. Исследование семантико-когнитивного содержания концептуального поля предполагает, прежде всего, контекстуальный анализ способов сочетаемости базовой лексемы-репрезентанты и е дериватов (см. Сергеева 2002), а затем построение АСП, входящего в целостное концептуальное пространство (поле) в указанном виде дискурса.

По данным нашего исследования концептуальное поле в языке содержит лексико-семантические, лексико-фразеологические и деривационные сегменты, а также паремиологическую зону. Функционирование же концептуального поля в рамках того или иного вида дискурса несколько изменяет его состав. Концептуальное поле в условиях дискурса включает контекстуальную сочетаемость образующих его единиц, ассоциативно-семантические поля (АСП), поля-антонимы, систему дискурсообразующих микроконцептов и, наконец, жанровые сегменты.

Для описания каждой из указанных структурных группировок нами были использованы общеязыковые и специализированные толковые словари современного русского, английского и церковно-славянского языков, словари частотности, словари сочетаемости, словари синонимов русского и английского языков, словари пословиц и поговорок, словообразовательные словари, тезаурусы современного английского языка, словари идиом современного английского языка, а также текст Евангелия на русском и английском языках и толкования данного текста и Евангельских притч православными и протестантскими авторами. Кроме того, в целях моделирования концептуальных полей на функционально-структурном уровне религиозного дискурса были использованы материалы церковнобогословского подкорпуса Национального корпуса русского языка и Британского Национального корпуса.

Методами данного исследования являются метод когнитивной интерпретации, метод компонентного анализа лексических единиц для вычленения в их словарных дефинициях лингвосемиотических и семантических индикаторов исследуемого концептуального поля, а также группа методов интерпретативного, контекстуального и структурно-семантического анализа [Балашова 2005: 321; Балашова 2013: 504].

Частичное использование методов контекстуального и структурносемантического анализа можно наблюдать в работах Е.В. Сергеевой по изучению философских текстов В. Соловьва (см. Сергеева 2002). Однако комплексное применение целого блока указанных нами методов на системно-языковом и текстовом материале позволяет получить определнный алгоритм анализа концептуальных полей в структуре дискурса, вывести своеобразную семантику дискурса, «в фокусе которой оказывается не столько лексическое значение употреблнных в дискурсе единиц, их узкоконтекстуальное значение, сколько совокупность импликаций, интертекстуальных и интрадискурсивных отношений» [Чернявская 2013: 145]. В.Е. Чернявская полагает, что «дискурсивная семантика анализирует и сопоставляет значения слов и / или предложений не только из одного текста, но отобранных для дискурсивного анализа из разных текстов, объединнных тематически» (Там же). Так, по мнению данного автора, «дискурсивный анализ – это анализ макросемантический и одновременно глубинно-семантический» (Там же).

Системное применение перечисленных нами методов позволяет провести семантический анализ на макро- и микро- уровнях и представить модели дискурсообразующих телеономных концептуальных полей, в чм и заключается научная новизна данного исследования.

Подобная методика построения концептуальных полей вера / faith, надежда / hope, любовь / love в русском и английском языках не исчерпывает их анализа в целом, но является необходимой для выявления специфики функционирования исследуемых концептуальных полей в рамках религиозного христианского дискурса.

Таким образом, мы предлагаем анализ религиозного христианского дискурса по концептуально-дискурсивным, лингвистическим и экстралингвистическим критериям, а также его трхуровневую структуру с распределением религиозных жанров на каждом из уровней. Представленная модель содержит элементы языковой, речевой, социокоммуникативной, лингвокультурной моделей дискурса и в то же время отражает специфику религиозного дискурса как совершенно особого типа общения, изначально имеющего текстовую основу. Трхуровневое воплощение религиозного христианского дискурса позволяет выявить системно-языковые, национально-специфичные, лексико-семантические и ассоциативные особенности функционирования системы его концептуальных полей, а также получить относительно объективное представление о структуре и принципах организации исследуемого типа дискурса.

Выводы по главе I

1. В центр лингвокогнитивных и лингвокультурных исследований последних десятилетий вс чаще ставится дискурс, что объясняется изменением проблематики современной лингвистики, в фокусе которой находится человек в его неразрывной связи с языком. Несмотря на столь разнообразные подходы к пониманию природы дискурса, большинство исследователей сходится во мнении, что создание исчерпывающей модели его структуры объективно невозможно, так как дискурс – явление нелинейного характера. Однако в определнным образом заданных параметрах этот языковой феномен может быть описан: были созданы языковая, речевая, социо-коммуникативная, лингвокультурная, лингвосемиотическая, прагмалингвистическая и феноменологическая модели дискурса. Дискурс представляется современным исследователям как междисциплинарный феномен, который изучается с позиций философии, социальных наук, психологии и психолингвистики, а также лингвокультурологии.

2. Подходы к исследованию дискурса, выработанные в современной науке о языке, позволяют получить разнообразные модели этого сложного языкового явления и определить специфику его структуры в лингвокогнитивном, семантическом, коммуникативном, прагматическом, лингвокультурном и других аспектах.

Однако наиболее перспективным направлением изучения дискурса нам представляется его моделирование в целостной системе координат «язык – культура – коммуникация», позволяющее в той или иной степени интегрировать перечисленные подходы, в результате чего исследователь получает довольно чткую картину не только особенностей дискурсного функционирования, но и внутренней организации дискурса, а также его лингвокультурной специфики.

3. Поскольку в основе нашего исследования лежит сопоставительный анализ лингвокультурной и семантико-когнитивной специфики дискурсообразующих концептуальных полей вера / faith, надежда / hope, любовь / love в православии и протестантизме на русскоязычном и англоязычном материале, то представляется целесообразным ввести в работу конкретизирующий термин религиозный христианский дискурс, вмещающий в себя православный и протестантский субдискурсы. Таким образом, в целях оперирования более точной терминологией понятие религиозного дискурса сужено рамками христианских конфессий, а понятие субдискурса введено как составной элемент его структуры.

В целом под дискурсом мы понимаем особую форму существования языка, способ выражения ментальности народа. Такое видение дискурса позволяет выявить его связь с концептуальным полем как основной структурной единицей дискурс-анализа, представляющей собой продукт дискурсивного мышления, а также с прецедентными текстами, выступающими в качестве элементов дискурса, несущих национальноспецифичную информацию о том или ином лингвокультурном сообществе.

4. Современная научная литература предлагает самые разнообразные интерпретации понятия дискурса и разработанные на их основе подходы к дискурсанализу. В самом общем виде можно выделить 3 направления дискурсивного анализа явлений языка и речи: дискурс коммуникация, дискурс культура, дискурс текст. На базе направления дискурс коммуникация были разработаны этнографический дискурс-анализ, конверсационный дискурс-анализ, а также интент-анализ. Направление дискурс культура явилось источником критического дискурс-анализа, в рамках которого были выработаны социальносемиотический, социокогнитивный и социокультурный виды дискурсивного анализа. Наконец исследования в направлении дискурс текст положили начало возникновению прикладного и лингвистического дискурс-анализа. В рамках лингвистического дискурсивного анализа выделились функциональнолингвистическое течение, корпусноориентированный дискурс-анализ, была представлена лингвосинергетическая модель дискурса. Учитывая большое количество подходов к дискурс-анализу, разработанных западно-европейскими и отечественными исследователями, можно говорить о перспективности интегрированной методики, направленной на сочетание концептуальных и дискурсивных методов моделирования концептуальных полей как операциональных единиц дискурсанализа, а также выявление лингвокогнитивных, структурно-семантических, лингвокультурных и коммуникативно-функциональных параметров дискурса.

5. Согласно современным концепциям дискурса религиозный дискурс принято считать одним из видов институционального дискурса. Отечественные исследователи разработали социолингвистическую и прагмалингвистическую модели институционального дискурса, в которых высокая степень ритуальности и прецедентная текстовая база являются одновременно ключевыми компонентами и сущностными характеристиками религиозного дискурса как подструктуры институционального дискурса. В свою очередь были созданы коммуникативноаксиологическая, жанрово-концептуальная, социолингвистическая, лингвофилософская, семиотическая, лингвокультурная и стилистическая модели религиозного дискурса. Мы подразделяем религиозный христианский дискурс на институциональный и бытийный, то есть личностно-ориентированный. В основе функционирования институционального вида религиозного христианского дискурса лежат тексты Священного Писания и Священного Предания. Личностноориентированный религиозный христианский дискурс распадается на бытовой (разговорный) и бытийный, тогда как бытийный представлен поэтическим и обыденным типами религиозного христианского дискурса.

6. Определение жанровой принадлежности текстового материала институционального типа религиозного христианского дискурса проводилось по концептуально-дискурсивным и собственно лингвистическим критериям. Так, текстовый материал институционального типа религиозного христианского дискурса принадлежит к первичным религиозным жанрам, поскольку Священное Писание выступает в качестве своеобразного эталона, на базе которого строятся все остальные жанровые разновидности, содержащие ссылки и цитаты Библейского текста.

В этом можно наблюдать внутреннюю интертекстуальность религиозного дискурса, касающуюся распределения отношений жанровых образцов внутри самого дискурса. Таким образом, интертекстуальность и прецедентность религиозного дискурса являются концептуально-дискурсивными и одновременно собственно лингвистическими параметрами анализа текстового материала. К вторичным религиозным жанрам относят речевые жанры, представляющие собой своеобразную интерпретацию и модификацию первичных религиозных образцов – текстов Священного Писания, опирающихся на них композиционно, ситуативно и ценностно – святоотеческие писания, духовная поэзия, церковная публицистика, проповедь, молитва, исповедь и т.д.

7. В последние годы лингвистика существенно продвинулась в изучении не только форм и способов вербализации различных сегментов концептуального пространства, но и базовых механизмов процесса концептуализации, происходящего в языковом сознании человека. Большая часть исследователей сходится во мнении, что для экспликации способов вербализации фрагмента действительности целесообразно использовать полевую методику. В связи с этим актуальным оказывается недостаточно разработанное в современной науке о языке понятие концептуального поля. В целом в работах последних десятилетий можно выделить две возможных модели концептуального поля: полевую с выделением ядерной и периферийной зон и слоистую с выделением разнообразных сегментов на уровне синхронии и диахронии, а также определением национальноспецифичного и ассоциативного фонов концептуального поля.

8. Мы представляем концептуальное поле как целостное когнитивное пространство, обладающее содержательной, когнитивной, ассоциативносемантической и жанровой организацией. Исследование лингвокультурной специфики того или иного вида дискурса не может обойтись без построения концептуальных полей, входящих в его состав. «Концептуальное поле может включать в себя разные по структуре элементы: семы и когнитивные признаки как наиболее мелкие единицы и АСП (а также его разновидность: АСП-антоним) и Евангельские притчи как наиболее крупные когнитивные образования» [Балашова 2013:

503]. Таким образом, изучение особенностей дискурсивного функционирования лингвокультурной доминанты вера, надежда, любовь на системно-языковом, системообразущем и функционально-структурном уровнях религиозного христианского дискурса требует моделирования целой сети телеономных концептуальных полей, образующих единое внутридискурсное макрополе.

9. Настоящее исследование представляет собой синтез семантикокогнитивной и лингвокультурной концепций изучения языка. Семантикокогнитивный подход базируется на исследовании соотношения семантики языка с лингвокультурной спецификой, соотношения семантических процессов с когнитивными. Указанный подход показывает, что комбинированный анализ языковых средств позволяет наиболее простым и эффективным способом структурировать такое сложное когнитивное образование, как концептуальное поле и представить его модель как в составе того или иного вида дискурса в частности, так и как единицы определнной лингвокультуры в целом. Целью лингвокультурного подхода является комплексное изучение языка, сознания и культуры, а также выделение концептуальных полей, образующих какой-либо вид дискурса в языке или лингвокультурных сфер, составляющих ту или иную культуру.

10. Разработанная нами методика дискурс-анализа телеономных концептуальных полей вера, надежда, любовь в составе интегрированного макрополя направлена на исследование специфики их дискурсивного функционирования и структурной организации в православном и протестантском субдискурсах, а также выявление когнитивных, семантических, культурологических, жанровых и аксиологических особенностей названных субдискурсов в русской и английской лингвокультурах. Таким образом, в диссертационном исследовании предложен алгоритм моделирования концептуальных полей в языке и дискурсе. Процедура структурирования и исследовательский материал неодинаковы в том и другом случае. Тексты Священного Писания составляют определнный системообразующий уровень религиозного христианского дискурса в целом, являясь богословской, ценностной, языковой, жанровой первоосновой всего последующего текстового пространства исследуемого типа дискурса, тогда как святоотеческие писания и данные электронных корпусов находятся на функциональноструктурном уровне религиозного христианского дискурса и принадлежат к числу вторичных религиозных жанров, созданных на базе Священного Писания и отсылающих читателя к нему. Наконец словарный материал представляет системноязыковой уровень религиозного христианского дискурса. Не являясь текстом, он не обладает и жанровой принадлежностью.

11. Принципы дискурс-анализа во многом определяются исследуемым типом дискурса. Таким образом, религиозный дискурс требует особой методики моделирования, поскольку он занимает особое положение не только в силу своего текстового характера, но и в силу того факта, что дискурсообразующие тексты формируются в разные исторические периоды и определяются жсткими церковными догматами. Кроме того, соотношение, взаимосвязи и глубинный лингвофилософский смысл телеономных концептуальных полей вера, надежда, любовь во многом имеет догматическую природу. Анализ последних позволяет раскрыть единую макросистему, представляющую собой фундамент всего религиозного христианского дискурса, и опирающуюся на системно-языковые данные. Построение дискурса через концептуальные поля и текстовую системность лексических средств способствует выявлению его глубинных когнитивных структур, определению их лингвокультурной специфики, а также раскрытию механизмов организации того или иного вида дискурса.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 23 |
Похожие работы:

«Евстратенкова Магдалена Александровна ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ШВЕЙЦАРСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«Малыхина Елена Александровна Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: особенности финансово-правового регулирования 12.00.04 — финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»

«Мальченко Ксения Николаевна ПРЕЮДИЦИЯ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 12.00.15 — гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — кандидат юридических наук, доцент Цепкова Татьяна Митрофановна Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I....»

«Юлегина Екатерина Игоревна АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ЭКСПЕРТИЗА НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ И ИХ ПРОЕКТОВ В СИСТЕМЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЕЕ СУБЪЕКТОВ (АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) Специальность 12.00.14 – Административное право; административный процесс. Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Копик Мария Игоревна Компенсация морального вреда жертвам терроризма 12.00.03 гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Н.А. Баринов Волгоград 20 Содержание...»

«Мартынова Яна Николаевна АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР В СФЕРЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, Севрюгин Виктор...»

«Агеева Алена Викторовна КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС СЕМЬИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 12.00.02 – Конституционное право, конституционный судебный процесс, муниципальное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Ю. В....»

«Черныш Артем Вадимович КОНКУРЕНТНОЕ ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА И СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Специальность 12.00.10 – Международное право; Европейское право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Кандидат юридических наук, Доцент, А.С. Исполинов Москва Оглавление Введение Глава 1. Конкурентное право Европейского Союза §1. Становление конкурентного права в Европейском...»

«Пшипий Рустам Махмудович БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ: ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ГЛАВЫ 22 УК РФ) Специальность 12.00.08 уголовное право и криминология;...»

«БЕЛОВА Татьяна Александровна ИНСТИТУТ НАЛОГОВОЙ АМНИСТИИ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ НАЛОГОВОГО ПРАВА 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Покачалова Елена Вячеславовна Саратов – 20...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Агеев, Олег Григорьевич 1. Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru лгеев, Олег Григорьевич Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.02.-М.: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Государство и право. Юридические науки — Финансовое право — Российская...»

«Швец Сергей Владимирович КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА СЛЕДСТВЕННЫХ И СУДЕБНЫХ ДЕЙСТВИЙ В УСЛОВИЯХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПЕРЕВОДА Специальность: 12.00.12 – Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный консультант доктор юридических наук,...»

«Александров Андрей Григорьевич ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ НЕЗАКОННОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТОВАРНОГО ЗНАКА 12.00.12 – криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических...»

«Зорькина Анна Александровна НЕОСТОРОЖНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ И УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ Специальность: 12.00.08 уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: д.ю.н., доцент Анисимов...»

«ГЕРАСИМОВА Екатерина Александровна УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РОЗНИЧНОЙ ПРОДАЖЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Блинов Александр...»

«ДЖАНАЕВА АННА МИШЕЛЕВНА ПОНЯТИЕ РЕСТИТУЦИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ИНСТИТУТА В РОССИЙСКОЙ И АНГЛО-АМЕРИКАНСКОЙ СИСТЕМАХ ПРАВА Специальность 12.00.03 – «Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«Ломакина Евгения Витальевна НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОММЕРЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Специальность 12.00.03 гражданское право;...»

«НАЖБУДИНОВ Мухридин Амрудинович ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С ИНСТИТУТАМИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОТИЗАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ Специальность 12.00.11 – судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность...»

«МАМЕДОВИЧ ФИНАНСОВ процесс ДИССЕРТАЦИЯ наук консультант – профессор, Федерации НИКОЛАЕВИЧ Челябинск – 20 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. правоотношений.. доктрине. экономические отношения..40 определения период.60 воздействия на процессе.. средств... отношения..10 их статуса.. органов.. административном праве... (опосредованных) государственном экономики.. экономики.. экономики.. административно-правовые финансового администрирования..20...»

«УДК 340. 11 КОСЫХ Алексей Алексеевич УБЕЖДЕНИЕ В ПРАВЕ: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА, ТЕХНИКА Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Головкин Роман Борисович Владимир 2015...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.