WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«НЕОСТОРОЖНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ И УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ...»

-- [ Страница 5 ] --

(Young Offenders Act). Переход от закона «О несовершеннолетних преступниках» (Juvenile Delinquents Act), который действовал с 1908 года, к принятию закона «О молодых преступниках» (YOA), имел философское значение по сути, это был переход от «модели социального патронажа» к более традиционной модели правосудия, где правам несовершеннолетних уделялось больше внимания и уголовные дела рассматривались в открытом ювенальном суде. Данный правой подход в судебной системе получил дальнейшее развитие в 2003 с принятием канадского закона «Об уголовной ювенальной юстиции» (YCJA).



Закон об уголовной ювенальной юстиции является федеральным законом, рассматривающим правонарушения, предположительно совершенные несовершеннолетними лицами (в возрасте от 12 до 18 лет). В соответствии с Законом все процессуальные действия совершаются в ювенальном суде. Система регулирования преступности несовершеннолетних Канады призвана обеспечивать долгосрочную защиту населения посредством следующих мер: 1) профилактика преступлений путем разрешения обстоятельств, лежащих в основе противозаконных действий; 2) реабилитация несовершеннолетних правонарушителей и их реинтеграция в общество; 3) обеспечение нейтрализации вредных последствий правонарушения.

Анализируя законодательство СНГ об уголовной ответственности несовершеннолетних за совершение неосторожных преступлений, прежде всего, следует отметить, что, как и в российском законодательстве, в законодательстве стран СНГ не содержится отдельных положений об ответственности за преступления по неосторожности для несовершеннолетних, хотя оно и рассматривает несовершеннолетнего как особого субъекта, наделенного привилегированным статусом.

Данный подход вытекает из Модельного уголовного кодекса 1996 г.1, Модельный Уголовный кодекс: Рекомендательный законодательный акт для Содружества Независимых Государств: Принят на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников Содружества Независимых Государств : Постановление № 7-5 от 17 февраля 1996 гогде в ст. 22 указывалось на возраст, с которого наступает уголовная ответственность – 16 лет (ч. 1), а также в соответствии с предшествующей советской традицией указывались составы, по которым лицо могло быть привлечено с 14 лет. Примечательна попытка авторов Модельного уголовного кодекса адаптировать уголовно-правовые нормы к зарубежным, введя п. 4, который допускал освобождение от уголовной ответственности для лица, достигшего 14-16 лет, но «вследствие отставания в психическом развитии» неспособного «в полной мере осознавать характер и значение своих действий либо руководить ими».

В большинстве стран СНГ минимальный возраст уголовной ответственности установлен также с 14 лет (исключение составляет УК Узбекистана, где отмечается, что за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах лицо привлекается с 13 лет). Перечень преступлений, за которые привлекают к уголовной ответственности лиц, достигших 14 лет, в целом одинаков, но в ряде государств он дополняется, как нам кажется, преступлениями, которые осознаются такими лицами, и представляют общественную опасность, к ним относят: незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, заключающийся в приобретении, хранении, изготовлении и других действиях с наркотическими средствами и психотропными веществами (УК Таджикистана, Киргизии, Туркмении), хулиганство, в том числе и основной состав (УК Беларуси, Армении, Украины).

Принцип гуманизма, находящий свое отражение в ч. 3 ст. 20 УК РФ, обнаруживается и в УК Беларуси, Армении и Казахстана. Эти положения являются новеллой, так как в прежнем уголовном законодательстве подобных норм не было. В целом положительная тенденция вызвала критику ученых в части причины отставания в психическом развитии. Так, если причиной являются социальные условия, то применяется ч.3 ст. 20 УК РФ, и лицо не подлежит уголовной ответственности, а если психическое расстройство, то прада (с изменениями на 16 ноября 2006 года) // Электронный ресурс:

http://docs.kodeks.ru/document/901781490 воприменитель должен использовать ч.1 ст. 22 УК РФ, и несовершеннолетний подлежит уголовной ответственности, а это обстоятельство учитывается при назначении наказания, и к лицу могут быть назначены принудительные меры медицинского характера. Следует воспользоваться рекомендацией Модельного УК стран СНГ, а также опытом армянского законодателя и не уточнять в норме причину отставания в психическом расстройстве: «Если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии был неспособен в полной мере осознавать характер и значение своих действий либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности».





Среди норм уголовного законодательства об ответственности за неосторожные преступления можно упомянуть состав неосторожного причинения менее тяжкого телесного повреждения (ст. 155 УК Беларуси, ч. 2 ст. 121 УК Армении, ч. 1 ст. 131 УК Азербайджана), доведения до самоубийства с неосторожной формой вины (ч. 1 ст.

110 УК Армении), неосторожное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее тяжкий вред здоровью или гибель людей (ст. 196 УК Украины).

Наибольшее свое проявление принцип гуманизма получил в нормах о сроках и видах наказания назначаемых несовершеннолетним, видах освобождения от уголовной ответственности и наказания (гл. 9 УК РФ). В соответствии с Минимальными стандартными правилами ООН, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинскими правилами»)1, «несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а также в отсутствие другой соответствующей меры воздействия». Виды наказаний, назначаемых Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила): Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года // Электронный ресурс:

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/beijing_rules.shtml несовершеннолетним, их сроки, особенности их применения, в целом соответствуют отмеченным принципу и правилам.

В ряде уголовных законов стран СНГ (Киргизии, Таджикистана, Беларуси, Армении, Украины, Казахстана, Узбекистана) выделяются в отдельные нормы правила установления максимального предела наказания в виде лишения свободы при совокупности преступлений у несовершеннолетних. Установление данных норм рекомендовал Модельный УК, так в ч. 3, ст. 97 отмечается: «Лицам, совершившим преступления средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие в возрасте до шестнадцати лет, лишение свободы по совокупности преступлений не может превышать десяти лет. Лицам, совершившим преступления средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет лишение свободы по совокупности преступлений не может превышать двенадцати лет».

Особые правила определения максимального срока наказания в отношении несовершеннолетних существуют и при совокупности приговоров в УК Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Украины – 15 лет (по рекомендации Модельного УК стран СНГ), Армении – 12 лет, Беларуси – 20 лет.

Кроме того, Модельный уголовный кодекс 1996 г. усовершенствовал понятие неосторожности. Так, в ст. 26 выделялись легкомыслие и небрежность как формы неосторожности. Более того п. 2 ст. 26 Модельного уголовного кодекса 1996 г. отмечалось, что «лицо, совершившее деяние по неосторожности, подлежит уголовной ответственности только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса».

Однако в этом документе в легкомыслии как самостоятельного вида неосторожной формы вины не нашел отражения термин «самонадеянность».

Данный факт позволяет предположить, что разработчики Модельного кодекса считали легкомыслие и самонадеянность различными по этимологической сущности понятиями и поэтому не объединили их одним видом неосторожности.

В Уголовных кодексах Украины и Казахстана легкомыслие и самонадеянность объединены в дефиниции одного вида неосторожной формы вины, что, по нашему мнению, не учитывает различной этимологической сущности данных понятий в аспекте отражения ими разных оттенков интеллектуальноволевого отношения виновного к содеянному. При этом УК Украины и Казахстана закрепляют не самый оптимальный способ регламентации видов преступной неосторожности, недаром законодатели ряда других стран не восприняли эту идею.

В уголовных законах Эстонии и Белоруссии легкомыслие имеет значение самостоятельного вида неосторожной формы вины, и в его дефиниции отсутствует понятие «самонадеянность»; в уголовном законодательстве Армении, Азербайджана, Кыргызстана вид неосторожности представлен как самонадеянность без включения в его определение термина «легкомыслие».

По нашему мнению, данный подход к регламентации легкомыслия и самонадеянности свидетельствует о признании законодателями указанных государств этих понятий самостоятельными по этимологическому значению и интеллектуально-волевому отношению виновного к содеянному.

Таким образом, компаративистское исследование законодательства зарубежных стран об уголовной ответственности несовершеннолетних за совершение неосторожных преступлений показало отличительную особенность стран романо-германской и англо-саксонской систем права - наличие специального законодательства об уголовной ответственности несовершеннолетних и системы ювенальной юстиции. Применение мер воздействия существенно зависит от возраста несовершеннолетнего. Уголовная ответственность несовершеннолетних в странах СНГ, базируясь на положениях Модельного УК, не имеет особенных отличий от положений УК РФ.

Понятие и виды неосторожной вины в зарубежных странах в целом сходны с российской концепцией. Однако меры ответственности за деяния, совершенные по неосторожности, в странах романо-германской и англосаксонской систем права заметно ниже, чем в отечественном законодательстве.

Специальных положений о преступлениях, совершенных несовершеннолетними субъектами с неосторожной формой вины зарубежное уголовное законодательство не выделяет. Тем не менее, при привлечении к уголовной ответственности несовершеннолетних учитывается, что преступления, совершенные ими по неосторожности, обладают меньшей степенью общественной опасности и во многом определяются возрастными физиологическими, психологическими и зрелостными факторами. Вследствие этого за совершение неосторожных преступлений несовершеннолетними может предусматриваться минимальная степень наказания и иные меры уголовноправового характера.

На примере эффективного зарубежного опыта мы видим целесообразность в дополнение к тому, что в УК РФ выделена отдельная глава, посвященная преступлениям несовершеннолетних, следующее: 1) формирование подотрасли, связанной с уголовным правом несовершеннолетних (ювенальным уголовным правом); 2) уточнение в отдельных положениях раздела V УК РФ мер ответственности и наказания для несовершеннолетних, совершивших преступление по неосторожности.

§ 3. Неосторожность, как форма вины в преступлениях несовершеннолетних В ст. 24 УК РФ вина представлена как родовое понятие умысла и неосторожности. Законодательная характеристика умысла включает психологические компоненты, однако в неосторожности они не столь очевидны, а в таком ее виде, как небрежность, даже спорны. Субъективная сторона преступления представляет собой элемент состава преступления, включающий характеристику психической (внутренней) деятельности лица, непосредственно связанной с совершением преступления1. В составе субъективной стороны См.: Волков Б. С. Проблема воли и уголовная ответственность. Казань, 1965.

С. 21; Он же. Мотив и квалификация преступления. Казань, 1968. С. 9; Дагель преступления выделяют форму вины, мотив и цель преступления. Совокупность этих элементов характеризует связь сознания и воли лица с совершаемым им общественно опасным деянием. П. С. Дагель указывал, что вина представляет собой внутреннюю, субъективную сторону преступления, психическое отношение субъекта к своему общественно опасному деянию и его последствию, выраженное в преступлении1. К.Ф. Тихонов в понятии вины выделял такой признак, как отрицательное отношение субъекта преступления к охраняемым интересам общества2. Ю. А. Демидов утверждал, что содержание вины необходимо видеть в совершении преступления конкретным лицом, в единстве объективных и субъективных обстоятельств, в которых выразилась вина — отрицательное отношение лица к ценностям общества3.

Достаточно традиционным является следующее определение вины: вина — это психическое отношение лица к совершенному деянию и его последствиям, выражающее негативное отношение к охраняемым законом интересам личности, общества или государства4. Р.И. Михеев утверждает, что вина определяется через понятие субъективного отношения5. В других источниках также используется понятие «отношение». А.И. Рарог, В.М. Лебедев указывают, что вина – это предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию П. С, Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление.

Воронеж, 1974. С. 11; Злобин Г. А., Никифоров Б. С. Умысел и его формы. М.,

1972. С. 19; Ворошилин Е.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления. М., 1987. С. 6-18; Рарог А. И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М., 2001. С. 20.

См.: Дагель П. С. Содержание, форма и сущность вины в советском уголовном праве // Правоведение. 1969. № 1. С. 78.

Тихонов К.Ф. Субъективная сторона преступления. Саратов, 1967. С. 65.

См.: Демидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М.,

1975. С. 114.

См.: Рарог А. И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений.

М., 2006. С. 49-61; Скляров С. В. Мотивы индивидуального преступного поведения и их уголовно-правовое значение. М., 2000. С. 11.

5 Михеев Р. И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной ответственности (Теория и практика): Дис.... д-ра юрид. наук. М., 1995. С. 18.

и его последствиям, выражающее отрицательное отношение к интересам личности и общества1. В. Н. Мясищев отмечал, что психическое отношение выражает активную избирательную позицию личности, определяющую индивидуальный характер деятельности и отдельных поступков2.

Мотивы и цели преступления, дополняя содержание вины, формируют такое психическое отношение лица к деянию и его последствиям, в котором проявляется сущность вины. Вина (в форме умысла или неосторожности) является обязательным элементом субъективной стороны преступления. Наличие мотива и цели характерно для умышленных преступлений. Применительно к неосторожным преступлениям чаще используется формулировка «мотивы и цели поведения лица, совершившего неосторожное преступление»3.

Вина включает в себя интеллектуальные и волевые компоненты. Интеллектуальные компоненты отражают познавательные процессы, происходящие в психике человека. Это его способность осознавать значимость своего поведения и его последствий. Волевые компоненты отражают сознательное направление человеком своих умственных и физических усилий на достижение определенных целей, на конкретное поведение, выбор того или иного варианта поведения.

Согласно ч. 1. ст. 26 УК преступлением, совершенным по неосторожности, является деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Традиционно неосторожные преступления рассматриваются как менее опасные, чем умышленные посягательства4. В названиях двух видов неосторожКомментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред.

В. М. Лебедева. М.,2013. С. 36; Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. М., 2001. С. 24.

Мясищев В. Н. Психология отношений / Под ред. А. А. Бодалова. М. 1995.

Квашис В.Е. Профилактика неосторожных преступлений. Киев, 1981. С. 44Нерсесян В.А. Уголовная ответственность за неосторожные преступления.

СПб, 2002. С. 15.

Курс уголовного права / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. Т. 1. М., 2002. С. 451;

Тяжкова И.М. Ответственность за неосторожные преступления, совершаеной формы вины просматривается и отношение законодателя к ним как к менее опасным проявлениям человеческого поведения.

Интеллектуальный элемент преступного легкомыслия складывается из ряда признаков. Во-первых, это предвидение виновным возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия.

Вопрос о характере такого предвидения решается по-разному. В соответствии с одной из научных позиций предвидение при легкомыслии носит абстрактный характер: виновный предвидит возможность наступления преступных последствий в подобных случаях, но не в данном конкретном случае1.

Сторонники другой точки зрения абстрактный характер предвидения при легкомыслии отрицают. Так, П.С. Дагель и Д.П. Котов утверждали, что закон говорит о предвидении последствий своего действия или бездействия, то есть имеет в виду конкретное, а не абстрактное предвидение2. Н.С. Таганцев писал, что легкомыслие имеет место, когда действующий сознавал, что из его деяния может произойти правонарушение, но сознавал это отвлеченно, а не в применении к данным конкретным обстоятельствам3. М.С. Гринберг указывал, что предвидение виновным при преступном легкомыслии возможности наступления преступных последствий в данной конкретной обстановке сочетается с риском результатов и, следовательно, с сознательным их допущением, что стирает грань между легкомыслием и косвенным умыслом4. Думается, что несовершеннолетний субъект, действующий с признаками преступного легкомыслия, предвидит возможность причинения вреда своими действиями, но возможность эта кажется ему более чем абстрактной.

мые с использованием источников повышенной опасности. Дис. … д-ра юрид.наук. М., 2003. С. 11.

Советское уголовное право: общая часть / Под ред. Г.А.Кригера. - М.,1988. С. 136.

Дагель П.C. Дагель Д.П. Указ. соч. - С. 132.

Таганцев H.C. Русское уголовное право: Лекции: Часть общая. - М., 1994. Т. 1. - С.259.

Гринберг М.С. Понятие преступной самонадеянности // Известия ВУЗов.

Правоведение. 1962. №2. С.102.

Второй из признаков преступного легкомыслия - представление виновного о наличии в данной конкретной ситуации факторов, препятствующих наступлению преступного последствия. Они различны: собственные силы, опыт и умение, действия других лиц, действия сил природы, машин и механизмов и т.п. В этой связи несовершеннолетние, по сравнению со взрослыми преступниками, в большей мере опираются на субъективные, а не на объективные факторы (жизненный опыт, профессионализм, квалификацию, длительную практику и т.д.). Несовершеннолетние, как правило, рассчитывают на свою ловкость, уверенность в силах (переходящую в самоуверенность), бесстрашие (зачастую показное), кажущуюся легкость обращения с техникой, источниками повышенной опасности. Не осознавая опасности своего действия или бездействия, лицо не способно предвидеть возможность наступления общественно опасного последствия этого действия или бездействия, указывает А.И. Рарог1.

Таким образом, волевой момент преступного легкомыслия у несовершеннолетних очень близок к волевому моменту, характерному для косвенного умысла (известно, что расчет на «авось» рассматривается в теории и судебной практике как признак косвенного умысла).

В науке и практике встречаются трудности в отграничении косвенного умысла от преступного легкомыслия. Расчет, а в законе употребляется именно этот термин, на предотвращение общественно опасных последствий своего деяния означает отсутствие у лица положительного (свойственного обоим видам умысла), одобрительного отношения к наступлению этих последствий.

Наоборот, он означает отрицательное отношение к ним, нежелание их наступления, стремление избежать их. Таким образом, отсутствие у субъекта расчета на определенное обстоятельство или группу обстоятельств исключает преступное легкомыслие и дает основание для признания наличия косвенного умысла. Если же в конкретном деле отсутствуют реальные факторы, на которых строился расчет виновного избежать общественно опасных последст

<

Рарог А. И. Вина в советском уголовном праве. Саратов. 1987. С.56.

вий, то в уголовно-правовом смысле данное преступление не может быть признано совершенным по неосторожности. В то же время, возникают определенные проблемы в получении информации о том, на что конкретно рассчитывал субъект при совершении общественно опасных действий, поскольку он не в состоянии подробно это объяснить.

Как отмечают В.А. Нерсесян и Р.А. Леонов, расчет виновного на предотвращение преступных последствий и проявление при этом самонадеянности следует рассматривать раздельно1. Расчет сам по себе имеет и интеллектуальную, и волевую стороны, в связи с чем можно выделить три его интеллектуальных признака: представление виновного о наличии противодействующих факторов, уверенность в ненаступлении последствий, ошибка в оценке данных факторов. Также существуют три признака волевого момента расчета и легкомыслия в целом: отсутствие у виновного желания, чтобы вредные последствия наступили, отсутствие сознательного допущения их наступления, проявленная самонадеянность в отношении недопущения последствий. В самонадеянности проявляется определенное волевое отношение виновного к охраняемым уголовным законом чужим интересам, свойственное всякой неосторожности и заключающееся в отсутствии должной осмотрительности, заботы об этих интересах. Не желая и сознательно не допуская наступления преступных последствий, виновный в то же время не проявляет должной внимательности при оценке ситуации, оценить которую он имеет возможность, и самонадеянно, без достаточных к тому оснований преувеличивает роль факторов, способных предотвратить последствия. К сожалению, по делам о неосторожных преступлениях, совершаемых несовершеннолетними, легко установить только уверенность субъекта в ненаступлении последствий (92% несовершеннолетних, совершивших неосторожные преступЛеонов Р. А. Общественно опасные деяния (проступки), совершаемые лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности (уголовноправовой и криминологический аспекты). Дис. … канд.юрид.наук. М., 2011.

С. 54; Нерсесян В.А. Ответственность за неосторожные преступления. Дис.

… д-ра юрид.наук. М., 2006. С. 99.

ления, в изученных нами уголовных делах утвердительно ответили, что были уверены, что ничего от их действий не должно было, на их взгляд, произойти). В делах о преступлениях, совершенных с двумя формами вины, уверенность в ненаступлении тяжкого последствия была стопроцентной, судя по показаниям, данных в качестве обвиняемого и подсудимого.

Что касается небрежности, она представляет собой единственный вид вины, при котором отсутствует предвидение общественно опасных последствий.

При этом возможны три варианта психологического отношения виновного к своему действию или бездействию: а) субъект сознает, что он нарушает определенные правила предосторожности; б) совершая деяние, носящее сознательный волевой характер, субъект не сознает, что нарушает правила предосторожности; в) само деяние лишено сознательного волевого контроля.

Сознательное нарушение правил предосторожности в первом варианте сближает интеллектуальный момент небрежности с интеллектуальным моментом легкомыслия, но при небрежности виновный считает отступление от норм предосторожности настолько несущественным, что не предвидит даже абстрактной возможности наступления вредных последствий. Среди несовершеннолетних, совершивших преступления по небрежности, большинство не задумывается о том, что нарушает правила предосторожности. Именно в момент совершения деяния мыслей о его уголовно-правовой природе зачастую не возникает.

Поэтому при расследовании, рассмотрении в суде уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних необходимо обращать пристальное внимание на данное обстоятельство, придавая решающее значение при формулировании вывода о наличии преступного легкомыслия тому фактору, что ни при каких условиях подросток не желал и не допускал наступления вредных последствий.

В литературе выделяется четыре признака легкомыслия: 1) осознание лицом того, что своими действиями оно подвергает риску определенные правоохраняемые отношения; 2) расчет на конкретные условия, способные, по мнению субъекта, предотвратить наступление вредных последствий; 3) фактическое наступление вреда; 4) отсутствие полезной цели, способной оправдать допускаемый риск1.

Ф.Г. Бурчак указывает, что сознательный и волевой характер действия лица, совершившего неосторожное преступление, не дает еще оснований говорить об умышленности его деяний в уголовно-правовом смысле2. По законодательной формулировке содержание интеллектуального элемента преступного легкомыслия почти совпадает с таковым при умысле.

Последнее, правда, непосредственно из текста закона не вытекает. Но если даже такое осознание не является обязательным признаком легкомыслия, поскольку оно не вытекает прямо из закона и не подлежит непременному установлению судом по каждому делу, тем не менее, оно типично для преступлений, совершенных по легкомыслию.

Рассматривая все это с позиции совершения неосторожных преступлений несовершеннолетними, мы приходим к выводу, что преступное легкомыслие заключается в наличии у несовершеннолетнего мысленного прогноза последствий деяния и оценки их как общественно опасных, но лично благоприятных для совладания. Как верно замечает Л.В. Алексеева, неэффективными могут быть: объединение информации (афферентный синтез) условий сложившейся ситуации (модели значимых внешних условий) и собственных возможностей (модели значимых внутренних условий), а также выбор значимой информации, сравнение (контроль) своих возможностей и требований ситуации, оценка этого соотношения и/или самооценка, как ситуативно проявившихся психологических особенностей человека, так и типичных для него, связанных с функционированием его интеллекта и самосознания3. ПреФилановский И. Т. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. Л., 1970. С.134; Гринберг М.С. Понятие преступной самонадеянности // Известия ВУЗов. Правоведение.1962. №2. С.105.

Уголовное право Украинской ССР на современном этапе: Часть общая. Киев, 1985. С.261.

Алексеева Л.А. Психологический анализ признаков субъекта преступления в ступное легкомыслие заключается в отсутствии в самоуправлении у субъекта деяния прогноза общественно опасных последствий, хотя это функциональное звено при дополнительных психических усилиях должно и могло быть им осуществлено. Подобные характеристики самоуправления могут быть связаны с индивидуально-психологическими особенностями, как ситуативно проявившимися, так и типичными для личности: импульсивность, легкомысленность, склонность к риску, эгоцентричность или группоцентризм, недостаточность жизненного опыта или возможностей мышления, недоразвитые или не проявившиеся склонности к рефлексии и осмыслению жизни и своих поступков.

Вторая разновидность неосторожной формы вины – преступная небрежность, которой согласно ч. 3 ст. 26 УК, имеет место, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Как отмечается в литературе, небрежность – единственный вид вины, при котором отсутствует предвидение общественно опасных последствий1.

Здесь не может быть ни желания этих последствий, ни сознательного их допущения, ни расчета на их предотвращение. Фактическое отсутствие предвидения при реальной его возможности отвечает принципу вины и принципу субъективного вменения2.

Интеллектуальный элемент небрежности заключается в непредвидении общественно опасных последствий и, соответственно, в отсутствии у виновного сознания общественной опасности своего действия или бездействия.

С.В. Векленко отметил, что сформировавшееся в современной теории уголовного права субъективистское представление об институте вины не позвоУК РФ // Вестник Тюменского государственного университета. 2004. № 5. С.

178.

Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве. М., 1980. С.66.

Гребешок А.В. Вина в российском уголовном праве. Дис. … канд.юрид.наук. Ростов, 2004. С. 14.

ляет рассматривать в его рамках преступную небрежность, необходимым условием реализации которой является объективность критериев, лежащих в её основе1. Отдельными авторами делается попытка раскрыть «схему» психического отношения виновного к совершаемому деяния при небрежности следующими способами: а) лицо осознает, что нарушает определенные правила предосторожности, но не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий; б) лицо, совершая сознательный волевой поступок, не осознает, что этим поступком оно нарушает какие-то правила предосторожности; в) само деяние субъекта лишено сознательного волевого контроля, но этот контроль утрачен по вине самого субъекта2.

Уголовные дела о преступлениях, совершаемых несовершеннолетними с преступной небрежностью – в первую очередь представляют собой результат пренебрежения своими родительскими, служебными, функциональными и иными обязанностями взрослых лиц. Именно их поведение (например, оставление без присмотра техники, оружия, взрывчатых веществ, иных опасных предметов) провоцирует подростков, не обладающих специальными навыками обращения с этими предметами и получивших к ним доступ, посмотреть, как устроены и действуют данные механизмы. В итоге – причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, обычно своим сверстникам.

Для признания небрежности необходимо одновременное наличие двух ее критериев - объективного и субъективного. Объективный критерий заключается в обязанности виновного предвидеть общественно опасные последствия его действия или бездействия. Такая обязанность рассчитана на неопределенный круг лиц и не учитывает их индивидуальных свойств и частных особенностей конкретной ситуации. Объективный критерий небрежности определяется должностными или профессиональными обязанностями лица, правилами, действующими в той или иной сфере деятельности, правилами Векленко С.В. Понятие, сущность, содержание и формы вины в уголовном праве. - Омск, 2002. С. 155,157.

Дагель П. С. Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. М., 1969. С. 141.

предосторожности, сложившимися в общении людей в их повседневной деятельности1. Субъективный критерий небрежности состоит в наличии у виновного возможности предвидеть общественно опасные последствия своего поведения. С учетом индивидуальных качеств лица и особенностей конкретной обстановки определяется, могло ли данное лицо в данной ситуации выполнить лежащую на нем обязанность предвидеть последствия. Наличие обоих критериев небрежности означает и наличие волевого элемента небрежности - отсутствия в поведении лица необходимой внимательности и предусмотрительности.

Поскольку при вине в виде небрежности лицо не предвидит общественно опасных последствий своих действий, возникает вопрос об основании привлечения к уголовной ответственности. Согласно психологической концепции, вина в уголовном праве рассматривается как психический акт, как психическое отношение, однако в неосторожности психические аспекты не столь очевидны, а в таком ее виде, как небрежность, даже спорны. Законодатель характеризует психическое содержание небрежности негативно («не предвидит возможности наступления последствий»). Дополнительные признаки небрежности («мог и должен был предвидеть») также не вводят какихлибо психологических компонентов, поскольку указывают на возможность и обязанность предвидеть, а не на реальное предвидение. Установление возможности предполагает выяснение того, способен ли вообще тот или иной подросток интеллектуально и физически не допустить общественно опасных последствий. Обязанность же, указывает на наличие нормативного требования, предписания данному лицу предотвращать последствия.

Спорно утверждение, что при небрежности психическая деятельность лишь сужается, а не исчезает полностью. Если бы это было так, то законодатель говорил бы о недостаточном осознании и неполном предвидении, как он это делает в ст. 20 ч. 3 и ст. 22 УК РФ, определяя уровень необходимой социальной зрелости несовершеннолетнего как субъекта преступления и состоя

<

Дагель П. С.. Котов Д. П. Указ. соч. С. 146.

ние ограниченной вменяемости. Однако законодатель в небрежности отрицает и осознание и предвидение. Двоякий смысл имеют ссылки на критерии «мог» и «должен был». Как было уже сказано, они указывают на возможное предвидение и осознание, а не на действительное.

Вина как юридическая категория предполагает не вообще психическое отношение несовершеннолетнего к чему-либо, а его отношение к строго определенным в законе обстоятельствам - последствиям. И если такого отношения при небрежности по прямому указанию закона нет, то не может быть и психического отношения как варианта вины. На неувязку формулы вины с психическим отношением указывают и сами представители психологической концепции вины. Как указывал В. В. Лунеев, отнесение к волевому моменту признака «должен был и мог предвидеть» более чем сомнительно, его можно рассматривать лишь как нереализованную потенцию сознания и воли1. В.Е.

Квашис отмечает, что неосторожная вина выходит за рамки психического отношения субъекта к последствиям2.

Другой вариант установления психологического содержания небрежности связан с отысканием его в том, что предшествует наступлению последствия, то есть в отношении к деянию. Сторонники этого направления видят психологическую основу небрежности в понимании лица, что он создает определенную вероятность наступления вреда из-за недостаточной продуманности своих действий, что он сознательно вступает в сферу неопределенности, не исключающей вред3.

В этом плане вполне основательным является и высказывание в специальной литературе о том, что отсутствие предвидения общественно опасных результатов не есть пустота в психике человека, а есть отношение с положительным содержанием, которое состоит в том, что в момент совершения преЛунеев В. В. Предпосылки объективного вменения и принцип виновной ответственности // Государство и право. 1992. №9. С.61.

Квашис В. Е. Преступная неосторожность. Владивосток,1986. С.29.

Волков Б. С. Проблемы воли и уголовная ответственность. Казань, 1965.

С.40.

ступного деяния у лица имеется реальная возможность предвидения этих результатов1. Отсутствие предвидения предполагает существование реального психического фактора, способствующего наступлению нежелательных последствий, без которых преступный результат не наступил бы вовсе2. Соглашаясь с этой позицией, следует отметить, что положительное содержание психического отношения лица к вредным последствиям при небрежности составляет реальная возможность предвидения этих последствий при отсутствии действительного предвидения.

В преступно-небрежном психическом отношении различаются два момента - положительный и отрицательный. Под отрицательным моментом понимается отсутствие предвидения общественно опасных последствий, а положительный момент усматривается в наличии обязанности и возможности такого предвидения3. Некоторыми авторами психическое отношение к совершенному по небрежности преступлению рассматривается как потенциальное, основанное на реальной, но не реализованной возможности предвидения4. Нам видится, что правы те авторы, которые признают при неосторожном поведении существование реальной возможности должного напряжения внимания, сознания и воли5.

Отсутствие предвидения подростком общественно опасных результаМакашвили В. Г. Уголовная ответственность за неосторожность. М., 1987.

С.92.

Угоехелидзе М. Г. Природа неосторожного поведения в свете советской психологии // Проблемы борьбы с преступной неосторожностью в условиях научно-технической революции. Владивосток, 1976. С.22.

Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве; Уголовное право Российской Федерации: Общая часть / Под ред. Б.В.Здравомыслова. М.,1996. С. 183.

Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законодательству.

M., 1963. С.148-149; Гилязев Ф.Г. Проблемы субъективной стороны преступления. Уфа, 1986. С.41 и след; Ворошилин Е.В.. Кригер Г.А, Субъективная сторона преступления. М.,1987. С.28.

5 Макашвили В.Г. Уголовная ответственность за неосторожность. M., 1957.

С.92; Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М.,1961. С.369,372,374; Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве // Учен. зап. Дальневост. гос. ун-та. 1968. Вып. 21. С.104; Курс советского уголовного права: Часть Общая. М.,1970. Т.2. С.312,315,317 и др.

тов деяния как признака преступно-небрежной вины не означает отсутствия и самого психического отражения этих результатов. Оно определено неосознанием картины будущего, полученной в пределах индивидуальных возможностей лица в результате опережающего отражения в сознании лица его поведенческого акта.

Во-первых, следует продумать довод, согласно которому возможны такие случаи неосторожного причинения, когда отражение тех или иных обстоятельств вообще отсутствует при наличии возможности осознавать их1.

Во-вторых, следует уточнить определение психического отношения к общественно опасным последствиям деяния как потенциального отношения, сводимого к реальной, но нереализованной возможности предвидения этих последствий. Данное отношение является действительным психическим отношением субъекта к деянию и его последствиям, однако не в силу представления их в сознании в форме знания. Психический процесс активизируется благодаря фундаментальному свойству психики.

На современном этапе развития общества, когда созданы технические системы высокой сложности, «человек вынужден принимать решения и совершать действия, которые связаны со многими факторами научнотехнической революции и потому чреваты либо непредвиденными, либо лишь вероятностно прогнозируемыми последствиями».2 Таким образом, в структуру причинной связи, наряду с деянием субъекта (несовершеннолетнего) - нарушением правил предосторожности, которое в рамках теории необходимого причинения только одно и признается причиной, связанной с последствием отношения необходимости, зачастую включаются факторы, имеющие самостоятельное значение, но случайные по отношению к последствиям. Преступный результат «сопричиняется» определенным множеством факторов, к числу которых могут относиться и неисправности технических Дагель П.С. Указ. соч. С.38.

Гринберг М.С. Техника, издержки научно-технического прогресса и уголовное право // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1987. Вып. 45. С.53.

средств, и поведение потерпевшего, и действия третьих лиц и т.д. И лишь один из этого множества факторов является нарушением правил предосторожности1. Данную совокупность факторов, понятую как систему, можно считать единственной причиной возникновения вредных последствий. Иными словами, необходимую причинную связь можно установить с полным основанием, только проследив действие всех факторов и наступивших последствий. Деяние субъекта, нарушающее правило предосторожности и входящее в совокупность факторов, часто бывает связано с последствиями случайным образом. Как отмечает П.С. Дагель, «о случайном характере последствий и причинной связи в целом можно говорить лишь по отношению к нарушению правил предосторожности. Если же взять всю совокупность условий... результат будет, конечно, необходимым»2. Такую же точку зрения высказал И.П. Лановенко, указывая на тот факт, что травмирование людей на производстве является, как правило, случайным последствием нарушения правил техники безопасности и иных правил охраны труда, так как оно может наступить или не наступить, может быть легким, тяжелым или смертельным3.

М.С. Гринберг также обращает внимание на то, что основной целью норм, охраняющих безопасность в области взаимодействия человека и техники, является предотвращение вредных случайностей. Он отмечает, что, «как свидетельствуют процессы, связанные с использованием техники, случайные явления не выходят за пределы предвидения и управления... Но если объективно-случайные связи не выходят за пределы управления и контроля, они не выходят и за пределы того, что может быть значимо для права»4.

Таким образом, преступная небрежность определена критериями: долженствованием (объективный критерий небрежности), что в рамках нашего Лановенко И.П. Охрана трудовых прав. Киев, 1975. С.226.

Дагель П.С. Причинная связь в преступлениях, совершаемых по неосторожности // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1981. Вып.34. С.34.

Лановенко И.П. Указ. соч. С.251.

4 Гринберг M.C. Преступления против общественной безопасности. Свердловск, 1974. С.72, 74.

исследования по отношению к несовершеннолетним быть не может в силу действующего Уголовного кодекса, и субъективным критерием - возможностью предвидения. Следует согласиться с утверждением, что объективный критерий носит нормативный характер.

По изученным уголовным делам было установлено, что в 79% случаев подростки действовали с признаками легкомыслия, в 21% - с признаками небрежности. Применительно к составам преступлений, предусмотренных ст.

ст. 109, 118, 168, 264 УК, компоненты субъективной стороны преступления выражаются в следующем. При совершении спонтанных и непродуманных действий, зачастую не продиктованных личной неприязнью к потерпевшему, виновный не задумывается о возможных последствиях своих поступков. Например, подросток, выбросивший из окна подъезда автомобильное колесо, в своих показаниях несколько раз пояснил, что не подумал о том, что в условиях темного времени суток потерпевший может передвигаться по пешеходной дорожке. В делах о неосторожном повреждении чужого имущества путем случайного возгорания виновные поясняют, что им было известно о возможности возгорания, но при этом они были уверены либо в том, что возгорания не произойдет, либо в том, что они своевременно обнаружат и потушат его очаг. В делах, связанных с причинением вреда здоровью или смерти, периодически возникают проблемы с определением признаков субъективной стороны. Например, по одному из дел осуждены двое несовершеннолетних, которые договорились о совершении квартирного разбоя, в ходе которого избили, а затем связали пожилую хозяйку квартиры, заткнули ей рот кляпом и оставили одну в помещении. Она скончалась от механической асфиксии, вызванной введением тряпичного кляпа в рот. Судом первой инстанции их действия в этой части были переквалифицированы с убийства на причинение смерти по неосторожности, поскольку осужденные заявили, что не имели намерения ее убивать, надеялись, что ее освободит кто-нибудь из родственников или знакомых. Однако кассационная инстанция приговор отменила, указав, что осужденные знали о ее пожилом возрасте, но избили и связали ее, а затем оставили в беспомощном состоянии, при этом ранее знакомы с ней не были, вследствие чего не могли рассчитывать на появление каких бы то ни было родственников или знакомых, то есть относились к возможной гибели потерпевшей безразлично1.

Таким образом, проведенное исследование неосторожной вины в преступлениях несовершеннолетних позволяет заключить, что волевой момент преступного легкомыслия у них очень близок к волевому моменту, характерному для косвенного умысла. Преступное легкомыслие заключается в наличии у несовершеннолетнего мысленного прогноза последствий деяния и оценки их как общественно опасных, но лично благоприятных для совладания. Чаще всего неосторожные преступления совершаются несовершеннолетними именно по легкомыслию.

Уголовные дела о преступлениях, совершаемых лицами в возрасте от 16 до 18 лет с преступной небрежностью, в первую очередь представляют собой результат пренебрежения взрослых лиц своими родительскими, служебными, функциональными и иными обязанностями. Психологическая основа небрежности несовершеннолетних при этом состоит в недостаточной продуманности (при наличии возможности предвидеть последствия, исходя из имеющегося жизненного опыта) действий лица, которая и создает определенную вероятность наступлений вреда. При этом преступная небрежность несовершеннолетних определяется в первую очередь субъективным критерием – возможностью предвидения. Объективный критерий небрежности – долженствование – по отношению к несовершеннолетним чаще всего отсутствует, поскольку в большинстве случаев на несовершеннолетних не может возлагаться обязанность соблюдать предусмотренные нормативными актами требования безопасности.

Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ № 3-058/96 // БВС.1997. № 3. С. 8.

§ 4. Проблемы ответственности за неосторожные преступления, совершенные несовершеннолетними В соответствии со ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности выступает совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. В научной литературе понятие состава преступления традиционно определяется как совокупность объективных и субъективных признаков, с помощью которых можно определить совершенное общественно опасное деяние как преступление1. Выделяется четыре элемента состава преступления:

объект, объективная сторона (объективные элементы), субъект, субъективная сторона (субъективные элементы). Внутри каждого элемента сгруппированы признаки, характеризующие его сущность. Для объекта преступления это род и вид общественных отношений, на которые совершается посягательство, для объективной стороны – общественно опасное деяние, общественно опасные последствия и причинная связь, а также факультативно время, место, способ совершения преступления. Признаки субъекта – это возраст и вменяемость, субъективной стороны преступления – вина, мотив и цель2.

Уголовно-правовую характеристику преступлений несовершеннолетних, совершенных по неосторожности, уместно начать с объективных элеГогин А.А. Общая концепция правонарушений: проблемы методологии, теории и практики. Автореф. Дис. …д-ра юрид.наук. Казань, 2011. С. 14;

Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве (логико-методологические аспекты). Дис. … канд.юрид.наук. владивосток, 1997. С. 8; Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 71; Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. М., 2007. С. 65; Курс уголовного права. Общая часть.

Т. 1 / Под ред. Н.А. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 2002. С. 165; Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. С. 121; Уголовное право России. Общая часть / Учебник. Под ред. В.П. Ревина. М., 2010. С. 65; Решетникова Д.В. Конструирование составов преступления по моменту окончания:

вопросы законодательной техники и судебной практики. Дис. … канд.юрид.наук. Самара, 2012. С. 9; Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. М., 1951. С. 75.

Гидиятуллина И.Н. Состав преступления и его значение // Вестник ТИСБИ.

2008. № 4; Уголовное право Российской Федерации : Учебник / Под ред. Б.В.

Здравомыслова. М., 1999. С. 71.

ментов, поскольку они в большей степени, чем субъективные, характеризуют общественную опасность посягательства.

Под объектом преступления обычно понимается группа общественных отношений и частных интересов отдельных лиц, которым причинен вред или ущерб в связи с совершением преступления1. Это находит выражение в таком признаке преступления, законодательно закрепленном в ст. 14 УК РФ, как общественная опасность2. Следует отметить, что в современной юридической литературе рассматриваются концепции объекта – правового блага, в которых объектом признаются важнейшие социальные ценности, охраняющиеся уголовным правом от преступных посягательств3. Нам представляется, что более верной является традиционная концепция объекта преступления, воспринятая юридической литературой и практикой, поэтому мы солидарны с теми учеными, которые считают современные трактовки объекта преступления не расходящимися с пределами концепций объекта преступления, устоявшихся в теории уголовного права4. Например, В.Н. Винокуров, Ю.И. Кулешов указывают, что понимание объекта преступления как общественного отношения является универсальным, верным по существу и соответствующим действующему уголовному законодательству, несмотря на изменения в расстановке приоритетных направлений уголовно-правовой охраны5.

С учетом положений УК РФ, устанавливающих ответственность за преступления с неосторожной формой вины, а также возраст привлечения к См.: Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960. С. 6.

См.: Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности: Теория и законодательная практика. М., 1998. С. 17.

См.: Курс уголовного права. Общая часть: В 2 т. / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 1999. Т. 1: Учение о преступлении. С. 202.

4 См.: Галиакбаров Р. Р. Уголовное право. Общая часть. Краснодар, 1999. С.

96; Горелик А. А., Лобанова Л. В. Преступления против правосудия. СПб.,

2005. С. 24.

5 См.: Винокуров В.Н. Объект преступления: теория, законодательство, практика. М., 2010. С. 47; Кулешов Ю. И. Преступления против правосудия: проблемы теории, законотворчества и правоприменения: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Владивосток, 2007. С. 15.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
Похожие работы:

«Мальченко Ксения Николаевна ПРЕЮДИЦИЯ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 12.00.15 — гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — кандидат юридических наук, доцент Цепкова Татьяна Митрофановна Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I....»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Агеев, Олег Григорьевич 1. Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru лгеев, Олег Григорьевич Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.02.-М.: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Государство и право. Юридические науки — Финансовое право — Российская...»

«ВОЛОДИНА Светлана Вячеславовна МНОГОПАРТИЙНОСТЬ КАК ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ РОССИИ 12.00.02 — конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор,...»

«Швец Сергей Владимирович КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА СЛЕДСТВЕННЫХ И СУДЕБНЫХ ДЕЙСТВИЙ В УСЛОВИЯХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПЕРЕВОДА Специальность: 12.00.12 – Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный консультант доктор юридических наук,...»

«Копик Мария Игоревна Компенсация морального вреда жертвам терроризма 12.00.03 гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Н.А. Баринов Волгоград 20 Содержание...»

«Пшипий Рустам Махмудович БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ: ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ГЛАВЫ 22 УК РФ) Специальность 12.00.08 уголовное право и криминология;...»

«Ломакина Евгения Витальевна НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОММЕРЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Специальность 12.00.03 гражданское право;...»

«Евстратенкова Магдалена Александровна ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ШВЕЙЦАРСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«БЕЛОВА Татьяна Александровна ИНСТИТУТ НАЛОГОВОЙ АМНИСТИИ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ НАЛОГОВОГО ПРАВА 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Покачалова Елена Вячеславовна Саратов – 20...»

«УДК 340. 11 КОСЫХ Алексей Алексеевич УБЕЖДЕНИЕ В ПРАВЕ: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА, ТЕХНИКА Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Головкин Роман Борисович Владимир 2015...»

«Сибагатуллин Айдар Муфассирович УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ ПРЕКУРСОРОВ В РОССИИ 12. 00. 08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Т.В. Пинкевич Ставрополь, 201 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3– Глава 1. Уголовно-правовая характеристика...»

«Кобыляцкий Дмитрий Андреевич ПРАВОВАЯ ОХРАНА ПРОИЗВЕДЕНИЙ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Стрегло Валентина Ефимовна Ростов-на-Дону – 20 Оглавление...»

«Чежидова Александра Вячеславовна ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОТКРЫТОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОНТРОЛЬНО-НАДЗОРНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ Специальность: 12.00.14 – административное право; административный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой...»

«Быкова Мария Сергеевна ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ О ТЕХНИЧЕСКОМ РЕГУЛИРОВАНИИ В СФЕРЕ ОБОРОТА ПРОДУКТОВ ДЕТСКОГО ПИТАНИЯ Специальность: 12.00.11 – «Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«СТЕПАНЕНКО Роман Алексеевич ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПОСРЕДНИЧЕСТВОМ ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ Специальность 12.00.12 – криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Ю. П. Гармаев Улан-Удэ – СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Теоретические основы...»

«Волос Алексей Александрович ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор Е.В. Вавилин Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.