WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«ИСПОЛНЕНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени О.Е. КУТАФИНА (МГЮА)

На правах рукописи

Машкова Ксения Викторовна

ИСПОЛНЕНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО

ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ

ПРОЦЕССАХ

12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс



Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель профессор, к.ю.н. В.В. Блажеев Москва - 201

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………………..

Глава 1. Постановления Европейского Суда по правам человека: правовая природа, понятие, принципы и общие формы исполнения……………….

.1 § 1. Правовая природа постановлений Европейского Суда по правам человека………………………………

§ 2. Понятие, принципы и формы исполнения постановлений Европейского Суда по правам человека …………………

§ 3. Общие формы исполнения постановлений Европейского Суда по правам человека в гражданском и арбитражном процессах………………………………

Глава 2. Процессуальные формы исполнения постановлений Европейского Суда по правам человека……………………………………………………….

§ 1. Постановления Европейского Суда по правам человека как основание для возобновления производства по делу в гражданском и арбитражном процессах …………………………………………………………………

§ 2. Производство по пересмотру судебного акта в связи с вынесением Европейским Судом по правам человека постановления по конкретному делу………………………………………………………………………………...1 § 3. Исполнение постановлений ЕСПЧ в части выплаты заявителю присужденной суммы справедливой компенсации…………………………......15 Заключение………………………………………………………………………...1 Приложение 1……………………………………………………………………..20 Приложение 2……………………………………………………………………...2 Список используемых источников…..…………………………………………..2

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Высшей конституционной ценностью в РФ признаются права и свободы человека и гражданина, а их соблюдение и защита являются прямыми обязанностями государства. Кроме того, Россия, как участница Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г., далее

- Конвенция), обязалась обеспечивать любому лицу, находящемуся под ее юрисдикцией, права и свободы, определенные в Конвенции, и в этих целях беспрекословно исполнять постановления Европейского Cуда по правам человека (далее – ЕСПЧ), которыми выявлены те или иные допущенные нарушения (ст.ст. 19, 46 Конвенции).

Однако, по статистическим данным, размещенным на официальном сайте ЕСПЧ, только за 2012 год в отношении РФ было вынесено 122 постановления, в которых ЕСПЧ установлено хотя бы одно нарушение. Кроме того, по состоянию на 01 января 2013 года Россия вышла на первое место среди стран-участниц Конвенции по количеству нерассмотренных заявлений (28 600 жалоб, что составляет 22, 3 % от общего количества жалоб, находящихся на рассмотрении ЕСПЧ).

Это не только наносит ущерб федеральному бюджету в связи с необходимостью выплаты значительных сумм присужденных ЕСПЧ компенсаций, но и негативно отражается на международном авторитете РФ, как в рамках Совета Европы, так и за его пределами.

Но, основная проблема заключается в том, что продолжают допускаться нарушения охраняемых Конвенцией прав и свобод, кроме того, недопустимо долго ожидают восстановления в своих правах лица, уже получившие защиту в ЕСПЧ. Тем самым, фактически ставится под сомнение достижение основной цели деятельности ЕСПЧ, которая заключается в оказании странам-участницам Конвенции помощи в обнаружении допущенных нарушений, эффективном восстановлении в правах их жертв, а также в анализе причин, приведших к нарушениям, поиске форм и методов их устранения и предотвращения появления в будущем.

Между тем, значительная часть допущенных в РФ нарушений, как уже установленных, так и тех, которые еще будут установлены ЕСПЧ, принципиально могут и должны быть устранены силами национального гражданского судопроизводства и судопроизводства в арбитражных судах в порядке исполнения постановлений ЕСПЧ.

Основным препятствием для этого является, однако, отсутствие четко регламентированного законодателем процессуального механизма исполнения постановлений ЕСПЧ, а также крайне низкая активность судов в части использования правовых позиций ЕСПЧ в своей правоприменительной практике.





Таким образом, исследование вопросов, связанных с исполнением постановлений ЕСПЧ в рамках гражданского и арбитражного процессов, развитием законодательного регулирования механизма такого исполнения и внедрением элементов механизма реализации постановлений ЕСПЧ в практику судов, представляется чрезвычайно значимым и актуальным.

Степень разработанности темы исследования. Доктринальное изучение проблем значимости постановлений ЕСПЧ и их влияния на национальную правовую систему РФ охватывается периодом, составляющим менее 15 лет, и началось после ратификации Россией Конвенции (5 мая 1998 г.) и признания юрисдикции реформированного ЕСПЧ (Протокол № 11 к Конвенции вступил в силу 1 ноября 1998 г.).

В основном, это работы специалистов в области теории права, его международной и конституционной отраслей (Бондарь Н.С., Гаджиев Г.А., Зорькин В.Д., Марочкин С.Ю., Марченко М.Н., Туманов В.А. и др.).

Внимание же представителей науки гражданского и арбитражного процессов, в основном, уделялось проблемам влияния постановлений ЕСПЧ на гражданское судопроизводство и судопроизводство в арбитражных судах, изучению их природы, роли и места в системе гражданского и арбитражного процессов. Названным вопросам посвящены монографические исследования Воронцовой И.В., Соловьевой Т.В. на тему "Постановления Европейского суда по правам человека в гражданском процессе Российской Федерации" (2010 г.), Соловьевой Т.В. под названием «Постановления Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ и Европейского суда по правам человека в сфере гражданского судопроизводства и порядок их реализации» (2011 г.), Султанова А.Р. на тему «Европейские правовые стандарты, уроки истории и правоприменительная практика» (2012 г.), Рехтиной И.В. на тему «Постановления Европейского Суда по правам человека в гражданском судопроизводстве России: проблемы теории и практики применения» (2012 г.).

Кроме того, некоторыми учеными-процессуалистами проблема значения постановлений ЕСПЧ в гражданском процессе раскрывается через призму отдельных правовых принципов, например, принципов справедливого судебного разбирательства (С.Ф. Афанасьев "Право на справедливое судебное разбирательство: общая характеристика и его реализация в российском гражданском судопроизводстве", 2009 г.).

Однако, вопросам исполнения постановлений ЕСПЧ в упомянутых работах, несмотря на констатацию всеми вышеназванными учеными-процессуалистами отсутствия соответствующего механизма, уделяется лишь фрагментарное внимание. Комплексного исследования, посвященного разработке механизма исполнения постановлений ЕСПЧ, как в гражданском, так и в арбитражном процессах, раскрытию его отдельных элементов и разработке комплекса законодательных и правоприменительных мер по его внедрению в гражданский и арбитражный процесс до настоящего времени не проводилось. Это позволяет сделать вывод о начальной степени разработанности проблемы настоящего исследования.

Цели и задачи исследования. Актуальность и малая изученность темы обусловливают цель исследования, которая заключается в разработке эффективного комплексного механизма исполнения постановлений ЕСПЧ по правам человека в сфере гражданского и арбитражного процессов, подготовке предложений по совершенствованию действующего законодательства и правоприменительной практики.

Реализация указанной цели требует постановки и решения следующих отдельных задач исследования:

- определить правовую природу постановлений ЕСПЧ, выявить их роль и место в системах гражданского и арбитражного процессов;

- уточнить определение исполнения постановлений ЕСПЧ, раскрыть его содержание, выявить принципы исполнения постановлений ЕСПЧ на территории РФ и установить его пределы в связи с особенностями национальной правовой системы;

- провести классификацию форм исполнения постановлений ЕСПЧ в рамках гражданского и арбитражного процессов;

- определить в гражданском и арбитражном процессе формы исполнения, содержащие в себе меры общего характера, сформулировать предложения по их законодательной регламентации и внедрению в практику судов;

- определить в гражданском и арбитражном процессе формы исполнения, содержащие в себе меры индивидуального характера, сформулировать предложения по законодательной регламентации механизма их осуществления;

- разработать механизм исполнения постановлений ЕСПЧ в части выплаты жертвам нарушений присужденных им ЕСПЧ сумм справедливой компенсации, сформулировать предложения по законодательной регламентации и совершенствованию судебного контроля за порядком осуществления таких выплат.

Объектом исследования выступает совокупность общественных отношений, возникающих при исполнении постановлений ЕСПЧ в гражданском и арбитражном процессах.

Предметом исследования являются проблемные вопросы исполнения постановлений ЕСПЧ в гражданском и арбитражном процессах; постановления ЕСПЧ; предписания Совета Европы по вопросам создания и эффективного функционирования механизма исполнения постановлений ЕСПЧ; действующее законодательство о гражданском судопроизводстве и судопроизводстве в арбитражных судах и проекты его реформирования, а также судебная практика, касающаяся исполнения постановлений ЕСПЧ.

Методологическая основа исследования состоит, в первую очередь, из следующих общенаучных методов, относящихся к исследовательскому аппарату гуманитарных наук: диалектический метод познания юридической действительности, системный метод, метод структурного анализа юридических явлений и конструкций. Кроме того, при написании работы использовались следующие частнонаучные методы: формально-юридический, догматический, сравнительно-правовой, историко-правовой методы, а также обобщение и анализ судебной практики.

Теоретическую основу исследования составляют труды Алексеевой Л.Б., Алиева Т.Т., Анишиной В.И., Афанасьева С.Ф., Ахмедова С.М., Берестнева Ю.Ю., Блажеева В.В., Бондаря Н.С., Боннера А.Т., Борисовой Е.А., Васьковского Е.В., Воронцовой И.В., Витрука Н.В., Гаджиева Г.А., Гомьена Д., Громошиной Н.А., Деменевой А.В., Дерковской А.О., Едидина Б.А., Ершова В.В., Ершовой Е.А., Жилина Г.А., Жуйкова В.М., Зайцева И.М., Захарова В.Н., Зваак Л., Зимненко Б.Л., Зорькина В.Д., Иванова А.А., Калинина С.И., Канашевского В.А., Кардашова М.В., Квитко Н., Кожевникова О.А., Лаптева П.А., Лесницкой Л.Ф., Лобова М.Б., Лукашук И.И., Марченко М.Н., Метловой И.С., Морозовой Л.С., Насардинова Д.С., Нефедьева Е.А., Нешатаевой Т.Н., Осокиной Г.Л., Пацации М.Ш., Пиголкина А.С., Подвального И.О., Приходько И.А., Пчелинцева С.В., Рехтиной И.В., Сальвио М., Сахновой Т.В., Соловьевой Т.В., Султанова А.Р., Тереховой Л.А., Травникова М.А., Туманова В.А., Туманова Д.А., Тумановой Л.В., Улетовой Г., Фединой А.С., Харриса Д., Черданцева А.Ф., Чуркиной Л.М., Шакарян М.С., Шакировой Р.И., Эбзеева Б.С., Якушева А.О., Ястржембского И.А. и многих других.

Нормативную основу исследования образуют Конституция РФ, Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ, Бюджетный кодекс РФ, ФЗ «Об исполнительном производстве», Указ Президента РФ «Об Уполномоченном РФ при Европейском суде по правам человека – заместителе Министра юстиции РФ», а также ряд иных нормативных правовых актов.

Эмпирической основой исследования являются постановления и решения ЕСПЧ, Конституционного Суда РФ, постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, опубликованная, размещенная в справочно-правовых системах и на официальных интернет-сайтах практика (в том числе обзоры практики) Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Федеральных арбитражных судов округов, а также региональная и местная судебная практика судов общей юрисдикции.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые на уровне монографической работы делается детальное исследование комплексного механизма исполнения постановлений ЕСПЧ в рамках гражданского и арбитражного процессов, последовательно раскрываются все элементы, его составляющие. Кроме того, автором сформулированы и упорядочены предложения не только по развитию законодательства о гражданском судопроизводстве и судопроизводстве в арбитражных судах, но и по усовершенствованию самого механизма внесения в него необходимых изменений в целях исполнения постановлений ЕСПЧ. Помимо всего прочего, в исследовании приводятся рекомендации по корректировке практики судебного правоприменения, а также усовершенствованию механизма ее корректировки в случаях появления необходимости исполнить постановление ЕСПЧ.

В целом научная новизна исследования выражается и конкретизируется в положениях, выносимых автором на защиту.

Положения, выносимые на защиту.

1. Обосновывается положение о том, что постановления ЕСПЧ не являются источниками гражданского процессуального права. Они имеют двойственную правовую природу и, с одной стороны, являются актами разрешения конкретного межгосударственного спора или спора по индивидуальной жалобе о соответствии нормам Конвенции действий национальных органов власти и норм внутреннего законодательства страны-участницы Конвенции. С другой стороны, постановления ЕСПЧ являются актами обязательного толкования Конвенции и протоколов к ней (источников гражданского процессуального права), из чего следует обязательность их учета национальными судами при осуществлении гражданского судопроизводства.

2. По содержанию понятие «исполнение судебного постановления»

отличается от понятия «исполнение постановления ЕСПЧ», под которым следует понимать:

А) часть судебного процесса в ЕСПЧ как межгосударственном судебном органе, протекающую на национальном уровне и выражающуюся в совершении действий, направленных на восстановление нарушенного права или законного интереса, предотвращение подобных нарушений, всеми ветвями государственной власти РФ в рамках своей компетенции, во взаимодействии между собой и с органами Совета Европы, контролирующими реальное исполнение актов ЕСПЧ;

Б) особую стадию судебного процесса в национальном суде общей юрисдикции или арбитражном суде, связанную с возобновлением производства по делу, послужившему основанием для обращения в ЕСПЧ, а также по иным делам, в которых, по мнению их участников, были допущены схожие нарушения, в целях восстановления в правах их жертв;

В) собственно исполнительные действия по выплате жертве нарушения присужденной ЕСПЧ компенсации как неотъемлемую часть судебного разбирательства в национальном гражданском и арбитражном процессах.

3. Под формой исполнения постановления ЕСПЧ следует понимать совокупность мер, принимаемых органами той или иной ветви государственной власти РФ в рамках своей компетенции, направленных на восстановление права или законного интереса, нарушение которого установлено ЕСПЧ при рассмотрении конкретного дела, предотвращение подобных нарушений в дальнейшем или выплату на основании постановления ЕСПЧ справедливой компенсации «жертве» нарушения.

4. С учетом практики ЕСПЧ, обосновывается необходимость выделения и законодательного закрепления следующих принципов исполнения постановлений ЕСПЧ: свободы государства-участника Конвенции в выборе средств и способов исполнения постановлений ЕСПЧ; «европейского контроля»

за исполнением постановлений ЕСПЧ; полноты исполнения постановлений ЕСПЧ; своевременности исполнения постановлений ЕСПЧ; исполнения постановлений ЕСПЧ «contra legem»; исполнения постановлений ЕСПЧ «erga omnes»; верховенства Конституции РФ при исполнении постановлений ЕСПЧ;

приоритета прав и свобод человека и гражданина, защищаемых Конвенцией.

5. В соответствии с вышеуказанными принципами, исполнение постановления ЕСПЧ в той или иной форме должно быть ограничено в следующих случаях:

А) исполнение вступает или может вступить в противоречие с конституционными принципами и нормами, устанавливающими правопорядок в РФ на основании всего многообразия внутригосударственных факторов, с учетом их толкования Конституционным Судом РФ;

Б) исполнение приведет или может привести к нарушению государственного суверенитета РФ;

В) исполнение в силу конкретных правовых, политических, национальных, социальных или иных внутригосударственных факторов, не восстановит или может не восстановить нарушенное право либо предупредить дальнейшие нарушения, а, напротив, может неблагоприятно отразиться на охраняемых Конвенцией правах и свободах человека и гражданина.

6. Факт установления ЕСПЧ нарушения Конвенции при рассмотрении конкретного дела является следствием судебной ошибки и не обладает признаками, присущими новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

Однако, законодательное закрепление постановления ЕСПЧ в качестве основания для пересмотра судебного акта в порядке надзора повлечет за собой возможность необоснованного неоднократного возбуждения надзорного производства по делу, что, в свою очередь, приведет к нарушению принципа правовой определенности.

Поэтому, пересмотр судебных постановлений в связи с установлением ЕСПЧ нарушения положений Конвенции при рассмотрении конкретного дела должен являться самостоятельной, исключительной стадией гражданского и арбитражного процессов. Производство по пересмотру судебных актов по исключительному основанию в связи с вынесением ЕСПЧ постановления по конкретному делу нуждается в отдельной регламентации в процессуальном законодательстве, проекты соответствующих глав ГПК РФ, АПК РФ прилагаются к диссертационному исследованию.

7. Необходимо закрепить в ГПК РФ, АПК РФ следующие особенности возобновления производства по делу для пересмотра судебных актов в связи с вынесением ЕСПЧ постановления, отличающие его от существующих процедур пересмотра вступивших в законную силу судебных актов:

А) расширение круга объектов пересмотра за счет включения в их число вступивших в законную силу судебных актов, вынесенных по делам, которые не являлись предметом рассмотрения ЕСПЧ, однако при их рассмотрении национальными судами допущено или не устранено аналогичное нарушение Конвенции в схожих фактических обстоятельствах.

Б) расширение круга лиц, управомоченных обращаться с заявлениями о возобновлении производства по делу в предлагаемом порядке, за счет тех, чьи права и законные интересы были ущемлены при рассмотрении национальными судами дел с нарушениями, аналогичными установленному ЕСПЧ, при схожих фактических обстоятельствах.

В) рассмотрение заявления о пересмотре судебного акта в связи с вынесением ЕСПЧ постановления Верховным Судом РФ ввиду исключительной природы самого основания для возобновления производства в связи с установлением ЕСПЧ нарушения при вынесении постановления по конкретному делу, а также наличия судебной ошибки при первоначальном рассмотрении дела.

Г) особый порядок осуществления производства по рассмотрению заявления о пересмотре судебного акта по исключительному основанию, который включает в себя: первоначальное рассмотрение заявления коллегией судей Верховного Суда РФ, оценку доводов заявления и материалов дела на предмет наличия оснований для передачи заявления для рассмотрения по существу в Президиум Верховного Суда РФ; порядок рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта в Президиуме Верховного Суда РФ и основания для возобновления производства по делу; полномочия Президиума Верховного Суда РФ при осуществлении пересмотра дела по исключительному основанию.

8. Исполнение постановлений ЕСПЧ в части выплаты заявителю присужденной суммы компенсации должно осуществляться в порядке, предусмотренном гл. 24.1 БК РФ, вне рамок исполнительного производства в его узком смысле и без применения мер принуждения в их классическом понимании.

Загрузка...

Обосновывается необходимость нормативно закрепить особенности предлагаемого в диссертационном исследовании порядка исполнения постановления ЕСПЧ в форме перечисления из федерального бюджета сумм компенсации за нарушение конвенционных прав, внеся соответствующие изменения в БК РФ, АПК РФ, ГПК РФ, Указ Президента РФ «Об Уполномоченном РФ при ЕСПЧ – заместителе Министра юстиции РФ», ФЗ «Об исполнительном производстве».

9. Неэффективное превентивное средство судебной защиты прав взыскателя присужденной ЕСПЧ компенсации (обжалование несвоевременного или неполного исполнения Министерством финансов РФ постановления в части выплаты возмещения в порядке гл. 25 ГПК РФ, гл. 24 АПК РФ) следует заменить обязанностью Министерства Финансов РФ обращаться за рассрочкой или отсрочкой исполнения постановления ЕСПЧ в порядке ст. 434 ГПК РФ, ст.

324 АПК РФ. Кроме того, в качестве введения дополнительного компенсаторного средства защиты прав взыскателя, необходимо дополнить основания удовлетворения заявления о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок в порядке гл.

22.1 ГПК РФ, 27.1 АПК РФ установлением факта просрочки выплаты присужденной ЕСПЧ компенсации, вне зависимости от ее длительности.

Теоретическая значимость исследования. Научно-теоретическая значимость диссертации заключается в том, что сформулированные в ней выводы представляют собой варианты решения ряда задач, значимых для науки гражданского и арбитражного процессов: определения правовой природы, роли и места постановлений ЕСПЧ, а также содержащихся в них правовых позиций в системе гражданского и арбитражного процессов; определения понятия и принципов исполнения постановлений ЕСПЧ; выявления особенностей процессуального порядка возобновления производства по конкретному делу в связи с установлением ЕСПЧ нарушения, допущенного при его рассмотрении.

Предложенные автором подходы к решению поставленных перед исследованием теоретических задач могут служить отправной точкой для дальнейших доктринальных разработок по теме диссертации.

Практическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в ней предложения могут быть использованы при подготовке и внесению изменений в законодательство о гражданском судопроизводстве и судопроизводстве в арбитражных судах с целью закрепления и регламентации механизма исполнения постановлений ЕСПЧ, а также учтены при совершенствовании практики судебного правоприменения в целях исполнения постановлений ЕСПЧ. Отдельные положения исследования возможно использовать в учебно-преподавательской деятельности по предметам «Гражданский процесс», «Арбитражный процесс».

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена в период обучения в очной аспирантуре на кафедре гражданского и арбитражного процесса ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)», где проведено ее обсуждение и рецензирование.

Базовые выводы диссертационного исследования нашли свое отражение в трех научных статьях, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура диссертации обусловлена логикой исследования, поставленными в нем целью и задачами.

Работа состоит из: введения; двух глав, включающих в совокупности 6 (шесть) параграфов; заключения; двух приложений; списка использованных нормативно-правовых актов, литературы и материалов правоприменительной практики.

ГЛАВА 1. ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ

ЧЕЛОВЕКА: ПРАВОВАЯ ПРИРОДА, ПОНЯТИЕ, ПРИНЦИПЫ И

ОБЩИЕ ФОРМЫ ИСПОЛНЕНИЯ.

–  –  –

Для того, чтобы выяснить, что собой представляет «исполнение»

постановлений Европейского Cуда по правам человека (далее – ЕСПЧ), необходимо, в первую очередь, определиться с тем, какова их правовая природа.

От ответа на этот вопрос зависит понимание того, каким образом должен функционировать комплексный правовой механизм исполнения постановлений ЕСПЧ, каковы должны быть формы их надлежащего исполнения в Российской Федерации, и в какой части такое исполнение осуществляется в сфере, изучаемой науками гражданского и арбитражного процессов.

Необходимо отметить существование множества подходов (как в российской, так и в зарубежной правовой доктрине) к определению правовой природы постановлений ЕСПЧ, - начиная от признания за постановлением статуса прецедента1, и заканчивая отрицанием его нормативности2, а также иных взглядов, предполагающих то или иное сочетание в себе постановлением ЕСПЧ признаков и черт нормативно-правового и правоприменительного акта, акта толкования3. Прежде чем переходить к освещению непосредственно проблемы Воронцова И.В., Соловьева Т.В. Постановления Европейского суда по правам человека в 1 гражданском процессе Российской Федерации // СПС Консультант Плюс; Зорькин В.Д. Роль Конституционного суда Росийской Федерации в реализации Конвенции о защите прав человека и основных свобод // Имплементация решений Европейского суда по правам человека в практике конституционного правосудия. М., 2006; Сальвиа М. В какой мере прецедентная практика Европейского суда по правам человека оказывает влияние на законодательство и судебную практику государств — членов Совета Европы? // Права человека. 2006. № 5; Эбзеев Б.С., Айбазов Р.У., Краснорядцев С.Л. Глобализация и государственное единство России. М., 2006., и др.

Бондарь С.Н. Конвенционная юрисдикция Европейского суда по правам человека в 2 соотношении с компетенцией Конституционного суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2006. № 6.; Ершов В.В., Ершова Е.А. Исполнение решений Европейского Суда по правам человека: современные дискуссионные вопросы теории и практики // Российское правосудие. – М.:

РАП, 2010, № 10 (54); Пацация М.Ш. Европейский суд по правам человека и пересмотр судебных актов по арбитражным делам // Законодательство и экономика. 2006. № 3. С. 60-70 и др.

Витрук Н.В. О юридической силе решений Европейского суда по правам человека // 3 Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры в практике исполнения актов ЕСПЧ, постараемся определить правовую природу и место постановлений ЕСПЧ в системе гражданского и арбитражного процессов, проанализировав основные точки зрения по указанному вопросу.

Для лучшего понимания обратимся первоначально к значению и месту актов ЕСПЧ в системе Конвенции в целом.

Доктринальный спор о прецедентном характере постановлений ЕСПЧ многими учеными решается положительно. Так, по мнению Зорькина В.Д., «в силу статьи 32 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейский суд по правам человека имеет право решать все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней. Поэтому правовые позиции Европейского суда, излагаемые им в решениях при толковании положений Конвенции и Протоколов к ней, и сами прецеденты Европейского суда признаются Российской Федерацией как имеющие обязательный характер»4. Схожие точки зрения на природу постановлений ЕСПЧ имеют и другие судьи Конституционного суда РФ. Так, судья КС РФ Гаджиев Г.А. полагает, что обсуждение вопроса о юридической силе решений ЕСПЧ является мощным стимулом для модернизации основных положений юридического источниковедения, т.е. доктрины об источниках российского права. По его мнению, российская юридическая наука продолжает отстаивать несовременные и даже догматичные взгляды5.

Микеле де Сальвио разделяет взгляды на постановления ЕСПЧ как на акты, носящие характер прецедента: «в свете прецедентного права…суд заполнил пробел, который, как он сам признавал, существовал до относительно недавнего конституционного правосудия: Материалы Всероссийского совещания. М., 2004; Марченко М.Н.

Юридическая природа и характер решений Европейского суда по правам человека // Государство и право. 2006. № 2; Туманов В.А. Избранное., М.: Норма: Инфра-М, 2010 и др.

Зорькин В.Д. Роль Конституционного суда Росийской Федерации в реализации Конвенции о 4 защите прав человека и основных свобод // Имплементация решений Европейского суда по правам человека в практике конституционного правосудия. М., 2006. С. 178-179.

Гаджиев Г.А. Введение // Имплементация решений Европейского суда по правам человека в 5 практике конституционных судов стран Европы: Сборник докладов. М.. 2006. С. 6. (цит. по И.В.

Воронцова, Т.В. Соловьева. Постановления Европейского суда по правам человека в гражданском процессе Российской Федерации // СПС Консультант Плюс) времени»6. С ним соглашается и Жилин Г.А., указывая, что, по его мнению, «прецедент Суда…явно выходит за пределы традиционного понимания процедуры толкования правовой нормы как уяснения содержания права для себя и разъяснения его для других»7.

Между тем, на наш взгляд, делая вышеуказанные выводы, авторы не учитывают то место, которое отводится постановлениям ЕСПЧ на основании конвенционных норм, а также соотношение условий формирования, функций и значения «судебного прецедента», в его классическом понимании, и акта ЕСПЧ.

С учетом этого, полагаем возможным согласиться с Марченко М.Н. по поводу того, что ученые, однозначно определяющие постановления ЕСПЧ как прецеденты, не принимают во внимание вопросы, «касающиеся факторов, предопределяющих юридическую природу и характер решений ЕСПЧ; причин и обстоятельств, позволяющих рассматривать данные решения в качестве прецедентов; особенностей решений Суда, именуемых прецедентами, по сравнению с другими источниками права в случае признания их в качестве таковых, а также по сравнению с традиционными, «классическими»

прецедентами»8.

Так, согласно ст. 32 Конвенции, в ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и протоколов к ней, которые могут быть переданы ему в случаях, предусмотренных положениями статей 33, 34 и 37.9 Кроме того, согласно ст. 30 Конвенции, если дело, находящееся на рассмотрении Палаты, затрагивает серьезный вопрос, касающийся толкования положений Конвенции или Протоколов к ней, или если решение вопроса может войти в противоречие с ранее вынесенным Судом Сальвио М. В какой мере прецедентная практика Европейского суда по правам человека 6 оказывает влияние на законодательство и судебную практику государств — членов Совета Европы? // Права человека. 2006. № 5. С. 15-17.

Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы: Монография. М., Проспект, 2010 // СПС Консультант Плюс.

Марченко М.Н. Юридическая природа и характер решений Европейского суда по правам 8 человека // Государство и право. 2006. № 2. С. 11-12.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (от 04 ноября 1950 г., ). // СПС 9 Консультант Плюс.

постановлением, Палата может до вынесения своего постановления уступить юрисдикцию в пользу Большой Палаты, если ни одна из сторон не возражает против этого10.

Таким образом, по нашему мнению, ЕСПЧ, созданному и функционирующему на основании международного нормативно-правового акта

– Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод – Конвенцией же не предоставлено правотворческих полномочий.

При этом, как справедливо указывает Туманов В.А., «для того, чтобы неизменный на протяжении полувека текст не терял эффективности», требовался особый подход к толкованию ЕСПЧ в процессе правоприменения конвенционных норм, получивший название «эволютивного»11. Сущность указанного подхода неоднократно выражалась самим ЕСПЧ в следующих формулировках: «Конвенция не является застывшим правовым актом, она открыта для толкования в свете сегодняшнего дня»; «Предмет и цель Конвенции как правового акта, обеспечивающего защиту прав человека, требуют, чтобы ее нормы толковались и применялись таким образом, чтобы сделать ее гарантии реальными и эффективными»12.

Использование ЕСПЧ основанного на вышеуказанных принципах эволютивного толкования норм Конвенции позволяет ей оставаться реально действующим в современной действительности правозащитным международным нормативным актом. Кроме того, эволютивный подход к толкованию Конвенции обеспечил общее признание в качестве аксиомы формулы «нормы Конвенции существуют в том виде, как они истолкованы Судом».

Отсюда не совсем понятны выводы ученых, признающих за ЕСПЧ правотворческие функции, поскольку такие выводы противоречат непосредственно нормам Конвенции.

–  –  –

Более того, не стоит забывать, что Конвенция, как международный договор, является актом согласованной воли нескольких государств-участников, которые, подписав Конвенцию, приняли на себя оговоренные в ее тексте обязательства и передали в оговоренном в Конвенции объеме полномочия в пользу межгосударственного юрисдикционного органа – ЕСПЧ. Таким образом, при условии ограничения текстом Конвенции полномочий ЕСПЧ только сферой правоприменения и толкования конвенционных норм, его правотворческая деятельность не легитимизирована суверенными государствами – участниками Конвенции. Соответственно, ее не основанное на международных нормах и не регламентированное ими осуществление может повлечь за собой негативные последствия не только правового, но и политического характера.

На наш взгляд, из некоторых высказываний ЕСПЧ можно сделать вывод о том, что им самим своя компетенция расценивается исключительно как ограниченная вопросами толкования конвенционных норм. В качестве примера можно привести решение ЕСПЧ по имеющему широкую известность делу «Голдер против Соединенного Королевства» от 21 февраля 1975 г.13 Основным вопросом в рамках указанного дела был вопрос о том, предусматривает ли ст. 6 Конвенции под названием «Право на справедливое судебное разбирательство»

право на доступ к правосудию либо ограничивается только совокупностью гарантий в уже начавшемся судебном процессе. Так, несмотря на отсутствие закрепленного непосредственно в тексте п. 1 ст. 6 Конвенции права лица на доступ к суду, суд пришел к выводу, что такое право усматривается в рамках указанной статьи путем эволютивного ее толкования. «Логика такова, что если нет права доступа к правосудию, то все остальные гарантии справедливого судебного разбирательства теряют смысл»14.

Однако, для уяснения позиции ЕСПЧ относительно правовой природы принимаемых им же актов необходимо отметить следующую сделанную ЕСПЧ Постановление Европейского суда по правам человека от 21.02.1975 "Голдер (Golder) против Соединенного Королевства" [рус. (извлечение), англ.] // СПС Консультант Плюс.

Туманов В.А. Избранное., М.: Норма: Инфра-М, 2010. С. 657.

в указанном решении важную ремарку: «право доступа к правосудию является одним из неотъемлемых составляющих права, гарантированного ст. 6 п. 1. Это не расширительное толкование, налагающее новые обязательства на Договаривающиеся Государства: этот вывод основан на терминологии первого предложения п. 1 ст. 6, прочитанного в контексте данной статьи, с учетом предмета и цели нормативного договора, каким является Конвенция…»15. Суд не может обнаруживать этим путем такие права, «которые не существовали как толкования»16.

исходный элемент На наш взгляд, данная оговорка свидетельствует об отсутствии правотворческого элемента в деятельности ЕСПЧ.

В свете сказанного хотелось бы привести высказывание Р. Бернхардта, являвшегося Председателем одного из составов ЕСПЧ, которое, по нашему мнению, также является подтверждением ограничения компетенции ЕСПЧ исключительно сферой правоприменения: «Европейская Конвенция о правах человека должна толковаться и применяться как живой инструмент, следуя за развитием наших обществ…Но я сразу же добавлю и настаиваю на том, что эволютивное толкование … не должно стать судебным активизмом. По моему мнению, судьи призваны тщательно изучать, оценивать, принимать во внимание развитие общества, но они, особенно международные судьи, не должны действовать в соответствии со своей собственной субъективной оценкой тенденций, которые кажутся им более предпочтительными и которые они одобряют»17.

Солидарен с Риксдалем Бернхардтом по поводу пределов эволютивного толкования также и В.А. Туманов. Действительно, «никакое толкование не должно выводить интерпретируемые нормы за пределы их действительной применимости в рамках Конвенции, а тем более вовлекать таким путем в сферу

–  –  –

Берхардт Р. Выступление 01 ноября 1998 г. Перевод речи. // Государство и право. 1999. № 7. С.

57-62.

действия Конвенции непредусмотренные правовые отношения»18. Исходя из этого, однако, не совсем ясна логика В.А. Туманова, характеризующего судебное толкование как «инструмент правотворческой деятельности суда»19.

Представляется, все же, что толкование, тем более, осуществляемое органом судебной власти, в любом случае относится к сфере правоприменения, но никак не создания новых правовых норм.

Итак, на наш взгляд, ЕСПЧ не «творит право» в том контексте, в каком понятие правотворчества относится к деятельности законодательных органов.

Что касается прецедентного значения постановлений ЕСПЧ, сразу же сделаем оговорку, что оценивать их прецедентность для целей настоящей работы предполагаем, используя понимание прецедента как акта, содержащего в себе нормативные установки (то есть, исходя из понимания, наиболее приближенного к классическому). Так, Марченко М.Н., проанализировав и обобщив различные доктринальные мнения, указывает, что «rule-stating model»

(«нормоустанавливающая модель») как представление о судебном прецеденте является наиболее часто рассматриваемым в виде универсального. Суть указанной модели состоит в том, что судебные решения, именуемые прецедентами, воспринимаются как акты, содержащие в себе определенные правила («ratio decidenti»), которые нижестоящим судам следует применять при рассмотрении аналогичных дел20.

Бесспорно, нельзя отрицать значимость ранее вынесенных ЕСПЧ постановлений для рассмотрения им дел со схожими обстоятельствами. Это вопрос, в том числе, и стабильности практики ЕСПЧ, и ее авторитетности для государств-участников Конвенции, а также должного уважения к ЕСПЧ со стороны всего мирового сообщества. Вынесение ЕСПЧ новых постановлений без учета мотивов, которыми он руководствовался ранее при разрешении Туманов В.А. Избранное., М.: Норма: Инфра-М, 2010. С. 659.

–  –  –

Марченко М.Н. Юридическая природа и характер решений Европейского суда по правам 20 человека // Государство и право. 2006. № 2. С. 12.

сходных дел, лишает эффективности эволютивный подход к толкованию Конвенции. На наш взгляд, основных конвенционных целей по защите прав и основных свобод человека при сохранении должного уважения к суверенитетам государств-участников Конвенции, с учетом принципа субсидиарности (как залога ответного уважения к актам ЕСПЧ и их безоговорочному исполнению со стороны государства-нарушителя) можно достичь только при условии стабильности судебной практики и соблюдения ЕСПЧ принципа правовой определенности при вынесении им новых постановлений.

Кроме того, необходимая для достижения отмеченных задач степень связанности ЕСПЧ своими ранее принятыми актами основана, что немаловажно, на нормах самой Конвенции. Так, например, ст. 30 Конвенции гласит, что Палата может уступить юрисдикцию в пользу Большой Палаты в случае, если решение вопроса может войти в противоречие с ранее вынесенным Судом постановлением21.

Поэтому ЕСПЧ, принимая то или иное решение по делу, мотивирует сделанные им выводы, в том числе и ссылаясь на свои предыдущие постановления. Особое значение, как отмечает Туманов В.А., имеют «решения (многим из них уже немало лет), которые можно назвать «модельными»: в них впервые или наиболее детальным образом выражены соответствующие правовые позиции и установки Суда»22.

Однако, согласимся с мнением Туманова В.А., что роль судебной практики ЕСПЧ в целом и его отдельных постановлений, в частности, «не однозначна «правилу прецедента», как его понимает английское или американское право.

Суд руководствуется сложившейся судебной практикой, опирается на нее, но он не обязан следовать прецеденту в строго обязательном порядке. Суд неоднократно высказывался в том смысле, что он «не связан своими предшествующими решениями»23.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 г. С изм., внесенными Протоколом от 13 мая 2004 г. № 14 // СПС Консультант Плюс Туманов В.А. Избранное., М.: Норма: Инфра-М, 2010. С. 664.

–  –  –

Несмотря на указанную позицию Суда по вопросу прецедентного характера своих актов, некоторые ученые24 придерживаются мнения о постановлениях ЕСПЧ как именно о прецедентах. Возможно, это связано с отсутствием единообразного подхода к пониманию самого термина «прецедент», в том числе и в рамках континентальной и англо-американской систем права.

Однако, по нашему мнению, важный нюанс, касающийся отличия правовой природы судебных актов ЕСПЧ от правовой природы прецедентов, отмечен Тумановым В.А. Так, несмотря на использование ЕСПЧ в тексте своих постановлений и применительно к ним же в качестве взаимозаменяемых английского термина «case law» («прецедентное право») и французского термина «jurisprudence» («судебная практика»), «право суда должно рассматриваться как более близкое к понятию «jurisprudence», чем к «case law»25. Это объясняется тем, что практика ЕСПЧ (не согласимся с обозначением результата деятельности ЕСПЧ как «права», в контексте вышеизложенного, на наш взгляд, уместнее называть его «практикой правоприменения») ограничена рамками Конвенции, основана на интерпретации ее норм и используется только в связи с ними. Так же и судебная практика в континентальной правовой системе жестко привязана к действующему праву, даже если она подчас достаточно вольно его толкует. Совсем иначе выглядит соотношение прецедентного права и статутного права в английской правовой системе26.

В свете всего вышеизложенного, согласимся с выводом Марченко М.Н., о том, что «если Конвенция и судебная практика ограничивают Суд относительно формулирования общих норм и «абстрактного высказывания» по поводу соответствия национального законодательства и судебной практики Конвенции, то это означает, что Суд лишен возможности (в процессе правоприменения и

Витрук Н.В. О юридической силе решений Европейского суда по правам человека //

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры в практике конституционного правосудия: Материалы Всероссийского совещания. М., 2004; Воронцова И.В., Соловьева Т.В. указ. соч.; Жилин Г.А. указ. соч.; Зорькин В.Д. указ. соч.; Сальвиа М. указ. соч.; Эбзеев Б.С., Айбазов Р.У., Краснорядцев С.Л. Глобализация и государственное единство России. М., 2006., и др.

Там же, С. 665.

Там же, С. 666.

толкования Конвенции и Протоколов к ней) принимать акты, которые содержали бы в себе четко сформулированные правила и которые можно было бы рассматривать в виде прецедентов, относящихся к категории («модели») нормоустанавливающих актов»27.

Иными словами, полагаем, что постановления ЕСПЧ не являются прецедентами в классическом понимании, поскольку не содержат в себе нормативные установки и не создают новые правила поведения. Конкретные выводы относительно правовой природы постановлений ЕСПЧ будут сформулированы автором ниже в настоящем параграфе, на основании анализа всех основных подходов к ее определению.

С учетом сказанного, нельзя согласиться с весьма распространенным в правовой доктрине представлением об актах ЕСПЧ как об источниках российского процессуального и иного права28.

В рамках указанной концепции существует несколько различных мнений относительно того, что же конкретно является источником российского права – «постановление ЕСПЧ само по себе как судебный прецедент», «судебная практика» ЕСПЧ или же содержащиеся в текстах постановлений ЕСПЧ «правовые позиции».

На наш взгляд, однако, все вышеперечисленные подходы к определению правовой природы и значения постановлений ЕСПЧ имеют существенные недостатки. Итак, рассмотрим поочередно каждое из указанных воззрений.

А) Постановления ЕСПЧ как источник гражданского процессуального права.

Как представляется, для признания постановлений ЕСПЧ самостоятельным источником российского гражданского процессуального права, обязывающим Марченко М.Н. Юридическая природа и характер решений Европейского суда по правам человека // Государство и право. 2006. № 2. С. 19 Афанасьев С.Ф. Право на справедливое судебное разбирательство и его реализация в российском гражданском судопроизводстве: монография. М. Юрлитинформ. 2009; Витрук Н.В., указ.

соч.; Воронцова И.В., Соловьева Т.В. указ. соч., Гаджиев Г.А. указ. соч., Жилин Г.А. указ. соч.;

Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2006; Зорькин В.Д. указ. соч.;

Туманов В.А. Европейский Суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. М., 2001 и др.

национальные суды при рассмотрении ими конкретных дел, объективно существует ряд препятствий, как правового, так и фактического характера.

Во-первых, согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. В ст. 1 ГПК РФ международный договор также назван в числе источников гражданского процессуального права29, в отличие от судебного прецедента, как национального, так и межгосударственного уровня, который в качестве источника права в ГПК РФ не упоминается. Аналогичное законодательное решение содержится и в АПК РФ.

Соответственно, Конвенция является источником права в гражданском и арбитражном процессах, чего нельзя сказать, исходя из норм Конституции РФ, ГПК РФ и АПК РФ, о постановлениях ЕСПЧ. Между тем, Конвенция, являясь международно-правовым договором РФ, имеет прямое действие на территории России только при условии ее официального опубликования и прохождения процедуры ратификации. То есть, оговорка о прямом действии в любом случае имеет эффект только после своего рода «имплементации» Конвенции в национальную правовую систему РФ путем принятия федерального закона о ее ратификации.

Так, Эбзеев Б.С. оценивает Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» как трансформационный акт, согласно которому не только Конвенция 1950 г., но и прецеденты Европейского Суда, сложившиеся в процессе ее толкования и применения, обязывают Россию и вменяются в качестве обязательных всякому правоприменителю»30.

Не согласившись с приданием постановлениям ЕСПЧ характера прецедентов, разделяем, однако, точку зрения Эбзеева относительно значимости ратификационного закона. По нашему мнению, его необходимо рассматривать Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. В ред. ФЗ от 14.06.2012 г. № 76ФЗ // СПС Консультант Плюс.

Цит. по: Султанов А.Р. О применении судами постановлений Европейского суда по правам человека // Российский судья. 2008. № 9.

именно как обязательный акт имплементации, благодаря которому международно-правовой акт в полном объеме приобретает все свойства внутреннего источника права.

Соответственно, для придания актам ЕСПЧ статуса судебного прецедента, источника права, они должны быть имплементированы в национальную правовую систему. Такое условие является разумным и обоснованным, в том числе, исходя из принципа государственного суверенитета РФ, из принципа субсидиарности при осуществлении ЕСПЧ своей деятельности, а также в целях исключения каких бы то ни было коллизий между внутренними нормативноправовыми актами и актами ЕСПЧ. Более того, согласимся с мнением Травникова М.А., полагающего, что «вряд ли следует призывать национальные суды непосредственно руководствоваться в своей деятельности решениями Европейского Суда, минуя стадию имплементации соответствующих стандартов во внутреннее законодательство. Такой подход потенциально грозит отрывом судебной практики от действующего в стране законодательства, что не только не послужит укреплению авторитета судебной власти, а, напротив, введет в замешательство граждан, которые не видят связи между писаными нормами и решениями судов»31.

Однако в правовую систему России в том виде, в каком она существует на сегодняшний день, априори принципиально невозможно имплементировать акты ЕСПЧ (органа, осуществляющего юрисдикционные функции) в качестве судебных прецедентов как источников российского права в силу упоминавшегося выше полного отсутствия нормативно-правовой базы.

Для этого требуется не просто уточнение компетенции отдельных федеральных органов государственной власти, а концептуальное изменение Конституции РФ32.

Травников М.А. Будущее Европейского суда по правам человека: тупик или смена концепции // Журнал российского права. 2002. № 6. С. 71. Цит. по: Воронцова И.В., Соловьева Т.В., указ. соч.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«Родичев Максим Леонидович ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ИМУЩЕСТВА, ПРИОБРЕТЕННОГО ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ (НА ПРИМЕРЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА РФ) 12.00.12 — криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативнорозыскная деятельность. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор А.В. Шахматов Санкт-Петербург Содержание Введение...»

«Халдеева Наталья Владимировна ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РАЙОНАХ КРАЙНЕГО СЕВЕРА: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ Специальность 12.00.05 – трудовое право; право социального обеспечения Диссертация на соискание ученой степени доктора...»

«ИЛЬИНА ЕЛЕНА ПЕТРОВНА НЕЗАКОННАЯ ДОБЫЧА (ВЫЛОВ) ВОДНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ (по материалам Камчатского края) 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук научный руководитель: Заслуженный деятель...»

«Миронов Никита Юрьевич ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОСРОЧНОГО ПРЕКРАЩЕНИЯ, ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ И ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВА ПОЛЬЗОВАНИЯ НЕДРАМИ Специальность 12.00.06 – земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»

«Бландов Алексей Александрович ПРАВОСЛАВНОЕ ДУХОВЕНСТВО В РОССИЙСКОМ ВОЕННО-МОРСКОМ ФЛОТЕ XVIII в. Специальность 07.00.02. Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: Кривошеев Юрий Владимирович, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербург 2014...»

«» Негосударственное образовательное частное учреждение высшего профессионального образования «Институт гуманитарного образования и информационных технологий» (НОЧУ ВПО «ИГУМО и ИТ») Научный руководитель: кандидат юридических наук, профессор Гришаев Сергей Павлович Николаева Александра Александровна ИЗОБРАЖЕНИЕ ГРАЖДАНИНА: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ, ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, ОХРАНЫ И ЗАЩИТЫ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право;...»

«АХМЕТОВА Алия Бахытжановна КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОКУРАТУРЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»

«Мошкова Дарья Михайловна ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ И НАУЧНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ КАК СУБЪЕКТЫ ФИНАНСОВОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 12.00.04 – финансовое право, налоговое право, бюджетное право Диссертация на соискание ученой степени...»

«Дубессан Рафeд X. Дубессан РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО УСТРОЙСТВА РЕСПУБЛИКИ ИРАК В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук 12.00.02 – Конституционное право, муниципальное право, конституционный судебный...»

«Мартынова Яна Николаевна АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР В СФЕРЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, Севрюгин Виктор...»

«Бурвиков Никита Викторович Системные построения в судебной экспертизе 12.00.12 – Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Толстухина Т.В. Тула – 20 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА...»

«Морозова Ална Сергеевна ПРЕДЕЛЫ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА АРБИТРАЖНЫМ АПЕЛЛЯЦИОННЫМ СУДОМ И ЕГО ПОЛНОМОЧИЯ 12.00.15 – гражданский, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Доктор юридических наук, профессор Терехова Лидия Александровна ОМСК – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Симонов Илья Дмитриевич ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ О ПРИСУЖДЕНИИ КОМПЕНСАЦИИ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА СУДОПРОИЗВОДСТВО В РАЗУМНЫЙ СРОК ИЛИ ПРАВА НА ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНОГО АКТА В РАЗУМНЫЙ СРОК 12.00.15 – гражданский процесс, арбитражный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор...»

«КАДЫРКУЛОВ ИЛЬЯС РАИМЖАНОВИЧ ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ПРЕСЕЧЕНИЮ ВНУТРЕННИХ ВОЛНЕНИЙ ИБЕСПОРЯДКОВ Специальность: 12.00.11 – судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность ДИССЕРТАЦИЯ на соискание...»

«ГЕРАСИМОВА АЛЕКСАНДРА ЕВГЕНЬЕВНА КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ В США 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат юридических наук, доцент...»

«Нежинская Ксения Сергеевна КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СФЕРЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ (НА ПРИМЕРЕ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА) Специальность 12.00.02конституционное право, конституционный судебный процесс; муниципальное право...»

«ДОБРЫНИН Виктор Олегович ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СЛУЖЕБНЫХ ИЗОБРЕТЕНИЙ Специальность 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«ГУЛЯГИН Александр Юрьевич ОСНОВЫ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮРИСДИКЦИИ Специальность 12.00.11 — судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность Специальность 12.00.14 — административное право, административный процесс Диссертация на соискание...»

«ПАВЛОВА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА СОВРЕМЕННАЯ СИСТЕМА ИСТОЧНИКОВ РОССИЙСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА (на базе сравнительно-правового анализа законодательств государств постсоветского пространства) 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор...»

«Евстратенкова Магдалена Александровна ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ШВЕЙЦАРСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.