WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПОСРЕДНИЧЕСТВОМ ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Как уже отмечалось ранее, в преступной деятельности участвуют, как правило, две или три основных категории лиц. В криминальных ситуациях мнимого посредничества участвуют как минимум взяткодатель и мнимый посредник. В ситуациях реального посредничества – как минимум взяткодатель, посредник (группа посредников) и взяткополучатель. Мы выделили три вида типичного преступника-посредника: «мнимый

Приговор судье-взяточнику оставлен без изменений. Режим доступа:

http://zib.com.ua/ru/69442-prigovor_sude-vzyatochniku_i_advokatuposredniku_ostavlen_be.html.



Халиков А. Н. Теория и практика выявления и расследования должностных преступлений (криминалистический аспект) : дис. … д-ра юрид. наук. Уфа, 2011. С. 297– 298.

Халиков А. Н. Указ. соч. С. 298.

посредник» (мошенник); «посредник, скрыто от обеих сторон присваивающий часть взятки»; «реальный посредник». Причем преступников первого типа в практике больше всего. Далее рассмотрим особенности личности этих и других выделенных нами типов посредников, излагая тем самым типологию преступников.

Так, с наиболее обобщенных, криминологических позиций А. Н.

Ларьков указывает, что благодаря коррупции практически вся экономика оказалась под контролем мафиозно-олигархических и криминальных структур. «Пользуясь связями в органах власти и управления, криминальные сообщества внедрились в высокодоходные сферы экономики, а также в системы государственного и муниципального управления, в работу хозяйственных организаций, создав различные фирмы, мощную посредническую сеть (курсив мой. – Р. С.), взявшую в свои руки контроль над финансами, реализацией продукции предприятий, проведением взаимозачетов между ними»135.

Таким образом, автор правомерно указывает на в целом системный, высокоорганизованный характер преступного посредничества, что в масштабах страны оно – есть одно из ярких проявлений организованной преступности, «мафиозно-олигархических и криминальных структур, криминальных сообществ».

Однако все изложенные мнения касаются того типа посредника во взяточничестве, который действует в большей степени в интересах взяткополучателя (себя и взяткополучателя). Как уже отмечалось, основной состав ч. 1 ст. 291.1 УК РФ сформулирован как «… непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя (выделено мной. – Р. С.) либо иное способствование взяткодателю и (или) См.: Ларьков А. Н. Коррупция (состояние и организация системы противодействия) // Экономическая преступность и коррупция : сборник научных трудов. М. : НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, 2003. С. 15.

взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере.

Таким образом, сам законодатель выделяет несколько типов посредников: по отношению к тому, в чьих интересах осуществляется деятельность, выделен посредник, действующий в интересах взяткодателя, и посредник, действующий в интересах взяткополучателя; по характеру действий законодатель выделяет так называемых физических и интеллектуальных посредников. Очевидно, что функция посредника заключается не в устранении препятствий для совершения преступления, а в «техническом» обеспечении получения или дачи взятки136. В этой связи П.

С. Яни верно отметил, что посредничество во взяточничестве определено как способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере. Законодателем выделен и один из видов такого способствования: непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя. «Этот, отделенный от прочих, вид посредничества принято называть посредничеством физическим, а все прочие – интеллектуальным». Ученый также отмечает, что зачастую в преступной деятельности лица представлены оба эти вида137. Поскольку эти виды посредничества выделены законодательно, они обязательно должны быть отражены следователем, судом в их правовых решениях (в приговоре, обвинении, обвинительном заключении и др.).

Примером сочетания физического и интеллектуального пособничества во взяточничестве может выступить следующий случай из практики. А., являясь студентом лечебного факультета ГБОУ ВПО «СиБГМУ», имея цель получить зачеты по дисциплине «Анатомия человека» без фактической проверки его знаний и допуск к сдаче экзамена по данной дисциплине Аникин А. Посредничество во взяточничестве // Законность. 2009. № 3. С. 18.





Яни П. С. Физическое посредничество во взяточничестве // Законность. 2014. № 11.

С. 41–42.

встретился с Т., зная о том, что Т. может оказать содействие в получении зачетов по вышеуказанной дисциплине без фактической проверки знаний и может выступить в качестве посредника в передаче заведующей кафедрой анатомии человека ГБОУ ВПО «СиБГМУ» Р. взятки в виде денег за совершение незаконных действий. В ходе встречи А. договорился с Т. о том, что Т. выступит в качестве посредника при передаче взятки, а именно:

достигнет договоренности с Р. о сумме взятки, а затем непосредственно передаст Р. незаконное вознаграждение. После чего Т. встретился с Р. и договорился с ней о передаче ей денег в качестве взятки в значительном размере – 30 000 рублей за совершение незаконных действий, направленных на проставление взяткодателю А. зачетов по дисциплине «Анатомия человека» без фактической проверки знаний. При этом Р. сама определила сумму вятки и с целью конспирации своих незаконных действий указала, что студент А. обязан прийти на пересдачу задолженностей по указанной дисциплине, но его знания не повлияют на положительный результат в проставлении ею взяткодателю А. зачетов. О своей договоренности с Р. Т.

сообщил А. в служебном кабинете Р. Т., лично передал Р. деньги в сумме 30 000 рублей в качестве взятки в значительном размере, полученные от А., за совершение незаконных действий – проставления А. зачетов по дисциплине «Анатомия человека» без фактической проверки его знаний. После этого Р.

за полученную взятку проставила в зачетную книжку последнего два зачета по данной дисциплине. В ходе расследования было доказано, что А. и Р., находясь в преступном сговоре, ранее совершили еще 6 фактов аналогичных противоправных действий.Таким образом, действия Т. включали в себя как физическое пособничество – непосредственную передачу взятки от А. к Р., так и интеллектуальное – согласование между А. и Р. условий проставления А. зачетов без фактической проверки знаний, размера, времени и обстоятельств передачи вознаграждения для Р.

Приговор Кировского районного суда г. Томска. Уголовное дело № 1-145/2015.

Существуют и иные уголовно-правовые и криминалистические критерии выделения этих типов посредников. В уголовно-правовой литературе верно замечено, что, несмотря на наличие в уголовном законе ст.

291.1 УК РФ, в некоторых случаях правоприменители вынуждены квалифицировать посредничество во взяточничестве как соучастие в даче или получении взятки, т. е. по правилам квалификации, действовавшим до вступления в законную силу указанной нормы. В частности, подобная квалификация используется для уголовно-правовой оценки посредничества во взяточничестве в незначительном размере, когда размер взятки не превышает 25 000 рублей («значительный размер» – Примечание 1 к ст. 290 УК РФ). Дело в том, что ч. 1 ст. 291.1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за посредничество во взяточничестве в значительном размере, а следовательно, совершение аналогичного деяния в незначительном размере не может быть квалифицировано по ч. 1 ст. 291.1 УК РФ. Исходя из этого, посредничество в незначительном размере зачастую квалифицируется как соучастие в даче либо получении взятки со ссылкой на ст. 33 УК РФ139.

И хотя Верховный суд РФ признал, что такая правовая позиция не основана на законе140, К. Ображиев и К. Чашин в своей статье доказывают, что она широко распространена в практике. Они же указывают, что деление посредников на действующих в интересах «дающих вознаграждение» и «принимающих его» актуально и для уголовно-правовой оценки посредничества в коммерческом подкупе (ст. 204 УК РФ). «Как известно, включив в уголовное законодательство самостоятельную норму об ответственности за посредничество во взяточничестве, законодатель по какой-то причине не предусмотрел аналогичной нормы, предусматривающей Ображиев К. Криминализация посредничества во взяточничестве: поиск оптимальной модели / К. Ображиев, К. Чашин // Уголовное право. 2013. № 6. С. 30– 35.

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17 октября 2012 г. N 41-О12-65СП // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]. Этой же позиции придерживается и П.

С. Яни. См.: Яни П. С. Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве // Законность. 2013. № 2. С. 24–29.

ответственность за посредничество в коммерческом подкупе. В связи с этим посредничество в передаче или получении предмета коммерческого подкупа (вне зависимости от его размера) квалифицируется как соучастие в преступлении, предусмотренном ст. 204 УК РФ»141. Изложенная позиция ученых актуальна, поскольку в контексте формируемой в настоящем исследовании криминалистической методики составы дачи (ч. 1 и 2 ст.

УК РФ) и получения предмета коммерческого подкупа (ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ) обозначены нами как смежные с посредничеством во взяточничестве.

Криминалистически значимые критерии выделения этих четырех типов посредников будут проиллюстрированы нами при описании типичных способов преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве.

Как уже отмечалось, одной из криминалистически сложных проявлений организованной преступности является создание «мафиозноолигархических и криминальных структур, криминальных сообществ», специальных фирм-посредников. По мнению некоторых авторов, широко распространены случаи получения вознаграждения через нотариальные конторы, посреднические фирмы или другие учреждения и организации. В этих случаях передача вознаграждения маскируется под законную сделку (например, договор строительного подряда)142. Такого рода проявления организованной преступности – один из серьезных доводов в пользу давно обсуждаемого в уголовно-правовой науке предложения (концепции) введения уголовной ответственности юридических лиц. «Одной из последних тенденций в сфере совершенствования мер борьбы с преступностью, особенно коррупционной и экономической направленности (курсив мой. – Р. С.), можно назвать посыл к конструированию в отечественном законодательстве института уголовной ответственности юридических лиц. ….Международные стандарты (например, ст. 18 Ображиев К. Указ. соч. С. 34; Чашин К. В. Посредничество в механизме коррупционного подкупа // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. № 10. С. 71.

См., например: Криминалистика / под ред. А. Г. Филиппова. М. 2000. С. 527.

Конвенции ООН об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. и ст. 26 Конвенции против коррупции от 31 октября 2003 г.) подтверждают необходимость криминализации общественно опасных деяний юридических лиц»143.

Криминалистика в известном смысле не вправе рассматривать юридическое лицо как субъект преступления впредь до соответствующих изменений в УК РФ. Но криминалистическое значение выделения этого типа посредника трудно переоценить. В частности, в следственной ситуации выявления организации такого – посреднического – типа следователь должен выдвинуть и проверить версии о соучастии всех или большинства работников организации в преступном посредничестве (а не только руководителя, сотрудника, курирующего конкретную сделку, главного бухгалтера и т. п.). Таким образом, можно выделить своеобразный тип посредника – юридическое лицо, а также еще два криминалистически значимых типа посредника – физического лица (основание классификации – отношение к деятельности взяткополучателя): не связанный формально с деятельностью взяткополучателя (родственники, знакомые, друзья, лица, ранее дававшие взятку) и связанный с нею профессионально, по должности (адвокаты – в отношении следователей, подчиненные – в отношении своих руководителей и т. п.). Но все типы посредника объединяет одна ранее отмеченная нами закономерность: преступления совершаются посредниками, мнимыми посредниками в связи с хорошо известной им служебной деятельностью, т. е. в рамках общественных отношений и правоотношений, в которых они, как правило, являются специалистами, имеют определенный опыт, знания (параграф 1.1).

Важно также выделение еще одного криминалистически значимого типа посредника. В. В. Степанов обращает особое внимание на время и Лафитский В. И. Уголовная ответственность юридических лиц в отечественном законодательстве: к истории вопроса «pro et contra» / В. И. Лафитский, О. И. Семыкина // Журнал российского права. 2014. № 2. С. 5–6.

обстоятельства знакомства взяткополучателя и посредника. Данные факторы дают возможность определить начало их преступной деятельности, раскрыть другое преступление. Дело в том, что нередко, по мнению автора, посредником становится тот, кто дал взятку должностному лицу и «в дальнейшем, используя подобное «знакомство», учитывая, что взяткополучатель уже «куплен» им, выполняет роль посредника»144.

Это означает, что по любому делу о посредничестве во взяточничестве можно выдвигать и проверять версию о том, что нынешний посредник – это в прошлом взяткодатель, «купивший» тем самым взяткополучателя и далее вошедший с ним в преступный сговор об организованной многоэпизодной преступной деятельности. Из этого же, а также из результатов опроса респондентов – оперативных сотрудников следует, что у посредника в отношении взяткополучателя (и, соответственно, наоборот), а также у посредника в отношении взяткодателя часто имеется компрометирующая информация о предшествующей или сопутствующей преступной деятельности. В ходе допросов и очных ставок необходимо проверить и эти типичные версии.

Важна также еще одна закономерность поведения, свойство личности типичного посредника, которая обусловлена не только его правовым нигилизмом и иными негативными характеристиками правосознания, но и нормами уголовного закона. Например, М. В. Лямин отмечает, что по делам о взяточничестве в правоохранительных органах145 в 9 % изученных им уголовных дел поводом к возбуждению дела послужили явки с повинной взяткодателей и посредников. Обязательным, по мнению автора, условием Степанов В. В. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о взяточничестве // Известия высших учебных заведений: Правоведение. Ленинград : Изд-во Ленинград. унта, 1964. № 2. С. 63.

Но данная закономерность, полагаем, универсальная и для коррупции в других сферах деятельности – Р. С.

данного повода возбуждения уголовного дела является добровольность сообщения о преступлении и признания лицом своего участия в нем146.

Как известно не только юристам, но зачастую и опытным коррупционерам, примечания к ст. 291 и 291.1 УК РФ дают последним определенный шанс освобождения от уголовной ответственности. Так, в соответствии с Примечанием к ст. 291 УК РФ лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Примечание к статье 291.1 УК РФ гласит: «Лицо, являющееся посредником во взяточничестве, освобождается от уголовной ответственности, если оно после совершения преступления активно способствовало раскрытию и (или) пресечению преступления и добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о посредничестве во взяточничестве».

Таким образом, уголовный закон ставит перед взяткодателем и посредником два строгих, но вполне выполнимых условия освобождения от ответственности: оба должны после совершения преступления активно способствовать его раскрытию и (или) пресечению и добровольно сообщить органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки или, соответственно, о посредничестве во взяточничестве.

В соответствии с п. 29 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» сообщение (письменное или устное) о преступлении должно признаваться Лямин М. В. Использование криминалистических методов при расследовании взяточничества в правоохранительных органах : дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2003.

С. 50.

добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. При этом не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки, посредничестве во взяточничестве или коммерческом подкупе стало известно органам власти.

Еще в 1964 г. по этому поводу В. В. Степанов верно отмечал: «В том случае, когда отсутствуют необходимые признаки добровольности заявления взяткодателя о даче взятки, то это не должно рассматриваться как явка с повинной, смягчающая ответственность лица, совершившего преступление»147.

В главе 3 мы еще вернемся к вопросу о проведении соответствующей тактической операции. Здесь же обратим внимание на следующую распространенную особенность личности и поведения типичного посредника: при прочих равных условиях, зная закон, он может быть готов к сотрудничеству с оперативными сотрудниками и субъектами расследования в части сначала «добровольного сообщения», а затем – «активного способствования». То есть в криминалистической ситуации перед непосредственно задержанием посредник может и вправе принять решение о добровольном сообщении обо всех обстоятельствах посредничества: кому передается взятка, когда, при каких обстоятельствах; не имеет ли место организованная, «многоэпизодная» преступная деятельность и т. д. Такое решение может быть просто выгодным для него постольку, поскольку, изобличая взяткополучателя и иных соучастников, он сам освобождается от уголовной ответственности. И такая позиция стороны защиты при прочих равных условиях выгоднее, чем, например, «взять всю вину на себя и получить судимость за мошенничество» (см. далее).

Но очевидна и иная типичная позиция защиты – еще одна важная закономерность поведения типичного посредника, которая также отчасти обусловлена нормами уголовного закона. Дело в том, что, как верно заметил

Степанов В. В. Расследование взяточничества : дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1964.С. 164.

М. В. Лямин, в типичных ситуациях изобличения реального посредника во взятке задержанное лицо, непосредственно вымогавшее и получившее предмет взятки, как правило, не является должностным, а потому более трудно следственным путем доказать его причастность именно к взяточничеству конкретного должностного лица. Автор прав в том, что с целью уклонения от уголовной ответственности по ст. 291.1 УК РФ, а также с тем, чтобы не допустить изобличения взяткополучателя, иных соучастников преступления, посредник после задержания его с поличным нередко признает факт получения предмета взятки (вымогательства), но занимает такую позицию: брал «под должностное лицо», без его ведома и участия, т. е. совершил мошенничество в отношении взяткодателя148. То есть при прочих равных условиях реальный посредник склонен выдать себя за посредника мнимого. Отметим причины такого поведения.

Причина 1. Соотношение тяжести санкций и степени общественной опасности преступлений, предусмотренных ст.

291.1 и 159 УК РФ.

Например, по ч. 2 ст. 291.1 УК РФ за совершение посредничества во взяточничестве за совершение заведомо незаконных действий (бездействия) максимально строгое наказание – лишение свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере тридцатикратной суммы взятки. По части 3 этой статьи за посредничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в крупном размере, максимально строгое наказание – лишение свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки. А по части 4 этой статьи за посредничество, совершенное в особо крупном размере, максимально строгое наказание – лишение свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере семидесятикратной суммы взятки.

В то же время за самый тяжкий состав мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ), совершенного организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение,

Загрузка...

Лямин М. В. Указ. соч. С. 143.

максимально строгое наказание – лишение свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Причина 2. Степень общественной опасности взяточничества считается значительно более высокой по сравнению с мошенничеством.

К тому же в рамках соответствующей правовой позиции преступник как бы «замыкает все на себя», выгораживает соучастников, ограничивает предмет расследования только одним эпизодом мошенничества, не давая следователю расширить этот предмет другими эпизодами и составами преступлений (см.

принцип совокупности и неоднократности, параграф 1.2).

Причина 3. Велика вероятность, что посредник опасается конфликта, вплоть до мести, со стороны взяткополучателя и иных заинтересованных лиц.

Эта причина особенно актуальна, если имеет место вышеупомянутая организованная преступная деятельность, «пирамида взяточников», с множеством соучастников и иных заинтересованных лиц. Признательные показания одного посредника (иного соучастника) могут «развалить» всю преступную схему, «пирамиду». Зачастую эта причина может быть доминирующей в мотивации заподозренного, задержанного, подозреваемого.

Изложенные причины, в глазах преступника, указывают на «выгодность», при прочих равных условиях, признания мошенничества по сравнению с признанием посредничества во взяточничестве.

Соответствующая правовая позиция в изученной нами практике широко распространена и зачастую твердо и до конца отстаивается стороной защиты по конкретному делу. Все это указывает на важность выдвижения и проверки субъектами расследования соответствующих версий в следственных ситуациях «охотного признания» подозреваемым факта мошенничества, мнимого посредничества.

Однако не стоит забывать и об описанной выше позиции добровольного сообщения, и обо всех ее выгодах для стороны защиты.

Субъекты расследования обязаны, прежде всего, установить истинные обстоятельства совершения деяния, а затем применить соответствующие тактические приемы, направленные на изобличение преступника, в том числе, как вариант, путем добровольного сообщения.

М. В. Лямин также указывает на то, что посредничество в передаче взятки бывает простым (через одного посредника) и сложным. Последнее выражается либо в разделении функций между посредниками, либо в увеличении их числа в цепи, связывающей взяткодателя и взяткополучателя.

Последний способ становится все более распространенным, что обусловливает серьезные трудности в доказывании149. Таким образом, посредник может быть один или их бывает несколько. В последнем варианте посредники могут распределять две ключевые функции: получение взятки и содействие в выполнении того, за что она дается. Это разделение может быть функциональным либо «передача по цепочке».

Следует также выделить существенные и типичные признаки поведения преступника-посредника в двух типовых криминальных ситуациях:

ситуация 1: поведение во взаимоотношениях с реальным либо потенциальным, а также мнимым (в ситуациях мнимого посредничества) взяткополучателем;

ситуация 2: поведение во взаимоотношениях с реальным либо потенциальным, по его мнению, взяткодателем.

В специальном пособии, имеющем назначение средства антикоррупционного просвещения, Ю. П. Гармаев сначала предупреждает должностных лиц, прежде всего, как законопослушных, добросовестных граждан: «Уважаемые коллеги! Нам следует помнить, что вокруг нас – должностных лиц – часто разворачивают преступную деятельность различные мнимые посредники, которые берут взятки «под нас», торгуя нашими полномочиями и возможностями».

Лямин М. В. Указ. соч. С. 39.

Затем, по ситуации 1, обращаясь к тем же должностным лицам, ученый отмечает:

- эти лица чаще всего относятся к числу ваших знакомых, а также личностей, пытающихся втереться к вам в доверие;

- как правило, они хорошо разбираются в вашей сфере деятельности.

Как правило, они всячески стараются:

- общаясь с вами, установить, как можно более близкие, дружеские, неформальные отношения, делать услуги и дарить подарки, поздравлять с праздниками, намекать на «поддержку свыше» и другие блага в случае продолжения «взаимно полезного знакомства» и т. п.;

общаясь с другими, особо подчеркивать якобы имеющие место обширные связи, близкие, неформальные, дружеские отношения с вами и с другими должностными лицами, руководителями разного уровня; называть вас и всех их за глаза на «ты»;

- граждане, взаимодействующие с соответствующим должностным лицом (заблуждающиеся взяткодатели), начинают вести себя несколько странно, так, как будто они уже «оплатили услугу» и ждут «положительного решения вопроса»150.

По ситуации 2, обращаясь к обычным гражданам – потенциальным взяткодателям, Ю. П. Гармаев предостерегает их:

- в ситуациях обращения к ним, как к посредникам, с коррупционным предложением они обещают «решение всех проблем», называют «цену вопроса». Обосновывая размер суммы взятки, они поясняют, что «нужно со многими делиться по вертикали» и т. п.

Автор предупреждает «обе стороны»: распространяются слухи о сложившихся в сфере деятельности конкретных должностных лиц либо целого органа (например, прокуратуры района) «расценках на те или иные Гармаев Ю. П. Предупреждение коррупции и реализация мер антикоррупционного просвещения в судах // сайт Международной ассоциации содействия правосудию (МАСП) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.iuaj.net/node/1811.

услуги», путях решения проблем и «решателях» (например, якобы: «Такой-то прокурор принимает такое-то решение за _______ рублей, и этот вопрос можно решить только через гр. С. – адвоката _______, его близкого друга» и т. п.151.

На практике встречаются тщательно спланированные и продуманные случаи мнимого мошенничества. Так, два приятеля разыграли спектакль для своего знакомого в целях инсценировки факта оказания посреднических услуг по передаче взятки и завладения принадлежащими ему денежными средствами. К. и В. достоверно знали, что Н. ранее необоснованно привлекался к уголовной ответственности, был оправдан по решению суда и теперь опасается незаконных действий со стороны сотрудников правоохранительных органов. Кроме того, К. и В. было хорошо известно, что Н. находится в конфликтных отношениях по поводу имущественных споров с П., с которым они совместно занимались предпринимательской деятельностью. К. и В. подготовили прозрачный пакет с порошком, визуально похожим на наркотическое вещество. Данный пакет они подбросили в помещение, которое использовали в качестве офиса Н. и П. К. и В. убедили П. в том, что его Н. занимается сбытом наркотических средств, и предложили ему написать соответствующее заявление в правоохранительные органы. Затем они данное заявление забрали и пояснили П., что они решат вопрос о привлечении Н. к уголовной ответственности.

Затем К. и В. встретились с Н. Они показали ему заявление и убедили его в том, что сотрудниками полиции в отношении него будут сфальсифицированы доказательства по делу. Затем К. и В. пояснили, что у них есть друг М., который работает в УФСБ России и который может помочь Н. избежать необоснованного привлечения к уголовной ответственности за взятку в размере 100 000 рублей. При этом они инсценировали телефонный разговор с М. В действительности К. и В. с сотрудником УФСБ России М. знакомы не были и переговоров с ним по 151 Там же.

поводу прекращения фиктивной проверки правоохранительных органов в отношении Н. не проводили. Н. ответил согласием на дачу взятки и попросил дать ему время, чтобы найти деньги. После чего Н. обратился в ОБОП УУР УМВД России по Кировской области с заявлением о том, что К.

и В. совершают мошеннические действия, незаконно требуя от него передать в качестве взятки сотруднику УФСБ России М. 100 000 рублей. Н.

добровольно дал согласие на участие в оперативно-розыскных мероприятиях, в результате которых К. и В. были задержаны в момент передачи им денежных средств152.

Таковы, на наш взгляд, данные о типичных преступниках, совершающих преступления, смежные с посредничеством во взяточничестве.

Эти сведения тесно взаимосвязаны (корреляционными связями) с другими элементами криминалистической характеристики этих преступлений – типичными способами и следами (следовыми картинами).

§ 2.3. Типичные способы посредничества во взяточничестве и связанного с ним мошенничества Не вдаваясь в терминологическую дискуссию по вопросу о понятии и сущности способа преступления, возьмем за основу определение, сформулированное Г. Г. Зуйковым, который понимал под способом систему действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, детерминированную условиями внешней среды и психофизическими качествами личности, связанными с избирательным использованием соответствующих средств и условий места и его времени153. Автор, как и Приговор Первомайского районного суда г. Кирова. Уголовное дело № 1 – 114/2014.

Зуйков Г. Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления // Социалистическая законность. 1971. № 11. С. 16–17.

большинство ученых154, выделял в структуре способа умышленного преступления его подготовку, совершение и сокрытие.

И. С. Башмаков при рассмотрении особенностей способа совершения коррупционных преступлений, совершаемых представителями органов местной власти, верно отмечает, что все изученные им преступления по способу являлись полноструктурными, т. е. состояли из операций по подготовке, совершению и сокрытию деяния155. При этом автор, опираясь на мнение В. Н. Карагодина, констатирует, что в этих способах важное значение отводится сокрытию, которое понимается как действия, направленные на то, чтобы не обнаруживались, оставались в тайне подготовка или совершение преступления и другие связанные с ним обстоятельства и факты156. Как было установлено в рамках настоящего исследования, преступления, связанные с посредничеством во взяточничестве, как часть взяточничества и разновидность коррупционных преступлений, подчиняются тем же закономерностям.

Важное и универсальное значение для всех типичных способов анализируемых преступлений является подготовка к их совершению.

Характеризуя закономерности подготовительной части способов, следует отметить, что изучение правоприменительной практики показывает, что зачастую подготовка заключалась в создании необходимых условий для дальнейшего совершения и сокрытия преступлений, привлечения посредниками потенциальных взяткодателей и взяткополучателей; для привлечения взяткополучателями потенциальных посредников и создания См., например: Новик В. В. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам: проблемы теории и практики. СПб. : Юрид. центр Пресс, 2005. С. 89–91. Густов Г.

А. К определению криминалистического понятия преступления // Труды СПбЮИГП РФ.

СПб., 2000. № 2. С. 82.

Башмаков И. С. Особенности первоначального этапа расследования коррупционных преступлений, совершаемых представителями органов местной власти : дис. … канд.

юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 62–63.

Башмаков И. С. цитирует следующую работу: Карагодин В. Н. Способы сокрытия преступлений, их криминалистическое значение, методы распознания и преодоления :

дис. … канд. юрид. наук, Свердловск : СЮИ, 1982.С. 208.

необходимых условий для обращения к ним потенциальных взяткополучателей; в поиске и привлечении потенциальными взяткодателями вероятных посредников для «решения вопросов» с определенными должностными лицами и т. п.

Так, И. С. Башмаков верно указал, что как подготовку к преступлению можно расценивать создание должностными лицами такого заведомо сложного порядка выполнения действий, который требует составления, визирования, прохождения значительного количества документов и согласований. Граждане ставятся в такие условия, что перед ними во всей очевидности предстает необходимость совершения различных действий по подготовке бланков, фальсификации документов, по оформлению их проектов, выжиданию удобного момента для их подписания, склонению или введению в заблуждение лиц, уполномоченных подписывать, утверждать необходимые документы с целью принятия ими необходимого решения.

Устанавливается многоступенчатая процедура оформления документов, связанная с их изучением, проверкой и визированием многими субъектами.

Такого рода деятельность, как считает автор, следует рассматривать как подготовительные операции, заключающиеся в подыскании соучастников157.

С. П. Кушниренко дала определение способу совершения взяточничества. Таковым она считает обусловленную объективными и субъективными причинами систему действий (бездействия) субъектов взяточничества, направленных на достижение преступной цели – выполнение служебной деятельности должностным лицом за незаконное вознаграждение158.

Изучение уголовно-правовой и криминалистической литературы, анализ практики показывает, что необходимо выделять две крупные группы способов преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве.

Башмаков И. С. Указ. соч. С. 62–63.

Кушниренко С. П. Особенности расследования взяточничества : учебное пособие. СПб.,

2002. С. 28.

Первая группа – это способы, выделенные законодателем и имеющие уголовно-правовое значение. Они обозначены непосредственно в УК РФ, в ст. 291.1 УК РФ. Вторая группа – преступления, выделенные по криминалистически значимому основанию. В параграфе 1.2 была обоснована позиция о том, что преступления, связанные с посредничеством во взяточничестве, как категория криминалистическая шире уголовно-правовой категории «посредничество во взяточничестве» и охватывает ряд иных преступлений, включая основные и сопутствующие посягательства. В связи с этой основополагающей классификацией считаем целесообразным рассмотреть последовательно две эти группы способов.

Способы преступлений, выделенные законодателем и имеющие уголовно-правовое значение. Как уже отмечалось и анализировалось ранее (параграф 1.1), основной состав ч. 1 ст. 291.1 УК РФ сформулирован как «… непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере». В части 5 той же статьи изложен самостоятельный состав, связанный с посредничеством – «Обещание или предложение посредничества во взяточничестве». Таким образом, необходимо констатировать, что законодатель сам выделил несколько видов способов этих преступлений, имеющих уголовно-правовое значение.

Так, по характеру действий посредника следует выделить:

1) способы посредничества «физического»;

2) способы посредничества «интеллектуального»;

3) обещание или предложение посредничества во взяточничестве.

По признаку того, в чьих интересах совершается преступление, выделяются:

4) способы посредничества в интересах взяткополучателя;

5) способы посредничества в интересах взяткодателя.

Эти виды способов напоминают по названиям типы личности преступников-посредников. Но все-таки способы имеют самостоятельное криминалистическое значение, поскольку закономерности их реализации специфичны и важны для раскрытия и расследования преступлений.

В описании указанных видов способов представляется очевидным, что следует опираться прежде всего на разъяснения, данные в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (далее

– Постановление Пленума № 24). Кроме того, важно отметить, что на стадии разработки проекта упомянутого постановления понятие, признаки и иные вопросы уголовно-правовой квалификации посредничества во взяточничестве (и в коммерческом подкупе), равно как иные важные вопросы квалификации коррупционных преступлений, были рассмотрены значительно более подробно159. Однако, как отмечает П. С. Яни, в итоговый вариант постановления № 24 эти, а также многие другие положения, не попали. «Пленум посчитал целесообразным вернуться к данному вопросу после того, как судами будет сформирована, а Верховным судом проанализирована более обширная, нежели сложилась к 2012 г. (когда проводилось обобщение, на основе которого готовился проект Постановления Пленума), практика применения ст. 291.1 УК»160. Вместе с тем, учитывая, что указанный проект разрабатывался с участием ведущих ученых в области уголовного права, для целей криминалистического исследования их мнение, выраженное в проекте, представляется, безусловно, полезным, а потому мы неоднократно будем цитировать этот неофициальный документ.

Обсуждавшийся участниками конференции проект Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве, коммерческом подкупе и иных коррупционных преступлениях»

(редакционный материал) // Уголовное право. 2013. № 5. С. 6–27. Далее для краткости – «проект постановления № 24».

Яни П. С. Физическое посредничество во взяточничестве // Законность. 2014. № 11. С.41–45.

Анализируя выделенные виды способов посредничества во взяточничестве, отметим, что к первому виду «физическое» посредничество»

относятся способы непосредственной передачи взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя161. Это самый распространенный в изученной нами практике вид способов посредничества, предусмотренного ст. 291. 1 УК РФ162, во всяком случае из числа регистрируемых преступлений. В целом он хорошо знаком правоприменителям, а потому вызывает меньше трудностей у них в части квалификации, выявления и расследования, чего нельзя сказать о других видах способов, описываемых ниже.

В пункте 25 проекта постановления № 24, не вошедшего в окончательную редакцию документа, отмечено: «Посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя считается оконченным с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. Если должностное лицо отказалось принять взятку либо передача ему взятки не состоялась по иным не зависящим от посредника обстоятельствам, то действия лица, пытавшегося передать предмет взятки должностному лицу лично либо через другого посредника, следует квалифицировать как покушение на посредничество во взяточничестве»163.

Изложенное означает, что для целей повышения эффективности изобличения всех участников взяточничества, а не только посредника, в рамках оперативного эксперимента желательно производить задержание в момент передачи посредником взяткополучателю хотя бы части ценностей либо в рамках ОРМ следует получить необходимые сведения о наличии умысла посредника на передачу предмета взятки.

–  –  –

Но не среди всех преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве. Как отмечено в параграфе 1.1, самым распространенным среди них все-таки является мошенничество, мнимое посредничество.

Проект постановления № 24 // Уголовное право. 2013. № 5. С. 14.

Что касается второй группы способов «интеллектуальное посредничество», то в п. 26 проекта постановления № 24 оговаривается, что «…посредничество во взяточничестве в виде иного способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки может состоять, например:

- в предоставлении в долг денежных средств или иного имущества, заведомо предназначавшихся для передачи в качестве взятки;

- в организации переговоров и участии должностного лица и владельца ценностей или представляемых им лиц в переговорах о передаче взятки.

Например, к К. за консультацией о сдаче экзаменов в ГИБДД для последующего получения водительского удостоверения обратилась его знакомая В. К. пояснил ей, что обладает возможностью за взятку должностным лицам РЭО ГИБДД УМВД России оформить для нее водительское удостоверение без фактической сдачи практического экзамена, и предложил ей посредничество во взяточничестве, оговорив при этом, что размер суммы взятки, подлежащей предоставлению сотрудникам РЭО ГИБДД УМВД России, составляет 24 000 рублей. Однако в момент получения денежных средств от В. для последующей их передачи сотрудникам РЭО ГИБДД УМВД России К. был задержан164;

- в склонении лица к получению либо передаче взятки.

Так, М., у которой на исполнении находилось исполнительное производство по взысканию с В. задолженности по уплате алиментных средств на содержание ребенка, приостановленное по причине отсутствия должника и нахождения В. в розыске, договорилась с Б., который в тот период проходил на общественных началах ознакомление с работой судебных приставов, и поручила ему получить от В. 10 000 рублей за неисполнение решения суда по взысканию с той задолженности по уплате алиментных средств на содержание ребенка. После чего, в этот же день, Б.

Приговор Центрального районного суда г. Тольятти. Уголовное дело № 1-321/2012.

в ходе телефонного разговора предложил В. передать ему денежное вознаграждение в сумме 10 000 рублей за неисполнение вышеуказанного решения суда, договорившись с ней о времени передачи денег. Затем Б.

встретился с В., передал той: оригинал исполнительного листа, а взамен получил от В. 10 000 рублей для передачи их М. за бездействие с ее стороны как судебного пристава-исполнителя165;

- в заранее данном обещании принять на временное хранение предмет взятки, совершить действия, направленные на сокрытие такого преступления, и т. п.

В указанных случаях (фактически – способах. – Р. С.) преступление считается оконченным с момента совершения действий, непосредственно направленных на достижение либо реализацию соглашения между должностным лицом и лицом, собирающимся передать взятку, о получении и даче взятки независимо от того, была ли взятка фактически передана166.

Забегая вперед (см. параграф 3.1), следует отметить, что указанное означает: задержание с поличным посредника (и других участников преступного события), совершившего преступление «интеллектуальным»

способом, возможно в типичных следственных ситуациях уже сразу после указанного момента. А этот момент – зачастую только произнесение слов.

Выделение способов интеллектуального посредничества для целей криминалистического исследования важно еще и потому, что при изучении практики мы обнаружили, что такого рода способы почти не выявляются субъектами расследования. Преступления остаются высоколатентными, поскольку изобличаются в основном лица, совершившие «физическое»

посредничество. Налицо некий феномен «нераспознаваемости» этих и иных, описанных ниже, способов со стороны правоохранительных органов167.

Приговор Ростовского областного суда. Уголовное дело № 1-75/2012.

Проект постановления № 24 // Уголовное право. 2013. № 5. С. 14.

Гармаев Ю. П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве. М. :

Экзамен, 2005. С. 113–115.

Та же закономерность распространяется и на третью (по списку выше) группу способов – «обещание или предложение посредничества во взяточничестве». В пункте 26 действующего постановления № 24 указано:

«Обещание или предложение посредничества во взяточничестве считается оконченным преступлением с момента совершения лицом действий (бездействия), направленных на доведение до сведения взяткодателя и (или) взяткополучателя информации о своем намерении стать посредником во взяточничестве». Таким образом, данный вид способов заключается в обещании или предложении посредничества, включая произнесение слов и совершение иных действий, но только если субъектами расследования будет доказано, что эти слова (иные действия) были совершены лицом не «просто так», не абстрактно, а целенаправленно, т. е. были умышленно направлены на доведение до сведения взяткодателя и (или) взяткополучателя намерения стать посредником. Далее Пленум в том же пункте делает важное для настоящего исследования разъяснение: «В случае, когда лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, заведомо не намеревалось передавать ценности в качестве взятки должностному лицу либо посреднику и, получив указанные ценности, обратило их в свою пользу, содеянное следует квалифицировать как мошенничество без совокупности с преступлением, предусмотренным частью 5 статьи 291.1 УК РФ». Это еще один аргумент в пользу нашей позиции о том, что к криминалистически значимой категории «преступления, связанные с посредничеством во взяточничестве» относятся некоторые виды мошенничества, подобные по способу тому, что описал Пленум.

Что касается четвертой и пятой групп способов (по списку выше), то П. С. Яни отметил, что «содержащаяся в ст. 291.1 УК оговорка «по поручению взяткодателя или взяткополучателя» не означает, что в этом случае… инициатива в передаче через него взятки обязательно должна исходить от будущих взяткодателя или взяткополучателя – лицо, стремясь стать посредником, само может предложить поручить ему непосредственно передать взятку либо иным образом способствовать в достижении либо реализации соглашения о получении или даче взятки»168. Таким образом, эти способы посредничества можно в свою очередь разделить на совершаемые по инициативе посредника или по инициативе взяткодателя, взяткополучателя.

Способы преступлений, выделенные по криминалистически значимому основанию. Анализ научных работ, а также изучение уголовных дел и анкетирование практических работников позволяет нам выделить криминалистическую классификацию способов анализируемого преступления. Ее можно сформировать по множеству оснований, но, вероятно, наиболее практически востребованная в качестве основы – криминалистически значимого признака – имеет важное обстоятельство передачи взятки (мнимой взятки) либо отсутствие реального посредничества.

По этому признаку все способы преступлений характеризуются следующим:

1) предмет взятки похищается посредником полностью (мнимое посредничество, мошенничество); 2) часть взятки присваивается посредником; 3) предмет взятки передается по цепочке «взяткодатель – посредник – взяткополучатель» в полном объеме (планируется преступником к передаче).

Первый способ посредничества в определенной мере уже проанализирован нами в параграфе 1.1. Этот способ чаще всего характеризуется тем, что предмет взятки похищается, но взяткодатель получает определенные выгоды и преимущества, которые стремился получить в результате преступления, например, ввиду того, что мнимый посредник действительно обращается с просьбой к должностному лицу, в чьих полномочиях находится решение соответствующего вопроса, и вопрос решается, но без взятки (в силу законности просьбы либо знакомства, дружбы, из сострадания, симпатии и т. п.).

Яни П. С. Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве // Законность.

2013. № 2. С. 27.

В практике встречаются криминальные ситуации, когда взяткодатель получает искомое просто в силу законности и обоснованности своей просьбы169. Зачастую вопрос решается просто – «сам собой», также без всяких вознаграждений. Например, так нередко происходит в ситуациях дачи взятки за правовое решение судьи, за которое опытный юрист-представитель

– мнимый посредник берет взятку, а неопытный в правовых вопросах и обманутый тем самым взяткодатель-доверитель думает, что без нее гражданское, арбитражное, уголовное дело не разрешилось бы в его пользу.

А на самом деле это решение было принято просто потому, что было законным и обоснованным.

Напротив, на практике бывает и так, что предмет взятки похищается мнимым посредником, но взяткодатель не получает искомой им выгоды.

Развитие подобных криминальных ситуаций может быть таким: обманутый взяткополучатель обращается в правоохранительные органы с заявлением (к сожалению, такое бывает довольно редко); он ищет помощи у организованных преступных формирований; пытается иным образом воздействовать на мнимого посредника с целью возврата полученного тем обманным путем; происходит покушение на жизнь, здоровье мнимого посредника, похищение его самого и/или близких ему людей и т. п.

Как уже отмечалось ранее, полагаем, что группа способов, названных нами «мнимое посредничество», в практике является наиболее распространенной формой преступного посредничества. Она часто иллюстрируется широко известными примерами, которые можно найти во многих учебниках и учебных пособиях по уголовному праву. В практике именно таких преступлений большинство из числа изученных уголовных дел.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |
Похожие работы:

«Малыхина Елена Александровна Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: особенности финансово-правового регулирования 12.00.04 — финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»

«Волос Алексей Александрович ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор Е.В. Вавилин Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«ГЕРАСИМОВА Екатерина Александровна УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РОЗНИЧНОЙ ПРОДАЖЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Блинов Александр...»

«Кобыляцкий Дмитрий Андреевич ПРАВОВАЯ ОХРАНА ПРОИЗВЕДЕНИЙ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Стрегло Валентина Ефимовна Ростов-на-Дону – 20 Оглавление...»

«Пшипий Рустам Махмудович БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ: ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ГЛАВЫ 22 УК РФ) Специальность 12.00.08 уголовное право и криминология;...»

«Евстратенкова Магдалена Александровна ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ШВЕЙЦАРСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«БЕЛОВА Татьяна Александровна ИНСТИТУТ НАЛОГОВОЙ АМНИСТИИ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ НАЛОГОВОГО ПРАВА 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Покачалова Елена Вячеславовна Саратов – 20...»

«Богатырев Николай Владимирович Место и роль нотариата в осуществлении охранительной функции права: общетеоретический и сравнительный аспект 12.00.01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: заслуженный деятель науки РФ,...»

«ВОЛОДИНА Светлана Вячеславовна МНОГОПАРТИЙНОСТЬ КАК ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ РОССИИ 12.00.02 — конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор,...»

«ТИХОНОВА ОЛЬГА ЮРЬЕВНА РОЛЬ АРБИТРАЖНОГО СУДА В ФОРМИРОВАНИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ СУБЪЕКТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Т.А. Григорьева САРАТОВ – 2015...»

«Мальченко Ксения Николаевна ПРЕЮДИЦИЯ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 12.00.15 — гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — кандидат юридических наук, доцент Цепкова Татьяна Митрофановна Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I....»

«Мартынова Яна Николаевна АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР В СФЕРЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, Севрюгин Виктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.