WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ: ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ГЛАВЫ 22 УК РФ) ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра уголовного права и криминологии

На правах рукописи

Пшипий Рустам Махмудович

БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ:



ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ

ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ

(НА ПРИМЕРЕ ГЛАВЫ 22 УК РФ) Специальность 12.00.08 уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

Кандидат юридических наук, доцент Феоктистов Максим Викторович Краснодар 2015

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА. БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНОПРАВОВОЙ НОРМЫ: ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ,

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ И КОМПАРАТИВИСТСКИЙ АНАЛИЗ.......... 17 § 1. Ретроспективный анализ использования бланкетных диспозиций в российском уголовном законодательстве

§ 2 Понятие, сущность, виды и значение бланкетной диспозиции уголовно-правовой нормы

§ 3. Компаративистский анализ использования уголовно-правовых норм с бланкетной диспозицией в законодательстве России и зарубежных стран

ГЛАВА. БЛАНКЕТНЫЕ ДИСПОЗИЦИИ В НОРМАХ ГЛАВЫ

22 УК РФ: ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУИРОВАНИЯ И ПРОБЛЕМЫ

КВАЛИФИКАЦИИ

§ 1. Бланкетность диспозиций уголовно-правовых норм и вопрос об источниках уголовного права

§ 2. Характер и особенности бланкетности диспозиций уголовноправовых норм, интегрированных в главе 22 УК РФ

§ 3. Проблемы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности, предусмотренных нормами с бланкетными диспозициями

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Систему законодательства Российской Федерации, как впрочем и любого другого государства, вполне допустимо отождествить с сообщающимся сосудом, изменение в одной из частей которого непременно ведет к определенному изменению в другой.

Обозначенный тезис прямо подтверждается ставшим уже классическим примером 90-х годов XX века, который ощутила на себе российская правовая система на стадии перехода к условиям рыночной экономики. Кардинально реформированная экономическая законодательная база оказала заметное влияние на все отрасли российского законодательства. Не стало исключением и законодательство уголовное.

По справедливому утверждению И.В. Шишко: «Особенные части российских уголовных кодексов 1960 и 1996 гг. наиболее существенно отличаются именно нормами, устанавливающими ответственность за экономические преступления»1.

Однако несмотря на то, что с момента принятия нового УК РФ прошло 19 лет, процесс взаимовлияния отраслей не прекращается по сей день и в условиях современной правовой действительности его изучение приобретает особую значимость.

Расширение межотраслевых связей, отражающих возрастающий уровень сложности общественной и государственной жизни является непременным спутником развития любой правовой системы2. Особенно актуально наличие таких связей для отрасли уголовного права, которое представляет собой классическую охранительную отрасль российского права, призванную защищать те позитивные правоотношения, которые Шишко И.В. Экономические правонарушения. СПб., 2004. С. 46.

Пикуров Н.И. Теоретические проблемы межотраслевых связей уголовного права:

автореф. … дис. д-ра. юрид. наук. Волгоград, 1998. С. 9.

регламентированы такими регулятивными отраслями как гражданское, налоговое, валютное, бюджетное и др.

Основной же целью принятия актов регулятивного законодательства, является регламентация определенного круга позитивных правоотношений, а также установление порядка осуществления определенного вида деятельности в конкретной сфере, о чем указывается в самих этих актах. В силу специфики законодательной техники отдельные положения и термины заимствуются из регулятивных отраслей уголовным законодательством для описания отельных признаков состава преступления.





Однако регулятивное законодательство обладает одной весьма характерной, но нежелательной чертой нестабильностью.

Соответственно при конструировании уголовно-правовых норм необходимо использовать только те приемы законодательной техники, которые способны обеспечить стабильность и гибкость уголовного закона.

Именно таким приемом является бланкетная диспозиция, которая на сегодняшний день представляет собой один из наиболее предпочтительных «орудий» законодательной техники в силу того, что позволяет повысить стабильность уголовного закона, поскольку изменение иных нормативных актов не обязывает законодателя изменять соответствующие уголовноправовые нормы.

Указанные свойства межотраслевых связей бланкетной диспозиции были использованы российским законодателем при конструировании составов уголовно-наказуемых деяний в сфере экономической деятельности, включенных в УК РФ.

Однако при установлении уголовно-правового запрета в сфере экономической деятельности государству необходимо быть предельно корректным. Как вполне обоснованно заметил А.Э. Жалинский, «действие уголовного закона в сфере экономики следует рассматривать и эмпирически отражать как процесс противоречивый, одновременно несущий в себе позитивный и негативный эффект, способный удовлетворять породившие потребности и, напротив, поддерживать отношения, объективно вредные для данного этапа социального развития»1. Один из основателей экономической теории А.Смит справедливо отмечал: «Государство в экономике должно играть роль «ночного сторожа», т.е. создавать все необходимые условия, но не вмешиваться»2. Соответственно при установлении преступности и наказуемости деяний в сфере экономики российским парламентариям необходимо учитывать присущие этим (экономическим) отношениям особенности и их специфику, а также использовать отдельные положения законодательства (гражданского, бюджетного, налогового и т.д.), регулирующего экономическую деятельность, не вторгаясь при этом в сферу нормативного регулирования последней.

В силу указанных обстоятельств выбор именно бланкетной диспозиции при конструировании составов преступлений в сфере экономической деятельности объясняется непосредственно потребностями практической (правоприменительной) деятельности. Ведь экономическая сфера деятельности государства уникальна именно тем, что ее регламентация обеспечивается весьма внушительной нормативной базой, включающей в себя как федеральное и региональное законодательство, так и огромное количество подзаконных нормативных актов, локальных актов организаций.

Более того, экономическое регулятивное законодательство является весьма динамичным. Поэтому при конструировании уголовно-правовых норм главы 22 УК РФ, устанавливающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, законодателем была широко использована бланкетная диспозиция, которая позволяет повысить стабильность уголовного закона.

Жалинский А.Э. Уголовный закон и экономика в условиях социальных перемен // Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. М., 1990. С. 90.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов (книги I-III) / Пер. с англ., вводная статья и комментарии Е. М. Майбурда. М., 1993. С. 93.

Обозначенные моменты свидетельствуют о несомненной актуальности, теоретической и практической значимости исследования бланкетных диспозиций в целом и в нормах статей главы 22 УК РФ, в частности.

Степень научной разработанности темы. Различные аспекты правовой природы бланкетных диспозиций являются актуальными на протяжении ряда десятилетий и были предметом исследований в трудах Н.А. Беляева, Н.В. Беляевой, А.И. Бойко, А.И. Бойцова, Н.С. Боровикова, С.Н. Братуся, Б.В. Волженкина, Л.Д. Гаухмана, Т.В. Кленовой, В.П. Коняхина, Л.Л. Кругликова, Н.Ф. Кузнецовой, Н.А. Лопашенко, А.В. Наумова, К.В. Ображиева, Н.И. Пикурова, М.Д. Шаргородского, И.В. Шишко, П.С. Яни и др. Эти ученые внесли значительный вклад в развитие теоретических положений о сущности бланкетной диспозиции уголовного закона, совершенствование законодательства, правоприменительной практики.

Однако достигнутый уровень научной разработки проблемы применения бланкетных диспозиций объективно не может быть признан достаточным. Многие ранее существовавшие и вновь возникшие вопросы, в том числе связанные с влиянием бланкетности диспозиции уголовноправовых норм на решение вопроса об источниках уголовного права, остаются дискуссионными и нуждаются в продолжении научных исследований.

Таким образом, цель настоящей диссертации состоит в изучении юридической природы бланкетной диспозиции нормы уголовного закона, а также особенностей ее конструирования в нормах статей УК РФ, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности.

Цель диссертационного исследования обусловила постановку комплекса задач, в число которых входят:

1) установление дефиниции бланкетной диспозиции и определение сущности данной формы конструирования уголовного закона;

2) ретроспективный анализ использования российским законодателем бланкетной диспозиции уголовно-правовой нормы;

3) компаративистский анализ использования уголовно-правовых норм с бланкетной диспозицией в законодательстве России и зарубежных стран;

4) описание характерных особенностей бланкетных диспозиций в нормах статей главы 22 УК РФ;

5) изучение вопросов, возникающих при квалификации преступлений главы 22 УК РФ, диспозиции норм которых носят бланкетный характер.

Объектом исследования в настоящей диссертации выступают общественные отношения, возникающие в сфере теоретического анализа и использования правоприменителем такой формы конструирования уголовного закона, как бланкетная диспозиция.

Предметом диссертационного исследования являются диспозиции норм УК РФ, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, которые сконструированы законодателем бланкетным способом.

Методология и методика исследования. Для достижения поставленных целей задействованы общенаучный диалектический метод познания и частнонаучные методы: формально-логический, системно-структурный, сравнительного правоведения, историко-правовой, структурнофункциональный, статистический, социологические методы.

Теоретическую основу исследования составили труды советских, российских и зарубежных ученых в области уголовного права, а также общей теории права и компаративистики.

Эмпирическую основу исследования составили результаты анкетирования (220 респондентов) и опроса (70 респондентов) научных и практических сотрудников Краснодарского края и Республики Адыгея.

Нормативную правовую основу диссертации образуют уголовное законодательство Российской Федерации и зарубежных государств (Бельгии, Великобритании, Германии, Грузии, Дании, Исламской Республики Иран, Италии, Казахстана, Китайской Народной Республики, Латвийской Республики, Республики Беларусь, Республики Корея, США, Франции, Швейцарии, Эстонии и Японии), нормативные правовые акты регулятивного законодательства России, нормативные правовые акты дореволюционного и советского периодов, а также позиции Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

Научная новизна исследования. В науке уголовного права уже многие годы остаются нерешенными самые принципиальные вопросы, связанные с бланкетностью диспозиций норм главы 22 УК РФ, предусматривающей ответственность за преступления в сфере экономической деятельности.

Поэтому научная новизна данного исследования заключается в совокупном рассмотрении в целом всех вопросов, касающихся применения бланкетных диспозиций и их использования при конструировании составов преступлений главы 22 УК РФ, в частности. Указанный анализ проводился в контексте взаимообусловленности общих и частных вопросов, связанных с исследуемым приемом законодательной техники, а также сквозь призму влияния одних проблем, встающих перед правоприменителем при использовании бланкетных диспозиций, на решение других.

К тому же впервые в науке уголовного права в рамках данного исследования был осуществлен подробный исторический анализ использования российским законодателем бланкетной диспозиции уголовно-правовых норм, а также детально изучен зарубежный опыт конструирования уголовно-правовых норм с бланкетной диспозицией. Также с помощью социологических методов была накоплена эмпирическая база, позволившая оценить позиции представителей науки и практики относительно таких дискуссионных вопросов, как: понятие бланкетной диспозиции, ее сущность и значение, а также уровень бланкетности диспозиций в нормах главы 22 УК РФ.

Положения, выносимые на защиту:

1. Бланкетная диспозиция уголовно-правовой нормы, как одна из форм реализации уголовной политики, представляет собой такой прием законодательной техники, при котором правоприменителю для конкретизации отдельных объективных и субъективных признаков состава преступления необходимо обращение к нормам иных отраслей законодательства, закрепленных в нормативных актах федерального, регионального и муниципального уровней, а также в локальных актах организаций.

2. Бурно развивающиеся общественные отношения порождают новые виды противоправных деяний, что относится и к сфере экономической деятельности, в частности. Устанавливая уголовную ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, российский законодатель должен использовать «полезные» свойства бланкетной диспозиции, позволяющие, во-первых, не загромождать уголовный закон положениями регулятивного (экономического) законодательства, раскрывающего содержание некоторых признаков состава преступления, а во-вторых, не вносить изменения в редакцию уголовного закона в тех случаях, когда изменению подвергаются акты позитивного законодательства и не усугублять тем самым и без того плачевную динамику роста числа поправок, вносимых в УК.

3. Имеющиеся в науке уголовного права классификации бланкетных признаков необходимо дополнить еще двумя основаниями.

1) По иерархическому уровню актов, к которым отсылает бланкетная диспозиция, бланкетные признаки делятся на содержащиеся в:

международных правовых актах;

Конституции, федеральных конституционных и федеральных законах Российской Федерации;

подзаконных нормативных актах органов исполнительной власти Российской Федерации;

законах и подзаконных актах субъектов Российской Федерации;

актах муниципальных образований;

локальных актах организаций;

судебных актах, принятых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства.

2) По степени конкретизации нормативного правового акта, к которому делается отсылка, бланкетные признаки делятся на:

содержащиеся в нормативном акте, конкретно обозначенном в диспозиции нормы;

содержащиеся в определенном нормативном блоке, указанном в диспозиции нормы;

содержащиеся в определенном нормативном акте или нескольких нормативных актах, прямо не названных в диспозиции нормы, о необходимости обращения к которым указывают словосочетания:

«установленный порядок», «установленный срок» и др.

4. Появление в российском уголовном законодательстве бланкетной диспозиции и тенденция постепенного увеличения ее использования в уголовных законах детерминированы осложнением, дифференциацией, специализацией правоотношений, появлением качественно новых правоотношений, их высокой динамикой. На протяжении более 150 лет, начиная с Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., бланкетная форма диспозиции является одним из наиболее приоритетных и эффективных приемов законодательной техники.

Бланкетные диспозиции в уголовно-правовых нормах, 5.

предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности присущи как российскому уголовному законодательству, так и законодательству стран романо-германского, социалистического, англо-американского и мусульманского типа уголовноправовых систем.

Особенностью главы 22 УК РФ, отличающей ее от соответствующих глав уголовных законов, исследованных в рамках компаративистского анализа государств, следует признавать частоту использования бланкетных диспозиций при конструировании уголовно-правовых норм. Так, из 45 основных составов преступлений главы 22 УК РФ, 43 (95,5%) бланкетные.

Между тем, в уголовном законодательстве исследуемых стран данный показатель колеблется от 2,5 (УК Франции) до 62% (УК Эстонии), что вполне объяснимо особенностями уголовного законодательства большинства государств, исследованных в рамках компаративистского анализа.

Система источников уголовного права содержит кодифицированное и некодифицированное законодательство (дополнительное уголовное право), которое как раз и включает бланкетные уголовно-правовые нормы.

Следовательно, законодатель в указанных странах (в отличие от российского) «уходит» от бланкетности путем установления преступности тех или иных деяний в сфере экономической деятельности не только в УК, но и в специальных законах, отраслевом законодательстве, а также нормативных актах исполнительной власти. Однозначным для нас в этом вопросе является преимущество российского уголовного закона, который в ст. 1 установил, что Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из Уголовного кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в Уголовный кодекс.

Абсолютно все сферы жизнедеятельности нашего общества развиваются весьма стремительно и законодательство их регламентирующее просто обязано соответствовать столь стремительным темпам развития, к тому же если в них определены условия уголовной ответственности. Подход российского законодателя, прибегающего к помощи бланкетной диспозиции, здесь представляется наиболее оправданным.

Кроме того, такое положение дел противоречит системности права, поскольку одним из его признаков является деление отраслей на регулятивные и охранительные (что присуще и системе романо-германского права). Однако в данном случае норма регулятивного права является одновременно и охранительной, сочетая в себе, таким образом, два метода уголовно-правового регулирования, что нарушает принцип законности.

Следовательно, опыт российского законодателя является более предпочтительным, поскольку, во-первых, УК РФ сконцентрировал в себе все нормы, охраняющие сферу экономической деятельности от преступных посягательств, а во-вторых, используя бланкетные диспозиции «избежал»

нарушения принципа системности права, т.к. нормативные акты регулятивных отраслей, к которым обращает указанная диспозиция, раскрывают лишь признаки состава преступления, не устанавливая при этом уголовной ответственности за него.

Уголовное законодательство большинства исследованных стран кодифицировано частично. Однако некоторые из них (например, Великобритания) стремятся к его полной кодификации. В этом случае, зарубежному законодателю будет весьма полезным российский опыт использования бланкетных диспозиций.

Необходимо признать в качестве формальных источников 6.

российского уголовного права лишь те законодательные акты, которые устанавливают преступность и наказуемость деяния, устраняют преступность деяния, освобождают от ответственности и наказания, смягчают или отягчают наказание. В условиях современной российской действительности такими актами являются Уголовный кодекс РФ и вновь принятые законы, предусматривающие уголовную ответственность, которые в соответствии с ч. 1 ст. 1 УК РФ подлежат включению в Уголовный кодекс.

Нормативные правовые акты, к которым необходимо обращаться в процессе применения бланкетных диспозиций уголовно-правовых норм для уяснения отдельных признаков состава преступления, являются источниками уголовного права не в формальном, а в материальном смысле, в качестве которых предлагается понимать социально-экономические, политические и иные процессы общества, детерминирующие появление уголовно-правовых норм, а также нормативные правовые акты иных отраслей законодательства, положения которых не определяют преступность и наказуемость деяния, а раскрывают содержание объективных и субъективных признаков состава преступления.

7. При толковании бланкетных признаков составов преступлений в сфере экономической деятельности необходимо обращение не только к федеральному законодательству, но и к актам регионального, местного уровня, подзаконным нормативным актам, а также к решениям, принятым в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства. Некоторые бланкетные признаки норм главы 22 УК РФ раскрываются также в локальных актах организаций. В частности, необходимость обращения к ним возникает при толковании бланкетного признака «коммерческая тайна», поскольку круг составляющих ее сведений (ответственность, за незаконное получение и распространение которых предусмотрена ст. 183 УК РФ) в соответствии с федеральным законодательством (Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон «О коммерческой тайне» от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ) определяют сами организации. Также, в качестве локального акта выступает внешнеторговый договор (контракт), указанный в диспозиции ст. 193 УК.

Выбор правового акта зависит исключительно от того, в чьем ведении находится правовое регулирование тех общественных отношений, которые охраняет норма Особенной части УК РФ.

Экономическое регулятивное законодательство является 8.

многоуровневым, объемным и весьма динамичным, что предопределяет, вопервых, частоту использования бланкетных диспозиций в нормах главы 22 УК РФ и, во-вторых, сложность при описания нарушений его требований в нормах указанной главы. В данном случае уголовный закон выступает в качестве «заложника» ситуации, поскольку призван аккумулировать в диспозициях своих норм многотысячные положения регулятивного законодательства, в буквальном смысле слова «разбросанных» на всех уровнях законодательного регулирования, от федерального до корпоративного.

9. К нормам главы 22 УК РФ, диспозиции которых не сконструированы по типу бланкетных, можно отнести 2 состава преступления: ст. 175 (Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем) и ч. 1 ст. 184 УК РФ (Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса).

10. При квалификации преступлений главы 22 УК РФ, диспозиции норм которых носят бланкетный характер, необходимо учитывать, что о правильной квалификации преступления в сфере экономической деятельности можно говорить только в том случае, если правоприменитель зафиксировал наличие не только уголовно-правовых признаков, но и признаков, описанных в нормативных актах иной отраслевой принадлежности, к которой обращает бланкетная диспозиция.

Теоретическое и практическое значение диссертации. Результаты исследования имеют значение для дальнейшей научной разработки вопросов, касающихся конструирования уголовно-правовых норм с бланкетной формой диспозиции. Возможно использование представленных материалов в учебном процессе при преподавании, прежде всего, курса «Уголовное право.

Часть Общая», «Уголовное право. Часть Особенная» и дисциплины «Квалификация преступлений». Практическая значимость работы состоит в том, что сформулированные в ней предложения и рекомендации могут представлять интерес при внесении изменений и дополнений, прежде всего, в УК РФ.

В 2012 г. исследование на тему «Бланкетные диспозиции уголовноправовых норм: теоретический, законодательный и правоприменительный аспекты (на примере нормативных предписаний главы 22 УК РФ)» заняло III место в конкурсе «Лучшая научная и творческая работа студентов, аспирантов, соискателей, преподавателей высших учебных заведений Краснодарского края за 2012 год», а также внедрено и используются в учебном процессе юридического факультета Кубанского государственного университета, Краснодарского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации и Северо-Кавказского филиала «Российская академия правосудия» при преподавании учебного курса «Уголовное право.

Общая часть», «Уголовное право. Особенная часть», курса магистерской подготовки «Актуальные проблемы уголовного права».

Магистерская диссертация на тему: «Бланкетные диспозиции в нормах статей главы 22 УК РФ: теоретический, законодательный и правоприменительный аспекты» (Краснодар, 2011. 91 с.) рекомендована к изданию в качестве учебно-методического пособия и внедрена в учебный процесс на юридическом факультете КубГУ.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета, где проводилось ее рецензирование и обсуждение.

Теоретические положения и выводы диссертации изложены в 15 научных работах, три из которых опубликованы в рецензируемых журналах, включенных в перечень ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Результаты научного исследования обсуждались на международных и всероссийских научно-практических конференциях:

1) девятой ежегодной Международной научно-практической конференции «Проблемы российского законодательства: история и современность» (Тольятти, 21-22 февраля 2012 г.);

2) Международной научно-практической конференции «Экономика и преступность» (Санкт-Петербург, 28-29 мая 2012 г.);

третьей Международной научно-практической конференции 3) «Современные проблемы уголовной политики» (Краснодар, 28 сентября 2012 г.);

4) Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию образования юридического факультета КубГУ «Правовая система России: традиции и модернизация» (Краснодар, 20 апреля 2013 г.);

5) пятой Международной научно-практической конференции, посвященной 20-летию Национальной академии правовых наук Украины «Актуальные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики»

(Одесса, 1 ноября 2013 г.);

6) третьей Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики» (Чебоксары, 4 декабря 2013 г.);

7) Международной научно-практической конференции «Теоретические основы и практика реализации правовой политики» (Украина, Запорожье, 26 декабря 2013 г.);

8) Международной научно-практической конференции «Уголовное право: стратегия и развитие в XXI в.» (Москва, 30-31 января 2014 г.);

Международной научно-практической конференции 9) «Эффективность права: проблемы теории и практики» (Краснодар, 10-11 октября 2014 г.);

10) Международной научно-практической конференции «Уголовное право: стратегия и развитие в XXI в.» (Москва, 30-31 января 2015 г.);

11) Всероссийской научно-практической конференции аспирантов, соискателей и магистрантов «Теоретические и практические вопросы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики» (Краснодар, 22 ноября 2013 г.).

Результаты диссертационного исследования используются соискателем в учебном процессе при проведении практических занятий со студентами юридического факультета Кубанского государственного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, шести параграфов, объединенных в две главы, заключения, списка использованных источников и приложений.

ГЛАВА. БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ

НОРМЫ: ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ, РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ И

КОМПАРАТИВИСТСКИЙ АНАЛИЗ

§ 1. Ретроспективный анализ использования бланкетных диспозиций в российском уголовном законодательстве Использование бланкетной диспозиции приобретает практическую значимость только в том случае, если такая форма конструирования уголовного закона не носит случайного характера, а имеет историческую перспективу1. Разделяя точку зрения Н.И. Пикурова, считаем целесообразным рассмотрение исторических закономерностей появления и развития бланкетных диспозиций в уголовном законодательстве России.

Необходимо сразу же отметить, что использование бланкетной диспозиции как приема законодательной техники не было характерно для Древнерусского права (X–X вв.), права Руси в период феодальной раздробленности (X–XV вв.) и в период образования Русского централизованного государства (вторая половина XV в. – первая половина XV в.), что объясняется как неразвитостью самой правовой системы, так и немногочисленностью и примитивностью общественных отношений, правовое регулирование которых осуществлялось всего одним или несколькими нормативными правовыми актами.

Первым же источником российского права, в котором законодатель предпринял попытку использования бланкетных диспозиций, можно считать Артикул воинский Петра 1775 г. (например, арт. 35). Однако их применение носило во многом случайный характер, поэтому данный Пикуров Н.И. Квалификация преступлений при бланкетной форме диспозиции уголовного закона (с конкретизацией запрета в административном праве): дисс. … канд.

юрид. наук. М., 1982. С. 14.

нормативный акт не свидетельствует о целенаправленном решении законодателя использовать бланкетную диспозицию при конструировании уголовно-правовых норм.

Появление в российском уголовном законодательстве бланкетной диспозиции как одного из основных приемов законодательной техники относится ко второй половине XX века, т.е. к периоду, для которого характерно появление многочисленных уставов, регламентирующих порядок новых экономических (буржуазных) правоотношений. В этой связи у законодателя возникла потребность использования бланкетной диспозиции, суть которой как раз и заключалась в том, что в уголовном законе (Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., далее – Уложение) содержалось только общее наименование правил, закрепленных в каком-либо уставе и наказание за их нарушение. Так, Особенная часть Уложения состояла из 11 разделов, поделенных на главы. Абсолютное большинство норм с бланкетной диспозицией, содержалось в Разделе VII «О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны» и Разделе VIII «О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния».

Раздел VII, включал такие главы как: «О нарушении уставов монетных» (гл. II), «О нарушении уставов о гербовой бумаге» (гл. III), «О нарушении уставов горных» (гл. IV), «О нарушении уставов о соли» (гл. V), «О нарушении постановления по питейному сбору и акцизу» (гл. VI), «О нарушении уставов таможенных» (гл. VIII), «О нарушении уставов о казенных лесах» (гл. IХ разд. VII). Так, например, Уложение устанавливало ответственность за сокрытие при получении дозволительных свидетельств на производство золотого, серебряного или платинового промыслов причин, препятствующих по закону выдаче таких свидетельств (ст. 593).

Однако наибольшее количество исследуемых нами уголовно-правовых норм с бланкетными диспозициями были размещены в разделе VIII, который содержал такие главы как: «О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здравие» (гл. I), «О нарушении постановлений для обеспечения народного продовольствия (глава II), «О нарушении правил благоустройства и хозяйства в городах и селениях»

(гл. VII), «О нарушении правил Устава строительного» (гл. VIII), «О нарушении постановлений о кредите» (гл. XII), «О нарушении уставов торговых» (гл. XIII), «О нарушении уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности» (гл. XIV) и др. Так, предусматривалась ответственность должностных лиц за неимение в запасных магазинах, или нарочно устроенных для этого ямах, или скирдах хлеба в достаточном, согласно существующим постановлениям, количестве (ст. 901); уголовнонаказуемым являлось открытие частного банка без дозволения правительства или без соблюдения предписанных законом для этого правил (ст. 1152). По утверждению Т.Ю. Погосян, «на практике довольно часто применялись положения главы XIII, в которой говорилось соответственно о нарушении:

постановлений относительно самого права на торговлю, правил производства торговли, постановлений о торговых обществах, товариществах и компаниях, уставов торговых учреждений...»1. В ст. 1169, например, устанавливалась ответственность за производство торговли лицами, которые в соответствии с законом не имели на это права. Глава XIV, в свою очередь преступным признавала учреждение без надлежащего разрешения различных заводов, фабрик и мануфактур (ст. 1346-1351).

Таким образом, конкретные признаки объективной стороны преступлений, ответственность за которые регламентирована рассмотренными разделами Уложения, можно было установить, только обратившись к этим уставам, правилам, постановлениям.

22 марта 1903 г. было принято новое Уголовное уложение, которое, по мнению его современников, «явилось, несомненно, крупным шагом вперед в Погосян Т.Ю. Торговые отношения в призме уголовного законодательства.

Историко-правовой аспект. Екатеринбург, 1998. С. 299.

развитии русского уголовного законодательства»1. Анализ Особенной части данного нормативного акта свидетельствует о преемственности в части использования бланкетных диспозиций при конструировании уголовноправовых норм. Также как и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. новое Уголовное уложение 1903 г. содержало нормы, в диспозициях которых указывалось на нарушение правил, закрепленных в другом нормативном акте (уставе, постановлении). Примерами являются:

глава XVI «О нарушении постановлений о надзоре за промыслами и торговлей», глава XVIII «О нарушении постановлений о производстве строительных работ и о пользовании путями сообщения и средствами сношения».

Кроме того, помимо указания на сами правила, нарушение которых влекло ответственность, в Уложении использовались и такие бланкетные признаки как «установленный порядок» (например, ст. 311 предусматривала ответственность за нарушение правил о выпуске ценных бумаг и изготовление бланков для ценных бумаг не в установленном порядке), «надлежащее разрешение» (ст. 310 устанавливала ответственность за устройство завода, фабрики, аптеки или иного промышленного или торгового заведения без надлежащего разрешения, ст. 324 за открытие подписки на всякого рода ценные бумаги от имени не разрешенного к открытию торгового или промышленного общества или товарищества, за выпуск всякого рода ценных бумаг от имени общественного установления или торгового или промышленного общества или товарищества без надлежащего на выпуск таких бумаг разрешения, а ст. 325 за производство страховых операций от имени не имеющего надлежащего разрешения страхового общества). Отметим, что по этому же пути идет и современный российский законодатель, который, в свою очередь, использует такие бланкетные признаки как «незаконный» или «неправомерный».

Евангулов Г.Г. Уголовное уложение. СПб., 1903. С. 92.

12 декабря 1919 г. постановлением Народного Комиссариата юстиции РСФСР приняты Руководящие начала по уголовному праву, которые по сути представляли собой Общую часть советского уголовного законодательства и по мнению некоторых представителей уголовно-правовой доктрины явились важнейшей вехой в истории развития советского уголовного права1.

Заместитель Народного Комиссара Юстиции РСФСР П.И. Стучка в неопубликованной статье «Третий год советской юстиции» расценивал Руководящие начала как важный момент кодификации пролетарского права переходного времени. «В коротеньких тезисах, писал он, будет изложено то, что коренным образом отличает советского криминалиста от буржуазного»2.

Для решения задач, обозначенных в настоящем диссертационном исследовании Руководящие начала 1919 г. не представляют особой ценности, поскольку не содержат в своем тексте бланкетных диспозиций. Однако обойти указанный нормативный акт стороной не представляется возможным, ввиду того, что многие его положения и институты получили свое развитие в УК РСФСР 1922 г. и Основных началах уголовного законодательства СССР 1958 г., а также явились законодательной базой для их теоретического исследования.

Первый советский Уголовный кодекс РСФСР был принят в 1922 г. С позиции исследуемых в настоящей диссертации бланкетных диспозиций уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, УК РСФСР 1922 г.

представляет особый научный интерес, поскольку в 11 из 16 составов преступлений главы IV «Преступления хозяйственные» использована бланкетная диспозиция.

Примечательно, что приемы законодательной техники, которые были использованы в данном нормативном акте при конструировании бланкетных Шишов О. Ф. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 года памятник советской уголовно-правовой мысли // Правоведение.1980. № 3. С. 87.

–  –  –

диспозиций аналогичны современным приемам, специфика которых заключается в описании компонентов отдельных (или всех) элементов состава преступления бланкетными обобщающими признаками.

Для сравнения необходимо указать, что при описании бланкетных признаков современный российский законодатель часто прибегает к использованию таких обобщающих признаков, как «незаконный» (ст. 170, 180, 1854 УК РФ и др.), «несанкционированный» (ст. 181 УК РФ), «неправомерный» (ст. 169 УК РФ) и т.д., что совсем не характерно для УК РСФСР 1922 г.

Отметим, что и УК РСФСР 1922 г., и УК РФ 1996 г. содержат нормы, которые для толкования объективных признаков состава преступления обращают к конкретному нормативному акту. Так, в ст. 132 УК РСФСР 1922 г. говорилось о нарушении нанимателем установленных Кодексом законов о труде и общим положением о тарифе правил, регулирующих продолжительность рабочего дня, сверхурочные часы, ночную работу, работу женщин и подростков, оплату труда, прием и увольнение, а также нарушение специальных норм об охране труда... В свою очередь, ст. 3301 УК РФ регламентирует ответственность за злостное уклонение от исполнения обязанностей по представлению документов, необходимых для включения в предусмотренный пунктом 10 статьи 13.1 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента...

Однако в основном, в диспозициях норм УК 1922 г. «не уголовные»

акты, необходимые для толкования признаков состава преступления, упоминались в самой общей форме (указанная особенность также широко известна и современному российскому законодателю). Например, ст. 97 УК признавала преступным нарушение законов и обязательных постановлений о ввозе за границу или провозе за границу товаров; в ст. 136 УК говорилось о нарушении положений, регулирующих проведение в жизнь государственных монополий; в ст. 139 УК устанавливалась ответственность за скупку и сбыт в виде промысла продуктов, материалов и изделий, относительно которых имеется специальное запрещение или ограничение, а в ст. 140 УК регламентировалась ответственность за приготовление с целью сбыта вин, водок и вообще спиртных напитков и спиртосодержащих веществ без надлежащего разрешения.

Постановлением ВЦИК 22 ноября 1926 г. был принят новый Уголовный кодекс РСФСР 1926 г.

Проведенный нами анализ Особенной части УК РСФСР 1926 г.

позволяет прийти к выводу о том, что в 69 (37,9%) из 182 составов преступлений законодатель при описании признаков объективной стороны использовал бланкетную форму диспозиции. Причем указанное описание осуществлялось по-разному: в большей части бланкетных диспозиций был определен круг нормативных правовых актов, к которым необходимо обращаться для уточнения признаков объективной стороны (например, ст.

5911 УК признавала преступным нарушение положений, регулирующих проведение в жизнь государственных монополий, ст. 100 УК предусматривала ответственность за нарушение акцизных правил или правил об особом патентном сборе, ст. 185 УК за нарушение правил, установленных, для размножения и выпуска в свет печатных произведений, а равно правил фото-кино-цензуры и др.). Ст. 133 УК предусматривала ответственность за нарушение нанимателем, как частными лицами, так и соответствующими лицами государственных или общественных учреждений и предприятий, законов, регулирующих применение труда, а равно законов об охране труда и социальном страховании. Следовательно, для уяснения сути данного состава преступления советским правоприменителям необходимо было обратиться, в частности, к нормативным предписаниям Кодекса Законов о Труде РСФСР 1922 г.

В некоторых случаях нормативный акт регулятивной отрасли права прямо не указывался, а упоминался в самой общей форме (например, ст. 60 УК предусматривала ответственность за неплатеж в установленный срок налогов или сборов по обязательному окладному страхованию… Соответственно, бланкетный признак «установленный срок», подразумевает наличие определенного нормативного акта, которым этот срок регламентирован). В ст. 599, наоборот, прямо указывалось на тот нормативный правовой акт, который раскрывал признаки объективной стороны. Так, уголовно-наказуемой признавалась контрабанда, осложненная признаками, перечисленными в статье 261 Таможенного Устава.

Также отметим, что проведенный анализ свидетельствует о наибольшей концентрации норм с бланкетной диспозицией в главе II «Преступления против порядка управления» 37 составов преступлений (20,3% здесь и далее от общего количества составов преступлений), главе VIII «Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок» 11 составов преступлений (6%), главе VI «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности»

7 составов преступлений (3,8%) и главе V «Преступления хозяйственные» 5 составов преступлений (2,7%).

На наличие бланкетных диспозиций в УК РСФСР 1926 г. указывали и ведущие теоретики права советского периода. Так, например, А.А. Пионтковский и В.Д. Меньшагин отмечали, что «в статье 5912 УК дана бланкетная диспозиция данного состава преступления: статья говорит о нарушениях правил о валютных операциях. Для того чтобы судить, какого рода общественно опасные деяния могут влечь ответственность по ст. 5912 УК, необходимо обратиться к действующему законодательству, регулирующему производство валютных операций в СССР. К такому законодательству относится, прежде всего, постановление ЦИК и СНК СССР от 7 января 1937 г. «О сделках с валютными ценностями и о платежах в иностранной валюте»1.

Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 1. / Под ред.

А.А. Пионтковского, В.Д. Меньшагина. М., 1955. С. 266.

С 1958 г. наступил новый этап в развитии советского уголовного законодательства. В указанном году, 25 декабря, были приняты Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, после чего началась реформа республиканских УК, продолжавшаяся в течение 1959 гг. Кроме Основ общесоюзное уголовное законодательство составляли Закон об уголовной ответственности за государственные преступления (1958 г.) и Закон об уголовной ответственности за воинские преступления (1958 г.)1.

Закон СССР от 25.12.1958 (в ред. от 02.04.1990 г.) «Об уголовной ответственности за государственные преступления» в главе II (Иные государственные преступления) предусматривал ответственность за 20 преступлений, а в 4 из них Закон установил преступность и наказуемость деяний в экономической сфере, таких как: контрабанда (ст. 15), уклонение в военное время от выполнения повинности или уплаты налогов (ст. 19), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 24), нарушение правил о валютных операциях (ст. 25). Конструируя нормы, предусматривающие ответственность за данные преступления, советский законодатель прибегал к помощи бланкетной диспозиции.

Так, устанавливая ответственность за контрабанду, то есть незаконное перемещение товаров или иных ценностей через Государственную границу СССР, совершенное с сокрытием предметов в специальных хранилищах, либо с обманным использованием таможенных и иных документов, либо в крупных размерах, либо группой лиц, организовавшихся для занятия контрабандой, либо должностным лицом с использованием служебного положения, а равно контрабанду взрывчатых, наркотических, сильнодействующих и ядовитых веществ, оружия, боеприпасов и воинского снаряжения был использован такой бланкетный признак, как «незаконное», который указывал, прежде всего, на то, что советское законодательство Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для вузов / под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М., 2012 // СПС Консультант Плюс.

располагало нормативным актом, который определял «законные» действия, связанные, к примеру, с перемещением товаров через Государственную границу СССР. Такими актами являлись: Таможенный кодекс СССР 1991 г.

(утв. ВС СССР 26.03.1991 № 2052-1), который в Разделе II определял порядок перемещения через таможенную границу СССР товаров и иных предметов, Закон СССР от 24.11.1982 «О государственной границе СССР» и др.

Также, например, для установления признаков объективной стороны состава уклонения в военное время от выполнения повинности или уплаты налогов, необходимо было определить виды налогов и круг уплачивающих их субъектов. Следовательно, советские правоприменители прибегали к помощи таких нормативных актов, как: Закон СССР от 23.04.1990 № 1443-1 «О подоходном налоге с граждан СССР, иностранных граждан и лиц без гражданства (устанавливал круг плательщиков данного налога, а также доходы подлежащие и не подлежащие налогообложению и т.д.), Закон СССР от 14.06.1990 № 1560-1 «О налогах с предприятий, объединений и организаций» (устанавливал круг плательщиков и виды налогов: налог на прибыль, налог с оборота, налог на экспорт и импорт, налог на фонд оплаты труда колхозников, налог на прирост средств, направляемых на потребление, налог на доходы и др.), Указ Президиума ВС СССР от 30.04.1943 (ред. от 23.04.1987) «О подоходном налоге с населения» (также устанавливал круг плательщиков, основания для освобождения от его уплаты и т.д.), Указ Президиума ВС СССР от 21.11.1941 (ред. от 25.12.1972) «О налоге на холостяков, одиноких и бездетных граждан СССР» (устанавливал размер налога, основания для прекращения его взыскания и т.д.).

Новый Уголовный кодекс РСФСР был принят 27 октября 1960 г. Его создателями при конструировании большинства уголовно-правовых норм была широко использована уже известная российскому законодательству бланкетная диспозиция.

Из общего количества составов преступлений (280), закрепленных в Особенной части УК РСФСР 1960 г. 124 (44,2%) были сконструированы с использованием бланкетной диспозиции. Проведенный анализ Особенной части УК РСФСР 1960 г. также показал, что наибольшее количество норм, сконструированных при помощи бланкетных диспозиций, содержится в главе VI «Хозяйственные преступления» 29 составов преступлений (10,3%);

главе X «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения» 23 состава преступления (8,2%); главе I «Государственные преступления» 15 составов преступлений (5,3%).

Как и в УК РСФСР 1926 г. законодателем были применены различные способы описания бланкетных признаков. В некоторых случаях советский законодатель использовал бланкетный признак «незаконный», как, например, в ст. 155 УК, которая устанавливает ответственность за незаконное пользование чужим товарным знаком, а ст. 158 УК определяла преступность незаконного изготовления, сбыта, хранения спиртных напитков.

Все же наиболее часто законодатель определял круг нормативных актов регулятивной отрасли права, к которым необходимо обращаться для уточнения признаков объективной стороны.

Так, ст. 88 УК РСФСР 1960 г. предусматривала ответственность за нарушение правил о валютных операциях, а также спекуляцию валютными ценностями или ценными бумагами. Н.А. Беляев и М.Д. Шаргородский отмечали, что «ст. 88 УК РСФСР имеет бланкетную диспозицию»1.

Валюта, валютные ценности и ценные бумаги – предметы рассматриваемого преступления. Законодательными актами, содержащими их перечень являлись: Постановление Совета Министров СССР от 25 октября 1948 г. «О порядке вывоза, ввоза, перевода и пересылки через границу и из-за границы валюты и валютных ценностей» и Инструкция Министерства финансов СССР от 1 апреля 1949 г. по применению Курс советского уголовного права. Часть особенная. Т. 3. / Под. ред. Н.А. Беляева, М.Д. Шаргородского Л., 1973. С. 312.

указанного постановления, Устав Государственного банка СССР и др.

Указанные акты содержали определение валюты, валютных ценностей и ценных бумаг, а также называли действия с валютными ценностями, которые признавались законными.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 
Похожие работы:

«Огурцова Марина Леонидовна ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ЖИЛИЩНЫХ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ Специальность: 12.00.11 – «Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат...»

«Салаватович право ДИССЕРТАЦИЯ кандидата наук наук, доцент – 20 Оглавление ВВЕДЕНИЕ.. ФЕДЕРАЦИИ. Федерации. Федерации.. Федерации..50.. Федерации...67 Федерации..8 Федерации..100 РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ..119 языков..119 Федерации. Федерации.. ЗАКЛЮЧЕНИЕ..17. ВВЕДЕНИЕ государства1. Colin H. Williams. Language Policy and Planning Issues in Multicultural Societies // Larrivee P. Linguistic Conflict and Language Laws Understanding the Quebec...»

«Пшипий Рустам Махмудович БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ: ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ГЛАВЫ 22 УК РФ) Специальность 12.00.08 уголовное право и криминология;...»

«Копик Мария Игоревна Компенсация морального вреда жертвам терроризма 12.00.03 гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Н.А. Баринов Волгоград 20 Содержание...»

«Куницына Елена Александровна ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЛЕСНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Специальность: 12.00.11 – «Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«Ломакина Евгения Витальевна НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОММЕРЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Специальность 12.00.03 гражданское право;...»

«Бурдов Сергей Николаевич Административно-правовые режимы конфиденциальной информации Специальность 12.00.14 – Административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«НАБИРУШКИНА Ирина Сергеевна ФИНАНСОВО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УПЛАТЫ И ВЗИМАНИЯ ТАМОЖЕННЫХ ПЛАТЕЖЕЙ 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор Бакаева Ольга Юрьевна Саратов – 2014...»

«Кораблин Владислав Вадимович УПОЛНОМОЧЕННЫЙ БАНК КАК СУБЪЕКТ ВАЛЮТНОГО КОНТРОЛЯ Специальность 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – кандидат юридических наук, доцент И.В. Хаменушко Москва – СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава...»

«Мартынова Яна Николаевна АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР В СФЕРЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, Севрюгин Виктор...»

«Волос Алексей Александрович ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор Е.В. Вавилин Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Покачалова Анна Сергеевна ДОГОВОР ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПЕНСИОННОМ СТРАХОВАНИИ: ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – кандидат юридических наук, доцент...»

«ЦИБЕНКО АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ПАРТНЕРСТВО КАК ОРГАНИЗАЦИОННОПРАВОВАЯ ФОРМА ВЕНЧУРНОГО И ИННОВАЦИОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (КОМПАРАТИВНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«КОЛЕСОВ МИХАИЛ ВЛАДИМИРОВИЧ Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании должностных преступлений, связанных с укрытием преступлений от учета Специальность 12.00.11 – «Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени...»

«Семенов Андрей Сергеевич ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРОКУРАТУРЫ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И ОРГАНАМИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ Специальность: 12.00.11 – «Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени...»

«Александров Андрей Григорьевич ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ НЕЗАКОННОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТОВАРНОГО ЗНАКА 12.00.12 – криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических...»

«ОНУФРИЕНКО АНДРЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ СИСТЕМА ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Скляров С.В. Москва 2015 г. План...»

«Знаменская Вера Сергеевна ПРАВОВАЯ ОХРАНА НАИМЕНОВАНИЙ МЕСТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТОВАРОВ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – Кандидат...»

«Богданова Тамара Дмитриевна Объекты патентных прав и их правовой режим по российскому законодательству Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени...»

«Евстратенкова Магдалена Александровна ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ШВЕЙЦАРСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.