WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 |

«ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ ...»

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ШАПОВАЛОВ АЛЕКСЕЙ ВИКТОРОВИЧ

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОГО

ДВИЖЕНИЯ

НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

22.00.04 – Социальная структура,

социальные институты и процессы

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук



Ставрополь – 2015

Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет»

доктор социологических наук, профессор

Научный руководитель:

Барсукова Татьяна Ивановна

Официальные оппоненты: Марченко Татьяна Александровна доктор социологических наук, профессор ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет», профессор кафедры отраслевой и прикладной социологии Анникова Людмила Владимировна кандидат социологических наук, ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет», старший преподаватель кафедры педагогики, психологии и социологии ФГБОУ ИВО «Московский

Ведущая организация:

государственный гуманитарноэкономический университет», г. Москва

Защита состоится «27» апреля 2015 г. в 12.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.245.04 при ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, ауд. № 416.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул.

Пушкина, и на сайте университета:

http://www.ncfu.ru/text_dissert.html Автореферат разослан «_____» ________2015 г.

Ученый секретарь диссертационного совета А. Э. Гапич

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Вопрос изучения добровольческих движений на сегодняшний день приобретает особую актуальность в связи с острой потребностью в решении накопившихся социальных проблем за счёт внутренних, общественных ресурсов. В настоящее время сущностной составляющей развития гражданского общества в любой стране является способность населения к самоорганизации в сфере общественно-полезной деятельности для удовлетворения своих важнейших потребностей. Всё чаще это находит выражение в консолидации индивидов в добровольческие движения, приобретающие черты социального института.

Процесс институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе – многонациональном, поликонфессиональном регионе, имеет свои особенности, отличные от других регионов. Отличительные черты становления гражданского общества здесь связаны с социально-политической обстановкой, сложившейся после распада СССР, когда из-за острой ситуации в регионе (военные конфликты, теракты, миграционные процессы – в тот исторический период) действовали, прежде всего, правозащитные и миротворческие организации. Их деятельность была связана с розыском пропавших без вести людей, освобождением заложников, гуманитарной и правовой помощью населению.

Гражданский потенциал Северного Кавказа, наличие общественных активистов, высокая интенсивность протекающих социальных процессов, потребность в общественном участии – всё это дало импульс для возникновения и развития предпосылок к трансформации добровольческого движения в отдельный социальный институт. В последнее десятилетие добровольческие движения набирают силу, формируя новый тренд современной российской реальности, что приводит к необходимости их социологического изучения, ставящего задачей раскрытие общесистемных феноменов общества, к которым можно отнести и институционализацию добровольческих движений.

В отечественной социологии добровольческое движение и, в частности, процесс его институционализации, изучаются крайне мало и односторонне, рассматриваются, в большинстве своем, в контексте проблематики социальной работы и благотворительности. Объединение граждан, их самоорганизация в процессе развития добровольческих движений для решения социальных проблем практически не рассматриваются российскими социологами.

Вместе с тем, современная социологическая наука способна исследовать процесс институционализации добровольческих движений, как во всём российском обществе, так и в отдельных его регионах.





Добровольческое движение, функционирующее на Северном Кавказе, требует рассмотрения его функций, социально значимых ресурсов и технологий, применяемых в новых социально-экономических условиях региона. Это позволит осмыслить социальный опыт добровольческого движения на Северном Кавказе, сформировать систему знаний, которая может оказать поддержку этому движению как формирующемуся социальному институту через трансляцию эффективного социального опыта и вовлечения в него всё большего числа жителей СевероКавказского региона.

Степень разработанности темы исследования. В настоящее время исследованием добровольчества занимается ряд современных наук: данный термин включён в предметное поле таких областей гуманитарного знания, как социология, педагогика, психология, социальная работа, менеджмент, экономика, философия. Основная часть исследований представлена работами, в которых преобладает социально-психологический и социальнопедагогический подходы к изучению добровольчества. Кроме того, данный аспект носит в большей степени прикладной характер, в силу чего добровольческое движение становится предметом рассмотрения общественности, некоммерческого сектора, лидеров и активистов общественных организаций, работников социальной сферы. Российские социологи стали применять институциональный подход к изучению добровольческих движений сравнительно недавно. Предпосылкой к этому стало развитие добровольческих инициатив в нашей стране, инициированных Международным годом добровольчества, обозначенным ООН в 2001 году. В ряду социологических работ можно отметить разработки Я. В. Дидковской (исследование мотивации социальных работников к участию в добровольческой деятельности), А. А. Клепиковой, Л. А. Кудринской (добровольческий труд), И. В. Мерсияновой, М. В. Певной, Е. Л. Шековой (кросс-культурные особенности добровольчества), Л. И. Якобсона (филантропия и добровольчество), а также социологические исследования, проводимые организаторами работы добровольческих центров – В. С. Лукьяновым и С. В. Михайловой.

В последние годы добровольчество достаточно масштабно изучалось в рамках всероссийских социологических исследований ВЦИОМ («Добровольчество в России: потенциал участия молодёжи»), ФОМ («Законопроект о добровольчестве: должно ли государство вмешиваться в добровольческую деятельность?», «О волонтёрах: о помогающем поведении и добровольческой деятельности»), однако добровольческое движение на Северном Кавказе не стало объектом их внимания.

Методическое, а также нормативно-правовое сопровождение добровольческая деятельность получает благодаря работам Н. В. Авдеевой, С. М. Васильевой, В. С. Лукьянова, С. В. Михайловой, А. Г. Синеглазовой, В. С. Сдобниковой, Е. Л. Шековой, в которых показывается социальная значимость добровольчества, а также актуальность взаимодействия государственного и общественного секторов в развитии добровольческих движений. Вопросы социально-экономической значимости добровольческого труда, добровольческой занятости рассматриваются в работах Р. П. Колосовой, Л. А. Кудринской, А. В. Трохиной. Кросс-культурные особенности участия населения в добровольческой деятельности анализировались в трудах М. А. Аларичевой, Т. А. Лисовской, И. А. Медведева, Л. Е. Сикорской, Е. Л. Шековой. Менеджмент добровольческой деятельности и вопросы координации работы добровольцев в некоммерческой организации становятся предметом рассмотрения в трудах К. Бидермана, П. Джордана, М. Очмана. Последнее десятилетие ознаменовано появлением трудов специалистов социальной сферы, работы которых посвящены проблемам социального добровольчества в России. Взаимосвязь добровольческого движения и социальной сферы, социальной работы, социально-помогающей деятельности отражена в трудах И. Ф. Албеговой, Н. А. Антиповой, Е. Н. Глубоковой, А. А. Клепиковой, А. Н. Кошелевой, Г. С. Курагиной, Е. А. Луговой, Е. А. Пановой, Е. Н. Петровской, Е. В. Рохиной, Э. И. Сундуковой, А. В. Шевцова.

Объектом работ А. Э. Алейниковой, О. Р. Галиевой становится рассмотрение волонтёрских лагерей; прикладные аспекты организации волонтёрских социальных служб отражены у Р. Р. Латыпова; технологии работы с добровольцами представлены в трудах А. Б. Бархаева, А. Г. Вангаева, П. В. Васильевой, В. Ю. Ермолаева, Д. Ю. Латыповой, К. А. Минаевой, А. Г. Синеглазовой, Д. А. Спиридонова, К. А. Спиридоновой, А. М. Цурикова.

Институционализация добровольческих движений в России становится предметом научного интереса Н. А. Антиповой Л. А. Кудринской, В. А. Лукьянова, Е. А. Луговой, С. Р. Михайловой, М. В. Певной, Е. Л. Шековой. Определённый вклад в развитие в России философии добровольчества, в изучение его ценностного содержания внесли специалисты «третьего» (некоммерческого) сектора: А. С. Автономов, Г. П. Бодренкова, В. А. Лукьянов, В. В. Митрофаненко, С. Р. Михайлова, Н. Ю. Слобжанин, Н. Л. Хананашвили и др., в изучении корпоративного волонтёрства – Т. Я. Бачинская, А. В. Трохина.

Добровольческому движению посвящено небольшое количество диссертационных работ: В. Р. Каримова (вопросы вовлечения студентов педагогических вузов в добровольческое движение), Л. П. Конвисаревой (волонтёрское движение как детерминанта развития активности молодёжи), Т. В. Мамонтовой (историко-ретроспективный анализ молодёжных общественных объединений), В. В. Митрофаненко (участие специалистов социальной работы в деятельности добровольческого движения как фактор успешности их профессиональной подготовки), Г. В. Олениной (оптимизация добровольческой деятельности в сфере досуга молодёжи), Л. Е. Сикорской (социализация студенческой молодёжи посредством участия в добровольческой деятельности), Н. В. Черепановой (социальное обучение добровольцев через их участие в работе добровольческих движений, некоммерческих организаций), Л. А. Шибанковой (рассмотрение добровольческого движения в качестве формы включения школьников в социально-педагогическую деятельность).

Технологии организации добровольческой деятельности на Северном Кавказе рассматриваются как представителями органов государственной власти (М. П. Комова, Б. И. Дроботов, О. М. Казакова, Н. В. Лобжанидзе, В. П. Селин), так и представителями некоммерческих организаций, работающими в области организации добровольческих движений (И. Г. Абрамян, О. П. Анисимова, В. В. Митрофаненко, И. А. Скиперский, С. А. Р. Фарахманд, С. Ш. Шакирова). Эмпирические исследования социальнопедагогического потенциала добровольчества как основы добровольческих движений представлены в рамках работ О. П. Анисимовой, Л. С. Кирилловой, В. В. Митрофаненко, Н. В. Черепановой. Специалистами неоднократно отмечалось, что накопленный прикладной опыт использования добровольческой практики недостаточно отражён в исследовательских, аналитических работах, касающихся отдельных аспектов добровольческого движения на Северном Кавказе; описание успешно реализуемых добровольческих практик зачастую происходит с опозданием. Недостаточная степень отражения данной тематики в социологических периодических научных изданиях свидетельствует о низком уровне социологической изученности институционализации добровольческих движений.

Данные обстоятельства обусловили формулировку исследовательской проблемы: какова степень институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе?

Объект исследования – добровольческое движение в современном российском обществе.

Предмет исследования – процесс институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе.

Цель исследования – определить степень институционализации добровольческого движения в Северо-Кавказском регионе.

Задачи исследования:

1) дать социологическую интерпретацию добровольческого движения как социального явления;

2) рассмотреть добровольческое движение с точки зрения институционального и структурно-функционального подходов;

3) разработать критерии, показатели и индикаторы институционального анализа добровольческого движения;

4) исследовать выраженность институциональных признаков добровольческого движения на Северном Кавказе;

5) проанализировать проблемы и перспективы институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе.

Гипотеза исследования состоит в предположении о том, что добровольческое движение на Северном Кавказе обладает высоким потенциалом институционализации (наличие институциональных агентов, институциональной структуры, целей, ценностей, норм и правил), который может быть реализован в полной мере за счёт ориентации добровольческого движения на социальные потребности населения региона.

Теоретико-методологическая основа исследования базируется на трактовке общества как сложной системы, образованной из ряда подсистем, и, в первую очередь – социальных институтов.

Теоретические подходы, применяемые в рамках настоящей работы, опираются на фундаментальные идеи классиков социологической мысли, в частности, Т. Веблена, Г. Спенсера, Б. Малиновского.

При использовании структурно-функционального подхода к анализу добровольческого движения особое место занимает методология Р. Мертона, Т. Парсонса. Институциональный подход к анализу добровольческих движений (рассмотрение акторов, ресурсов, функций) как новых социальных движений в контексте потенциала их институционализации базируется на воззрениях П. Бергера, Т. Лукмана. Типизация социальных движений осуществлялась на основании типологии социальных движений П. Штомпки. Анализ социальных движений в структуре регионального сообщества опирается на концепции У. Гэмсона, О. Рамштадта, Н. Смелзера, Э. Хоффера.

Эмпирической базой диссертационной работы выступили:

1) социологические исследования, проведённые автором в субъектах

Северо-Кавказского Федерального округа в 2011-2013 гг.:

- июль 2011 г. – анкетный опрос «Добровольчество в оценках молодёжи СКФО» – лагерь «Машук-2011» I, II смены «Добровольчество: студенческие и волонтёрские отряды» (600 респондентов);

- сентябрь 2011 г. – анкетный опрос «Добровольческий потенциал молодёжи СКФО» – молодёжный форум «Каспий-2011», респ. Дагестан (124 респондента);

- май-июнь 2012 г. – проведение на молодёжных форумах комплексного социологического исследования «Социологический портрет участника добровольческих движений СКФО» (300 респондентов): а) «Кавказ-Прорыв»

(Кабардино-Балкарская республика, г. Нальчик); б) «Поиск» (Ставропольский край, г. Кисловодск); в) «Диалог-М» (республика Дагестан, г. Избербаш);

- май 2012 г. – анкетный опрос «Мотивы участника добровольческого движения» – Всероссийский слёт добровольцев России «Доброград-2012» – респ. Карачаево-Черкесия (153 респондента);

- июль 2012 г. – анкетный опрос «Добровольческое движение в оценках молодёжи СКФО» – лагерь «Машук-2012» I, II смены (1100 респондентов);

- май 2013 г. – анкетный опрос – «Добровольческий слет глазами участников добровольческих движений» – опрос участников Всероссийского слёта добровольцев России «Доброград-2013» – 100 респондентов;

2) Результаты опроса участников молодёжных слётов и форумов: август 2011 г. – анкетный опрос «Добровольческий потенциал молодёжи» – молодёжный слёт «Байкал-2020»; октябрь 2011 г. – анкетный опрос «Добровольческий потенциал молодёжи СКФО» – молодёжный форум «Построй свою башню», респ. Северная Осетия-Алания; октябрь 2011 г. – анкетный опрос «Добровольческий потенциал молодёжи СКФО» – молодёжный форум «3D-формат» респ. Дагестан; ноябрь 2011 г. – анкетный опрос «Социальная структура добровольческого движения» – молодёжный слёт «ДобрАлания» – респ. Северная Осетия-Алания; июнь-июль 2012 г. – социологическое исследование «Оценка добровольческого потенциала молодёжи; сентябрь 2012 г. – анкетный опрос «Добровольческое движение в оценках молодёжи СКФО» – молодёжный форум «Таргим-2012», (респ. Ингушетия); июнь 2013 г. – анкетный опрос «Добровольческий потенциал молодёжи» – Молодёжный форум «Молгород-2013», (респ. Татарстан). Сравнительный анализ результатов авторских исследований с исследованиями: а) Молодёжный форум «Молгород» (респ. Чувашия, г. Чебоксары; б) «Международный добровольческий лагерь» (респ. Татарстан); в) Семинар «Межсекторное взаимодействие»

(респ. Азербайджан, г. Баку); г) Семинар «Технологии организации и развития добровольчества» – (респ. Армения, г. Ереван);

3) декабрь 2012 г. – экспертный опрос представителей некоммерческих организаций Северного Кавказа «Добровольческое движение: потребности и пути развития социума», г. Ставрополь.

Научная новизна полученных в ходе диссертационного исследования результатов заключается в следующем:

1) на основании научной инвентаризации подходов к изучению добровольческого движения дана его социологическая интерпретация с позиции структурно-функционального и институционального подходов;

2) разработаны критерии, показатели и индикаторы институционального анализа добровольческого движения, с помощью которых осуществлено создание и апробация эмпирического социологического инструментария и проведено социологическое исследование для выявления степени его институционализированности;

3) установлено, что процесс институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе не является завешённым, так как не в полной мере реализуется потенциал человеческих и материальных ресурсов, что не позволяет добровольческому движению обрести черты социального института;

4) доказано, что степень институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе можно определить как среднюю, о чём свидетельствует его структурно-функциональная незавершённость;

5) выявлены проблемы и трудности, препятствующие процессу институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе, которые детерминированы статусно-ролевыми и ценностными признаками добровольческого движения.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Добровольческое движение – социальная система, функционирующая в социальном пространстве посредством различных форм коллективных действий, направленных на поддержку социальных изменений или противодействие им, на реализацию социально-значимых потребностей индивидов и групп, которые обуславливают интересы и цели движения, выбор путей решения социальных проблем. Для оформления в соответствующий социальный институт добровольческому движению необходимо пройти ряд последовательных стадий, при этом, содержание некоторых из них антагонистично по отношению к добровольческому движению, что уже несёт в себе проблемный потенциал.

2. Критериями анализа степени институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе являются:

1) системно-коммуникационый, характеризующий добровольческое движение как процесс его взаимодействия с добровольческими организациями (как внутри, так и вне движения), государственным (государственными учреждениями) и коммерческим (коммерческими организациями) секторами;

2) нормативно-правовой, позволяющий оценивать способность представителей добровольческого движения ориентироваться в нормативном правовом поле;

3) информационный, показывающий степень усилий добровольческих движений по информированию общественности о своей деятельности, о характере информационных процессов в регионе, касающихся добровольчества;

4) социально-преобразовательный критерий, позволяющий судить о характере социальных преобразований как результате деятельности добровольческих движений;

5) субъективно-оценочный критерий, показывающий оценку добровольческого движения с точки зрения его участника;

6) ценностно-деятельностный критерий, акцентирующий внимание на ценностях, пропагандируемых добровольческим движением в процессе его институционализации;

Загрузка...

7) структурно-функциональный критерий, раскрывающий структуру и особенности функционирования добровольческого движения.

3. Степень институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе оценивается как средняя по нормативно-правовому и информационному критериям. Проведённое исследование позволило констатировать отсутствие необходимой добровольческому движению как социальному институту системы санкций для поддержания норм и правил и, как следствие, их применения на практике. Нормативно-правовой критерий показал:

1) отсутствие законов и иных нормативных правовых актов, касающихся добровольчества. Вместе с тем, 40 % опрошенных принимало участие в обсуждении проекта ФЗ «О добровольчестве (волонтёрстве)»; 2) крайне низкую осведомлённость респондентов о существовании наград за достижения в области добровольчества. Информационный критерий институционального анализа добровольческого движения показал, что издания по тематике добровольчества (выступающие как средство трансляции социального опыта, необходимого социальному институту) имеются в наличии у добровольческих объединений, представленных третью опрошенных; 43 % опрошенных характеризуют уровень развития добровольчества в СКФО как средний; 3) в оценках респондентов лидерами по уровню вклада в развитие добровольческого движения на Северном Кавказе, оцениваемого как «высокий», является слёт добровольцев России «Доброград», а наиболее часто посещаемые молодёжные семинары, форумы и слёты – «Машук» и «Селигер»; региональные СМИ вносят больший вклад в освещение ситуации, касающейся добровольческого движения в регионе, чем муниципальные (по мнению 73 % опрошенных), что обусловлено большим «охватом» тематик, а также наличием большего числа ресурсов.

4. Системно-коммуникационный критерий позволил выявить, что около половины респондентов считают уровень состояния добровольческой сети относительно высоким, о чём свидетельствует интенсивное статусно-ролевое взаимодействие между её субъектами и участие в мероприятиях для достижения общих целей; около половины опрошенных отмечают поддержку добровольческого движения некоммерческими организациями; более половины оценивают уровень взаимодействия общественного и государственного добровольческих движения как «средний». Согласно субъективно-оценочному критерию, выявлена статусно-ролевая структура добровольческого движения: наличие ролевых позиций координаторов, лидеров-организаторов, участников и др. С позиции ценностно-деятельностного критерия, качествами добровольцев являются честность, целеустремленность, доброта, смелость, толерантность и польза, приносимая социуму как ответ на определённую социальную потребность.

5. Структурно-функциональный и социально-преобразовательный критерии позволили выявить положительные тенденции институционализации добровольческого движения: 1) наличие неформальных добровольческих движений на базе вузов и школ, процесс формирования которых носит активно-добровольный характер, что в определенной мере оказывает влияние на уровень развития вузовского и школьного самоуправления;

2) добровольческое движение обладает положительным потенциалом влияния на социальные процессы в регионе (повышение доверительности в отношениях между людьми); 3) повышение уровня молодёжной активности, её профессиональной ориентации и инициативности населения. Проблемы институционализации добровольческого движения: доминирующей является низкий уровень мотивации среди молодёжи; ресурсные и социальные проблемы; трудности обмена опытом между добровольческими организациями;

отсутствие у представителей добровольческих организаций знаний в области разработки и реализации добровольческих программ, добровольческих технологий, направленных на реализацию творческого потенциала субъектов добровольческого движения в решении проблем молодёжи.

Теоретическая значимость исследования состоит в приращении теоретического знания о добровольческом движении как социальном институте, заключающемся в научном обосновании критериев, показателей и индикаторов институционального анализа данного движения в структуре регионального сообщества.

Материалы диссертационного исследования могут способствовать расширению понимания добровольческого движения как развивающегося социального института современного российского общества, углублению знаний о природе добровольческого движения, его роли и месте в процессе социально-преобразовательной деятельности и становлении гражданского общества.

Выводы и результаты исследования могут служить основой для дальнейшего изучения проблематики добровольческих движений, характеристики и динамики процесса их институционализации.

Практическая значимость исследования связана с возможностью применения результатов исследования в практике, прежде всего в использовании научного аппарата социологического анализа добровольческого движения для оценки степени воздействия на социальные процессы в регионе Данная работа может быть использована в качестве ресурса информационной и методической поддержки в работе руководителей и специалистов социально-ориентированных организаций, занимающихся добровольчеством, добровольческих центров, организаторов добровольческих движений. Отдельные материалы будут полезны руководителям государственных и муниципальных учреждений социальной сферы (разработка добровольческих программ, а также повышение качества их менеджмента), участвующим в процессе поддержки деятельности социально-ориентированных некоммерческих организаций, специалистам НИИ, высших учебных заведений, занимающихся проблемами изучения общественных движений.

Методическая часть диссертационной работы может быть использована при разработке программ эмпирических исследований степени институционализации добровольческих движений. Основные выводы и результаты диссертационного исследования могут быть включены в содержание учебных дисциплин и спецкурсов: «Общая социология», «Менеджмент НКО», «Государственное и муниципальное управление», «Социальная структура и стратификация», «Социология социальных движений», «Социология молодёжи», а также положены в основу дисциплин по выбору: «Социология добровольчества», «Социология добровольческих движений».

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Научные положения, представленные диссертантом к публичной защите, соответствуют следующим областям исследования паспорта специальности 22.00.04

– «Социальная структура, социальные институты и процессы»: пункту 1 – «Социальная структура и социальная стратификация. Понятие «социальностратификационная структура общества». Различные критерии социальной стратификации»; пункту 3 – «Элементы социально-стратификационной структуры. Понятия «социальный слой» и «социальная группа»; их объективное и субъективное определение. Групповая социальная дистанция»;

пункту 5 – «Трансформационные социально-стратификационные процессы современного российского общества. Основные пути формирования новой социальной структуры»; пункту 6 – «Становление гражданского общества в России, его элементы и структура»; пункту 11 – «Социальная динамика и адаптация отдельных групп и слоев в трансформирующемся обществе», а также пункту 21 – «Роль социальных институтов в трансформации социальной структуры общества».

В рамках данной работы используются следующие методы социологического исследования, соответствующие пункту 34 – «Основные процедуры исследования социально-стратификационной структуры» паспорта специальности 22.00.04 – «Социальная структура, социальные институты и процессы»: анализ материалов государственной статистики, вторичный анализ материалов социологических исследований, анкетный опрос населения, опрос экспертов, многомерный анализ социологической информации, теоретический анализ эмпирической информации.

Апробация результатов исследования: основные положения и выводы диссертации изложены в 13 авторских научных публикациях, общий объм которых составляет 7,7 п.л., в том числе, в 5 публикациях в журналах, рекомендованных ВАК. Отдельные вопросы, рассматриваемые в диссертационной работе, были вынесены на обсуждение на следующих конференциях:

Международная студенческая научная конференция «Научный потенциал студенчества – будущему России» (г. Ставрополь, 2007 г.), II Международная научно-практическая конференция «Кавказ – наш общий дом» (г. Ростов-наДону, 2010 г.), Международная учебно-практическая конференция «Молодёжь и права человека» (г. Ставрополь, 2010 г.), Международная учебнопрактическая конференция «Кавказ – родина добровольчества» (г. Ставрополь, 2011 г.), Международная научно-практическая конференция «Добровольчество – реализуй себя» (г. Ставрополь, 2012 г.), Международная конференция «Потенциал и возможности социального развития СевероКавказского региона» (г. Ставрополь, 2013 г.), Международная научнопрактическая конференция (III Северо-Кавказские социологические чтения) «Время перемен: проблемы общества – ответы социологии»

(г. Ставрополь, 2014 г.); II Всероссийская школа лидера «Социолог»

(г. Москва, 2009 г.), II Всероссийская научно-практическая конференция «Молодёжная политика: опыт и перспективы развития» (г. Избербаш, респ.

Дагестан, 2012 г.), Всероссийская программа «Вектор добровольчества "Уверенность"» (г. Санкт-Петербург – г. Ставрополь, 2012 г.), Всероссийский научный форум «Юридическое клиническое движение Северного Кавказа и Юга России» (г. Пятигорск, 2014 г.), Всероссийский научный форум «Мир Кавказу» (г. Ростов-на-Дону, 2014 г.); III Региональная студенческая конференция «Проблемы современного общества глазами молодёжи»

(г. Ставрополь, 2007 г.), Региональная научно-практическая конференция «Россия в поисках эффективных моделей демократии, правовой системы и гражданского общества: политические, правовые и социальные проблемы современности» (г. Ставрополь, 2008 г.), Межрегиональная научнопрактическая конференция «Актуальные проблемы развития российской молодёжи и пути оптимизации государственной молодёжной политики»

(г. Краснодар, 2009 г.), Региональная научно-практическая конференция «Управленческие процессы в современном мире: тенденции и проблемы»

(г. Ставрополь, 2010 г.), Межрегиональная учебно-практическая конференция «Молодёжное социальное добровольчество: опыт и перспективы развития» (г. Ставрополь, 2011 г.); Межрегиональная научно-практическая конференция «Волонтёрское движение в СКФО – 2014: история, современное состояние и перспективы развития», Школа добровольчества СКФО «Зимний Доброград 2014» (г. Ставрополь 2014 г.), Межвузовская научно-практическая конференция «Организационные и управленческие проблемы современного менеджмента» (г. Ставрополь, 2007 г.), III научно-практическая конференция «Российская цивилизация: прошлое, настоящее и будущее» (г. Ставрополь, 2010 г.), IV студенческие научные чтения (г. Ставрополь, 2011 г.).

Объём и структура диссертационной работы. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, содержащих 5 параграфов, заключения, списка литературы и 1 приложения. Общий объем диссертации составляет 184 страницы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цель и задачи, раскрываются элементы научной новизны, излагаются основные положения, выносимые на защиту, описываются теоретико-методологические основы исследования, освещается теоретическая и практическая значимость работы и формы ее апробации.

В первой главе – «Теоретико-методологические аспекты исследования институционализации добровольческого движения в современном обществе», включающей в себя три параграфа, раскрываются теоретические и методологические подходы к исследованию добровольчества и добровольческого движения в социогуманитарных науках, в частности, акцент делается на структурно-функциональном и институциональном подходах; даётся характеристика добровольческого движения, рассматриваются его институциональные атрибуты.

В первом параграфе диссертационной работы – «Социологическая интерпретация добровольчества как социального явления» – показано, что в социально-гуманитарных дисциплинах выделяются социологические, философские и педагогические подходы к исследованию добровольчества, а также обосновывается актуальность и целесообразность социологического изучения данного явления.

Включение дефиниций «добровольчество» и «добровольческое движение»

в понятийный аппарат социологии обусловлено социальными изменениями, происходившими в нашей стране в последние десятилетия. В диссертации отмечается, что при рассмотрении добровольчества и добровольческого движения зачастую происходит отождествление этих понятий, что некорректно с социологической точки зрения, а потому в работе обосновывается необходимость их дифференциации. Приведённые в рамках диссертационной работы различные трактовки ключевых понятий в большей степени не противоречат, а существенно дополняют друг друга. В качестве сущностных характеристик добровольчества в исследовании были выделены его аксиологический и социальный смыслы. Принимая во внимание данное обстоятельство и руководствуясь логическим аппаратом исследования, в рамках данной работы предложено понимание добровольчества как явления, представляющего собой социальнозначимую деятельность, осуществляемую акторами: индивидами, социальными группами, социальными организациями, социальнопрофессиональными общностями и основанную на осознании внутренней необходимости действий, цели которых определяются социальными потребностями.

Междисциплинарный анализ добровольчества позволил выявить его некоторые признаки: 1) добровольчество как действие в значении благотворительности; 2) добровольчество как альтруистическая деятельность, ценность которой содержится в добровольности и бескорыстии; 3) акторы добровольческой деятельности – добровольцы – формируют статусно-ролевую структуру; 4) объект осуществления деятельности актора-добровольца – нуждающиеся в помощи и поддержке социальные группы (ориентация на социальные потребности).

В параграфе приводится утверждение М. Диани, что дефиниция «социальное движение» представляет собой метафорический конструкт, не определённый достаточно строго в онтологическом смысле, а потому в зависимости от выбора исследовательской парадигмы и основных социологических понятий, трактовка данного термина подвержена существенным изменениям.

В параграфе представлена интегральная дефиниция социального движения как объединения акторов, социальных групп, коллективные действия которых дифференцированы по форме и имеет направленность на социальные преобразования – поддержку (или против) социальных изменений путём транслирования идеи, реализацию интересов и целей движения. С опорой на идеи П. Штомпки показаны основные черты, присущие любому социальному движению: 1) коллективность действующих совместно людей; 2) единство цели коллективного действия, конкретно для добровольческого движения – изменения в обществе; 3) низкий уровень формальной организации коллективности, её относительная диффузность; 4) действия социального движения обладают относительно высокой степенью стихийности и не принимают (в данный момент времени) институциализированные, застывшие формы.

Добровольческое движение как система состоит из различных элементов – добровольческих организаций, некоммерческих организаций, занимающихся добровольчеством, добровольческих центров, взаимодействующих в рамках регионального сообщества. Сильные и слабые стороны данных организаций становятся причинами их взаимодействия. Добровольческое движение функционирует в социальном пространстве для преобразования социальной структуры общества посредством различных форм действия, совершаемых коллективно и направленных на социальные преобразования – поддержку социальных изменений или противодействие им, реализацию социальнозначимых интересов и целей движения, решение социальных проблем посредством удовлетворения социальных потребностей.

Добровольческое движение возникает и существует как система, характеризующаяся: 1) целями; 2) социальной базой; 3) средствами действия;

4) организацией. Добровольческое движение, рассматриваемое в рамках работы как социальная система, обладает определённым потенциалом институционализации.

Во втором параграфе – «Структурно-функциональный и институциональный анализ добровольческого движения на Северном Кавказе» – обосновывается возможность и правомерность рассмотрения добровольческого движения в исследуемом регионе в аспекте его институционализации с позиций междисциплинарного подхода.

При рассмотрении в рамках институциональной парадигмы ряда понятий, а именно, «социальное движение», «социальная организация» и «социальный институт» было установлено, что социальная организация и социальный институт – это определённые стадии, фазы «социальной жизни» социального движения.

В параграфе жизненный цикл добровольческого движения как движения в большей степени неформального, нового, а потому гибко реагирующего на воздействия внешней среды, представлен в соответствии с моделью немецкого социолога О. Рамштадта, состоящей из семи последовательно сменяющих друг друга фаз, при относительной неизменности социальной среды: 1) появление социальной проблемы; 2) артикуляция проблемы;

3) организация добровольческого движения; 4) разработка идеологии;

5) количественный рост социального движения; 6) организация; 7) институционализация движения.

Обосновано, что основными институциональными элементами добровольческого движения, выделяемыми современными специалистами (В. А.

Лукьяновым и др.), в том числе, на Северном Кавказе, являются:

1) добровольческие проекты и программы; 2) традиционные добровольческие мероприятия – акции, слеты, лагеря; 3) постоянные специализированные мероприятия по тематике добровольчества – конференции, конгрессы, форумы, выставки; 4) специализированные добровольческие организации, развивающие добровольчество и поддерживающие добровольческие инициативы (добровольческие центры и агентства добровольной помощи);

5) различные сети, как специализированных добровольческих организаций, так и организаций, пользующихся поддержкой добровольцев, а также сети специалистов в области добровольчества; 6) ассоциации, союзы, советы добровольческих организаций; 7) специализированные информационные каналы; 8) элементы системы научно-методической базы добровольчества и подготовки кадров для организации добровольческой деятельности и добровольческого труда; 9) элементы системы стимулирования, просвещения и вовлечения в добровольческую деятельность и добровольческий труд представителей всех социальных и возрастных групп; 10) специализированные фонды поддержки и развития добровольчества; 11) государственные и муниципальные программы поддержки добровольческих инициатив (в т.ч., традиционные праздники и награды, конкурсы, субсидии и гранты);

12) общественно-государственные (муниципальные) координационные и совещательные органы, деятельность которых распространяется на тематику добровольчества; 13) правовые акты и решения в области добровольчества.

Анализ понятия «добровольческое движение» и подходов к его трактовке позволил автору выделить следующие его функции:

1) аксиологическая; 2) социально-деятельностная; 3) мобилизационная;

4) культурная; 5) коммуникационная; 6) мотивационная; 7) когнитивная;

8) организационная; 9) социализационная.

В параграфе отмечено, что процесс конструирования добровольческого движения как социального института предполагает, с позиции П. Бергера и Т. Лукмана, реализацию базовых механизмов: типизации, хабитуализации, институционализации, а также легитимации, основанных как на субъективных процессах восприятия, оценки и распознавания социокультурной реальности, так и на диалогичных процессах «распознавания» и ратификации акторами друг друга.

В заключение параграфа отмечается, что институционализация добровольческого движения на Северном Кавказе – незавершённый, продолжающийся в настоящее время процесс организации добровольческого движения в собственно отдельный социальный институт, что может произойти путём разработки и последующего применения норм права, затрагивающих, прежде всего, обширную сферу добровольческой деятельности.

Третий параграф первой главы – «Критерии, показатели и индикаторы институционального анализа добровольческого движения» – посвящён определению критериев, показателей и индикаторов институционального анализа добровольческого движения для реализации цели исследования.

Основными критериями, показателями и индикаторами институционального анализа добровольческого движения, по мнению автора, являются:

1. Системно-коммуникационый критерий и его показатели: 1) наличие в регионе сети добровольческих организаций и уровень её взаимодействия;

2) сетевое и межсекторное взаимодействие добровольческих объединений;

3) участие актора добровольческого движения в добровольческих форумах и слётах на территории СКФО и вне его. Показатель «наличие в регионе сети добровольческих организаций и уровень её взаимодействия» отражён в индикаторах: 1) информированность опрошенных о существовании сети добровольческих организаций, действующей в регионе; 2) уровень её взаимодействия; 3) участие в работе добровольческих объединений. Показатель «сетевое и межсекторное взаимодействие добровольческих объединений» отражён в индикаторах: 1) наличие неформального добровольческого движения в регионе; 2) взаимодействие между общественным и государственным добровольческими движениями; 3) оценка уровня развития добровольческого движения в регионе; 4) содействие развитию добровольческого движения со стороны некоммерческих организаций. Показатель «участие актора добровольческого движения в добровольческих форумах и слётах на территории СКФО и вне него» отражён в индикаторах: 1) посещение добровольческих слётов и форумов; 2) сбор некоммерческих организаций на региональные добровольческие форумы и слёты.

2. Нормативно-правовой критерий и его показатели: 1) наличие у добровольческого движения правовых норм, касающихся добровольчества;

2) активность в области законотворческой деятельности. Показатель «наличие у добровольческого движения правовых норм, касающихся добровольчества» отражён в индикаторах: 1) наличие в регионе деятельности добровольческого движения закона, касающегося добровольчества; 2) наличие в регионе деятельности добровольческого движения наград, присуждаемых индивидам, организациям (учредитель награды); 3) наличие полученных организацией наград за достижения в добровольческой деятельности. Показатель «активность в области законотворческой деятельности» отражён в индикаторах: 1) участие организации, представленной респондентом, в обсуждении законов о добровольчестве»; 2) оценка респондентом ФЗ «О добровольчестве (волонтёрстве)».

3. Информационный критерий и его показатели: 1) информирование общества о деятельности, осуществляемой добровольческим движением;

2) популярность добровольческого движения; 3) популярность добровольческих форумов и слётов; 4) отображение темы добровольчества в СМИ;

5) оценка отношения молодёжи к добровольчеству. Показатель «информирование общества о деятельности, осуществляемой добровольческим движением» отражён в индикаторах: 1) наличие у добровольческого движения печатного издания, посвящённого добровольческой тематике; 2) наличие у добровольческого движения интернет-сайта. Показатель «популярность добровольческого движения» отражён в индикаторах: 1) оценка популярности добровольческого движения в регионе его участниками; 2) оценка опрошенными популярности добровольческого движения в регионе. Показатель «популярность добровольческих форумов и слётов» отражён в индикаторах: 1) оценка популярности добровольческих форумов и слётов; 2) роль молодёжных форумов и слётов в развитии добровольческого движения в регионе. Показатель «отображение темы добровольчества в СМИ» отражён в индикаторах:

1) внимание региональных СМИ к добровольчеству; 2) внимание местных СМИ к добровольчеству. Показатель «оценка отношения молодёжи к добровольчеству» отражён в индикаторах: 1) интерес молодёжи к добровольчеству; 2) характер отношения молодёжи к добровольчеству.

4. Социально-преобразовательный критерий и его показатели:

1) социальные преобразования, совершаемые добровольческим движением;

2) взаимосвязь добровольчества и социальных процессов. Показатель «социальные преобразования, совершаемые добровольческим движением» отражён в индикаторах: 1) влияние социальных преобразований, осуществляемых добровольческим движением на активность его акторов; 2) оценка опрошенными итогов социально-преобразовательной деятельности, осуществляемой добровольческим движением; 3) отношение к изменениям, росту социальной активности. Показатель «взаимосвязь добровольчества и социальных процессов» отражён в индикаторах: 1) влияние добровольческого движения на социальные процессы на Северном Кавказе; 2) влияние добровольческого движения на социальные процессы на местном уровне.

5. Субъективно-оценочный критерий и его показатели: 1) отношение к участию в социально-значимой деятельности; 2) оценка опрошенными своего статуса в добровольческом движении; 3) оценка актором добровольческого движения уровня его развития в регионе; 4) отношение опрошенных к различным формам добровольческой деятельности. Показатель «отношение к участию в социально-значимой деятельности» отражён в индикаторах:

1) частота участия респондента в социально-значимой деятельности;

2) соответствие профессиональной ориентации опрошенных участию в программах социально-полезной деятельности. Показатель «оценка опрошенными своего статуса в добровольческом движении» отражён в индикаторах:

1) статус участника добровольческого движения; 2) добровольческий стаж.

Показатель «оценка актором добровольческого движения уровня его развития в регионе» отражён в индикаторах: 1) наличие добровольческого движения; 2) уровень развития добровольческого движения. Показатель «отношение опрошенных к различным формам добровольческой деятельности» отражён в индикаторах: 1) отношение к добровольческим движениям, формирующимся в образовательных учреждениях; 2) оценка опрошенными социальной значимости добровольчества для молодого поколения.

6. Ценностно-деятельностный критерий и его показатели: 1) ценности добровольческого движения; 2) активность актора добровольческого движения; 3) добровольческие технологии. Показатель «ценности добровольческого движения», отражён в индикаторах: 1) понимание опрошенными сущности добровольчества; 2) ценность и значимость добровольческого движения для социума; 3) ценность и значимость добровольческого движения для его участников. Показатель «активность актора добровольческого движения» отражён в индикаторах: 1) участие в социально-полезной деятельности;

2) участие в молодёжных форумах, слётах, посвящённых добровольчеству;

3) участие в международных волонтёрских акциях. Показатель «добровольческие технологии» отражён в индикаторах: 1) осведомлённость о передовых технологиях в области добровольчества; 2) использование передовых технологий в области добровольчества

7. Структурно-функциональный критерий и его показатели: 1) развитие добровольческого движения в муниципальных образованиях; 2) состояние добровольческого движения в регионе. Показатель «развитие добровольческого движения в муниципальных образованиях», отражён в индикаторах:

1) существование добровольческих центров в муниципальных образованиях;

2) существование неформальных добровольческих центров в сельских муниципальных образованиях. Показатель «состояние добровольческого движения в регионе» отражён в индикаторах: 1) проблемы институционализации добровольческого движения; 2) необходимые для институционализации добровольческого движения меры.

Разработка критериев и показателей институционального анализа добровольческого движения позволила автору диссертации осуществить эмпирическое исследование изучаемого процесса.

Вторая глава – «Социологический анализ процесса институционализации добровольческого движения на Северном Кавказе» – посвящена анализу полученных автором эмпирических материалов по тематике исследования.

Первый параграф второй главы – «Институциональная структура добровольческого движения на Северном Кавказе» – включает в себя социологический анализ результатов исследований.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«БАРАНОВСКИЙ Максим Витальевич СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ДОВЕРИЯ В УПРАВЛЕНИИ ВОИНСКИМ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕМ Специальность: 22.00.08 – Социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 20 Диссертация выполнена на кафедре социологии Федерального автономного образовательного учреждения высшего образования «Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации»...»

«ТУГУШЕВА Аделя Минхатовна СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ КАК СПОСОБ АДАПТАЦИИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН) Специальность 22.00.04 – «Социальная структура, социальные институты и процессы» АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Волгоград 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский...»

«БАХАРОВСКАЯ Елена Викторовна СОЦИАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЁЖИ КАК ОБЪЕКТ УПРАВЛЕНИЯ Специальность 22.00.08 Социология управления (социологические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата социологических наук Чита – 2015 Работа выполнена на кафедре социологии ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет» доктор философских наук, доцент Научный руководитель Захарова Елена Юрьевна Официальные оппоненты: Бояк Татьяна Николаевна...»

«Исакович Елена Ивановна Социальная регуляция семейно-брачных отношений в современной России Специальность 22.00.08 – социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва – 200 Работа выполнена на кафедре социально-гуманитарных наук Московского городского педагогического университета Научный руководитель: кандидат философских наук, профессор Чумаченко Владимир Гаврилович Официальные оппоненты: доктор социологических...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.