WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ОБОСНОВАНИЕ БИОСФЕРНОЙ КОНЦЕПЦИИ НЕФТЕГАЗООБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО НАУЧНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ

ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ НЕФТИ И ГАЗА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИПНГ РАН

__________________________________________________________________________

УДК 550.41+551.24+552.578

На правах рукописи



Баренбаум Азарий Александрович

ОБОСНОВАНИЕ

БИОСФЕРНОЙ КОНЦЕПЦИИ

НЕФТЕГАЗООБРАЗОВАНИЯ

Специальность 25.00.12 – геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук

Москва – 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение Глава 1. Современное состояние теории образования нефти и газа и практики поисков их месторождений

1.1. Общие представления о происхождении нефти и газа 12 1.1.1. Органическая теория нефтегазообразования 1.1.2. Минеральная теория нефтегазообразования 16

1.2. Современные гипотезы происхождения нефти и газа 17 1.2.1. Осадочно-миграционная 1.2.2. Флюидодинамическая 1.2.3. Глубинная неорганическая 1.2.4. «Смешанные» минерально-органические

1.3. Новые эмпирические факты 1.3.1. «Возраст» нефти 23 1.3.2. Возобновление запасов нефтегазовых месторождений 25 1.3.3. Критерии современного формирования месторождений 28

1.4. Смена представлений в проблеме происхождении нефти и газа 32 1.4.1. Структура научных революций 33 1.4.2. Новая система представлений 34 Глава 2. Балансовые проблемы нефтегазоносности земных недр

2.1. Общая характеристика проблемы

2.2. Новый подход к проблеме нефтегазоносности 40

2.3. Фактические данные 2.3.1. Захоронение углерода в земной коре при осадкообразовании 44 2.3.2. Поступление углерода на земную поверхность при дегазации 46 2.3.3. Антропогенная компонента 47 2.3.4. Обобщение эмпирических данных 48

2.4. Основные проблемы круговорота углерода биосферы 48 2.4.1. Проблема «источника» углерода в биосфере 49 2.4.2. Проблема «стока» углерода под земную поверхность 50 2.4.3. Проблема «восстановления» углерода под поверхностью 51

2.5. Новая постановка проблемы нефтегазоносности недр 52 Глава 3. Решение первой балансовой проблемы – проблемы «источника» углерода в биосфере

3.1. Учение В.И. Вернадского

–  –  –

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы Происхождение нефти и природного газа – фундаментальная научная проблема, не получившая общепринятого объяснения, но имеющая сегодня как никогда важное народнохозяйственное и геополитическое значение.

За двести лет с момента постановки проблемы к настоящему времени сформировались два основных подхода к ее решению, получивших название биогенной (органической) и минеральной (неорганической) теорий. Согласно первой, нефтегазовые углеводороды (УВ) образуются из органического вещества отмерших организмов, захороненных в осадочных породах. В соответствии со второй – источником нефти и газа являются УВ флюиды и газы, поступающие из глубоких земных недр. Обе точки зрения на генезис нефти и газа сегодня существуют в разных модификациях, поддерживаются большим числом сторонников и опираются на большой объем экспериментальных и теоретических исследований. Известны многолетние дискуссии между «органиками» и «неорганиками» по вопросам генезиса нефти и газа.

Двадцать лет назад в России родилась и ныне успешно развивается принципиально новая система взглядов на происхождение нефти и газа. Первыми ее сформулировали чл. корр. Б.А. Соколов и А.Н. Гусева. Проанализировав известные факты, в 1993 году они заявили, что «нефть и газ представляют собой возобновляемые природные ископаемые, и их освоение должно строиться, исходя из научно обоснованного баланса объемов генерации углеводородов и возможностей отбора в процессе эксплуатации месторождений». Тем самым, образование УВ нефти и газа было предложено рассматривать не только как длительный геологический процесс, а как феномен, зависящий и от режимов эксплуатации месторождений.

В те же годы в нашей стране возник и новый подход к решению проблемы происхождения нефти и газа, основанный на идее их полигенного генезиса.





Этот подход, предложенный акад. А.Н. Дмитриевским, предполагает участие в образовании нефти и газа всех возможных механизмов генезиса УВ, что позволяет совместить лучшие стороны биогенной и минеральной теорий.

В развитие данного подхода автором разработана биосферная концепция нефтегазообразования, которая подводит под новую систему взглядов теоретическое обоснование, обобщающее органическую и минеральную теории.

–  –  –

Разработка теоретических основ биосферной концепции нефтегазообразования, которая обосновывает новую систему взглядов на происхождение нефти и газа, родившуюся в нашей стране.

Основные задачи исследования:

1. Обосновать биосферную концепцию нефтегазообразования, которая на основе объединения биогенной и минеральной теорий способна с единых позиций объяснить основной круг эмпирических фактов, касающихся происхождения на нашей планете скоплений УВ нефти и газа.

2. Построить теоретическую модель геохимического круговорота углерода и воды на нашей планете, позволяющую решить балансовые проблемы круговорота углерода в биосфере с учетом нефтегазообразования в недрах.

3. На основе построенной модели изучить особенности круговорота углерода на Земле в фанерозое, в докембрии, а также в современную эпоху.

4. Предложить химическую формулу возможного процесса низкотемпературного поликонденсационного синтеза УВ из СО2 и воды, происходящего в осадочном чехле земной коры.

5. На основе биосферной концепции дать объяснение наблюдаемым при нефтегазообразовании явлениям, не нашедшим пока удовлетворительного объяснения с позиций традиционных представлений.

Методы достижения заявленных целей Средствами решения поставленных задач явились: анализ и обобщение геологических фактов, разработка новых подходов к решению естественнонаучных проблем с использованием методов геологии, геохимии и теоретической физики, создание физических и феноменологических моделей исследуемых явлений, выполнение численных расчетов.

Объем и структура работы Диссертационная работа состоит из введения, 6 глав и заключения; содержит 252 стр., 51 рисунок и 14 таблиц. Список литературы из 270 наименований.

Апробация работы Результаты работы докладывались более чем на 90 российских и международных научных форумах. Среди них конференции: «Геодинамические основы прогнозирования нефтегазоносности недр» (Москва-1988), «Математические методы анализа цикличности в геологии» (Москва-1992, 1994, 1996), «Геофизика и современный мир» (Москва-1993), «Геохимические маркеры в фанерозое» (Эрланген, Германия-1994), тектонические памяти Л.П. Зоненшайна (Москва-1993, 1995, 1998, 2001), «Экология и геофизика» (Дубна-1995), «Глобальные изменения и эволюция биосферы» (Москва-1995), «Фундаментальные проблемы нефти и газа» (Москва-1996), «Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа» (Москва-1998, 1999, 2000, 2001, 2002, 2004, 2005), «Новые идеи в геологии» (Москва-1999, 2000, 2001, 2003, 2005), «Нетрадиционные вопросы геологии» (Москва-2001, 2002), «Генезис нефти и газа» (Москва 2003), по изотопной геохронологии (Москва 2000, 2003, 2006), Европейского союза геофизиков (Страсбург, Франция-2001), по дегазации Земли (Москва-2002, 2006, 2008), «Биокосные взаимодействия» (Санкт-Петербург 2004), «Фундаментальные проблемы нефтегазовой гидрогеологии» (Москва- 2005), «Изотопное датирование процессов рудообразования, магматизма, осадконакопления и метаморфизма» (Москва-2006), «Углеводородный потенциал фундамента» (КазаньФундаментальный базис новых технологий нефтяной и газовой промышленности» (Москва-2007), «Связь поверхностных структур земной коры с глубинными» (Петрозаводск-2008), «Перспективы освоения ресурсов газогидратных месторождений» (Москва-2009), Физико-химические и петрофизические исследования в науках о Земле (Москва-2009–2014). Совещания: «Главнейшие рубежи геологической эволюции в докембрии и их изотопно-геохронологическое обоснование» (Санкт-Петербург-1995), «Общие вопросы расчленения докембрия» (Апатиты-2000), по органической минералогии (Сыктывкар-2009) и по тектонике (Новосибирск 2004, Москва-2003, 2000–2008, 2010).

Симпозиумы: «Углеродсодержащие формации в геологической истории» (Петрозаводск-1998), «Флюидные потоки в земной коре и мантии» (Москва-2001), «Биокосные взаимодействия: жизнь и камень» (Санкт-Петербург-2007), «Происхождение и эволюция биосферы» (Москва 2008), «Теория и практика применения методов увеличения нефтеотдачи пластов» (Москва-2013), «Передовые технологии разработки, повышения нефтеотдачи месторождений и исследования скважин (отечественный и мировой опыт)» (Москва, 2013). Школы: «Белые пятна эволюции биосферы» (Пущино 1995), по морской геологии (Геленжик-1995; Москва-1999, 2001, 2003, 2005, 2007, 2009, 2011, 2013). Семинары:

по экспериментальной минералогии, петрологии и геохимии (Москва-2003– 2015), «Минералогия и жизнь» (Сыктывкар-2007), «Проблемы моделирования и динамики сложных междисциплинарных систем» (Казань, 2010, 2013); Конгресс нефтегазопромышленников (Казань-2004); сессии Палеонтологического общества (Санкт-Петербург-2008, 2010), а также Чтения: Кондратьевские (Москва-1991, 1993; Санкт-Петербург-1995), Губкинские (Москва 2002, 2004), Забабахинские (Снежинск-2009, 2011, 2014) и Кудрявцевские (Москва-2012).

Публикации и личный вклад автора По вопросам, затронутым в диссертации, опубликовано 290 работ, из них 200 без соавторов. Основные положения работы отражены в 2 монографиях, 38 статьях, из которых 23 из списка ВАК. Отдельные результаты вошли в учебник для вузов по курсу: «Общая и полевая геология», а также в учебное пособие.

Получено 3 патента. Результаты, выносимые на защиту

, получены лично, либо при активном участии автора.

Благодарности

На отдельных стадиях работы, во многом повлиявших на ее замысел, важное значение имело общение автора с А.С. Алексеевым (МГУ), В.В. Адушкиным (ИДГ), С.Л. Афанасьевым (МГОУ), Ю.Б. Гладенковым (ГИН), И.И. Давлетчиным (ИОФАН), В.А. Красноперовым (КазВИРГ), В.Г. Кузнецо-вым (РГУНГ), О.Л. Кузнецовым (ВНИИГеосистем), Ю.Г. Леоновым (ГИН), Т.В. Литвиновой (ГИН), В.М. Морозовым (МГУ), И.В. Немчиновым (ИДГ), С.Г. Неручевым (ВНИГРИ), А.Н. Павловым (СПбГИ), А.Ю. Розановым (ПИН) В.А. Серебряковым (РГУНГ), В.И. Фельдманом (МГУ), О.Б. Хаврошкиным (ОИФЗ), В.Е. Хаиным (ГИН), Н.Н. Христофоровой (КГУ, Казань), Ф.А. Цициным (ГАИШ), К.И.

Чурюмовым (КГУ, Киев), Н.А. Ясамановым (МГУ).

Работа не могла быть выполнена без постоянной помощи и поддержки проф. С.Н. Закирова. Большую роль в ее представлении к защите сыграло доброжелательное и стимулирующее влияние директора ИПНГ акад. А.Н. Дмитриевского и коллег по институту: Л.А. Абуковой, Д.П. Аникеева, М.Н. Багановой, В.Л. Барабанова, О.Ю. Баталина, Б.М. Валяева, Н.Г. Вафиной, Т.Л. Виноградовой, И.А. Володина, Н.М. Давиденко, В.Б. Демьяновского, Э.С. Закирова, И.М.

Индрупского, В.М. Максимова, А.И. Никонова, Б.И. Писоцкого, Св.А. Пунановой, Св.А. Сидоренко, Н.А. Скибицкой, М.Н. Смирновой, Т.Н. Цаган-Манджиева, Ю.М. Чудецкого, Ф.С. Ульмасвая, М.П. Юровой, А.П. Шиловского, Т.И.

Шиловской, В.Л. Шустера, О.П. Яковлевой, К.И. Якубсона.

Всем автор выражает искреннюю благодарность и признательность.

Глава I. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОИСХОЖДЕНИЯ НЕФТИ И ГАЗА

В главе дан краткий обзор современного состояния проблемы происхождения нефти и газа. Под влиянием аномальных фактов, накопленных к настоящему времени, на смену общепринятым взглядам геологов на нефть и газ как «исчерпаемых» источников УВ сегодня, по мнению автора, приходит новая система представлений (Баренбаум, 2012), которая рассматривает нефть и газ как «пополняемые» полезные ископаемые нашей планеты, а их образование считает полигенным. Основное внимание в главе обращается на экспериментальные факты и объясняющие их теоретические работы, появившиеся в последние два-три десятилетия.

Последние двадцать-тридцать лет отмечены необычайно бурным развитием научных и прикладных исследований в области поисков и разведки природных скоплений УВ. На наш взгляд, это вызвано тремя основными причинами. Во-первых – быстрым экономическим ростом передовых промышленно развитых стран, требующих для своего развития дополнительных источников энергии и углеводородного сырья для химических производств.

Во-вторых – озабоченностью мирового сообщества перспективой истощения в ближайшем будущем нефтегазовых ресурсов планеты. По некоторым оценкам при современных темпах добычи и использования нефти и газа первой хватит на 40 лет, а второго на 67 лет. Все это заставляет обратить внимание на другие источники УВ сырья, в частности, битумы и аквамаринные газовые гидраты. Их разработка требует больших капиталовложений, а также ставит человечество перед необходимостью замены сравнительно недорогой нефти и газа альтернативными источниками энергии: экологически менее безопасной – атомной энергией и более дорогостоящей – водородной.

И, в-третьих, отсутствием удовлетворительного решения собственно научной стороны вопроса, состоящей в объяснении происхождения огромных количеств самих нефтегазовых УВ, а так же механизма формирования их промышленных скоплений. Причем скоплений нефти и газа не только на суше, но и в акваториях Мирового океана. Особую актуальность данный вопрос приобрел благодаря тому, что в последние годы широкую огласку получили факты, не укладывающиеся в рамки общепринятых представлений на основе органической и минеральной теорий нефтегазообразования.

Такие факты явились предметом обсуждений на многих крупных научных конференциях и совещаниях как у нас в стране, так и за рубежом. Автору посчастливилось принимать участие почти во всех конференциях, посвященных проблемам нефтегазообразования, проводившихся в Москве и в Казани с начала 1990-ых годов. Так что настоящая диссертационная работа во многом опирается на современное состояние теоретических исследований и практических разработок в этой области.

1.1. Общие представления о происхождении нефти и газа Происхождение нефти и газа интересует исследователей на протяжении последних 150 лет с момента начала промышленной добычи этого вида минерального сырья. История развития современных представлений о происхождении нефти и газа сегодня достаточно детально освещена во многих учебниках и книгах, как монографического характера (Калинко, 1968; Леворсен, 1970; Бека, Высоцкий, 1976; и др.), так и популярных (Гаврилов, 1986), а также в многочисленных статьях (см., например, Конторович, 1998 и др.).

Поэтому кратко изложим лишь существо этих представлений.

Научная постановка проблемы происхождения нефти и газа связана с именами таких крупных ученых как М.В. Ломоносов (1763), А. Гумбольт (1805), Ч. Лайэль (1840), Д.И. Менделеев (1877) и В.И. Вернадский (1960).

В результате исследований многих поколений геологов и химиков к настоящему времени в нефтегазовой геологии сложились две основные точки зрения на происхождение нефти и газа, получивших название органической (биогенной) и неорганической (минеральной) теорий.

Согласно первой теории нефтегазовые углеводороды (УВ) образуются из органического вещества (ОВ) отмерших организмов, захороненных в осадочных породах. В соответствии со второй – источником нефти и газа являются флюиды и газы, поступающие из глубоких земных недр. Не зависимо от места и способа возникновения, жидкие и газообразные УВ заполняют находящиеся в земной коре геологические ловушки-коллекторы, формируя скопления нефти и газа.

Обе точки зрения сегодня существуют в многочисленных модификациях, поддерживаются большим числом сторонников и опираются на огромный объем экспериментов и теоретических работ. На их основе разработаны критерии эффективного поиска нефтегазовых месторождений (Леворсен, 1970;

Бека, Высоцкий, 1976; Перродон, 1991; Конторович, 2004 и др.).

Такими общепризнанными критериями являются: наличие крупных бассейнов прошлого или современного осадконакопления с насыщенными ОВ нефтематеринскими породами (органическая теория) и субвертикальных разломов земной коры – каналов дегазации (Кропоткин, 1955; Кропоткин, Валяев, 1979), по которым флюиды поступают из недр к поверхности (минеральная теория), а также присутствие специфических геологических структур – ловушек, накапливающих УВ.

Сочетание этих условий подтверждается практикой поисков, разведки и разработки нефтегазовых месторождений, хотя и не во всех случаях.

Последнее обстоятельство служит причиной длящейся долгие годы научной дискуссии между «органиками» и «неорганиками» по вопросам генезиса нефти и газа (Пиковский, 1999). В последнее время, однако, наметилась тенденция к сближению позиций спорящих сторон.

Для того чтобы разобраться в сути данного спора и предложить пути выхода из него – а именно в этом заключается одна из задач главных настоящей диссертационной работы, кратко рассмотрим основные положения органической и минеральной теорий нефтегазообразования. При этом будем отличать вопросы генезиса нефти и газа, лежащие в основном в области химии, от вопросов формирования скоплений этих УВ в земной коре, относящихся к геологии, и, как оказывается, не только к ней.

1.1.1. Органическая теория нефтегазообразования Органическая теория главную роль в образовании нефти и газа отводит диагеническим и катагеническим преобразованиям (фоссилизации) содержащегося в осадочных породах углеродистого органического вещества (ОВ) при его погружении вглубь земной коры в ходе основных геологических процессов. Вследствие процессов фоссилизации ОВ под действием высоких температур и давлений происходит деструкция биоорганических молекул, сопровождающаяся отрывом от них отдельных устойчивых УВ соединений и молекул, которые и составляют основу нефти и газа.

Эмпирическими основаниями для объяснения происхождения УВ нефти и газа в соответствии с данной теорией служат следующие аргументы:

1. Все осадочные породы, от наиболее древних до современных, содержат органическое вещество. Среднее содержание биогенного углерода в осадочных отложениях, составляет 12-15 кг на 1 м3 породы. Это ОВ по своему составу близко к керогену горючих сланцев и углям.

2. Во всех без исключения осадочных породах присутствует ОВ, причем определенную его часть составляют битумоиды. Среднее их содержание в осадочных породах 250-300 г/м3. Наличие в породах битумоидов является одним из важнейших следствий фоссилизации ОВ осадочных пород с образованием газонефтяных УВ. Данное обстоятельство позволило Н.Б. Вассоевичу (1986) заключить, что «нефть – детище литогенеза».

3. Модельными экспериментами установлено, что в процессе погружения ОВ вглубь земной коры, с ростом температуры и давления, происходит закономерное изменение фракционного состава продуктов разложения ОВ.

Выход жидких фракций УВ сначала растет, а затем, по мере истощения ресурсной функции осадочных пород сокращается. Эта «главная зона нефтеобразования» обычно приходится на глубины 1-3 км.

4. Для осадочных пород характерно преобладание органического вещества одного из двух типов: а) сапропелевого, образующегося из останков морского биоса, и б) гумусового, возникающего из отмершей наземной растительности. Специфика разного типа ОВ проявляется в компонентном составе УВ нефтей, что позволяет разделять нефти разного генезиса.

5. Существует определенная связь между количеством и типом битумоидов (растворимая часть ОВ пород), керогеном (нерастворимая часть ОВ) и составом нефти. Эта связь проявляется как в сходстве состава УВ битумоидов и нефти (по данным хроматографии), так и в присутствии в них водорода, кислорода, азота, серы и нередко металлов, в частности никеля и ванадия (по данным спектральных анализов).

Загрузка...

6. В пределах одного месторождения существуют нефти нескольких стадий генерации, отвечающих разной степени катагенетического преобразования исходного ОВ вмещающих пород.

7. Присутствие в составе нефти молекулярных структур, свойственных исключительно тканям живых организмов, так называемых «биомаркеров»

или микрофассилий. Содержание некоторых из них, в частности, пристана и фитана достаточно велико, чтобы считать их посторонними примесями.

8. Изотопный состав метана, гелия и др. газов нефтяных месторождений и эманаций грязевых вулканов существенно отличается от состава газов фумарол срединно-океанических хребтов по соотношению СН4/3Не. У последних это отношение соответствует газам мантийного происхождения. Резко отличаются мантийные газы от газов нефтяных месторождений и по соотношению изотопов 3Не/4Не.

Этот список аргументов может быть дополнен и многими другими фактами (Конторович, 1998; Баженова и др., 2000 и др.), говорящими в пользу механизма нефтегазообразования, разработанному в органической теории.

1.1.2. Минеральная теория нефтегазообразования Минеральная теория нефтегазообразования эмпирически основана на широко распространенных фактах интенсивной углеводородной дегазации Земли, а также на возможности каталитического синтеза УВ в лабораторных условиях при разных давлениях, температурах и на различных катализаторах.

Она опирается на следующие основные аргументы и факты:

1. Крайняя неравномерность распространения запасов нефти на нашей планете. Наличие нефти в отложениях фундамента, а также присутствие следов нефтяных УВ в кристаллических, метаморфических, метасоматических и изверженных породах, залегающих ниже осадочных горных пород.

2. Широкое распространение в кристаллических породах и во многих рудах рассеянных УВ и углеродистых минералов (в том числе «капель нефти» в кристаллах) вне контактов с осадочными породами (Пиковский, 1986).

3. Присутствие углеводородов в глубоководных гидротермах срединных океанических и окраинных хребтов океанов и морей.

4. Возможность синтеза широкого спектра газонефтяных УВ в условиях лаборатории (Лапидус, Локтев, 1986; Ионе, 2006; Кучеров и др., 2002 и др.).

5. Связь многих крупных нефтегазовых месторождений с разломами земной коры, являющимися путями субвертикальной миграции флюидов, а также с газовым и грязевым вулканизмом (Кропоткин, 1986; Валяев, 1987).

6. Присутствие углеводородов и других углеродистых соединений заведомо абиогенного происхождения в метеоритном веществе.

7. Наличие включений УВ флюидов и газов в алмазах и гранатах основных и ультраосновных ксенолитов кимберлитовых трубок, образовавшихся на глубинах порядка 400 км.

Минеральная теория учитывает и тот факт, что вне биосферы Земли содержится более 99% подвижного углерода нашей планеты. Этот углерод в форме флюидов и растворенных УВ газов сосредоточен в низах земной коры и породах верхах мантии (Летников, 1977; Корценштейн, 1984; и др.). Предполагается (Кропоткин, 1986), что по отдельным ослабленным зонам – «трубам дегазации», УВ могут подниматься к земной поверхности, заполняя встречающиеся на своем пути ловушки.

Наиболее вероятным механизмом образования УВ является каталитический синтез УВ из окислов углерода и водорода (Чекалюк, 1971). Этот синтез с 1936 года освоен химической промышленностью для искусственного получения нефтегазовых УВ по реакции Фишера-Тропша (Сторч и др., 1954; Лапидус, Локтев, 1986; Ионе, 2006; и др.).

Реакции типа Фишера-Тропша (СО + Н2), а также другие известные процессы каталитического синтеза УВ из окисленных форм углерода (СО2, СО) и водорода (Н2, Н2О), относятся к категории поликонденсационных экзотермических реакций (Руденко, 1969), идущих с выделением тепла.

Эксперименты, расчеты и промышленное производство УВ не оставляют сомнений в том, что поликонденсационный синтез УВ интенсивно протекает в очень широких термобарических условиях, включая температуры и давления, присущие недрам Земли от ее поверхности до глубин 600 км и более.

По данным теоретических и экспериментальных исследований (Молчанов, 1974, Молчанов, Гонцов, 1992; Черский и др., 1985, 1986; и др.) в основе механизма синтеза УВ в системе (СО2, Н2О) лежат процессы разрушения воды с образованием водорода, а также окислительно-восстановительные реакции на границах твердой и жидкой фаз в каталитически активных средах.

1.2. Современные гипотезы происхождения нефти и газа Рассмотрим некоторые гипотезы, являющиеся доказательной базой органической и минеральной теорий нефтегазообразования и отражающие существо стоящих за ними представлений. Десятилетиями между сторонниками обеих теорий ведутся жаркие споры. Сегодня наметилась тенденция к сближению позиций спорящих сторон (Пиковский, 1986).

Этот вывод проиллюстрируем на примере ряда новых гипотез нефтегазообразования, появившихся в последнее десятилетие. Однако прежде кратко остановимся на осадочно-миграционной гипотезе, получившей широкое распространение и всеобщее признание в последней четверти прошлого века.

1.2.1. Осадочно-миграционная

Осадочно-миграционная гипотеза в своем наиболее полном и законченном виде сформулирована Н.Б. Вассоевичем (1986). В соответствии с этой гипотезой, предыстория нефти начинается еще в живом веществе, которое после отмирания организмов попадает в осадок и захоранивается. Преобразование отмершего ОВ в нефть тесно связано с общим процессом накопления в земной коре осадочных толщ.

В процессе накопления рассеянного биогенного вещества и преобразования его в нефть выделяют ряд стадий. На первой стадии ОВ попадает в осадок, образующийся в морском или озерном бассейне. На второй стадии диагенеза осадок уплотняется и частично обезвоживается. При этом вследствие участия в разложении ОВ бактерий (прежде всего анаэробных) часть органического вещества разрушается, преобразуясь в метан.

По мере погружения и роста температур и давлений происходит постепенная литификация пород, и развиваются процессы термокатализа ОВ. На стадии катагенеза (температура более 50о С) образование метана и его гомологов усиливается и начинается генерация низкокипящих нефтяных УВ.

При погружении на глубину 3-4 км (стадия метагенеза) температура возрастает до 150о С. В результате нагрева резко усиливается термокаталитическая деструкция ОВ, и из него происходит активная отгонка жидких нефтяных УВ. Во время этой главной фазы нефтеобразования, разлагающееся ОВ теряет основную часть УВ, которые переходят в поровую систему вмещающих осадочных пород, формируя залежи нефти и газа.

Оставшаяся высококипящая часть ОВ становится битумоидом. Для гумусового (растительного) ОВ эта доля составляет 2-3%, а для сапропелевого (животного) ОВ достигает 25-28%. При дальнейшем повышении температур и давлений на глубинах более 5 км битумоид преобразуется в плохо растворимый кероген. На этом нефтегенерирующий потенциал ОВ практически исчерпывается. Последующее погружение осадочных пород происходит без образования УВ и заканчивается полной углефикацией остатков углерода.

1.2.2. Флюидодинамическая

Флюидодинамическая гипотеза (Соколов, 1980), получившая в последние годы широкую известность, по существу является следующим шагом в развитии осадочно-миграционных представлений. В соответствии с этой моделью нефть и газ объединяются понятием углеводородного раствора и рассматриваются как продукт низкотемпературной дефлюидизации обогащенных ОВ осадочных пород (Гусева, Климушина, 2001). Вследствие длительного геологического развития бассейна ОВ проходит все стадии диагенеза и катагенеза, частично переходя в нефть, а частично превращаясь в кероген.

Другой отличительной особенностью данной гипотезы является то, что в ней важная роль отводится развитию самого осадочного бассейна. Предполагается, что в результате прогрессивного погружения бассейна, в осадочных отложениях возникает мощная система восходящих тепловых потоков, активизирующих процессы нефтегазообразования. Образующиеся УВ растворы поднимаются по трещинам и порам вверх по осадочному разрезу, пересекают породы-коллекторы с температурами и давлениями ниже, чем в очагах генерации, и насыщают их нефтью и газом.

Если бассейн существует достаточно долго, то в нем появляется несколько уровней очагов генерации, над которыми, соответственно, возникают несколько этажей размещения залежей УВ. Причем, если внизу состав нефти и газов приблизительно отвечает составу ОВ сопряженного с ним очага генерации УВ, то выше по разрезу он будет иметь смешанный характер за счет поступления УВ, мигрирующих из очагов, расположенных ниже.

19 В последней модификации флюидодинамической гипотезы (Соколов, Абля, 1999) считается, что присутствующие в коллекторах нефти, состав УВ которых не согласуется с условиями залегания, имеют разные источники.

Это могут быть нефти, которые прорываются из лежащих ниже очагов генерации УВ, а также нефти, образовавшиеся под действием высокотемпературных гидротерм. Поступление этих нефтей в залежи нередко носит очень быстрый прорывный характер. Главная особенность таких «инъекционных»

нефтей – высокая зрелость не всей нефти, а лишь ее отдельных компонент.

Допускается, что эти компоненты могут рождаться в разных областях осадочного бассейна, а также, возможно, в более глубоких сфер Земли, и после своего образования мигрируют в латеральном и вертикальном направлениях.

Идея инъекционного нефтенакопления устраняет трудности органической теории при интерпретации известных фактов инверсии нефтей в разрезе по их зрелости, когда в верхних горизонтах накапливаются более преобразованные нефти, а также соседства в одних залежах генетически разнородных нефтей. Хорошо объясняет она и характерную для многих бассейновгигантов (Западная Сибирь, Тимано-Печора, Прикаспий, Южный Каспий и др.) пестроту нефтей, их смешанный состав, ступенчатую зрелость отдельных компонентов нефти и другие факты (Соколов, Аббля, 1999).

Тем самым, флюидодинамическая модель отказывается от двух основополагающих постулатов осадочно-миграционной гипотезы. Во-первых, вместо понятия «микронефти» она оперирует с понятием углеводородного раствора. И, во-вторых, исходит из возможности быстрого перемещения УВ растворов в пределах осадочного бассейна, допуская их поступление из более глубоких земных недр. Что явно роднит ее с представлениями неоргаников.

–  –  –

Заметно укрепились в последние годы позиции и неорганической гипотезы образования нефти и газа (Калинко, 1968; Пиковский, 1999; Дмитриевский и др., 2004; Валяев, 2011; и др.). Во многих публикациях изложены новые аргументы и факты, свидетельствующие о быстрых, «не геологических»

временах формирования нефтегазовых месторождений, связи залежей с локализованными потоками углеводородных флюидов, а также об участии в процессах нефтегазообразования УВ абиогенного генезиса и т.п. В целом ряде работ приводятся также данные экспериментов по каталитическому синтезу широкого спектра нефтяных УВ в лабораторных условиях (Таран и др., 1981; Ионе, 2003, 2006; Кучеров и др., 2002; и др.).

В наиболее яркой форме роль локализованных потоков УВ проявляется в условиях формирования крупных многопластовых месторождений, контролируемых дизъюнктивными нарушениями. Примерами могут служить Уренгойское (30 залежей) и Северо-Уренгойское (45 залежей) месторождения. Их многочисленные залежи оказываются совмещенными в своеобразной «трубе дегазации». Сходная картина наблюдается и для гигантских нефтегазовых месторождений в подсолевых отложениях Прикаспия (Тенгиз, Карачаганак, Астраханское, Оренбургское и др.). С мощными разгрузками УВ оказались связанными скопления газогидратов и подгидратные залежи газа на шельфе и континентальном склоне в различных частях Мирового океана.

Установленные масштабы разгрузок УВ в грязевом вулканизме и при формировании скоплений газогидратов (Валяев, 1997; Дмитриевский, Валяев, 2004; и др.) позволяют обеспечить быстрое по геологическим меркам формирование очень крупных и даже гигантских скоплений углеводородов.

Последние годы ознаменовались обнаружением тысяч выходов нефти и газа на дне Мирового океана. Только в одном Черном море выявлено свыше 300 площадей с разгрузками УВ в виде сипов, диапиров, грязевых вулканов и т.п. Эти разгрузки представляют собой локализованные потоки УВ газов и флюидов, поступающих из недр на земную поверхность. Во многих случаях с перехватом этих УВ ловушками земной коры связано формирование залежей легких «незрелых» нефтей, биохимического метана и изотопно-тяжелых газов в породах низкой катагенетической преобразованности.

По мнению Ю.И. Пиковского (2004) насыщенные УВ нагретые флюидные плюмы, поступающие с больших глубин, попадая в холодные ловушки, испытывают конденсацию, сепарирование и гравитационное расслоение, что и приводит к формированию нефтяных и газовых залежей. При этом состав нефти и природного газа формируется в резервуаре в соответствии с теми термобарическими условиями, которые существуют в ловушках.

1.2.4. «Смешанные» минерально-органические Ряд исследователей традиционные взгляды на происхождение нефти и газа «органическим» или «неорганическим» путем заменяет представлениями об их совместном (микстгенетическом) образовании (Гаврилов, 2002; Готтих, Писоцкий, 2002). По мнению В.П. Гаврилова (2002), главную роль здесь играют глобальные геодинамические циклы эволюции литосферы, которые создают благоприятные условия для обмена флюидами поверхностных (биогенный синтез УВ) и глубинных (абиогенный синтез УВ) сфер.

Предлагаются и собственно «синтетические» модели, пытающиеся совместить лучшие стороны биогенной и абиогенной гипотез нефтегазообразования в рамках одного механизма генерации УВ (Чебаненко и др., 2000; Бардин, 2001; Дюнин, Корзун, 2003; Резанов, 2006). И.И. Чебаненко и др. предполагают, что нефть и газ непосредственно образуются в верхних частях земной коры в результате взаимодействия мантийного водорода с углеродом, присутствующим в породах осадочных бассейнов. Тем самым нефть и газ возникают в самой земной коре, а не поднимаются из недр в «готовом» виде.

Близкие идеи развивает А.А. Бардин (2001), он считает углерод нефти органогенного происхождения, а водород – глубинным, выполняющим функцию селективного адсорбента, растворителя и транспортирующего агента нефти.

В минерально-органической гипотезе (Дюнин, Корзун, 2003) признается возможность смешанного образования нефти из захороненного ОВ осадочного чехла и из поднимающихся снизу флюидов мантийного происхождения.

Предполагается, что, вступая в реакции с органикой пород и захватывая УВ биогенного генезиса, флюид придает углеводородам мантийного генезиса геохимические черты нефти биогенного происхождения и наоборот.

По гипотезе И.А. Резанова (2006) наличие в породах захороненного ОВ даже излишне. Требуется лишь поступление к поверхности глубинных абиогенных углеводородов, образующихся, в частности, в процессах десерпентизации офиолитов земной коры. Необходимые биогенные черты у нефти возникают вследствие переработки ее УВ бактериями подземной биосферы.

–  –  –

В последнее время, однако, широкую огласку получили факты, которые очень трудно, если вообще возможно объяснить в рамках изложенных выше представлений. В качестве примера остановимся на трех таких фактах.

–  –  –

Долгие годы под возрастом нефти и газа, а также нефтегазовых скоплений понимался возраст пород-коллекторов, вмещающих эти УВ. Поскольку возраст большинства осадочных пород составляет многие десятки – сотни млн. лет, то таким же считался и возраст в них залежей нефти и газа.

Сравнительно недавно, однако, было осознано, что возраст пород определяет лишь верхнюю границу времени образования присутствующих в них скоплений УВ. Так что возраст нефти и газа в месторождениях может оказаться существенно моложе возраста вмещающих их пород. Но каким?

Исходя из современных представлений о темпах осадконакопления и опускания земной поверхности, а также скорости катагенетических преобразований ОВ осадочных пород в процессе их погружения ожидалось, что этот нижний порог возраста нефти и газа в месторождениях никак не может быть ниже миллиона, в крайнем случае, сотен тысяч лет (Гаврилов, 1986).

Вот почему как сенсация в начале 1990-ых годов было встречено сообщение группы американских и канадских исследователей (Peter et al., 1991) о проведенном определении возраста нефти из морского месторождения в бассейне Гуаймас у мексиканского побережья Калифорнийского залива. Измерения выполнялись радиоуглеродным методом по изотопу 14С (период полураспада 5730 лет). Для 6 проб нефтей, отобранных из 5 разных скважин, этот возраст менялся в пределах от 4295±370 лет до 5705±300 лет.

Истинный возраст нефти, по мнению исследователей, может оказаться еще меньше. Ведь радиоуглеродное датирование определяет как время от того момента, когда изотоп 14С в составе отмерших организмов попал в нефтематеринские породы, так и собственно время, которое необходимо, чтобы это ОВ смогло преобразоваться в нефть. К тому же вмещающие породы могли содержать и более древнее органическое вещество.

Молодой возраст нефти авторы склонны объяснять тем, что в районе бассейна Гуаймас находится известный центр спрединга океанического дна и активно циркулирует вода, связанная с черными курильщиками и нагретая до 300-350 °С. В таких условиях ОВ разлагается значительно быстрее, причем для этого уже не требуются большие глубины и давления. Процесс может идти на глубине всего 10-30 км под морским дном.

Однако в центрах спрединга образование нефти, по мнению исследователей, может происходить лишь при наличии слоя осадочных пород. Бассейн Гуаймасс как раз отвечает этим требованиям, поскольку здесь имеется осадочный чехол мощностью 500 м. Сформировавшие этот чехол породы поступают сюда как с близлежащей суши, так непосредственно осаждаются из морской воды, отличающейся в этом районе высокой биопродуктивностью.

Сошлемся еще на одно важное исследование, связанное с определением в нефтях короткоживущих изотопов (Kalmykov et al., 1999). Авторами этой работы в нефтях и водах Гежского и Осинского нефтяных месторождений, а также Средне-Ботуобинского нефтегазоконденсатного месторождения помимо изотопа С обнаружено также присутствие радиоактивного трития 3Н 14 (период полураспада 12.3 года). Выбор нефтей и вод для этих исследований был не случаен. В свое время с целью создания подземных нефтегазохранилищ на всех трех месторождениях были проведены подземные ядерные взрывы. На Гежском месторождении взрывы осуществлены в 1981-1988 гг., на Осинском – в 1969 г. и на Средне-Ботуобинском – в 1976-1979 гг.

Авторами работы исследовались нефти и воды, отобранные, спустя десятилетия, из скважин на расстоянии от 300 м до 7 км от центров взрывов.

Результаты измерений показали присутствие радиоактивных нуклидов 14С и трития (3Н) на значительном удалении от боевой скважины. На Гежском месторождении существенные содержания трития и 14С в нефти обнаружены на расстоянии 1 км, а на Осинском месторождении ареал распространения этих радиоактивных элементов простирается на расстояние до 7 км от места проведения взрыва. Показательно, что содержания нуклидов 14С и 3Н в нефти в 102-103 раз превышает их содержание в водах.

Поскольку образование радиоактивных в нефти на расстоянии более 100 м от «боевой» скважины невозможно объяснить прямым действием ядерного взрыва, исследователи заключают, что полость взрыва не герметична, и что из нее происходит миграция изотопов С и 3Н. Последний вывод подтверждается также наличием в пробах нефти и вод радиоизотопов 90Sr и 137Cs.

Насколько известно диссертанту, содержания изотопа 14С в нефти определялось в нашей стране и другими исследователями. Ими были получены оценки возраста нефти близкие к результатам американо-канадской группы.

Однако отечественные авторы, в отличие от американских коллег, не нашли возможность научно обосновать полученные ими данные и потому не сочли нужным публиковать результаты своих измерений.

1.3.2. Возобновление запасов нефтегазовых месторождений

На существование данного феномена было обращено внимание лишь в последние десять лет. Первые сообщения на эту тему были сделаны у нас в стране на конференциях в 1998 и 1999 гг. (Дьяконов, 1998; Муслимов и др., 1999; Корнева, 1999; Смирнова, 1999). И в дальнейшем начали быстро множиться (Scott, 1999; Аширов и др. 2000; Запивалов, 2000; Корчагин, 2001;

Трофимов, Корчагин, 2002; Скарятин, Уздиева, 2003; Гаврилов, Скарятин, 2004; и др.).

Справедливости ради следует отметить, что сам факт восполнения запасов нефтегазовых месторождений в процессе их эксплуатации был установлен разработчиками довольно давно. Прежде всего, этот факт нашел отражение в систематическом пересмотре со временем запасов УВ на месторождениях в сторону увеличения. В частности, по данным (Суровиков, Монтлевич,

2001) для 60 проанализированных месторождений Самарской области со сроком разработки более 40 лет такая переоценка проведена в 28 случаях.

Однако изначально такое увеличение запасов разработчики связывали со вполне очевидными причинами: пропуском объектов опробования на первой стадии изучения месторождения, недооценкой объемов запасов вследствие неточности определения подсчетных параметров залежей (площадь, мощность, пористость и нефтенасыщенность продуктивных пластов-коллекторов и т.п.), а также широким применением на месторождениях методов повышения нефтеотдачи пластов.

Когда же эти объяснения удовлетворять переставали, то увеличение запасов месторождений, где имелись благоприятные геологические условия, стали приписывать притокам УВ из соседних малопродуктивных пластов.

Осознание того факта, что постоянный подток УВ в залежи в процессе эксплуатации нефтегазовых месторождений – это общее природное явление, не связанное с технологиями разработки, пришло после того, как данный феномен стали повсеместно замечать, не только на нефтяных, но и газоконденсатных и газовых месторождениях, причем не только крупных, но и мелких.

К тому же были выявлены залежи, для которых балансовые запасы давно исчерпаны, а добыча нефти все продолжается (Муслимов, 2003).

Анализ таких случаев показал, что в ходе эксплуатации месторождений добыча УВ сначала растет, а затем снижается до уровня 10-20% максимальной и стабилизируется (Трофимов, Корчагин, 2002).

На рис. 1.1 в качестве примера представлены графики разработки четырех крупнейших нефтегазовых месторождений бывшего СССР. Трех нефтяных – Ромашкинского, Самотлора и Туймазинского (Муслимов, 2004) и одного – газоконденсатного Шебелинского (Баренбаум, Григорьев и др., 2004).

Для удобства сопоставления графиков все кривые приведены в относительных долях от максимальной добычи, принятой за единицу.

–  –  –

0.8 0.6 0.4 0.2

–  –  –

Рис. 1.1. Графики разработки Ромашкинского (1), Самотлора (2) и Туймазинского (3) нефтяных и Шебелинского (4) газоконденсатного месторождений Несмотря на резко различающиеся геологические условия этих месторождений, разные объемы запасов и технологические схемы эксплуатации, кривые годовой добычи УВ на всех месторождениях носят сходный характер. За исключением начального участка графиков, где в наибольшей степени проявляются особенности принятой системы разработки, после 3-4-ех десятилетий эксплуатации месторождений наблюдается фиксирование нефтегазоотдачи пластов на уровне примерно 20% от максимального.

В абсолютном исчислении этот уровень остаточной добычи зависит от геологических условий и для разных месторождений оказывается неодинаковым: на Самотлоре он составляет 155 млн. т нефти в год, на Ромашкинском месторождении – 83 млн. т/год, на Туймазинском – 17 млн. т/год, а на Шебелинском месторождении – 50 млн. м3 газа в год.

В соответствии с представлениями (Трофимов, Корчагин, 2002) данный уровень характеризует скорость ежегодного пополнения запасов УВ на разрабатываемых месторождениях. При добыче УВ в количествах, не превышающих этот уровень их естественного подтока в залежи, нефтегазовые месторождения могут эксплуатироваться как постоянно восполняемые источники УВ сырья (Трофимов, Корчагин, 2002; Баренбаум и др., 2006).

По мнению В.А. Трофимова и В.И. Корчагина возможность осуществления таких режимов разработки делает чрезвычайно актуальной задачу поиска каналов и путей подтока углеводородов в залежи.

1.3.3. Критерии современного формирования месторождений

Имеется ряд фактов, свидетельствующих не только о недавнем образовании нефти и газа, но и современном формировании самих их месторождений. О двух из них мы уже упоминали: это присутствие в нефтях радиоактивных изотопов и восполнение запасов УВ в залежах.

Рассмотрим теперь другие критерии. Наиболее важными и принципиальными являются факты, свидетельствующие об изменении свойств добываемой нефти, газа и сопутствующих вод, а также квазипериодических вариаций их состава с характерным временем несколько лет. Такая цикличность выявлена для многих залежей (Плотникова и др., 2000; Муслимов, 2003; Касьянова, Брюх, 2004; Касьянова, Петрушин, 2004; и др.).

На рис. 1.2 в качестве примера приведены вариации состава добываемой нефти из двух основных горизонтов Ромашкинского месторождения. На фоне роста со временем изобутан-бутанового отношения нефтей хорошо видна цикличность изменения этого параметра с периодом 5 лет.

На рис. 1.3 показаны вариации плотности и вязкости нефтей из обоих продуктивных горизонтов в том же интервале времени.

–  –  –

Рис. 1.2. Отношение изобутана и бутана в нефтях (Муслимов и др., 2004) ln вязкости, пуаз ln вязкости, пуаз Рис. 1.3. Вариации плотности и вязкости нефтей (Муслимов и др., 2004) Изменения этих физических параметров у нефтей из разных продуктивных горизонтов не носит столь синхронного и качественно одинакового характера, который наблюдается при анализе изобутан-бутанового отношения.

Следует особо подчеркнуть, что отмеченные вариации состава и свойств наблюдаются у нефтей, полученных из так называемых скважин – «миллионеров», каждая из них за время эксплуатации дала порядка 1 млн. т нефти.

Расположение таких скважин на Ромашкинском месторождении весьма специфическое. Для Минибаевской площади оно показано на рис. 1.4.

Рис. 1.4. Скважины Минибаевской площади Ромашкинского месторождения. Треугольники – скважины «миллионеры» (Муслимов, 2003) В своем большинстве скважины-миллионеры на Минибаевской площади приурочены к узким линейным участкам залежи, которые совпадают с зонами разломов, причем не глубинных – мантийных, а приповерхностных – коровых. Эти разломы секут и оконтуривают область локального поднятия земной коры, являющуюся на месторождении синклинальной ловушкой УВ.

Имеются веские основания полагать, что отмеченные изменения состава и свойств нефтей Ромашкинского месторождения тесно связаны с уровнем климатических осадков на территории Татарстана (рис. 1.5). Из данных разных метеостанций видно, что количество осадков в Татарстане в указанные 30 лет колебалось от 300 до 800 мм/год с периодом примерно пять лет.

–  –  –

Рис. 1.5. Количество осадков на территории Татарстана по данным разных метеостанций в сопоставлении с интегральной кривой нефтеотдачи Ромашкинского месторождения за период с 1955 по 1990 год (Муслимов и др., 2004) Такой же период колебаний проявляет и изобутан-бутановое отношение нефтей. При этом максимумы i/n-отношения нефти в 1984–1990 гг. приходились на годы с максимальным уровнем осадков. Показательно, что амплитуда самих этих вариаций у нефтей из пласта карбонового возраста выше, чем у нефти из более глубоко залегающего девонского пласта (см. рис. 1.2).

Сильная изменчивость состава и свойств УВ установлена и на нефтяных месторождениях Восточного Предкавказья, Нижнего Поволжья и Западной Сибири (Касьянова, Бахитова, 2004; Касьянова, Брюх, 2004; Касьянова, Петрушин, 2004). Н.А. Касьяновой и др. она связывается с изменениями флюидного режима нефтегазовых залежей, вызванными региональным и локальным изменениями современного напряженно-деформированного состояния земной коры. В частности, на Белозерско-Чубовском месторождении Самарской области, разрабатываемом с 1960 года, в ходе мониторинга нефтедобычи с 1970 по 2003 г, установлена 2–3 годичная периодичность повышения дебитов старых скважин, приуроченных к одним и тем же линейным зонам (Касьянова, Бахитова, 2004).

1.4. Смена представлений в проблеме происхождения нефти и газа



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 
Похожие работы:

«ХАСАНОВА КСЕНИЯ АЛЬФИТОВНА СТРОЕНИЕ И УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ НИЖНЕМЕЛОВЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ЮГО-ВОСТОКА НАДЫМ-ПУРСКОЙ НЕФТЕГАЗОНОСНОЙ ОБЛАСТИ (ЗАПАДНАЯ СИБИРЬ) Специальность 25.00.06 – Литология диссертация на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук Научный руководитель: кандидат геолого-минералогический...»

«Дорофеев Никита Владимирович Моделирование строения и формирования сложно построенных залежей нефти и газа и минимизация рисков их освоения Специальность: 25.00.12 – Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений Диссертация на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Научный руководитель доктор геолого-минералогических наук профессор Бочкарев А.В. Москва – 2015 Оглавление...»

«Микляев Петр Сергеевич НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ОЦЕНКИ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ РАДОНООПАСНОСТИ ПЛАТФОРМЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ Специальность 25.00.36 – геоэкология Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Научный консультант д-р физ.-мат. наук А.М. Маренный Москва 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ... ГЛАВА 1. СУЩЕСТВУЮЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ РАДОНОВЫХ ПОЛЕЙ И ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ...»

«КОСИНЦЕВА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА Взаимосвязь бактериальной обсемененности половых путей высокопродуктивных стельных коров с заболеваемостью неонатальными диареями новорожденных телят 06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«Дорофеев Никита Владимирович Моделирование строения и формирования сложно построенных залежей нефти и газа и минимизация рисков их освоения Специальность: 25.00.12 – Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений Диссертация на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Научный руководитель доктор геолого-минералогических наук профессор Бочкарев А.В. Москва – 2015 Оглавление...»

«ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО СОВЕТА Д 212.166.08 НА БАЗЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АВТОНОМНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО» МИНОБРНАУКИ РФ ПО ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА НАУК Аттестационное дело № _ решение диссертационного совета от 22.09.2015 г., протокол заседания № 9 О присуждении Бочкаревой Любови Владимировне, гражданке РФ, ученой степени кандидата наук. Диссертация определение...»

«Новенко Елена Юрьевна РАСТИТЕЛЬНОСТЬ И КЛИМАТ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ В ПОЗДНЕМ ПЛЕЙСТОЦЕНЕ И ГОЛОЦЕНЕ Диссертация на соискание ученой степени доктора географических наук 25.00.25 – Геоморфология и эволюционная география Научный консультант: Доктор географических наук О.К. Борисова Москва-2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение...5 Глава 1. Материалы и методика исследований..13 Глава 2. Особенности интерпретации результатов...»

«Грохольский Никита Сергеевич Научно-методические основы оценки интегрального риска экзогенных геологических процессов Диссертация на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Специальность 25.00.08 Инженерная геология, мерзлотоведение и грунтоведение Научный руководитель д. г-м. н. Экзарьян В.Н. Москва 2015 г. Оглавление ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ...»

«Потемкин Григорий Николаевич ОСОБЕННОСТИ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО СТРОЕНИЯ И ОПТИМИЗАЦИЯ ОСВОЕНИЯ НЕФТЕГАЗОВОГО ПОТЕНЦИАЛА ДЕВОНСКИХ ТЕРРИГЕННЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ЮЖНОЙ ЧАСТИ ВОЛГО-УРАЛЬСКОЙ НЕФТЕГАЗОНОСНОЙ ПРОВИНЦИИ Специальность: 25.00.12 – Геология, поиски и разведка нефтяных и...»

«Ковалёва Татьяна Геннадьевна МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОЦЕНКИ КАРСТООПАСНОСТИ НА РАННИХ СТАДИЯХ ПРОГНОЗА УСТОЙЧИВОСТИ ТЕРРИТОРИЙ (на примере районов развития карбонатно-сульфатного карста Предуралья) Специальность 25.00.08 Инженерная геология, мерзлотоведение...»

«Цускман Ирина Геннадьевна ОСОБЕННОСТИ СТРОЕНИЯ СЕРДЦА И ЕГО ВАСКУЛЯРИЗАЦИИ У КУРИЦЫ, УТКИ И ГУСЯ 06. 02. 01. – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель: доктор ветеринарных наук,...»

«КОСИНЦЕВ ВИКТОР ЛЕОНИДОВИЧ КОНДИЦИЯ ЧЕРНО-ПЕСТРЫХ ГОЛШТИНИЗИРОВАННЫХ КОРОВ И ЕЕ СВЯЗЬ С МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫМИ ИЗМЕНЕНИЯМИ В ПЕЧЕНИ 06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель: доктор...»

«КОЛГАШКИНА Вера Алексеевна ОБЩЕСТВЕННО-ЖИЛЫЕ КОМПЛЕКСЫ С ИНТЕГРИРОВАННОЙ ДЕЛОВОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ Специальность 05.23.21 Архитектура зданий и сооружений. Творческие концепции архитектурной деятельности Диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры Научный руководитель – кандидат архитектуры, профессор...»

«Светлова Марина Всеволодовна КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ЭКОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ ПРИМОРСКИХ ТЕРРИТОРИЙ (НА ПРИМЕРЕ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 25.00.36 – Геоэкология (Науки о Земле) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель: д.г.н., профессор Денисов В.В. Мурманск 20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ... 1 Современное состояние проблемы эколого-географического положения (ЭП) и задачи...»

«ТИМОФЕЕВ Алексей Валериевич ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ АРХИТЕКТУРЫ ПРЕДПРИЯТИЙ ВИНОДЕЛЬЧЕСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ Специальность 05.23.21 – Архитектура зданий и сооружений. Творческие концепции архитектурной деятельности Диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры Том Научный руководитель: Черкасов Георгий...»

«ШМЕЛЁВ ДЕНИС ГЕННАДЬЕВИЧ КРИОГЕНЕЗ РЫХЛЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ПОЛЯРНЫХ ОБЛАСТЕЙ ЗЕМЛИ Специальность 25.00.31 – Гляциология и криология Земли Диссертация на соискание учной степени кандидата географических наук Научный руководитель: Доктор географических наук, профессор Рогов В.В. Москва – 2015 Оглавление Список сокращений, используемых в работе Введение Глава 1. Криолитогенез и криогенное выветривание...»

«ЕЛОХИНА Светлана Николаевна ТЕХНОГЕНЕЗ ЗАТОПЛЕННЫХ РУДНИКОВ УРАЛА Специальность 25.00.36 – «Геоэкология» (науки о Земле) Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Научный консультант доктор геолого-минералогических наук, профессор Грязнов...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.