WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Андреянова Светлана Игоревна СТРУКТУРА И ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ КОНФЕССИОНАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА 25.00.24 – Экономическая, социальная, политическая и рекреационная ...»

-- [ Страница 1 ] --

СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

______________________________________________________________

На правах рукописи

Андреянова Светлана Игоревна

СТРУКТУРА И ОСОБЕННОСТИ

ФОРМИРОВАНИЯ КОНФЕССИОНАЛЬНОГО

ПРОСТРАНСТВА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

25.00.24 – Экономическая, социальная, политическая и рекреационная география



ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата географических наук

Научный руководитель – доктор географических наук, доцент ЛЫСЕНКО А.В.

СТАВРОПОЛЬ – 2015

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.

Введение ГЛАВА 1. История, теория и методология изучения 8 конфессионального пространства

1.1. История изучения конфессионального пространства 8 Конфессиональное пространство: понятие, структура, 1.2.

подходы к изучению и прикладные аспекты

1.3. Методы изучения конфессионального пространства 26 ГЛАВА 2. Конфессиональное пространство Северного Кавказа: 43 предпосылки и факторы формирования

2.1. Этапы и факторы формирования конфессионального 43 пространства

2.2. Районирование конфессионального пространства 52 ГЛАВА 3. Особенности функционирования и современное 72 состояние религиозного туризма на Северном Кавказе

3.1. Подходы к изучению и виды религиозного туризма 72 Организационная структура и особенности 3.2.

функционирования рекреационных комплексов религиозного туризма на примере монастырей

3.3.Создание готового туристического продукта религиозного 89 туризма

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Северный Кавказ особое, сложно организованное

– пространство, населенное многочисленными и разнообразными в этнокультурном, цивилизационном и религиозном отношении народами.

Изучение религиозной составляющей данного пространства в географическом ракурсе является особенно важным и интересным, поскольку позволяет провести анализ ее региональных, пространственно-временных особенностей, взаимосвязь между религиозными традициями и природой, историческими особенностями территории и хозяйством, многими другими факторами.

В рамках отечественной культурной географии развивается ряд научных направлений, связанных с изучением духовных аспектов человеческой культуры (гуманитарная география, мифогеография, сакральная география и др.). Проводятся такие исследования и в конфессиональной географии, однако в рамках культурно-географического подхода данная область знаний остается слабо разработанной, практически отсутствуют региональные исследования.

Заслуживают особого внимания вопросы, связанные с политическими и экстремистскими проявлениями религиозной деятельности – распространением радикальных исламских течений, появлением псевдо-протестантских деноминаций.

Межцивилизационное, пограничное положение Северного Кавказа на стыке ареалов двух мировых религий – христианства и ислама определяет

– высокий потенциал межэтнической напряженности, фокусом которой являются конфликты на конфессиональном уровне. Современное состояние конфессиональной сферы Северного Кавказа характеризуется возрождением религиозных традиций на фоне усложнения этнической структуры региона в процессе миграций. В свою очередь это приводит к усложнению структуры конфессионального пространства и появлению многофункциональных территориальных культовых комплексов, выполняющих наряду с духовными рекреационные функции. Изучение религиозного туризма является одним из важных прикладных направлений конфессиональной географии. В рамках

–  –  –

структуры конфессионального пространства Северного Кавказа.

Задачи исследования:

определить подходы к трактовке понятия конфессионального

– пространства и его структуры;

выделить основные этапы и факторы формирования конфессионального

– пространства Северного Кавказа;

провести конфессиональное районирование Северного Кавказа и

– обосновать выделение его таксономических единиц;





разработать модель конфессиональной территориальной рекреационной

– системы;

выявить основные тенденции современного религиозного туризма на

– Северном Кавказе.

Теоретико-методологическую основу и методику исследования составляют положения ландшафтного (В.С. Преображенский, К.Н. Дьяконов, А.Г. Исаченко) и культурно-ландшафтного подходов (Ю.А. Веденин, М. В.

Рагулина, А.В. Лысенко), концепция геоверсума В.А. Шальнева как модель анализа региональных видов конфессиональных геопространств; представления о геокультурном пространстве (В.Н. Стрелецкий, Т.И. Герасименко, А.Г.

Дружинин, А.Г. Манаков) и др.; ноосферная концепция В.И. Вернадского;

геополитическая концепция В.А. Дергачева; концепции религиозного пространства С.Г. Сафронова, И.Ю. Филимоновой; концепция религиозной географии Д.Е. Софера.

Основные методы исследования: исторический, системносинергетический и ландшафтный анализ, моделирования, районирования, картографический, анаморфоз.

Основные этапы исследования:

сбор и обработка статистических, эмпирических и полевых материалов;

– рассмотрение вопросов, связанных с формированием глобальных

– аспектов формирования конфессионального пространства;

рассмотрение вопросов, связанных с региональными аспектами

– формирования конфессионального пространства Северного Кавказа;

изучение прикладных аспектов конфессиональной деятельности –

– религиозного туризма на примере Северного Кавказа.

Положения, выносимые на защиту:

Конфессиональное пространство – это часть геокультурного 1.

пространства, результат обособления, взаимодействия и развития конфессиональных групп, со своими особенностями вертикальной и горизонтальной структуры.

2. В формировании конфессионального пространства Северного Кавказа выделяется семь основных этапов, соответствующих региональным сменам инварианта конфессиональной структуры региона. Основными факторами его формирования являются социокультурные, природные и политические.

3. Проведенное конфессиональное районирование Северного Кавказа, отражает исторически сформировавшиеся качественные и количественные особенности иерархически соподчиненных таксономических единиц, среди которых к узловым следует отнести конфессиональные области, выделяемые по этно- (субэтно-) конфессиональным признакам – Кубанская, Ставропольская, Терская, Северо-Осетинская, Восточнокавказская.

4. Конфессиональная территориальная рекреационная система – это сложная социокультурная система, включающая в свою структуру «сакральное место» и набор подсистем, которые обеспечивают функционирование такой системы.

5. В зависимости от ресурсообеспеченности территории для развития религиозного туризма на Северном Кавказе выделяются избыточные, достаточные, недостаточные и критические районы.

Научная новизна:

определено значение, вертикальная и горизонтальная структура и

–  –  –

конфессионального пространства Северного Кавказа. Выявлены факторы формирования пространства традиционных и нетрадиционных конфессий региона;

проведено конфессиональное районирование Северного Кавказа,

– отражающее исторически сформировавшиеся качественные характеристики выделенных конфессиональных геокультурных систем;

на примере Свято-Михайло-Афонской Закубанской общежительной

– пустыни разработана модель конфессиональной территориальной рекреационной системы и определена ее роль в религиозном туризме;

на основе социологических опросов, проведенных в монастырях п.

– Победа Адыгейской республики и г. Ставрополе, выявлены основные тенденции современного православного религиозного туризма на Северном Кавказе.

Практическая значимость. В данной работе разработаны предложения, которые могут быть использованы органами власти, отвечающими за взаимоотношения с религиозными структурами и конфессиональными группами, связанными с просветительской и образовательной деятельностью.

Наиболее полно выводы диссертации могут быть применимы в преподавательской деятельности в высшей и средней школе, а также в отраслях науки, непосредственно занимающихся или касающихся проблем религиозной сферы. Некоторые разработанные маршруты внедрены в перечень экскурсий ставропольского бюро путешествий и экскурсий «Турист».

Информационная база исследования состоит из общенаучных источников (материалов государственной статистики, Атласа религий и национальностей РФ, переписи населения, материалов государственных органов, справочных источников, публикаций в печатных и электронных изданиях, учебных и методических пособий, монографий, научной литературы), религиозных (церковной статистики, источников религиозных учреждений) и полевых материалов, собранных автором при изучении религиозной жизни субъектов Северного Кавказа.

Апробация работы и публикации. Основные положения работы были представлены: на 55-й, 56-й и 57-й научно-методических конференциях «Университетская наука – региону» (Ставрополь, апрель 2010, 2011, 2012);

Международной научно-практической конференции «Циклы природы и общества» (Ставрополь, 2012); Большом географическом фестивале (2013);

конференции «Ломоносов» (2013), «Ставрополь город межэтнического

– согласия и межконфессионального диалога» (2013), «Современные проблемы гуманитарных и естественных наук» (2014),. «Fundamental and applied sciences today III» (USA, 2014), «Курортно-рекреационный комплекс в системе регионального развития: инновационные подходы» (п. Небуг, 2015). Всего по теме диссертации опубликовано 14 статей, из них 4 в сборниках, входящих в

– перечень ВАК.

Структура и объем работы. Определены методикой исследования и соответствуют сформулированным задачам, посредством которых реализуется цель исследования.

Работа включает введение, три главы, заключение, библиографический список и приложения.

Диссертация имеет 133 страницы текста, 30 рисунков, 9 таблиц, 4 приложения. Библиографический список включает 142 наименования.

–  –  –

новое. Впервые лишь в конце XX века стали говорить о географии религий как отдельной отрасли географической науки. Однако изучение собственно религиозных структур привлекает внимание исследователей с глубокой древности. Религия в своем роде является феноменом, образующим определенную картину мира, видение которой характерно для большинства последователей религиозных культов. Однако уже с древнейших времен совершались попытки выхода за рамки этой картины мира и переосмысления навязанной таким образом реальности. В этих попытках прослеживается изучение религиозного феномена «со стороны».

Мы сталкиваемся с изучением религий уже в эпоху Античности. Именно в этот период в рамках общей философии происходит осмысление религии как социального феномена. В античных религиозных воззрениях четко прослеживалась взаимосвязь человека и окружающей действительности, которая находила отражение в политеизме, характерной чертой которого были обожествление сил природы и антропоморфизм как наделение богов человеческими качествами. В этот период появляются представления о «хороших» и «плохих» местах, которые находят отражение в топофилии (любви к месту) и топофобии (боязни определенных мест) (Шальнев, 2006).

Первостепенную роль здесь играет понятие опыта в человеческой истории, в рамках которого формируется концепция топофилии, которая предполагает изучение территории как объекта особого отношения человека. В фокусе «топофильных» исследований рассматривается связь между человеком и пространством на эмоциональном уровне (Tuan, 1990). И.И. Митин (2008), выделяя данную концепцию как одну из ведущих областей изучения гуманитарной географии, говорит о возникновении в ее среде нового направления – мифогеографии.

Весьма существенно, что в греческом и латинском языках нет слов для обозначения «пространства». Греческое «topos» и латинское «locus» означают «место» или «конкретная местность» (Словарь изобразительного искусства, 2000). По мнению О.А. Лавреновой (2003), именно осознание Божественного закона явилось изначальным импульсом семиотизации пространства.

Одним из первых высказал мысли о сущности религии Демокрит, который считал, что «древние люди, наблюдая небесные явления, как например, гром и молнию, перуны и соединения звезд, затмения солнца и луны, были поражены ужасом, полагая, что боги суть виновники этих явлений»

(Эмпирик, 1975). Однако большинство философов этого периода не способны рассматривать религиозный феномен как социальное явление. Они скорее являются апологетами веры и путем логических построений пытаются доказать целесообразность религии. Аристотель считал, что Бог есть первопричина всего сущего, поскольку мировое движение представляет собой цельный неразрывный процесс. Гераклит полагал, что в основе мирового порядка лежит огонь, который как наиболее динамичная и изменчивая из всех стихий приводит мир в движение. Анаксагор определял «мировой ум» как вещество, приводящее в движение и упорядочивающее малые элементы действительного мира, и т.д. Таким образом, можно говорить о том, что первичные концепции античных философов в основе своей носили религиозно-апологетический характер, но одновременно заложили фундамент для дальнейшего изучения религий.

В античности у древних эллинов, римлян и многих других народов существовало представление о вертикальной структуре пространства, которое нашло отражение через мифологическую вертикальную Ось мира, или Axis Мundi. Образ этой оси у различных народов представляется в виде дерева, лестницы, столба, жезла, посоха и т.д. Однако наиболее распространенным является видение Оси мира как священной вершины или горы. Такими известными примерами являются Олимп в Греции, Меру в Индии, «Гора

–  –  –

Важным в понимании пространства на данном этапе является осмысление человеком своего места в нем, которое находит отражение в языковой интерпретации. Давая имена урочищам, поселениям или улицам городов, ставя памятники, сохраняя легенды и предания, человек символически организует бывшее для него безличным пространство, претворяя его в место своей жизни.

В этот период зарождается паломничество как способ поклонения святыням, связанный с пространственными перемещениями. Представление об особых местах на земной поверхности, где вертикальная структура пространства искажена таким образом, что сверхъестественный (Божественный) мир становится ближе к миру человеческому, послужило основой для массового посещения подобных мест, которое напрямую связывалось с благосостоянием человека.

В эпоху Средневековья был наложен запрет на изучение феномена религии, который на несколько веков приостановил развитие этой области знаний. Однако, наряду с полной доминантой религиозной картины мира, в этот период в трудах Августина Аврелия появляется новое толкование миропорядка как результата божественного творения. По его учению, божественное начало бесконечно и вездесуще, а следовательно, вся существующая ойкумена является результатом божественного творения и потому священна. Формируется идея глобальной топофилии. Под влиянием этих идей Августин создает одно из самых значительных своих произведений – трактат «О граде Божьем», где проводит параллели между райским небесным градом и устройством жизни на земле, а также возводит власть на земле к прообразу власти небесной.

Сформировавшаяся в Средние века теологическая картина мира повлияла на трансформацию представлений о пространстве. Здесь пространство представляет собой преимущественно ментальную сферу, в которой ведущее место занимают не только данная реальность, но и вымышленные ситуации (изображенные на картинах, в религиозных текстах и т.д.), а также прошлое и будущее через призму религиозного миропонимания (Lakoff, 1987). В исламе стороны света в ориентационно-смысловом понимании носят глобальный характер. Мекка, или священный камень Кааба, является основной точкой отсчета мусульманской системы координат в пространстве (Ибрагимов, 2009).

Аналогичное значение имеет Иерусалим практически во всех толках христианских средневековых конфессий и иудаизме.

Пространство в исламе и христианстве в Средние века понимается как некая трехуровневая система, структура которой, по сравнению с античностью, значительно усложняется благодаря многочисленным догматическим произведениям. Здесь, в отличие от античности, появляется скрытая, апофатическая часть существующего бытия, которая не входит в постижимое человеком пространство и функционирует по своим законам. Это сфера Бога (рис. 2).

–  –  –

Происходит регионализация сакральности, в результате чего единое глобальное пространство делится на ряд частных конфессиональных пространств, каждому из которых присуща своя Axis Mundi.

В западном христианстве после разделения церквей появляется представление о чистилище как некой переходной зоне в ментальном пространстве между раем и адом, где души грешников очищаются от неискупленных при жизни грехов. Ле Гофф (2009) в своих работах объясняет, что появление данного феномена ставит католическую христианскую церковь в более выгодное положение по отношению к спасению и очищению души, нежели другие религии, в которых человек после смерти однозначно попадал в рай или ад. Однако в это же время в исламской эсхатологии начинает разрабатываться представление об арафе – аналоге католического чистилища, упоминания о котором встречаются еще в Коране (7:46-47). Появление новых сфер в пространстве явилось следствием естественной конкуренции расширяющих свой ареал конфессий.

В христианстве, благодаря трудам Дионисия Ареопагита, формируется вертикальная иерархия ангельских чинов, состоящая из девяти рангов, которая, по учению Церкви, располагается между местом жизни человека (ойкуменой) и небесным раем (Озерецкий, 1867).

Рис. 3. Вертикальная иерархия ангельских чинов в христианстве

Важно, что у основания этой иерархии находится монашеское сословие, которое, по учению христианской церкви, является низшим ангельским чином.

В исламе структура пространства также усложняется, выделяются семь уровней рая, каждый из которых обладает особыми географическими параметрами (количество рек, водоемов, гор, лесов и т.д.). Однако, человек в исламе, в отличие от христианских учений, не способен при жизни выйти за рамки своего бытия.

В Средние века идеи паломничества трансформируются в эсхатологические концепции искупления грехов: пребывание в определенном месте не только несет в себе определенный сакральный смысл, но и приближает человека к Царству Бога. Так, паломничество в Мекку (в исламе – хадж) является одним из важнейших религиозных предписаний, позволяющих правоверным мусульманам после смерти попасть в Райские Сады. В христианстве паломничество на Святую Землю – Иерусалим – не только давало возможность верующим прикоснуться к святыне, но и служило конкретным методом искупления грехов в Средние века.

Эпоха Возрождения характеризуется отходом от религиозной картины мира. Исследователи получают возможность рассмотреть сущность религии изнутри, с точки зрения новой зарождающейся науки о душе – психологии.

А уже с началом эпохи великих географических открытий в рамках общего страноведения начинают появляться зачатки собственно конфессиональной географии, или учения о географических закономерностях распространения религий. Экспедиция Васко да Гамы, достигнув берегов Индии, столкнулась с ранее неизвестной религией индусов, которая подробно была описана в заметках путешественников. Страноведческое описание Индии было продолжено во время экспедиции Ф.

Загрузка...
Магеллана в Малакку. В это же время испанские конкистадоры исследуют американский континент и открывают новую неизвестную ранее индейскую цивилизацию. В конце XVI века начинается освоение Сибири русскими. Экспедиции Ермака и Дежнева оставляют подробные описания народов, населяющих районы Сибири, акцентируя внимание на их землепользовании, обычаях и культах. В этот же период мировая религиозная экспансия становится более активной. Так, протестантизм проникает на все континенты, а православная и католическая церкви организуют миссионерские экспедиции на Восток.

Таким образом, можно говорить о том, что в эпоху Возрождения начинается изучение религиозного феномена через призму психологии и страноведческо-географических идей.

Новое и Новейшее время характеризуются появлением многочисленных религиозных учений и толков, укреплением институтов традиционных конфессий и одновременно абсолютным свободомыслием. По мнению профессора Д. Шантепи де ля Соссе (2008), наука о религии начала самостоятельно развиваться лишь в последние десятилетия XIX в. благодаря следующим факторам:

– религия стала предметом философского познания;

– расширилось историческое мировоззрение;

появился надлежащий материал для расширения исторического

– кругозора в области лингвистики, филологии, этнографии, мифологии и фольклора.

Открытия и достижения данного этапа углубили понимание сущности пространства. Р. Декарт (2011) говорит о том, что пространство частично состоит из материи, основное свойство которой – протяженность. Однако, основываясь на пережитках средневекового мировоззрения, он продолжает утверждать, что Бог существует как коррелятор всего сущего и некая бесконечная субстанция. Голландский мыслитель Б. Спиноза, в отличие от Декарта, не признает роль Бога в отрыве от материального мира, а рассматривает Его как универсальное единое материальное начало.

В результате этого он определяет две основные характеристики пространства: протяженность (как и Декарт) и мышление, которое характерно всей материи (поскольку материя заключает в себе сущность Бога) (Фишер, 2005). Иную точку зрения на понятия пространства и материи выдвигал Дж.

Беркли (Омельченко, 2005). Пространство рассматривалось им как одна из характеристик внешнего мира, наряду со «временем», «протяженностью», «движением», «числом» и т.д., в то время как понятие материи им полностью отвергалось.

Появляется новое научное направление «религиоведение», областью

– научных исследований которого являются все существовавшие в прошлом и существующие ныне религии. Именно зарождение религиоведения как науки дает возможность для появления в XX веке на стыке с географией такого направления, как география религий (конфессиональная география). Немецкий ученый К. Риттер предложил собственный подход к изучению сакральной сферы, который можно выразить краткой формулой «религия территория»

– (Сухова, 1990). Он утверждает, что предметом изучения географии религий является выявление особенностей функционирования и взаимодействия различных религиозных структур на конкретной территории, изучение их трансформации в процессе развития. В этот период сакрализация пространства не ограничивается религиозной сферой, но распространяется еще на искусство, архитектуру, научное творчество и т.д. Если в античности существовала система «хороших» и «плохих» мест, выраженная в концепции топофилии, то здесь на первый план выходят знаковые места. По мнению Д. Замятина (2010), знаковым может являться любое географическое пространство, осмысляемое (наполняемое экзистенциальным смыслом) с помощью историко-культурного, социального, политического, географического воображения на основе реальных или вымышленных событий. На фоне существовавшей по инерции средневековой религиозной доктрины появляются многочисленные научные и околонаучные картины мира, каждая из которых выдвигает на первый план свои визуальные доминанты: религия – храм, монастырь, святое место;

естественнонаучная – лес, водоем, луг, поле; культурологическая – центр средневекового города, остатки исторических сооружений и т.д.

В этот период появляется большое количество новых религиозных учений христианского, исламского, околонаучного и синкретического толка.

Неотъемлемым элементом каждого из них является свой центр паломничества

– особое место, которое считается центральным местом в мире для данной религиозной группы. Так, для движения Святых последних дней (мормоны) центром мира является г. Солт-Лейк Сити в США; для Церкви Объединения

– (Муна) – Сеул, Южная Корея; для последователей движения «Звенящие кедры России» – Сибирь и т.д.

На данном этапе происходит уход от традиционного паломничества и становление нового направления в туристической деятельности, связанного с посещением святынь. Этот переход в различных странах происходил понеодинаково, поскольку уровень религиозности населения отличался. В Европе уже в начале XIX века грань между паломничеством и религиозным туризмом после промышленной и социальной революций становится практически неразличимой. Развитие науки формирует новый тип отношения к объектам культа – появляется артефактовое мировоззрение. Ученые начинают посещать храмы, монастыри, мечети с целью их изучения, а не исполнения религиозных обрядов. В это же время религиозный туризм начинает развиваться и на Востоке посредством европейских путешественников.

В России в данный период религиозного туризма еще не существовало, однако были его предшественники – православные миссионерские общины, цель которых – посещение иноверческих конфессий, изучение языка, культуры, традиций населения и обращение его в православие. Основывается Киотская епархия в Японии, Русская духовная миссия в Пекине, Финляндско-Выборгская епархия и др.

Термин география религий использовал впервые английский писатель, учёный и врач сэр Томас Браун в изданной в 1642 году в Лондоне работе «Вероисповедание врачевателей» (Jackowski, 2002). А этнограф Оскар Пешель первым заметил, что все основатели религий происходят из чётко определённого пояса между десятым и сороковым градусом северной географической широты на азиатском континенте. Пояс этот он назвал «поясом основателей религий» (Хоффман, 2012). К предшественникам географии религии относятся Паул Фиклер (1962), а также Жан-Пьер Деффонтайнс (2006).

В дальнейшем вклад в развитие новой дисциплины внесли Гастон Имбридт (1961), Иаким Спрокоф (1963) и др. Ключевую роль в становлении нового научного направления сыграла работа Дэвида Э. Софера – «География религий» (1967). География религий развивается также в Испании, Франции, Германии, Северной Америке, Индии и Японии.

С 1976 г. при Международном географическом союзе создана особая Ассоциация американских географов, a с 1989 г. издается специализированный журнал «География религий и верований».

Современный этап в изучении географии религий в нашей стране начинается с трудов российского ученого религиоведа и этнографа П.И. Пучкова, который в 1975 году выпустил монографию «Современная география религий», где весьма объективно была отражена религиозная ситуация в мире (1997). В 1978 году монография была издана в Италии под названием «Le religioni nel mondo d'oggi».

В конце XX века доктор географических наук Ю.А. Веденин (1988) начинает заниматься изучением теоретических аспектов культурного ландшафтоведения. Сначала через призму географии искусства он раскрывает сущность культурного ландшафта, а затем в последующих работах определяет его сущность, где находит отражение в том числе и конфессиональная сфера.

По его мнению, «культурный ландшафт – это целостная и территориально локализованная совокупность природных, технических и социальнокультурных явлений, сформировавшихся в результате соединенного влияния природных процессов и художественно-творческой, интеллектуальносозидательной и жизнеобеспечивающей деятельности людей» (Веденин, 1997).

В 1998 году С.Г. Сафронов защитил диссертацию на тему «Географические аспекты изучения религиозной сферы России». На протяжении последующих лет автор становится одним из крупнейших исследователей конфессионального пространства в нашей стране. Ему принадлежат труды в области исследования территориальной структуры Русской православной церкви (2001), изучения расположения монастырских комплексов, как основы инфраструктуры Русской православной церкви (1999), проведения сравнительного анализ конфессионального облика России в начале и конце XX века (2001). В последние годы особое внимание привлекают работы С.А. Горохова в области изучения трансформации конфессионального пространства мира и религиозной мозаичности (2012, 2014).

Среди современных работ можно отметить также исследования, проводимые в Институте природных ресурсов экологии и криологии Сибирского отделения Российской академии наук, в которых конфессиональное пространство рассматривается как предмет социальной географии (Горина, 2011).

В последнее время особое внимание уделяется вопросам религиозного (конфессионального) туризма. В числе ведущих работ можно назвать исследования Т.Т. Христова (2005), B.C. Сенина (2003), А.Ф. Тришина (1997), А.В. Бабкина (2008), Д.В. Максимова (2005) и других. Однако при этом остаются слабо разработанными теоретические аспекты данного направления, а также методология и методика подготовки экскурсоводов религиозного туризма.

Если вертикальная структура конфессионального пространства приобрела свои основные черты в Средние века, то в Новое и Новейшее время формируется его горизонтальная структура. На основе субъективной оценки и осмысления формируются различные типы пространств, обладающих определенными характеристиками. Пространственные понятия складываются в результате смыслового раздвоения исходно нерасчлененного ощущения пространственности, где ему соответствует четверка базовых понятий: регион, район, место и пространство (рис. 4) (Костинский, 1992). В этот период определяются зоны влияния основных мировых держав или цивилизаций.

Рис. 4. Соотношение вертикальной и горизонтальной структуры пространства (Костинский, 1992) В территориальном отношении происходит регионализация типов пространств, в частности, конфессиональных. В результате этого окончательно формируются ареалы влияния основных мировых религий. Согласно теории С.Ф. Хантингтона (1993), на земле существует восемь основных глобальных цивилизаций, в основе каждой лежит набор общих черт, наиболее важной из которых является религиозное единство. Любая цивилизация представляет собой конгломерат стран, состоящих в свою очередь из регионов и районов.

Внутри- и межрегиональные пространственные отношения формируют политическую карту мира.

В последнее время формируется понятие о многомерном мультипликационном пространстве, где присутствуют элементы виртуальности. Некоторые исследователи выделяют киберпространство (виртуальное пространство) как самостоятельную категорию, а не метафорическую абстракцию. Р.И. Вылков (2009) полагает, что киберпространство – это новый ризоматический по своей топологии вид семиотического пространства, в котором операции со знаками осуществляются при помощи современных компьютерных технологий, облегчающих и существенно ускоряющих мыслительную деятельность людей. Ряд ученых полагают, что киберпространство является частью других более сложных пространств. Например, в пространстве искусства виртуальная реальность рассматривается как художественный феномен, который представляет собой сложную самоорганизующуюся систему, особый, максимально-приближенный к реальной действительности искусственно моделируемый динамический континуум, возникающий в рамках и по законам компьютерно-сетевого искусства (Бычков, Маньковская, 2006).

Кроме того, отмечается виртуальность в учебном пространстве (Ахметов, социокультурном (Калугина, 2004) и даже конфессиональном.

2008), Е.Н. Медведева (2009) считает, что современная религиозная жизнь ускоренными темпами перемещается из церквей, мечетей, синагог в сферу киберпространства. Виртуализация современного конфессионального пространства проявляется в появлении сетевых «паломничеств», виртуальных духовных библиотек, форумов и в открытии более широких возможностей для распространения своей идеологии различных эзотерических, псевдоцерковных и даже преступных религиозных течений.

Таким образом, можно говорить о том, что современное глобальное пространство Земли представляет собой коктейль, в основе которого лежит глобальное информационное поле, структурно-зависимые реальные и субъективные пространства. Г.И. Аркадьев (2003) считает, что благодаря современным информационным технологиям, помимо исторически сложившихся реалий (пространств), в конце XX века появляется особая разновидность реалий, которая по-новому комбинирует знаковые, предметные и социальные реалии. Поскольку даже к толкованию понятия «информация» в настоящее время не существует единого подхода (Корягин, 2010), совокупность реалий, находящихся в зоне влияния информационного поля, чрезвычайно разнообразна.

Современное конфессиональное пространство характеризуется наличием временно-пространственных характеристик артефактов религиозной культуры:

визуализированной (например, храмовые ансамбли) и абстрактной (устное «предание» доктринального уровня религиозного сознания) (Арзуманов, 2008).

К этому следует добавить наличие выше обозначенных виртуальных элементов, которые являются важной характеристикой современного конфессионального пространства. На данном этапе можно говорить о том, что формирование его инварианта практически завершено, однако в перспективе возможно поступательное усложнение структуры и взаимосвязей между составными элементами.

Это можно выразить в виде схемы (рис. 5), где единое глобальное пространство Земли делиться на N – множество частных пространств, каждое из которых испытывает воздействие информационного поля.

Рис. 5. Соотношение глобального и частного пространств

В последнее десятилетие лет изменения, происходящие в конфессиональном пространстве, все более стали затрагивать прикладные вопросы экономики, культуры и туризма. Поступательно увеличивается количество туристических предприятий, работников рекреации, специализацией которых является религиозный, или конфессиональный, туризм. Происходит «перерождение» исторически сложившегося паломничества как способа поклонения святыням в популярное направление туриндустрии.

1.2. Конфессиональное пространство: понятие, структура, подходы к изучению и прикладные аспекты В современной географической науке понятия «религиозное» и «конфессиональное» пространства также, как «религия» и «конфессия», часто используются как синонимы. Тем не менее, на наш взгляд, эти термины качественно различны. Если под религиозным пространством обычно понимается соотношение территориальных сфер влияния основных религий (Сафронов, 1998), то конфессиональное пространство – это категория, обладающая вполне конкретными параметрами: структурой, размерностью и морфологией. Ввиду неоднозначности трактовки понятия «конфессиональное пространство» существует необходимость определения ключевых методологических подходов, принципов и понятий, ставших основой настоящего исследования. В рамках данной работы предлагается понимать конфессиональное пространство как часть геокультурного пространства, возникшего в результате взаимодействия и развития конфессиональных групп.

Культурологическая составляющая. В основе изучения конфессионального пространства лежит терминология социологии религий.

Религия понимается как «унифицированная система верований и практик, связанных со священными предметами, то есть предметами обособленными, – верований и практик, которые объединяют в одном-единственном нравственном сообществе, называемом церковью, всех тех, кто их 22 придерживается…» 2012). Важными в рамках данного (Explorations, исследования являются понятия «конфессия» и «деноминация», которые часто рассматриваются как синонимы. Большинство исследователей рассматривают конфессию как особенность вероисповедания в пределах определённого религиозного учения, определенное течение в религии (Кузнецов, 2000; Цыпин, 2004; Безнюк, 2010), а деноминацию как тип религиозной организации (чаще всего христианской), находящейся в стадии организационного становления,

– специфической характеристикой которой является её промежуточный характер по отношению к зарождающейся религии и сформировавшейся церкви (Niebuhr, 1929; Радугин, 2000; Волков, Мостовая, 1998). Существуют и другие подходы к выделению структурных элементов или типов религии. Например, одни исследователи выделяют церковь, деноминацию, секту и культ (табл. 1), другие церковь, экклесию, деноминацию, секту (Yinger, 1957; Васильева,

2008) и т.д.

С позиции социологии религий человеческое понимание мира формируется рациональными социальными фактами, в основе которых лежат религиозные корни. Такие понятия, как пространство и время, находящиеся в фокусе географических исследований, являются связующим звеном между этими двумя научными направлениями.

Географическая составляющая. Изложенные религиоведческие и социологические представления стали основой для определения собственно географического объекта исследования – конфессионального пространства, которое основывается на понятии геокультурного пространства, которое, по мнению В.Н. Стрелецкого (2005), представляет собой концептуальную категорию, характеризующую всеобщие и познаваемые формы существования геокультурных явлений, процессов и объектов «второй природы».

Геокультурное пространство выступает рамкой, сферой, продуктом и контекстом человеческой деятельности. Это пространство многослойно, и конфессиональный слой (пространство), наряду с этническим,

–  –  –

Методологической базой изучения конфессионального пространства служат:

1. Культурно-географический подход, который понимается как научный подход «позволяющий рассматривать развитие и функционирование геосистем в их диалектическом единстве с пространственными культурными явлениями и процессами, когда сама культура выступает как результат развития территориальных систем, определяет их направленность, служит важнейшим критерием их эффективности» (Сущий, Дружинин, 1994). Культурногеографический подход направляет внимание на взаимодействие пространственных культурных процессов с рассмотрением территориальных форм существования культуры (Лысенко, 2009). В рамках данного исследования использовались его составляющие:

а) культурологическая, позволяющая рассмотреть изменения, которые внесли процессы культурогенеза и деятельностный подход в структуру всех уровней организации геоверсума, вследствие чего сформировалось сложное геокультурное пространство, составной частью которого является конфессиональное пространство;

б) географическая, позволяющая использовать геопространственную парадигму в изучении разных уровней формирования пространственных систем-объектов: территориальной организации культовых мест, вертикальной структуры пространства.

С позиций культурно-географического подхода конфессиональное пространство находит отражение в исследовании территориальной организации конфессий (культовых геосистем), динамики изменения их ареалов, эволюции и развития.

2. Системный подход. Конфессиональное пространство рассматривается через призму понятия геокультурная система. Использование системного подхода при изучении территориальной структуры конфессионального пространства создаёт широкие возможности для изучения как его внутренней структуры, так и внешних связей.

Конфессиональное пространство имеет вертикальную и горизонтальную структуру. Горизонтальная структура выражена закономерностями территориальной дифференциации конфессионального пространства.

Вертикальная структура отражает внутренние доктринологические характеристики миропонимания конфессии, выраженные через такие понятия, как «место», «окружающее пространство», «космос», «вселенная» и т.д.

При формировании конфессионального пространства решающую роль играет наличие верования в сверхъестественное (или естественное) у определенной группы людей в этом пространстве. Чем выше степень радикализма (преданности) верующих, тем выше будет его насыщенность культовыми объектами и их производными.

1.3. Методы изучения конфессионального пространства Изучение конфессионального пространства – весьма сложная, многоаспектная и актуальная проблема. Как уже было отмечено, в его изучении должны играть роль как культурологические, так и географические методы исследования.

I. Общенаучные и культурологические методы.

I. Метод эволюционного анализа. Он используется для оценки изменений конфессионального пространства на различных этапах человеческой истории.

Благодаря данному методу были рассмотрены основные этапы в развитии мирового конфессионального пространства, а также изучены изменения, происходящие в его структуре на глобальном уровне, которые нашли отражение в графических схемах.

Метод моделирования. Позволяет создать группы моделей II.

конфессионального пространства на примере глобальной структуры геоверсума (географической оболочки истории человечества), который В.А. Шальнев (2000, 2013) предлагает назвать в качестве общего объекта географической науки:

А. С учетом вертикальной структуры конфессионального пространства и места Божества в нем, т.е. понимания пространства через призму определенных религиозных учений, были разработаны следующие модели:

1. Модель «Теопространство», которая являлась очень распространенной в Античности. В ее основе лежит понимание того, что Бог находит отражение во всем, что окружает человека. Он не только сам – Создатель мира, но и является этим миром. В таких религиозных системах Бог выходит за рамки геоверсума и находится вне его пространства (рис. 6А). Являясь одним из частных пространств геоверсума, конфессиональное пространство данной модели формируется на субстрате окружающей природы (мезокосм) и сочетании божественных сфер (макрокосм). Примерами таких религиозных систем являются космоцентризм, натурфилософия и традиционные языческие верования, связанные с обожествлением сил природы, животных, Земли и т.д.

Здесь образ Бога не находит определенного места в пространстве, поскольку он сам является этим пространством.

А) Б) Рис. 6. Модели конфессионального пространства: А) «Теопространство»;

Б) «Теостратопространство»

2. Модель «Теостратопространство», отражающая одновременно апофатический (непостижимый) и катафатический (постижимый) подходы в религии (Догматическое богословие, 2002). Образ Бога здесь занимает определенное отведенное Ему место во вселенной, которое, однако, выходит за рамки системы координат человечества (рис. 6Б). И хотя имеются некоторые представления о Небесном Царстве (священные книги, откровения и т.д.), большая часть информации остается скрытой. Примерами таких традиционных учений являются христианство, ислам и иудаизм.

Представление о том, что существует особое «Царство Божье»

формировалось в Средние века. Достижение же этого Царства и соответствующие нормы морали легли в основу новых целей человечества.

Таким образом, пространство геоверсума разделяется на две части: одна – для жизнедеятельности человечества, другая – исключительно Божественная.

Однако обе эти зоны функционируют по законам духовного мира.

3. Модель «Антропотеопространство», рассматривающая Бога в образе человека, который продолжает оставаться таковым на протяжении всей истории развития религии. Он проявляет себя в качестве человека-избранника, исключая возможность перехода в другую плоскость пространства (как, например, в христианстве). Место богочеловека в данной модели совпадает с плоскостью истории человечества в геопространстве. Вертикальная структура при этом выражена слабо. Здесь формируется горизонтальный вектор региональных различий (рис. 7А). Религиозные учения данной модели характеризуются верой последователей в абсолютную безграничность способностей своего духовного лидера. Именно поэтому большинство из них носит тоталитарный и деструктивный характер. Примерами могут служить культы Гробового, Блаватской и т.д.

А) Б) В) Рис. 7. Модели конфессионального пространства: А) «Антропотеопространство»;

Б) «Гносеопространство»; В) «Неопространство»

4. Модель «Гносеопространство», в которой Бог существует только как философско-ментальная категория. Ему нет места в мировом пространстве.

Данная модель представляет собой отражение «идеального» атеизма, при котором Бог не рассматривается даже в качестве неизвестной высшей силы, информационного поля или внутреннего голоса человека (рис. 7Б). В настоящее время примеров таких религиозных учений не существует, поскольку это противоречило бы сущности религии – вере в сверхъестественное. Однако, рассматривая конфессиональное пространство через призму времени, можно встретить подобные философские концепции в эпоху Античности и Новое время. С некоторой долей условности примером данной модели можно считать группу людей – nones, верующих без определенной религии (“Nones” on the Rise, 2012). Бог конкретных религиозных учений, как и сами учения, перестает являться значимой категорией, формируя глобальное отрицание всего, что связано с верой. В современном обществе такая модель приобретает все большую популярность в мировом пространстве, особенно в странах «золотого миллиарда».

5. Модель «Неопространство» отражает современную эпоху, где Бог занимает в пространстве геоверсума определенную страту, которая формируется в рамках системы координат человечества и обладает определенными свойствами. Это может быть информационное поле, киберпространство, ноосфера и т.д. (рис. 7В). Здесь необходимо, чтобы это поле рассматривалось в качестве средоточия высшей сверхъестественной силы определенной группой последователей (например, религиозный культ) или каким-либо сообществом (например, группа ученых). Данная модель приобретает особое значение в связи с развитием современных информационных технологий и формированием виртуальных пространств.

Б. С учетом соотношения природы, общества и духовной сферы на макроуровне геоверсума разработаны следующие модели:

1. Конфессиональный детерминизм. В первые века существования человека разумного духовность являлась связующим звеном между жизнью человеческой общины и природы. С помощью зачатков религиозного языческого знания человек объяснял природу и пытался воздействовать на нее.

В специфических жертвоприношениях и ритуалах отразился характер взаимоотношений между человеком и природой, поэтому конфессиональное пространство на этом этапе становится связующей прослойкой между природой и обществом, мембраной, в которой развивается человечество;

2. Конфессиональный поссибилизм. С отказом от креационистской теории происхождения мира, человечество перешло на новый уровень, в котором стало возможным прямое взаимодействие между природой и обществом без вмешательства религии. Конфессиональное пространство перешло в нейтральное состояние, являясь теперь составной частью культурного пространства внутри общественной подсистемы геоверсума, а наука фактически заняла место религии в мировоззренческих аспектах;

–  –  –

духовной сферы. Человечество достигло такого уровня, когда оно способно целенаправленно контролировать изменение в той части своей жизни, которая всегда считалась сакральной. На этом этапе развития геоверсума стало возможным контролировать разнообразие конфессионального пространства, изменения и усложнение религиозных доктрин (рис. 8).

–  –  –

-5 Условные обозначения: I – конфессиональный детерминизм; II – конфессиональный поссибилизм; III – конфессиональный энвайронментализм; 1 – общество; 2 – природа;

3 – духовная сфера; 4 – информационно-энергетический обмен; 5 – воздействие и последующие качественные изменения.

Рис. 8. Соотношение природы, общества и духовной сферы на макроуровне геоверсума на заре человечества Функциональный метод. Позволяет рассмотреть законы III.

функционирования мировой религиозной системы и выявить три уровня организации конфессионального пространства.

1. Уровень формирования типологически похожих территорий. Мировое конфессиональное пространство фактически поделено между сферами влияния трех мировых религий, которые образуют различные типы пространств:

исламское, христианское и восточно-буддистское.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«БОСТАНОВ МАГОМЕТ ЭНВЕРОВИЧ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ В РЕГИОНЕ ЛЕВАНТА Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: канд. полит. наук, доц....»

«Гальперин Роман Игоревич Судебные процессы и политическая защита в Саратовской губернии в 1905-1917 гг. (по материалам Н.Н. Мясоедова) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Ю.В. Варфоломеев Саратов 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава I. Адвокатура и политическая защита в...»

«САМАРКИНА НИНА СЕРГЕЕВНА ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО РЫНКА ВООРУЖЕНИЙ Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель к. и. н., доцент ПАВЛЕНКО Ольга Вячеславовна Москва ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1....»

«ЗВЕРЕВ Антон Игоревич ТЕАТРАЛЬНАЯ ЛЕКСИКА И ТЕРМИНОЛОГИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОЙ И НЕМЕЦКОЙ ПУБЛИЦИСТИКИ) Специальность 10.02.19 – Теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Крысин Л.П. Москва Содержание: Введение Глава I. Концепт «театр» 1. К определению...»

«Безуглый Владимир Федорович Мобилизационный потенциал этнической идентичности в политических конфликтах Специальность 23.00.0 Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, Газимагомедов Г.Г. Санкт-Петербург 2015 год Содержание Введение. Глава первая. Этнос и этническая идентичность как факторы политических...»

«ПЕТРОВА Татьяна Павловна ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ И ДИПЛОМАТИИ ПЕРУ (1821-2013 гг.) Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук Специальность: 07.00.15 – история международных отношений и внешней политики Москва – Содержание ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 ФОРМИРОВАНИЕ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ ПЕРУ. ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД НЕЗАВИСИМОСТИ Раздел 1.1. Анализ начального этапа...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.