WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

«Роль «группы Судзуки» в формировании российского направления внешней политики Японии (1991 – 2001 гг.) ...»

-- [ Страница 1 ] --

Санкт-Петербургский Государственный Университет

на правах рукописи

Малашевская Мария Николаевна

Роль «группы Судзуки» в формировании российского

направления внешней политики Японии (1991 – 2001 гг.)

Специальность 07.00.03 – «Всеобщая история» (новое и новейшее время)

Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Научный руководитель: д.и.н. Самойлов Николай Анатольевич

Санкт-Петербург



2015 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение …………………………………………………………………...… Глава I. Российско-японские отношения в первой половине 1990-х гг. и образование «группы Судзуки» ………………….……………........ 3 § 1. Основные факторы развития внешней политики Японии во второй половине ХХ в. …………………………………………………….…… § 2. Российское направление политики Японии и российско-японские отношения в 1991 – 1996 гг. ………………………………………………………

2.1. Дипломатия Японии в отношении России в начале 1990-х гг. ……….……. 52

2.2. Формирование «группы Судзуки» ………………..……….……………….…

2.3. Роль «группы Судзуки» в российско-японских отношениях в первой половине 1990-х гг. ……………………………………………………… Глава II. Внешнеполитическая деятельность «группы Судзуки»

в 1996 – 2001 гг. …………………………………………………………………… §1. Курильские проекты Судзуки Мунэо ………………………………………..

§2. Участие «группы Судзуки» в российско-японских переговорах на высшем уровне в 1997 – 2001 гг. ………………………………………….…..1

2.1. Российско-японские переговоры 1997 - 1998 гг. …………………..……….1

2.2. Влияние «группы Судзуки» на российско-японские переговоры (1997 – 1998 гг.) …………………………………………………………………...1 2.3. «Группа Судзуки» и российско-японские переговоры 2000 – 2001 гг...….

§3. Коррупционный скандал 2002 г. и крах «группы Судзуки» ….…………… Глава III. Научная и педагогическая деятельность Того Кадзухико и Сато Масару после 2002 г. ……………………………….…..1 § 1. Исторические работы Того Кадзухико и концепция «пяти упущенных возможностей» …………. …………………………………… §2. История России и российско-японские отношения в работах Сато Масару.1 Заключение ………………………………………………………………….

Список использованных источников и литературы ……………….…..…2 Список иллюстраций ……………………………………………………….

Иллюстрации ……………………………………………………. ………… Приложения ……………………………………………………….….……..2

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что политика Японии на российском направлении в конце ХХ века является одной из наиболее дискуссионных тем в российском японоведении. В первую очередь это следует из наличия острого политического спора вокруг южных островов Курильского архипелага. Этот «спор» является следствием итогов Второй мировой войны и с юридической точки зрения обусловлен Совместной советско-японской декларацией 1956 г., в которой указана возможность передачи островов Хабомаи и Шикотана под юрисдикцию Японии после подписания двухстороннего мирного договора. Однако, несмотря на то, что главы правительств СССР и Японии по обоюдному согласию подписали данный документ, японская сторона, нарушая декларацию, с середины 1950-х гг. оспаривает суверенитет двух островов южнокурильского архипелага – Кунашир и Итуруп, что не имеет под собой юридических оснований. Тем не менее, японское правительство упорно продолжает предъявлять претензии по «четырем островам», увязывая тем самым развитие полноценного двухстороннего диалога с этой проблемой.

Изучение истории российско-японских отношений является предметом многих исследований в России и Японии. Принято рассматривать исторический, историко-географический, дипломатический, политический, международный, экономический, военный, в последнее время социокультурный аспект развития двухстороннего взаимодействия на протяжении трехсотлетней истории. Проблема формирования межгосударственной границы проходит красной нитью в работах научного, научно-популярного, публицистического характера, касающихся истории взаимоотношений России и Японии в ХХ и начале ХХI вв.

Многие российские исследователи затрагивают вопрос российскояпонского взаимодействия в 1990-е гг. (профессор МГИМО А.В. Иванов, академик, автор множества работ по советско/российско-японским отношениям в ХХ веке А.А. Кошкин, историк, ведущий сотрудник отдела комплексных проблем международных отношений Института Востоковедения РАН, автор книг по истории, экономике Японии и истории российско-японских отношений И.





А. Латышев, ведущий научный сотрудник сектора Японии Института Дальнего Востока РАН В.Н. Павлятенко, бывший дипломат, профессор МГИМО А.Н. Панов и др.), однако в их работах деятельность японской стороны освещается в целом. Они, в основном, излагают ход официальных двухсторонних переговоров и описывают действия премьер-министра и министра иностранных дел Японии. Кроме того, значительная часть исследований исходит из того, что японская политика на российском направлении до и после окончания «холодной войны» базировалась на одних и тех же принципах, что не вполне соответствует действительности. Ряд авторов (И.А. Латышев, В.К. Зиланов, А.А. Кошкина, А.Ю. Плотников и др.) пишет, что в основе этой политики постоянно находились японские территориальные претензии к России относительно южных Курильских островов.

Важно подчеркнуть, что российско-японская территориальная проблема не является единственной территориальной проблемой для Японии.

После окончания Второй мировой войны Япония предъявляет аналогичные претензии к двум другим сопредельным государствам: КНР на счет островов Сэнкаку (Дяоюйдао), государствам Корейского полуострова на счет островов Такэсима (Токто). Более того, взаимные территориальные претензии – это характерный элемент международно-политической системы отношений в Восточной и Юго-Восточной Азии, т.к. практически все государства региона имеют пограничные претензии к соседним государствам. Например, напряженная ситуация сложилась вокруг Парасельского архипелага между КНР, Социалистической республикой Вьетнам и Тайванем, относительно островов Спартли ведется спор между КНР, Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией, Брунеем. Таким образом, российско-японские пограничные противоречия являются лишь одним из звеньев цепи территориальных диспутов в регионе.

Однако некорректно сводить российско-японские отношения только к «территориальному вопросу». В 1990-е гг. наблюдались значительные перемены во всем комплексе двухстороннего взаимодействия, которое подверглось существенной перестройке ввиду окончания «холодной войны»

и в связи с крушением СССР. В результате этих перемен для японской дипломатии сложилась принципиально новая ситуация, предоставившая большие возможности для активных действий. В короткий десятилетний период японским политикам и дипломатам удалось применить новую модель политики на российском направлении, продемонстрировавшую, что японское правительство способно выработать и применить нестандартные подходы в отношении России.

В данном случае, главную роль исполнила группа политиков и дипломатов, объединившихся вокруг депутата парламента Японии Судзуки Мунэо. Ядром «группы» стал сам Судзуки Мунэо и двое дипломатов, представителей «русской школы» Того Кадзухико и Сато Масару. Сам Судзуки Мунэо не занимал должностей в министерстве иностранных дел, однако имел обширные связи в политических и дипломатических кругах Японии, был лично знаком с лидерами политического мира Японии 1990-х гг.

и смог получить большое влияние в политическом мире своей страны. Это позволило ему стать основной фигурой группы дипломатов и политиков, придерживавшиеся сходных с ним взглядов относительно развития российско-японских отношений. В последнем десятилетии ХХ века эта «группа» фактически формировала курс японского правительства в отношении России и занималась выработкой конкретных предложений в ходе ведения переговоров на высшем уровне. Их творческая активность была направлена на разработку и применение новых для японской послевоенной дипломатии методов ведения переговоров.

Изучение деятельности этой «группы» на рубеже нового столетия позволяет на конкретном материале предметно проследить и проанализировать работу японской стороны в деле формирования политики на российском направлении. Практическая деятельность «группы Судзуки»

не была подробно изучена в российской научной литературе, а их главные работы не были переведены на русский язык. В Японии имя Судзуки Мунэо и его сторонников хорошо известно широкой публике по изданным представителями «группы» воспоминаниям и интервью, выступлениям на телевидении, радио, упоминании их имен в СМИ.

Обстоятельное исследование деятельности Судзуки Мунэо и его сторонников позволяет выявить мотивацию, конкретные механизмы, рабочие схемы, применяемые японским правительством в отношении нашей страны.

Актуальность изучения работы Судзуки Мунэо и его единомышленников для дипломатии Российской Федерации состоит в том, что их идеи продемонстрировали возможность ведения более гибкой политики в отношении России, желание искать компромиссы в целях решения сложных политических вопросов. Этот опыт может оказаться полезным для будущего развития российско-японских отношений.

Объектом исследования является политика Японии на российском направлении в конце ХХ в. Предмет исследования - деятельность представителей «группы Судзуки»: их идеи, подходы и практические шаги по развитию российского направления политики Японии на рубеже ХХ – XXI вв.

Хронологические рамки исследования – 1991 – 2001 гг. – обусловлены тем, что именно в этот период «группа Судзуки» оказывала определяющее влияние на формирование политики японского правительства в отношении России.

Цель данного исследования состоит в выявлении и разборе концепций политики Японии на российском направлении и их реализации в 1990-е гг. на основе изучения деятельности «группы Судзуки».

Из основной цели исследования вытекают следующие задачи:

Провести анализ эволюции деятельности МИД Японии на 1.

российском направлении в 1990-е гг. с учетом исторической преемственности и принимая во внимание внутриполитические и внешнеполитические факторы;

Рассмотреть практическую деятельность «группы Судзуки» в 2.

1991 – 2001 гг., определить её этапы и содержание;

Оценить степень значимости действий «группы Судзуки» для 3.

российского направления политики Японии до 2001 г. и определить, был ли нанесен ущерб российско-японским отношениям после коррупционного скандала вокруг Судзуки Мунэо и его сторонников после 2002 г.;

Проанализировать результаты научной деятельности Того 4.

Кадзухико и Сато Масару, рассмотрев их основные исследовательские работы по истории дипломатии Японии и российско-японским отношениям, опубликованные в 2002 г.

Степень изученности темы В японских работах российское направление политики Японии в основном рассматривается в связи с изучением истории российско-японских отношений. Признанные японские специалисты по данной проблематике – историк-русист, профессор университета Хоккайдо Кимура Хироси, известный историк, профессор Токийского университета Вада Харуки, русист, профессор университета Аояма Хакамада Сигэки, в своих трудах детально рассматривают историю пограничного размежевания между Россией и Японией, однако конкретно о работе Судзуки Мунэо, Того Кадзухико и Сато Масару в их исследованиях сведений почти нет.

Вада Харуки писал, что в связи с глобальными переменами в конце 1980-х гг. «Россия и Япония начали осознавать себя соседями, которые могут доверять друг другу и оказывать взаимопомощь. В начале новой эпохи развития российско-японских отношений, в министерствах иностранных дел обеих стран большую роль сыграло возникновение новых взглядов» 1. Он подразумевал как раз идеи представителей «группы Судзуки» и дал высокую оценку внешнеполитическим концепциям, которые были разработаны при непосредственном участии Того Кадзухико, Сато Масару и Судзуки Мунэо 2.

В англоязычной научной литературе имена представителей «группы Судзуки» фигурируют в нескольких работах. Американские историки Гилберт Розман (профессор Принстонского университета) и Джозеф Фёргюсон (специалист Национального Совета евразийских и восточноевропейских исследований) лично знакомы с одной из центральных фигур «группы Судзуки» - Того Кадзухико. Тем не менее, примечательно, что Г. Розман в статье, вышедшей в 1998 г.

, критически охарактеризовал сторонников «дипломатии лицом к лицу», которая является одним из базовых элементов деятельности Судзуки Мунэо и его единомышленников, как идеалистов3. Тем самым он негативно оценил работу «группы Судзуки», не называя имен. Этот ученый последние два десятилетия писал о стратегическом положении Японии в Северо-Восточной Азии, развитии стратегических воззрений японского правительства и отношениях с сопредельными государствами. Диалог России и Японии он рассмотрел в контексте региональной восточноазиатской подсистемы международных отношений: «Япония, воспринимаемая как часть “Запада” благодаря тесным связям с США, которые поддерживали ее лидерство перед лицом Китая, Южной Кореи и России и в других частях Азии, никак не могла осознать своего зависимого положения на региональном уровне, как часть “Востока”»4.

С его точки зрения, Россия – это чуждый в цивилизационном плане элемент для Северо-Восточной Азии, и это одна из причин невозможности развития 1 Вада Харуки. Хоппорё:до:мондай. Рэкиси то мирай. Токио, 1999. Р. 11.

2 Ibid. Р. 319-320, 362-363, 365 – 366.

3 Rozman G. Northeast Asia: Regionalism, a clash of civilizations, or a strategic quadrangle? // Asia-Pacific Review.

1998. Vol. 5, № 1. P. 109.

4 Rozman G. Japanese strategic thinking on regionalism // Japanese strategic thoughts toward Asia. N.Y., 2007. Р.

245.

полноценных российско-японских отношений. Однако здесь можно возразить, что, несмотря на цивилизационные различия между Россией и Китаем, двухсторонние связи носят стратегический и многоуровневый характер. Это, по-видимому, обусловлено большей свободой и смелостью Китая на внешнеполитической арене.

Дж. Фёргюсон писал об изменении отношений России и Японии в 1990-е гг. и подчеркнул: «Не нужно говорить, что политика Японии в отношении России в самом конце столетия испытала значительные перемены.

Традиционные сильные игроки на российском направлении продолжили играть важную роль. Самым профессиональным и мощным игроком являлось Министерство иностранных дел и «русская школа», однако ее положение было ослаблено скандалом вокруг дела Судзуки в 2002 г.»5. Таким образом, он акцентировал внимание на роли «группы Судзуки» в российско-японском диалоге, однако отдельно её работу не рассматривал.

В российской научной и публицистической литературе, изданной за последние 20 лет, работа «группы Судзуки» упоминается только в нескольких публикациях. Имена Судзуки Мунэо, Сато Масару и Того Кадзухико в российских изданиях, начиная с середины 2000-х гг., как правило, появляются в связи с коррупционным скандалом 2002 г., в который они были вовлечены, и уже ввиду этого затрагиваются проекты, инициативы и взгляды представителей «группы Судзуки». Деятельность Судзуки Мунэо и его сторонников затрагивается в работах И.А. Латышева, А.В. Иванова, А.Е.

Куланова.

В публицистической работе И.А. Латышева «Путин и Япония. Будут ли уступки?» событиям 2002 г., связанным с коррупционными обвинениями в адрес Судзуки Мунэо и его сторонников, посвящена отдельная глава «“Дело Судзуки” – небывалый скандал в стенах Министерства иностранных дел (весна – лето 2002 года)»6.

5 Ferguson J.P. Japanese-Russian Relations: 1907–2007. N.Y., 2008. Р. 152.

6 Латышев И.А. Путин и Япония. Будут ли уступки? 2000 – 2005. М., 2005. С.194 – 221.

В опубликованном А.В. Ивановым исследовании «Российско-японские отношения: вчера, сегодня, завтра» о работе Судзуки Мунэо и его единомышленников только упоминается в контексте развития российскояпонских переговоров на высшем уровне в конце ХХ в. 7.

В статье специалиста Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН В.В. Кузьминкова «Об искусстве проведения переговоров Масару Сато» рассмотрена одна из интересных работ Сато Масару, привлекшая большой интерес в его родной стране8. Данная статья, хотя она носит ознакомительный характер, пожалуй, является единственной опубликованной в России научной работа, касающаяся трудов «генератора идей» «группы Судзуки» Сато Масару.

Деятельность «группы Судзуки» затронута в учебном пособии «Внешняя политика Японии: история и современность», подготовленного сотрудниками Института востоковедения РАН, Институт философии РАН, Институт стран Европы РАН, Институт стран Азии и Африки при МГУ, МГИМО, однако она рассмотрена фрагментарно на фоне развития всего комплекса российско-японских отношений. Также ведущая роль Судзуки Мунэо и его единомышленников в формировании курса японского правительства на российском направлении в 1990-е гг. подчеркивается в вышедшем в 2015 г. учебном пособии «История российско-японских отношений: XVIII – начало XXI века», подготовленным коллективом авторов из Москвы и Санкт-Петербурга9.

Авторы упомянутых выше работ не обобщают и не анализируют действия «группы Судзуки» в деле развития российско-японских отношений, а только вскользь пишут о ее деятельности в 1990-е гг. Основное внимание этих авторов сосредоточено на подробностях коррупционного скандала, связанного с проектами Судзуки Мунэо на Курильских островах.

Соответственно, деятельность «группы Судзуки» в научных работах, 7 Иванов А.В. Российско-японские отношения: вчера, сегодня, завтра. М., 2009. С. 73 – 139.

8 Кузьминков В.В. Об искусстве проведения переговоров Масару Сато // Япония наших дней. 2010. № 3 (5).

С. 56 – 79.

История российско-японских отношений: XVIII – начало XXI века. М., 2015.

изданных в России, только упоминается, однако не является предметом исследования и анализа. Соответственно, деятельность «группы Судзуки» в научных работах, изданных в России, только упоминается, однако не является предметом исследования и анализа. Не изученность данной темы также связана с тем, что, во-первых, на данный момент еще не обнародованы дипломатические документы по периоду, когда работала «группа Судзуки».

Во-вторых, данные, которые могут быть использованы исследователями, на данный момент опубликованы Судзуки Мунэо, Того Кадзухико и Сато Масару в Японии и не были переведены другие языки. Сведения, которые предоставляют российские или зарубежные авторы имеют крайне недостаточный и фрагментарных характер. В российской научной литературе фактически нет исследований по проблематике, затронутой в данной диссертации.

В ходе написания представленного исследования были использованы источники и литература на русском, английском и японском языках.

Автором были задействованы источники официального происхождения, а именно акты государственного законодательства: парламентские акты (стенограммы заседаний комитетов нижней палаты парламента Японии).

Стенограммы заседаний Комитета по внешней политике и Комитета по делам Окинавы и «северных территорий» нижней палаты парламента Японии за период 1991 – 2002 гг. – ценный источник для представленной диссертации. В этих документах автор исследования почерпнул важные сведения о дискуссиях в стенах японского парламента о российско-японских отношениях и о новом курсе, предложенным «группой Судзуки». Кроме того, Судзуки Мунэо, входивший в состав этих комитетов, выступал на заседаниях, и тексты его выступлений необходимы для анализа деятельности политика в области российско-японских переговоров. Благодаря полученным сведениям представляется возможным более детально проследить деятельность Судзуки Мунэо в парламенте Японии и уточнить спектр мнений в японском истеблишменте по вопросу развития российско-японского диалога. Хотя важно подчеркнуть, что тексты выступлений депутатов парламента и приглашенных чиновников и зафиксированные парламентские прения в Японии традиционно выглядят очень лаконично, так как все действительно дискуссионные вопросы и острые обсуждения проводятся кулуарно между группами заинтересованных лиц (депутатов, чиновников и предпринимателей). На суд общественности выносятся уже заготовленные решения и заявления. Тем не менее, именно эти решения и являются по сути итоговыми, и их впоследствии внедряют в реальную политику.

Загрузка...

В работе использованы тексты официальных заявлений премьерминистров Японии за период 1991 – 2001 гг., в которых отражены подходы правительства Японии к вопросу формирования внешнеполитического курса.

Особенное значение имеет послание премьер-министра Хасимото Рютаро в июле 1997 г., в котором был сформулирован новый вариант развития политики на российском направлении. Это произошло под действием идей «группы Судзуки», и после оглашения заявления последовала интенсификация диалога на высшем уровне между лидерами двух стран.

Заявления премьер-министров Японии дополнены выступлениями советских и российских официальных лиц в рассматриваемый период (М.С. Горбачева, Б.Н. Ельцина, В.В. Путина). В том числе, был привлечен программный документ «Концепция внешней политики Российской Федерации», в котором отражены новые тенденции в развитии российской внешней политики в начале XXI в.

Особую значимость имеют сборники, которые публикуются японским МИД и называются «Наши северные территории» (), в которых рассмотрена история российско-японских отношений с середины XX в. таким образом, чтобы доказать правомерность территориальных претензий Японии к России. На официальном сайте «Штаба стратегии в отношении северных территорий» публикуются заявления премьерминистров Японии, исторические документы и тексты вступлений политиков и общественных деятелей, касающиеся японских территориальных претензий к России 10. Это один из основных пропагандистских органов японского правительства по вопросу о «северных территориях». «Штаб» ведет активную деятельность в северных районах Японии, в зоне российскояпонского пограничья и непосредственно на южных Курильских островах.

Другая большая группа источников – это официальные дипломатические документы: т.н. «Голубая книга» МИД Японии, межгосударственные договоры и соглашения между правительствами России и Японии, заключенные в изучаемый период. Эта группа источников представляет собой ценный материал изучения политики Японии на российском направлении в 1990-е гг. Кроме того, это наиболее достоверные источники для реконструкции исторических процессов, происходивших в российско-японских отношениях в конце ХХ столетия. Однако важно учитывать, что эти документы неразрывно связаны с текущим политическим моментом и отражают ту реальность, которая существовала во время их опубликования.

Важное значение для изучения российско-японского взаимодействия и эволюции политики японского правительства на российском направлении имели «Токийская декларация о российско-японских отношениях» 1993 г., «Московская декларация об установлении созидательного партнерства между Российской Федерацией и Японией» 1998 г., «Иркутское Заявление Президента Российской Федерации и Премьер-министра Японии о дальнейшем продолжении переговоров по проблеме мирного договора» 2001 г. и «Японо-российский план действий» 2003 г. В этих документах отражены основные политические, идеологические, структурные сдвиги в российскояпонских отношениях в 1990-е гг. и, кроме того, нашли отражение идеи представителей «группы Судзуки».

«Токийская декларация» стала первым документом, подписанным главами двух стран после образования Российской Федерации, и имеет Хоппо:тайсаку хомбу [. Штаб стратегии в отношении «северных территорий». Коротко «Штаб северных территорий»] // Официальный сайт «Штаба стратегии в отношении северных территорий».

URL: http://www8.cao.go.jp/hoppo/shisaku/honbu.html (дата обращения 01.04.2014).

определяющий характер для двухсторонних отношений до настоящего времени. «Московская декларация» была сформулирована под влиянием идей «группы Судзуки» и стала документом, который позволил укрепить стратегическое партнерство между Россией и Японией. «Иркутское заявление» плод напряженной работы российского и японского правительств, в его формулировании непосредственно участвовали Того Кадзухико и Судзуки Мунэо. В то же время, важно подчеркнуть, что «Токийская декларация» представляет собой продукт своего времени: в ней нашли отражения идеи и подходы японского и российского правительств, которые были актуальны исключительно в период подписания документа.

Для понимания исторической перспективы и основ диалога двух стран автор диссертации обращался к сборнику документов по истории территориального размежевания между Россией и Японией «Русские Курилы: история и современность», так как в нем представлена документальная база российско-японских отношений за трехсотлетний период. Этой же цели послужили документы, относящиеся к периоду Второй мировой войны: материалы Крымской и Потсдамской конференций. Был привлечен «Совместный сборник документов по истории территориального размежевания между Россией и Японией», опубликованных российским и японским министерствами иностранных дел. В нем содержатся выдержки из документов, касающихся вопроса о формировании российско-японской границы до 1991 г. В сборнике имеются две идентичные части на русском и японском языках: русскоязычная часть составляет 53 страницы, японоязычная – 45 страниц (разница обусловлена компактностью японского юридического языка).

Ежегодные обзоры внешнеполитической деятельности, публикуемые МИД Японии (т.н. «Голубая книга»; использовалась англоязычная версия документа, носящая название «Diplomatic Bluebook»), были привлечены с тем, чтобы проследить изменения во внешнеполитической линии Японии в послевоенный период. Автор обратился к изданиям за период 1971 – 2002 гг., что позволило рассмотреть тридцатилетнюю историю развития политики Японии в отношении СССР и РФ. Внешнеполитические концепции, сформулированные Того Кадзухико, были зафиксированы в этих документах.

В группу источников, именуемую периодическая печать, вошли японские и российские периодические издания за период 1991 – 2001 гг. на русском, японском и английском языках. Использование японских авторитетных газет «Асахи» и «Ёмиури» за период 1991 – 2002 гг. позволило проследить эволюцию общественного мнения относительно политики на российском направлении и концепций, предложенных «группой Судзуки».

Были использованы и Интернет-версии японской периодики на японском и английском языках, дающие информацию о российско-японских отношениях и деятельности «группы Судзуки» с начала 2000-х гг.

Российские периодические издания («Известия», «Российская газета», «Коммерсантъ») за период 1991 – 2000 гг. и Интернет-версии этих газет с начала 2000-х гг. также привлекались автором в ходе написания диссертации.

В основном в этих газетах автор диссертации получал сведения об эволюции взглядов российского правительства и общественности относительно российско-японского диалога. О работе «группы Судзуки» в изданиях этого периода сведений практически нет.

В исследовании использованы материалы других Интернет-изданий, в том числе тех, в которых опубликованы интервью с представителями «группы Судзуки» («Новости» на сайте «1 канала», официальный сайт информагентства РИА Новости, официальный сайт газеты «Труд», Интернетпроект «ИноСМИ.RU»). В качестве собственных СМИ бывший глава «группы Судзуки» использует Интернет-блог созданной им партии и страницу в социальной сети Facebook. Однако эти СМИ появились после 2002 г. и отражают воззрения Судзуки Мунэо в настоящее время, что выходит за хронологические рамки представленного исследования.

Для более полного анализа ситуации, связанной с деятельностью представителей «группы Судзуки» и развитием российско-японского диалога в 1990-е гг., были привлечены источники личного происхождения. В перечень этих источников помещены опубликованные воспоминания и мемуары, научные и публицистические работы представителей «группы Судзуки», а также публикации российских и японских политиков, дипломатов, журналистов, исследователей, причастных к переговорному процессу между Россией и Японией в 1990-е гг. или знакомых с Судзуки Мунэо, Того Кадзухико и Сато Масару.

Ключевое значение для исследования имели мемуары ведущих представителей «группы Судзуки»: Судзуки Мунэо, Сато Масару, Того Кадзухико. Это работа Судзуки Мунэо «Бесславие. Признание человека, которому государство разрушило жизнь», сочинения Сато Масару «Ловушка государства. Как меня прозвали Распутиным МИДа» и «Саморазрушающаяся империя», а также труд Того Кадзухико «Тайные хроники переговоров по вопросу «северных территорий». Пять упущенных возможностей» 11. Эти работы дают богатый материал для анализа: в своих мемуарах авторы описали собственную работу в 1990-е гг., они рассказали о своих взглядах и оценках российско-японских отношений, о проблемах японской дипломатии на российском направлении. Кроме этого, Того Кадзухико в 2005 г. издал объемный труд по истории японской послевоенной дипломатии «Дипломатия Японии 1945-2003 гг.: в поисках упреждающей внешней политики», в котором отражены его взгляды на внешнюю политику Японии в целом 12. В книге также представлены фрагменты воспоминаний о работе автора в МИД. Хотя эти источники представляют материал первостепенной важности для представленного исследования, к ним необходимо относиться критически, поскольку некоторые факты представлены в выгодном для авторов свете, эмоционально окрашены и тем самым искажены. Кроме того, эти авторы описали те исторические события, которые с их точки зрения имели наиболее существенное значение для российско-японских отношений.

11 Судзуки Мунэо. Омэй. Кокка ни дзинсэй о убаварэта отоко но. Токио, 2009; Сато Масару. Кокка но ванна.

Гаймусё: но расупу:тин то ёбарэтэ. Токио, 2014; Сато Масару. Дзикайсуру тэйкоку. Токио, 2006; Того Кадзухико. Хоппо:рё:до ко:сё: хироку. Усинаварэта годо но. Токио, 2007.

12 Togo Kazuhiko. Japan's Foreign Policy 1945-2003: The Quest for a Proactive Policy. Leiden-Boston, 2005.

Затем, в работах Сато Масару представлено большое количество диалогов с российскими и японскими политиками, которые он воспроизводит по памяти, однако в них могли быть допущены как неточности, так и чисто лингвистические и переводческие ошибки. Более того, достоверно проверить эти данные достаточно затруднительно. В работах Судзуки Мунэо автор данного исследования также нашел достаточно спорные моменты, касающиеся его интерпретации исторических фактов, о чем сказано ниже, и его видение логики поведения россиян, с которыми он контактировал.

В качестве источников были привлечены немногочисленные переводы некоторых небольших статей и интервью представителей «группы» Сато Масару и Того Кадзухико в периодическом издании ИДВ РАН «Япония наших дней» за несколько последних лет13.

Мемуары представителей «группы Судзуки» дополняют воспоминания Б.Н. Ельцина: «Записки президента» и «Президентский марафон.

Размышления, воспоминания, впечатления». Хотя именно эти мемуары представляются достаточно спорными по степени достоверности, тем не менее, в них нашли отражение воззрения первого президента и его окружения на сущность японской политики в отношении России, планы правительства Б.Н. Ельцина относительно дальнейшего развития двухсторонних связей. Для данной работы интересны представленные в этих книгах оценки встреч с премьер-министрами Японии в 1993 г. в Токио и в 1997 г. в Красноярске.

Значимой представляется книга российского дипломата А.Н. Панова о российско-японском диалоге на рубеже ХХ и ХХI столетий, которая содержит много автобиографических данных о работе автора на японском 13 Сато Масару. Не упустите хорошую возможность для японо-российского сближения // Япония наших дней. 2012. № 1 (11). С. 49 – 57; Сато Масару. Переговоры по «северным территориям» // Япония наших дней. 2013. № 2 (16). С. 178 – 180; Сато Масару. Сближение Японии и России на фоне опасений в отношении Китая // Япония наших дней. 2013. № 1 (15). С. 117 – 134; Сато Масару. Стратегическое значение визита С. Маэхары в Россию // Япония наших дней. 2012. № 3 (13). С. 45 – 62; Того Кадзухико. Как должны проводиться переговоры по территориальному вопросу между Японией и Россией при премьерминистре Хатояме // Япония наших дней. 2009. № 2. С. 119 – 137; Того Кадзухико. Перспективы японороссийских отношений // Япония наших дней. 2011. № 3 (9). С. 6 – 11.

направлении внешней политики России в это время. Как участник переговорных процессов между двумя странами в 1990-е гг., А.Н. Панов изложил не только официальную хронику двухсторонних встреч и переговоров, но и некоторые закулисные договоренности между российскими и японскими политиками. Эти сведения представляют большой интерес для представленного исследования.

Был привлечен также сборник интервью «Воспоминания о дипломатии Хасимото Рютаро». В книге содержится интервью с бывшим премьерминистром Хасимото, касающееся переговоров с российским президентом в 1997 – 1998 гг. Хотя оно занимает всего несколько страниц, в тексте подчеркнуты базовые моменты, которые определяли дипломатию японской стороны в отношения России при премьер-министре Хасимото.

Из публицистических работ можно выделить книгу А.Е. Куланова «Обратная сторона Японии», в которой содержится глава «Русские тайны Мунэо Судзуки» 15. Она посвящена деятельности Судзуки Мунэо и Сато Масару, однако их работа представлена достаточно бегло. В основном автор концентрировался на анализе скандала 2002 г. Автор был лично знаком с Судзуки Мунэо, поэтому его оценки представляют большой интерес для настоящего исследования.

В ходе исследования была использована научная литература, касающаяся развития японского государства в послевоенный период. Были привлечены две общие работы по истории Японии в новое и новейшее время:

второй том «Истории Японии» япониста-историка А.Е. Жукова и коллективный труд «История Японии. XX век». В них раскрыты ключевые этапы развития японского государства в ХХ в. и современные трактовки причин и следствий исторических процессов. Обе книги касаются событий, связанных с наиболее важными моментами развития советско/российскояпонских отношений во второй половине ХХ в. Помимо этого, в Панов А.Н. Россия и Япония: становление и развитие отношений в конце XX - начале XXI века (достижения, проблемы, перспективы). М., 2007.

Куланов А.Е. Обратная сторона Японии. М., 2011. С. 35 – 54.

соответствующих разделах «Истории Японии. XX век», написанных специалистами Института Востоковедения РАН Э.В. Молодяковой и С.Б.

Маркарьян, подробно описаны события начала 1990-х гг., когда Японии было брошено одновременно несколько «вызовов» внешнего и внутреннего характера. Упоминается о том, что после коллапса «экономики мыльного пузыря» в 1990-м г. и начала «политических коллизий» в 1993-м г. японское общество оказалось на стадии переоценки ценностей и формирования новой экономической и политической модели. Представители «группы Судзуки»

были напрямую включены в эти процессы и действовали во многом в русле складывающейся в стране ситуации.

Для понимания структуры японской политической жизни большое значение имела коллективная работа «Политическая система современной Японии», вышедшая под редакцией профессора МГИМО, япониста, доктора исторических наук Д. В. Стрельцова. В книге детально рассмотрено формирование и функционирование политических институтов Японии после окончания Второй мировой войны до 2010-х гг. В этом учебном пособии представлена структура и механизмы работы послевоенных органов власти, описана номенклатура должностей японских чиновников и депутатов парламента. Это необходимо для грамотного анализа работы «группы Судзуки» в японском парламенте и правительстве. С этой же целью были задействованы работы дипломата А.Н. Панова16 и дипломатов, сотрудников отдела Японии МИД РФ А.В. Илышева и М.Ю. Галузина17. В обеих работах достаточно подробно раскрыты особенности структуры и функционирования японского МИД. В книге А.Н. Панова охарактеризованы «группировки» или «школы» японского МИД, которые курируют направления дипломатической деятельности (американское, европейское, китайское, российское, экономическое и пр.). «Русская группировка» («школа») или отдел СССР, а теперь отдел России, в послевоенный период занимала особое место в Панов А.Н. Японская дипломатическая служба. М., 1988.

Илышев А.В., Галузин М.Ю. Дипломатическая служба Японии // Дипломатическая служба : учебн. пособ.

М., 2002. С. 522 – 534.

министерстве, имела свою идеологию и являлась главным проводником японских территориальных требований. Того Кадзухико и Сато Масару были представителями этой «школы», и некоторые ее особенности, отмеченные А.Н. Пановым, оказались актуальными в 1990-е гг. во время их работы.

А.Н. Пановым была опубликована также статья, в которой затронуты вопросы развития японской дипломатии и японской политической мысли в начале 1990-х гг., когда стране были брошены внешнеполитические «вызовы» на Ближнем Востоке и на постсоветском пространстве 18. Автор рассмотрел реакцию японского правительства на складывающуюся ситуацию, и варианты решений, которые могли быть реализованы страной в тот период.

Он подчеркнул, что один из вариантов, который рассматривали японские политики, было закрытие страны от международных процессов в ожидании более спокойных времен.

Статья американского политолога Дж.Л. Кёртиса также затрагивает вопросы развития японской дипломатии на современном этапе19. Кроме того, в ней поднимается вопрос о сущностных характеристиках японской дипломатии: является ли она самостоятельной или способна лишь реагировать на внешние «вызовы». Изучая политику Японии на российском направлении в переломный исторический период 1990-х гг., автор диссертации не мог не задаваться аналогичными вопросами.

В последнем десятилетии ХХ вв., после крушения СССР японское общество и правительство были обеспокоены будущностью нового российского государства и его стабильностью в дальневосточном регионе.

Эта проблема отражена в официальных сборниках, изданных Управлением национальной обороны Японии, в которых рассмотрены стратегические воззрения японского правительства в отношении Восточной Азии и российского Дальнего Востока под военным углом зрения20. В этих изданиях Панов А.Н. Япония: поиски «достойного места» и «влиятельной роли» в новой системе международных отношений после «холодной войны» // Япония в поисках новой глобальной роли. М., 2014. С. 86 – 108.

Curtis G. L. Japanese foreign policy: Inaction and reaction // Asia-Pacific Review. Vol. 3. № 1, 1996. Р.29 – 35.

Хигаси адзиа сэнряку гайкан 1996-1997 // Бо:эйкэнкю:дзё. Токио, 1997; Хигаси адзиа сэнряку гайкан 1997Бо:эйкэнкю:дзё. Токио, 1998.

описано сотрудничество России и Японии в военной сфере в 1990-е гг., открывшее новую страницу взаимодействия двух стран, так как на предыдущих исторических этапах сотрудничество в данной сфере относятся к периоду Первой мировой войны.

В продолжение военной темы можно упомянуть статьи специалистов Института Дальнего Востока РАН А.В. Шлындова21 и В.Н. Павлятенко, где затронуты вопросы, связанные с развитием военной доктрины в японском государстве и эволюции регионального военно-стратегического планирования в постбиполярный период22.

В настоящей работе использована коллективная монография «Стратегические воззрения Японии в отношении Азии», которая вышла в серии трудов, посвященных стратегическим подходам Японии, России, Кореи и Китая в отношении соседних государств, под общей реакцией Г.

Розмана 23. В привлеченный сборник вошли разделы, написанные Того Кадзухико, Дж. Фёргюсоном, а также раздел, написанный одним из коллег Того Кадзухико по «русской школе» Кавато Акио, и статья известного американского историка японского происхождения Хасэгава Цуёси.

Последний описал японские геополитические воззрения в первой половине 1990-х гг. и подчеркнул, что для большинства японцев в российской политике не произошло никаких перемен после распада СССР, так как Советский Союз был просто замещен Российской Федерацией24.

Хасэгава Цуёси ранее писал о советско-японских отношениях во время Второй мировой войны и пытался продемонстрировать борьбу интересов лидеров Антигитлеровской коалиции во время дискуссий о вступлении

–  –  –

Шлындов А.В. Вооруженные силы Японии: современное состояние и перспективы развития // Проблемы Дальнего Востока. 2007. №.4. С. 21 – 34.

Павлятенко В.Н. Япония и американский план создания ПРО ТВД в Северо-Восточной Азии // Проблемы Дальнего Востока. 2001. № 3. С. 31 – 45.

Japanese strategic thoughts toward Asia / G.Rozman, K.Togo, J.P. Ferguson. N.Y.: Palgrave Macmillan, 2007.

Hasegawa Tsuyoshi. Japanese strategic thinking toward Asia in the first half of 1990s // Japanese strategic thoughts toward Asia. N.Y., 2007. Р. 62.

См. Hasegawa Tsuyoshi. Racing the Enemy. Stalin, Truman and the surrender of Japan. Camridge, 2005.

Австралии, Хара Кимиэ. Она писала, что «Проблема «северных территорий»

подобна невидимой каменной стене, построенной вследствие Второй мировой войны, но она продолжает стоять даже несмотря на то, что «холодная война» закончилась, и Советского Союза больше нет. Этот вопрос был поставлен третьей стороной [США – М.М.]. Не было никакого диспута до войны. Демаркационные линии были проведены по обоюдному согласию в 1855, 1875 и 1905 гг. В Ялте, однако, Курильские острова были использованы США и Великобританией в качестве разменной монеты и приманки, чтобы втянуть русских в войну на Дальнем Востоке. В СанФранцисско, в новых международных условиях, называемых «холодной войной», Курильские острова вновь были принесены в жертву формирующемуся новому мировому порядку» [перевод – М.М.]. В публикации отмечено влияние американской администрации на советскояпонские переговоры о мирном договоре (1955 – 1956 гг.). Хара Кимиэ продемонстрировала независимый взгляд и точно обозначила действие внешнего фактора на развитие советско/российско-японских отношений вплоть до конца ХХ века.

Другой японский исследователь, Окуяма Ютакэ, дал противоположную оценку истории «территориального диспута». Он повторяет классическую трактовку, отраженную в официальном подходе японского правительства по данной проблеме: вопрос о принадлежности Курильских островов стоял между странами с XVIII века, а вступление СССР в войну против Японии в августе 1945 г. имело самые серьезные последствия для ситуации в пограничной зоне 27. Он писал, что с начала 2000-х гг. число противников территориальных уступок Японии среди населения Курильских островов стало возрастать. И в перспективе он не видит возможностей для развития Hara Kimie. New light on the RussoJapanese territorial dispute // Japan Forum. 1996. Vol. 8, № 1. Р. 95.

Okuyama Yutaka. The Dispute Over the Kurile Islands between Russia and Japan in the 1990s // Pacific Affairs.

2003. Vol. 76, № 1. P. 37.

«территориальных переговоров» в пользу Японии ввиду позиции российского правительства28.

В этом же ключе о перспективах «территориальных переговоров»

размышлял еще в начале 1990-х гг. маститый японский историк Кимура Хироси. В 1992 г. на международном симпозиуме в Японии29 Кимура Хироси выступил с докладом, в котором выразил следующую мысль: «для проблемы «северных территорий» период «холодной войны» не закончился, я не думаю, что советско-японские отношения вступили в новую эпоху»30. Его основной подход описан в монографии, посвященной истории российско-японских отношений от установления первых контактов до конца ХХ века, под заглавием «Дальние соседи – Россия и Япония» 31. Концепция историка заключается в том, что, несмотря на близкое географическое положение и взаимозависимость интересов, Россия и Япония продолжают оставаться «дальними соседями», политические и экономические интересы которых направлены на регионы, находящиеся в противоположных концах мира 32.

Кимура Хироси справедливо подчеркнул, что ввиду исторического развития Россия ориентирована на Европу, а Япония – на Восточную Азию и США.

Его коллега Хакамада Сигэки в середине 2000-х гг. писал: «Сегодня отношения между нашими странами омрачает неурегулированность вопроса о «северных территориях». К сожалению, преданы забвению и существовавшие в прошлом культурные связи. … Полноценный контакт между Россией и Японией на культурном уровне – прямой путь к установлению доверия и взаимопонимания» 33. Он считает, что поддержка Японии совместно со странами Запада демократизации в России и перехода к

–  –  –

Ежегодная конференция по вопросам российско-японских отношений. В 1992 г. тема форума была:

«Дипломатия Ельцина в отношении Японии».

Кимура Хироси. Эрицин но тайнити сэйсаку // Международный симпозиум по проблеме «Дипломатии Ельцина в отношении Японии». Токио, 1992. Р. 117.

Кимура Хироси. Тоой ринкоку – росиа то нихон. Токио, 2002.

Ibid. Р. 7.

33 Хакамада Сигэки. Японская сакура и русская береза / Доклад на российско-японской конференции под эгидой фондов «Русский мир» и «Единство во имя России» // Русский мир.ru. 2008. № 4. URL:

http://ricolor.org/rz/iaponia/jr/tod/sh/ (дата обращения: 25.08.2014).

рыночной экономике в 1990-е гг. оказалась крайне важной и для самой России и для глобальных и региональных международных отношений34.

Особый взгляд, более лояльный к России, отражен в научных публикациях известного в Японии и в России историка Вада Харуки. Выше упомянута его монография «Проблема «северных территорий». История и будущее», в которой подробно рассмотрена история контактов на протяжении предшествовавших 300 лет. Эта книга политически не ангажирована, тем не менее, мнение автора тяготеет к доказательству прав Японии на южные острова Курильского архипелага.

В своих работах и докладах он рассматривает этот вопрос не как дело, касающееся исключительно двух участников переговоров – России и Японии, но как проблему, затрагивающую интересы государств восточноазиатского региона. Этот регион он видит в качестве «общего дома» стран, входящих в него35. Оценка проблемы «северных территорий» у Вада Харуки отличается взвешенностью, в сравнении с тем, как представляется данная проблема в значительной части японских работ, ставящих своей целью обосновать официальную позицию японского правительства36. Ученый писал, что вопрос принадлежности островов Хабомаи и Шикотан назрел (на момент 1990-х гг.), так как с географической и геологической точек зрения эти территории относятся к острову Хоккайдо. По его мнению, в правовом плане проблема принадлежности этих территорий решена в «Совместной декларации» (19 г.).

В российской научной и научно-популярной литературе, наоборот, доказывается правота российской стороны и оправдывается занятие Курильских островов в ходе Курильской операции в августе-сентябре 1945 г.

Так в работе историка А.А. Кошкина37 автор стремиться указать на то, что 34 Кимура Хироси, Хакамада Сигэки, Ямаути Тосихико. Гэндай росиа о миру мэ. Пу:тин но дзю:нэн но сё:гэки. Токио, 2010. Р. 39.

35 Исии Нориэ. «Азиатское магнитное поле» исследователя России // Харуки Вада – сенсей российской истории / сост. Г.А. Бордюгов. М., 2008. С. 27.

См. в частности: Роккаку Хироси. Хоппо:рё:до. Токио, 1991.

Кошкин А.А. Россия и Япония. Узлы противоречий. М., 2010.

Курильская операция была обоснована ввиду разработки планов нападения на СССР японским главнокомандованием в 1941-1943 гг.38.

Этому кругу проблем посвящено историко-документальное исследование историка Б.Н. Славинского, основанное на рассекреченных в начале 1990-х гг. документах. С одной стороны, нельзя отрицать исторической ценности данной работы, так как в ней опубликованы документы, засекреченные до начала 1990-х г. Но, с другой стороны, оно было составлено на волне ревизионизма по отношению к политике СССР сразу после его распада. Нельзя не отметить, что автор не прибегал к огульной критике советского руководства и лично И.В. Сталина по поводу его решения вступить в войну против Японии. Работы Б.Н. Славинского известны в Японии, и некоторыми исследователями могут использоваться для аргументации японской позиции.

Главный аргумент Японии, который красной нитью проходит через работы японских исследователей, это то обстоятельство, что СССР нарушил «Пакт о нейтралитете» 1941 г. и «напал» на Японию в обход условиям соглашения, в то время как Япония на СССР не нападала40. Об этом писал, в частности, профессор Отиай Тадаси в учебнике по истории международных отношений для студентов вузов 41. Обсуждение «территориального спора»

между Россией и Японией на современном этапе постоянно соотносятся с событиями Второй мировой войны: ялтинские договоренности лидеров Антигитлеровской коалиции, аннулирование «Пакта о нейтралитете», операции советских войск в Манчжурии, на Сахалине и Курилах летом 19 г. Это доказывает тот факт, что современная российско-японская территориальная проблема возникла только в середине ХХ в. и не имеет Имеется ввиду план «Кантокуэн» и концепция «спелой хурмы». Этот вопрос подробно проанализирован автором в книге ««Кантокуэн» - «Барбаросса» по-японски. Почему Япония не напала на СССР». М., 2011.

Славинский Б.Н. Советская оккупация Курильских островов (август – сентябрь 1945 г.). Документальное исследование. М., 1993.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«Столетов Олег Владимирович СТРАТЕГИЯ «РАЗУМНОЙ СИЛЫ» В ПОЛИТИКЕ ГЛОБАЛЬНОГО ЛИДЕРСТВА Специальность 23.00.04 – «Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития» Диссертация на соискание ученой степени Кандидата политических наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор КОСТИН АНАНТОЛИЙ ИВАНОВИЧ МОСКВА – Введение 1....»

«Виноградова Екатерина Алексеевна РОЛЬ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ АЛБА (на примере отношений со странами ЕС) Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Манойло Андрей Викторович Москва СОДЕРЖАНИЕ...»

«Кошель Алексей Сергеевич ГУМАНИТАРНАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КОНТЕКСТЕ ИНТЕГРАЦИИ НА ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ Специальность: 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва СОДЕРЖАНИЕ: ВВЕДЕНИЕ Глава I....»

«Кононов Владимир Михайлович ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В СИСТЕМЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРИОРИТЕТОВ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук Москва – Оглавление Введение.. Глава 1. Инновации как исследовательская задача современной науки.2 1.1. Понятие инноваций в...»

«Хао Лун ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ В КНР НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Специальность 23.00.02 – «Политические институты, процессы и технологии» Диссертация на соискание ученой степени Кандидата политических наук Научный руководитель: доктор философских наук КУЛЕШОВА НАТАЛЬЯ СЕРГЕЕВНА МОСКВА – 201 ВВЕДЕНИЕ Глава I....»

«Садыкова Эльмира Ленаровна МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ДИАЛОГ В СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора политических наук Специальность «Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития» 23.00.0 Научный консультант: доктор политических наук, профессор Бойко Ю.П. МоскваСОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. Глава...»

«Кротов Иван Иванович РАЗВИТИЕ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА НА ОСНОВЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ ЗАКАЗОВ (НА ПРИМЕРЕ РЕГИОНОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ) Специальность 25.00.24 – Экономическая, социальная, политическая и рекреационная география Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель: доктор географических наук, профессор М.Д. Шарыгин Пермь – 201...»

«    Муродов Темур Назриевич     Процесс формирования и развития политологии в вузах Республики Таджикистан в годы независимости     Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки)   Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук, профессор Махмадов А.Н. Душанбе -2015 1      СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава I....»

«ШАЦКАЯ Валерия Игоревна ФОРМИРОВАНИЕ ПРОГРАММЫ США ЕВРОПРО И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ Специальность: 23.00.04 — политические проблемы...»

«Гальперин Роман Игоревич Судебные процессы и политическая защита в Саратовской губернии в 1905-1917 гг. (по материалам Н.Н. Мясоедова) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Ю.В. Варфоломеев Саратов 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава I. Адвокатура и политическая защита в...»

«Ермоленко Елена Евгеньевна ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНТНОЙ СРЕДЫ: ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ, ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ (НА ПРИМЕРЕ УЧРЕЖДЕНИЙ СРЕДНЕГО ОБЩЕГО (ПОЛНОГО) ОБРАЗОВАНИЯ Г. ЧИТЫ). Специальность 25.00.24 – Экономическая, социальная, политическая и рекреационная география ДИССЕРТАЦИЯ на...»

«БОГУЦКА Моника Традиционное и человеческое измерения национальной безопасности: сравнительный анализ концептуальных моделей Польши и России Специальность: 23.00.04 – «Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития» Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель: д.ф.н., профессор...»

«Безуглый Владимир Федорович Мобилизационный потенциал этнической идентичности в политических конфликтах Специальность 23.00.0 Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, Газимагомедов Г.Г. Санкт-Петербург 2015 год Содержание Введение. Глава первая. Этнос и этническая идентичность как факторы политических...»

«ВОЛОЧАЕВА Оксана Федоровна ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ: НОВЫЕ АКТОРЫ И ВЕКТОРЫ РАЗВИТИЯ Диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук Специальности 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Научный консультант: доктор политических наук, профессор В.Н. Панин Пятигорск 20   СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. Политический процесс в...»

«Тураева Зухро Юнусовна Студенческая молодежь в процессе трансформации современного таджикского общества: опыт, проблемы и перспективы Специальность: 23.00.02 -политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук Научный консультант: доктор политических наук, профессор Зокиров Г.Н. Душанбе –20 СОДЕРЖАНИЕ Введение ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ...»

«Хлеханова Анна Андреевна ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (НА МАТЕРИАЛАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА) Специальность 23.00.02 – «Политические институты, процессы и технологии» Диссертация на соискание ученой степени Кандидата политических наук Научный руководитель: кандидат философских наук, доцент АЛЕКСАНДРОВА ГАЛИНА...»

«РЯБОВ Юрий Александрович ФОРМИРОВАНИЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОГО ИЗМЕРЕНИЯ ПРОСТРАНСТВА СВОБОДЫ, БЕЗОПАСНОСТИ И ПРАВОСУДИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук, кандидат исторических наук, доцент Еремина Наталья Валерьевна...»

«БОСТАНОВ МАГОМЕТ ЭНВЕРОВИЧ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ В РЕГИОНЕ ЛЕВАНТА Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: канд. полит. наук, доц....»

«Андреянова Светлана Игоревна СТРУКТУРА И ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ КОНФЕССИОНАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА 25.00.24 – Экономическая, социальная, политическая и рекреационная география ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель – доктор географических наук, доцент ЛЫСЕНКО А.В. СТАВРОПОЛЬ – 2015 СОДЕРЖАНИЕ Стр. Введение ГЛАВА 1. История, теория и методология изучения 8...»

«Тройнина Татьяна Витальевна Массмедиа и трансформирующаяся политическая система: особенности функционирования и взаимодействия (на примере ОАЭ) Специальность 10.01.10 – Журналистика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель: Доктор политических наук Доктор экономических наук профессор Большаков С.Н. Санкт-Петербург Оглавление: Введение.. Глава 1. Особенности политического развития...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.