WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ В РЕГИОНЕ ЛЕВАНТА ...»

-- [ Страница 3 ] --

Победившая на выборах 2002 г. Партия справедливости и развития (ПСР) поддержала интеграцию Турции в систему транснационального управления, обновив внешнеполитические ориентиры страны. Случай ПСР показывает, что на внешнюю политику наряду с экстернальными факторами оказывают влияние и факторы интернальные, а именно господствующие и противостоящие им в рамках того или иного политического сообщества силы. По нашему мнению, все политические силы, действующие в любом из современных государств, можно, исходя из их отношения к формирующейся системе транснационального управления, разделить на две группы. Первую группу составляют те, кто получает серьезную выгоду от интеграции и желает ее дальнейшей интенсификации. Их можно назвать глобалистами. Во вторую же группу входят те, кто не имеет серьезных выгод от интеграции и видит в ней причину своих проблем.


Этих акторов, оказывающих сопротивление глобализации, можно назвать антиглобалистами. При этом стоит отметить, что как «глобалисты», так и «антиглобалисты» неоднородны. Так, среди глобалистов есть те, кто настаивает на универсализации западных ценностей, но есть и те, кто желает сохранения религиозных традиций, либо этнической самобытности.

С идеологической точки зрения ПСР, занимающая сегодня господствующее положение в турецкой политической жизни, ориентирована на глобализационные процессы при максимально возможном сохранении религиозных традиций. По словам М. Мюфтюлер-Бач и Э.Ф. Кеймана, сегодня в Турции в глобализации заинтересованы «не столько элита кемалистского государства, не столько старые торговые и городские антиклерикалы, сколько посещающие мечеть индивидуальные предприниматели внутренних городов, например КоTurkish Ex-leader’s Body Shows Poison, Death Cause Unclear: Media // Reuters. 2013. December 12. URL: http://www.reuters.com/article/2012/12/12/us-turkey-president-autopsy-idUSBRE8 BB09E2012121 2 (дата обращения: 12.12.2012).

ньи»1. Сегодня ПСР, добившаяся широкой электоральной поддержки, позиционирует себя проводником страны в глобализирующийся мир, пытаясь совместить рыночный экономический либерализм с местными нормами и традициями. Эта попытка, по мнению лидеров ПСР, отличает их партию от ранних исламских образований, левоцентристских и правоцентристских партий, тяготеющих к социал-демократии или национализму2.

ПСР образовалась в 2001 г. после раскола в исламистском движении. Ее основатели не нашли понимания со стороны других членов движения по поводу выгод, даваемых интеграцией в глобальное сообщество. Исламская идентичность традиционно строилась на оппозиции Западу. Однако с момента своего образования ПСР начала делать акцент в своем дискурсе на западных политических ценностях – демократии, уважении прав человека, господстве права.

В то же время партия стала рассматривать Запад, особенно ЕС, как важного союзника в борьбе против ограничений кемалистского государства. Хотя в прошлом исламисты в Турции рассматривали призывы к большим демократическим реформам как попытку навязать турецкому обществу чуждые ценности, ПСР уже не видела угрозы в западном влиянии. Для партии членство в ЕС стало средством уменьшения влияния военных, средством формирования политической структуры, которая расширит границы религиозной терпимости и обеспечить ей политическое выживание.

ПСР отказалась не только от антизападной, но и от антиглобализационной риторики. Экономический кризис 2001 г. показал, что строгое следование программам МВФ и привлечение иностранных инвестиций может оказаться необходимым условием для преодоления финансовых трудностей и восстановления экономики. ПСР предлагает либеральную рыночную политику, разрабоMuftuler-Ba M., Keyman E.F. Turkey Under the AKP: The Era of Dominant-Party Politics // Journal of Democracy. 2012. Vol. 23. № 1. P. 91.

Muftuler-Ba M., Keyman E.F. Turkey Under the AKP: The Era of Dominant-Party Politics // Journal of Democracy. 2012. Vol. 23. № 1. P. 90.

танную для привлечения иностранных инвестиций и направленную на интеграцию Турции в глобальную экономику1.

Удачно сочетая глобализм с религией, ПСР уже на первых своих выборах добилась существенного успеха. На выборах в ноябре 2002 г. она выиграла 34% голосов, что дало ей право на управление страной. На выборах в июле 2007 г.

она достигла еще лучшего результата, выиграв 46% голосов, более чем в два раза опередив ближайшего конкурента. На выборах, состоявшихся 12 июня 2011 г., избиратели опять отдали большую часть своих голосов ПСР премьерминистра Р. Эрдогана. Партия получила почти половину голосов и 327 из 550 мест в однопалатном Великом национальном собрании (Trkiye Byk Millet Meclisi). Хотя число мест, которые получила партия, сократилось с 341 до 327, партия показала с 2002 г. лучший результат по доли полученных голосов.





Впервые за почти девяностолетнюю историю Турецкой республики политической партии удалось добиться трех побед подряд, причем в каждой последующей доля полученных голосов была выше, чем в предыдущей. В выборах приняли участие 87% избирателей, что является высоким показателем даже для стран, где закон обязывает граждан идти на избирательные участки2.

Политическая стратегия ПСР основывается на четырех принципах. Вопервых, она прилагает все усилия для того, чтобы избавится от образа предшествующих правящих партий. Многие турецкие правящие партии отличались политическим высокомерием и отдаленностью от простых граждан. ПСР же пытается предстать как «заботливая» организация, для которой не чужды эффективность и инновации в процессе удовлетворения народных потребностей.

Во-вторых, она активно проводит политику оказания услуг избирателям, опыт которой она приобрела на муниципальном уровне. Она фокусируется на преодолении бедности и помощи самым нуждающимся слоям общества, что отличает ее от правящих партий и коалиций прошлого. В-третьих, она энергично Rabasa A., Larabee F.S. The Rise of Political Islam in Turkey. Santa Monica: Rand Corporation,

2008. P. 47.

Muftuler-Ba M., Keyman E.F. Turkey Under the AKP: The Era of Dominant-Party Politics // Journal of Democracy. 2012. Vol. 23. № 1. P. 85, 87.

продвигает ориентированную на рост политику, нацеленную на развитие турецкой промышленности на основе финансовой стабильности и сильной экономики. Наконец, она работает на рост глобальной привлекательности Турции, изменяя ориентацию внешней политики – с Запада в сторону восточного и южного направлений1.

На внутреннем политическом фронте ПСР противостоят Республиканская народная партия (РНП) и Партия национального действия (ПНД), отстаивающие свои собственные сценарии интеграции страны в глобальную систему управления.

РНП была создана лидерами войны за независимость в 1923 г., т.е. сразу же после провозглашения Турецкой республики. За долгую историю своего существования партия прошла периоды единоличного правления и жесткой конкуренции, смены лидеров и взглядов, дезинтеграции и восстановления. На начальном этапе своего существования у партии не было политических конкурентов, она формировала все правительства в стране. В 1950 г. РНП перешла в оппозицию, проиграв выборы Демократической партии, деятельность которой впоследствии была прекращена военными и которая трансформировалась в Партию справедливости. В середине 1960-х годов И. Иненю, сменивший в 1938 году М. Кемаля Ататюрка, избрал для партии левоцентристскую позицию, сделав тем самым первый шаг к социал-демократии. Военный переворот 1980 г.

расколол левые силы в стране. Новая конституция, принятая в 1982 г., ограничила индивидуальные свободы, деятельность профсоюзов и возможности для выражения социальных требований. Вплоть до 1998 г. Турция управлялась право-центристами – Партией отечества, основанной и возглавляемой Т. Озалом, и Партией истинного пути, неофициально считавшейся преемницей DP-AP. РНП удалось возобновить свою деятельность лишь в середине 1990-х гг.

В 2001 г. турецкая экономика главным образом по причине накопившихся за время работы предшествующих парламентов проблем оказалась в глубоMuftuler-Ba M., Keyman E.F. Turkey Under the AKP: The Era of Dominant-Party Politics // Journal of Democracy. 2012. Vol. 23. № 1. P. 90.

ком кризисе, произошел обвал турецкой валюты. К. Дервиш, считавшийся правым социал-демократом, начал реализацию программы экстренных экономических реформ. Правительство приняло множество важных законов – о реформе банков, о страховании по безработице, об автономии центрального банка1 и т.д.

Следующие выборы в парламент состоялись в 2002 г. К тому времени предпринятые правительством реформы еще не могли дать положительных результатов. Тем не менее, избиратели посчитали, что все партии, входящие в правящую коалицию, не способны решить экономические проблемы, которые, по распространенному мнению, они сами и породили. В результате ни одна из них не преодолела десятипроцентный барьер. Первые места достались партиям, которых не было в составе прошлого парламента. Правительство сформировала ПСР, набравшая 34% голосов, а место главной оппозиционной партии заняла с 19% голосов РНП2.

Реформы, проведенные до получения власти ПСР, и глобальный экономический подъем позволили правительству глобалистов-клерикалов обеспечить экономическую стабильность и высокие темпы роста в период с 2002 по 2007 гг. В 2007 г. избиратели вновь предпочли ПСР, а РНП вновь досталась роль главной оппозиционной партии.

После смены лидера в 2010 г. РНП провела очередную идеологическую реформу. Если Д. Байкал ориентировался больше на правый полюс идеологического спектра и часто обвинялся в националистических склонностях, то К. Кылычдароглу как в свое время и Б. Эджевит обратился к противоположному, левому полюсу. Партия обратилась к опыту европейских социалдемократических партий, прежде всего Социал-демократической партии Германи3. Среди основных составляющих идеологической реформы можно назвать Cingi A. CHP: A Party on the Road to Social Democracy. Berlin: Friedrich-Ebert-Stiftung, 2011.

P. 3.

Muftuler-Ba M., Keyman E.F. Turkey Under the AKP: The Era of Dominant-Party Politics // Journal of Democracy. 2012. Vol. 23. № 1. P. 87.

Uysal A. Continuity and Rupture: The «New CHP» or «What Has Changed in the CHP?» // Insight Turkey. 2011. Vol. 13. №. 4. P. 134.

замену секуляризма индивидуальной свободой в качестве главного принципа, иной подход к курдской проблеме и расширение электоральной базы.

В выборном манифесте РНП 2011 г. главный акцент сделан на индивидуальной свободе. В отличие от выборных манифестов 2007 и 2009 (местные выборы) гг. роль главного принципа перешла от секуляризма к личной свободе.

Фактически в манифесте 2011 г. секуляризм не упоминается как принцип до 18 страницы. «Новая» РНП иначе воспринимает курдскую проблему. В манифесте 2011 г. она рассматривается как вопрос демократизации. В манифесте же 2007 г. она обсуждалась исключительно в рамках борьбы с терроризмом 1.

Партию постоянно критиковали за элитизм и неспособность (или нежелание) привлекать на свою сторону городскую и сельскую бедноту. Одной из главных черт турецкого политического ландшафта является поляризация между богатым центром и бедной периферией. РНП, будучи партией центра, противостояла исламистским и другим партиям, представляющим периферию. В отличие, например, от исламистских партий РНП всегда стояла в стороне от популярных взглядов и повседневных забот простых граждан. В последнее время руководство РНП стало чаще обращать внимание на политическую периферию, которая может повысить вероятность победы на выборах. Впервые за последние двадцать лет РНП стала по-настоящему активной в восточных регионах Турции. Под руководством К. Кылычдароглу партии удалось увеличить свою популярность и добиться электоральной поддержки по всей стране. На последних выборах, состоявшихся в 2011 г., она увеличила долю своих голосов до 26%2.

Тем не менее, РНП теряет голоса из-за того, что она пытается совместить противоречащие идеалы. Партия защищает глобализацию и поддерживает неолиберальный дискурс, используя при этом социал-демократическую риторику (равенство, солидарность и т.д.). Относительно бедные группы, которые не поUysal A. Continuity and Rupture: The «New CHP» or «What Has Changed in the CHP?» // Insight Turkey. 2011. Vol. 13. №. 4. P. 135.

Muftuler-Ba M., Keyman E.F. Turkey Under the AKP: The Era of Dominant-Party Politics // Journal of Democracy. 2012. Vol. 23. № 1. P. 87.

лучили выгод от глобализации и видят в ней опасность, считают, что РНП недостаточно их защищает. Они предпочитают более радикальные партии, идеология которых построен на исламизме или национализме. Элиту, не видящую угрозу в глобализации, настораживают некоторые социал-демократические лозунги. В результате элитные группы поворачиваются в сторону партий, которые более открыто поддерживают неолиберализм.

РНП традиционно считается партией ушедших в отставку государственных служащих, офицеров и ученых, т.е. партией старой кемалистской элиты. В территориальном плане РНП особенно сильна на Западе, в прибрежных регионах Средиземного и Эгейского морей, но практически не представлена в восточных и юго-восточных избирательных округах. Типичный избиратель РНП может быть описан как обеспеченный человек средних или выше средних лет с хорошим образованием, имеющий светское мировоззрение и проживающий в процветающих западных прибрежных регионах. Отсюда следует, что РНП больше всего привлекает избирателей с высокими доходами. При этом партия практически не имеет поддержки среди бедных слоев населения1. Таким образом, существует определенное несоответствие между составом избирателей РНП и ее идеологическим ярлыком.

Другой системной оппозиционной силой на турецкой политической арене, допускающей интеграцию в систему транснационального управления, сегодня выступает ПНД. История ПНД датируется с конца 1960-х гг. Хотя корни ПНД могут быть найдены в Республиканской крестьянской национальной партии (РКНП), созданной бывшим начальником штаба Ф. Чакмаком, только после избрания А. Тюркеша ее руководителем в 1965 г. она приняла ультранационалистическую идеологию и добилась массовой поддержки. В течение большей части 1950-1960-х гг. РКНП оставалась маргинальной партией, которую из-за ее консерватизма и популизма поддерживали лишь внутренние анатолийские города. На партийном съезде 1969 г. А. Тюркеш, бывший полковник, Cingi A. CHP: A Party on the Road to Social Democracy. Berlin: Friedrich-Ebert-Stiftung, 2011.

P. 4.

сыгравший важную роль в военном перевороте 1960 г., реорганизовал РКНП и дал партии современное название – Партия национального действия. А. Тюркеш был провозглашен лидером. Новая партийная программа отразила идеологию нового лидера, суть которой состояла в «коммунитарном национализме»1.

В скором времени новый лидер и новая идеология принесли положительные результаты. На всеобщих выборах 1969 г. партия получила 3% голосов, на выборах 1973 – 3,4%, а на выборах 1977 г. – уже 6,4%2. А. Тюркеш руководил партией до 1997 г. После его смерти место председателя партии занял Д. Бахчели. На последних выборах 2011 г. партия заняла третье место, получив 53 места в парламенте (13% голосов)3.

ПНД строит свою политическую деятельность, противопоставляя себя правящей ПСР. Она постоянно критикует существующую власть по нескольким направлениям. Во-первых, ПНД критикует правящую партию за ослабление территориального единства Турции в угоду глобальной интеграции.

Склонность ПСР к сепаратизму была главным вопросом в электоральной программе Д. Бахчели. Во-вторых, ПСР оказывается под критикой ПНД за коррупцию, в частности за то, что благодаря системе политической протекции в стране появился новый класс богатых людей4.

В-третьих, ПНД критикует правящую партию за необдуманные и поспешные внешнеполитические решения. Пытаясь интегрироваться в глобальную экономику, власть не должна забывать интересы и прошлое турецкого народа. Так, в феврале 2013 г. глава ПНД Д. Бахчели подверг критике поздравительное письмо президента Турции А. Гюля в адрес переизбранного главы Армении С. Саргсяна. По словам Д. Бахчели, турецкому президенту не следоArikan B. The Programme of the Nationalist Action Party: An Iron Hand in a Velvet Glove // Middle Eastern Studies. 1998. Vol. 34. №. 4. P. 120-134.

Akgun B. Twins or Enemies: Comparing Nationalist and Islamist Traditions in Turkish Politics // Middle East Review of International Affairs. 2002. Vol. 6. №. 1. P. 19.

Muftuler-Ba M., Keyman E.F. Turkey Under the AKP: The Era of Dominant-Party Politics // Journal of Democracy. 2012. Vol. 23. № 1. P. 87.

Bacik G. The Nationalist Action Party in the 2011 Elections: The Limits of Oscillating Between State and Society // Insight Turkey. 2011. Vol. 13. № 4. P. 178-179.

вало поздравлять С. Саргсяна с победой на выборах накануне двадцать первой годовщины Ходжалинского геноцида1.

При этом философия ПНД не отвергает глобализацию. Национализм подчеркивает равенство стран и народов, необходимость сотрудничества между ними. Национальные идеалы заставляют способствовать тем целям, которые отражают зарождающиеся глобальные ценности. Исходя из установок партийных лидеров, ПНД поддерживает всякий проект, направленный на сохранение мира и достижение счастья Турции и всего человечества. Турецкая экономика – это неотъемлемая часть глобальной экономики. Д. Бахчели как-то выразил сожаление, что среди крупнейших компаний в мире очень мало турецких предприятий2.

По мнению националистов, Турция должна приспосабливаться к глобализации, но при этом не должна допускать ее негативного воздействия. Турция должна интегрироваться в глобальное сообщество, не жертвуя для этого национальными и моральными ценностями. Это объясняет, почему лидер партии Д.

Бахчели защищает мир, общечеловеческие ценности, модерн, демократию и свободу слова и одновременно подчеркивает важность государственного суверенитета, охраны национальных святынь, нейтрализации внутренних и внешних угроз национальной безопасности и национальной целостности.

Партия принимает глобализацию, но при условии, что ее агенты будут проявлять уважение к моральным ценностям турецкого народа. Она не должна разрушать сложившиеся демократические государства, оказывая дестабилизирующее влияние на социальные условия, лежащие в основе подобных государств. По мнению членов ПНД, глобализация может проходить без ущерба для моральных и национальных основ турецкого общества. Цели глобализации не должны ограничиваться свободным перемещением капитала, распространением технологических новшеств, созданием конкурентных рынков и свободноТагиева А. Глава оппозиционной партии Турции раскритиковал поздравительное письмо Президента Гюля Саргсяну // Trend. 2013. 26 февраля. URL: http://www.trend.az/ news/politics/2123927.html (дата обращения: 26.02.2013).

Heper M., Ince B. Devlet Baheli and «Far Right» Politics in Turkey, 1999-2002 // Middle Eastern Studies. 2006. Vol. 42. № 6. P. 883.

го общества. Глобализация приобретет позитивное содержание, если ее дополнить новой этикой.

Партийные взгляды на внешнюю политику основываются на принципах справедливости, политического равенства и взаимной защиты национальных интересов. До 1990-х гг. ПНД игнорировала тему ЕС. Затем партия избрала хоть и осторожную, но значительно более дружественную политику по отношению к ЕС. По мнению лидера партии Д. Бахчели, Турции в своих отношениях с ЕС следует занимать умеренную, среднюю позицию. Он указывал, что Турция не должна разрывать свои связи с Западом, но при этом она не должна стать рабом Запада. По сравнению с другими странами вступление Турции в ЕС будет иметь большее историческое значение. Турция испытывает симпатию к Западу еще с конца XVIII столетия. Как следствие, Турция – единственная мусульманская страна, для которой демократия стала частью ее образа жизни и политической культуры1.

ПНД и РНП – это своеобразные политические спутники ПСР, которые хоть имеют отличные программы, но разделяют с ней общее глобалистское мировоззрение. Реальным же антиподом с позиции «глобализм-антиглобализм»

для ПСР являются «подлинные» исламисты, противопоставляющие себя ныне господствующей «псевдоисламской» идеологии. Они отстаивают идею тесной кооперации и единения мусульманских стран. По их мнению, Турции следует вести конфронтационную внешнюю и военную политику по отношению к Западу, представляющему все большую угрозу для всех мусульманских стран.

Загрузка...

Они также призывают к борьбе против сионизма – политического движения, выступающего за объединение и возрождение еврейского народа на исторической родине.

Политическое восхождение антиглобалистов под исламским знаменем в Турции началось на рубеже 1960-1970-х гг. В 1969 г. Н. Эрбакан выпускает в Heper M., Ince B. Devlet Baheli and «Far Right» Politics in Turkey, 1999-2002 // Middle Eastern Studies. 2006. Vol. 42. № 6. P. 884-885.

свет манифест под названием «Национальное видение» (Milli Goru)1. В нем говорилось о необходимости возврата к традиционным ценностям и институтам, а кемалистская попытка заменить исламско-оттоманское государство и культуру западной моделью рассматривалась источником всех бед турецкого общества. Манифест призывал к установлению исламского порядка и завершению процесса вестернизации, он связывал турецкую идентичность и турецкое будущее исключительно с мусульманским миром, а не с Западом. Манифест послужил идеологической основой целого ряда политических партий, возглавляемых Н. Эрбаканом. Первые две партии из этого списка – Партия национального порядка (ПНП) и Партия национального спасения (ПНС) – были закрыты после вмешательства в политику военных под предлогом их антисветского характера в 1971 и 1980 гг. соответственно2.

В 1983 г. исламисты создают очередную партию под новым названием – Партию благоденствия (ПБ). Идеология этой партии мало отличалась от идеологии ПНС. Она выражала ту же враждебность к вестернизации и те же антизападные наклонности. Ее экономическая программа «Справедливый порядок»

подчеркивала необходимость большей социальной справедливости и равенства, а также устранение влияния Запада. В области внешней политики ПБ пропагандировала разрыв связей Турции с Западом и большую интеграцию с мусульманским миром. До начала 1990-х гг. партия не имела серьезного политического успеха.

В 1994 г. в большом количестве муниципалитетов должность мэра досталась ПБ, в том числе в крупнейших турецких городах Стамбуле и Анкаре. На национальных выборах 1995 г. ПБ набрала больше всего голосов. Пост премьер-министра занял Н. Эрбакан, представлявший партийную коалицию. Впервые с момента образования Республики в 1923 г. Турция оказалась под властью исламистской партии с исламистским премьер-министром.

Atacan F. Explaining Religious Politics at the Crossroad: AKP-SP // Turkish Studies. 2005. Vol.

6. № 2. P. 187-199.

Toprak B. Politicization of Islam in a Secular State // From Nationalism to Revolutionary Islam / Ed. by S. Arjomand. London: Macmillan, 1984. P. 119-133; Toprak B. Islam and Democracy in Turkey // Turkish Studies. 2005. Vol. 6. № 2. P. 187-199.

Хорошие электоральные результаты партии объяснялись вниманием к проблеме социального неравенства1, порождаемого процессом глобализации, и своевременной антизападной риторикой. В ходе предвыборной кампании рядовые члены партии активно работали во многих бедных городских районах – помогали жителям найти работу, оказывали больничную помощь и медицинское обслуживание, раздавали бесплатное питание 2. Антизападная риторика партии нашла сильный отклик в обществе после того, как Европейский союз отказался принимать Турцию в свои ряды по культурным и религиозным мотивам, а Западу не удалось предотвратить убийства мусульман в Боснии.

Новая государственная политика вызвала возмущение светского истэблишмента и глобалистов. Н. Эрбакан пообещал построить мечеть на площади Таксим, главном транспортном узле в центре Стамбула. Уже в первые месяцы пребывания в должности он предпринял множество международных инициатив

– включая поездку в Ливию и активизацию процесса создания исламской экономической группы (D-8) как альтернативы Европейскому союзу – которые недвусмысленно указывали, что он намерен продвигать исламистскую внешнюю политику3.

В итоге военные, в целом представлявшие глобалистскую часть общества, решили отстранить премьер-министра от власти, выбрав в отличие от 1960, 1971 и 1980 гг. более утонченные, непрямые средства. 28 февраля 1997 г.

Совет национальной безопасности – в котором преобладали военные – представил Н. Эрбакану список рекомендаций по сдерживанию антисветской активности. Когда премьер-министр отказался выполнить эти рекомендации, военные провели серию брифингов и мобилизовали светский истэблишмент. В июне 1997 г. в результате так называемого «бесшумного» или «постмодернистского»

Dagi I.D. Transformation of Islamic Political Identity in Turkey: Rethinking the West and Westernization // Turkish Studies. 2005. Vol. 6. № 1. P. 25.

Yavuz M.H. Political Islam and the Welfare (Refah) Party in Turkey // Comparative Politics.

1997. Vol. 30. № 1. P. 71-73 (63-82); White J.B. Islamic Mobilization in Turkey: A Study in Vernacular Politics. Seattle: University of Washington Press, 2002.

Rabasa A., Larabee F.S. The Rise of Political Islam in Turkey. Santa Monica: Rand Corporation,

2008. P. 43-44.

переворота Н. Эрбакан вынужден был уйти в отставку. В январе 1998 г. SP была закрыта, а Н. Эрбакану и его ключевым помощникам было запрещено заниматься политикой в течение пяти лет1.

Преемница ПБ – Партия добродетели (ПД) просуществовала недолго: в 2001 г. Конституционный суд запретил ее функционирование. После этого в исламистском движении произошел раскол – из их среды выделились глобалисты-клерикалы. Старшее же поколение политиков сформировало новую партию

– Партию счастья (ПС), которая ныне представляет антиглобалистов.

ПС, будучи классической исламистской партией, располагает широкой сетью исламских благотворительных обществ и территориальных отделений.

Партия имеет подразделения практически в каждой провинции, городе и деревне. Хорошо развитый организационный аппарат позволяет ей рекрутировать большое количество новых сторонников, особенно из тех секторов общества, которые не получили выгоды от глобальной интеграции. Она довольно легко собирает тысячи сторонников для проведения различных демонстраций и протестных митингов. Больше всего успеха добиваются ее подразделения в юговосточной части страны, которые максимально удалены от центрального правительства.

Современные турецкие исламисты видят за глобализмом не только действия Запада, но и действия сионистов. Исходя из взглядов исламистов, несмотря на множество существующих на карте государств, народов и религий, мир управляется из одного центра. Показательными в этом отношении могут быть выступления и интервью Н. Эрбакана. По его мнению, власть в мире сегодня принадлежит сионистам, которые добились ее с помощью установления контроля над денежной массой в рамках капиталистического порядка и распространения доллара как главной валюты. Сионисты покупают нефть на Ближнем Востоке за доллары («зеленые бумажки»), которые сами их и печатают. Американский центральный банк лишь арендует эти деньги. Затем они убеждают Rabasa A., Larabee F.S. The Rise of Political Islam in Turkey. Santa Monica: Rand Corporation,

2008. P. 44.

продавцов нефти обменять доллары на американские облигации («желтые бумажки»). Ценные бумаги поступают в национальные центральные банки, с которыми уже работает американский центральный банк. Он выдает им в обмен на «желтые бумажки» документы («белые бумажки»), где указано, что определенное количество долларов находится в американских банках. Таким способом страны, интегрированные в систему транснационального управления, и их граждане остаются лишь с «бумажками». Чтобы послать деньги из одной мусульманской страны в другую, например из Турции в Пакистан, необходимо, как утверждал Н. Эрбакан, заплатить 1% от пересылаемой суммы сионистам, поскольку в созданной ими системе нет альтернатив, нет другой инфраструктуры. Человек несет деньги в турецкий банк, который сразу же перенаправляет их американскому банку. Тот, в свою очередь, дает распоряжение своему отделению в Пакистане выдать деньги пакистанскому банку, который и выплатить их адресату. Как считал Н. Эрбакан, сионисты для своего обогащения используют и множество других способов. Чтобы полететь на хадж в Мекку простой турецкий гражданин, даже выбрав турецкую авиакомпанию, вынужден заплатить сионистам. Никакая национальная авиакомпания не может выполнять полеты и осуществлять посадки в других странах не будучи членом Международной ассоциации воздушного транспорта (International Air Transport Association, IATA)

– организации подконтрольной сионистам. Авиакомпании за членство в этой организации должны отдавать 9% от выручки, поступившей за счет продажи билетов1.

Подводя итог, можно сделать вывод, что современная внешняя политика Турции – это результат действия как внешних, так и внутренних факторов, порожденных глобализацией. Сегодня Турция практически полностью интегрирована в глобальную систему управления, что заставляет ее во многом выстраивать свою внешнюю политику исходя из интересов этой системы. Внешняя среда толкает Турцию увеличивать свои выгоды от интеграции и бороться с теAntisemitism and the Turkish Islamist «Milli Gorus» Movement: Zionists/Jews «Bacteria», «Disease» // The Middle East Media Research Institute. 2007. August 29. URL: http://www.memri.org/ report/ en/0/0/0/0/0/0/2356.htm (дата обращения: 19.05.2013).

ми странами, организациями и группами, которые выступают против системы.

Внешнее давление трансформируется в конкретные внешнеполитические решения через внутренние факторы, олицетворяемые ныне правящей ПСР, в идеологии которой глобализации отводится центральное место. Известно, что если глобалисты контролируют государство, то внешняя политика будет направлена на продолжение и усиление интеграции в глобальную систему, на увеличение доходов страны и доходов элиты от участия в глобальных процессах, на противодействие тем странам и негосударственным игрокам, которые выражают антиглобализационные намерения. Заметное внешнее давление и в целом положительная на него реакции правящей партии порождает закономерные протестные настроения внутри турецкого общества. Так, в июне 2013 г.

Р.Т. Эрдоган и его партия столкнулись с масштабными акциями протеста по всей стране, после того как стало известно о решении властей вырубить парк Гези на стамбульской площади Таксим и построить на его месте торговоразвлекательный комплекс (глобализированный проект). Осуществлять этот проект должны были коммерческие структуры, связанные с правящей партией.

Протесты закончились столкновениями с полицией, в результате которых погибли четыре человека и около восьми тысяч получили ранения1. Все это недвусмысленно указывает на то, что в своей основе современная турецкая внешняя политика – это плод электорального доминирования ПСР и слабости оппозиции, это стратегия, разработанная на основе идеологических принципов ПСР и потребностей глобализируемого мира.

–  –  –

Одним из основных географических локусов современной внешнеполитической доктрины и внешнеполитической активности Турции сегодня поСтамбульский парк Гези снова закрыли для посещения // BBC. 2013. 8 июля. URL:

http://www.bbc.co.uk/russian/rolling_news/2013/07/130708_rn_turkey_park_gezi_closed.shtml (да та обращения: 08.07.2013) прежнему остается регион Леванта – часть Ближнего Востока, граничащая с восточной частью Средиземного моря, – хотя число причин, объясняющих это, в последнее время возросло. На настоящий момент данный регион разделен множеством политических границ: в его состав входят полностью Сирия, Ливан, Израиль, Палестина, Иордания, Кипр, а также северо-восточная часть Египта и юго-восточная часть Турции.

Долгое время Левант входил в состав Османской империи. Однако за крахом имперской организации, последовавшего за поражением в Первой мировой войне, Турция утратила не только контроль над своими колониальными территориями Леванта, но и над территориями, которые она считала исконно своими. С тех пор вопросы, связанные со спорной провинцией Хатай, географически относящейся к Леванту, оказывали влияние на левантийскую внешнюю политику Турции.

В десятилетия, последовавшие за крахом Османской империи, одной из главных тем внешнеполитической повестки дня для Турции стало возвращение под свое политическое крыло спорных территорий. Ранее Франция, будучи долгое время военным противником Турции и получившая мандат Лиги наций на управление Сирией, произвольно присоединила к ней Хатай (Александретта, Александреттский санджак), породив недовольство местного турецкого населения, часто выливавшееся в столкновения с колониальными властями и другими этническими группами.

В середине 1930-х гг. распространилась информация, что с прекращением в ближайшее время французского мандата над Сирией и обретением последней независимости Хатай останется в ее составе. Открывающиеся перспективы для Хатая вызвали волну антифранцузских выступлений в турецком обществе, заставив правительство Анкары усилить давление на Париж. Турция настаивала на том, что уступила Хатай Франции, поэтому ее уход с этих территорий должен означать передачу суверенитета местному населению, а не третьей стороне, т.е. Сирии, которой ранее, при достижении первоначальных договоренностей, как государственного образования просто не существовало. Франция не соглашалась с доводами Турции, полагая, что в таком случае будут нарушены условия мандата, ибо она получила Хатай как район с автономным режимом администрирования, а не как район с самостоятельным политическим статусом.

Власти в Париже подчеркивали, что они получили Хатай как административную единицу, поэтому и отдадут ее как административную единицу.

В итоге Франция отстояла свою позицию, обещая предоставить Хатаю лишь автономию, сохранив вопросы внешней политики, денежной системы и таможенных процедур в ведении Сирии. В самом Хатае нарастала напряженность, грозя перерасти в серьезное гражданское столкновение, где турки бы противостояли нетурецким группам. Однако приближающаяся очередная мировая война изменила ситуацию, заставив Францию пойти на уступки. Опасаясь потерять поддержку Турции в Восточном Средиземноморье в надвигающейся войне, а также испытывая мощное дипломатическое давление своей потенциальной союзницы в этой войне Британии, стремящейся окончательно лишить ее влияния в странах Леванта, Франция пересмотрела свое первоначальное решение. За санкционированным французскими властями вводом турецких войск в Хатай последовало подписание соглашения, присоединяющего эту область к Турции1.

Таким образом, Турция довольно успешно решила задачу возращения себе левантийских территорий, которых она, по ее собственному мнению, была несправедливо лишена. Однако сирийское правительство отказалось признать переход Хатая к Турции. В результате спор из-за Хатая превратился на долгие годы, точнее десятилетия, в предмет межгосударственных трений и весомую проблему, оказывающую не последнее влияние на внешнюю политику Турции в регионе Леванта.

Левант во внешней политике Турции – это территория борьбы за водные ресурсы, которые из-за географических особенностей региона имеют огромное значение. Многие эксперты отмечают, что на Ближнем Востоке вода обладает Micaleff R. Hatay Joins the Motherland // State Frontiers: Borders and Boundaries in the Middle East / Ed. by I. Brandell. London: I.B. Tauris & Co., 2006. P. 141-158.

не меньшей важностью, чем нефть1. Проблемы, связанные с водой, не только затрудняют разрешение уже существующих конфликтов, но и порождают множество новых, каждый из которых в ближайшем будущем может перерасти в прямое военное столкновение.

Турция по сравнению с другими странами Леванта довольно хорошо обеспечена водными ресурсами, однако требования соседей ограничить ее водопотребление постоянно накладывают отпечаток на внешнюю политику Анкары. География распределения водных ресурсов на Ближнем Востоке и в Леванте отличается крайней степенью неравномерности. Главные источники гидроресурсов расположены в северной части региона, откуда они затем через реки и подземные пласты попадают на юг – в зону наибольшего дефицита. Водосток основных артерий региона – Евфрата и Тигра – формируется именно в Турции, в ее восточной и юго-восточной части.

С 1970-х гг. Турция активно осваивает реки Евфрат и Тигр с их притоками посредством строительства на них плотин, что позволяет ей поддерживать постоянный рост своего промышленного и сельскохозяйственного производства, увеличивая объемы выработки электроэнергии и площадь орошаемых земель. Однако любые турецкие гидропроекты уменьшают сток воды в Сирию и Ирак, угрожая их дальнейшему экономическому развитию. Большая часть сирийских ирригационных и гидротехнических объектов (в частности, озеро ЭльАсад и плотина Эс-Саура) зависит от вод, поступающих через Евфрат из Турции.

С самого начала освоения ресурсов Евфрата и Тигра Турция сталкивалась с недовольством со стороны Сирии и Ирака, неоднократно доходившим до кризиса отношений и острых дипломатических трений. Так, отношения между Дамаском и Анкарой резко ухудшились в 1990 г., когда для наполнения водохранилища плотины им. М. Кемаля Ататюрка турецкая сторона приостановила на месяц сток Евфрата в Сирию, в результате чего его русло от южной границы Morrissette J.J., Borer D.A. Where Oil and Water Do Mix: Environmental Scarcity and Future Conflict in the Middle East and North Africa // Parameters. 2004-2005. Vol. 34. № 4. P. 86.

Турции до искусственного озера Эль-Асад рядом с городом Алеппо было в течение этого периода полностью иссушено1.

При этом следует заметить, что если в отношении рек Евфрата и Тигра Турция считается «инициатором несправедливости», то в случае с рекой Оронт она уже выступает «жертвой несправедливости». Сирия, пользуясь своим гидрогеографическим положением, потребляет львиную долю вод Оронта, который питает провинцию Хатай. Из-за того что Сирия ограничивает течение вод Оронта к плато Амик, расположенном под провинцией Хатай, Турция вынуждена тратить ресурсы на привлечение вод рек Джейхан и Сейхан. Из всего вышесказанного видно, что водные ресурсы, особенно если принимать во внимание их неизбежную деградацию и стремление стран региона к ускорению экономического роста, были, есть и будут важным фактором внешней политики Турции в Леванте.

В самое последнее время к территориальным и природным детерминантам внешней политики Турции в регионе Леванта, которые можно считать «традиционными» или «историческими», добавилась, если так можно сказать, и детерминанта мироустроительная. Левант приобрел дополнительное внешнеполитическое значение, поскольку Турция получила «право» интеграции этого региона в систему транснационального управления, оказавшись наиболее эффективным региональным агентом продвижения политики глобализации.

Существует по крайней мере семь причин, объясняющих почему Турция может достигать поставленных миросистемных целей в регионе Леванта значительно эффективнее, чем другие акторы мировой политики. Во-первых, Левант продолжительное время являлся частью Османской империи, а как известно из истории и опыта, государства, ранее контролировавшие какие-либо территории, сильнее других заинтересованы в происходящих там после утраты своего контроля процессах. Россия крайне активно действует на постсоветском пространстве (присоединение Крыма в марте 2014 г.), Франция постоянно станоWilliams P. Euphrates and Tigris Waters – Turkish-Syrian and Iraqi Relations // Water Resource Conflicts and International Security: A Global Perspective / Ed. by D.K. Vajpeyi. Lanham: Lexington Books, 2012. P. 19-50.

вится миротворческой силой в африканских странах, ранее входивших в круг ее колониальных владений (один из последних примеров – ввод французских войск в Центральноафриканскую Республику в декабре 2013 г.). Во-вторых, Турция удачно расположена относительно Леванта. Ее территория как бы «накрывает» собой страны Леванта, уступающие ей по площади. Турция имеет быстрый доступ со своей территории к любой стране Леванта, при этом речь идет не только о наземном и воздушном путях, но и о морской коммуникации, открывающей возможности прямого контакта с Израилем, Кипром, Египтом, Ливаном, Сирией, Палестиной, в общем всеми странами субрегиона, за исключением Иордании.

В-третьих, поскольку основные водные артерии региона берут начало на ее территории, то она может использовать этот важнейший для Ближнего Востока ресурс как рычаг воздействия на соседние государства, в чем ее уже не раз обвиняли. В-четвертых, несмотря на этническое и религиозное многообразие, большинство населения Леванта все же составляют мусульмане.

Поскольку Турция – также мусульманская страна, то ей проще налаживать требуемые отношения со странами Леванта. В-четвертых, Турция представляет собой сильную с экономической стороны державу. У Турции не самые высокие в регионе показатели ВВП на душу населения, однако ее экономика превосходит другие по степени диверсифицированности и экспортному потенциалу. Впятых, Турция располагает самыми большими в регионе вооруженными силами, численность которых превышает 510000 человек1. В распоряжении турецкой армии, ВВС и ВМС современная техника, которая постоянно обновляется и модернизируется: танки, штурмовые вертолеты, истребители и пр. И, наконец, в-седьмых, для Турции характерен относительно высокий уровень демократической культуры, который наряду с другими факторами превращает ее в привлекательную модель для многих стран региона.

International Institute for Strategic Studies (IISS). The Military Balance 2013. London: IISS,

2013. P. 183.

Функции полупериферийного игрока, если применять терминологию И.

Валлерстайна 1, заставляют Турцию не только заниматься налаживанием, интенсификацией и сохранением экономических связей, отношений обмена со странами этого региона, но и вести борьбу по ослаблению, а в лучшем случае и уничтожению антисистемных сил, стоящих на пути современного мироустроительного проекта. Левант – это территория активности Хезболлы, противостоящей интеграции в систему транснационального управления этой части Ближнего Востока.

Мировоззренческий фундамент Хезболлы по-прежнему составляет манифест 1985 г., однако многие его позиции были пересмотрены под влиянием изменений, произошедших в мировой политике (о чем, например, свидетельствует телевизионное выступление генерального секретаря организации С.Х.

Насраллы в ноябре 2009 г.). Опираясь на шиитские религиозные и культурные традиции, идеологию аятоллы Хомейни Хезболла изображает себя как защитника угнетенных и слабых социальных групп региона, страдающих от несправедливых действий миросистемных центров, получивших непропорционально большую власть. По мнению лидеров Хезболлы, в настоящее время миру в целом и ближневосточному региону в частности при участии Соединенных Штатов и Израиля и под прикрытием борьбы с терроризмом навязывается новый политический и экономический порядок. Именно попытками приостановить эти тенденции и оправдывают свои действия лидеры Хезболлы. Не случайно, что лидеры Хезболлы называют свою организацию движением сопротивления, под которым следует понимать, по всей видимости, сопротивление формирующейся ныне системе транснационального управления.

Существует множество фактов, что члены Хезболлы принимают непосредственное участие в начавшейся три года назад сирийской войне, сражаясь на стороне правительства Б. Асада2. За очевидными мотивами вмешательства в

Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение. М.: Территория будущего, 2006.

Kershner I. Israel Watches Warily as Hezbollah Gains Battle Skills in Syria // New York Times.

2014. March 10. URL: http://www.nytimes.com/2014/03/11/world/middleeast/israel-watcheswarily-as-hezbollah-gains-battle-skills-in-syria.html?_r=0 (дата обращения: 11.04.2014).

эту гражданскую войну – защита ливанских граждан и шиитских святынь – стоит еще один, менее заметный и менее освещаемый мотив – сопротивление попыткам «силовой» глобализации или, если использовать другие термины, организованной извне интеграции Сирии в миросистему. В данном контексте одним из основных катализаторов левантийской внешней политики Турции, удачно названной И.Н. Шабири вместе с Израилем субподрядчиками переформатирования Ближнего Востока1, будет оставаться задача по ограничению влияния Хезболлы, бросающей вызов интеграционным процессам, вплоть до прямой военной помощи антисистемным государствам или странам «оси сопротивления».

Существенный пласт во внешней политике Турции занимает противодействие суннитским антисистемным группам, ведущим параллельно с Хезболлой борьбу за Левант. На настоящий момент сильнейшей из этих групп, по всей видимости, является «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) под руководством А.Б. аль-Багдади, установившая контроль над большими территориями в Сирии и достигшая определенных успехов в борьбе против Свободной сирийской армии (ССА). Хотя ИГИЛ также сражается против Б. Асада, ее лидеры открыто называют Турцию одним из своих главных врагов, периодически делая ее объектом своих атак. Именно эта группировка взяла на себя ответственность за двойной теракт в мае 2013 г. в турецком городе Рейханлы в приграничной провинции Хатай, в результате которого погибли более 50 человек, а более 100 получили ранения. Впоследствии ИГИЛ неоднократно угрожала проведением терактов с участием смертников в крупнейших турецких городах, в частности в Стамбуле и Анкаре. В конце января 2014 г. ее бойцы обстреляли турецкий пограничный пост на сирийской границе, вызвав ответный танковый и артиллерийский удар2.

Шабири И.Н. Турция – Израиль: субподрядчики американского «переформатирования».

URL: http://www.iran.ru/news/analytics/87071/Turciya_Izrail_subpodryadchiki_amerikanskogo _pereformatirovaniya (дата обращения: 11.04.2014).

Turkish Forces «Strike ISIL Convoy in Syria» // Al-Jazeera. 2014. January 29. URL:

http://www.aljazeera.com/news/middleeast/2014/01/turkish-jets-strike-isil-convoy-syria-201412917 4915634511.html (дата обращения: 12.04.2014).

На Ближнем Востоке, являющимся комплексным и разноплановым регионом планеты, действуют несколько агентов системы транснационального управления, сектора ответственности которых иногда частично накладываются друг на друга, приводя к определенным коллизиям. Египет – это одна из тех стран, где сходятся границы различных секторов этой системы. Он примыкает, с одной стороны, к Леванту, где в качестве основного миросистемного агента доминирует Турция, а с другой – к Магрибу, связанном с арабским геостратегическим опорным узлом – ОАЭ. Поэтому Турция вынуждена в своей левантийской внешней политике взаимодействовать, причем не всегда гладко, с конкурирующими в рамках Ближнего Востока узлами мировой системы.

И Турция и ОАЭ прочно интегрированы в систему транснационального управления, крупнейшие города этих государств представляют собой ее региональные центры. Располагая одинаковым статусом в системе, они связаны масштабными двунаправленными потоками капитала. Источниками капитала ОАЭ выступают главным образом нефтяные ресурсы. ОАЭ расположены на богатом нефтью шельфе Персидского залива, обеспечивающим им седьмое место в мире по объему доказанных нефтяных запасов, оцененных в 97,8 млрд баррелей (5,9% от общемировых запасов). В день ОАЭ добывают 3,4 млн баррелей нефти (3,7% от валовой добычи в мире) 1. Нефть приносит огромные суммы свободных денежных средств, которые распределяются системы. Капиталы ОАЭ размещаются в самых разнообразных областях: от недвижимости до крупных машиностроительных предприятий. В июле 2008 г. Инвестиционный совет Абу-Даби потратил 800 млн долл. на приобретение 90% расположенного в центре Нью-Йорка небоскреба Chrysler Building2. На настоящий момент компания Mubadala из Абу-Даби имеет в своем инвестиционном портфеле более 80 British Petroleum (BP). BP Statistical Review of World Energy. June 2013. London: BP, 2013. P.

6, 8.

Bagli Ch.V. Abu Dhabi Buys 90% Stake in Chrysler Building // New York Times. 2008. July 10.

http://www.nytimes.com/2008/07/10/nyregion/10chrysler.html?ref=chryslerbuilding&_r=0 (дата обращения: 25.01.2014).

млн обыкновенных акций General Electric, дающих ей право собственности на 0,76% американской фирмы1.

Основными сферами инвестиций ОАЭ в Турции являются банки, телекоммуникации и сельское хозяйство. Продовольственная безопасность ОАЭ полностью зависит от внешних поставок, тогда как Турция сегодня – это главным производитель и экспортер сельскохозяйственных продуктов в регионе.

После принятия закона, упрощающего процесс приобретения собственности иностранцами, возросли объемы инвестиций в недвижимость. Большое число подданных ОАЭ владеют собственностью в Турции.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«САМАРКИНА НИНА СЕРГЕЕВНА ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО РЫНКА ВООРУЖЕНИЙ Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель к. и. н., доцент ПАВЛЕНКО Ольга Вячеславовна Москва ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1....»

«ЗВЕРЕВ Антон Игоревич ТЕАТРАЛЬНАЯ ЛЕКСИКА И ТЕРМИНОЛОГИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОЙ И НЕМЕЦКОЙ ПУБЛИЦИСТИКИ) Специальность 10.02.19 – Теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Крысин Л.П. Москва Содержание: Введение Глава I. Концепт «театр» 1. К определению...»

«Безуглый Владимир Федорович Мобилизационный потенциал этнической идентичности в политических конфликтах Специальность 23.00.0 Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, Газимагомедов Г.Г. Санкт-Петербург 2015 год Содержание Введение. Глава первая. Этнос и этническая идентичность как факторы политических...»

«Гальперин Роман Игоревич Судебные процессы и политическая защита в Саратовской губернии в 1905-1917 гг. (по материалам Н.Н. Мясоедова) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Ю.В. Варфоломеев Саратов 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава I. Адвокатура и политическая защита в...»

«Кравченко Илья Юрьевич Исследование палестино-израильского конфликта американским экспертноаналитическим сообществом в 2008-2014 гг. Специальность 23.00.04 «Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития» Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. Научный...»

«Тройнина Татьяна Витальевна Массмедиа и трансформирующаяся политическая система: особенности функционирования и взаимодействия (на примере ОАЭ) Специальность 10.01.10 – Журналистика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель: Доктор политических наук Доктор экономических наук профессор Большаков С.Н. Санкт-Петербург Оглавление: Введение.. Глава 1. Особенности политического развития...»

«ПЕТРОВА Татьяна Павловна ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ И ДИПЛОМАТИИ ПЕРУ (1821-2013 гг.) Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук Специальность: 07.00.15 – история международных отношений и внешней политики Москва – Содержание ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 ФОРМИРОВАНИЕ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ ПЕРУ. ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД НЕЗАВИСИМОСТИ Раздел 1.1. Анализ начального этапа...»

«ИВАНОВ Александр Михайлович ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА ТЕРРИТОРИИ СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТИ В ПЕРИОД ПЕРЕСТРОЙКИ (1985-1991 гг.) Специальность 07.00.02. – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: Доктор исторических наук, профессор В.И. Борисов Брянск Оглавление Стр. Введение Глава 1. Кризисные...»

«БОСТАНОВ МАГОМЕТ ЭНВЕРОВИЧ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ В РЕГИОНЕ ЛЕВАНТА Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: канд. полит. наук, доц....»

«БОГУЦКА Моника Традиционное и человеческое измерения национальной безопасности: сравнительный анализ концептуальных моделей Польши и России Специальность: 23.00.04 – «Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития» Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель: д.ф.н., профессор...»

«Дьяконова Мария Александровна СОВРЕМЕННАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ АФГАНИСТАН Специальность: 23.00.0 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, профессор Панин В.Н. Пятигорск – 20...»

«Аватков Владимир Алексеевич Внешнеполитическая идеология Турецкой Республики при правлении Партии справедливости и развития Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель кандидат исторических наук проф. С.Б. Дружиловский...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.