WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Воинский этос в православной традиции ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. А.И. ГЕРЦЕНА»

На правах рукописи

Дидов Павел Валерьевич

Воинский этос в православной традиции



Специальность: 09.00.05 — этика

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор А.Е. Зимбули Санкт-Петербург

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ЗАРОЖДЕНИЕ ВОИНСКОГО ЭТОСА

1.1. Условия и предпосылки для зарождения воинского этоса 9

1.2. Развитие и становление воинского этоса

1.3. Нравственно-ценностные константы воинского этоса 3

ГЛАВА 2. ВОИНСКИЙ ЭТОС В ПРАВОСЛАВНОЙ ТРАДИЦИИ

2.1. Проблематика войны в православной традиции 53

2.2. Влияние воинского этоса на духовную практику в православной традиции

2.3. Нравственно-ценностные константы воинского этоса в православной традиции ЗАКЛЮЧЕНИЕ 1

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 1

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертационного исследования. Заглавие данного исследования состоит из двух сложных частей: воинский этос и православная традиция. Каждая из этих частей, взятая в отдельности, представляет собой обширное поле для этического исследования. Написание данной работы продиктовано, прежде всего, желанием понять место и значение воинского этоса в православной традиции. Общеизвестно, что быть воином в православной традиции и разрешено, и почетно. Существует множество канонизированных церковью святых профессиональных воинов. А если святой и не является профессиональным воином, тем не менее, довольно часто его житие сравнивается с жизнью воина и звучит это как похвала. Причем, как правило, в житиях воинское достоинство святого преподнесено как само собой разумеющееся дело, которое не нуждается в разъяснениях. Но в чем именно состоит и как реализуется воинский подвиг в жизни православного христианина – не ясно и не всегда понятно. Как разрешаются в связи с этим такие, например, христианские этические установки: не убивать, не осуждать, не гневаться, быть смиренным, послушным, тихим. То есть все то, что, на первый взгляд, по необходимости нарушается в связи с воинским служением.

Выявление влияния воинского этоса на формирование духовной практики православия, разрушающее стереотипы о всепрощенчестве и пассивности христианской религиозной этики, оказывается актуальным в связи с происходящими в современном обществе событиями. Например, не так давно общественное мнение в России и во всем мире было расколото после памятного вандалистского акта, так называемого «панковского молебна» в храме Христа Спасителя в Москве, являющегося также мемориалом воинской славы Отечественной войны 1812 года. Тогда прозвучали и до сих пор звучат диаметрально противоположные оценки этого события, согласно которым следует или простить и помиловать, или осудить и наказать возмутительниц спокойствия. Причем разделение оценок произошло не только по линии водораздела приверженцев секулярной и религиозной этики, но и посреди каждого из этих лагерей взятых в отдельности. Вызывает недоумение и требует объективного осмысления такая ситуация, когда под молчаливым присмотром представителей СМИ, оснащенных фото- и телекамерами, спиливаются поклонные кресты. Представляется, что изучение воинского этоса в православной традиции позволяет не только расширить палитру выносимых в подобных случаях оценок, но и обеспечить их методологическое обоснование.

Например, в таком духе: осудить и простить, или – помиловать и наказать. И это не нонсенс, не игра словами, так как воинский этос в православной традиции представляет собой действенный пример синтеза духовного и практического планов бытия человеческой жизнедеятельности.

Для нашего общества актуальность исследования продиктована также и тем, что вооруженные силы Российской Федерации после распада СССР вступили в период духовно-нравственного обновления. При этом в деле реформирования важную роль выполняют дореволюционные традиции русского воинства, развившиеся и установившиеся на почве православной традиции. Церковь сегодня активно развивает сотрудничество с армией. Армия, в свою очередь, восстанавливает в своих рядах корпус военного духовенства.





Происходит процесс обоюдополезного сотрудничества. В данном исследовании рассматриваются традиционные для нашей страны воинские ценности, изучение которых может способствовать осознанию направления, в котором следует развивать духовно-нравственный потенциал российского воина сегодня.

Таким образом, объективно назрела необходимость посвятить специальное этическое исследование анализу воинского этоса в православной традиции как комплексу исторически обусловленных нравственно-ценностных установок, векторов, доминант и тенденций. Следует выявить как специфические, так и универсальные закономерности этого комплекса, прежде всего с такой позиции, в которой воинский этос православной традиции выступает как один из частных случаев проявления мировой воинской этики. Острейшие вызовы, которыми мировая цивилизация проверяется в наши дни на прочность, могут быть удовлетворительно проблематизированы, а затем и устранены, по крайней мере, минимизированы лишь совместными усилиями исследователей разных наук, представляющих разные конфессии и внеконфессиональную гуманитарную мысль. Можно отметить на будущее такие интересные вопросы для исследования, например, как воинский этос в исламе, буддизме и других традициях.

В данной работе предлагается попытка осмысления сложившихся реалий с рассмотрением историко-культурных оснований для их возникновения:

сначала выясняется сущность воинского этоса, условия и предпосылки, среда для его возникновения и формирования. Во второй части диссертации внимание переключается на проблемы отношений армии и церкви и вытекающую из этой общей исследовательской темы отдельно проблематику воинского этоса в православной традиции.

Степень разработанности проблемы. Тему сложного узла отношений армии и церкви раскрывают различные специализированные назидательные богословские труды, а также отдельные высказывания церковных авторитетов и отчасти систематизированные катехизисы православных воинов. Существуют церковные каноны и правила о ведении войны и о том, каким должен быть характер православного воина. Конечно, важнейшим каналом для понимания воинского этоса православной традиции выступает агиографическая литература, посвященная жизни профессиональных воинов, канонизированных православной церковью. Но одних только агиографических источников, без святоотеческих комментариев о сущности воинского поведения, явно недостаточно. Есть также философские исследовательские труды, посвященные оценке природы войны и военной профессии в христианской традиции. При этом следует отметить, что именно философско-этический анализ вынесенной в заголовок диссертации темы до сих пор еще никем не был осуществлен. Для целостного раскрытия проблематики воинского этоса в православной традиции как философско-этического явления предлагается использовать комплекс литературных источников, состоящий из пяти тематических частей, изучение которых в совокупности дает определенную научную картину вопроса.

Во-первых, источниками по фундаментально-философской проблематике этоса выступает наследие таких классиков античной мысли, как Гераклит и Аристотель, труды философов позднейших времен М. Вебера, М. Шелера, Р. Мертона, М. Оссовской, Е. Анчел, А.Н. Исакова, Е.В. Беляевой.

Во-вторых, разнохарактерными источниками по истории развития и становления воинского этоса, которые можно найти в образцах признанной мировой литературы древности и средневековья, таких как: «Илиада» Гомера, «О военном деле» Вегеция, «Король Артур» Т. Мэлори, «Искусство войны» Сунь Цзы, «Артхашастра» Каутильи, «Бусидо» Я. Цунэтомо и Ю. Дайдодзи, в воинских повестях Древней Руси, а также в научных трудах Ф. Энгельса, М. Дэйви, К. Лоренца, А.А. Керсновского, Л.Н. Гумилева, М.К. Петрова, А.А. Гусейнова, Ю.В. Стукалина.

В-третьих, значимыми источниками по изучению нравственноценностного содержания воинского этоса и воинской психологии являются труды, например, уже упоминавшегося выше Аристотеля, а также мыслителей-военачальников А.В. Суворова, К. Клаузевица, Д.А. Волкогонова. Глубокий вклад в анализ проблемы сделал русский религиозный философ ХХ в.

И.А. Ильин. Из современных авторов данной проблематикой занимались Е.С.

Сенявская, В.В. Серебрянников, Г.В. Казачков, В.И. Бакштановский, Ю.В.

Согомонов.

В-четвертых, важными источниками по истории отношений армии и церкви, являются работы В.В. Амельченко, А.В. Банникова, Г.В. Вернадского, А.В. Карташева, Л.В. Мельниковой, В.Е. Морихина, Ч. Омана, Ф. Осареса, А.А. Скворцова, В.Е. Шамбарова.

Пятый круг источников составляет собой корпус богословской литературы, представленный такими авторами, как Василий Великий, Афанасий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Аврелий Августин, митр. Филарет Дроздов, еп. Николай Велимирович, преп. Иустин Попович, митр. Амфилохий Радович, митр. Иоанн Снычев. Сюда также входят догматический общецерковный документ «Правила святых апостолов», некоторые агиографические источники. И, конечно же – входит сюда и Библия.

Объектом исследования является воинский этос как явление духовнонравственной сферы человеческого бытия.

Предмет исследования – воинский этос как этическая универсалия в православной традиции.

Цель исследования – философско-этический анализ воинского этоса в православной традиции. Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

- произвести историко-философский анализ условий возникновения, развития и становления воинского этоса;

- определить нравственно-ценностные константы воинского этоса;

- выяснить степень влияния воинского этоса и православной традиции друг на друга;

- определить нравственно-ценностные константы воинского этоса в православной традиции.

Указанные задачи в логике их последовательного решения определяют структуру диссертации.

Методологические и теоретические основы исследования Широкое привлечение историко-культурных, философских, богословских, а также художественных текстов, вошедших в мировую классику, для осуществления историко-философского анализа обусловливает необходимость применения компаративистского метода. Вместе с тем, философскоэтический анализ религиозных и философских текстов в дополнение к сравнительно-историческому делает актуальным использование герменевтического подхода.

Научная новизна исследования состоит в том, что:

- произведен философско-исторический анализ возникновения, развития и становления воинского этоса;

- предложена нормативно-ценностная классификация воинского этоса;

- произведен существенный анализ богословских источников на предмет оценки природы войны и военной профессии в православной традиции;

- в духовной практике православной традиции выявлена глубинная зависимость от практики воинской.

- предложено аналитическое описание воинского этоса в православной традиции как разновидности общевоинского этоса.

Теоретическая значимость исследования заключается в рассмотрении воинского этоса православной традиции как философско-этического явления. Полученные результаты могут способствовать более полному осмыслению православной воинской традиции как одной из констант мировой воинской культуры, а также пониманию методологических возможностей укрепления обороноспособности нашей страны. Сформулированные выводы могут послужить дальнейшему исследованию воинского этоса в других культурных традициях. Достигнутые теоретические результаты могут стать основой для продолжения исследовательской работы, развернутой в сторону целостного аналитического описания всемирной воинской этики. Полученные в ходе исследования наблюдения и выводы могут быть использованы также в исторической и культурологической областях знаний.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования его результатов в педагогической практике высших учебных заведений, прежде всего в курсах этики и культурологии. Результаты исследования, связанные с анализом воинского этоса в православной традиции, могут быть востребованы специалистами в области воинской этики или психологии, а кроме того послужить материалом для диалога со специалистами в области изучения воинского этоса других конфессий. Полученные результаты могут иметь значение для организационной практики по формированию облика современного российского военнослужащего и, в широком смысле, защитника Отечества. Исследование в целом и в его отдельных частях может быть использовано при создании учебных курсов и пособий по этике, культурологии, истории, психологии и др.

Положения, выносимые на защиту:

- воинский этос в мировой культуре выступает своего рода эталонным образцом, который закладывается в основные универсалии высоконравственного поведения, оказывая влияние на социокультурный прогресс;

- существуют объективно общие нравственно-ценностные константы воинского этоса: воинские качества, обусловленные переживанием экстремальной ситуации существования на грани между жизнью и смертью, и воинские ценности, обусловленные необходимостью разрешения насущных нравственно-психологических проблем, возникающих в ходе войны;

- православная церковь и традиция по своему устроению, по своим правилам и обычаям, представляет собой социокультурную модель организации армейского, воинского типа;

- воинский этос в православной традиции представляет собой действенную этическую стратегию и тактику, гармонично сочетающую в себе светский и духовный планы бытия.

ГЛАВА 1. ЗАРОЖДЕНИЕ ВОИНСКОГО ЭТОСА

1.1. Условия и предпосылки для зарождения воинского этоса

–  –  –

Прежде чем перейти к рассмотрению условий, обстоятельств и истории зарождения воинского этоса, а также его развития и становления, вначале для ясности необходимо дать определение термина. Воинским этосом в данном диссертационном исследовании называется обычай, нрав или характер поведения воина в мирное и военное время. Сходное по смыслу определение воинского этоса звучит у Е.В. Беляевой – это совокупность нравственных представлений, сложившихся в среде воинов1. Причем этос не носит официального характера, однако выступает достаточно оформленным и как набор предписаний, и как устойчивый образ жизни определенной социальной группы.

Содержание воинского этоса зачастую вкладывается в понятие воинской этики. Вместе с тем между этими понятиями существуют как сходство, так и различия.

У основоположника этической науки Аристотеля слово «этос» (от др.греч., ethos) выступило как основополагающее понятие, давшее наименование определенной отрасли знания о человеческом поведении – этике.

Этос означал привычное место обитания (человеческое жилище, логово зверей), а также: обычай, нрав, хаpaктep, образ мыслей. Античная философия пользовалась этим термином для обозначения природы, устойчивого хаpактepа того или иного явления. Например, Гераклит говорит об этосе человека, Эмпедокл – об этосе первоэлементов. Отталкиваясь от значения этоса как хаpaктepа (нрава, темпepaмeнтa), Аристотель рассуждает об этических добродетелях, т. е. добродетелях, относящихся к хаpaктepу человека, его этосу, в отличие от дианоэтических (мыслительных) добродетелей (добродетелей разума). Наука, которая изучает этические добродетели, их роль в достижении счастья, которая исследует, какой хаpaктep, какой нрав человека является наилучшим, была названа Аристотелем этикой2.

Беляева Е. В. Метаморфозы нравственности: динамика исторических систем 1 нравственности / Е. В. Беляева. – Минск: Экономпресс, 2007. – С. 192.

Аристотель Этика /Аристотель; пер. Н.В. Брагинской, Т.А. Миллер; вст. ст. Ф.Х.

2 Кессиди; прим. Н.В. Брагинской, В.В. Бибихина. – М.: Астрель, 2012. – С. 282.

Этика является практической философией, так как она представляет собой важнейший канал выхода философии в практику3. По мысли современного российского философа, специалиста по этике, А.А Гусейнова, философия формулирует каноны правильного мышления. Она же предлагает программы нравственно достойного поведения. Практическая философия не просто система знаний, а ценностно-ориентированная система знаний. И не просто система ценностей, но система ценностей, рационально аргументированная и опосредованная познанием. Под ценностным аспектом философии подразумевается не только этика как ее фокус и итог, но философия в целом, включая, прежде всего ее метафизические основы.

Таким образом, изначально и в широком смысле этос был ответом как на всеобщий метафизический вопрос «куда?», так и на вопрос «как?» в плане нашего отношения к миру4. Теперь же этос принято отличать от этики, как понятие, не только являющееся общим предметом этики, но и заключающее в себе какое-либо конкретно-предметное содержание этического знания. Использование понятия воинского этоса вместо более известной воинской этики призвано подчеркнуть особый характер изучаемого предмета. Например, в исторически недавнее время М. Вебер вводит категорию хозяйственного этоса5, которая не только означает совокупность правил житейского поведения, практическую мудрость, но и позволяет предложить расширенное понимание морали: объективированной, воплощенной в укладе, строе жизни, мироощущении людей. Подобное понимание открыло путь к исследованию профессиональной морали: политической, воинской, врачебной, предпринимательской и т.д.

Актуальные вопросы фундаментальной и прикладной этики: к 90-летию со дня рождения 3 профессора В. Г. Иванова: материалы Международной научно-практической конференции, 23-24 марта 2012 года. – СПб.: СПбГУП, 2012. – С. 28.

Хюбнер Б. Произвольный этос и принудительность эстетики. – Мн.: Пропилеи, 2000. – С.

4 140.

Вебер М. История хозяйства. Город. – М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. – С. 7.

М. Шелер указывает на то, что существует фактический этос, т.е. правила предпочтения одних ценностей и небрежения другими. То, что определяет структуру и содержание мировоззрения, познания мира, мышления о мире, волю к самоотдаче вещам или к господству над ними. Такой порядок, который имеет силу для индивидуумов и рас, наций, культурных кругов, народов и семей, партий, классов, каст, сословий6.

Рассуждая об этосе науки, Р. Мертон истолковывает понятие этоса как аффективно окрашенный комплекс ценностей и норм, считающийся обязательным для его носителя. Нормы выражаются в форме предписаний, запрещений, предпочтений и разрешений. Они легитимируются в терминах институциональных ценностей. Эти императивы, передаваемые наставлением и примером и поддерживаемые санкциями, в различных степенях интернализируются ученым, формируя тем самым его научную совесть, суперэго. Хотя этос науки не кодифицирован, его можно вывести из того морального консенсуса ученых, который находит выражение в обычной научной практике, в бесчисленных произведениях научного духа и в моральном негодовании, направленном на нарушение этого этоса7. Этос ученого – особого порядка реальность научного мира, создаваемая, пересечением сферы собственно науки как института, сферы философского мировоззренческо-методологического поиска и сферы проблемных ситуаций гражданского общества8.

Еще дальше в определении термина пошла М. Оссовская. Этика – это теоретическая дисциплина, которая ставит своей целью определить, что следует и чего не следует делать. А этос – это стиль жизни какой-то общественной группы, общая ориентация какой-то культуры, принятая в ней иерархия ценностей, которая либо выражена явно и очевидно, либо может быть вывеШелер М. Избранные произведения. – М. Издательство «Гнозис», 1994. – С. 353.

Загрузка...

6 Мертон Р. Социальная теория и социальная структура / Роберт Мертон. – М.: АСТ: АСТ 7 МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. – С. 769.

Этос науки / РАН. Ин-т философии; Ин-т естествознания и техники. отв. ред. Л.П.

Киященко и Е.З. Мирская. – М.: Academia, 2008. – С. 293.

дена из поведения людей9. Мы занимаемся этикой, когда обсуждаем вопрос, позволяет ли уважение к человеку применять в медицине средства, которые могут изменить характер пациента. И мы имеем дело с этосом какой-либо группы, когда констатируем, например, что ее членам присуща склонность решать конфликты мирным путем или, напротив, постоянно утверждать свое превосходство с оружием в руках. Мы интересуемся этосом данной группы, пытаясь выяснить, что предпочтительнее для ее членов: вести праздную жизнь или же больше работать и больше зарабатывать. Этос может меняться с течением времени. Согласно М. Оссовской термин «этос» применяется к группам, а не к индивидам. В результате благодаря такому подходу формулируется один из основных терминов социологии культуры.

У Е. Анчел понятие этоса преподносится как нравственность, содержащая в себе некое постоянное, исторически неизменное содержание. Основанием для этого положения выступает неизменность общественного, политического характера человеческой природы. В отличие от морали этос концентрирует в себе такие нравственные начала, которые не проявляются в повседневной жизни. Человек, действия которого диктуются этосом, совершает нечто исключительное, выходящее за рамки обычных представлений и поступков, нечто иррациональное. Этос проявляет себя в особых исторических ситуациях, когда под угрозой оказываются важнейшие гуманистические принципы человеческого бытия. Этос коренится в истории глубже, чем мораль, потому что он не привязан к настоящему10.

С позицией, демонстрирующей сочетание античного и современного понимания этоса, выступает сегодня наш соотечественник А.Н. Исаков, когда в своей философско-аналитической работе посвященной этосу сознания поясняет, что этос – это «манера», способ бытия сознания11. Обращение к Оссовская М. Рыцарь и буржуа: Исслед. по истории морали: Пер. с польск./ Общ. ред.

9 А.А. Гусейнова. – М.: Прогресс, 1987. – С. 26.

Анчел Е. Этос и история : [Пер. с венг.]/ Предисл. М.А. Хевеши. – М.: Мысль, 1988. – С.

4.

Исаков А. Н. Этос сознания/ А.Н. Исаков, В.Ю. Сухачев; С.-Петерб. гос. ун-т. - СПб. :

Изд-во СПбГУ, 1999. – С. 3.

этосу приводит и к своего рода топографии, локализации, стратегии и тактике.

Для данного исследования важно то, что понятие этоса позволяет выделить нормативно-ценностную составляющую в сословно или профессионально локализованных социокультурных практиках. В этом смысле можно говорить о рыцарском или монашеском этосе Средневековья, а также о множестве профессиональных этосов Нового и Новейшего времени. Причем соответствующие этосы связываются, но не отождествляются с привычными представлениями о профессиональной этике.

Именно это и следует иметь в виду, избегая рассматривать воинский этос лишь как профессиональную воинскую этику. Такой подход значительно сузил бы его предмет. Например, Д.А. Волкогонов справедливо пишет, что когда военно-этическое знание раскрывает специфические стороны морали в процессе подготовки и вооруженной защиты отечества, то речь идет не только о кадровых военных, но обо всем народе.

Защита общего дома – дело не только и не столько профессиональное, но и общенародное. В этом смысле воинский этос не может рассматриваться только как предметная область профессиональной этики, так как она профессиональна лишь для определенной категории людей – постоянного состава армии, т.е. офицерского корпуса12.

Вместе с тем Е.В. Беляева предлагает обнаруженную М. Оссовской универсалию «рыцарского этоса» обозначить не как «рыцарский», а как «воинский» этос. Такой подход, по ее мнению, отразил бы эволюцию связанного с военными действиями этоса от архаической эпохи к современности. Ведь, несмотря на пересечение с понятием «аристократия», которое здесь оказывается почти полным (так как аристократия практически везде сформировалась с опорой на военную силу, а всякий воин ощущал свое положение как привилегированное), в том и другом случае ключевой характеристикой группы, исповедующей воинский этос, является занятие военным делом, наличие у

Волкогонов Д.А. Воинская этика. – М.: Воениздат, 1976. – С. 13.

индивида оружия, принадлежность к сообществу, сложившемуся на основе военной дружины13.

Нормы воинского этоса при желании могут быть использованы в любом роде деятельности. Например, в христианской духовной традиции, о чем будет сказано ниже во второй главе, используются множество ценностных установок воинского этоса. Некоторые бизнесмены придерживаются установок воинского этоса для достижения делового успеха и т.п. Красноречивая история об этом приводится в биографии знаменитого самурая и мастера боевых искусств XIX в. Ямаоки Тэссю14.

Итак, понятие воинского этоса включает в себя одновременно профессиональный и общечеловеческий аспекты, так как состояние войны-борьбысоперничества составляет едва ли не самый заметный нерв всей истории человечества. Война – это столкновение интересов, конфликт, который может носить не только вооруженный бескомпромиссный характер, но может быть также инструментом развития культуры. Элементы войны встречаются в жизни повсюду. Было бы упрощением утверждать, что это исключительно негативное явление: порочный атавизм прошлого на современном этапе развития цивилизованного общества. Действительно объективной оценкой роли войны в культуре будет утверждение культуротворческого потенциала конфликта-соперничества. Многие исследователи, подобно А. Дж. Тойнби интерпретируют причину генезиса цивилизаций как столкновение, конфликт15.

Например, Дж. Даймонд указывает, что с точки зрения социологии война или угроза войны выступала ключевым фактором всех или почти всех политических объединений16. М.К. Петров с позиции культурологии утверждает, что в рамках древней гонки вооружений возникала жесткая и направБеляева Е. В. Метаморфозы нравственности: динамика исторических систем нравственности / Е. В. Беляева. – Минск: Экономпресс, 2007. – С. 192.

Приложение, 1.

14 Тойнби А. Дж. Постижение истории: Сборник / Пер. с англ. Е.Д. Жаркова. – 2-е изд. – М.: Айрис-пресс, 2002. – С. 113.

Даймонд Дж. Ружья, микробы и сталь: Судьбы человеческих обществ / Джаред Даймонд; пер. с англ. М. Колопотина. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: CORPUS, 2010. – С.

441.

ленная селекция человеческих характеров, оставлявшая в живых и свободных только характеры творческие и угнетая или уничтожая характеры пассивные17. К. Лоренц как биолог и зоолог, один из основателей этологии, науки о генетически обусловленном поведении животных (к которым отчасти принадлежит и человек), доказывает, что внутривидовая агрессия совершенно однозначно является частью организации всех живых существ, сохраняющей их систему функционирования и саму их жизнь. Как и все на свете, она может допустить ошибку – и при этом уничтожить жизнь. Однако в великих свершениях становления органического мира эта сила предназначена к добру. Удивительно, но личные узы и персональную дружбу, пишет Лоренц, мы находим только у животных с высокоразвитой внутривидовой агрессией, причём эти узы тем прочнее, чем агрессивнее соответствующий вид18. Общеизвестно, что волк – самое агрессивное животное из всех млекопитающих, но он же – самый верный из всех друзей.

В данном исследовании в понимании природы войны на первый план выдвигается ее универсальность. Под войной здесь подразумевается общее понятие, в которое входят частные виды проявления войны – конфликты.

Любой конфликт несет в себе как позитивные, так и негативные в социокультурном смысле черты, однако преобладание в нем тех или других позволяет охарактеризовать его как конструктивный, либо же как деструктивный19. Так, по мнению специалиста по конфликтологии С.М. Емельянова, позитивные стороны конфликта заключаются в следующем:

- конфликт ускоряет процесс самосознания и одновременно служит осознанию (идентификации) общности, сходству интересов; он способствует разрядке, играет роль отводного клапана для конструктивного выхода эмоций; демонстрирует недовольство существующим положением; предотвраПетров М.К. Искусство и наука. Пираты Эгейского моря и личность. – М.: РОССПЭН, 1995. – С. 223.

Лоренц К. Так называемое зло. / Под ред. А.В. гладкого; Сост. А.В. Гладкого, А.И.

Федорова; Послесловие А.И. Федорова. – М.: Культурная революция, 2008. – С. 261.

Емельянов С.М. Практикум по конфликтологии. – 2-е изд., перераб. – СПб.: Питер, 2001. – 400 с. – С. 126.

щает застой, заставляет двигаться вперед, отрицая старые, отжившие отношения; выполняет стабилизирующую роль; способствует разрешению противоречий, стимулирует переоценку ценностей, ускоряет становление новых политических структур.

Деструктивное воздействие выражается в том, что:

- конфликт создает угрозу социальной системе и подрывает доверие сторон друг к другу, а также порождает разобщенность; может привести к дезинтеграции и дестабилизации общества, нередко влечет за собой гибель людей и уничтожение материальных ценностей.

В любом обществе сосуществуют многообразные конфликты: экономические, религиозные, эстетические и т.д.. Пожалуй, наиболее выразительный пример культуротворческой амбивалентности природы войны можно встретить в политическом конфликте. Ведь интеграция и эволюция общественных процессов никогда не прекращается, причем эволюция никогда не сможет устранить все общественные конфликты. Потому что политический конфликт является неотъемлемой чертой мира политики, мотивационной основой политической жизни. Одно невозможно без другого, поэтому современные определения политики предполагают включение в ее структуру феномена конфликта. Именно в открытом общественном столкновении мнений социальный мир приобретает новый характер, становится политическим миром. Очень немногие правители прошлого могли сочетать успешное правление с плохим полководческим талантом или незавидной военной репутацией.

Сила божественного или юридического права на власть во многом зависела от практических способностей поддерживать это право силой20.

Особой формой проявления политических конфликтов являются войны и вооруженные конфликты, которые можно объединить в одно понятие – военные конфликты. Всякая война, как межгосударственная, так и внутригосударственная, является по своей сути вооруженным конфликтом, однако не

Макглинн Шон Узаконенная жестокость: правда о средневековой войне. – Смоленск:

20 Русич, 2011. – С. 105.

всякий международный или внутренний вооруженный конфликт дорастает до масштабов войны. Военные конфликты рассматриваются как особая форма проявления политических конфликтов потому, что любая война, по общеизвестному определению классика военной теории XIX века К. Клаузевица, есть продолжение политики – иными, насильственными средствами.

Вероятно, первую попытку оценить значение войны в европейской традиции предпринял античный философ Гераклит, который констатировал, что «война – отец всего»21. Борьба, война в широком смысле слова – это метафизический принцип становления человеческого бытия, своего рода борьба противоположностей, приводящая к некоторому положительному, иногда отрицательному итогу22. По Аристотелю, вся человеческая жизнь распадается на занятия и досуг, на войну и мир. Занятия существуют ради досуга, а война – ради мира23.

Мировая философская мысль имеет серьезную традицию исследования войн, постижения их тайных и явных причин, движущих сил, целей и средств. Отношения философии и войны принимали самые разные формы: от пропаганды вооруженного насилия до полного его неприятия, от беспристрастного исследования, до попыток влиять на изменение облика вооруженных сил и боевых действий. По утверждению А.А. Скворцова войны не историческая реальность, а наша действительность, мы живем во время войны24.

Приходится отметить, что понимание позитивной роли войны как соперничества сил доброй воли, способствующего всестороннему развитию личности или общества, остается уделом философствующего меньшинства.

Так как слишком часто этот идеал заслоняется деструктивным проявлением войны в ее узком понимании как явления агрессивного вооруженного конфликта, насчитывающего длинную историю насильственного кровопролития.

Кессиди Ф. Гераклит [Текст]. – 3-е изд., испр., доп. – СПб.: Алетейя, 2004. – С. 99.

Философский энциклопедический словарь. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С. 50.

Аристотель Политика. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. – С. 263.

Скворцов А.А. Русская религиозная этика войны ХХ века. Монография. – М.: МАКС Пресс, 2002. – С. 7.

Вооруженное насилие затронуло каждый участок земной поверхности, где человек вступал в контакт или конфликт с другим человеком. Убедительные данные в подтверждение факта доминирования войны во все исторические времена говорят о том, что с 1496 года до н. э. по 1861 год н. э., за 3357 лет, было всего лишь 227 лет мира и 3130 лет войны, или, другими словами, на один мирный год приходится 13 военных лет. За последние три века в Европе было 286 войн. С 1500 года до н. э. по 1860 год н. э. действие свыше 8000 мирных договоров было прекращено, хотя они должны были оставаться в силе еще долгое время. Среднее время их действия составило 2 года25. При этом с ростом человеческого населения и развитием цивилизации вооруженные конфликты вовлекают все большие группы людей и приносят все большие разрушения. По утверждению М. Дэйви, причиной войны является борьба за жизненное пространство, и именно поэтому война всегда существовала и, если не будут найдены другие средства урегулирования, всегда будет существовать.

Таким образом, война выступает как сложное многозначное явление, проникающее собой все сферы бытия. В результате чего формируются связанные с практикой войны нормы и ценности – зарождается воинский этос.

В связи с практикой войны существует множество специфических условий и обстоятельств, сопровождающих военную деятельность, повлиявших на формирование разных сторон воинского этоса. Такое формирование было обусловлено, прежде всего, экстремальными ситуациями на войне, которые обостряют до предела человеческие чувства, вызывают необходимость принятия немедленных решений, а также позволяют проявиться сильному волевому характеру и создают личности, способные принимать самостоятельные решения независимо от сторонних авторитетов26. Экстремальные ситуации требуют умения работать в команде, предельной четкости и слаженности Дэйви М. Эволюция войн /Пер. с англ. Л.А. Калашниковой. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2009. – С. 18.

Сенявская Е.С. Психология войны в ХХ веке: исторический опыт России. – М.:

РОССПЭН, 1999. – С. 57.

действий. Если в мирное время отдельные черты человека не проявляются, то в бою они раскрываются. Военная обстановка выявляет те свойства личности, которые в мирное время оказываются в какой-то мере второстепенными или не требуют крайних своих проявлений.

Война – явление многомерное. Так или иначе, в ней находят отражение почти все стороны жизни общества, спроецированные, однако, на экстремальную ситуацию конфликта с внешним миром, с другими социумами. Общество в войнах, особенно крупных, вынуждено отмобилизовывать весь свой ресурсный потенциал: экономический, социальный, оборонный и т. д. Но в ряду этих ресурсов ключевым практически всегда оказывается собственно человеческий потенциал в различных его проявлениях. Ведь война – это область реальной опасности, поэтому самой востребованной практической ценностью во всех отношениях здесь выступает мужество.

Воинский этос, как нормативно-ценностное содержание воинской практики, зародился в результате войн в эпоху, предшествовавшую созданию современной регулярной армии. Вместе с тем современный воинский этос в условиях глобализации носит универсальный характер и включает в себя фундаментальные ценности, созданные воинскими культурами прошлого, которые имели сословно-корпоративный замкнутый характер. Зачатки, элементы военно-этических знаний, первые описания «воинских кодексов чести» мы находим в старинных летописях, сказаниях, былинах, описаниях различных походов и сражений таких как: «Законы Ману», «Илиада», исландские саги, «Слово о полку Игореве», легенды о рыцарях Круглого стола и т.п.

–  –  –

В зависимости от культурно-исторических особенностей можно говорить о частных видах воинского этоса прошлого, как о предшествовавших современному виду этапах по ходу общей эволюции воинского этоса. Можно также говорить об этих этосах как о составных частях общего рода наравне с современным видом. Как о наиболее ярких явлениях таких частных видов прошлого следует вспомнить здесь о воинском этосе гомеровских героев и спартанцев, воинском этосе рыцарского сословия средневековой Европы и самураев феодальной Японии. Независимо от расстояния, отделяющего нас от древних представлений, фундаментальные ценности воинского этоса аристократов-рабовладельцев-феодалов прошлого остаются актуальными вплоть до наших дней, в эпоху господства демократических ценностей. Фундамент воинского этоса, следы которого можно проследить до нашего времени, закладывался даже на еще более раннем этапе общественно-исторического развития, нежели чем рабовладельческо-феодальный.

Так, главным занятием эпох дикости и варварства являлись войны27. В примитивных обществах, не обладавших государственностью, таких, например, как племена индейцев Дикого Запада, можно выделить некоторые универсалии, присущие древнему воинскому этосу. Главная их особенность обуславливалась тем, что война касалась каждого члена племени от рождения до смерти. Свою определенную роль наравне с мужчинами в ней играли также Дэйви М. Эволюция войн /Пер. с англ. Л.А. Калашниковой. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2009. – С. 9.

и дети, женщины, пожилые. Белые современники, участники сражений с краснокожими, сообщали, что наиболее агрессивными бойцами среди них были юноши 16-25 лет28. Причина заключалась в том, что слишком много в социальной жизни племени зависело от военных заслуг, и молодой человек, не проявивший себя на тропе войны, был никем. Стремясь завоевать общественное признание, молодые бойцы, не раздумывая, бросались на самые опасные участки боя, совершая подвиги или погибая. В то же время мужчины среднего возраста, уже добившиеся определенного положения в племени, обычно резко отходили от участия в набегах, а зачастую и в рейдах.

Индейцы Дикого Запада никогда не вели войн на полное уничтожение противника. Среди мотивов каждого воина можно выделить четыре основных: военная слава, оказывавшая огромное влияние на положение мужчины в племенном сообществе; добыча; месть; защита своего народа и охотничьих угодий. Война была основным видом деятельности мужчин и главной движущей силой всей индейской культуры. Детям с юного возраста внушали, что смерть в бою, помимо того, что сама по себе почетна, защищает человека от всех неприятностей, которые ожидают стариков. Индейский воин не знает прощения, и оскорбление может быть смыто только кровью. В убийстве же безоружного или беспомощного врага, по индейским понятиям, не было ничего предосудительного. Традиция предписывала защищать женщин и незнакомцев от оскорблений. Никогда не предавать друзей. Не сносить оскорблений и мстить врагам. Не бояться смерти, поскольку лишь трусы боятся ее. С раннего детства мальчикам внушали, что храбрость – важнейшее из качеств мужчины. Дети не должны были бояться зрелища трупов, ран и увечий. В селение с поля боя приносили отрезанные у убитых врагов руки, ноги и головы, и мальчишки били по ним и наступали ногами. Считалось, что таким образом ребенок быстрее привыкнет к жестокостям войны. Воины Стукалин Ю.В. Энциклопедия военного искусства индейцев Дикого Запада. – М.: Яуза, Эксмо, 2008. – С. 165.

некоторых племен вырезали сердца убитых врагов и увозили для ритуального пиршества.

Сначала примитивные общества, затем государство формировались в борьбе за жизненное пространство. Согласно выводам этолога В.Р. Дольника, изучение поведения человека и ближайших к нему видов не оставляет сомнения в том, что ему свойственно образовывать мужские (самцовые) иерархии. Они образуются не только в результате сознательной деятельности, но и самопроизвольно, спонтанно, подобно тому, как образуются кристаллы льда и соли. Человек унаследовал от своих предков генетические программы образования из мужчин оборонительной структуры, предназначенной для двух целей – обороны от хищников и защиты территории стада. Поэтому человеческое общество глубоко милитаризировано как в открытой, так и в скрытой формах. Разрешение конфликта силой – первое, что приходит на ум как на индивидуальном, так и на групповом уровне29.

По идее Ф. Энгельса, возникновению государства содействовал институт дружины30. Военный вождь, приобретший славу, собирал вокруг себя отряд жаждавших добычи молодых людей, обязанных ему личной верностью, как и он им. Он содержал и награждал их, устанавливал известную иерархию между ними. Для малых походов они служили ему отрядом телохранителей, для более крупных – готовым офицерским корпусом. Дружины можно было удержать как организованное целое только путем постоянных войн и разбойничьих набегов.

Социокультурная ситуация жесткого сословно-классового разделения общества оказала сильнейшее влияние на дальнейшее формирование воинского этоса. Ведь источник войн как социально-политических явлений, их генезис начал интенсивно развиваться с возникновением антагонистического классового общества, базирующегося на частной собственности. Выводы Ф.

Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. Беседы о поведении человека в компании птиц, зверей и детей. Издание 4-е, дополненное. – СПб.: ЧеРо-на-Неве, Петроглиф, 2004. – С. 258.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. В связи с 30 исследованиями Льюиса Г. Моргана. – М.: Политиздат, 1989. – С. 148.

Энгельса подтверждают и современные исследователи, такие как С.П. Мосов: с этого времени, война стала выступать выражением крайнего обострения политических противоречий и одновременно специфическим способом их проявления и разрешения31. Согласно М.К. Петрову существование государственной структуры становится оправданным и необходимым только при естественном или искусственном выдерживании опасности32. В наше время Дж. Даймонд закрепляет эти наблюдения, отмечая, что фундаментальные параметры человеческого творчества универсальны33.

Например, для греческого гражданина хроническая война была нормальным состоянием – война обогащала город, тогда как сословие граждан не вынесло бы длительного мира34. Такое течение дел накладывало соответствующий отпечаток на их характер, который можно считать вполне милитаризированным. Считалось, что военное искусство служит для приобретения собственности. Ведь является же искусство охоты частью военного искусства: охотиться должно как на диких животных, так и на тех людей, которые, будучи от природы предназначенными к подчинению, не желают подчиняться. А такая война, согласно античным представлениям, по природе своей справедлива. Господином называют не за знания, а за природные свойства.

Точно так же обстоит дело с рабом и свободным.

А.А. Гусейнов называет воинский этос древних греческих воинов, описанных в «Илиаде» Гомера, этосом героическим. Герои ставят перед собой задачу – жить подобно богам и невозможное в физическом смысле бессмертие компенсировать бессмертием дел. Тем самым обозначается пространство Мосов С.П. Война или мир – выбор за человечеством: Монография. – К.: Изд. дом «Румб», 2007. – С. 26.

Петров М.К. Искусство и наука. Пираты Эгейского моря и личность. – М.: РОССПЭН, 1995. – С. 207.

Даймонд Дж. Ружья, микробы и сталь: Судьбы человеческих обществ / Джаред Даймонд; пер. с англ. М. Колопотина. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: CORPUS, 2010. – С.

335.

Вебер М. История хозяйства. Город. – М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. – С. 300.

героического этоса35. Античного героя делает героем то, что он отождествляет себя со своей божественной половиной и решается подниматься вверх.

Свою жизнь, с бренностью которой он ничего не может поделать, герой наполняет смыслом, выходящим за ее бренные границы. Он ставит все на кон ради того, чтобы оказаться в пространстве божественного бессмертия. Герой делает выбор в пользу бессмертных дел.

От героя требуются также рассудительность, прозорливость, искусство убеждения. Героический мир античности – пространство бессмертных дел и одновременно с этим пространство речи. Благородной доблести надо учиться, ее надо культивировать. Она требует дисциплины, состоящей в том, чтобы страсти и интересы корpeктиpовaть, направлять мудрой речью. У Гомера намечается ставшая магистральной для европейской культуры и этики тенденция, отождествляющая нравственно достойное поведение с поведением разумным.

Интересно сравнить с описанным у Гомера воинским этосом спартанский этос. Несмотря на сходную во многом позицию в социальной структуре, несмотря на одинаковую свободу от хозяйственных забот, одинаковое презрение к любым невоенным занятиям и одинаково высокую оценку мужества как главной добродетели воина, различия между образом воина у Гомера и в Спарте существенны. У Гомера – индивидуализм во всех перечисленных выше значениях, в Спарте – послушание, отсутствие потребности в независимости. У Гомера – многократно подчеркиваемая роль разума, роль личного опыта, приобретенного в многочисленных путешествиях (Одиссей); в Спарте

– ксенофобия, пренебрежение к интеллектуальным достоинствам и всяческие препоны проникновению чужеземной мудрости. У Гомера – восхваление гармоничной семейной жизни, в Спарте семья, по существу, разрушена. У

Гусейнов А.А. Античная этика. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011. – С. 6.

Гомера – чувствительность к красоте человека, в Спарте – невысокая эстетическая культура и искусство, подчиненное интересам власти36.

Аристотель, знакомый со спартанскими методами воспитания, выступал как их противник, отстаивая и развивая классическую эллинскую теорию воспитания, основанную на гомеровских образцах. Философ писал, что ни у животных, ни у варварских племен не заметно, чтобы храбрость непременно сопутствовала самым диким из них. Напротив, она сопутствует скорее более кротким. Есть много племен, которые питают склонность к убийствам и людоедству, но все это племена разбойничьи, которые храбростью вовсе не обладают. Бесполезно развивать физическую мускулатуру, если на первом месте не стоит внутренняя культура. Первую роль должно играть прекрасное, а не «дикоживотное», как у спартанцев37.

На фундаментальную ценность в военном искусстве таких атрибутов внутренней культуры как разум и сообразительность указывается во всех наиболее известных воинских традициях: «Встречаясь с соперником, используйте свой разум, и вы никогда не почувствуете усталость, независимо от того, сколько схваток вы проводите и сколько дней они длятся. Задумайтесь над этим и упорней тренируйтесь»38.

Прямым продолжателем героического воинского этоса античности является воинский этос рыцарей средневековой Европы. М. Оссовская считала, что воссоздание рыцарского этоса лучше всего начать с изучения «Илиады»39. С.Э. Зверев также делает наблюдение, что рыцарская система воспитания принципиально мало чем отличалась от античных систем воспитания воинов40. Сплоченность, например, ясно просматривающаяся в древнегреческих эпосах, являлась основной литературной темой средневековых рыцарОссовская М. Рыцарь и буржуа: Исслед. по истории морали: Пер. с польск./ Общ. ред.

А.А. Гусейнова. – М.: Прогресс, 1987. – С. 72.

Аристотель Политика. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. – С. 278.

Стивенс Джон Меч Без-Меча. Жизнь мастера боевых искусств Тэссю. – СПб.:

ЕВРАЗИЯ, 2012. – С. 49.

Оссовская М. Рыцарь и буржуа: Исслед. по истории морали: Пер. с польск./ Общ. ред.

А.А. Гусейнова. – М.: Прогресс, 1987. – С. 39.

Зверев С.Э. Речевое воспитание военнослужащих. – СПб.: Алетейя, 2013. – С. 92.

ских поэм, как мы видим на примере отношений между Роландом и Оливером в знаменитой «Песне о Роланде». К XII в. воинская дружба начинает цениться превыше всего остального41.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 
Похожие работы:

«БЕСЕДИНА Ирина Владимировна РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА БУДУЩИХ АРХИТЕКТОРОВ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ Специальность 13.00.08 – Теория и методика профессионального образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, доцент Л.А. Сатарова...»

«Амрахова Айнура Камильевна ОБУЧЕНИЕ ИНОЯЗЫЧНОЙ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ УЧАЩИХСЯ-ЛЕЗГИН (английский язык, основная школа) 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (иностранные языки, уровень основного общего образования) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный...»

«ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО СОВЕТА Д 212.180.01 НА БАЗЕ ФГБОУ ВПО «ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ», МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК аттестационное дело № _ решение диссертационного совета от: 3 июня 2015 г., протокол № 126 О присуждении Бесединой Ирине Владимировне ученой степени кандидата педагогических наук. Диссертация «Развитие творческого потенциала будущих архитекторов в...»

«МИКАЭЛЯН ДИАНА АРМЕНОВНА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ГОТОВНОСТИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ К ОСОЗНАННОМУ ВЫБОРУ БУДУЩЕЙ ПРОФЕССИИ 19.00.07 – педагогическая психология (психологические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент И.И....»

«Мартыненкова Марианна Геннадьевна ВЕРБАЛЬНЫЕ И НЕВЕРБАЛЬНЫЕ ПЕРЛОКУТИВНЫЕ ФАКТОРЫ ТЕЛЕВИЗИОННЫХ СООБЩЕНИЙ (на примере новостного политического дискурса) Специальность 10.02.19 – теория языка ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор...»

«ИЛЬИНА Нина Федоровна СТАНОВЛЕНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ ПЕДАГОГА В РЕГИОНАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.08 – Теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора педагогических наук Научный консультант доктор педагогических наук,...»

«Сергиенко Ирина Николаевна Становление профессиональной компетентности будущих педагоговмузыкантов в условиях вариативного использования форм обучения 13.00.08 – теория и методика профессионального образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель:...»

«ГЕРАСИМОВА ЕЛЕНА КОНСТАНТИНОВНА МЕТОДИКА РАЗРАБОТКИ ЭЛЕКТРОННЫХ УЧЕБНЫХ МАТЕРИАЛОВ НА ОСНОВЕ СЕРВИСОВ WEB 2.0 В УСЛОВИЯХ РЕАЛИЗАЦИИ ФГОС ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (информатизация образования) Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор...»

«УДК: 787.2.082.4:78.071.1(430)17 Дарда Валерия Николаевна ЖАНРОВО-СТИЛЕВЫЕ ПАРАМЕТРЫ АЛЬТОВОГО КОНЦЕРТА В ТВОРЧЕСТВЕ КОМПОЗИТОРОВ МАНГЕЙМСКОЙ ШКОЛЫ Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Научный руководитель: доктор искусствоведения,...»

«КОРЕНЬКОВА Марина Сергеевна ФОРМИРОВАНИЕ У СТАРШЕКЛАССНИКОВ ОТНОШЕНИЯ К СЕМЬЕ КАК СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМОЙ ЦЕННОСТИ В УСЛОВИЯХ ПРОЕКТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 13.00.01 — общая педагогика, история педагогики и образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный...»

«ПРИХОДЬКО Яна Викторовна ФОРМИРОВАНИЕ ИНОЯЗЫЧНОЙ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КАДЕТА СРЕДСТВАМИ ИНТЕРНЕТ-ТЕХНОЛОГИЙ 13.00.01 — общая педагогика, история педагогики и образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, доцент ЕЖОВА Т.В....»

«ИЛАЛТДИНОВА Елена Юрьевна ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ А.С. МАКАРЕНКО (1939 – 2013 гг.) 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора педагогических наук Нижний Новгород 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. Введение.. 4 ГЛАВА...»

«Малявина Светлана Григорьевна Проблема обучаемости в теории и практике преподавания музыки Специальность: 13.00.02. Теория и методика обучения и воспитания (музыка, уровни общего и профессионального образования) Диссертация на соискание учёной степени кандидата педагогических наук Научный консультант: доктор педагогических наук, профессор А.С. Базиков Липецк 201 Оглавление...»

«Дружинина Наталия Васильевна МНОГОУРОВНЕВАЯ МОДЕЛЬ РЕАЛИЗАЦИИ ДИСТАНЦИОННЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ ДОШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ специальность 13.00.08 – теория и методика профессионального образования Диссертация на...»

«КУЧЕРЕНКО Диляра Мунировна ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННОЙ ПОЗИЦИИ ПОДРОСТКА СРЕДСТВАМИ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук...»

«ИВАНЕНКО ИЛОНА АНАТОЛЬЕВНА ПОДГОТОВКА РУКОВОДИТЕЛЕЙ ШКОЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В СОВРЕМЕННОЙ СИТУАЦИИ МОДЕРНИЗАЦИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.08. теория и методика профессионального образования Диссертация на соискание ученой степени доктора педагогических наук...»

«Гавриков Александр Анатольевич ФОРМИРОВАНИЕ ПРОЕКТНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ БУДУЩЕГО ВОЕННОГО ИНЖЕНЕРА В ПРОЦЕССЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ 13.00.08 теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор...»

«Добромыслова Татьяна Петровна ФОРМИРОВАНИЕ ГОТОВНОСТИ ОБУЧАЮЩИХСЯ К ЧТЕНИЮ ИНОЯЗЫЧНЫХ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫХ ТЕКСТОВ КАК К ТЕКСТОВОСПРИНИМАЮЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ЭТАПЕ ПРЕДПРОФИЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ (АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК. ОСНОВНАЯ ШКОЛА) 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания...»

«КОВПАК ИРИНА ОЛЕГОВНА МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ ЭЛЕМЕНТАМ СТОХАСТИКИ В КУРСЕ МАТЕМАТИКИ 5-6 КЛАССОВ, РЕАЛИЗУЮЩАЯ ТРЕБОВАНИЯ ФГОС ОСНОВНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Специальность 13.00.02 теория и методика обучения и воспитания (математика) Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель:...»

«БЕРЕЗИНА ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА ПОПУЛЯЦИОННАЯ СТРУКТУРА, ОСОБЕННОСТИ МОРФОЛОГИИ И ПОВЕДЕНИЯ И РОЛЬ ДОМАШНИХ СОБАК И КОШЕК В РАСПРОСТРАНЕНИИ ПРИРОДНО-ОЧАГОВЫХ ИНФЕКЦИЙ В РОССИИ Специальность 03.02.04 – зоология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук Омск 2015 Содержание Введение Глава 1. ДОМАШНИЕ СОБАКА (CANIS LUPUS FAMILIARIS) И КОШКА (FELIS SILVESTRIS CATUS) КАК ОБЪЕКТ БИОЭКОЛОГИЧЕСКОГО...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.