WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ВЕРБАЛЬНЫЕ И НЕВЕРБАЛЬНЫЕ ПЕРЛОКУТИВНЫЕ ФАКТОРЫ ТЕЛЕВИЗИОННЫХ СООБЩЕНИЙ (на примере новостного политического дискурса) ...»

-- [ Страница 1 ] --

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

Мартыненкова Марианна Геннадьевна

ВЕРБАЛЬНЫЕ И НЕВЕРБАЛЬНЫЕ ПЕРЛОКУТИВНЫЕ ФАКТОРЫ



ТЕЛЕВИЗИОННЫХ СООБЩЕНИЙ

(на примере новостного политического дискурса) Специальность 10.02.19 – теория языка

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор Е.Г. Борисова Москва 201 Оглавление ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………. 4 ГЛАВА I. Воздействие на общественное сознание в системе массовых 1 коммуникаций…………………………………………………………………….

1.1. История изучения воздействия на общественное сознание……………… 1.1.

1.1.1. 1.1.1. Понятие общественного сознания и исторически сложившиеся подходы к его изучению………………………………………………………… 1.1.2. 1.1.2. Язык массовой коммуникации как объект изучения в различных 1 парадигмах………………………………………………………………………..

1.1.3. 1.1.3. Специфика телевидения как инструмента влияния …………………….

Средства воздействия телевидения на общественное сознание………… 1.2.

Выводы по Главе I………………………………………………………………….

ГЛАВА II. Особенности анализа политического телевизионного дискурса… 5

2.1. Дискурсивный анализ как способ выявления языковых факторов влияния телевидения………………………………………………………………………..

2.2. Выстраивание аргументации в политическом телевизионном дискурсе….

Выводы по Главе II………………………………………………………………… 96 ГЛАВА III. Телевизионный формат как поликодовый текст…………………. 98

3.1. Влияние вербального ряда…………………………………………………….. 99

3.2. Влияние «картинки» на восприятие вербальной информации новостного 113 выпуска……………………………………………………………………………….

3.2.1. Эмоциональная составляющая………………………………………….. 1 3.2.2. Влияние на ассоциации…………………………………………………… 1 Выводы по Главе III…………………………………………………………….. 13 ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………. 1 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………………… 1 Материалы………………………………………………………………………… 1 П

–  –  –

Приложение 2………………………………………………………………………… Приложение 3………………………………………………………………………… 214 Приложение 4………………………………………………………………………… 2 Введение.

Язык средств массовой информации, являясь усредненным языком нации, охватывает имеющие общественный интерес стороны жизни общества. Ведущее место среди этих сфер принадлежит политике. Как область государственной, общественной деятельности политика во многом определяет жизнь социума. Средства массовой информации могут выступать в поддержку той или иной политической позиции, занимать оппозиционную сторону или придерживаться нейтралитета. Все это отражается в языковом поле СМИ в целом, и в вербальной составляющей телевизионных новостных программ в частности. В телепередачах эта информация получает отражение и в невербальных компонентах сообщения.

Анализ телевизионных сообщений выявил две тенденции: с одной стороны, «картинка» новостного сообщения, связанного с внешней и внутренней политикой, оказывается в рамках довольно жсткого контроля и демонстрирует тенденцию к унификации, черты индивидуального стиля телеканалов во многом утрачиваются: «Если видишь прямую трансляцию на BBC, то с вероятностью 99,99% это же самое через секунду появится на CNN, на английской Аль-Джазире и на Евроньюс… абсолютно одно и то же, одинаковый посыл, подход» [Симоньян 2008 www], с другой стороны

– вербальное сопровождение разнится и зависит от политической ситуации в стране и от конкретного телеканала. Анализ телевизионных новостей Первого канала, телеканалов «Россия», НТВ и англо-, франко- и русскоязычной версий телеканала позволяет рассмотреть Euronews особенности политических коммуникаций в медийном дискурсе, в том числе языковую специфику сообщений.

Известный советский философ специалист теории познания М. Мамардашвили отмечал, что «философский акт состоит в том, чтобы блокировать в себе нашу манию мыслить картинками. И когда мы убираем картинки и предметные референции из нашего сознания, мы начинаем мыслить» [Мамардашвили 2004]. При этом по проанализированным материалам можно заметить, что для эффективной подачи материалов на телевидении журналисты опираются на предметные референции – это позволяет подать телевизионный сюжет более образно и получить нужный отклик аудитории.





В условиях, когда средства массовой информации являются важным инструментом воздействия на аудиторию, изучение языковой специфики сообщений, коммуникативных стратегий и тактик телевизионных политических программ становится чрезвычайно важным. В международной журналистике существует термин «эффект CNN» (CNN effect), суть которого заключается в спаде экономики во время чрезвычайных событий в мире, к которому приводит массовое сидение перед телевизорами и просмотр новостей, касающихся этого события1. Изучение языка современных новостных программ позволяет обозначить не только собственно лингвистические тенденции в массовой коммуникации, но и актуальные проблемы общества в целом. Особенности массмедийного политического дискурса высвечивают динамику социальных преобразований.

Со стороны научного сообщества в разных науках интерес к телевизионному влиянию на протяжении многих лет оставался весьма высоким. Так, проведение анализа исследовательских работ показало, что 30% изученных работ относится к телевидению, около 20% – к различным другим СМИ, около 12% рассматривают так называемые новые СМИ, около 7% приходится на Интернет, 0,6% публикаций посвящено кино и ещ 0,6% – радио [Винтерхофф-Шпурк 2007: 38].

Актуальность исследования определяется необходимостью углубленного анализа языка телевизионных новостных выпусков с учетом предположительных источников воздействия на аудиторию, важностью для современной лингвистики разработки новых методов исследования политического дискурса, практическими задачами, связанными с

1 American journalism review // http://ajrarchive.org/Article.asp?id=3572

выявлением динамики языковых процессов, которые позволяют определить представление о языковой норме в современной обществе.

Лингвистами были исследованы новостной, телевизионный и политический дискурсы, которые, предположительно, оказывают влияние на аудиторию, однако не было уделено достаточное внимание новостному политическому дискурсу в телевизионных программах, а лингвистический анализ не сопровождался анализом поликодовых элементов телесообщения.

Цель диссертационного исследования заключается в выявлении языковых перлокутивных факторов влияния телевизионных программ на аудиторию и описании способов воздействия вербальных и невербальных составляющих телевизионных новостей. Под перлокутивными факторами понимается целенаправленное воздействие на чувства и мысли воспринимающей телевизионное сообщение аудитории.

Для достижения поставленной цели решаются следующие исследовательские задачи:

выявить специфику телевизионных новостных политических 1) программ, принадлежащих к междискурсивному полю, что позволяет относить их как к политическому дискурсу, так и к медиадискурсу;

рассмотреть новостные телевизионные политические программы 2) как разновидность поликодовых текстов для выявления общих способов метаязыкового описания;

спрогнозировать возможные способы воздействия телевизионных 3) выпусков на аудиторию с помощью вербальных и невербальных средств;

сравнить телевизионные и печатные политические материалы для 4) выявления факторов воздействия видео на понимание текста (влияние идентичных текстов, представленных в прессе или дополненных видео на телеканалах).

Решение поставленных задач потребовало применения следующих методов: общетеоретических (синтез, сравнение, прогнозирование), функционального, описательного, сопоставительного методов, которые позволили проанализировать телевизионные политические новостные программы и провести сравнительный анализ различных телеканалов на нескольких языках (телеканал Euronews на русском, английском и французском языках).

Во время написания работы в мировой политике произошли изменения, связанные с так называемыми событиями Евромайдана. Телевидение при освещении данного вопроса стало основным источником информации для жителей России: согласно исследованию Левада-центра2 94% россиян узнают о событиях на Украине и в Крыму из телевизионных источников. Для верификации данных диссертации были проведены выборочные исследования новостей об украинских событиях. В ходе анализа были выделены смысловые различия вербальных составляющих английской, французской и российской версий новостных выпусков телеканала Euronews при демонстрации единого видеофрагмента, несоответствие текстовых подводок и видеоматериалов, которые данные подводки иллюстрируют.

Полученные данные подтвердили тенденции, выявленные ранее в ходе диссертационного исследования, и не повлекли за собой корректировок в содержании работы.

Степень научной разработанности проблемы. В ходе исследования в качестве теоретической основы были взяты труды, в которых рассматриваются вопросы влияния языка средств массовой информации на аудиторию, закономерности, формы и методы построения массмедийных текстов. Среди подобного рода трудов работы А. Д. Васильева, в которых анализируются примы использования лексико-фразеологических единиц русского языка для формирования определнного общественного мнения, герменевтика российского теледискурса; Т. А. ван Дейка, отметившего важность анализа внеязыковых категорий, скрытых за текстом, и рассматривающего новости как особый вид дискурса; С. В. Светаны, одной 2 http://www.levada.ru/12-05-2014/rossiyane-ob-osveshchenii-ukrainskikh-sobytii-i-sanktsiyakh из первых исследователей характеристик устной телевизионной речи, выделившей основы эффективной вербальной составляющей телепередачи.

Изучением способов словесной манипуляции занимается теория речевых актов Дж. Остина. Влияние на зрителей с помощью вербальных и невербальных средств было проанализировано в трудах: О. П. Березкиной, исследовавшей социально-психологическое воздействие телевидения на разные возрастные аудитории; Е. Г. Борисовой, анализирующей привнесение нового смысла в телевизионную программу посредствам передачи эмоций; П. Бурдье, рассматривавшего поликомпонентовость телевизионных выпусков, в результате которой образуется «поле»

(политики, журналистики), представленное в лице конкретных индивидов;

П. Винтерхофф-Шпурка, выявившего психологические проблемы влияния на телезрителей; Л. В. Матвеевой, исследовавшей особенности восприятия в различных культурных традициях телевизионной рекламы; Р. Пацлафа, в работе которого выявлены неосознаваемые воздействия телевидения на физиологические способности телезрителей, в частности полугипнотическое состояние, с которым можно сравнить состояние при просмотре телевидения, в результате которого «расход энергии при просмотре телевидения становится меньше, чем в состоянии покоя»; Р. Харриса, проводившего анализ ложного толкования телезрителями демонстрируемых на телевидении эмоций, которые являются основой их психологического опыта. В результате телевизионный сюжет может быть воспринят неадекватно.

Исследованию политического дискурса и его влияния на аудиторию посвятили работы такие специалисты, как А. Н. Баранов, П. Б. Паршин исследовавшие языковые механизмы интерпретации действительности как средство воздействия на сознание; Т. А. ван Дейк, рассматривавший выявление и анализ внеязыковых категорий, скрытых за текстом в политическом дискурсе; Г. Г. Почепцов, анализировавший роль тележурналиста как интерпретатора, посредника между зрителем и сообщением; Н. Фэрклаф, написавший, что медиатизированный политический дискурс представляет собой своеобразный гибрид дискурсов обыденной жизни, социополитических движений, различных областей академического и научного знания и др. с журналистским дискурсом, и соответственно, этот тип дискурса представлен специфическим «репертуаром голосов» (социальных агентов); А. П. Чудинов, рассматривавший особенности политического дискурса институциональность и ритуализированность, ярко выраженный личный характер политической коммуникации, наличие скрытой оценочности, экспрессивной лексики, сочетания агрессивности и толерантности;

Е. И. Шейгал, смоделировавшей шкалу отнеснности текстов к политическому или медийному дискурсам.

Анализ телевизионного и медиатизированного дискурсов представлен в работах Р. Водак, выделившей такие понятийные категории, как «наши» и «другие» в качестве основных инструментов разобщения внутри социума;

утверждавшей, что достижение эффекта происходит за счт навешивания ярлыков и многократного повторения номинативных конструкций, Дж.

Фиске - наращивание смыслов при создании сообщения в телевизионном дискурсе, Дж. Хартли, сформулировавшем понятие семиотической избыточности СМИ, позволяющей предполагать возможность наличия нескольких идеологических кодов в рамках медиатизированного политического дискурса.

Вместе с тем работы перечисленных выше авторов не позволяют считать проблему выявления и описания воздействия телесообщения на зрительскую аудиторию исчерпанной, так как в них не приводится описание единого метаязыка, который позволяет выявить роль того или иного компонента сообщения в создании общего перлокутивного эффекта, что дат возможность для дальнейшей разработки данной темы.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в данной работе выявлена структура массмедийного текста с точки зрения вербальной и невербальной составляющих, предположительно, воздействующиих на зрителя. В диссертационном исследовании проанализированы особенности влияния видеосоставляющей телевизионного политического дискурса на понимание вербального сообщения. Исследование взаимодействия вербальной и визуальной составляющей позволили сделать вывод о возникновении синергетического эффекта телевизионных программ: вербальный ряд общения заменяется невербальными элементами (взглядами, мимикой, жестикуляцией, сопровождающими речь действиями, коммуникативно значимым молчанием), что приводит к потенциальному усилению эффекта воздействия. Данная специфика, присущая телевизионным программам, позволяет вывести исследование на междисциплинарный уровень изучения новостного телевизионного формата, так как в работе совместно с языковыми факторами рассмотрены паравербальные.

Предметом диссертационного исследования являются вербальные средства влияния на аудиторию. При этом отмечаются изменения, которые претерпевает вербальная составляющая под воздействием невербальных факторов телевизионной среды, редакционной политики и индивидуальной стилистики телеканалов.

Объектом исследования является пласт телевизионных политических новостных выпусков.

Материалом исследования являются корпусы текстов телевизионных новостных программ, посвященных современным военным конфликтам, сайта Медиалогия (порядка 50 тематических сообщений) и сайта телеканала Euronews (более 150 новостных фрагментов на русском, английском и французском языках).

При рассмотрении предмета исследования использовались следующие методы: контент-анализа, дискурсивного анализа, лингвопрагматического анализа.

Теоретические положения, выносимые на защиту:

При рассмотрении вербального компонента телевизионных 1.

выпусков, можно выделить следующие уровни речевого воздействия на аудиторию: фонологический, просодический, соматический, лексикосемантический, морфо-синтаксический, экстралингвистический.

Телевизионные политические программы могут быть отнесены 2.

как к политическому, так и к медиадискурсу в зависимости от способа рассмотрения предмета.

Средства воздействия, создаваемые вербальными и 3.

невербальными компонентами, могут получить описание на едином метаязыке, который позволяет выявить роль того или иного компонента сообщения в создании общего перлокутивного эффекта.

В ходе исследования была выявлена особенность описания 4.

телевизионного формата с помощью единого метаязыка, заключающаяся в возможности совместно анализировать вербальную и невербальную составляющие поликодового текста, к которому отнесено телевидение.

Данная особенность позволяет выявить роль того или иного компонента сообщения в создании общего перлокутивного эффекта.

Представленные теоретические положения способствуют дальнейшей разработке проблем междискурсивного исследования политических телевизионных новостных программ с учетом специфики телевизионной коммуникации, расширяют понятийный аппарат теории дискурса, в частности телевизионного.

Практические результаты диссертационного исследования определяют возможность использования основных положений работы в теоретических курсах по теории языка, в спецкурсах по теории политического и массмедийного дискурсов. Кроме того, результаты исследования могут быть востребованы специалистами в области телевизионных коммуникаций в качестве рекомендаций для осуществления успешной коммуникации в рамках телевизионного дискурса.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования были обсуждены с экспертами, а также докладывались на научной конференции «Эффективность массовых коммуникаций» (Москва, ГБОУ ВПО МГПУ, 2010), международных научных конференциях «Понимание в коммуникации-5» (Москва, ГБОУ ВПО МГПУ, 2011), «Понимание в коммуникации-6. Человек в информационном пространстве» (Ярославль, ЯГПУ им. Ушинского, 2012), на круглом столе «Мягкая власть (SoftPower) – характеристики и тенденции»

(Москва, ГБОУ ВПО МГПУ, 2013), на аспирантских семинарах кафедры теоретической и прикладной лингвистики, на кафедре массовых коммуникаций ГБОУ ВПО МГПУ. По теме диссертации опубликовано 8 статей, 3 из которых опубликованы в журналах, рекомендованных в перечне ведущих периодических изданий ВАК при Министерстве образования и науки России, общим объемом 2,9 п. л.

Объем и содержание работы. Диссертация общим объемом 2 страницы (из них – 138 страниц основного текста), состоит из введения, трх глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 2 наименований, в том числе 40 на иностранных языках, списка источников примеров (65 наименований).

13 ГЛАВА I. Воздействие на общественное сознание в массовых коммуникациях История изучения воздействия на общественное сознание 1.1.

Вопрос воздействия СМИ на общественное сознание возник в связи с быстрым развитием средств массовой информации в первой половине XX века. В главе рассматривается понятие общественного сознания и подходы к его изучению. Отдельно анализируется язык средств массовой информации и телевидения, в частности. Также приводится анализ средств воздействия телевидения на общественное сознание.

1.1.1. Понятие общественного сознания и исторически сложившиеся подходы к его изучению Содержание понятия «общественное сознание» вызывает многочисленные дискуссии в научной среде. В марксистской философии под общественным сознанием понимается отражение общественного бытия;

совокупность коллективных представлений, присущих определнной эпохе3.

В советской философии акцентировалась идея того, что общественное сознание «активно»4 отражает общественное бытие, то есть преобразовывает его.

Общественное сознание, складываясь из сознаний составляющих общество людей, обладает некоторыми системными свойствами, не сводимыми к свойствам индивидуального сознания. Выделяют различные формы общественного сознания. Так, советский философ В. П. Тугаринов насчитывал четыре формы общественного сознания, такие как: искусство, мораль, наука и философия. К числу уровней исследователь также относил идеологию и общественную психологию [Тугаринов 1971:

115].

Формы общественного сознания зависят от жизни, устройства социальных институтов, организации процесса познания. Поэтому они всегда 3 Введение в философию. М.: Политиздат, 1989. С. 445Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. М.: Политиздат, 1981. С. 223 тесно связаны с определнного типа общественными отношениями:

Загрузка...

экономическими, политическими, нравственными, эстетическими, отношениями между членами научного сообщества. Каждой форме общественного сознания: науке, философии, политике, религии – соответствуют специфические формы знания5.

В книге «Манипулирование общественным сознанием» С. Г. КараМурза описывает учение о гегемонии Антонио Грамши. Основатель и теоретик коммунистической партии Италии считал, что манипулирование общественным сознанием производится через повторение нужной информации в СМИ: «огромное количество книг, брошюр, журнальных и газетных статей, разговоров и споров, которые без конца повторяются и в своей гигантской совокупности образуют то длительное усилие, из которого рождается коллективная воля определенной степени однородности…».

А. Грамши подчркивает, что государство влияет на аудиторию неявно, используя «ненасильственное принуждение», которое опирается на массовую культуру [Кара-Мурза 2009: 64].

Возможности вербального влияния на общественное сознание рассматривались достаточно давно. В книге «Введение в прикладную лингвистику» А. Н. Баранов отмечает, что на протяжении долгого времени философами и представителями «общей семантики» признавалось существование языковых механизмов воздействия на сознание, которые воспринимались как средство искажения истины. Исследователь описывает приведенные Френсисом Бэконом примеры заблуждений, названные «идолами». Так, «идолы площади» возникают в процессе речевого общения.

Также в книге приводится теория «злоупотребления словами», описанная в «Опыте о человеческом разуме» Дж. Локка [Баранов 2001].

Локк выделял следующие факторы [Локк 1960]:

внесение намеренной неясности в высказывание (приведм примеры из новостных выпусков телеканала журналист

Euronews):

5 Введение в философию. М.: Политиздат, 1989. С. 445-4 описывает противоборство сторонников и противников египетского президента Х. Мубарака6. При этом в содержании новости звучат противоречащие высказывания: «армия вела себя активнее, чем в предыдущие дни… она пыталась оттеснить сторонников Мубарака… Здесь сосредоточились сторонники правящего режима, так что танки совершили несколько рейдов, чтобы оттеснить их» – из данных высказываний следует, что армия находится на стороне оппозиции. Однако в следующих фразах корреспондент приводит уже обратные утверждения, не основываясь на фактах: совершенно ответственно заявить об охоте на «можно корреспондентов иностранных СМИ, которую развернули сторонники президента. Среди них мы видели несколько полицейских в штатском» и «те, кто выступает в поддержку Мубарака, действуют крайне жестоко по отношению к манифестантам». Следуя логике данного новостного выпуска, можно сделать вывод, что армия и полиция в зависимости от совершенных действий причисляется то к сторонникам, то к противникам Х. Мубарака и, соответственно, в первом случае осуждается, а во втором одобряется корреспондентом.

использование слов для номинации того, что они не могут обозначать. Например, слова с ярко выраженной коннотацией, такие, как боевик, оружие, террорист употребляются с противоположными по значению определениями: в описании ситуации появляются такие номинации, как «умеренные боевики», которым можно поставлять так называемое «нелетальное оружие». В некоторых примерах террористов называют «вооруженной оппозицией», что дает возможность оправдать их поддержку7. Также, присутствие в одной фразе таких слов, как, «медикаменты» и «снаряжение», позволяет не акцентировать внимание на военной лексике: «всего на «нелетальное» военное снаряжение и 6 Луис Карбальо: Мы заметили два пулевых отверстия в окне нашего коррпункта // http://ru.euronews.com/2011/02/03/euronews-correspondent-on-frenetic-day-in-cairo/ 7 Советская Россия «Один выбор – победа!» // http://www.sovross.ru/modules.php?file=article&name=News&sid=5935 медикаменты будет выделено 250 миллионов долларов»8, «a doubling of nonlethal aid to support the opposition»9.

использование выражений с широкой семантикой (идея, истина, народ и пр.): «У мира есть обязательство — мы должны гарантировать, что правило, запрещающее применение химического оружия, будет соблюдаться…»10, «Потому что эти люди вышли на марш, Америка стала более свободной и более справедливой страной…»11, «Израиль хочет, чтобы насилие и террор продолжались…»12.

чрезмерная образность речи: например, на возражения народа против операции в Сирии, президент Б. Обама говорит следующее: «What we‘re not talking about is an open-ended intervention. This would not be another Iraq or Afghanistan. There would be no American boots on the ground. Any action we take would be limited, both in time and scope – designed to deter the Syrian government from gassing its own people again and to degrade its ability to do so»13 («Речь не идет о прямой интервенции. Это не будет похоже ни на Ирак, ни на Афганистан. Американский сапог не ступит на землю. Любые наши действия будут ограничены временем и целью»)14. При этом президент не говорит, что военной операции не будет, неясным также остается значение ограничений по времени и цели.

8 США вдвое увеличат объм помощи сирийским повстанцам // http://ru.euronews.com/2013/04/21/us-doubles-non-lethal-aid-to-syria-rebels/ 9 US doubles non-lethal aid to Syria rebels // http://euronews.com/2013/04/21/us-doubles-nonlethal-aid-to-syria-rebels/ Обама не знает, когда, как и с кем бомбить Сирию // http://ru.euronews.com/2013/08/31/us-president-limited-and-narrow-action-against-syria/ Обама: дело Мартина Лютера Кинга не завершено // http://ru.euronews.com/2013/08/28/president-obama-addresses-thousands-in-front-of-thelincoln-memorial/ Глава МИД САР: США исполняют волю Израиля // http://ru.euronews.com/2013/08/27/syria-demands-proof-it-launched-gas-attack-against-itspeople/ 13 Obama‘s Syria struggle – not enough political support in US // http://euronews.com/2013/09/09/obama-s-syria-struggle-not-enough-political-support-in-us/ 14 США: «красная линия» раделила американцев и президента // http://ru.euronews.com/2013/09/09/obama-s-syria-struggle-not-enough-political-support-in-us/ Влияние вербальных факторов воздействия на сознание рассматривалось различными лингвистическими школами на протяжении долгого времени. В 50-е годы советский учный Л. В. Щерба говорил о важности «показа тех лингвистических средств, посредством которых выражается... идейное содержание». Помимо этого он отмечал необходимость проведения исследований в сфере стереотипизированной лексики, которую применяют для влияния на общественное сознание [Щерба 1957: 97].

Рассматривая механизмы воздействия массовой коммуникации, следует дать определение массовому поведению, как индикатору общественного сознания. Массовое поведение – это коллективное поведение массы, вызванное социальным влиянием, распространенным по каналам массовой коммуникации. К ним относятся пресса, радио, документальная кинематография, телевидение и интернет [Пацлаф 2003: 158].

Исследователь пропаганды Г. Ласуэлл считал, что массовая коммуникация, навязывая аудитории сообщение, провоцирует е на запрограммированные реакции [Ласуэлл 2005: 84].

В ранний период изучения влияния массовой информации на общественное сознание наиболее активно проводились исследования влияния радио и телевидения на детей. В первых работах рассматривали «проблему времени и преступности» (time and crime»-Problem). Затем последовали работы о том, какую опасность таят в себе СМИ для физического и эмоционального состояния человека [Винтерхофф – Шпурк 2007: 9].

В «Массовой психологии и анализе человеческого «Я»» Зигмунд Фрейд описывает положение индивида в массе: «Индивид, находящийся в продолжение некоторого времени в зоне активной массы…впадает в особое состояние, весьма близкое к «зачарованности»… Сознательная личность утеряна, воля и способность различения отсутствуют» [Фрейд www].

Согласно Г. Лебон, процесс массового заражения ведет к массовому подчинению: заражаясь от массы, индивид начинает ей подражать. При этом заразительными являются как действия, так и чувства, и индивид способен бороться за общие интересы в ущерб интересам личным: «Это – вполне противоположное его натуре свойство, на которое индивид способен лишь в качестве составной части массы» [Лебон 2011: 78]. На массу накладывают отпечаток анонимность одиночки, определнность чувств, снижение уровня интеллекта и личной ответственности. «Вот основные признаки отдельного человека в массе: сознательная личность исчезает, преобладает неосознанное поведение, в результате влияния и переноса чувства и мысли развиваются в одном направлении, проявляется склонность к немедленной реализации внушенных идей. Отдельный человек уже не похож на себя. Он превратился в автомат, который не способен управлять своей волей» [Винтерхофф – Шпурк 2007: 18].

Г. Малетцки дополнил определение массы, уточнив, что под массой следует понимать: «большое число пространственно разделнных индивидов или небольших групп…, которые могут «получать» публичные высказывания, распространяемые с помощью СМИ». Под массовой коммуникацией учный подразумевает всеобщее (адресаты не персонифицированы и не ограничены), непрямое (между адресатом и выступающим стоит временная и пространственная дистанции), одностороннее (в отличие от диалога между равными субъектами, в массовой коммуникации роли между говорящим и слушающим строго определены и не меняются в ходе коммуникации), техническое распространение различных форм коммуникации на аудиторию [Винтерхофф – Шпурк 2007: 22].

1.1.2. Язык массовой коммуникации как объект изучения в различных парадигмах Для понимания влияния СМИ на общественное сознание, учные исследуют процессы массовых коммуникаций. Средства массовой информации, распространяя сведения, навязывают повестку дня, формируют установки и эмоциональный климат в обществе. В настоящее время это обстоятельство является особенно актуальным при развитии международных телеканалов, таких как Euronews.

Одной из теорий распространения информации в обществе является теория массовых коммуникаций. Согласно этой теории, в ходе коммуникационного процесса индивиды обмениваются информацией – сведениями, которые представляют для аудитории определнный интерес.

Информация становится массовой, если она предназначена большой анонимной и гетерогенной группе людей или передатся по массовым каналам (техническим средствам массовой информации, таким, как телевидение, радио, печать, интернет) [Березкина 2009: 31].

Теория массовой коммуникации не ограничивается речевыми произведениями, которые звучат в средствах массовой информации, рекламе и выступлениях политиков. Повседневное использование языка влечт за собой осуществление влияния на собеседника. Это отмечает Р. М. Блакар, говоря, что «выразиться нейтрально невозможно» [Баранов 2001: 114].

Наиболее ранние исследования влияния СМИ на общественное сознание можно классифицировать следующим образом:

«Политический подход» – исследование политической 1) коммуникации на публику и исследование пропаганды (Г. Д. Ласуэлл);

«Подход малой группы» – исследование групповой 2) коммуникации и е влияния на отдельного человека (Курт Левин);

«Экспериментальный подход» – исследование формирования и 3) изменения установок под влиянияем коммуникации (К. И. Ховланд);

«Подход выборочного опроса» – исследование связи медиа и 4) межличностной коммуникации во время предвыборных кампаний (П. Ф. Лазерсфельд) [Винтерхофф-Шпурк 2007: 61].

Цели исследований Лассвела можно охарактеризовать при помощи его формулы «кто что кому говорит по какому каналу и с каким эффектом?».

Основной целью проводимых исследований был поиск поддающихся измерению краткосрочных, влияющих на установки и поведение человека эффектов политических и коммерческих компаний.

При этом П. Лазерсфельд во время изучения президентской предвыборной кампании пришл к выводу, что пропаганда, распространяемая через СМИ, на поведение среднестатистических реципиентов оказала лишь незначительное влияние. Зато было выявлено, что данная пропаганда влияет на так называемых «лидеров мнения». В свою очередь, эти лидеры воздействуют на так называемого маленького человека («man-on-the-street»).

Также П. Лазерсфельд выявил группу промежуточных переменных, которую он обозначил как защитная избирательность. Согласно наблюдениям, убежднные приверженцы какой-либо партии или кандидата воспринимают те медиасодержания, с которыми они заранее согласны.

В результате этих открытий на смену прежнему концепту сильного влияния СМИ, пришл концепт слабого влияния.

С начала 70-х гг. проводились исследования того, насколько сложно распространять знания посредствам СМИ (гипотеза «пробела в знаниях»).

Вопреки широко распространнному предположению о том, что масс-медиа способствует уменьшению различий в знаниях между различными социальными слоями, результаты исследований показали абсолютно противоположное. Образованные люди из высших слов общества быстрее схватывают информацию, касающуюся политических, научных и медицинских вопросов, чем представители менее обеспеченных социальных слов, таким образом, разница между знаниями становится больше.

Согласно гипотезе структурирования темы, СМИ должны оказывать влияние не на то, как или что думают реципиенты, а на то, о чм они думают.

Так, если задать вопрос, над какими наиболее важными темами должно работать правительство, полученный список ответов будет соответствовать перечню наиболее важных проблем, которые указываются в указанных респондентами СМИ [Винтерхофф – Шпурк 2007: 64].

В работе, посвященной медиалингвистике, Т. Г. Добросклонская дат следующие определения языка СМИ: под языком средств массовой информации понимается весь корпус производимых и распространяемых текстов [Добросклонская www]. Также язык СМИ представляет собой устойчивую внутриязыковую систему, характеризующуюся определнным набором лингвостилистических свойств и признаков и особую знаковую систему смешенного типа с определнным соотношением вербальных и аудиовизуальных компонентов, специфическим для каждого из средств массовой информации: прессы, радио, телевидения, интернета.

В исследовании языка массовой коммуникации существуют подходы к речевому поведению человека, описываемые терминами психолингвистики.

Российский психолог и лингвист А. А. Леонтьев выделяет телевизионную речь как вид общения. Между телезрителем и ведущим возникает «доверительно-интимная манера общения», которая позволяет влиять на аудиторию, избегая прямого убеждения. При этом «внушение сохраняется и в этом случае, только оно осуществляется принципиально новым образом – если в обычной публичной речи внушение предполагает общий психологический подъем аудитории, то в радио и в телевидении оно осуществляется через индивидуальное, личностное доверие зрителя к выступающему» [Леонтьев 1974: 51].

Рассмотрим основные случаи значимого отбора языковых средств и охарактеризуем следствия такого отбора, заметив предварительно, что все перечисляемые ниже языковые инструменты могут брать не только «умением», но и «числом». Прежде всего, это касается использования эмоционально нагруженной лексики, жаргонизмов, «эргативообразных»

синтаксических конструкций, некоторых риторических приемов, метафор.

Выбор и конструирование формальной оболочки текста.

Из практики поэзии хорошо известен воздействующий потенциал отдельных звуков человеческой речи – так называемая фоносемантика, образуемая ассоциативной составляющей звуков и передающих их букв. Эти непосредственные связи между звуком и смыслом весьма смутны, с трудом поддаются прояснению и могут опровергаться множеством примеров, но они ощущаются, передаются и по крайней мере отчасти обладают общезначимостью – таковы звукоизобразительные ассоциации.

Принципиально сродни аллитерации использование ритмизированных и рифмованных текстов. Механизм их воздействия примерно такой же, как и в случае аллитерации, но ритм воспринимается гораздо более сознательно, чем аллитерация, не осознать наличие рифмы трудно, о чем свидетельствуют эксперименты по предъявлению рифмованного и написанного стихотворным размером текста в записи без деления на строки и строфы (через несколько строк он начинается читаться как стихотворный). Ритмизированные и рифмованные тексты активнейшим образом используются во всех видах рекламы, в том числе политической.

Фоносемантические, аллитерационные и ритмические особенности звуковой формы вполне адекватно передаются в письменной речи.

Существуют, однако, факторы фонетического воздействия, которые резервированы исключительно для речи устной. Это, во-первых, просодические средства языка: интонация, регистр голоса (голос низкого и сверхнизкого регистра воспринимается как особенно внушительный и авторитетный), так называемые фонации (придыхание, напряженная «звенящая фонация», расслабленный голос) и артикуляционные позы, темп речи и паузация. Во-вторых, своеобразным средством воздействия может быть индивидуальный голос, взятый во всей полноте его характеристик и хорошо узнаваемый (а также пародируемый). Хорошо опознаваемый средним человеком индивидуальный голос может служить «визитной карточкой» политика. На телевидении также применяется и пародирование индивидуального голоса.

Свои специфические средства воздействия имеются у письменной речи. Это так называемая метаграфемика, в частности, такие ее средства, как супраграфемика (выбор шрифтовых гарнитур, средств шрифтового выделения – курсив, подчеркивание, разрядка, использование заглавных букв, варьирование насыщенности и размера шрифта).

Выбор и конструирование слов и выражений.

Наиболее распространенным и лучше всего освоенным языковым инструментом, который используется для целей речевого воздействия является выбор слов и эквивалентных им сочетаний, в частности фразеологизмов. В силу разнообразия лексической семантики выбор слов оказывается универсальным инструментом, с помощью которого осуществляются самые разные виды воздействия.

В значении многих слов имеется эмоциональная составляющая, и посредством выбора таких слов можно оказывать сильное эмоциональное воздействие (особенно если оно дополняется другими средствами).

Понятно, что принципиально аналогичными языковыми средствами, только со «встроенной» позитивной эмоциональной составляющей, могут активироваться, поддерживаться и эксплуатироваться и позитивные эмоции.

Эмоционально окрашенными являются и многие фразеологизмы.

Стилистически нейтральные слова могут иметь оценочную составляющую и различного рода коннотации и ассоциации, понимание которых способствует, а непонимание – препятствует целям речевого воздействия. Существуют слова, в которых оценочная составляющая заслоняет в повседневном употреблении их значение – это ругательства, к числу которых относятся и такие выражения, как, скажем, фашист или экстремист.

Практически в каждом слове зафиксирован некоторый фрагмент модели мира, а модели могут быть очень разнообразными. Слова могут фиксировать в своем содержании различные точки зрения, асимметрии в позициях участников ситуации, различный логический статус элементов содержания, различную сравнительную значимость смысловых компонентов.

Очевидное средство указания – это выбор привычных и понятных (или, наоборот, непривычных и непонятных – если текст предназначен для узкого круга посвященных) слов.

С помощью выбора слов осуществляется воздействие и на образ действительности. Чаще всего приходится встречаться с уже упоминавшимися эвфемизмами – словами, представляющими действительность в более благоприятном свете, чем она могла бы быть представлена. Это означает и то, что эвфемизмы часто имеют позитивную эмоциональную окраску, оказывая тем самым и эмоциональное воздействие.

Языковые механизмы, стоящие за эвфемизмами, различны.

Эвфемистическими часто являются смещенные оценочные шкалы.

Для воздействия на структуру ценностей могут использоваться словосочетания, обеспечивающие модификацию привычных категорий.

Существительное в таких выражениях обозначает недоопределенную ценность, которая для всех желанна, но всеми понимается по-разному, а с помощью определения фиксируется некоторое специальное ее понимание, часто резко противопоставленное стандартному и при этом не выводимое из значения определения по стандартным правилам. Определение в таких выражениях обычно бывает эмоционально окрашено и ссылается на другую ценность.

Другой разновидностью модификаций привычных категорий является выбор нестандартного обозначения, применяемый для описания действий той стороны, к которой автор пытается вызвать антипатию.

Еще одним резервом речевого воздействия посредством лексического выбора является создание (иногда заимствование) новых слов и выражений.

Выбор синтаксических конструкций.

Достаточно широкий выбор средств речевого воздействия предоставляется синтаксисом. Выбор синтаксической конструкции способен, в частности, менять точку зрения, включать или не включать в фокус внимания тех или иных участников ситуации и тем самым достигать того же эвфемистического эффекта – или, напротив, избегать его.

Например, использование пассивного залога вместо активного и так называемая номинализация, то есть перевод словосочетания с глаголом в отглагольное существительное: при использовании пассивного залога информация о реальном производителе действия может не упоминаться без того, чтобы возникало ощущение неполноты сказанного, на первый план выходит само событие, а ответственность за него вроде бы никто и не несет.

Особая усложненность синтаксиса может быть средством сознательного сужения числа адресатов, к которым адресован текст, т. е.

служить средством разделения на «своих» и «чужих».

Для целей речевого воздействия может использоваться упорядочение элементов в конструкциях с сочинительными союзами. Порядок их следования обычно является неслучайным, и, помещая какой-то элемент на первое место, говорящий способен, помимо прочего, устанавливать отношения «свой/чужой», а также устанавливать иерархические отношения в образе действительности.

Выбор макроструктур.

Макроструктуры – это средства организации языковых текстов, которые выходят за пределы предложения. Существуют макроструктуры, имеющие четко выраженные соответствия в поверхностной форме текста, и такие макроструктуры, которые организуют его содержательную сторону при том, что форма их выражения может быть весьма разнообразной. К числу первых относятся диалогические макроструктуры, некоторые из «фигур речи», традиционно изучаемых в риторике, например параллелизм, а также некоторые другие макроструктуры – например, списки. Ко вторым относятся так называемые нарративные структуры, в соответствии с которыми строятся рассказы о событиях (экспозиция – завязка/возникновение проблемы – поиск пути решения проблемы и т. д.);

различные эмоциональные структуры, представляющие собой стратегии построения текста в соответствии с моделями, фиксирующими эмоционально значимые последовательности состояний или событий (успех, неудача, упорство и т. п.); риторические структуры типа используемых в аргументации; каузальные (причинно-следственные) и ряд других структур.

Распространенными приемами в политических текстах являются диалогизация и использование вопросно-ответных структур; декларации намерений почти неизбежно оформляются в виде списков и так далее.

Когнитивные операции.

Составными частями модели мира являются метафоры, примеры и аналогии. Все они участвуют в осуществлении когнитивных операций, предполагающих соотнесение различных понятийных сфер и различных миров. Речевое воздействие инициирует эти когнитивные операции, и они часто рассматриваются (не совсем корректно) как принадлежность текста, а не модели мира, и как средство речевого воздействия. Точнее следует говорить о речевых средствах запуска когнитивных операций метафорического переноса, экземплификации и построения аналогии.

Помимо метафор, примеров и аналогий, опирающихся на некоторый «запас»

знаний, важную роль в общении играют также операции несколько иного типа – метонимический перенос и установление отношений между предъявляемым текстом и некоторыми другими текстами.

Логические операции: неоднозначность и имплицитная информация.

Выражения естественного языка очень часто бывают неоднозначными, причем причины этого разнообразны – наличие у слов многих значений, неоднозначность синтаксических конструкций, неясность того, к чему относятся слова или местоимения, возможность извлечения различных и порой несовместимых логических выводов. Все эти источники неоднозначности могут использоваться для «приглашения» слушающего ко вполне определенному, выгодному для говорящего пониманию, ответственность за которое говорящий в будущем может отрицать.

Управление логическим выводом может осуществляться за счет определенного выбора слов и выражений, который заставляет слушающего осуществлять какие-то смысловые операции или, наоборот, предотвращать какие-то нежелательные для говорящего выводы.

С одной стороны, для целей речевого воздействия могут быть утилизованы почти любые стороны языковой структуры. С другой – инструмент речевого воздействия в некотором смысле существует только один – это использование значимого варьирования языковых структур, при котором различия между ними, иногда очень тонкие, а иногда и весьма значительные, игнорируются адресатом сообщения в рамках «коммуникативного компромисса», и в результате ему навязывается одна из нескольких возможных интерпретаций окружающей действительности. В идеале – с точки зрения целей речевого воздействия – угодная говорящему.

В речевой коммуникации очень важную роль играет фильтр доверия, через который пропускается получаемая реципиентом информация.

Информация может быть абсолютно истинной и полезной и все-таки остаться не принятой, не пропущенной фильтром. И наоборот, информация может быть ложной и вредной, но принятой в силу открытости для не «шлюза» доверия. Содержательную нагрузку тут несет преимущественно негативное понятие недоверия: информацию следует считать принятой, если она не задержана фильтром. Однако в речи существуют компоненты, способствующие блокировке фильтра доверия.

В воздействии можно выделить единицы разных уровней (фонологический, просодический, лексико-грамматический, морфосинтаксический).

В организации воздействующей речи первостепенное значение имеет лингвистический аспект (речевые стратегии). За ним следует экстралингвистическое наполнение коммуникативной ситуации. Третьим по значению является паралингвистическое оформление воздействующей речи (голос, мимика и жесты, облик, взгляд и т. п.).

Обратимся теперь к вопросу о том, какие именно особенности структуры языка могут быть использованы для эффективного преодоления защитных барьеров сознания при речевом воздействии. Иначе говоря, какие языковые инструменты используются для целей речевого воздействия?

С одной стороны, для целей речевого воздействия могут быть утилизованы почти любые стороны языковой структуры. С другой – инструмент речевого воздействия в некотором смысле существует только один – это использование значимого варьирования языковых структур, при котором различия между ними, иногда очень тонкие, а иногда и весьма значительные, игнорируются адресатом сообщения в рамках «коммуникативного компромисса», и в результате ему навязывается одна из нескольких возможных интерпретаций окружающей действительности. В идеале – с точки зрения целей речевого воздействия – угодная говорящему.

Телевизионный контекст предполагает взаимодействие различных кодифицированных вербальных средств, которые формируют многоуровневую вербальную систему языка телевидения. При этом отступление от нормы в телевизионной речи становится массово распространенным способом, который формирует тенденцию к расшатыванию системы кодифицированных норм.

1.1.3. Специфика телевидения как инструмента влияния Советский лингвист С. В. Светана стала одним из первых исследователей характеристик устной телевизионной речи. К вербальной составляющей телепередачи она выдвигает следующее требование:

«совпадать с повседневным языком масс, оставаясь, при абсолютной грамотности, полностью доступным аудитории» [Светана 1976: 10]. Однако исследователь отмечала: «Телевизионное выступление строится с учетом законов звучащей, устной речи, а это означает, что для телевизионного выступления решающим становятся общие критерии, с которыми подходят к анализу любого устного выступления» [Светана 1976: 9], что в некотором роде утратило свою актуальность из-за стремительно развивающихся электронных способов подачи материалов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 
Похожие работы:

«ЗЛОТНИКОВА ЕКАТЕРИНА АНАТОЛЬЕВНА СТАНОВЛЕНИЕ САМООБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ КАК ЦЕННОСТИ БУДУЩИХ БАКАЛАВРОВ-ПЕДАГОГОВ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ВУЗА 13.00.08 – Теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор...»

«ЕВТИХОВ Олег Владимирович ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КУРСАНТОВ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЕ ВУЗА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ 13.00.08 – теория и методика профессионального образования Диссертация на соискание ученой степени доктора педагогических наук Научный консультант доктор педагогических наук,...»

«Солдатов Павел Анатольевич ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ КУРСАНТОВ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ВУЗОВ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ (На примере учебной дисциплины «Физическая подготовка») 13.00.08 – Теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на...»

«Ракитин Александр Георгиевич КОМПЬЮТЕРНЫЕ СРЕДСТВА ОБУЧЕНИЯ МОЛЕКУЛЯРНЫМ ВЫЧИСЛЕНИЯМ БАКАЛАВРОВ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ Специальность 13.00.02 теория и методика обучения и воспитания Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор М.В. Швецкий Санкт-Петербург 2015 г. ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ...»

«ХАРЛАНОВА Елена Михайловна РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНТОВ ВУЗА В ПРОЦЕССЕ ИНТЕГРАЦИИ ФОРМАЛЬНОГО И НЕФОРМАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.08 – теория и методика профессионального образования диссертация на соискание ученой степени доктора педагогических наук Научный консультант: Яковлева Надежда Олеговна доктор...»

«Белов Александр Анатольевич ФОРМИРОВАНИЕ ГОТОВНОСТИ БАКАЛАВРА К СОЦИАЛЬНОВОСПИТАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ДЕТСКОМ ОЗДОРОВИТЕЛЬНОМ УЧРЕЖДЕНИИ 13.00.08 – теория и методика профессионального образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель – доктор педагогических наук,...»

«Кузьмина Ольга Сергеевна ПОДГОТОВКА ПЕДАГОГОВ К РАБОТЕ В УСЛОВИЯХ ИНКЛЮЗИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.08 – теория и методика профессионального образования (педагогические науки) диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Н.В. Чекалева ОМСК –...»

«ГЕРАСИМОВА ЕЛЕНА КОНСТАНТИНОВНА МЕТОДИКА РАЗРАБОТКИ ЭЛЕКТРОННЫХ УЧЕБНЫХ МАТЕРИАЛОВ НА ОСНОВЕ СЕРВИСОВ WEB 2.0 В УСЛОВИЯХ РЕАЛИЗАЦИИ ФГОС ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (информатизация образования) Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор...»

«Боева Ольга Михайловна Педагогические условия нравственного воспитания сотрудников органов внутренних дел в учреждениях культуры: аксиологический подход специальность 13.00.05 (теория, методика и организация социальнокультурной деятельности) Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Жаркова Л.С. Москва ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава 1. Теоретические...»

«Мартыненкова Марианна Геннадьевна ВЕРБАЛЬНЫЕ И НЕВЕРБАЛЬНЫЕ ПЕРЛОКУТИВНЫЕ ФАКТОРЫ ТЕЛЕВИЗИОННЫХ СООБЩЕНИЙ (на примере новостного политического дискурса) Специальность 10.02.19 – теория языка ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор...»

«УДК: 372.382:82.3. ЧАПЛЫГИНА ЮЛИЯ АЛЕКСАНДРОВНА МИФОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЯ КАК ФАКТОР ЛИТЕРАТУРНОГО РАЗВИТИЯ ЧИТАТЕЛЯ (НА МАТЕРИАЛЕ СЛАВЯНСКОЙ МИФОЛОГИИ) Специальность: 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (литература) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор...»

«Никитина Алесия Львовна ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ В СРЕДНЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ ПОСРЕДСТВОМ ПОСТРОЕНИЯ И АНАЛИЗА МАТЕМАТИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ ПРИКЛАДНЫХ ЗАДАЧ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (математика) Диссертация на...»

«Скрипачев Сергей Александрович ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ КУРСАНТОВ ВУЗОВ ПВО С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ НОРМИРОВАНИЯ ТРЕНИРОВОЧНОЙ НАГРУЗКИ 13.00.04 Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель кандидат педагогических наук,...»

«Тебеньков Константин Александрович ФОРМИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ АДЪЮНКТОВ ВОЕННЫХ ИНСТИТУТОВ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ 13.00.08 – теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук,...»

«Шейхет Анна Исаковна «Оптимизация процесса обучения иноязычному устно-речевому общению учащихся основной школы в условиях дополнительного образования (на материале финского языка)» Специальность: 13.00.02 – Теория и методика обучения и воспитания (иностранные языки) Диссертация на...»

«ЮГФЕЛЬД ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ СТУДЕНТОВ КОЛЛЕДЖА ПОСРЕДСТВОМ СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА 13.00.08 теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: кандидат педагогических наук, доцент...»

«Болотова Виктория Геннадьевна Развитие познавательной мотивации старшеклассников в условиях реализации выездных каникулярных дополнительных программ (на материале программ для школьников «Умные каникулы») Специальность: 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой...»

«Петрова Дарья Владимировна Изучение фундаментальных положений квантовой физики на разных уровнях образования Специальность: 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (физика, уровень общего и профессионального образования) Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук...»

«Петренко Анатолий Васильевич МОДЕЛЬ ВОЕННО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ К ПРОВЕДЕНИЮ КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ 13.00.08 –теория и методика профессионального образования Диссертация на соискание учёной степени кандидата педагогических...»

«Цыпленкова Евгения Сергеевна УПРАВЛЕНИЕ ПОДГОТОВКОЙ КВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ПРЫГУНОВ ТРОЙНЫМ НА ОСНОВЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БАЗЫ ДАННЫХ СПЕЦИАЛЬНОЙ ПОДГОТОВЛЕННОСТИ 13.00.04 – теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.