WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Новая диагностическая панель для выявления наследственной предрасположенности к развитию рака молочной железы и рака яичников ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение

«Российский онкологический научный центр имени Н.Н.Блохина»

На правах рукописи

БАТЕНЕВА ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА

Новая диагностическая панель

для выявления наследственной предрасположенности

к развитию рака молочной железы и рака яичников

14.01.12 — Онкология

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук



Научные руководители:

д.м.н. Любченко Л.Н.

д.б.н. Трофимов Д.Ю.

Москва — 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ………………………………………………….. 5 ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………....... 8 ГЛАВА 1. Обзор литературы. Наследственная предрасположенность к развитию рака молочной железы и рака яичников………………………... 17 Белки, вовлеченные в репарацию ДНК, их функции и 1.1.

взаимодействие………………………………………………………... 17 Cиндром наследственного рака молочной железы и рака яичников 1.2.

(гены BRCA1 и BRCA2) ………………………………………………. 2 1.2.1. Клинические и патоморфологические особенности BRCAассоциированного рака молочной железы и рака яичников…...……………………………………………………... 23 1.2.2. Популяционные особенности распределения герминальных мутаций в генах BRCA1 и BRCA2………………………………. 26 Редкие наследственные аутосомно-рецессивные синдромы, 1.3.

ассоциированные с раком молочной железы и раком яичников…... 29 1.3.1. Синдром Блума (ген BLM)……………………………………… 29 1.3.2. Атаксия-телеангиэктазия (ген ATM)…………………………… 34 1.3.3. Синдром Ниймеген (ген NBN)………………………………….. 36 1.3.4. Анемия Фанкони (гены FANC)…………………………………. 39 Синдром Ли-Фраумени-2 (ген CHEK2)………….……………...…...

1.4.

Однонуклеотидные полиморфизмы в различных генах и 1.5.

хромосомных локусах, ассоциированные с раком молочной железы и раком яичников…………………………………………….. 43 Практическое применение результатов генетических 1.6.

исследований………………………………………………………….. 48 ГЛАВА 2. Материалы и методы…………………………………………… Формирование коллекций образцов крови…………………………..

2.1. 57 Выделение геномной ДНК…………………………………………… 2.2. 57 Дизайн и синтез олигонуклеотидов…………………………………..

2.3.

ПЦР в режиме реального времени ……………...…………………… 2.4.

Секвенирование ДНК по Сэнгеру…………………………………… 2.5.

–  –  –

Однонуклеотидные полиморфизмы в различных генах и 3.7.

хромосомных локусах – частоты встречаемости и ассоциации с риском развития РМЖ и РЯ………………………………………….. 93 3.7.1. Ассоциации однонуклеотидных полиморфизмов с риском развития РМЖ/РЯ в неотобранных группах больных………... 96 3.7.2. Ассоциации однонуклеотидных полиморфизмов с риском развития РМЖ в отобранной группе больных………………… 99 Алгоритм проведения молекулярно-генетической диагностики 3.8.

для выявления наследственной предрасположенности к развитию РМЖ и РЯ…...………………………………………………………… 10 ВЫВОДЫ…………………………………………………………………….. 105 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………… 107

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АТ – атаксия-телеангиэктазия АТФ – аденозин трифосфат ДНК – дезоксирибонуклеиновая кислота ЖКТ – желудочно-кишечный тракт ЗНО – злокачественное новообразование МГК – медико-генетическое консультирование МРТ – магнитно-резонансная томография ННКРР – наследственный неполипозный колоректальный рак ПМЗН – первично-множественные злокачественные новообразования ППР – показатель полигенного риска ПЦР – полимеразная цепная реакция РМЖ – рак молочной железы РНК – рибонуклеиновая кислота РП – рецепторы прогестерона РПЖ – рак предстательной железы РЭ – рецепторы эстрогенов РЯ – рак яичников т.п.н. – тысяча пар нуклеотидов УЗИ – ультразвуковое исследование УЗКТ – ультразвуковая компьютерная томография ЦНС – центральная нервная система ATLD – Ataxia Telangiectasia-like disorder, атаксия-телеангиэктазия-подобное заболевание ATM – ataxia-telangiectasia mutated gene, атаксия-телеангиэктазия мутированный ген ATR – ataxia-telangiectasia and RAD3-related gene, атаксия-телеангиэктазия и RAD3-связанный ген BLM – Bloom syndrome gene, ген синдрома Блума BIC – Breast Cancer Information Core, международная база данных по раку молочной железы BNC2 – basonuclin 2, базонуклин 2 BOADICEA – Breast and Ovarian Analysis of Disease Incidence and Carrier Estimation Algorithm, Анализ заболеваемости раком молочной железы и раком яичников и алгоритм оценки носительства BRCA1 – breast cancer 1 gene BRCA2 – breast cancer 2 gene BRCARPO – BRCA mutation carrier prediction model, модель предсказания носительства BRCA-мутаций BRCC – BRCA1/BRCA2 содержащий комплекс BRIP1/FANCJ – BRCA1-interacting protein 1, BRCA1-взаимодействующий белок 1 CA (15-3,125) – cancer antigen, опухолеассоциированный антиген CDH1 – cadherin 1, кадхерин 1 CHEK2 – checkpoint kinase 2, S.




pombe, homolog of CTIP – RBBP8 (ретинобластома-связывающий белок 8), BRCA1-ассоциированный белок FANC (A—M) – гены, ассоциированные с анемией Фанкони FGFR2– fibroblast growth factor receptor 2, рецептор 2 фактора роста фибробластов GWAS – Genome-Wide Association Study, полногеномное ассоциативное исследование HDAC – histone deacetylase, гистон-деацетилаза HER2/neu (ERBB2) – V-ERB-B2 avian erythroblastic leukemia viral oncogene homolog 2

– международное общество, HGVS Human Genome Variation Society, характеризующее геномные варианты HOX – homeobox, гомеобокс KRT (5,6) – keratin, кератин (5,6) LSP1– lymphocyte-specific protein, лимфоцит-специфический белок MAP3K1 – mitogen-activated kinase kinase kinase 1, митоген-активированная киназа киназа киназа 1 MLH (1,3) – mutL, E. coli, homolog of, 1 MMR – mismatch repair, гены репарации неспаренных оснований MRE11– meiotic recombination 11, S. cerevisiae, homolog of, A MSH (2,6) (3; 6) – mutS, E. coli, homolog of, 2 (3; 6) NBN– nibrin, нибрин NBS – Nijmegen breakage syndrome, синдром Ниймеген NF1 – neurofibromin 1, нейрофибромин 1 (O)MIM – (Online) Mendelian Inheritance in Man, электронная база данных о генетических заболеваниях «Менделевское наследование у человека»

OR – odds ratio, отношение шансов PALB2/FANCN – partner and localizer of BRCA2, партнер и локализатор BRCA2 PARP– poly(ADP-ribose) polymerase, поли(АДФ-рибоза) полимераза PMS2– postmeiotic segregation increased, S. cerevisiae, 1 (2) POU5F1B – POU domain, class 5, transcription factor 1B, транскрипционный фактор 1B POU-домена класса 5 PTEN – phosphatase and tensin homolog RAD50 (51) – RAD50 (51), S. cerevisiae, homolog of RECQ – геликаза RECQ TOX3 – TOX high mobility group box family member 3 TP53– tumor protein p53 SNP – single nucleotide polymorphism, однонуклеотидный полиморфизм STK11– serine/threonine protein kinase 11, серин/треонин протеинкиназа 11 UICC – Union for International Cancer Control, Международный противораковый союз

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы Рак молочной железы (РМЖ) и рак яичников (РЯ) представляют собой важную социально-медицинскую проблему в связи с высокой заболеваемостью и смертностью среди женского населения. Ежегодно в мире выявляется около 1,7 млн случаев РМЖ [77]. В РФ в 2012 г. зарегистрированы 59 037 новых больных РМЖ, эта онкологическая патология занимает лидирующее положение как в структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями женского населения (20,7%), так и в структуре смертности от них (17,1%). РЯ занимает восьмое место среди всех злокачественных новообразований у женского населения РФ (4,5%), в 2012 г.

зарегистрированы 12 935 новых больных. В структуре смертности женщин от злокачественных новообразований РЯ занимает седьмое место (5,8%) [6].

За последние десятилетия во всем мире и в РФ отмечена отчетливая тенденция к росту заболеваемости РМЖ и РЯ [5, 77]. С целью снижения этих показателей необходимо внедрение в клиническую практику инновационных высокотехнологичных методов ранней, в том числе доклинической, диагностики, разработка индивидуальных лечебных и профилактических подходов с учётом генетических факторов риска. На сегодняшний день исходная стадия РМЖ или РЯ является определяющей для прогноза течения заболевания: чем позже ставится диагноз, тем выше стоимость лечения и ниже его эффективность. Согласно данным ВОЗ по РМЖ, при I стадии 5–летний срок переживают 90–95% больных; при IV – менее 10%. При РЯ 5–летняя выживаемость при I стадии составляет 70–80% и только 15% – при IV. В РФ запущенность (выявление III-IV стадий) при РМЖ остается высокой: в 2009 г. она составила 36,1%. Причинами высокой смертности от РЯ являются бессимптомное клиническое течение и несовершенство существующих методов диагностики. В РФ в 2009 г. 62,7% случаев РЯ выявлены на III–IV стадиях [5].

Генетическая предрасположенность является существенным фактором риска развития РМЖ и РЯ: от 5 до 10% случаев РМЖ [7, 123], от 10 до 17% случаев РЯ [9, 105] являются наследственными.

Синдром наследственного рака молочной железы и рака яичников, ассоциированный с мутациями в генах BRCA1 и BRCA2, – самое частое аутосомно-доминантное онкологическое заболевание с повышенным риском развития РМЖ и РЯ. На его долю приходится 30-50% наследственных форм РМЖ [66] и 90-95% – РЯ у женщин [105, 120]. Гены BRCA1 и BRCA2 крайне важны для поддержания геномной стабильности и являются классическими онкосупрессорами. Кодируемые ими белки играют ключевую роль в репарации двухцепочечных разрывов ДНК путем гомологичной рекомбинации [120].

Наследственные формы РМЖ и РЯ также могут быть обусловлены гетерозиготными мутациями в других генах, вовлечённых в репарацию ДНК:

CHEK2, NBN, BLM, PALB2, ATM, BRIP1, RAD50. Эти мутации редко встречаются в популяции и характеризуются средней пенетрантностью [22, 29–32, 53, 82, 116, 131, 135, 151, 175].

Небольшой в процентном соотношении, но важный вклад в наследственную предрасположенность к РМЖ и РЯ вносят редкие аутосомно-доминантные синдромы (Ли-Фраумени, Пейтца-Егерса, Коудена и другие), они должны быть непременно учтены при проведении дифференциальной диагностики [22, 28, 111, 121, 135, 140, 171].

В популяционной генетике описан эффект основателя (founder effect) – преобладание нескольких мутаций, специфичных для определенной этнической группы или географического региона. Этот эффект находит отражение в спектре мутаций в генах наследственной предрасположенности к РМЖ и РЯ (BRCA1, BRCA2, CHEK2, NBN, BLM и других) во многих популяциях, в том числе в российской [29, 53, 57, 66, 151, 172]. Существование эффекта основателя делает возможным создание соответствующих скрининговых программ и значительно упрощает генетическое тестирование.

Исследования, посвящённые изучению частот встречаемости мутаций в различных генах предрасположенности и оценке ассоциированных рисков, проводятся, как правило, на преднамеренных выборках больных РМЖ/РЯ. В то время как именно широкомасштабный скрининг неотобранных групп больных позволяет выявить большинство случаев наследственных форм РМЖ и РЯ, оптимизировать программу лечения и наблюдения этих больных, выявить носителей мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 среди родственников и направить усилия на раннюю диагностику онкологических заболеваний. Разработка диагностической панели, включающей распространённые в российской популяции мутации в различных генах, ассоциированные с развитием РМЖ/РЯ, и пригодной для проведения генетического скрининга в широких группах больных РМЖ/РЯ, является актуальной задачей практической онкологии.

При проведении полногеномных ассоциативных исследований (GWAS) было идентифицировано множество однонуклеотидных полиморфизмов (SNP) в различных генах и хромосомных локусах, связанных с повышенным риском развития РМЖ и РЯ. Они обладают низкой пенетрантностью, но предполагается, что кумулятивный эффект при носительстве нескольких аллелей риска может быть достаточно выраженным. К однонуклеотидным полиморфизмам, ассоциированным с повышенным риском развития рака молочной железы, относятся, например, rs2981582 в гене FGFR2, rs3817198 в гене LSP1, rs889312 в локусе 5q11, rs13281615 в локусе 8q24, rs13387042 в локусе 2q35, rs3803662 в локусе 16q12 [48, 63, 110, 128, 154]; рака яичников – rs3814113 в локусе 9p22, rs2072590 в локусе 2q31 [78, 153].

Работ, посвященных выявлению ассоциаций однонуклеотидных полиморфизмов и мутаций в других (не BRCA1 и не BRCA2) генах с риском развития РМЖ и/или РЯ в России проведено немного [12, 34, 79, 150], хотя подобные исследования представляют определённый научно-практический интерес. Дополнение панели молекулярно-генетических маркёров, ассоциированных с риском развития РМЖ и/или РЯ, расширит возможности выявления наследственной предрасположенности к этим заболеваниям, позволит проводить мероприятия, направленные на их профилактику и раннюю диагностику в группах генетического риска.

Также, несмотря на накопленный научно-практический опыт в вопросах изучения распространённости и этиологии наследственных форм РМЖ и РЯ, в России до сих пор не выработано единого чёткого алгоритма проведения молекулярно-генетической диагностики. При формулировании подобного алгоритма является необходимым обобщение мирового опыта и результатов работы ведущих онкологических и научно-исследовательских центров России для учёта специфических особенностей российской популяции.

Цель работы Повысить эффективность выявления наследственной предрасположенности к развитию рака молочной железы и рака яичников с помощью диагностической панели, включающей клинически значимые молекулярно-генетические маркёры.

–  –  –

3. С помощью разработанных реагентов определить частоты выбранных мутаций/однонуклеотидных полиморфизмов в российской популяции у больных раком молочной железы и/или раком яичников и в контрольной группе; используя статистические методы, выявить наличие или отсутствие ассоциаций выбранных мутаций/однонуклеотидных полиморфизмов с развитием РМЖ и/или РЯ.

4. Определить оптимальный состав диагностической панели наиболее распространённых в российской популяции мутаций в генах BRCA1/2 для проведения молекулярно-генетического скрининга в различных группах больных РМЖ и РЯ и здоровых лиц.

5. Обосновать целесообразность включения в диагностическую панель других молекулярно-генетических маркёров (мутаций в генах CHEK2, NBN, BLM, полиморфных аллельных вариантов в различных генах и хромосомных локусах).

6. Сформулировать алгоритм проведения молекулярно-генетической диагностики для выявления наследственной предрасположенности к развитию РМЖ и РЯ с учётом характерных для РФ особенностей.

Научная новизна Впервые разработана и апробирована панель из 24 молекулярно-генетических маркёров для выявления наследственной предрасположенности к развитию рака молочной железы и рака яичников методом ПЦР в режиме реального времени с помощью определения температуры плавления примыкающих олигонуклеотидных зондов, основанная на отечественной технологической базе.

Впервые получены комплексные данные о частотах мутаций в генах BRCA1 (185delAG, 4153delA, 5382insC, 3819delGTAAA, 3875delGTCT, 300TG (C61G), 2080delA, 2963del10), BRCA2 (6174delT, 1528delAAAA, 9318delAAAA), CHEK2 (1100delC, IVS2+1GA, I157T), NBN (657delACAAA), BLM (1642CT (Q548X)), полиморфных аллельных вариантов в генах FGFR2 (rs2981582), LSP1 (rs3817198), хромосомных локусах 5q11 (rs889312), 8q24 (rs13281615), 2q35 (rs13387042), 16q12 (rs3803662), 9p22 (rs3814113), 2q31 (rs2072590) в больших выборках больных РМЖ и/или РЯ и здоровых женщин в российской популяции.

Впервые в России показаны высокая частота встречаемости мутации IVS2+1GA в гене CHEK2 в группах больных РМЖ и РЯ и её статистически достоверная ассоциация с высоким риском развития рака молочной железы.

Впервые в России показана ассоциация однонуклеотидного полиморфизма rs13281615 в локусе 8q24 с риском развития РМЖ.

Практическая значимость Выполненная работа является прикладным исследованием, результаты которого имеют важное значение для клинической онкологии и генетики.

Созданная в ходе работы диагностическая панель для определения распространённых в российской популяции мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 зарегистрирована в МЗ РФ и внедрена в клиническую практику ФГБНУ «РОНЦ им. Н.Н.Блохина», ФГБУ «РНЦРР» и других специализированных научных и клинических центров РФ. Регистрационное удостоверение: №ФСР 2010/08415 от 22 июля 2010 г. на набор реагентов для определения генетических полиморфизмов, ассоциированных с риском развития онкопатологии, методом полимеразной цепной реакции (ОнкоГенетика) по ТУ 9398-030-46482062-2011 производства ООО «Научно-производственное объединение ДНК-Технология».

Разработанный набор реагентов «ОнкоГенетика» может быть рекомендован для включения в национальные скрининговые программы по выявлению наследственной предрасположенности к РМЖ и РЯ с дальнейшей индивидуализацией профилактики, диагностики и лечения этих онкологических заболеваний.

Издано пособие для врачей «Медико-генетическое консультирование и ДНКдиагностика при наследственной предрасположенности к раку молочной железы и раку яичников», содержащее рекомендации по проведению МГК и молекулярно-генетического тестирования, ведению пациентов из групп высокого генетического риска (особенностях профилактики, ранней диагностики и лечения РМЖ и РЯ).

Основные положения, выносимые на защиту

1. Разработана панель из 24 молекулярно-генетических маркёров для выявления наследственной предрасположенности к развитию рака молочной железы и рака яичников методом полимеразной цепной реакции в режиме реального времени с анализом кривых плавления, основанная на отечественной технологической базе.

2. Определён состав диагностической панели наиболее распространённых в российской популяции мутаций в генах BRCA1 и BRCA2: 5382insC, 300TG, 4153delA, 2080delA, 185delAG, 3819delGTAAA, 3875delGTCT в гене BRCA1 и 6174delT в гене BRCA2.

3. Впервые показана ассоциация мутации IVS2+1GA в гене CHEK2 с высоким риском развития рака молочной железы в российской популяции (отношение шансов (OR) = 11,22).

4. Рак молочной железы у носителей мутаций в гене CHEK2 в сравнении с носителями мутаций в гене BRCA1 характеризуется более поздним возрастом манифестации (50,1±12,4 года и 41,5±8,5 года, соответственно), меньшей частотой опухолей высокой степени злокачественности (18,4% и 55,3%, соответственно), более высокой частотой РЭ-позитивных (83,7% и 29,8%, соответственно), РП-позитивных (64,3% и 25,5%, соответственно) и HER2/neu-позитивных (40,0% и 11,9%, соответственно) опухолей (p0,05). В группе больных РМЖ с мутациями в гене CHEK2 в сравнении с группой больных без мутаций достоверно хуже общая 12-летняя выживаемость (60,0% и 97,8%, соответственно, p0,05).

5. Показаны ассоциации следующих однонуклеотидных полиморфизмов с риском развития рака молочной железы: rs3803662 в локусе 16q12, rs2981582 в гене FGFR2, rs13387042 в локусе 2q35 (максимальные риски в этой группе молекулярно-генетических маркёров: OR=1,30, OR=1,25 и OR=1,19, соответственно), rs13281615 в локусе 8q24, rs889312 в локусе 5q11. Для полиморфизма rs13281615 в локусе 8q24 ассоциация с риском развития рака молочной железы в российской популяции показана впервые.

6. Оптимизирован алгоритм проведения молекулярно-генетической диагностики для выявления наследственной предрасположенности к развитию раку молочной железы и раку яичников: первым этапом является скрининговое исследование с помощью разработанной диагностической панели.

Апробация работы Диссертация апробирована и рекомендована к защите 25 ноября 2014 г. на совместной научной конференции лаборатории клинической онкогенетики, отделения клинической фармакологии и химиотерапии, научно-консультативного отделения, отделения опухолей молочных желез, отделения реконструктивной и пластической онкологии, гинекологического отделения НИИ КО, лаборатории регуляции клеточных и вирусных онкогенов НИИ канцерогенеза ФГБНУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина», кафедры онкологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова.

Материалы диссертационной работы были представлены и обсуждены на следующих российских и международных конгрессах, научно-практических конференциях и съездах:

XV—XVIII Российских Онкологических Конгрессах (Москва, 2011–2014.), Седьмой Российской Конференции по Фундаментальной Онкологии «Петровские чтения» (Санкт-Петербург, 2011), 26th European Immunogenetics & Histocompatibilty Conference (Liverpool, 2012), Конференции с международным участием «Современная стратегия лечения ранних стадий рака молочной железы»

Загрузка...

(Москва, 2013), European Human Genetics Conference 2014 (Milan, 2014), VIII Съезде онкологов и радиологов стран СНГ (Казань, 2014), IV конференции «Общества специалистов онкологов по опухолям репродуктивной системы» (Москва, 2014).

Публикации По теме диссертации опубликованы 14 печатных работ, в том числе: 6 статей в научной печати, из них 4 в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации материалов докторских и кандидатских диссертаций, 1 пособие для врачей, 7 публикаций в материалах отечественных и международных конференций и конгрессов.

Объем и структура диссертации Диссертация изложена на 126 страницах машинописного текста, содержит 23 таблицы, 8 рисунков. Диссертация состоит из следующих глав: «Введение», «Обзор литературы», «Материалы и методы», «Результаты и обсуждение», «Выводы», «Список литературы». Библиография включает 183 источника.

Личный вклад автора Все использованные в работе данные получены при непосредственном участии автора: на этапах постановки цели и задач, сбора клинического материала, разработки реагентов для генотипирования, проведения молекулярногенетической диагностики, обработки, анализа и обобщения полученных результатов, написания и оформления рукописи.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности Научные положения диссертации соответствуют паспорту специальности 14.01.12 – онкология, конкретно пункту 3.

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

Наследственная предрасположенность к развитию рака молочной железы и рака яичников Генетическая предрасположенность является одним из основных факторов риска развития РМЖ и РЯ, наследственные формы РМЖ и РЯ характеризуются выраженной генотипической и фенотипической гетерогенностью [105, 112, 169].

Семейную историю накопления случаев РМЖ и опухолей женской репродуктивной системы отмечают 25% заболевших женщин [112]. На сегодняшний день принята теория, согласно которой РМЖ и РЯ рассматриваются как сложные полигенные заболевания, в их основе лежит комбинированный эффект многих генетических вариантов с разной частотой встречаемости и пенетрантностью [105, 135, 169]. От 5 до 10% случаев РМЖ [7, 123], от 10 до 17% случаев РЯ [9, 105] наследуются по аутосомно-доминантному типу с высокой (неполной) пенетрантностью и более ранним (по сравнению со спорадическими формами) возрастом манифестации [7, 9, 105, 112, 169].

В этой главе будут рассмотрены основные гены наследственной предрасположенности к РМЖ и РЯ. В первую очередь к ним относятся гены, которые кодируют белки, участвующие в репарации ДНК. Основное внимание уделено тем наследственным синдромам и обусловливающим их герминальным дефектам, диагностика которых уже используется или перспективна в клинической практике; а также популяционным особенностям их распространения.

Белки, вовлеченные в репарацию ДНК, их функции и взаимодействие 1.1.

Главные гены наследственной предрасположенности к РМЖ и РЯ – BRCA1 (MIM 113705) и BRCA2 (MIM 600185) (от BReast Cancer Associated) – были идентифицированы в 1994–1995 годах [118, 182]. Ген BRCA1 локализуется на хромосоме 17q21 и включает 24 экзона. Общий размер кодирующих участков составляет 5592 нуклеотида, распределённых в геноме на протяжении более 80 т.п.н. Белок BRCA1 состоит из 1863 аминокислотных остатков [118, 125, 148]. Ген BRCA2 локализуется на хромосоме 13q12-13, состоит из 27 экзонов, суммарный размер кодирующих участков – 10485 пар нуклеотидов – почти в два раза больше, чем в гене BRCA1; общая протяженность близка к размеру гена BRCA1 (около 80 т. п. н.). Кодируемый белок BRCA2 содержит 3418 аминокислотных остатков [125, 161, 181].

Гены BRCA1 и BRCA2 являются классическими онкосупрессорами и крайне важны для поддержания геномной стабильности. Кодируемые ими белки играют ключевую роль в репарации двухцепочечных разрывов ДНК путём гомологичной рекомбинации [59, 120]. Процесс нарушения нормальной репарации двунитевых разрывов ДНК с участием белков BRCA1/2 при потере их функциональной активности представлен на рис. 1. Вследствие ошибок репарации повреждений ДНК активизируются гены контроля клеточного цикла, ингибирующие дальнейший рост клеток с возникшими генетическими аномалиями и индуцирующие запрограммированную клеточную гибель – апоптоз. Накопление ошибок репарации, приводящих к нарушениям регуляции клеточного цикла, апоптоза и дифференцировки клетки, генетической нестабильности, является ключевым событием в процессе канцерогенеза.

Функция белка BRCA2 заключается преимущественно в регуляции ядерной локализации RAD51 и его способности к связыванию ДНК – ключевых моментов инициирования процесса гомологичной рекомбинации [33, 120].

Белок BRCA1 взаимодействует со многими белками, участвующими в процессах репарации/рекомбинации ДНК, такими как RAD51, MRN-комплекс (Mre11/Rad50/Нибрин), геликаза Блума и белок FANCD2 [183]. Белок BRCA1 является мишенью для ATM- и ATR-фосфорилирования, функционирует как медиатор в регуляции клеточного цикла, играя важную роль в передаче сигнала о повреждении ДНК. Кроме того, белок BRCA1 участвует в выполнении некоторых других клеточных функций, важных для поддержания геномной целостности, включая сборку митотического веретена, дупликацию центросом, контроль клеточного цикла и ремоделирование хроматина в местах двухцепочечных разрывов ДНК [33, 120]. BRCA1 участвует в активации остановки клеточного цикла как в S-, так и в G2/M-фазах после повреждения ДНК (в последнем случае требуется предварительное фосфорилирование BRCA1 киназой ATM) [182].

C-концевой домен BRCA1 является активатором транскрипции, связываясь с РНК-полимеразой II. Также роль BRCA1 в регуляции транскрипции и пролиферации осуществляется через ассоциации с CTIP, эстрогеновыми рецепторами (РЭ), HDAC, РНК-полимеразой II, циклином D1, и другими белками [33, 120].

Рисунок 1. Схематическое изображение функционирования генов BRCA1 и BRCA2 и нарушений при потере их функциональной активности [130, с модификациями].

Протеинкиназа ATM (кодируется геном ATM, 11q22.3) быстро активируется в точках двухцепочечных разрывов ДНК. Это двухэтапный процесс: сначала гомодимеры диссоциируют на активные мономеры, затем они ATM взаимодействуют с мультибелковым MRN-комплексом и белком BRCA1. MRNкомплекс связывается с ДНК, его биохимические свойства включают отрезание, расплетение и образование мостиков между концами поврежденной двойной цепи ДНК. Белок BRCA1 участвует в негомологичном соединении концов ДНК.

Вероятно, MRN-комплекс и BRCA1 требуются для эффективного привлечения и, возможно, удержания ATM в точках двухцепочечных разрывов ДНК. MRNкомплекс состоит из трёх белков, кодируемых генами MRE11, RAD50 и NBN (NBS1) [40].

Кратко схема белковых взаимодействий в процессе репарации ДНК представлена на рис. 2.

Герминальные мутации в каждом из этих генов обнаружены у больных c редкими аутосомно-рецессивными синдромами, клинически перекрывающимися с атаксией-телеангиэктазией. Мутации в гене MRE11 приводят к АТ-подобному заболеванию (Ataxia Telangiectasia-like disorder, ATLD), мутации в гене NBN – к синдрому Ниймеген (Nijmegen breakage syndrome, NBS), мутации в гене RAD50 были обнаружены у одного пациента с симптомами синдрома Ниймеген. В то время как АТ-подобное заболевание не ассоциировано с повышением риска развития ЗНО, больные с синдромом Ниймеген предрасположены к лейкозам, меланоме, раку предстательной железы, РМЖ и РЯ [40].

Важность генов репарации ДНК для подавления развития ЗНО подчёркивается тем фактом, что множество онкосупрессоров функционально связаны с ATM и ответом на повреждение ДНК. Белки MRN-комплекса важны для активации ATM и эффективной передачи сигналов о повреждении ДНК другим молекулам-мишеням, таким как белки анемии Фанкони и p53.

Рисунок 2. Сеть белковых взаимодействий в процессе репарации ДНК.

Сигнальная сеть, реагирующая на повреждение ДНК, связана с ДНКрепарационными комплексами. Ответ на повреждение ДНК, запущенный при активации ATM и ATR киназ, включает множественные пути. Компоненты ядерного комплекса анемии Фанкони, MRN-комплекса (Mre11/Rad50/Нибрин) и BRCA1/BRCA2 содержащего комплекса (BRCC) напрямую активируются сигнальными киназами. На схеме показаны наиболее значимые множественные парные взаимодействия между компонентами этих комплексов [40, адаптировано].

Белки, кодируемые генами анемии Фанкони, функционируют в составе репарационных комплексов, процессирующих связи между цепями ДНК. Восемь белков – FANCA, FANCB, FANCC, FANCE, FANCF, FANCG, FANCL и FANCM

– являются компонентами ядерного белкового комплекса анемии Фанкони, функция которого заключается в присоединении убиквитинового компонента к белку FANCD2. Моноубиквитинизация FANCD2 позволяет ему связываться с хроматином в точках повреждения ДНК и осуществлять репарацию. В этих точках FANCD2 локализуется совместно с ATR и геликазой, кодируемой геном BLM [40]. Эффекторные белки FANCD1 (BRCA2), FANCJ (BRIP1, BACH1), FANCN (PALB2), FANCO (RAD51C) и FANCP (SLX4), вероятно, напрямую участвуют в репарации ДНК путём локализации RAD51 в точках двухцепочечных разрывов.

Многие гены, вовлечённые в репарацию ДНК, несут герминальные мутации при наследственных онкологических синдромах, что подтверждает ключевую роль репарации ДНК в поддержании генетической стабильности и супрессии опухолей.

1.2. Cиндром наследственного рака молочной железы и рака яичников (гены BRCA1 и BRCA2) Синдром наследственного РМЖ и РЯ, ассоциированный с мутациями в генах BRCA1 и BRCA2, – самое частое аутосомно-доминантное заболевание с повышенным риском развития РМЖ и РЯ. По данным многочисленных исследований мутациями в генах BRCA1 и BRCA2 обусловлены 30–50% наследственных форм РМЖ и 90–95% РЯ у женщин, а так же 4–40% РМЖ у мужчин [9, 66, 105, 120].

Наследственный синдром РМЖ и РЯ составляет 5–7% всех случаев РМЖ и 10– 15% случаев РЯ [3, 150]. Мутации в гене BRCA2 также могут быть ассоциированы с развитием рака предстательной железы, толстой кишки, поджелудочной железы, желчного пузыря и желчных протоков, желудка и меланомы [36].

Мутации в генах BRCA1 и BRCA2 значительно увеличивают индивидуальный риск развития наследственного РМЖ и РЯ. Средние кумулятивные риски для носителей мутаций в гене BRCA1 к возрасту 70 лет составляют 57–65% в отношении развития РМЖ и 39–40% – РЯ [49]. Риск развития РМЖ для носителей мутаций в гене BRCA2 составляет 45–49%, тогда как риск развития РЯ не превышает 11– 18% [19]. При отягощённом семейном анамнезе риски возрастают: для носителей мутаций в гене BRCA1 до 87% в отношении развития РМЖ и до 44% в отношении развития РЯ [69], для носителей мутаций в гене BRCA2 – до 84% и 27% в отношении развития РМЖ и РЯ, соответственно [70].

При наследственном РМЖ и РЯ для инициации опухолевого роста, помимо герминальной мутации необходима инактивация второго аллеля, которая происходит в соматической клетке [130]. Инициирующим моментом инактивации может служить как соматическая мутация, так и ряд эпигенетических событий, таких как аномальное метилирование [2].

1.2.1. Клинические и патоморфологические особенности BRCA-ассоциированного рака молочной железы и рака яичников Для наследственного РМЖ характерен более молодой возраст развития заболевания, чем для спорадического, причем для BRCA1-ассоциированного рака риск выше в пременопаузе. Средний возраст возникновения РМЖ, обусловленного герминальными мутациями в генах BRCA1 и BRCA2, равен 40–41 и 43–44 годам, соответственно (для спорадического РМЖ – 54 года). Признаки склерозирующего аденоза и микрокальцинаты, кисты и внутрипротоковые папилломы достоверно чаще встречаются в группах больных-носителей мутаций в генах BRCA1 и BRCA2, что обосновывает необходимость внимательного отношения к доброкачественной и фоновой патологии у пациентов из групп риска [9, 113].

Частота РМЖ, развившегося на фоне беременности и лактации, достоверно выше среди пациенток с наследственной предрасположенностью; в 17,5% случаев РМЖ, диагностированного на фоне второй и последующих беременностей и в процессе грудного вскармливания, обнаружены герминальные мутации в гене BRCA1 [9].

У больных РМЖ носителей мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 кумулятивный риск развития опухолей контралатеральной молочной железы через 25 лет после постановки первичного диагноза составляет 47.4%. При этом риск в 1,6 раза выше у носителей мутаций в гене BRCA1. В этой группе больных при манифестации первичного РМЖ в возрасте до 40 лет риск развития двустороннего поражения составляет 62,9% [83].

В исследовании, проведенном в ФГБНУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» в 2000– 2008 годах, герминальные мутации в генах BRCA1 и BRCA2 были выявлены у 37,3% больных двусторонним РМЖ и у 57,0% больных в возрасте до 41 года. Средний временной интервал между первичным и контралатеральным РМЖ составил 8,3 года.

В 43,8% случаев у носителей мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 был диагностирован синхронный двусторонний РМЖ (интервал между постановкой первичного РМЖ и рака контралатеральной молочной железы составляет до одного года) [9].

Гистологически большинство BRCA1-ассоциированных опухолей представлены инвазивным раком неспецифического типа (до 87%), около 5–15% классифицируются как медуллярный рак, характерна высокая (III) степень злокачественности, часто наблюдается выраженная лимфоцитарная инфильтрация. Большинство – 68,5— 80,0% – BRCA1-ассоциированных опухолей молочной железы являются трижды негативными (РЭ-, РП-, HER2/neu-) [9, 58, 113], в неотобранной группе больных с трижды негативными опухолями частота мутаций в гене BRCA1 составляет до 16% [71]. Трижды негативные опухоли с базальным фенотипом (экспрессия эпителиальных кератинов KRT5 и KRT6) чаще встречаются у носителей мутаций в гене BRCA1.

BRCA2-ассоциированные опухоли не обладают специфическим патологическим фенотипом: большинство из них относятся к инвазивному раку неспецифического типа (76–83%), реже встречаются инвазивный дольковый рак (8,4%), медуллярный рак (2,2%) и другие [58, 113]. Большинство BRCA2-ассоциированных опухолей экспрессируют рецепторы эстрогенов, прогестерона, HER2/neu [113].

На основании данных мультицентрового исследования, включившего более 6000 случаев, определены клинико-морфологические характеристики инвазивного BRCA-ассоциированного РМЖ (табл. 1) [113].

Таблица 1. Клинико-морфологические характеристики инвазивного BRCAассоциированного РМЖ [113]

–  –  –

BRCA-статус является прогностическим фактором при наследственном РМЖ:

позволяет достичь выраженного терапевтического эффекта при проведении предоперационного лечения [9].

BRCA-ассоциированные опухоли молочной железы у мужчин также характеризуются более ранним возрастом развития по сравнению со спорадическими (по данным разных авторов разница составляет около 10 лет), преобладанием инвазивного рака неспецифического типа (88–100%), высокой степенью злокачественности [9].

Для наследственного BRCA1 (но не BRCA2)-ассоциированного РЯ также характерен более молодой в сравнении со спорадическим РЯ возраст развития заболевания – и 56 лет, соответственно [9]. Гистологический тип наследственного РЯ чаще представлен серозной аденокарциномой (70–80%), редко (0–1%) встречаются муцинозные опухоли, наблюдается выраженный лечебный патоморфоз [9]. Не отмечено значительных различий в морфологии BRCA1- и BRCA2-ассоциированного РЯ [113].

1.2.2. Популяционные особенности распределения герминальных мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 Данные о мутациях и полиморфных вариантах в генах BRCA1 и BRCA2 и их функциональной значимости объединены в постоянно дополняющейся международной базе Breast Cancer Information Core (BIC) [35].

В популяционной генетике описан эффект основателя (“founder” эффект) – преобладание нескольких мутаций, специфичных для определенной этнической группы или географического региона. Эффект основателя наиболее заметен в географически, культурно или религиозно изолированных популяциях, в которых произошло распространение ограниченного количества предков, и, как следствие низкого генетического разнообразия, некоторые аллели стали более частыми.

Этот эффект находит отражение и в спектре мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 во многих популяциях [66]. Например, у ашкеназских евреев (субэтническая группа евреев, сформировавшаяся в Центральной Европе) превалируют три мутации:

185delAG и 5382insC в гене BRCA1 и 6174delT в гене BRCA2 [136], у жителей Исландии – мутация 999del5 в гене BRCA2 [165], в Польше и других странах Восточной Европы со славянским населением широко распространены мутации в гене BRCA1 – 5382insC, Cys61Gly, 4153delA [65, 80, 81, 168].

Знание популяционной генетической структуры лежит в основе эффективного подхода к индивидуализации и повышению доступности генетического тестирования, позволяет разработать оптимальный скрининговый протокол на уровне национального здравоохранения [65, 66, 80, 92, 168].

Российская популяция характеризуется выраженным эффектом основателя.

Превалируют мутации в гене BRCA1, они составляют около 80% от общего количества мутаций в генах BRCA1 и BRCA2. В гене BRCA1 намного чаще встречаются повторяющиеся мутации, в то время как мутации, идентифицированные в гене BRCA2 (за исключением 6174delT), уникальны [9, 10]. Соответственно, именно мутации в гене BRCA1 займут основное место при формировании панели для первичного генетического скрининга в российской популяции.

Согласно целому ряду исследований, преобладающей в России является мутация 5382insC в гене BRCA1, она составляет около 70% всех мутаций в гене BRCA1 при РМЖ и около 60% при РЯ, также в гене BRCA1 часто встречаются мутации 4153delA, 300TG (C61G), 185delAG; в нескольких российских исследованиях выявлены мутации 2080delA, 3819delGTAAA, 3875delGTCT в гене BRCA1 и мутация 6174delT в гене BRCA2 [3, 4, 9, 10, 14, 91]. В отдельных работах описываются редкие, ранее не идентифицированные мутации, например, 2963del10 (BRCA1), 1528delAAAA (BRCA2), 9318delAAAA (BRCA2), 2297delT, 3366delA и 3448insA (табл. 2) [4, 9, 162]. Cпектр мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 в РФ также характеризуется региональными особенностями. Например, мутация 300TG (C61G), обнаруженная в исследованиях, проведённых в г. Москве [3, 9, 13] и г. Новосибирске [1], ни разу не была выявлена у больных в г. СанктПетербурге (табл. 2).

–  –  –

РМЖ и РЯ также могут быть ассоциированы с редкими аутосомнорецессивными синдромами (табл. 3), обусловленными гомозиготными мутациями в генах, вовлеченных (как и BRCA1/2) в репарацию ДНК: BLM, ATM, NBN, генах анемии Фанкони (рис. 2). Причём частота злокачественных новообразований повышена не только у больных, но и у носителей гетерозиготных мутаций в этих генах, их относят группе среднепенетрантных маркёров предрасположенности к РМЖ и РЯ [22, 135, 169, 175].

1.3.1. Синдром Блума (ген BLM)

Синдром Блума (MIM 210900) обусловлен мутациями в гене BLM (15q26.1, также известен как RECQL3) и характеризуется хромосомной нестабильностью, которая лежит в основе повышенной предрасположенности к онкологическим заболеваниям (табл. 3). Частота ЗНО у больных с синдромом Блума выше, чем у любых других генетически-определенных групп больных, при этом типы онкологических заболеваний и их локализация близки к популяционным. Около 30% представлены лейкозами и лимфомами (развиваются, как правило, в более молодом возрасте); приблизительно столько же – карциномами различных типов.

У 10% больных диагностируются первично-множественные опухоли. Средний возраст развития ЗНО составляет 25 лет, онкологические заболевания – основная причина смерти этих больных, большинство из них умирает в возрасте до 30 лет.

Пролиферирующие клетки больных с синдромом Блума демонстрируют значительные хромосомные аномалии: множественные хроматидные разрывы, петли, структурные перестройки. Эти структурные изменения происходят спонтанно, в отсутствие каких-либо внешних стимулов или кластогенов.

Цитологические дефекты, ассоциированные с синдромом Блума, количественны по своей природе; подобные изменения наблюдаются и в клетках здоровых людей, но частота их намного ниже [40].

Таблица 3. Редкие наследственные синдромы, ассоциированные с РМЖ и РЯ [28, 111, 121, 125, 135, 140, 159, 169, 171]

–  –  –

Процесс, который лежит в основе высокой частоты крупных хромосомных аберраций (и диагностический критерий синдрома Блума), – повышенная частота рекомбинации между гомологичными хромосомными регионами, а именно – между сестринскими хроматидами. Частота мутаций, происходящих на субмикроскопическом уровне, также повышена [40].

Ген BLM состоит из 22 экзонов, протяженность его около 100 т.п.н. и кодирует фермент, который принадлежит к семейству высококонсервативных ДНК- и РНК-геликаз. Эти ферменты катализируют АТФ-зависимое расплетение двойной цепи нуклеиновых кислот, крайне важное для основных клеточных процессов, включая репликацию и репарацию ДНК, транскрипцию РНК и трансляцию белков. Белок, кодируемый геном BLM, наиболее близок к подсемейству RECQгеликаз. Клонирование гена BLM и анализ гомологов в модельных организмах выявили критичную роль RECQ-геликаз в процессе гомологичной рекомбинации и поддержании генетической стабильности [40].

Thompson E.R. и соавт. провели полноэкзомное секвенирование 33 BRCA1/2негативных больных из 15 РМЖ-семей, были идентифицированы семьи с гетерозиготными делеторными мутациями в генах, участвующих в репарации ДНК:

FANCC и BLM. Мутация в гене BLM (c.1993CT, p.Gln645*), описанная при синдроме Блума, была обнаружена в одной семье у трёх больных РМЖ (диагноз поставлен в возрасте 39, 39 и 41 год) и ни у одной из двух здоровых сестёр. Косегрегация выявленных мутаций в этой семье согласовалась с ожидаемым риском для среднепенетрантных аллелей. При последующем скрининге всех экзонов гена BLM в 438 РМЖ-семьях было обнаружено 2 мутации в гене BLM, все они приводили к образованию укороченного белка. Ни одной мутации в гене BLM не было обнаружено в контрольной группе здоровых лиц [164].

Популяционные особенности Синдром Блума – крайне редкое заболевание (1 / 1 000 000 [126]), но в некоторых изолированных популяциях он встречается значительно чаще, например, у ашкеназских евреев. Секвенирование гена BLM в группе ашкеназских евреев подтвердило существование эффекта основателя, частота носительства мутации сдвига рамки считывания в 10-м экзоне гена BLM 2281delATCTGAinsTAGATTC (BLMAsh) в этой популяции составляет ~0,85% [52].

При секвенировании 95 больных РМЖ (с признаками, указывающими на наследственный характер заболевания) г. Санкт-Петербурга Соколенко А.П. и соавт.

обнаружили двух носителей мутации c.1642 CT (Q548X) в гене BLM. При расширенном исследовании частота этого аллеля составила 17/1498 (1,1%) у больных РМЖ и 2/1093 (0,2%) здоровых женщин (p=0,004). Мутации в гене BLM чаще встречались (1) при наличии больных родственников первой степени родства (6/251 (2,4%) и 11/1247 (0,9%), p=0,05), (2) у больных с ранней манифестацией заболевания (12/762 (1,6%) и 5/736 (0,7%), p=0,14) и (3) у больных двусторонним РМЖ (2/122 (1,6%) и 15/1376 (1,1%), p=0,64). Авторы заключили, что мутация Q548X в гене BLM является повторяющейся у славян и может быть ассоциирована с риском развития РМЖ [151].

Эти результаты подтверждены в последующем исследовании, включавшем 3188 больных РМЖ и 2458 здоровых лиц из Башкортостана, Белоруссии, Украины, Казахстана. Максимальная частота мутации Q548X в гене BLM детектирована у больных из России (0,8%), но также она встречалась у больных из Белоруссии (0,5%) и Украины (0,6%) и отсутствовала в неевропейских субпопуляциях. В комбинированном анализе ассоциация мутации Q548X в гене BLM с РМЖ была статистически достоверна (OR=5,1; 95% CI: 1,2–21,9, p=0,03). Мета-анализ с предыдущим исследованием, проведенным в г. Санкт-Петербурге, подтвердил эти данные: OR=5,7 (95 % CI: 2,0–15,9, p=3,710-4). Мета-анализ со всеми опубликованными подобными исследованиями также поддерживает предположение об ассоциации мутаций в гене BLM с РМЖ, риск повышен в 2—5 раз (OR=3,3, 95 % CI:

1,9–5,6, p=1,910-5) [131].

1.3.2. Атаксия-телеангиэктазия (ген ATM)

Атаксия-телеангиэктазия (синдром Луи-Бар, MIM 208900) – редкий аутосомно-рецессивный синдром (1/40 000–1/100 000), характеризующийся гиперчувствительностью к ионизирующей радиации и выраженной предрасположенностью к онкологическим заболеваниям, чаще всего – опухолям лимфоидной ткани (около 85%), но также развиваются глиомы, медуллобластомы, рак желудка, РМЖ, РЯ, меланома (табл. 3) [40, 119, 158].

АТ связана с мутациями в гене ATM (11q22.3), вовлеченном в репарацию двухцепочечных разрывов ДНК. Клетки больных АТ обладают повышенной чувствительностью к ионизирующей радиации, вызывающей двухцепочечные разрывы ДНК, и резистентностью к ингибированию синтеза ДНК при облучении. Терапевтические дозы облучения, хорошо переносимые большинством онкологических больных, вызывают серьезные, часто опасные для жизни осложнения у больных атаксией-телеангиэктазией. Частично эти аберрантные эффекты наблюдаются и в клетках гетерозиготных носителей мутаций в гене ATM, к которым относятся около 1% популяции в целом [68].

В 1995 г. Shiloh Y. и соавт. идентифицировали герминальные мутации в гене ATM, они разнообразны по типу и распределены по всей кодирующей последовательности (65 экзонов). Большинство мутаций в гене ATM приводит к образованию укороченного белка. Больные АТ чаще всего являются т.н. сложными гетерозиготами – носителями двух различных мутаций в гене ATM [143].

Вскоре после клонирования гена ATM было высказано предположение, что носители гетерозиготных мутаций имеют повышенный риск развития ЗНО, в особенности – РМЖ. Однако данные о роли гетерозиготных мутаций в гене ATM в предрасположенности к РМЖ около 20 лет оставались противоречивыми. В различных исследованиях относительный риск варьировал от 1,3 до 12,7 [90, 93, 158]. В группе больных РМЖ с манифестацией заболевания в возрасте до 45 лет была обнаружена повышенная частота мутаций в гене ATM [37]. В последующем исследовании у 40% больных были диагностированы контралатеральные опухоли, все они подверглись воздействию низкодозной радиации в молодом возрасте. В то же время в некоторых других работах частота мутаций в гене ATM у женщин с РМЖ в возрасте до 40 лет не отличалась от популяционной [47, 68]. Было высказано предположение, что повышение риска у носителей гетерозиготных мутаций в гене ATM минимально в отсутствие дополнительного воздействия. Однако в 2006 г. Renwick A. и соавт. при секвенировании гена ATM у 443 BRCA1/BRCA2негативных больных РМЖ из 440 семей и 521 человека из контрольной группы, обнаружили мутации в гене ATM у 12 больных РМЖ и у 2 здоровых женщин.

Сегрегационный анализ показал, что относительный риск развития РМЖ у носителей гетерозиготных мутаций в гене ATM равен 2,37 и, таким образом, гетерозиготные мутации в гене ATM могут быть отнесены к группе среднепенетрантных маркёров предрасположенности к РМЖ [132].

Учитывая популяционную частоту встречаемости гетерозиготных мутаций в гене ATM, не проявляющихся фенотипически, и повсеместность маммографического скрининга, повышающего пенетрантность этих мутаций [159], идентификация этих генетических маркёров имеет важное клиническое значение.

Популяционные особенности Telatar M. и соавт. идентифицировали самые распространённые мутации в гене ATM и их частоты у больных АТ в 10 популяциях с целью разработки скрининговых тестов, специфичных для отдельных этнических групп. Общее происхождение идентичных мутаций у различных пациентов (эффект основателя) было подтверждено гаплотипированием пациентов в большинстве случаев; процент спонтанных мутаций в гене ATM был минимален. С помощью разработанных тестов мутации в гене ATM были детектированы у 76% пациентов из Коста-Рики, 50% – из Норвегии, 25% – из Польши и 14% – из Италии [163].

В различных восточно-европейских популяциях обнаружена нонсенсмутация p.E1978X (c.5932GT) в гене ATM. При комбинированном анализе результатов исследований, проведенных в Белоруссии, России и Польше, ассоциации мутации E1978X в гене ATM с РМЖ были статистически достоверны (OR=5,6; 95% CI: 1,3–21,4, p=0,01). Ни в одном изолированном исследовании различия не достигали статистической значимости, что, вероятно, связано с низкой частотой встречаемости (0,2–0,5% у больных РМЖ) [29].

–  –  –

Синдром Ниймеген (MIM 251260) – редкое аутосомно-рецессивное заболевание с хромосомной нестабильностью (табл. 3). Высок риск развития ЗНО в молодом возрасте: к 20 годам они развиваются более чем у 40% этих больных [51].



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Златкин, Михаил Григорьевич Развитие коммерческих отношений в сфере медицинских услуг на основе формирования корпоративных структур управления Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru Златкин, Михаил Григорьевич Развитие коммерческих отношений в сфере медицинских услуг на основе формирования корпоративных структур управления : [Электронный ресурс] : Дис. . канд. экон. наук : 08.00.05. ­ М.: РГБ, 2006 (Из фондов Российской...»

«КОКШУНОВА ЛЮДМИЛА ЕСИНОВНА Экология и адаптивные возможности сайгака (Saiga tatarica tatarica L., 1766) в условиях экстремального антропогенного пресса 06.02.05 ветеринарная санитария, экология, зоогигиена и ветеринарно-санитарная экспертиза ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор биологических наук, профессор...»

«Марьин Герман Геннадьевич СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО НАДЗОРА И ПРОФИЛАКТИКИ ПИОДЕРМИЙ В ОРГАНИЗОВАННЫХ ВОИНСКИХ КОЛЛЕКТИВАХ 14.02.02 – эпидемиология 14.03.09 – клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научные консультанты: член-корр. РАМН, доктор медицинских наук профессор Акимкин В.Г. доктор медицинских наук...»

«ГРИГОРЯН ЭЛИНА РУДОЛЬФОВНА Методический подход к оптимизации ассортимента лекарственных растительных препаратов, используемых в условиях санаторно-курортного реабилитационного комплекса Кавказских Минеральных Вод 14.04.03 –...»

«КУРБОНОВ КОСИМ МУРОДОВИЧ СОВРЕМЕННЫЕ ЭПИЗООТОЛОГО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И НАДЗОР ЗА БРУЦЕЛЛЕЗОМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН 14.02.02 – Эпидемиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научныe руководители: доктор медицинских наук, профессор Саторов С.С.; доктор медицинских наук Симонова...»

«Подсвирова Ирина Александровна Микробиологический мониторинг патогенов гнойновоспалительных заболеваний в хирургических отделениях и в отделении реанимации и интенсивной терапии в многопрофильном стационаре 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание учёной степени кандидата медицинских наук...»

«ПРОХОДНАЯ ВИКТОРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ ДИАГНОСТИКИ, МОНИТОРИНГА И ПРОФИЛАКТИКИ СТОМАТОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН 14.01.14 – стоматология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научные консультанты: доктор медицинских наук, профессор...»

«Михеева Наталья Викторовна ФАРМАКОЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЙ И ФАРМАКОЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ, ПРИМЕНЯЕМЫХ ДЛЯ ФАРМАКОТЕРАПИИ ИНФАРКТА МОЗГА 14.03.06 – Фармакология, клиническая фармакология Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Минхаеров Рафис Раисович КОНТАМИНИРОВАННОСТЬ КСЕНОБИОТИКАМИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ УГОДИЙ, КОРМОВ И МОЛОКА В ТЕХНОГЕННОЙ ЗОНЕ И МЕРЫ ПО СНИЖЕНИЮ ИХ ПОСТУПЛЕНИЯ В ОРГАНИЗМ ЖИВОТНЫХ 06.02.05 – Ветеринарная санитария, экология, зоогигиена и ветеринарно-санитарная экспертиза диссертация на соискание ученой степени...»

«Тюмина Ольга Владимировна ОБОСНОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ПО РАЗРАБОТКЕ И ВНЕДРЕНИЮ КЛЕТОЧНЫХ И ЛАБОРАТОРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ 14.02.03 – общественное здоровье и...»

«УДК: 616.31 – 082 (470.62) Ермаков Виктор Борисович МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРОФИЛАКТИКИ СТОМАТОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У НАСЕЛЕНИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ 14.02.03 – общественное здоровье и здравоохранение Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук...»

«Малихов Андрей Геннадьевич СОВРЕМЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ОПЕРАБЕЛЬНЫМ РАКОМ ПРЯМОЙ КИШКИ 14.01.12онкология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор Барсуков Юрий Андреевич Москва – 2015 г. ОГЛАВЛЕНИЕ АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ, ФОРМУЛИРОВКА ЦЕЛЕЙ И ЗАДАЧ ГЛАВА I ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 1.1...»

«Акопова Люцина Вячеславовна КЛИНИКО-БИОХИМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ МЕСТНОЙ ТЕРАПИИ ХРОНИЧЕСКОГО РЕЦИДИВИРУЮЩЕГО АФТОЗНОГО СТОМАТИТА 14.01.14 – стоматология 03.01.04 – биохимия Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор медицинских...»

«ОСИПОВА ЮЛИЯ ЛЬВОВНА ВОСПАЛИТЕЛЬНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ ПАРОДОНТА ПРИ ГАСТРОЭЗОФАГЕАЛЬНОЙ РЕФЛЮКСНОЙ БОЛЕЗНИ: ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ТЕЧЕНИЯ И ТАКТИКА ВЕДЕНИЯ 14.01.14 – стоматология Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор...»

«Царукян Анна Акоповна ЭТНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ВАРФАРИНА У ЖИТЕЛЕЙ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ: КЛИНИЧЕСКИЕ И ФАРМАКОГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ 14.03.06 – Фармакология, клиническая фармакология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель...»

«ЭРДЭНЭЭ ЭРДЭНЭЦОГТ ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА СЕЛЕНОВОГО СТАТУСА НАСЕЛЕНИЯ МОНГОЛИИ 14.02.01 – гигиена ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук Тармаева Инна Юрьевна Научный консультант: доктор медицинских наук,...»

«ЛЕБЕДЕВ КОНСТАНТИН КОНСТАНТИНОВИЧ ПЛАСТИКА ДЕФЕКТОВ ТАЗОВОГО ДНА ПОСЛЕ ЭКСТРАЛЕВАТОРНОЙ БРЮШНОПРОМЕЖНОСТНОЙ ЭКСТИРПАЦИИ ПРЯМОЙ КИШКИ У БОЛЬНЫХ РЕКТАЛЬНЫМ РАКОМ 14.01.12 – онкология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук научные руководители – доктор медицинских наук профессор А.М. Беляев САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ОГЛАВЛЕНИЕ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ.. ВВЕДЕНИЕ.. Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.. 13 1.1. Введение.. 13 1.2....»

«Басиева Зарина Константиновна КЛИНИКО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГАСТРОЭЗОФАГЕАЛЬНОЙ РЕФЛЮКСНОЙ БОЛЕЗНИ У БОЛЬНЫХ САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ. 14.01.04 внутренние болезни Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель доктор медицинских наук...»

«Кудрявцев Виталий Вячеславович Современные проявления эпидемического процесса ротавирусной инфекции и пути оптимизации эпидемиологического надзора 14.02.02 ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель:...»

«УДК: 616.31 – 082 (470.62) Ермаков Виктор Борисович МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРОФИЛАКТИКИ СТОМАТОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У НАСЕЛЕНИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ 14.02.03 – общественное здоровье и здравоохранение Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.