WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |

««Концепция маргинальности как инструмент анализа социокультурной динамики (на примере сферы спорта)» ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Российский государственный университет физической культуры,

спорта, молодежи и туризма (ГЦОЛИФК)»

На правах рукописи

Аверина Марина Владимировна

«Концепция маргинальности как инструмент анализа социокультурной динамики

(на примере сферы спорта)»

Специальность: 24.00.01 – Теория и история культуры (культурология)

Диссертация на соискание ученой степени



доктора культурологии

Научный консультант доктор философских наук

, профессор И.М.Быховская МоскваВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………….3ГЛАВА I. КОНЦЕПЦИИ МАРГИНАЛЬНОСТИ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНОГО

ФЕНОМЕНА: ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

1.1. Концептуальные подходы к изучению феномена маргинальности в истории социокультурного знания…………………………………………….……..……32Теоретические основания исследования феномена маргинальности в современной социально-гуманитарной науке………………………...…….…72ГЛАВА ОСОБЕННОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА II.

МАРГИНАЛЬНОСТИ НА РАЗЛИЧНЫХ УРОВНЯХ И В ОТДЕЛЬНЫХ

СОЦИАЛЬНЫХ СФЕРАХ

2.1. Общесоциальный, групповой и личностный уровни функционирования феномена маргинальности в современном социуме…………………………104Современные ракурсы изучения проявлений феномена маргинальности в сфере политики, науки, искусства…………………………………………….128-1

ГЛАВА III. ПРОЦЕССЫ МАРГИНАЛИЗАЦИИ В СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ

ДИНАМИКЕ СПОРТА

3.1. Социокультурные аспекты анализа современного спорта как сферы социума………………………………………………….………………………171-1

3.2. Маргинальность как возможный источник трансформаций сферы спорта в контексте развития социума……………………………………………….…..194-2

3.3. Маргинальность как провоцирующий фактор внутриспортивной динамики……………………………………………………………………..….231-2

ГЛАВА IY. СПОРТ – ОБЩЕСТВО – ЛИЧНОСТЬ: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В

КОНТЕКСТЕ ПРОЦЕССОВ МАРГИНАЛИЗАЦИИ

4.1. Типологизация маргинальных групп, продуцируемых сферой спорта...262-2

4.2. Маргинальная личность в спорте: параметры идентификации...……….298ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………..337-3 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………..…..342-3 ПРИЛОЖЕНИЯ……………………………………………………………….377-402

ВВЕДЕНИЕ

Диссертация посвящена развитию методологической базы культурологического анализа социокультурной динамики применительно как к обществу в целом, так и к его отдельным сферам. Выбор сферы спорта в качестве области анализа обусловлен сложившейся неадекватностью между масштабностью экспансии спорта в современное социокультурное пространство и уровнем научного анализа этого процесса.

Актуальность исследования. Проблема социокультурной динамики, ее причин, факторов, тенденций развития, особенностей проявления на различных этапах исторического процесса и в контексте различных сфер социальной жизни является одной из ключевых исследовательских областей культурологического анализа. Многообразие подходов и интерпретаций, сложившихся в пространстве изучения социокультурной динамики, отражает как многоаспектность самой проблематики, так и значительность того методологического потенциала, который содержится в накопленном на сегодня культурологическом знании.

Важно отметить и то, что характерное для сегодняшнего дня резкое повышение удельного веса обновлений и инноваций, обусловленных глобальными эволюционными изменениями, несомненно, стимулирует интенсивный поиск новых подходов, методологических оснований для анализа происходящих в современном социуме процессов, затрагивающих весь спектр социальных институтов, видов социокультурной деятельности, социально-групповой дифференциации и т.д. Одной из важнейших характеристик современной эпохи является формирование и развертывание новой нелинейной глоболокальной реальности (Кравченко С.А.), подразумевающей усложнение социокультурной динамики общества, сопровождаемое утратой общепризнанных авторитетов, устойчивых ориентиров, долговременных факторов порядка.

Одной из методологически значимых концепций, которая все более прочно занимает место в исследовательском пространстве, обладает необходимой эвристичностью для пополнения арсенала изучения современных социокультурных процессов, является концепция маргинальности, которая «не претендуя на познавательную универсальность, может обозначить один из новых ракурсов видения стремительных лавинообразных и внешне хаотичных перемен, в рамках которого эти процессы обретают некоторую последовательность, не заданную какой-то общей конечной целью, а прослеживаемую на определенных этапах их протекания как результат вполне объективных закономерностей»1.





Изначально маргинальность трактовалась как совокупность относительно устойчивых социальных явлений, возникающих на границе взаимодействия различных культур, социальных общностей, структур, в результате чего определенная часть социальных субъектов оказывалась за их пределами (Парк Р.Э., Стоунквист Э., Гоулдберг М., Антоновски А., Хьюгз Е., Головенски Д., Дикки-Кларк Г.Ф., Чайлд И., Керкхофф А.С., Мак-Кормик Т., Грин А., Гордон М., Мертон Р., Шибутани Т.). Однако, подобно многим иным концептам, понятие маргинальности, в условиях возникновения новых реалий, неизбежно должно было подвергнуться корректировке, обрести адекватное этим реалиям толкование.

В частности, смыслообразующий признак пограничности, ранее однозначно маркирующий особенности проявления феномена маргинальности, в современной интерпретации потерял статус однозначности, будучи дополнен такими параметрами, как эффекты неопределенности, промежуточности, переходности, окраинности.

Концепция маргинальности, получившая свое современное звучание и свой статус в целом ряде социально-гуманитарных дисциплин (философии, социологии, социальной психологии, этнологии, культур-антропологии, культурологии), оставаясь весьма притягательным объектом для теоретикоконцептуальных интерпретаций, к сожалению, пока весьма ограничено используется как эвристически эффективный инструментарий в изучении механизмов социокультурной динамики в целом, особенностей ее протекания в отдельных сегментах социума, в контексте развития конкретных видов социальных практик, выражающихся в позитивных или негативных 1

Балабанова Е.С., Бурлуцкая М.Г. и др. Маргинальность в современной России. М.: МОНФ, 2000. 208с. URL:

http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/125522.html экономических, политических, культурных, социальных, личностных трансформациях.

В полной мере это утверждение относится к изучению такой социокультурной области, как спорт. Выбор данной социальной сферы для анализа и обоснования применения эвристического потенциала концепции маргинальности при исследовании его социокультурной динамики, имеет под собой несколько оснований. В качестве важнейших отметим следующие: а) все более значимое место, которое занимает сфера спорта в современной общественной жизни; б) интенсивность процессов социокультурной динамики в данной области, что обеспечивает релевантность изучаемой области исследовательским задачам; в) очевидная недостаточность культурологического изучения сферы спорта, происходящих в ней социокультурных трансформаций, что обусловливает необходимость существенного развития данного исследовательского направления, расширения спектра и глубины анализа спорта как масштабного, социально востребованного явления современного мира.

Завоевание спортом места, занимающего в иерархии значимости явлений, оказывающих значительное влияние на функционирование как социума в целом, так и отдельных социальных групп и конкретных индивидов, не сравнимое, вероятно, даже с древнегреческим агоном, актуализирует потребность выявления причин такой его возросшей популярности. Стремительный прирост достижений науки, изобретение новых технологий, усложнение технических средств активно повлияло и на изменение внутренних механизмов функционирования этой сферы, и на отношение социума к спорту.

На фоне многочисленного количества существующих видов спорта достаточно ярко наблюдается востребованность сравнительно определенных направлений спортивной активности и количества функций, выполняемых спортом в социуме. Современный этап нелинейного развития глоболокальной цивилизации спровоцировал актуализацию декларированной еще Пьером де Кубертеном идеи «превосхождения пределов». Умопомрачительные достижения единичных спортсменов, особенно в таких направлениях как олимпийский и экстремальный спорт, у огромной аудитории болельщиков стали формировать устойчивую уверенность в доступности преодоления пределов психических и физических возможностей человеческого жизненного мира. Сфера спорта начала выступать в качестве пространства, где возможно потренировать, проиграть и выработать модели поведения, которые затем успешно можно будет перенести в реальную жизнь.

Создание и использование конструктов и репрезентантов спорта во «внеспортивных» социокультурных практиках: в массовых коммуникациях, шоу-индустрии2, политике, бизнесе, искусстве, образовании, привело к формированию опыта манипулятивного использования образа спорта. Особый реконструирующий язык различных форматов медиа: TV, радио, рекламы способствовал рождению мифов и создал смысловые предпосылки для переоценки людьми своих индивидуальных возможностей, формирования ощущения легкости и быстроты приобретения признания и успеха, социального лифтинга, использования потенциала спорта как инструмента для достижения «внетелесных» ценностей, перенесения принципов спортивной борьбы на реальные отношения.

Субъективное размывание (стирание, нивелирование) границ между доступным и мало- и недоступным при соприкосновении с объективной реальностью при попытке занятий тем или иным видом спорта все большего количества стремящихся в эту сферу членов социума или перенесения ими спортивных стратегий поведения на другие сферы жизнедеятельности запускает маргинализационные процессы, зачастую оказывающие как губительное, так и благотворное воздействие, и провоцирует изменение жизненных принципов и паттернов поведения.

Темпоральные ситуации промежуточности, неопределенности, переходности, окраинности и пограничности, наряду со многими негативными, иногда даже разрушительными изменениями, которые возможны в подобные периоды, 2

Быховская И.М. Спорт в современном мире: социокультурный анализ и социальная практика. В сб.:

Культурология: фундаментальные основания прикладных исследований. М.: Смысл, 2010. 640с. С.6 создают предпосылки для возникновения новых форм и направлений жизненной и физической активности, возникающих как результат формирования иного (маргинального) целого из разрушенных частей старого, более приспособленного не только для функционирования, но и продуцирования инноваций в изменяющемся социуме. Эти характеристики, что вполне очевидно, имеют немаловажное значение и при рассмотрении всего, что связано с развитием спорта в его структурно-морфологическом и процессуально-динамическом измерениях.

Таким образом, использование концепции маргинальности для познания весьма сложных и противоречивых процессов, происходящих в сфере спорта, позволит по-новому, более глубоко представить динамику развития данного института, особенности его функционирования и изменений более полно и сопряженно с общими социокультурными процессами, происходящими в социальном пространстве в целом. В то же время, анализ диалектики доминантного и маргинального в сфере спорта даст возможность расширить знание о феномене маргинальности как таковом, выявить особенности протекания общих процессов маргинализации в конкретной сфере, что обеспечит приращение соответствующих сегментов философско-культурологического знания.

Проблема исследования: Развертывающаяся новая социокультурная реальность, базирующаяся на принципах нелинейности и глоболокальности, спродуцировала кардинальные изменения в функционировании всех сфер общества, что потребовало появления новых и модификации старых программ мышления и поведения, становление которых, в свою очередь, спровоцировало формирование нового (виртуального) и изменение предназначения существующего (реального) пространства. В качестве одного из реальных пространств с высокодинамичным реагированием можно обозначить сферу спорта с предлагаемым многообразием направлений, объединяющим абсолютно разные виды физической активности: спорт высших достижений, профессиональный и любительский спорт, экстремальные спортивные практики, релаксационно-восстановительные практики, формы досуга, что актуализировало процессы культурного многообразия в спорте.

Одновременно сфера спорта выступила неким энергетическим источником для производства своих репрезентантов и конструктов, которые стали активно внедряться во «внеспортивные» социокультурные практики.

Использование мощного спортивного «инструментария» как в спортивных практиках, так и во внеспортивных сферах социальной жизни привело к запуску маргинализационных процессов различной этиологии.

В данном контексте концепция маргинальности, подвергшаяся с возникновением новых реалий неизбежной корректировке и обретшая адекватное этим реалиям толкование, является ключевым методологическим инструментарием для анализа содержания сложных и неоднозначных процессов социокультурной динамики в отдельной сфере социума, в частности, сфере спорта, и воздействия этих процессов на функционирование социума в целом.

Так, возможности концепции позволяют адекватно объяснить и достоверно констатировать активное использование современного института спорта для конструирования маргинальности отдельных стран. Например, бойкотирование Олимпиад и мировых соревнований в стране проведения способствует формированию маргинального статуса государства в мировом сообществе (Олимпиада Москва – 1980; Мундиаль Москва – 2018?) В тоже время решение наднациональных и всемирных спортивных организаций о проведении мировых спортивных соревнований в той или иной стране (Мундиаль – 2010 в ЮАР) обеспечивает ее вовлечение в общемировой «мейнстрим».

Применение концепции дает основание проследить как каждая социальная страта набором определенных видов спорта для занятий, помимо других атрибутивных элементов, конструирует свои отличительные границы и выстраивает барьеры, чтобы представители других социальных страт так и оставались за границами данной.

Посредством концепции достигается понимание маргинализирующего влияния СМИ на конструирование мифов о спортивной деятельности как довольно быстром механизме «социального лифтинга»; на изменение правил проведения соревнований в виде спорта для приобретения им медийного формата; на использование спортивного зрелища как фактора рассогласования в сопереживании радости победы на стадионе во время матча совместно с теми, кто е реально добивается и неудовлетворенностью своим положением в «постзрелищной» ситуации в силу редкости случаев, связанных с достижением крупного успеха.

Потенциал концепции позволяет определить и обосновать «реформаторскую» роль маргиналов в усложнении и ускорении социокультурной динамики спорта, в частности, через изобретение и распространение новых видов спорта.

Объект исследования: маргинальность как фактор социокультурной динамики отдельной социальной сферы Предмет исследования: маргинализационные процессы в спорте как сфере социокультурной жизни Цель исследования: выявление специфики проявления маргинализационных процессов в сфере спорта на общесоциальном, групповом и личностном уровнях и влияния феномена маргинальности на социокультурную динамику спорта

Задачи исследования:

1. Дать характеристику методологического потенциала понятия «маргинальность»;

2. Проанализировать процесс трансформации подходов к пониманию маргинальности в современном зарубежном и отечественном социальногуманитарном знании;

3. Выявить особенности проявления феномена маргинальности в отдельных сферах современного социума;

4. Дать характеристику социокультурного феномена спорта как сферы функционирования маргинализационных процессов;

5. Дать обоснование принципов изучения феномена маргинальности в сфере спорта;

6. Проанализировать специфику проявления маргинальности в сфере современного спорта в его структурно-морфологических и процессуальнодинамических аспектах.

Степень разработанности проблемы. Зарубежные (несколько раньше) и отечественные (значительно позже) представители социогуманитарной науки обозначили активный интерес к проблематике маргинальности, который не иссякает и по сей день. Роберт Эзра Парк предложил яркий термин для обозначения феномена социальной действительности, заключавшегося в формировании эффекта пограничности как результата действия определенного комплекса культурных и социальных явлений. (При этом ни в коей мере не замалчивается разработанное Питером Блау представление о предельной полезности, трансформировавшееся в понятия «маржа», «маржинализм» в рамках экономической сферы).

Актуальность идеи по достоинству была оценена, в первую очередь, учеником Парка Стоунквистом Э., внесшим такой вклад в разработку данной темы, что впоследствии теорию Маргинального человека стали именовать теорией Парка-Стоунквиста. Свое дальнейшее развитие тема маргинальности получила в работах таких авторов, как Гоулдберг М., Антоновски А., Хьюгз Е., Головенски Д., Дикки-Кларк Г.Ф., Чайлд И., Керкхофф А.С., Мак-Кормик Т., Грин А., Гордон М., Мертон Р., Шибутани Т. и др. Работы упомянутых американских социологов по прошествии времени аккумулировались в подход, обозначаемый как «субъективистско-психологический номинализм» и рассматривающий феномен маргинальности в связи с положением личности на границе двух и более культур, которое проявляется через формирование комплекса таких изменений как потеря самоидентификации, дисгармония, различные траектории поисков себя, объективация которого обусловлена этим пограничным состоянием3. Выделенный комплекс изменений сформировал и закрепил негативную коннотацию маргинальности, однако интерпретация фигуры 3 Балабанова Е.С., Бурлуцкая М.Г. и др. Маргинальность в современной России. М.: МОНФ, 2000. 208с.

URL:http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/125522.html маргинала как нового типа личности, способствующего развитию цивилизации, стала этапом в развитии данной концепции.

Развитие экономической и социокультурной ситуации объективно все более закрепляли негативные ассоциации с данным явлением и его последствиями.

Маргинализация затрагивала процессы, происходящие в различных группах общества: экономические (падение занятости), политические (например, протестные движения молодежных субкультур в условиях кризиса), как защитная реакция и форма протестного ухода от традиционного общества4. Изучение проявлений маргинальности в социальной плоскости вылилось в формирование концепции структурной маргинальности (Виттерманц Т., Краус И.).

Этапом в изучении феномена маргинальности стала его трактовка как потери статуса, вследствие неинтегрированности индивида в определенные структуры.

Акцент делается на понимании маргинала как находящегося не «между» культур, а «на краю», «на обочине» или культурной структуры).

(социальной Характеристика личности маргинала приобретает (в отличие от прежней – психологической), все более явную социальную окраску (Фарж А., Винтер М., Рабан К., Леви-Стренже Ж., Розанваллон П., Хинрикс В., Фреске К. и др.). Итогом данного этапа явилось признание целесообразности выделения трех направлений при анализе феномена: маргинальности культурной, структурной и маргинальности социальной роли (Манчини Дж.Б.)5.

Первое советское исследование маргинальности представлено статьей Артановского С.Н. «Проблема “личности на рубеже культур”», которая содержала преимущественно обзор и оценку работ американских авторов.

Последующее обращение к теме маргинальности произошло после 20-летнего перерыва, когда в Советском Союзе начались активные структурные изменения, повлекшие потерю привычных статусных позиций значительными массами населения. Прежняя социальная схема «рабочий класс-крестьянствоинтеллигенция» перестала соответствовать реальности, достиг определенных 4 Там же 5 Mancini B.J. No owner of soil: The concept of marginality revisited on its sixtieth birthday // Intern. rev. of mod.

Загрузка...

sociology. New Delhi, 1988. Vol. 18. N 2. P.183-1 показателей рост безработицы, в первую очередь, среди рабочих, и увеличился темп нисходящей социальной мобильности образованных слоев населения.

В работах Рашковского Е. (совместно с А. Фарж), Старикова Е., Навджавонова Н., Галкина А., Лапина Н., Атояна А., Голенковой З., Поповой И., Игитханян Е., Казариновой И., Темкина М., Шапинского В., Шапталова Б., Радаева В., Прибыткова И. и др. прослеживается изменение акцентов во взгляде на «российскую маргинальность» на каждом из этапов социальных изменений: во 2-й половине 80-х гг. (на «взлете» перестройки), после «революционной ситуации» 1991 года и после некоторой стабилизации процессов трансформации в середине 90-х. В рамках социологического подхода Стариков Е.Н. отмечает нейтральность понятия «маргинальность» в оценочном отношении, ее поливекторность6. В рамках философского подхода Шапинский В.А.

предпринимает попытку выработки новой концептуальной модели маргинальности, основанной на постмодернистских позициях. В рамках междисциплинарного подхода Атоян А.И. предлагает выделить отдельную область знания – социальную маргиналистику, поскольку «маргинальность как предмет гуманитарного исследования выходит за строгие рамки отдельно взятой дисциплины»7. К середине 90-х годов XX века исследования проблематики маргинальности в России достигают нового качественного уровня. Анализ материала происходит в трех основных направлениях: публицистическом, социологическом и культурологическом. Одновременно осуществляется разработка ряда пограничных тем: нетипичности (Ярская-Смирнова Е.), одиночества (Куртиян С.) и лиминальности В.), в которых (Тэрнер прослеживается потенциал взаимодействия с эвристическим полем концепции маргинальности.

Усложнение мировой социокультурной динамики активно стимулировало размывание этнических границ и традиционных групп населения, интенсификацию коммуникаций, расширение пространства миграции народов, 6 Стариков Е.Н. Маргиналы и маргинальность в советском обществе// Рабочий класс и современный мир. М., 1989.

№ 4. С.153.

7 Атоян А.И. Социальная маргиналистика. О предпосылках нового междисциплинарного и культурноисторического синтеза // Полис. 1993. № 6. С.

становление новых типов групповой интеграции, взаимопроникновение и слияние культур и т.п. Постепенно осознание основополагающего влияния конкретики социальных условий на проявления феномена маргинальности привело к пониманию необходимости расширения концептуальных оснований, сфер анализа действия этого феномена, учета разнообразия его форм, уточнения сущности феномена и описания реальных последствий его функционирования.

Представители неклассической европейской философии выразили свое новое отношение к старым проблемам в специфическом выборе феноменов человеческого бытия для анализа (язык, текст, понимание, сексуальность, телесность, извращение, сумасшествие, преступление), что потребовало адекватной методологии (герменевтика, лингвистический анализ, экзистенциализм, деконструктивизм, постструктурализм, постмодернизм, психоанализ, феноменология).

Активное философское осмысление феномена маргинальности было связано с развитием таких концепций, как идея децентрации Дерриды Ж. (уничтожение идеи нормы и отклонения, исчезновение «центра»); идея децентрированности пространства (Бодрийяр Ж.); идея детерриториализации, предложенная Делезом Ж. и Гуаттари Ф.; нераскрытость в себе «Другого», «инаковость» понимания личности в интерпретации теоретика постструктурализма Фуко М.;

метафизическое понятие «складки» Видаль К.; «феноменологическое тело»

Мерло-Понти М., «социальное тело» Делеза Ж., «хора» как выражение телесности праматери-материи Кристевой Ю., «тело как текст» Барта Р., сексуализация мышления Фуко М., «тело-аффект» Антонена Арто, тело без органов Делеза Ж. и Гуаттари Ф.; понятие сингулярности.

Даже простое перечисление теоретических конструктов, предложенных представителями постструктурализма и постмодернизма (без описания их содержания) в качестве объяснительных моделей существования социума в изменяющихся условиях демонстрирует значительное расширение теоретической базы для дальнейшего осмысления сущности феномена маргинальности, его эмпирических конструктов и его роли в социокультурной динамике.

Влияние постмодернистской парадигмы явственно ощущается в исследованиях феномена маргинальности российскими философами.

Руководствуясь стремлением осмыслить онтологические, экзистенциальные, феноменологические истоки маргинальности, они предложили понимание данного феномена как тотального и вечного, присущего человеческому миру во все времена его существования, а не исключительно в периоды социальных кризисов и катастроф. В общих чертах философское восприятие маргинальности подразумевает проявление иной сущности общественного бытия, которая позволяет своему субъекту находиться одновременно как внутри социальной целостности, так и выходить за ее рамки. (Апель К.-О., Галкин А., Зайцев И., Ядов В. и др.) Российские философы много внимания уделяют изучению условий формирования маргинального сознания, содержания и структуры процесса маргинализации, уточнению понятия маргинального пространства, действия механизма маргинализации. В отличие от исследователей маргинальности в других сферах социума философы тяготеют к трактовке маргинального человека, прежде всего, как харизматической личности, являющей собой пример иного подхода к действительности и устанавливающей своими действиями новую структуру социальных отношений. Эти люди – своеобразные «разведчики», которые могут не только заглянуть в будущее, но и своим присутствием в настоящем продуцируют эту будущность8.

Вхождение в новое тысячелетие активизировало глобализационные процессы, способствовавшие взаимопроникновению культур и обществ в современном мире, формированию полиэтничности и поликультурности большинства государств, размыванию национальной самоидентичности и созданию условий для массового появления маргинального субъекта, находящегося между двух и более культур и не принадлежащего полностью ни одной из них9. Активное обращение к данной проблеме выразилось в появлении идеи создать такое научное направление, как маргинальная антропология (Гурин 8 Глазьев С.Ю. Закономерности социальной эволюции: вопросы методологии // Социс. М., 1996. №6. С.

9 Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление. М.: «Логос», 2001. Розенау Д.Н. Новые измерения безопасности: взаимодействие глобальных и локальных динамик // Социально-гуманитарные знания. М., 2001. № 2 С.П.). Благодаря работе Гурина С.П.10 (актуализировавшего идею Канта И. о трансцендентном как обозначающем границы возможного опыта человека, которое не только определяет границы, но и делает возможным их переступление, переход), содержание феномена маргинальности помимо устоявшихся характеристик пограничности, переходности, окраинности, промежуточности, органично дополнил эффект трансцендентности, позволяющий анализировать «превосхождение пределов», что так актуально для современного спорта высших достижений.

С учетом происходящих в обществе изменений, постепенно расширяется круг методологических оснований анализа маргинальности, растет число эмпирически верифицируемых конструктов, расширяется количество социальных сфер, становящихся полем для изучения проявлений феномена маргинальности.

Одной из областей, где наиболее интенсивно наблюдалось развитие концепции маргинальности, стала сфера политической жизни. В работах отечественных политологов делаются попытки объяснить маргинальность в связи с процессом идентификации индивида с отдельными политическими движениями, партиями или политической системой в целом (Капустин Б., Лапин Н., Ольшанский Д., Шестопал Е.). С позиций социальных групп (акторный аспект) изучение маргинальности связано с возникновением конфликтов внутри политического класса, между политическими классами, между социальными группами и политическими движениями (Воскаян С., Гельман В., Демидов А., Качанов Ю., Холодовский К.). В институциональном аспекте политическая маргинальность рассматривается в рамках развития демократической политической системы и ее отдельных институтов (Гаджиев К., Олескин А., Шмачкова Т., Харитонова О.). У западных политологов в конце 90-х годов XX века была заимствована теория «транзита» и достаточно удачно перенесена на российскую почву (Ильин М., Красин Ю., Мельвиль А., Рогачев С., Смирнов В.).

Отдельно следует выделить разработку проблемы маргинального пространства (Агамбен Дж., Батлер Дж., Гидденс Э., Паркер Н., Соссюр Ф., Хантингтон С., Гурин С.П. Проблема маргинальности в философской и религиозной антропологии. Саратов, 2003. 366с.

Баньковская С., Дергачев В., Замятин Д., Макарычев А.), которая в политической сфере в силу актуальности фиксации реальных границ трансформирована в проблему маргинальной территории.

Опыт исследования феномена маргинальности в отдельной сфере, присутствует и в изучении такого явления, как наука. Основное внимание здесь уделяется: роли данного феномена в создании мировоззренческой парадигмы (Шапинский В., Крючкова С. и др.); объяснению сущности маргинальной науки (Бек У., Тищенко П., Ричардсон Х. и др.); проблематике маргинальных научных тем (Данильченко Т., Гриценко В. и др.); феномену «маргинализации явлений» в рамках современной фундаментальной науки (Дэвид Р., Головко Н.и др.);

определению критериев маргинальности-магистральности научного сообщества (Плюснин Ю., Косилова Е. и др.); анализу черт маргинальной личности исследователя (Балла О.и др.).

Авторы, исследующие проблему маргинальности в сфере искусства, достаточно осторожны и специфичны в интерпретации оппозиции «магистральное-маргинальное» (Дюбюффе Ж.). Практически все исследователи единодушны во мнении, что критерии магистральности организовываются чем-то внешним по отношению к самому искусству. С точки зрения внутреннего восприятия людей, принадлежащих к этому пространству, все современное искусство конвенционально, так как уже нет той общности, того целого, на краю которого это искусство могло бы оказаться. Существуют определенные группы, сообщества (вовсе не охватывающие весь универсум потребителей), внутри которых те или иные произведения пребывают в статусе полноправных и посвоему образцовых (Мигунов А.С.).

Тем не менее, понятие «маргинальное искусство» приобрело право на бытие, и исследователи предприняли попытку хотя бы приблизительно сформулировать его отличие от мейнстрима. В одном случае в качестве основания используется коллективный миф, в другом случае подразумевается социальная «исключенность» авторов и как ее следствие – незаинтересованность в потенциальном зрителе или минимальная адресность их творений. В качестве еще одного основания придания искусству статуса маргинального предлагается его чуждость таким общекультурным понятиям как логос, эйдос, катарсис, метафора (Азов А., Козырев А., Морозова Л., Зубович Н., Шабельникова Ю., Фесенко Ю., Воротников О., Николаев Л.). Мигунов А.С. считает, что важными признаками маргинальной культуры являются упоение творчеством при полном безразличии к результату; использование нерепрезентативных материалов в творчестве, в буквальном смысле всего того, что попадется под руку вплоть до отправлений естественных надобностей тела; дилетантизм.

В сфере искусства, также как и в сфере спорта актуальна тема маргинальной телесности. Категория телесности с подачи постмодернистского, постструктуралистского и постфрейдистского видения современной реальности стала одной из глобальных креативных категорий пост-культуры последней трети XX века. И гуманитарные науки (эстетика, филология, литературоведение, искусствоведение, музыкознание), изучающие искусство в модусе категории телесности, и «продвинутые» арт-практики конца ХХ века свидетельствуют о нарастании культивирования телесности, об актуальности обретения нового телесного опыта, постоянной физической и энергетической подпитке тела, конструирования маргинальной телесности (странная кукла Смолянской Н.

, окопная пара Бредихиной Л.). Модельеры японского авангарда демонстрируют новые идеалы, основанные на эстетизации безобразного: красоты инвалидов, искусственных горбов, кривизны тела, неправильности пропорций (Кавакубо Р., Ямамото Й., Мияке И., Ватанабе Ю.).

Таким образом, представленные научные разработки по исследованию проявлений феномена маргинальности в таких сферах функционирования общества, как политика, наука, искусство (помимо более традиционных исследований применительно к феномену маргинальности в целом) показали и подтвердили, с одной стороны, универсальный характер описываемого феномена (в плане охвата всего социума в целом), а с другой, – наличие специфики функционирования, в зависимости от сферы социума.

Значимость феномена маргинальности как механизма социокультурной динамики, как индикатора грядущих преобразований определяет потребность изучения его существования и в других сферах социума, в частности, в спорте, который за последнее столетие вернул себе былую (древнегреческую) значимость (и даже превзошел ее), стал важнейшей составной частью социального пространства. И как часть социума в той же мере подвержен сложным и противоречивым процессам, продуцирующим состояния неопределенности, промежуточности, переходности, окраинности и пограничности.

Спорт, как пространство проявления феномена маргинальности, не являлся объектом рассмотрения в социально-гуманитарном познании. Работ, посвященных анализу действия маргинализационных процессов в спорте, практически нет, есть лишь отдельные упоминания в текстах статей (Edelman R., Eisenberg C., Krawszyk Z., Tranter N., Сараф М.). Однако, значительная база, сформированная авторами работ, посвященных смежным темам, затрагивающим философские, социологические, культурологические аспекты бытия спорта в современном мире, создают значимую теоретико-методологическую базу для проведения детального изучения маргинализационных процессов как одного из двигателей социокультурной динамики в сфере спорта.

Массив исследований спорта в зарубежной и отечественной науке многочисленен и включает целый ряд направлений: педагогическое, историческое – имеют давние традиции и значительный объем накопленной информации, затем возникли антропологическое, психологическое, экономическое, социологическое, сравнительно недавно появились философское, культурологическое и генетическое.

Встроенность сферы спорта в контекст общецивилизационных социокультурных процессов диктует приоритетность выбора собранного исследовательского материала для анализа в рамках изучаемой нами проблематики. По степени значимости на первое место, несомненно, следует поставить исследования в рамках социологии спорта. Из многообразия существующих направлений для нашего исследования актуальна тематика: спорт как мировой коммерческий культурный продукт (Andrews D., Jackson S.); спорт как зрелище, отчуждающий аспект спортивных зрелищ (Vinnai G., Stone G.);

«медиаспорт» как мировой медиакомплекс: выстраивание информационных, развлекательных стратегий (Sugden J., Tomlison A., Silverstone R., Boyle R., Haynes R., Wenner L., Whannel G.); спорт как средство компенсации, отвлекающее от проблем на работе или дома, поддержание психологического равновесия, расширение социального круга общения (Parker B., Stevenson C.); спорт как возможность повышения социального статуса миграции (Stevenson C.), спортивных звезд, выступающих за команды чужих стран, а также ученых и тренеров, работающих в зарубежных командах (Maguire J.); учет «расовых» и гендерных признаков при распределении ролей в команде (Edwards H., Coakley J.); участие в спорте женщин вообще и расширение доступа к спорту женщинам, по религиозным или культурным причинам не имеющих возможности принимать участия в смешанных состязаниях (Lapchik R., Hurgrivs J.); функции спортивных суб- и контркультур (Law A.).

Зарубежные (в основном, западноевропейские и американские) исследования в рамках социологии спорта берут свое начало приблизительно с 30-50-х годов XX века, российская социология спорта имеет более короткую историю, круг изучаемых проблем практически тот же, что представлен выше с корректировкой на реалии российской действительности (Визитей Н., Столяров В., Сараф М. и др.).

Основной круг вопросов, занимающих философию спорта, подразумевает концептуальный анализ и включает в себя: определение отличительных черт спортивной деятельности от некоторых других близких видов человеческой двигательной активности (MacAloon J., Morgan W.J., Meier K.V.);11 определение спорта в формальных (Suits B.) или контекстуальных (D'Agostino F., Lehman C.) терминах; отношения между спортом и играми (Suits B.); организация различных форм знания о спорте (Ziff P., Steel M., Kretchmar S.); моральная составляющая.

William J. Morgan. The Philosophy of Sport: A Historical and Conceptual Overview and a Conjecture Regarding Its Future // Jay Coakley and Eric Dunning (eds.) Handbook of Sports Studies. London: Sage, 2003. P. 205–2 Круг вопросов, связанных с последней проблемой изучается и философией и культурологией спорта. В рамках изучаемых проблем можно выделить: ценимые добродетели и качества, особые формы предписываемого поведения (Keating J., Arnold P., Feezel R., Dixon N.); моральное обоснование понятия соперничества, проблемы нарушений и обмана (Pearson K., Delattre E., Leaman O., Fraleigh W., Hyland D.);12 конструирование и деконструкция женской идентичности в спортивных практиках (Belliotti R., Messner M., Francis L., Simon R., Duncan M.)13.

Приоритетным для культурологического анализа спорта является раскрытие социально-культурных оснований, факторов и механизмов развития этого феномена, исследование его структурно-содержательных, функциональных, аксиологических, смысловых, знаково-символических составляющих.

Культурология спорта имеет достаточно короткую историю в современном ее звучании и сравнительно небольшой круг конкретных исследователей.

Однако уже в трудах мыслителей эпохи Возрождения в соответствии с господствующими в тот период антропоцентрическими установками присутствует анализ аксиологических аспектов физического воспитания и состязательности, в частности, обоснования мировоззренческих принципов возрождения игр античных Олимпиад.

Эпоха Просвещения с характерным для нее контекстом разрушения традиционных устоев и насаждения новых моделей радикального мультикультурализма способствовала секуляризации языческих игр Древней Греции, обусловленной тенденцией становления физического воспитания как части образовательных программ, ориентированных на воспитание патриотизма и подготовку к военной службе14.

В исследованиях XIX века прослеживается обоснование необходимого соответствия физического развития и «социального реноме» как средства 12 Pearson K. (1973). Deception, sportsmanship, and ethics. Quest, XIX: 115–118; Delattre E. (1975). Some reflections on success and failure in competitive athletics. Journal of Philosophy of Sport. II: 133–139; Leaman O. (1981). Cheating and fair play in sport // Sport and the Humanities: a Collection of Original Essays / W.J. Morgan (ed.). Bureau of Educational Research and Service. University of Tennessee, PP. 25– Belliotti R. (1979). Women, sex, and sports. Journal of Philosophy of Sport. VI: 67–7; Messner M. (1988). Sports and male domination: the female athlete as contested ideological terrain. Sociology of Sport Journal, 5: 197–211; Francis L.

(1993–1994). Title IX: Equality for Women’s Sports. Journal of Philosophy of Sport. XX–XXI: 32–47.

Кун Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. М.: «Радуга», 1982. 400с.

доведения до совершенства функций, которые либо возлагались на человека обществом, либо избирались им самим.

Весомый вклад в аксиологическую составляющую восприятия спорта был сделан с позиций ницшеанства: идея физиологического совершенствования, направленная на достижение идеального антропологического образца, актуализирующая стремление «улучшить» человечество, освободив его от моральных и религиозных ограничений, нашла широкое применение у идеологов государств-наций. Матричные модели Соединенных Штатов, нацистской Германии и Советского Союза, где спортивные достижения служили доказательством превосходства конкурирующих форм государственного устройства, признаны самыми совершенными институциональными формами организации спорта.

В третьей четверти XX века в связи с активным развертыванием глобализационных тенденций стало наблюдаться институциональное объединение абсолютно разных видов физической активности: форм досуга (фитнес, традиционные игры, настольные игры), профессионального и любительского спорта, экстремальных развлечений, актуализируются процессы культурного многообразия в спорте, что приводит к существенным изменениям взглядов на спорт. Спорт перестал быть «замкнутой системой, существующей по своим внутренним законам», он начал проникать во многие социальные институты, которые стали оказывать «непосредственное влияние на культуру, образование, политику и экономику» (Люшен Г.).

Возникла необходимость непосредственно культурологического анализа спорта, среди направлений которого можно выделить: процессы глобализации/локализации (и встроенные в них проблемы поиска идентичности);

интенсивность межкультурных коммуникаций; постоянный рост уровня и масштабов медиавлияния; тренд визуализации современной культуры; экспансию массовой культуры; рост гедонистических настроений; усиление значимости «символического капитала»15.

Изучению проблем социокультурной динамики спорта, в том числе и его ценностной составляющей, посвящены работы историков и социологов спорта Айзенберг К., Айхберга Х., Грэхема П., Дима К., Кахигала Х.М., Косевича Е., Ландри Ф., Липьеца Дж., Ляйпера М., Макэлуна Дж., Млодзиковского Г., Родиченко В.С., Сеппянена П., Эспи Р., Юберхорста Х.

Значительный вклад в исследование представлений о социокультурных смыслах и аксиологии человеческой телесности внесли работы Бурдье П., Быховской И.М., Кравчика З., Хайнеманна К. и др.

Исследования Арнольда П., Витта Г., Лоу Б., Назаренко Л.Д., Сарафа М.Я., Столярова В.И. посвящены раскрытию эстетического потенциала спорта.

Зрелищная ценность спорта анализируется в работах Визитея Н.Н., Пономарчука В.А., Козловой В.С.

Такие авторы как Хейнила К., Фольквайн К., Клеоменис Л., Раскин Г. и др.

затрагивали в своих работах этические проблемы спорта как соревновательной деятельности, проблемы спорта, связанные с проявлением жестокости и насилия.

Специфику спорта как важнейшей составляющей культуры общества, социокультурный потенциал спорта и место формируемых им ценностей и идеалов в социальной системе ценностей анализировали в своих трудах Быховская И.М., Визитей Н.Н., Егоров А.Г., Кравчик З., Люшен Г., Родиченко B.C., Столяров В.И., Сараф М.Я., Хайнеманн К.

Положения, выносимые на защиту.

1. Стремительное и нелинейное изменение условий функционирования современного социума требует выбора целого ряда приемлемых методологий, возможности которых позволяют достаточно адекватно с разных сторон объяснять динамику происходящих социокультурных процессов. В качестве одной из таких соответствующих времени концепций можно выделить Быховская И.М. Спорт: культурологические векторы анализа феномена. М.: Культурологический журнал, 2011.

№1. С.9 концепцию маргинальности, значимый теоретический потенциал которой особенно активно проявляется в периоды быстрых социальных преобразований.

2. Специфика подходов к исследованию феномена маргинальности и понимания его сущности во многом определяется конкретикой социальной действительности и тех форм, которые данный феномен в ней приобретает. В процессе его изучения в разных исторических условиях квинтэссенцией современного смысла понятия является действие целого комплекса своеобразных явлений, обусловленных эффектами пограничности, переходности, промежуточности, окраинности, неопределенности, в результате чего происходят позитивные или негативные экономические, политические, культурные, социальные или личностные трансформации.

3. Действие феномена маргинальности в отдельных сферах функционирования социума фиксируется проявлением некоторого спектра его составляющих, который свойственен именно данной сфере, причем вариативность не склонна к точному повторению. Сущностный аспект составляющих феномена, подразумевающий эффекты пограничности, переходности, неопределенности, промежуточности, окраинности практически неизменен, наблюдается лишь перекомпоновка акцентов в зависимости от сферы функционирования.

4. Современный спорт выступает в качестве триединой сущности: как социальный институт, как особый вид соревновательной деятельности, как элемент массовой культуры и является полноправной сферой функционирования социума, которая, как и другие отдельные сферы, подвержена действию феномена маргинальности. Имманентное единство составных частей спорта, тем не менее, предполагает применение отдельных методологических оснований для исследования проявлений феномена маргинальности в каждой из них.

5. В контексте анализа спорта как социального института существование маргинальности возможно трактовать как проявление нетипичности, главный результат конструирования которой – искусственно создаваемые барьеры для интеграции в социальный институт спорта, выпадение из «мейнстрима», «забывание», концептуальное «незамечание» маргинальных спортивных образований. При исследовании маргинализационных процессов в рамках мирового спорта следует привлечь интерпретацию маргинальности как результата межкультурного взаимодействия. В период интенсивных социальных изменений в рамках одного государства или страны, когда наблюдается кризисность переходной ситуации, при анализе маргинализации института спорта целесообразно воспользоваться трактовкой маргинальности как следствия социальных преобразований и кризисного состояния социальной интеграции. При анализе спорта как особого вида соревновательной деятельности и как элемента массовой культуры существование процессов маргинализации возможно рассматривать на двух уровнях: объективном (сама деятельность) и субъективном. Объективный уровень подразумевает конструирование маргинальности «извне» (что сформулировано выше).

Субъективный, подразумевающий несколько блоков: личность спортсмена и его отношение к спорту, группы спортсменов, их взаимоотношения между собой, к окружающим в рамках спортивной деятельности (тренерам, судьям, болельщикам, журналистам и т.п.), группы болельщиков, подразумевает анализ маргинальности «изнутри»: как состояния сознания, как особой психологической и мировоззренческой установки личности.

6. В сфере современного спорта как дифференцированной социокультурной практики маргинализация может быть обусловлена рядом объективных и субъективных факторов. К объективным факторам следует отнести:

принадлежность к определенной социальной страте, отсутствие-наличие двигательных способностей, финансовых возможностей, возрастной, гендерный, культурный, религиозный маркеры, маргинализация составляющих спортивного пространства (недостаточное количество спортсооружений, низкое качество спортивного оборудования и т.п.). Функционирование субъективных факторов зависит от личностных особенностей индивидов. Воздействие совокупности объективных и субъективных факторов может запускать маргинализационные процессы и провоцировать индивидов к выстраиванию альтернативных или компенсаторных идентификационных стратегий поведения внутри и вне сферы спорта.

Мейнстримным, нормативным направлением спорта как 7.

дифференцированной социокультурной практики является спорт высших достижений – направление спортивной активности, выступающее в качестве ведущей деятельности, подразумевающей полную вовлеченность субъекта в ежедневный многолетний тренировочный процесс, подготовку и выступление на соревнованиях различного уровня, формируемое этой деятельностью сообщество действующих спортсменов и отношения между ними, порождаемые этой деятельностью. Определение понятия «спортивный» маргинал и построение типологии групп «спортивных» маргиналов – результат номинации по определенным параметрам (позиция по отношению к спорту как особому виду соревновательной деятельности с вытекающими тактиками поведения и стратегиями преодоления границ) в ходе исследования, а не прецедент реальных групп, существующих в обществе и взятых в качестве объекта изучения.

Параметры номинации оказали влияние на их условные обозначения: «полуспортивная», «при-спортивная», «около-спортивная», «между-спортивная».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |
 
Похожие работы:

«Мельникова Наталия Юрьевна Социально-педагогические особенности эволюции Олимпийских зимних игр 13.00.04 – Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры Диссертация на соискание ученой степени доктора...»

«Слепцова Галина Николаевна Формирование межкультурной компетентности бакалавров-педагогов средствами иностранного языка (на примере Республики Саха (Якутия)) Специальность 13.00.01 Общая педагогика, история педагогики и образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Неустроев Николай Дмитриевич Якутск...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Алексеева, Анастасия Олеговна Новые интерактивные медиа в контексте теорий информационного общества Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru Алексеева, Анастасия Олеговна.    Новые интерактивные медиа в контексте теорий информационного общества  [Электронный ресурс] : дис.. канд. филол. наук : 10.01.10. ­ М.: РГБ, 2007. ­ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки). Культура. Наука. Просвещение ­­ Телевидение ­­ Теория и...»

«СУХАРЕВА СВЕТЛАНА МИХАЙЛОВНА ФОРМИРОВАНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ШКОЛЬНИКОВ С УЧЕТОМ ТИПОВЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЕЕ СТРУКТУРЫ СРЕДСТВАМИ ЛЕГКОАТЛЕТИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ 13.00.04 – теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры (педагогические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени...»

«Попельницкая Татьяна Борисовна Специфика внутрифирменных переговоров в компаниях с различной силой организационной культуры Специальность 19.00.05 – «Социальная психология» (психологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических...»

«СЕРЕДИН Тимофей Михайлович ИСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ ЧЕСНОКА ОЗИМОГО (Allium sativum L.) ДЛЯ СЕЛЕКЦИИ НА КОМПЛЕКС ХОЗЯЙСТВЕННО ЦЕННЫХ ПРИЗНАКОВ И СТАБИЛЬНО НИЗКИЙ УРОВЕНЬ НАКОПЛЕНИЯ ЭКОТОКСИКАНТОВ Специальности: 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений; 06.01.09 – овощеводство ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата сельскохозяйственных наук Научные...»

«Постольник Юлия Александровна Формирование профессиональных компетенций студенток на занятиях плаванием средствами водных видов спорта Шифр специальности 13.00.04 – Теория и методика физического воспитания,спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры...»

«Гвасалия Майя Валериановна Спонтанные и индуцированные сорта и формы чая (Сamellia sinensis (L.) Kuntze) во влажных субтропиках России и Абхазии, перспективы их размножения и сохранения в культуре in vitro Специальность 06.01.05 – Селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Цехановская Ольга Константиновна Формирование и развитие корабельного декора русского императорского флота XVIII – начала XX вв. Специальность 17.00.04 –...»

«АЛЕКСЕЕВА ПОЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА МЕХАНИЗМ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЯМИ СФЕРЫ УСЛУГ Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами – сфера услуг) Диссертация на соискание ученой...»

«ЛЕВЧЕНКО ОЛЬГА ВАСИЛЬЕВНА РАЗРАБОТКА МЕХАНИЗМА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФОРМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (управление инновациями) Диссертация на...»

«Саргаев Алексей Вячеславович СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ И ПРАВОВАЯ АДАПТАЦИЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (на материалах Республики Бурятия) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель: Чукреев Петр Александрович, доктор социологических наук, профессор...»

«Понкратов Алексей Викторович Формирование вариативности технико-тактических действий у спортсменов рукопашного боя высокой квалификации 13.00.04 – Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры Диссертация на...»

«Мохаммед Валид Хасан Хебах ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ СИСТЕМЫ СПОРТИВНОЙ ОРИЕНТАЦИИ И ОТБОРА В РЕСПУБЛИКЕ ЙЕМЕН (на примере спортивных игр) 13.00.04 – Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры Диссертация на соискание ученой степени...»

«Гриненко Евгения Николаевна ИНТЕГРАЛЬНАЯ ОЦЕНКА КАЧЕСТВА АУДИОВИЗУАЛЬНЫХ ПРОГРАММ В ЦИФРОВЫХ ТЕЛЕВИЗИОННЫХ СИСТЕМАХ С КОМПРЕССИЕЙ ДАННЫХ Специальность: 05.11.18 – Приборы и методы преобразования изображений и звука ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.