WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«ЯЗЫКОВАЯ ИГРА КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ СЕМАНТИКИ И ПРАГМАТИКИ ДИСКУРСА (на материале текстов различных функциональных стилей) ...»

-- [ Страница 2 ] --

В лингвистике под ЯИ понимается всякое намеренно необычное 4.

использование языковых средств, сознательное нарушение языковых и коммуникативных норм с определенной прагматической целью. ЯИ – это результат оригинального и нестандартного использования языковых средств в определенном эмотивном дискурсе.

Людическая функция – это не «языковая игрушка», применяемая 5.

«ради красного словца», забавы ради. ЯИ позволяет по-новому взглянуть на привычные, ставшие нормой явления, устремляет внимание на человека, создателя и носителя языка.



ЯИ – это особый вид речетворческой семиотической 6.

деятельности, позволяющий выявить потенциальные эстетические возможности языкового знака.

ЯИ – это одна из форм лингвокреативной деятельности особого 7.

типа языковой личности (Homo Ludens), отражающая её стремление к экспликации собственной компетенции в реализации языковых возможностей. ЯИ – это показатель освобождения сознания от стереотипов.

ЯИ – это сознательное нарушение каких-либо правил и 8.

принципов системы, совершаемое с определенной прагматической целью, нацеленное на то, что воспринимающий субъект распознает это отступление и сможет правильно его дешифровать.

Культура и изменения в социальной жизни («кризисные 9.

моменты») непосредственным образом влияют на язык, и, как отмечают исследователи, «карнавализация…действительности стимулирует карнавализацию языка» [Морозов 2006: 51], тем самым способствуя появлению новообразований и, в частности, ЯИ.

На определенном этапе развития общества культура и в 10.

некоторой степени идеология налагают ограничения на употребление определенных слов и выражений. ЯИ же является одной из «находок» языка для оригинального обозначения подобных запретов.

ЯИ является особой приметой постмодернистского искусства, 11.

отвергающего любые навязанные правила и стандарты. Языковая эксцентрика – яркий показатель актуализации антропоцентрической парадигмы, выдвигающей на первый план ориентированность языка на говорящего. ЯИ – показатель отказа от традиционных массовых стереотипов, поиск индивидуального стиля, отстранение от привычно-реального отображения действительности.

ГЛАВА 2. ВОЗМОЖНОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ЛЮДИЧЕСКОЙ

ФУНКЦИИ ЕДИНИЦАМИ РАЗНЫХ УРОВНЕЙ ЯЗЫКА

2.1 Единицы фонетического уровня в людической функции ЯИ в дискурсе нередко реализуется путем использования единиц фонологического уровня, что находит свое выражение в коверканье, выворачивании звуковой оболочки слова. Обычно они не связаны со смысловым содержанием речи, а используются лишь с целью «почудить, сказать не так, как другие, побалагурить» [Земская 1983: 174] или для того, чтобы придать непринужденность, раскованность ситуации.

К числу наиболее распространенных фонетических приёмов реализации ЯИ относятся (по мысли Е.А. Земской и др.) метатеза, протеза, нарушение законов чередования согласных, замена одних звуков другими, перенос ударения, смешение литературного и диалектного произношения, аллитерация, ассонанс.

1. Метатеза – перестановка звуков или слогов в словах:

Он опять поехал на автосубе *(автобусе);

Выключи, пожалуйста, тевелизор*(здесь шутливая перестановка смягчает категоричность просьбы – приказа; говорящий будто извиняется за то, что вынужден просить совершить действие, которое, возможно, не понравится собеседнику);

Не читал я вашей «Войны и рима»*(подчеркивается пренебрежительное отношение к наследию классической литературы);

Зайдите ко мне на порупале*(такое искаженное произношение призвано поднять настроение, развлечь, внести разнообразие в достаточно монотонную, будничную жизнь);

Люблю я кофнетки (конфетки), и вас кофнетками угощу.*

2. Протеза – использование вставных звуков или слогов.

Протетические гласные обычно появляются при стечении согласных. Чаще всего в этой роли выступают «и» (после мягких согласных) или «ы» (после твердых). Нередко вставной гласный уподобляется гласным последующего слога, но может и отличаться от них:

-Где растет ваша кулубника?*

-Ваши ноготи меня нервируют;* Ты чего салюлютуешь?* Пойду я в свой институут.* Как видно из приведенных примеров, ЯИ используется для того, чтобы снизить высокое или сгладить явно грубое. Говорящий как бы сообщает собеседнику, что не нужно придерживаться каких-либо общепринятых норм речи и поведения, можно и «поиграть». Как говорят исследователи языка, «психологически эти неправильности нацелены на укрепление отношений (в семье, дружеской компании и т.п.) и подразумевают…некоторый минимум социальной и духовной общности («мы хорошо понимаем друг друга и можем себе позволить чуть больше, чем положено»)» [Норман 2006: 46].





3. Нарушение законов чередования согласных. Как справедливо заметили исследователи [Земская 1983, Гридина 1994], этот приём чаще всего строится на несоблюдении правила нейтрализации согласных:

Ну он и ду[б]! Полнейший просто!* Ка[г] вы могли допустить подобное?* Нет, не ищите, здесь совершенно пу[з]то;* А где же ваша кни[ж]ка?* Ну вот – [в][з]ё! * Вы промолчите, а он опять настрочит какой-нибудь па[з]квиль;* Спарта[г]- чемпион!*

4. Замена одних звуков другими. Как и в предыдущих случаях, говорящий, используя этот приём, преследует единственную цель – сказать необычно, ярко и остро:

И сколько рюбелей это стоит? [http: www.anekdotov.net ] Ты фютбол опять смотришь?* Это же анынас;* Ну вот и ешьте ваш труфель сами! [http: www.shutki.ru ] Пока это скажешь – весь язик сломаешь*[http: www.shutki.ru ];

Она хочет стать владычицей морской, а жена хочет стать смертью моёй [«Маяк», эфир от 19.05.2015г.].

5. Перенос ударения. Чаще всего используется такой вариант ударения, который невозможен (т.е. не является вариантным или привычным, но ошибочным) и даже не предполагается:

Я потом по’йду;* Возьми свой теле’фон;* Даже такие люди, как Стали’н и Лени’н…* Ну подо'ждите меня;* Ах, какая красави'ца;* Как-то напала икОта на кОта.../ Нет, лучше: / нашла икотА на котА..

/ Нет, лучше уж: / Икота пала на кОта... / Ну, в общем икалось коту иногда [Смульф http: www. http://www.liveinternet.ru/community/1681723 ].

6. Смешение литературного и диалектного произношения, в том числе яканье, иканье, замена «г» взрывного «г» фрикативным, произношение [] вместо [в] и т.д.:

Ваши лямоны почем? [http: www.aneks.ru];

Он меня поить*;

[]сё, товарищи, свободны*;

Пущай себе идет [http: www.babyBlog.ru/humor].

Для говорящего не важно, из какого говора он берет ту или иную особенность, какой диалект сейчас переплетается с литературным языком, важна лишь установка на шутку. Чаще таким образом пародируется какойлибо простоватый, чересчур наивный человек. Также нужно отметить, что в данной ситуации очень важен контекст и интенция говорящего, ведь только сознательное игровое смешение литературного языка и диалектизмов является языковой игрой. Простое, бессознательное употребление некоторых диалектных слов в обычной речи игрой назвать нельзя.

7. Аллитерация - повторение согласных:

Когда ты потом умирал, адмирал, / То, с боку ворочаясь на бок, с подагрических рук отдирал / Кровь касика Каонабо /Хрипя, [Евтушенко1989: 81-82];

Лунные слезы легких льнущих ко льну сомнамбул. / Ласковая лилейность лилий, влюбленных в плен / Липких зеленых листьев. В волнах полеты камбал, / Плоских, уклонно-телых. И вдалеке — Мадлен [цит по:

Матвеева 2009: 70].

Подобное нагнетание звуков создаёт почти зрительно ощутимый образ, воздействует на перцептивные каналы читателя, усиливая общий эстетический эффект. Повторение сонорных [н], [м], особенно [л], является наиболее мелодичным, плавным; такие фразы ласкают слух и настраивают на спокойный, чаще всего элегический лад. Звуки же [р] [д], [ш], [ж], [з], [г], [б], наоборот, настораживают, «ранят», будоражат, подобно мелодии марша.

Они неспокойны и «крикливы», создают динамичную картину:

Огнями ламп просверливая мрак,/ Республики разэлектричь [Маяковский 1984:100];

Карл у Клары украл кораллы – / Так родилась криминальная драма… [http://babyBlog/humor.ru ];

Кромешный край кривлялся криво,/ Кричал, пихал и – раскорячился…[ http://rock.ru/rock];

Красной кровью напишу тебе: / Хороша, красива ты! / Грею пальцами твоими душу я, Пальцами твоими бренными, / брезгливыми…[http://rock.ru/rock].

8. Ассонанс - повторение гласных для создания благозвучия. Акустические свойства гласных также могут использоваться как для создания особого эстетического впечатления, так и для шутки, игры:

В чае я души не чаю./ За собою замечаю:/ Если чая нет – серчаю,/ Телевизор не включаю,/На звонки не отвечаю,/Дел больших не намечаю,/Встреч ни с кем не назначаю./И домашним докучаю/Тем, что к чаю приучаю,/Но завариванье чая/Никому не поручаю./Сорт от сорта отличаю,/Им печали облегчаю,/Им гостей я привечаю,/День встречаю и кончаю,/Каждый праздник отмечаю,/Дело всякое венчаю,/День без чая исключаю./И друзьям всегда вручаю/ В день рожденья пачку чая! [«ЗОЖ», 2006г., №9].

Однако нельзя забывать, что не всякое использование ассонансов и аллитераций является ЯИ. Здесь важную роль играет авторская интенция – если автор дискурса намеренно усиливает нагнетание звуков, если с помощью этого приёма подчеркивает какую-то мысль, рисует какой-то образ, то это приём ЯИ. Но если это случайное стечение консонантов или ассонантов, вряд ли можно говорить о реализации людической функции. Мы не считаем языковой игрой также те случаи, когда аллитерация, ассонанс используются дважды или единожды в тексте – это лишь усиливает производимое стихотворением впечатление, но не является нарушением стереотипа, не вызывая у адресата ощущения необычности. Такие примеры не выходят за рамки нормы, автор обычно не акцентирует на них внимания, они ценны лишь в общем контексте произведения. Подобные повторы можно увидеть практически во всех стихотворениях и даже в прозе, ведь, во-первых, они придают экспрессивность, во-вторых, просто невозможно избежать «встречи» двух или более звуков, когда число фонем в языке ограничено.

–  –  –

исследователями [Санников 1989, 1999, Норман 1987, Апресян 1990, Мечковская 2006, T. Augarde 1986 и др.]. Говорящий, например, может построить свое высказывание лишь с опорой на грамматические правила языка без поддержки лексики и знакомого смысла. Здесь уместно привести знаменитую фразу Л.В. Щербы «Глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокренка». Хотя предложение базируется на основе использования не существующих в русском языке слов, оно не является бессмысленным.

При внимательном чтении (или слушании) раскрывается его семантика и вырисовывается общая содержательная картина. Правда, лишь только общая, так как понять до конца, что же хотел сообщить автор, мы не можем, да это, в принципе, и не главное. Основной целью автора было определение важности грамматических связей слов. Кроме того, подобные примеры удивляют адресата, заставляют его выйти из круга привычных представлений:

«Сяпала Калуша по напушке и увазила бутявку. И волит:

- Калушата, калушаточки! Бутявка!

Калушата присяпали и бутявку стрямкали.И подудонились.А Калуша волит:-Оее, оее! Бутявка-то некузявая! Калушата бутявку вычучили.

Бутявка вздребезнулась, сопритюкнулась и усяпала с напушки. А Калуша волит:-Бутявок не трямкают. Бутявки дюбые и зюмо-зюмо некузявые. От бутявок дудонятся. А бутявка волит за напушкой:

- Калушата подудонились! Калушата подудонились! Зюмо некузявые!

Пуськи бятые!» [Петрушевская: http://omiliya.org/article/puski-byatyelyudmila-petrushevskaya.html].

Как видно, использованные «слова» не существуют в языке. Но связь между ними осуществляется благодаря «реальным» союзам и с помощью грамматических форм, что и делает возможным восприятие этого текста носителем русского языка.

В достаточном количестве в примерах представлены мягкие согласные, они как бы придают инфантильность речи, инфантильность же оправдывает бессмысленность (что взять с ребенка!). В таких примерах почти никогда не встречается звук [э] и редко – [ы]. Видимо, они слишком «серьёзны» для речи, которая стремится полностью вытеснить серьёзность.

ЯИ на морфологическом уровне создаётся благодаря:

1. Приписыванию иноязычным словам морфологических свойств русских слов, например, способности изменяться по падежам (изменение по падежам приписывается и несклоняемым русским словам):

Сейчас я сяду за пианину *(пианино) и сыграю вам ронду (рондо);* Не пойду я туда с этой шимпанзой (шимпанзе);* А ты все носишься со своими протежами (протеже, а не протезами);* Лучше я сяду на метру;* Подаю банщику веревку – не хочет. – По веревке, - говорит, - не выдаю. Это, говорит, каждый гражданин настрежет веревок – польт не напасешься [Зощенко 1979: 234];

Одного / называют/ красным Байроном, / другого – самым красным Гейнем [Маяковский 1984: 114];

Жил в нашем подъезде Иван Петушков./Он был чемпионом среди чудаков:/Когда все гулять выходили в пальто,/Иван выходил в ПАЛЬТЕ./А если знакомые шли в шапито./Иван говорил: – Не пойду ни за что,/Чего я забыл в ШАПИТЕ!/Соседи под вечер стучат в домино,/Играют в лото или ходят в кино./А он не любил ни ЛОТА, ни КИНА/И в руки не брал ДОМИНА!/Сидел себе дома Иван Петушков./Уж больно Иван не любил шутников:/В МЕТРЕ ли поедет, возьмет ли ТАКСЮ / Смеялись они над Иваном вовсю!/Смеялись–В ПАЛЬТЕ ли он был,/Без ПАЛЬТА,/Смеялись/В КИНЕ, в ШАПИТЕ.../Зато не смеялся никто, никогда,/Когда он лежал на ТАХТЕ./Уверенно влезет Иван на ТАХТУ:/– Да ну, – говорит, – эту всю ШАПИТУ! [Усачев: http://www.liveinternet.ru/community/1681723/];

Как-то рано поутру/С другом сели мы в метру /И поехали в метре /Фильм смотреть о кенгуре. /Вот сидим мы с ним в кине /Без пальта и без кашне, /А вернее, я и ты /Без кашна и без пальты./Любит кины детвора/Если в кинах кенгура/Ходит-бродит по шоссу,/Носит в сумке шимпанзу./Кенгуру в кафу зашел,/Занял там свободный стол/И сидит за доминой/С шимпанзой и какадой./Вдруг огромный обезьян/Стал играть на фортепьян./Тут и взрослый, сняв пенсню,/Хохотал на всю киню./Интересное кино!/Жаль, что кончилось оно./В гардероб пора бежать/Будут пальта выдавать [Чуковский http://www.liveinternet.ru/community/1681723/].

2. Расширению парадигмы. В данном случае ЯИ реализуется на основе образования от слова не свойственной ему грамматической формы.

Созданные таким образом формы лишь потенциально возможны или вообще недопустимы. Но благодаря таким формам, автор добивается новизны выражения и акцентирует внимание слушателя на том, что хотел сказать:

Не бойся этих собак, я тебя защищу;* Твоя шуба – это пальто, моя шубее;*

- Это очень хороший работник!

- Ой! У нас есть и работнее!* Наверное, с течением дней/Я стану еще одней [Евтушенко 1989:143].

3. Отступлению от литературной нормы:

Мой дядя выяснял лет сорок/И все же выяснить не мог,/Как говорить вернее: твОрог,/А может, правильней – творОг?!/И как-то он в молочной лавке/Его увидел на прилавке,/Лицо, как роза, расцвело,/Решил купить он полкило./Но тотчас, на прилавок глядя,/Опять задумался мой дядя:/«Ведь, вероятно, он недорог,/Пойдет в ватрушку и в пирог.../А как спросить:

«Почем творОг?/А может, правильнее твОрог?»./Задачу эту смог решить/Мой дядя, лишь дойдя до кассы,/Сказав: «Прошу вас получить/За полкило творожной массы»./Кассирша мало разбиралась/В местоименьях, падеже./И так сказала: «Не осталось!/Она распродата уже!» [Громов http://www.liveinternet.ru/community/1681723/];

Знакомьтесь: Петя. Мой сосед./Ему уже двенадцать лет./Но говорит он до сих пор/Не «коридор», а «колидор»./«Дилектор входит в кабинет...»/«Закрыт магазин на обед...»/«Хозяйка моет стаканы...»/«Секёт свеклу...»/«Пекёт блины...»/И до меня дошел черёд:/Портфель он «портфелем» зовет./Но мне не зря «Родную речь»/Судьбой доверено беречь./И я придумал не шутя:/Пусть и его зовут Петя./– Петя! – несётся со двора. – /Тебе домой идти пора!/– Не трогай малыша, Петя!/Ведь ты большой, а он дитя!/«Петя» обижен на ребят:/Скажите, в чем я виноват?/Я не ругался, не грубил/И никого не оскорбил,/За что же среди бела дня/Отняли имя у меня? [Тимянский http://www.liveinternet.ru/community/1681723/].

Обычно цель у такой ЯИ – дискредитация описываемого, стирание с фразы налета серьёзности, придание шутливого смысла. Как правило, подобным образом передаются какие-либо ироничные замечания (ЯИ немного «смягчает» удар иронии, она как бы говорит: «Не нужно сердиться – я ведь шутя!»):

– Да я тебе скажу, ты еще тот проныра!

– Проныра? Как это?

– Ну, так – зараз* (от слова женского рода «зараза»).

4. Обыгрыванию категории рода, когда, например, употребляют форму мужского рода вместо женского, среднего и наоборот:

–Смотри, Мерседес поехала.

–Почему «поехала?»

–Там же женщина за рулем, значит, Мерседес поехала

– Ну, тогда Мерседеса поехала!* С тех пор моя карьер и пошла в гору;* А выпить она не дурак.*

5. Переосмыслению категории числа, то есть употребление формы множественного числа вместо единственного или единственного вместо множественного:

- Сколько там сегодня людей?

- Не так уж много – одна людя. Ой, нет – один людь [«Аншлаг», эфир от 12.02.2009].

6. Смешению категорий одушевленности-неодушевленности:

- В торт нужно положить четыреста граммов муки…

- Подожди, кого нужно положить?* Во всех квартирах пекли пироги, варили студень, жарили индеек (а где не достали индеек, жарили кого-нибудь другого), заправляли майонезом салаты, выставляли на балконы водку и шампанское…[Рязанов «Ирония судьбы, или С легким паром»].

Вчера он наступил брату на ковер [«КВН», эфир от 04.07.2010 г.].

Известно, что в русском языке недопустимо использование местоимения «что» по отношению к людям, однако этот запрет нередко нарушается в игровых целях:

- Давай я встречу тебя. У тебя же сумки, наверное, тяжелые. Что ты там ташишь?

- Да,что-то тяжелое точно тащу – детей! [«Жизнь», сентябрь 2008].

2.3 Единицы словообразовательного уровня в игровом контексте Словообразовательные ресурсы языка используются в людической функции довольно часто. Результат творческого словообразования – окказионализм: «Я тоже напишу, - сказал я, предчувствуя, что Грасс напишет нечто неподписуемое» [Евтушенко 1989: 99]; «Он, Васек-полупанк, с разноцветноволосой и с веками синими Нюркой» [там же: 101]; «Есть хобби у него – неотвечайство» [там же: 112], «Никакая не чегеваристка, вздохом втягивая пространство» [там же: 121], «Сам я сбился с пути, полусбылся» [там же: 122], «Из энциклопедий всемирных пора уже сделать бы высморк – фуку!» [там же: 136], «…весело возразил – и пустился вперёд, как он говорил, не вприпрыжку, а вприхромку» [Тургенев 1979: 230]. Как отмечают исследователи [Санников 1999, Аверьянова 1966, Аксенова, Брагина 1978, Вендина 2006, Гридина 1994,], окказионализм может в дальнейшем войти в активный запас слов носителей языка.

На словообразовательном уровне ЯИ создаётся путем:

1. Переосмысления словообразовательной структуры существительных:

У Валентина Рича, например, мы встречаем следующий пример:

Говорят, экспрезидент –/Это бывший президент./Говорят, эксчемпион –/Это бывший чемпион./И выходит, что экспресс/Означает – бывший пресс./И выходит, что экстракт/Означает – бывший тракт./И выходит, что эксперт –/Это некий бывший перт,/И выходит, что экстаз – /Это просто старый таз.

Да-с [Рич http://www.liveinternet.ru/community/1681723/post259899663 ];

Небрежно голодных людей предает,/Заевшийся выкормыш голода [Евтушенко1989:82];

Люди отчаянно изголодались/По некрысинности,/Неубиванью!/ Изголодались/До невероятия/ По некастратии,/ Небюрократии!/Как ненавидят свою голодуху/Изголодавшиеся/По духу! [там же: 88];

Газет – читай: клевет/Газет – читай: растрат, / Что ни столбец – навет,/ Что ни абзац – отврат…[Цветаева 1984: 76];

Загрузка...

…и на розовый куст, / и на прочие мелехлюндии/ из арсеналов искусств [Маяковский 1984: 77];

Сбросим эсдечесва обветшавшие лохмотья! [там же: 124];

…но скажите вы, /калеки и калекши…[там же: 106];

…освещаем, одеваем нищь и оголь…[там же: 139];

В бульварах буржуёныши, / под нянин сказ……[там же: 139];

Поят, кормят нас бермудью…Нам бермуторно на сердце и бермудно на груди [Высоцкий 1988: 227];

Пистолет – столетний юбилей числа «пи» [«Жизнь», июль 2006];

Шаровары – это мячи, для чего-то сваренные по случаю [«Жизнь», июль 2006];

Мой муж меня называет «коза». А всё потому, что сам – козак.* Такое псевдотолкование семантики слов носит, конечно же, шуточный характер, при этом тем сильнее комический эффект, чем логичнее объяснение значения сообразно словообразовательной модели (ведь только с опорой на нее и возможна подобная игра).

2. Переосмысления словообразовательной структуры прилагательного, в результате которого от относительных прилагательных могут образовываться формы сравнительной и превосходной степени:

Я разбезалаберный до крайности,/но судьбе/не любящий/учтиво кланяться,/я,/поэт,/и то американистей/самого что ни на есть/американца.

[Маяковский 1984: 104];

А что нам за дело, что вы казенные; мы чай еще казеннее вас [Толстая 2007: 65]

-Ты знаешь, современное золото какое-то ненастоящее.

-Да, советское было золотее;*

-Надо тебе одеваться лучше.

-Отдайте ее мне, я ее одену более лучше [«Луч Света», «НТВ», эфир от 14.03.2012г.];

- Тот мужчина – просто святой, правду говорю!

- Видали и поболее святее;* И, устремляясь все ненадошней /К несуществующему дну…[Евтушенко 1989: 430].

3. «Обратного» словообразования, посредством которого новое слово образуется не в качестве производного, а как будто в виде производящего:

зонт – зонтик (первоначальное слово), фляга – фляжка (первоначальное слово). Сущность явления с точки зрения ЯИ заключается в том, что от слова отсекаются префикс, суффикс или основа, без которых, вероятнее всего, слово вообще не существует как таковое:

- Наташенька, не ходи никуда, видишь, какая погода ненастная;

- Мам, а когда она будет настная?*

–  –  –

- Какая же красота несусветная!

-Мама, неправда! Это сусветная красота*

4. Контаминации, т.е. соединения двух слов или частей слов. В значении нового слова сочетаются значения обоих (или даже нескольких) исходных компонентов:

Долой мещанство и предрассудок!/С цветка на цветок молодым/стрекозлом/Порхает, летает и мечется./Одно ему в мире кажется злом —/это алиментщица [Маяковский 1984: 108];

Осторожно:/Злая перепёлка./Берегитесь все -/Она грозна./Мы ее прозвали:/Свирепёлка того свирепая она!...[Белорусец /До http://www.liveinternet.ru/community/1681723/post259899663 ];

Как вечномерзлотность, они холодны [Евтушенко 1989:105];

А потом началась полнейшая прихватизация [«Московский комсомолец», 2009, №5]

5. Аббревиации и дезаббревиации:

Замком по морде (заместитель командующего по морским делам) [«Сова» 2001,№1].

Дезаббревиация – это шутливая расшифровка уже существующих сокращений. Дезаббревиация, по А.В. Зеленину, – это «декомпрессия, развертывание аббревиатуры либо в исходное словосочетание, либо в новую языковую единицу с модифицированным сигнификатом» [Зеленин 2005: 78]:

ИНТЕРНЕТ: Используй Новые Технологии, Если Разумен - Но Если Туп...; Pontiac – Poor Old Nigger Thinks It`s A Cadillac (бедный старый негр думает, что это Кадиллак); ХАКЕР: Хулиганом Атакованный Компьютер Еле

Работает; УЗИ - Ужасно Загадочная История; ЛДПР - Люди Добрые, Помогите Ради Бога; СИФИЛИС – Сибирский Институт Философии и Истории; РЖД – Режем, Жмем, Давим; АЗЛК – Автомобиль, Заранее Лишённый Качества; ВАЗ – Возможно, Автомобиль Заведется; ВВП – Винно-Водочная Продукция, Водка, Вино, Пиво, Возможно, Вы Правы, Воруем Все Подряд, Вошел Выпить Пива, Всемирная Выставка Приколов, Всеобщая Воинская Подготовка, Выпей Водки – Полегчает, Великий Вождь Пролетариата; ВОДКА – Вот О чем Думает Каждый Алкоголик; ГИБДД – Главное Иметь Большую Добротную Дачу; ГМО – Глупый Мозг Отморозка;

НЛО – Налоги Лучше Отдать; ООН – Они Очень Наглые; ОРЗ – Очень Резко Заболел; ОКА – Очень Крошечный Автомобиль; Самогон – Самый Авторитетный, Многими Обожаемый, Горло Обжигающий Напиток; СМС

– Слушай Меня Сюда; СПИД – Серьёзные Последствия Интернациональной Дружбы; СОС – Судьи Отобрали Свободу; УАЗ – Угон Автомобиля Запрещен; ЭКСТРА – Эх, Как Стало Трудно Российскому Алкоголику [с сайта http//: vseanekdoti.ru].

Как справедливо отмечает А.В. Зеленин, «игровые раскодированные формы» «свидетельствуют о том, что живое языковое творчество народа не останавливалось (и не останавливается) перед «монстрообразным»

(аббревиатурным) подобием слова и превращало (превращает) его в шутливую, ироничную вторичную номинацию с иной (измененной, трансформированной) внутренней формой» [Зеленин 2005: 81].

6. Повтора – отзвучия (полной или частичной редупликации).

Данный приём всегда привлекал внимание лингвистов. О. С. Ахманова, например, называет подобные сочетания «словами-близнецами», т.к. они образуются благодаря повтору, ассонансу или аллитерации [Ахманова 1969:

420]. Обычно такие конструкции имеют своей целью снижение базового слова:

Надоело смотреть телевизор – там одна политика – молитика, никуда от нее не денешься;*

Марьина-шмарьина Роща./Улицы, словно овраги [Евтушенко 1989:

236];

Какой-то трам-пам-памятник/За желтым тра-ля-лейбусом/Бежит по и-го-городу/В чугунных сапогах./Бежит за тра-ля-лейбусом/И АБВГДевушкой,/И до-ре-ми-фа-солнышком/Ее весенних глаз,/Мечтая с нею за руку/Пройтись хоть раз по радуге/В летучих трали-валенках/Пушистых облаков./Но АБВГДевушке/Не нужен трам-пам-памятник,/А ждет она, что встретится/Ей сказочный сюрпринц,/Чье имя, словно бабочка,/Красивое и редкое,/И одуванчик за ухом,/А лучше — василек! [Дядина http://www.liveinternet.ru/community/1681723/] Какой хорошенький пупсик-мупсик;* Да ты только о телевизоре-мелевизоре и думаешь;* Где эта ручка-бручка подевалась?* Давай бери свою ложку-шможку.*

7. Образования слов от словосочетаний:

Не занимайтесь пенкоснимательством [«Новости НТВ», эфир от 23.09.2013г. ];

Да ты – тюльпанокосильщик* (скосил все тюльпаны);

Живодер ты, Петенька, какой-то котодавитель*;

Да ты у меня молодец – отличник. Пятёркополучатель!* Моя мама работает платьешительником.* Я сделал этот велосипед. Я – лисапедочиник!*

2.4 Языковая игра, выраженная единицами лексического уровня Лингвисты, которые занимаются исследованием ЯИ, отмечают, что наиболее широкими возможностями для образования языковых шуток обладает лексика [Аверьянова 1966, Береговская 1999, Болдарева 2002, Букирева 2000, Санников 1999, Вольская 2006 и др.]. Словарный состав языка включает в себя сотни тысяч единиц, многие из них имеют несколько значений, поэтому игровые вариации здесь поистине безграничны. Обычно обыгрываются лексическая синонимия, многозначные слова, омонимы, паронимы, фразеологизмы, а также собственно семантико – синтаксическая сочетаемость слов. ЯИ на лексическом уровне создаётся благодаря

1. Обыгрыванию компонентов значения слова:

- Елена Викторвна, а можно наказать человека за то, чего он не делал?

-Нельзя, Димочка.

- Елена Викторовна, я не сделал домашнее задание! [«КВН», эфир от 15.04.2012];

Рыцарь даме /Как-то раз/Угодил/Букетом/В глаз./Не всегда/Мужчина /Даме/Может/Угодить/Цветами![Белорусец http://www.liveinternet.ru/community/1681723/] Сначала пойдут люди, а потом уже мы [Библиотека пародии и юмора 1993: 13];

Противогаз надевается на выступающую, лицевую часть лица [Библиотека пародии и юмора 1993: 43];

Я свободно разговариваю на русском, английском, французском… да и на других уроках тоже [http://www.babyBlog.ru/smeshnyesovety.ru];

-Вам височек делать косой?

-Да нет, что вы, ножничками, ножничками [«Русское радио», эфир от 12.10. 2011г.].

2. Обыгрыванию синонимов:

И вообще ты не старая, дорогая моя, ты просто давнишняя [«ЗОЖ», 2014, № 24].

3. Перефразированию (использованию эвфемизмов).

Эвфемизм, как известно, – это слово или словосочетание, употребляющееся вместо прямых и более точных названий, которые признаются неприличными или грубыми, это «эмоционально нейтральные слова или выражения, употребляемые вместо синонимичных им слов или выражений, представляющихся говорящему неприличными, грубыми или нетактичными. Ими заменяются также табуированные названия. Под эвфемизмами понимаются также окказиональные индивидуальноконтекстные замены одних слов другими с целью искажения или маскировки подлинной сущности обозначаемого» [Большой энциклопедический словарь:

Языкознание 1998: 590]. Эвфемизм –это «слово или выражение, заменяющее другое, неудобное для данной обстановки или грубое, непристойное [Толковый словарь русского языка 1998: 893]. Весьма оригинально определил эвфемизм Р.В. Субботенко : «Эвфемизм – слово, которое человек применяет, чтобы не упоминать другое слово. Или из стыда, или в целях манипуляции» [Субботенко 2012: 42]:

- Ну что ж, дорогие гости! Уже двенадцатый час ночи, не подумываете ли вы о возможности вернуться в свои личные домовые владения?* Своим ответом вы явно показали мне сейчас продолжение вашей спины. Причем, нижнее продолжение [«Аншлаг», эфир от 20.09.2003г.].

4. Обыгрыванию многозначных слов:

Мужчина толкнул штангу весом 200 кг! Директор фитнесс-клуба пытается узнать, кому именно [http://anekdotov.net];

Доктор – молодец, успокоил: «Не переживайте Вы так, мы уложим всех наших больных. Для всех места хватит!» [«Жизнь», сентябрь 2011];

- Петя, ты почему грызёшь ручку?

- Ничего поделать не могу – такая привычка.

- Твоя привычка для школы - одни расходы! Быстро отойди от двери и сядь на место! [http://www. babyBlog /dnevniki.ru ];

Дети приносят нам одни огорчения. А мы им - другие! [http://www.

babyBlog/humor.ru];

Обиделась. Расстроилась. Захотела выброситься из окна. Но постояла на подоконнике, подумала и решила, что хорошие люди на улице не валяются [http://www. babyBlog.ru];

-Лучший подарок – это книжка, дорогая!

-Да, дорогой, только Сберегательная [«Лиза», январь 2004];

После школьной дискотеки дети разошлись. Утихомирить их удалось с помощью полиции [http://www.babyBlog.ru].

5. Омонимии: Представляем Вашему вниманию новый спортивнооздоровительный клуб «Тарас Бульба». «Тарас Бульба» - мы боремся с ляхами! [http://www.topkvadrat.ru/jokes];

- Какое средство обычно вы используете для ежедневного ухода?

- Ноги [там же];

У нас с утра, как всегда, подъём. Подъём с переворотом. Главное – всё не перевернуть [там же];

- Как поживает младший лейтенант Сидорова?

- А у нее новый наряд.

- Бедная, опять на выезд.

- Да нет – на выход. В новом наряде! [Библиотека пародии и юмора 1993: 56];

Это наш классный журнал. Какой же он классный – ни одной двойки!

[http://yandex.ru/images/demotivatory];

Российские фермеры совсем стыд потеряли: подавай им средства на новое оборудование, да еще и тачки новые хотят. То есть на старых уже совсем не ездится! [«Смеяться разрешается», эфир от 23.11.2011г];

Не пойду я в больницу. Там опять свирепствует какая-то рожа [«Тёщин язык», апрель 2011].

-Бабка, ты куда в такси с козлом лезешь?

-Так, милок, я тут слыхала, что ты даже телок возишь [«Юмор FM», эфир от 17.04.2013г];

Переживаемая тоска/ Как пережимаемая рука /Рукой противника/ Ловкого тем,/ Что он избегает лагерных тем [Евтушенко 1989: 105];

…И снова, как будто в бреду,/По жёлтым пескам я бреду./Шагам моим в такт-белый стих./Ну вот, наконец, ветер стих./И вот-горизонт.

Брезжит свет.../Я весь обошла белый свет./Вдохну ароматы я мирты,/Тебе прошепчу: "Ты... Мой мир ты... "/"Нет, друг твой опять-не та марка! "подружка Тамарка [Шохина /Смеётся http://www.liveinternet.ru/community/1681723 ].

Часто несколько слов при восприятии на слух могут слиться в одно словосочетание или даже предложение, в результате чего возникает омонимия слова и словосочетания, что коренным образом меняет смысл фразы и создаёт комический эффект: Однажды,/Точнее – когда-то и где-то,/ С голодным Котом/Повстречалась Котлета…/Скажите скорее,/ Какого Вы рода?/Вернее-/ Какого Вы времени года: Кот осени Вы?/ Кот весны,/Кот зимы,/ А может, Кот лета,/ Как мы…[Заходер: http://allforchildren.ru/poetry].

Поэт Яков Козловский знаменит своими стихами, основанными на подобных игровых созвучиях:

Свидание назначив Кате, ты/Забудь про синусы и катеты./Начни в теплынь и в пору снежности/ Не с математики, а с нежности [Козловский 1983: 36];

Суслик выскочил из норки / И спросил у рыжей Норки:/— Где вы были?/ — У Лисички! /— Что вы ели там? — Лисички [там же: 48];

Вместо рубахи не носите брюк вы,/Вместо арбуза не просите брюквы,/Цифру всегда отличите от буквы,/Но различите ли ясень и бук вы?

[там же: 48];

Слышен смех честного люда:/Трусит с горки съехать Люда,/А у Сани, а у Сани/С горки сами мчатся сани [там же: 56];

Раку гусь твердил одно:/— Ты ударь клешнёй о дно/И на берег из реки/Вылезь, мудрость изреки./Где же ты? Или потоп?../Вылез рак, клешнёй как топнет:/— Мне не страшен и потоп,/Знай, гусак, что рак не топнет!

[там же: 60].

6. Паронимии, омографии и фонетического созвучия. Паронимы – это «однокоренные слова, близкие по звучанию, но различные по лексическому значению» [Чешко 2000: 82]. Сходное звучание (нередко зарифмованное) некоторых частей слова придает большую экспрессивность выражению и нарушает единообразие нейтрального употребления:

- Посторонним вход запрещен!

- А потусторонним?* Если за партой сидят два Константина, постарайтесь их рассадить, ведь в молодости Кости быстро срастаются [http://www.babyBlog.ru/humor];

Дракон сначала/всех пережЕвал,/А после/Целый час пережИвал [Белорусец http://www.liveinternet.ru/community/1681723];

Видя всемирный крысизм пожирающий,/Видя утопленные утопии…[Евтушенко 1990: 87].

7. Обыгрыванию фразеологизмов и устойчивых сочетаний:

Вот и наша Наташа не даст правду сказать;* Лучше синица в руке, чем с козлом по жизни [Шоу «Уральские пельмени», эфир от 23.03.2014г];

Адам в хорошие руки [ «Уральские пельмени», эфир от 19.04.2014г];

От рассвета до томата [«Уральские пельмени», эфир от 20.04.2014г];

Худеем в тесте [«Уральские пельмени», эфир от 20.04.2014г];

- Говорят, в этот асфальт кладут немного железа для крепости.

- Да, машины теперь ездят по железной дороге [«24 кадра», эфир от 28.11.2013г.].

8. «Заумному языку». Термин был введен русскими формалистами.

Заумный язык – это язык без «бытового значения слова» [Лингвистический энциклопедический словарь 1990: 111]:

Сиинь соон сиий селле соонг се /Сиинг сеельф сиик сигналь сеель синь [Туфанов URL: http://www.topos.ru/article/2306 ];

Крылышкуя золотописьмом/ Тончайших жил, / Кузнечик в кузов пуза уложил/ Прибрежных много трав и вер…/ Пинь-пингь-пинь,- тарарахнул зинзивер./ О лебедиво!/ О озари! [цит. по: Большой справочник. Литература 1999: 415];

Дыр бур щил/ убещур…[там же: 108].

Евгений Евтушенко писал о поэтах, которые увлекаются «заумным языком»:

О, непонятные поэты!/Единственнейшие предметы/Белейшей зависти моей…/Я – из понятнейших червей./Ничья узда вам не страшна,/Вас в мысль никто не засупонил/И чье-то:/«Ничего не понял…» -/Вам слаще мирра и вина [Евтушенко1989: 59].

9.Тавтологии:

В ком большее коварство?/Дичайшее дикарство – /Цивилизация.

[Евтушенко 1989: 76];

…его, как гусака,/Такой же ночью длинными ножами/ Прирежет многорукая рука [Евтушенко 1989: 97].

Оксюморонов:

10.

Конец хороший!/Я бедным был. Я им остался./Какая роскошь!

[Евтушенко1989: 90];

Но о вакуум бьюсь я мордою – /Видно,/Вакуум – / Самое твердое [Евтушенко1989 94].

2.5 Единицы синтаксического уровня в игровой функции Единицы синтаксического уровня языка не столь продуктивны в выполнении людической функции, так как синтаксические конструкции (прежде всего, предложение и текст) являются слишком громоздкими для игры. Игра предполагает внезапность и неожиданность, а здесь редко можно использовать эти принципы. Чаще всего для игры используется:

1. Парцелляция, т.е. приём, заключающийся в расчленении единой синтаксической структуры на несколько интонационно – смысловых единиц:

Вот вся толпа несёт. Яйца. В корзинках и сумках [«Юмор FM», эфир от 15.02.20011г.];

А мы тут напились все. Компота!*

2. Использование слова в несвойственной ему синтаксической роли:

-А твоя машина не «Тойота» ли называется.

-Нет, моя машина – «Не доЁду» называется.*

3. Нарушение норм управления и согласования:

Вы хочете песен – их есть у меня/ В прекрасной Одессе гитары звенят!/Пройдись по бульварам, швырнись по садам -/Услышишь гитару,/увидишь мента [Северный «Эх, Одесса!»];

Да-а-а, ехать на этой машина – одно «удовольствие»;* Нет, спасибо, я это не ешь;* Если ты дашь, то и дашь;* Ты кушай, а потом и я – кушай.*

4. Обыгрывание определений:

-Вот недавно один счастливчик рыбу поймал – язя, его на всю страну показали.

-Подумаешь, мы язее поймать можем [«Дорожное радио», эфир от 27.09.2013г.].

5. Синтаксическая омонимия. Обычно ЯИ заключается в том, что синтаксическая конструкция маскируется под другую, преследуя цель ввести в заблуждение читателя, слушателя.

- Дай мне, пожалуйста, тетрадь в клетку.

- Не, не дам – зачем тебе тетрадь в клетке?*

–  –  –

Раньше мы гуляли сами по себе, а теперь будем гулять…по бабушке [Остер http://ostrovmagic.ru/pisateli-skazochniki/grigorij-oster/6-babyshkaydava?showall=&start=11].

- Машенька, читай книжку про себя, у всех уже головы болят

- Мам, тут про меня и про тебя не написано. Тут только про чужих [Кроссворды, сканворды «Тёщин язык» март 2011г.].

Выводы по главе 2 Фонетический уровень языка не характеризуется достаточной 1.

продуктивностью для демонстрации языковой эксцентрики, так как не обладает широким кругом категорий, которые можно было бы использовать для реализации людической функции. К числу фонетических приёмов реализации ЯИ относятся метатеза, протеза, нарушение законов чередования согласных, замена одних звуков другими, перенос ударения, смешение литературного и диалектного произношения, аллитерация, ассонанс и др.

Достаточно часто употребляющимися в людической функции 2.

являются единицы морфологического уровня. ЯИ создаётся благодаря приписыванию иноязычным словам морфологических свойств русских слов, обыгрыванию архаичных и иноязычных аффиксов, расширению парадигмы, отступлению от литературной нормы, в частности согласования в роде и падеже, обыгрыванию категории рода, переосмыслению категории числа, смешению категорий одушевленности-неодушевленности и др.

На словообразовательном уровне ЯИ создаётся путем 3.

переосмысления словообразовательной структуры существительных, прилагательных, «обратного» словообразования, контаминации, аббревиации, редупликации и пр.

Самыми продуктивными для реализации людической функции 4.

языка являются единицы лексического уровня языка, так как лексические средства обладают разными значениями, вариации игр с которыми весьма многочисленны. ЯИ создаётся благодаря обыгрыванию компонентов значения слова, синонимов, многозначных слов, фразеологизмов, омонимов, паронимов, оксюморонов, благодаря перефразированию и тавтологии.

Непродуктивными можно назвать единицы синтаксического 5.

яруса, так как синтаксические конструкции (прежде всего, предложение и текст) являются слишком громоздкими для игры. Игра предполагает внезапность и неожиданность, а здесь редко можно использовать эти принципы. Языковая игра на синтаксическом уровне представлена парцеллированными конструкциями, словами в несвойственных им синтаксических функциях. ЯИ проявляется в нарушениях норм управления и согласования, в обыгрывании определений, в синтаксической омонимии и т.д. Также используются «ироничная» или шутливая (как правило, искаженная) цитация, аллюзия и отсылка к другим текстам. Данный приём широко представлен в русской постмодернистской литературе (Т. Толстая, В.

Ерофеев, В. Ерофеев, Э.Лимонов, Т. Кибиров, А. Левин, А. и Б. Стругацкие и др.).

ГЛАВА 3. ЯИ В ТЕКСТАХ РАЗЛИЧНЫХ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ

СТИЛЕЙ

3.1 Системное представление функций языковой игры в дискурсе В параграфе 1.1 мы вкратце охарактеризовали понятие «языковая игра», отметили наиболее характерные ее свойства и коснулись некоторых неоднозначно трактуемых ее сторон. Однако невозможно иметь полное представление об этом феномене без знания функций, выполняемых им [Санников 1999: 26-31]. Следует отметить, что использование ЯИ в различных типах дискурса может иметь разные цели. Уточнение того, каковы функции ЯИ в текстах, относящихся к различным функциональным стилям, будет производиться в последующих параграфах.

Во-первых, с помощью языковой игры (особенно, если считать, что несомненный и главный ее атрибут – шутливость) можно дискредитировать описываемое, снизить его; однако не следует считать, что целью в данном случае всегда будет являться демонстрация негативного отношения к тому, о чем говорится (хотя, возможно и это). Сюда можно отнести дружелюбное подтрунивание и подшучивание, которые допустимы только при достаточно большой степени взаимопонимания и привязанности и не вызывают чувства обиды:

– Вчера на рыбалке мы стооолько рыбы наловили! Еще и змею нечаянно подцепили.

– Ага, только не змею, а змия.

– Какого змия, в смысле?!

– Ну как – зеленого змия!* Во-вторых, данный лингвистический приём позволяет выявлять тончайшие грани смыслов. У субъекта, которому удалась подобная «игра», возникает чувство удовлетворенности собой, самолюбования (пусть даже бессознательно), от подобной игры как создающий ее, так и воспринимающий получают эстетическое удовольствие [Норман 2006, Санников 1999, Земская 1983], что вполне естественно, так как сострить – непростая задача. Для этого требуется приложение некоторых умственных усилий.

На улице шел дождь и два студента. Один шел домой, другой в тапочках. Он шел спать, но прошел мимо [http://topkvadrat.ru/jokes];

В ВУЗ не дуем [«Уральские пельмени», эфир от 19.04.2014г];

ДОМ ДРУЖБЫ ЗАКРЫТ НА УЖИН. Потом Крокодил Гена подумал немного и добавил: И ДО УТРА [Успенский «Крокодил Гена и его друзья»].

Навести порядок на лице и в кровати! Срочно! [Библиотека пародии и юмора 1993: 13].

В-третьих, «языковая игра – один из путей обогащения языка»

[Санников 1999: 26], она пополняет его новыми формами и значениями, развивает речь, мышление. Нередко случается так, что найденное слово, выражение закрепляется как необычный способ выражения мысли («кысь», «скунс мордюк», «обликом морале», «вышло по еёному», «люди! Человеки!» и т.д.).

В-четвертых, ЯИ имеет маскировочную функцию, она позволяет обойти запреты, которые накладываются культурой, менталитетом, идеологией, политикой. Говорящий будто бы прячется за язык. Как правило, маскируется нечто неприличное, запрещенное или тривиальное (о чем всем надоело слышать, но что является несомненной истиной, например: «Ну вот опять в политику пришла Женщина с Косой», «Так кричал на митингах, что аж охр… Ну да, совсем охрип», «Они постоянно спрашивают, ШО У нас там…Да шо бачете!»). Сюда же можно отнести и случаи эвфемистического смягчения некоторых оборотов, которые без ЯИ были бы невежественными и грубыми. Предпочтительнее употребить какой-либо «смягченный» оборот, нежели прямо сказать правду. В этом случае понятно, что говорящий отмечает несостоятельность собеседника в чем-либо и не желает этого скрывать, однако подобное шутливо – снисходительное смягчение не оставляет места для обид. ЯИ дает возможность сказать то, о чем говорить не принято.

В-пятых, ЯИ (чаще с шутливым оттенком) как бы заранее оправдывает человека, которому принадлежит высказывание, даже если это высказывание странно и необычно:

Дождались продолжения любимого всеми школьниками страны сериала «Садись». Итак, встречайте: «Садись 2».Начало проката – сентябрь каждого года [http:// babyBlog.ru];

Потом посуду в кухне мыло мыло./Потом скребло до блеска самовар./До ночи мыло мило забавлялось,/а с ночи и до самой до зари,/на звёзды глядя, в луже провалялось…[Есеновский http://www.liveinternet.ru/community/1681723/];

Мысль пришла лосю не вся./ Мысль пришла лосю частями./Очень трудными путями/ходят мысли до лося [Смульф http://www.liveinternet.ru/community/1681723 ];

Дети, как цветы, требуют ухода. Но не давайте им распускаться [http://babyBlog.ru].

В последнем примере обыгрываются разные значения слова «распускаться» («расцветать» и «отбиваться от рук»), что и создаёт комический эффект.

В-шестых, игра является защитной реакцией человека, когда он встречается с чем-то незнакомым, пугающим, подавляющим или же до сухости официальным; она разряжает атмосферу, снимает напряжение, что сразу стабилизирует психологическое состояние коммуникантов. Так, например, всем хорошо известна аббревиатура «ГИБДД». Ассоциации, возникающие при ее упоминании, конечно, не из лучших. Чтобы их устранить, а заодно и посмеяться над собственными страхами, неизвестные авторы предлагают следующую расшифровку «понятия»:

Гони инспектору бабки – двигай дальше [http://vseanekdoti.ru].

Налет помпезности и официозности стерт – цель, таким образом, достигнута.

В-седьмых, ЯИ является средством эстетического воздействия на читателя, слушателя, она делает язык экспрессивным, необычным. При этом

ЯИ может носить как шутливый, так и «серьёзный» характер:

Свет добываем!/Свет добываем!/Семьям и школам,/И сельсовету,/И всему свету!/И всему свету! [Твардовский 1984:143];

Я пролетаю над городом – /Этажи, этажи, этажи, этажи,/Это жизнь моя… [Шоу «Голос», эфир от 15.11.14г].

Таковы в общем виде функции ЯИ в дискурсе. Степень реализации этих функций в каждом конкретном типе дискурса является разной. В зависимости от интенции автора одна и та же языковая единица может сочетать разные функции, обусловливая определенное восприятие текста.

3.2 Языковая игра – приём выражения экспрессивности в художественном дискурсе Художественный стиль речи – это стиль художественной литературы, выполняющий образно-познавательную и эстетическую функции [Ефимов 1952, 1961].

Художественной литературе свойственно образное представление жизни, в отличие от объективного отражения действительности в научной речи [Розенталь 1976, Введенская 2004, Головин 1983, Голуб 2004, Десяева 2008 и др.]. В художественном произведении автор передаёт свой личный опыт, свое мироощущение и мировоззрение.

Язык художественной литературы экспрессивен, метафоричен и многопланов. В художественном дискурсе автор создаёт свой стиль – яркий и выразительный, для этого он использует все богатства языка, все возможности, которые предоставляет языковая система.

Неудивительно поэтому, что ЯИ нередко применяется в художественном стиле, ведь именно этот приём является одним из ярких средств выражения экспрессии и образности. С помощью ЯИ передаётся субъективная оценка автора произведения, ярко очерчиваются образы.

Как отмечено выше, ЯИ – это, прежде всего, карнавализация [Бахтин 1969], снижение серьёзности, высмеивание высокого и порой сакрального, это демократизация речи и поведения [Зеленин 2005, Вольская 2006, Санников 1999, Гридина 2002, Норман 1987]. Все это в большой степени свойственно современной художественной литературе и в целом дискурсу постмодерна, стиль которого многими исследователями признается игровым [Ильин 1996, Емелина 2010, Цурина 1992, Ермилова]. Игра как нетривиальное видение мира позволяет разрушать шаблонные модели восприятия и мышления. Постмодерну присущи пародийность, пастишизация, ироничность, игровой стиль. Под игрой нередко маскируется нечто важное, но не выраженное явно и открыто – автор хочет, чтобы мы сами нашли истину, разгадав его замысел (т.е. раскрыв «двойной код»).

Постмодернизм придает всему некий игровой контекст, вся жизнь становится лишь игровым действом. При этом грань между реальностью и искусством стирается, становится зыбкой и расплывчатой.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Чарычанская, Ирина Всеволодовна Языковые средства выражения коммуникативного намерения переводчика Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru Чарычанская, Ирина Всеволодовна Языковые средства выражения коммуникативного намерения переводчика : [Электронный ресурс] : Дис. . канд. филол. наук : 10.02.19. ­ Воронеж: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Филологические науки. Художественная литература ­­...»

«БУЗАДЖИ Дмитрий Михайлович «ОСТРАНЕНИЕ» В АСПЕКТЕ СОПОСТАВИТЕЛЬНОЙ СТИЛИСТИКИ И ЕГО ПЕРЕДАЧА В ПЕРЕВОДЕ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ) Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»

«ТКАЧЕНКО Антон Александрович СЦЕНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ДРАМАТИЧЕСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА УРОКАХ ЛИТЕРАТУРЫ В СТАРШИХ КЛАССАХ Специальность 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (литература) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель – доктор педагогических наук, профессор В.Ф.Чертов...»

«ДУБРОВСКАЯ Дина Андреевна ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРЕЦЕДЕНТНЫХ АНТРОПОНИМОВ-СЛЕНГИЗМОВ В ИНТЕРАКТИВНОМ ОНЛАЙН-СЛОВАРЕ URBAN DICTIONARY Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических...»

«Коротун Ольга Владимировна ОБРАЗ-КОНЦЕПТ «ВНЕШНИЙ ЧЕЛОВЕК» В РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА Специальность 10. 02. 01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – кандидат филологических наук, профессор М.П. Одинцова Омск 2002 Оглавление Введение..4 1. Глава Теоретические основы исследования образа-концепта «внешний человек» как фрагмента русской языковой картины мира..19 1.1....»

«Оганова Анна Артуровна Концепт ПРОФЕССИЯ в испанском и русском языковом сознании Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент И.А....»

«МИНЕМУЛЛИНА Анна Романовна ОЦЕНОЧНЫЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ В ЯЗЫКЕ СОВРЕМЕННЫХ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Сандакова М. В. Киров – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 4...»

«Машошина Виктория Сергеевна СПОСОБЫ ЯЗЫКОВОЙ ОБЪЕКТИВАЦИИ АБСТРАКТНЫХ КОНЦЕПТОВ В АМЕРИКАНСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (на материале романа Г. Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит») Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор...»

«Журавель Тамара Николаевна Этноязыковая ситуация в Усинской долине Красноярского края Специальность 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор О.В. Фельде Красноярск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....................»

«БЕМБЕЕВ Евгений Владимирович Лингвистическое описание памятника старокалмыцкой (ойратской) письменности: «Сказание о хождении в Тибетскую страну Малодербетовского Бааза-багши». Специальность: 10.02.02 – языки народов Российской Федерации (монгольские языки, калмыцкий язык) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор ПЮРБЕЕВ Г.Ц. Москва 200...»

«Токмакова Светлана Евгеньевна Эволюция языковых средств передачи оценки и эмоций (на материале литературной сказки XVIII-XXI веков) Специальность 10.02.01. – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, доцент Л.М. Кольцова Воронеж ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«ЗЫКОВА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА РОЛЬ КОНЦЕПТОСФЕРЫ КУЛЬТУРЫ В ФОРМИРОВАНИИ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ КАК КУЛЬТУРНО-ЯЗЫКОВЫХ ЗНАКОВ Специальность: 10.02.19 – Теория языка (филологические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант: доктор филологических наук, профессор В.Н. Телия Москва 201 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I. КОНЦЕПТОСФЕРА КУЛЬТУРЫ...»

«СИДОРОВА Елена Вячеславовна ПРИНЦИПЫ СОЗДАНИЯ МУЛЬТИМЕДИЙНОГО КОРПУСА С ПРАГМАТИЧЕСКОЙ РАЗМЕТКОЙ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ РЕЧИ И ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИ ИСКУССТВЕННОМ БИЛИНГВИЗМЕ (на материале русского и английского языков) Специальность 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание учёной степени кандидата...»

«Лукошус Оксана Геннадьевна ПРОБЛЕМА ВЫДЕЛЕНИЯ ИНВАРИАНТА В СЕМАНТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЕ МНОГОЗНАЧНЫХ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ С ОБЩИМ ЗНАЧЕНИЕМ «НАСТОЯЩИЙ» Специальность 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Сулейманова Ольга...»

«Якубович Илья Сергеевич Статус лувийского языка в многонациональной Анатолии бронзового века: опыт социолингвистической реконструкции 10.02.20 — Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Москва —   Оглавление Введение 0.1 Общая информация о лувийском языке 0.2 Предмет исследования 0.3 Цели и задачи исследования 0.4 Актуальность...»

«Холодова Дарья Дмитриевна ПРЕДИКАТЫ «БЕСПЕРСПЕКТИВНОГО ПРОТЕКАНИЯ»: СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Сулейманова Ольга Аркадьевна Москва...»

«ГАЛИМОВА ЛЕЙСАН ХАЙДАРОВНА Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира 10.02.02 – Языки народов Российской Федерации (татарский язык) 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических...»

«Рубец Мария Владимировна Восприятие и языковая картина мира (на материале китайского языка) Специальность 09.00.01 Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель Доктор философских наук Герасимова И.А. Москва 201 Оглавление Введение Глава 1. Культура как к о г н и т и в н ы й фактор (на п р и м е р е к и т а й с к о й культуры) 1.1....»

«ШАРАПКОВА АНАСТАСИЯ АНДРЕЕВНА ЭВОЛЮЦИЯ МИФА О КОРОЛЕ АРТУРЕ И ОСОБЕННОСТИ ЕГО ЯЗЫКОВОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ (XVXXI ВВ.) Специальность 10.02.04 германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Комова Т.А. Москва – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Часть I Миф о...»

«Ключников Илья Григорьевич ВЫЯВЛЕНИЕ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВО СВОЙСТВ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ПРОГРАММ МЕТОДАМИ СУПЕРКОМПИЛЯЦИИ 05.13.11 математическое и программное обеспечение вычислительных машин, комплексов и компьютерных сетей Диссертация на соискание учёной степени кандидата физико-математических наук Научный руководитель кандидат физико-математических наук Романенко С.А. Москва 2010 Оглавление Введение 1...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.