WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ЯЗЫКОВАЯ ИГРА КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ СЕМАНТИКИ И ПРАГМАТИКИ ДИСКУРСА (на материале текстов различных функциональных стилей) ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ им. Х.М. БЕРБЕКОВА»

На правах рукописи

Ковыляева Надежда Евгеньевна

ЯЗЫКОВАЯ ИГРА КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ



СЕМАНТИКИ И ПРАГМАТИКИ ДИСКУРСА

(на материале текстов различных функциональных стилей) Специальность 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель – доктор филологических наук профессор Геляева А.И.

Нальчик 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………4

ГЛАВА 1. ФИЛОСОФСКИЕ, КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ,

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЮДИЧЕСКОЙ ФУНКЦИИ ЯЗЫКА

1.1 Феномен языковой игры: аспекты изучения……………………………....14

1.2 Различные подходы к толкованию языковой игры………………….........19 Выводы по главе 1………………….………………………………….………29

ГЛАВА 2. ВОЗМОЖНОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ЛЮДИЧЕСКОЙ

ФУНКЦИИ ЕДИНИЦАМИ РАЗНЫХ УРОВНЕЙ ЯЗЫКА

2.1 Единицы фонетического уровня в людической функции………….……..32

2.2 Реализация языковой игры единицами морфологического уровня....…...36

2.3 Единицы словообразовательного уровня в игровом контексте…………..41

2.4 Языковая игра, выраженная единицами лексического уровня…………...47

2.5 Единицы синтаксического уровня в игровой функции…………………...53 Выводы по главе 2……………………………………………………………...55

ГЛАВА 3. ЯЗЫКОВАЯ ИГРА В ТЕКСТАХ РАЗЛИЧНЫХ

ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СТИЛЕЙ

3.1 Системное представление функций языковой игры в дискурсе…….……57

3.2 Языковая игра – приём выражения экспрессивности в художественном дискурсе…………………………………………………………………….…….60

3.3 Языковая игра как один из основных приёмов воздействия на адресата в публицистическом дискурсе……………………………………………………77

3.4 Языковая игра в разговорно-бытовом стиле речи и в Интернеткоммуникации (чат)………..…………………………………………….………82

3.5 Игровые элементы как показатель демократизации научного дискурса...92 Выводы по главе 3…………………………………………………………….113

ГЛАВА 4. СЕМАНТИЧЕСКАЯ И ПРАГМАТИЧЕСКАЯ ФУНКЦИИ

ЯЗЫКОВОЙ ИГРЫ

4.1 Прагматика текста. Роль языковой игры в формировании прагматического содержания дискурса.…………….…………………….…..119

4.2 Языковая игра как способ самовыражения Homo Ludens……….....…....125

4.3 Языковая игра как особое средство выражения экспрессивности …......131

4.4 Языковая игра как тип «выдвижения»…….……………………………...137 Выводы по главе 4

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………...…………………………………………………......143 БИБЛИОГРАФИЯ………………………...………………………………….151 СПИСОК СЛОВАРЕЙ И ЭНЦИКЛОПЕДИЙ

ИСТОЧНИКИ ………………………………………………………………...181 УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ……………………………………………..186

ВВЕДЕНИЕ

Как известно, проблема языковой игры (ЯИ) стала интересовать лингвистов, психологов и философов уже давно. В понятие «языковая игра»

в разное время вкладывалось неоднозначное содержание – от бытийного окружения человека, в которую включен он и вся его деятельность (философское определение), до простого каламбура, остроты, шутки, основанных на нарушениях правил языка [см., напр., Берн 2006, Витгенштейн 1994, Вольская 2006, Гегель 1988, Голев 1995, Гридина 1996, Добрицина 2004, Зеленин 2005, Земская 1969, Костомаров 1971, Матвеева 1987, Молчанова 2002, Норман 1987, Санников 1999, Фрейд 2006, Эпштейн 1988 и др.].

Эпоха постмодерна, в которой бытует современное общество, привнесла в ее определение свои коррективы. Под ЯИ стали понимать не просто шутку, а выражение свободы духа, поиск своего стиля, своего пути, отказ от традиционных стереотипов и «идолов» модернистского общества, от массовой культуры, репрезентацию собственного «я» 1996, [Ильин Скоропанова 2002, Норман 2006, Береговская 1999, Вельш 2004 и др.].





Теоретики постмодерна полагают, что в ЯИ выражается стремление человеческого духа освободиться от связывающих его правил, шаблонов, авторитетов прежней культуры, желание создать язык двух- или трехуровневой системы кодирования. ЯИ – прекрасное средство реализации иронии и самоиронии, благодаря игре авторский замысел находит свое наиболее полное и адекватное выражение [Земская 1983, Борботько 1996, Берн 2006, Болдарева 2002, Ильин 1996, Скоропанова 2002, Лихина 1997, Цурина 1994, Ермилова, Дженкс 1985 и др.].

Нет сомнения, что в различных типах дискурса авторы в той или иной степени используют элементы ЯИ. Это касается не только публицистики и беллетристики, но и науки. Безусловно, в научном дискурсе использование игровых элементов имеет свои особенности, так как существуют определенные законы жанра, определенная композиция и структура, нарушение которых приводит к отходу от тех стандартов, на которых зиждется научный стиль. Однако наука не может находиться в стороне от современного мироощущения, миропонимания. Поэтому научный дискурс сегодня характеризуется не только традиционно принятыми для данного стиля нормами, устойчивыми стереотипными чертами, но и «широким диапазоном возможных вариаций и отклонений от эталона данного стиля» и все больше приобретает «личную форму повествования» [Гергокаева 2008:

93]. В ткани научных произведений часто встречаются элементы, которые говорят об определенных метаморфозах. Как отмечают некоторые исследователи, «зачастую иностилевые элементы в научном дискурсе используются для выражения авторских оценок предмета речи и их качеств, что совершенно не свойственно научной речи» [Аликаева 2009: 169].

Следует отметить, что исследование такого сложного и многогранного явления, как ЯИ, в гуманитарной науке ведется в разных аспектах:

философском (С.Н.Бредихин; Л.Витгенштейн; Ф.Лиотар; Й.Хёйзинга и др.), культурологическом (М.М.Бахтин, В.Г. Костомаров, Г.Г. Молчанов, В.Г.

Борботько, И.В. Зеленин, К. С. Ахаминова и др.), психологическом (Э.Берн, Й. Хёйзинга, В.Г. Костомаров и др.) и собственно лингвистическом (Т.А.Гридина, В.З.Санников, Н.Н.Вольская, Е.А.Земская, Ю.Д.Апресян, Н.Д.

Арутюнова, Н.Н. Вольская, Е.М. Галкина-Федорук, Б.Ю. Норман, Г.Г.

Молчанова, Г.В. Матвеева и др.).

Нужно также отметить, что имеется достаточно большое количество работ, посвященных исследованию людической функции языка в отдельных стилях (О.Б. Адаева, И.Б. Александрова, Т.А. Букирева, Н.Н. Вольская, В.П.

Григорьев, А.И. Ефимов, Д.А. Завельская, В.П. Ковалёв, О.В. Лисоченко, В.Э. Морозов, Р.Ю. Намитокова и др.) без сравнительного анализа по отношению к другим функциональным стилям. Если же говорить об использовании ЯИ в научном дискурсе, то нужно подчеркнуть, что данная проблема в настоящей работе ставится впервые. Традиционно считается, что основными характеристиками научного стиля являются отсутствие эмоциональности, отвлеченность, однозначность, безличность, логичность изложения (Троянская 1979, Аликаев 1999, Десяева 2008, Крылова 1979, Кутина 1964 и др.), поэтому естественно допущение, что в нём нет места элементам ЯИ. Силой традиции объясняется и тот факт, что вопрос о репрезентации субъективного в научном дискурсе не относится к числу активно разрабатываемых [Гергокаева 2008]. Но время диктует новые правила построения научных произведений, формируется своеобразный научный дискурс, рамки которого не столь жёстки, поэтому авторское «я», которое ощущается в художественном, публицистическом и разговорном стилях, начинает проявлять себя и в научном стиле, запрет на его манифестацию постепенно снимается [см., например: Адаева 2013, Аликаева 2009, Архипова 2002, Болдырева 2001, Гергокаева 2008, Гуреев 2004, Кашкин 2001, Кажарова 2006 и др.]. В научном дискурсе, как и в любом другом типе текста, автор представляет результаты своей деятельности, своего отношения к предмету анализа. Не вызывает сомнения тот факт, что «авторское отношение» принимает в различных типах дискурса многообразные формы, в том числе и игровые. Между тем, способы и приёмы экспликации авторского отношения в текстах различного стиля, жанра и типа в аспекте определения степени его проявления не были предметом специального монографического исследования.

Итак, несмотря на огромный интерес к людической функции языка в указанных областях знания, в лингвистике нет работ, посвященных определению того, какому стилю речи в большей степени присуще использование ЯИ. Стили по количеству и «качеству» (т.е. разнообразию, эмоциональной и содержательной насыщенности, по формальному выражению и т.д.) использованных в них примеров ЯИ не сопоставлялись друг с другом.

Таким образом, необходимость выявления и описания разноуровневых средств языка и приёмов, используемых для создания эффекта ЯИ в художественном, публицистическом, разговорно-бытовом и научном стилях, а также определение степени их представления в указанных стилистических пластах обусловливают актуальность данного исследования.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нём впервые осуществляется комплексный анализ языковых средств и приёмов, используемых для экспликации языковой эксцентрики в дискурсе разной функциональной направленности; определяются способы, приёмы, степень реализации, а также функции ЯИ в различных функциональных типах текстов; выявляются факторы, обусловливающие различную степень экспликации ЯИ в художественном, публицистическом, разговорно-бытовом и научном стилях речи; определяется роль данного лингвистического феномена в формировании прагматики и семантики дискурса. В данной работе впервые вводится понятие «дискурсивная языковая игра», основной характеристикой которого считается достижение игрового эффекта использованием контраста стилей в дискурсе. Кроме того, в настоящей работе впервые в лингвистике научный дискурс рассматривается в плане определения в нём элементов ЯИ и их функций.

Объектом исследования является язык, рассматриваемый в его людической функции, то есть те средства языковой системы, которые могут быть использованы в качестве базы для создания «людизмов» – особых морфем, словоформ, словосочетаний, предложений или текстов, реализующих людическую функцию языка.

Предметом исследования являются способы и средства языковой репрезентации различных моделей игрового, сознательного нарушения языковых и/или коммуникативных правил, которые вследствие особой формальной и содержательной маркированности воспринимаются реципиентом не как ошибки, нарушения, а как особые смыслонесущие единицы.

В основу диссертационного исследования положена следующая гипотеза:

Языковая игра является важным элементом антропоцентрической парадигмы мышления культуры постмодерна, продуктом лингвокреативной деятельности особого типа языковой личности – Homo Ludens, который использует «людизмы» в текстах разной функциональной отнесенности с разной степенью частоты и в определенных прагматических целях; она играет особую роль в формировании прагматики и семантики дискурса, влияет на коммуникативное поведение общающихся и способствует соответствующему адекватному толкованию заданных языковых единиц.

Цель данной работы состоит в выявлении разноуровневых единиц, а также приёмов, используемых для реализации людической функции языка, определении степени проявления «людизмов» в различных стилях речи, описании их функций в формировании прагматики и семантики текста.

В соответствии с поставленной целью предполагается решение следующих задач:

1) на основе критического анализа существующих дефиниций выведение собственного определения понятия «языковая игра»;

2) установление функций ЯИ в различных функциональных стилях;

3) определение разноуровневых средств языка, а также приёмов, используемых для реализации людической функции в различных функциональных стилях;

4) определение степени реализации ЯИ в текстах разной функциональной отнесенности;

6) проведение сравнительного качественно-количественного анализа игровых элементов и выявление форм реализации языковой эксцентрики в различных стилях речи;

7) описание Homo Ludens как особого типа языковой личности, использующего «людизмы» в своей речевой деятельности;

8) выявление роли языковой игры в формировании прагматики дискурса;

9) описание языковой эксцентрики как средства выражения экспрессивности дискурса.

Комплексный подход к изучению такого сложного феномена, как ЯИ, осуществлялся на основе применения следующих методов и приёмов исследования: общенаучных (анализ, синтез, классификация, дедукция, индукция), общефилологических (компонентный анализ, аналитикоописательный метод, контекстуальный, дистрибутивный и дискурсивный анализы), эмпирических (опрос, непосредственное наблюдение за речью информантов), а также статистического анализа.

Методологическую и теоретическую базу данного исследования составили труды отечественных и зарубежных лингвистов, философов, психологов, культурологов, таких, как О.А. Аксенова, Р. С. Аликаев, М.Р.Аликаева, Ю.Д.Апресян, И.В. Арнольд, Н.Д. Арутюнова, М.М. Бахтин, С.К. Башиева, Э. Бенвенист, Э.М. Береговская, И.Е. Берлянд, Э.Берн, З.Х.

Бижева, А.А. Болдырева, В.Г. Борботько, С.Н. Бредихин, В.Вельш, Т.И.

Вендина, Л.Витгенштейн, Н.Н.Вольская, З.М. Габуниа, Е.М. ГалкинаФедорук, А.И. Геляева, Д.Д. Гергокаева, Т.А.Гридина, Е.А.Земская, В.Г.

Костомаров, В.А. Маслова, Г.В. Матвеева, Г.Г. Молчанова, В.Э. Морозов, Б.Ю. Норман, В. В.Одинцов, В.З.Санников, И.А. Скоропанова, Й.Хёйзинга, Л.В. Щерба, Г.Е. Щербань, М.Н. Эпштейн, W. Sobkowiak, D.Crystal и др.

Эмпирической базой исследования послужили тексты художественных и научных произведений отечественных авторов, теле- и радиопередачи, блоги, форумы, соцсети («Кривое зеркало», «Хорошие шутки», «Новости НТВ», «Аншлаг», «Уральские пельмени», «Смеяться разрешается», «Юмор FM», «Новости», «Пусть говорят», «BabyBlog.ru» и др.), газеты и журналы («Аргументы и Факты», «Московский комсомолец», «Тёщин язык», «Вокруг смеха», «Жизнь», «SMS-приколы», «Караван историй», «Кроссворды и сканворды» и др.), а также непосредственные наблюдения автора за речью носителей русского языка.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что оно вносит определенный вклад в изучение людической функции языка, уточняя и дополняя некоторые вопросы её реализации в текстах разной функциональной отнесенности с использованием разноуровневых языковых средств, а также приёмов; в нём определяются факторы, обусловливающие степень выражения и цели использования языковой эксцентрики в текстах разной функциональной направленности, рассматривается роль ЯИ в формировании прагматического содержания текста, делаются выводы о причинах распространенности данного феномена на страницах современных произведений.

Практическая ценность работы определяется возможностью использования полученных результатов в лекционных курсах и спецкурсах по теории языка, лингвокультурологии, психолингвистике, межкультурной коммуникации, а также литературоведению и культурологии.

На защиту выносятся следующие положения:

ЯИ – это одна из форм семиотической лингвокреативной 1.

деятельности особого типа языковой личности (Homo Ludens), проявляющаяся в намеренно нестандартном использовании языковых средств, сознательном нарушении лингвистических и/или коммуникативных норм, нацеленная на соответствующую ответную реакцию со стороны адресата, основными отличительными чертами которой являются:

намеренность допущения ошибки с определенной прагматической целью, использование языковых единиц в необычной форме и в необычном контексте, получение эстетического удовольствия от факта виртуозного владения языком и от собственно языковых форм, возникающих в процессе игры.

ЯИ реализуется с помощью различных языковых средств:

2.

фонетических, морфологических, словообразовательных, лексикологических, синтаксических, степень представленности которых в тексте зависит от типа речи (устный, письменный), стиля (художественный, публицистический, разговорно-бытовой, научный), а также содержательных особенностей дискурса и индивидуально-личностных характеристик автора. Самыми продуктивными для реализации людической функции языка являются единицы лексического уровня, непродуктивными – единицы синтаксического.

Языковая эксцентрика проявляется в таких функциональных 3.

стилях, как художественный, публицистический, разговорно-бытовой (а также Интернет-коммуникации) и научный, и выполняет в них множество функций (функция развлечения, иронии, шутки, маскировки, функция разрушения шаблонных моделей восприятия, языкотворческая функция, функция эстетического воздействия и др.).

Степень реализации ЯИ в функциональных стилях разная:

4.

наибольшей частотностью использования ЯИ отличается публицистика (на 12 печатных листах встречается в среднем 127 примеров ЯИ), реже языковая эксцентрика используется в художественном дискурсе (в среднем 85 примеров). В разговорном стиле речи и в Интернет-коммуникации (чат) ЯИ употребляется не слишком часто по причине недостатка времени на обдумывание реплик. Главная функция ЯИ здесь– это развлечение и снижение серьёзности. Использование элементов ЯИ в научном стиле речи – нечастое явление (в среднем 17 примеров) и полностью зависит от индивидуально-личностных характеристик автора дискурса, который данным приёмом пытается донести до читателя свое отношение к излагаемому, например, сомнение в правильности каких-либо доводов.

ЯИ – важная семантико-прагматическая категория, реализующая 5.

коммуникативные и экспрессивные интенции Homo Ludens, его стремление отказаться от традиционных массовых стереотипов, поиск индивидуального стиля.

ЯИ является особым типом «выдвижения», т.к. позволяет 6.

задерживать внимание на определенных участках текста, тем самым усиливая их значимость в целом.

Причиной распространенности ЯИ в современном дискурсе 7.

является влияние эстетики постмодерна, разрушающей прежние представления о природе вещей и провозглашающей творческую свободу самовыражения, а также актуализация антропоцентрической парадигмы мышления, ставящей в центр Человека как созидателя, творца.

Диссертационная работа получила апробацию в теоретическом и практическом направлении. Основные положения работы, а также проблематика, связанная с темой диссертации, были обсуждены на заседаниях кафедры русского языка и общего языкознания Института филологии ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова», представлены на Международных научнопрактических конференциях: «Перспектива – 2008», «Перспектива – 2009», «Перспектива – 2011», «Перспектива – 2012» (г. Нальчик, 2008, 2009, 2011, 2012 гг.), «Проблемы и перспективы современных наук» (г. Екатеринбург, 2011 г.), «Язык, культура, этикет в современном полиэтническом пространстве» (г. Нальчик, 2011 г.), «Научная дискуссия: вопросы филологии, искусствоведения и культуры» (г. Москва, 2012 г.), «Гуманитарные науки и современность» (г. Москва, 2014 г.). По материалам исследования опубликовано 10 научных статей, три из которых – в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК МОН РФ для публикации результатов диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии, списка словарей и энциклопедий и источников.

ГЛАВА 1. ФИЛОСОФСКИЕ, КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ,

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

Загрузка...

ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЮДИЧЕСКОЙ ФУНКЦИИ ЯЗЫКА

1.1 Феномен языковой игры: аспекты изучения Интерес лингвистов к такой проблеме, как людическая функция языка, вполне обоснован, поскольку ЯИ относится к числу наиболее ярких приёмов, придающих речи выразительность и необычность. Именно благодаря этому она широко используется как в речи, так и на страницах произведений художественного, публицистического стилей не только ради забавы, но и как средство глубокого эстетического воздействия.

В философской, лингвокультурологической и психолингвистической литературе отмечаются различные характеристики ЯИ. Так, В.Е. Хализев пишет, что «игра – это… деятельность непродуктивная, не имеющая результатов, содержащая цель в себе самой. В ней выражается избыток сил и веселость духа. Для игры характерна атмосфера легкости, неозабоченности, беспечности» [Хализев URL:http:// http://lib.rus.ec/b/213084/read]. Вероятно, эти ощущения упоения и самозабвения от игры, которые, как правило, доводится испытать в детстве, являются самыми яркими и насыщенными воспоминаниями о юных годах, ведь, как отмечает Й.Хёйзинга: «Это действие, протекающее в определенных рамках места, времени и смысла, в обозримом порядке, по добровольно принятым правилам и вне сферы материальной пользы или необходимости. Настроение игры есть отрешенность и восторг – священный или просто праздничный, смотря по тому, является ли игра сакральным действием или забавой. Само действие сопровождается чувствами подъема и напряжения и несёт с собой радость и разрядку» [Хёйзинга 1992:152]. По мнению философа, вся человеческая культура возникла из игры: «Дух, формирующий язык, всякий раз перепрыгивает играючи с уровня материального на уровень мысли. За каждым выражением абстрактного понятия прячется образ, метафора, а в каждой метафоре скрыта игра слов. Так человечество все снова и снова творит свое выражение бытия, рядом с миром природы – свой второй, измышленный мир» [там же: 17].

При упоминании понятия «игра» (будь то даже «языковая игра»), в сознании человека возникают ассоциации с чем-то несерьёзным, шуточным, призванным развлечь и – ничего более. Но это далеко не так. По мнению некоторых исследователей, «языковую игру можно рассматривать как реализацию поэтической функции языка. Играя, говорящий большое внимание обращает на форму речи, а устремленность на сообщение как таковое и есть характернейшая черта поэтической функции языка. Игровая функция языка – это один из видов поэтической функции» [Земская, Китайгородская Языковая эксцентрика «может 1983:172-173].

использоваться и как реализация эмотивной (экспрессивной) функции языка, … может выступать как средство «смягчения» речи, … может служить для более точной передачи мысли, для образной и выразительной передачи сообщения. И наконец, языковая игра может иметь изобразительный характер – служить для имитации человека, чьи слова передаёт говорящий, или для наглядного изображения ситуации говорения» [там же: 174 – 175].

Австрийский философ Людвиг Витгенштейн, который ввёл в употребление термин «языковая игра», считает её формой самой жизни. ЯИ в понимании мыслителя – это не шутка и не развлечение, не особый лингвистический приём. Весь язык, вся жизнь – это ЯИ. Любая речевая деятельность (мысли о предмете, говорение о предмете и т.д.) – это языковая игра. С.Н. Бредихин отмечает, что, «размышляя над «тайной» речевых значений, Л.Витгенштейн пришел к выводу: постоянно стоит задумываться над тем, при каких обстоятельствах мы научились применять то или иное слово, выражение, как учат фразам детей и как они их усваивают на деле»

[Бредихин 2003: 18-19]. Таким образом, языковые игры Витгенштейна можно понимать как образец работы языка, языка не в статике, а в действии, в динамике: «Языковые игры мыслятся как компоненты деятельности или формы жизни, притом не менее многообразные, чем сами жизненные практики» [там же: 26]. Все, что делает Человек – это образец языковой игры.

Вся человеческая жизнь, таким образом, совокупность языковых игр. В «Философских исследованиях» Л.Витгенштейн пишет: «Бесконечно разнообразны виды употребления всего того, что мы называем «знаками», «словами», «предложениями». И эта множественность не представляет собой чего-то устойчивого, наоборот, возникают новые типы языков, или, можно сказать, новые языковые игры, а старые устаревают и забываются»

[Витгенштейн 1994: 90]. «Языковой игрой я буду называть также единое целое: язык и действия, с которыми он сплетен» [Витгенштейн 1985: 79].

В энциклопедии «История философии» ЯИ рассматривается как «практически исчерпывающая форма бытия языка в условиях отказа культуры от жёстких дискурсов легитимации» [История философии 2002:

1344]. Культуру постмодерна в целом многие исследователи сравнивают с игрой: «Говорить – значит, бороться, в смысле играть. Этим не обязательно подразумевается, что играют для того, чтобы выиграть. Можно сделать ход из удовольствия его изобретения: что иное заложено в работе разговорной речи и литературы по выведению языка из состояния покоя? Постоянное изобретение фразеологизмов, слов и значений … доставляет большое наслаждение. Но, несомненно, это удовольствие не свободно от ощущения победы, вырванной, по крайней мере, у одного, но грозного соперника – общепринятого языка, его устоявшихся коннотаций. Социальные связи состоят из языковых «ходов». Языковые игры являются минимальными отношениями для существования общества» [там же: 1344-1345]. Еще великий немецкий философ Г.Гегель отмечал, что все человеческое искусство есть игра [Гегель 1988]. М. Эпштейн также называл лирику, поэзию игрой в сфере слова [Эпштейн 1988: 286], а сам человек, говорил он, есть «всего лишь игрушка» [там же: 278].

Безусловно, философы правы: в основном через язык происходит познание мира, благодаря языку мы можем ориентироваться в реальности, считая, что знаем объективную сущность вещей, тогда как на деле знаем лишь их языковые обозначения. Нельзя не вспомнить в связи с этим гипотезу лингвистической относительности Сепира-Уорфа, в соответствии с которой наше восприятие мира практически полностью зависит от нашего знания языка. Многие философы-идеалисты также провозглашают первичность слова (некоей идеальной субстанции) над природой (т.е. материей). Однако данное понимание является слишком широким для лингвиста и не дает определенности в толковании языкового феномена.

В целом, на наш взгляд, столь сложное и разностороннее понятие, как людическая функция языка, не следует сводить к простой шалости, к забаве, но не следует впадать и в другую крайность – придавать термину метафизический смысл, представляя весь мир как совокупность языковых игр.

Психологи считают, что ЯИ «строится на отклонении от стереотипов при осознании незыблемости этих стереотипов» [Горелов, Седов 1997:138].

Можно сказать, что человек, зная о существовании определенных стандартов, канонов, все же идет на их нарушение. Для чего? Для того чтобы утвердиться в мысли, что именно Он, человек, является творцом языка (жизни), а не язык (жизнь) диктует ему правила поведения. Это освобождение от давления власти, своего рода дерзость, вызов, пусть даже и неосознанный. Умение преодолеть стандарт (т.е. некую силу) вызывает радость, поднимает самооценку, утверждает во мнении о собственных возможностях. ЯИ – это конструктивное средство борьбы, не относящееся к формам девиантного поведения и не наносящее вред ни окружающим, ни самому говорящему. Также игра – это протест против обыденности и привычности, это радость творчества и новизны, это психологическая разрядка, позволяющая отрешиться от рутины повседневности.

Необходимо отметить, что толкование ЯИ, помимо философского и психологического, имеет и культурологическое основание. Так, А.В. Зеленин отмечает, что подобные игровые переделки языка – это «приём карнавализации, переиначивания, «снижения» (и тем самым «принижения»), осмеяния высоких принципов, понятий, идей» [Зеленин 2005:90], это смешение сакрального и «нечистого», значительного и малого, черного и белого. «Этот механизм, – подчеркивает автор статьи, – был глубоко и всесторонне проанализирован М. М.Бахтиным в книге «Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья» [там же: 90], где карнавал, маскарад рассматриваются в качестве своеобразного горнила, в котором, благодаря смешению разнообразного и непохожего материала, рождаются новые формы, новые краски, новые идеи; более того, именно благодаря этому хаосу противоречий и могут появиться новые идеи, может быть преодолено любое противоречие. Многие исследователи отмечают, что карнавализация жизни неизбежно ведет к изменениям в языке: «Переломный, кризисный момент в жизни российского общества тут же был отражен языком. Карнавализация окружающей действительности стимулировала карнавализацию языка. Персонаж карнавала, по Бахтину, несёт одновременно идею и развенчание ее: карнавализованное сознание карнавализирует язык» [цит. по: Морозов 2006: 51].

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что культура и социологические факторы («кризисные моменты») непосредственным образом влияют на язык, способствуют появлению новых языковых новообразований (слов, словосочетаний и т.д.), многие из которых являются ЯИ.

Необходимо также подчеркнуть, что культура и в некоторой степени идеология налагают ограничения на употребление определенных слов, словосочетаний, выводят их за пределы коммуникации. Как говорит Б. Ю.

Норман, «какие-то части лексикона просто изымаются из употребления.

Делается вид, что соответствующих предметов не существует» [Норман 2006: 224]. Язык же находит окольные пути для обозначения подобных «предметов», использует все доступные ему средства для описания запретного, изощряясь в образности и метафоричности. На помощь приходит и ЯИ, которой (так как она несерьёзна, что сразу отмечается говорящим и слушающим) позволительно затрагивать и недозволенные темы

– ведь невозможно слишком строго относится к шутке. Чаще всего для таких целей используется эвфемизм (который нередко является ЯИ), а также многие другие виды людизмов.

1.2 Различные подходы к толкованию языковой игры Что же, в сущности, представляет собой языковая игра? Язык с игрой сравнивал еще родоначальник структурной лингвистики Ф.де Соссюр. Он говорил, что язык подобен игре в шахматы, т.к. и для шахмат, и для языка характерны определенные правила (Гераклит же, например, уподоблял Вселенную, космос партии шашек, которую боги, по своей прихоти, разыгрывают вместе с ничего не ведающим и неопытным младенцем). По мнению Н.Н. Вольской, языковая игра «имеет в своей основе любое нарушение правил употребления языковой или текстовой единицы»

[Вольская 2006:30].Также она считает, что «использование принципов языковой игры способно выявить самые сложные стороны авторского я» [там же: 30] Как отмечает В.З.Санников, «всякое намеренно необычное использование языка (например, для создания художественного эффекта) – это языковая игра» [Санников 2005: 3]. ЯИ – «это обычно языковая неправильность (или неточность), намеренно допущенная говорящим и именно так понимаемая слушающим» [Санников 1999: 26]. «К языковой игре относят те языковые факты, в которых проявляется свободное отношение к форме речи, обусловленное эстетическим заданием … Языковая игра чаще всего основана на балагурстве – явлении народной смеховой культуры, когда комический эффект вызывает всё необычное, перевёрнутое. Диапазон явлений языковой игры широк: выразиться необычно, развлечь окружающих, вызвать улыбку, создать шутливое настроение» [Грязнова 2014: 191].

Многие исследователи отмечают творческое начало в феномене ЯИ.

Таково, например, мнение Т.А.Гридиной: «При осознанном нарушении языкового канона мы имеем дело с ЯИ как особой формой лингвокреативной деятельности, отражающей стремление говорящего к обнаружению собственной компетенции в реализации языковых возможностей – при понимании условности совершаемых речевых ходов, но в то же время рассчитанных на «опознание» реципиентом негласно принятых правил (игрового кода) общения… Будучи особой формой лингвокреативного мышления, имеющего ассоциативную природу, ЯИ всегда нацелена на использование лингвистических приёмов, подчеркивающих парадокс между стандартной формой и/или значением знака (а также принятым алгоритмом его образования и использования) и новой ассоциативной обработкой того или иного вида языкового знания» [Гридина 2002: 26]. «Креативность языкового сознания … ярче всего демонстрирует явление языковой игры»,

– отмечает В.М. Грязнова [Грязнова 2014: 191]. «ЯИ есть сознательный языковой эксперимент (сознательно допущенная языковая неправильность), опирающийся на неканоническое использование языковых средств с целью создания остроумных высказываний. Создавая игровые высказывания, говорящий апеллирует к интеллектуальному опыту и способностям слушающего» [Гридина 1996: 37]. Лингвист делает вывод, что ЯИ – это явление, отклоняющееся от языковой нормы: «Языковая игра порождает иные, чем в языке и норме, средства выражения определенного содержания или объективирует новое содержание при сохранении или изменении старой формы» [там же: 7]. По справедливому замечанию Б.Ю. Нормана, «языковая игра… – это объемный, сложный, многоплановый феномен. Высвобождая творческий потенциал носителя языка, языковая игра приносит ему эстетическое удовлетворение и одновременно дает выход его разрушительным и созидательным инстинктам. Кроме того, языковая игра предоставляет говорящему эффективную возможность отрегулировать отношения с собеседником и продемонстрировать всем степень своей творческой свободы» [Норман 2006: 248].

Как отмечает В.И. Шаховский, «совершенно ясно, что языковая игра не является злокачественным нарушением языковых и речевых норм. Она – результат их оригинального, нестандартного варьирования на базе креативной компетенции коммуникантов в определенном эмотивном дискурсе» [Шаховский 2008: 367].

Ю.Д. Апресян подчеркивает, что в стилистических целях можно «совершить насилие практически над любым правилом языка, каким бы строгим оно ни было» [Апресян 1990: 54]. Подобные трансформации, считает лингвист, можно назвать экспериментом над языком – они разрушают существующие стереотипы и, с другой стороны, позволяют узнать о языковом знаке что-то новое.

Н.Д. Арутюнова считает, что людическая функция языка призвана не просто веселить и удивлять, но, прежде всего, указывать на те возможности, которые заложены в языке и могут быть использованы его носителями. Под ЯИ она понимает «последовательность действия отклонений от нормы, которая берет свое начало в области восприятия мира, поставляющего данные для коммуникации, проходит через сферу общения, отлагается в лексической, словообразовательной и синтаксической семантике и завершается в словесном творчестве» [Арутюнова 1987: 8]. Рассматривая игру в этом ракурсе, она, подобно Ю.Д. Апресяну, называет её экспериментом, т.к. и игра, и эксперимент нацелены на поиск нового и, быть может, неожиданного, непредсказуемого: «Удачный эксперимент указывает на скрытые резервы языка, неудачный – на их пределы» [там же: 6].

В.З. Санников говорит, что для восприятия и понимания ЯИ необходимо, чтобы слушающий понимал, что так сказано специально, осознанно, иначе произойдет оценка высказывания как ошибки. ЯИ в большинстве случаев – это небольшие, но осознаваемые отклонения от нормы или даже просто некоторая необычность в употреблении тех или иных форм, значений [Санников 1999: 20-23]. «ЯИ – это некоторая языковая неправильность (или необычность) и, что очень важно, неправильность, осознаваемая говорящим (пишущим) и намеренно допускаемая. При этом слушающий (читающий) также должен понимать, что это «нарочно так сказано», иначе он оценит соответствующее выражение просто как неправильность или неточность. Только намеренная неправильность вызовет не досаду и недоумение, а желание поддержать игру и попытаться вскрыть глубинное намерение автора, эту игру предложившего» [там же: 23]. Игра с языком – это «уже проведённый (и успешный!) лингвистический эксперимент» [там же: 36]. Языковая игра обогащает язык, ведь именно в «языковой игре, как и в поэзии, язык доходит до своих крайних пределов, более того, постоянно выходит за эти пределы, пытается их раздвинуть» [там же: 37], поэтому относиться с пренебрежением к этому феномену недопустимо – в нём выявляются все возможности языка, все его «силы». К тому же посредством ЯИ человек делает все страшное и малознакомое, т.е.

психологически некомфортное простым и смешным, понятным. Это становится особенно актуальным в последнее время, когда не только рекламный текст, но и обыденная речь, публицистика и художественный дискурс изобилуют необычными, «нерусскими», пугающими своей «незнакомостью» и серьёзностью словами и выражениями. Сознание ищет пути выхода из затруднительного положения и находит его в языковой игре.

Так, ироничное слово «гнус» – это интерпретация компьютерного термина GNU C (компиляторы для различных языков программирования), которое ничего не говорит обывателю (понятно лишь, что как-то связано с компьютерами), но только вызывает недоумение. Преломление слова через ЯИ делает его более демократичным и доступным, понятным и менее отталкивающим. Человек бессознательно ищет выход из затруднительных положений и поэтому обращается к юмору (в данном случае – к языковой игре) как к источнику, в котором черпает силы.

Исследователи отмечают, что «среди назначений идеи игры –… доведение до сознания читателей необычного многообразия инструментов языка (типов слов, предложений и др.) и способов их применения, что должно расшатать укорененное в сознании представление о том, что язык всегда работает одинаково и служит одной и той же цели» [Бредихин 2003:5].

Действительно, именно ЯИ позволяет экспериментировать с ресурсами, которые предоставляет язык, причем, экспериментировать творчески, не боясь запретов и норм. «За нарушением стандартов речевого общения скрываются дополнительные цели говорящего, и читатель испытывает радость того, что он эти цели разгадывает» [Норман 2006: 180].

Э.Берн, занимающийся исследованием феномена игры как таковой, считает, что игра – это способ упорядочивания бытия человека. «Игра – это повторяющаяся раз за разом цепочка похожих друг на друга трансакций, которые внешне выглядят достаточно естественно, но содержат неявную мотивировку» [Берн 2006: 62].

Т.А. Гридина в своей работе «Языковая игра: стереотип и творчество»

отмечает, что ЯИ строится на сознательном использовании отклоняющихся от правил явлений, на ниспровержении стандартов, приёме «переключения стереотипа восприятия» [Гридина 1996:12]. Парадоксальность, которая возникает при употреблении языкового знака в игровом контексте, выявляет новые грани его значения, расширяет сферу его функционирования.

По мнению Л.В.Лисоченко и О.В.Лисоченко, «языковая игра в силу особенностей русского менталитета всегда имела место в русской речи, в публицистическом и художественном стилях, в языке отдельных писателей, в речи героев их произведений» [Лисоченко, Лисоченко URL:http:// teneta.rinet.ru/rus/le/lisochenko_jaee.html]. Авторами отмечается то, что ЯИ – это «особый вид речетворческой семиотической деятельности. Как и всякая игра, ЯИ осуществляется по правилам, к которым относится: 1) наличие участников игры – производителя и получателя речи; 2) наличие игрового материала – языковых средств, используемых производителем и воспринимаемых получателем речи; 3) наличие условий игры; 4) знакомство участников с условиями игры; 5) поведение участников, соответствующее условиям и правилам игры…» [там же].

Широко бытует мнение, что ЯИ – это особый род комического.

Действительно, нередко она вызывает смех и создаёт шутливое настроение.

Но создание комического эффекта – не единственное, к чему призвана ЯИ.

Она может использоваться и как реализация экспрессивной функции языка, может выступать как средство смягчения речи, снятия напряжения.

ЯИ устраняет серьёзность тона и используется тогда, когда говорящий не хочет быть скучным и однообразным, желает придать общению непринужденный характер или просто выразиться необычно, чтобы привлечь внимание собеседника. Она служит для более тонкой передачи мысли, для образной и выразительной трактовки информации. «Языковая игра (в максимально широком понимании термина) – это нетрадиционное, неканоническое использование языка, это творчество в языке, это ориентация на скрытые эстетические возможности языкового знака» [Норман 1987: 168].

«Языковая игра активизирует внимание носителей языка к языковой форме, к ее структурным элементам» [Голев 1995: 41], выдвигает подобные «элементы» на первый план; они нарочно ставятся в центр – автор добивается именно того, чтобы на них обратили внимание.

Теоретики постмодернизма отмечают, что смысл постмодернистского искусства «как особого рода представления заключается в вовлечении и автора и воспринимающего в игровую ситуацию, в длящийся процесс рассеивания смысла, ситуацию, отдаляющую от смысловой определенности.

Постмодернистский проект на уровне замысла представлял собой метафорическое облако, состоящее из намеков, аллюзий, ссылок, прямых цитат, или сложную систему кодов, создаваемую ради ироничного высказывания» 2004 [Добрицына URL:

http://fege.narod.ru/librarium/dobricina/dobricina3.htm ]. По сути, ЯИ нередко и создаёт различные намеки, аллюзии, с ее помощью можно выстроить особую систему кодирования, поэтому нельзя не согласиться, что языковая эксцентрика – важный элемент искусства постмодерна.

Таким образом, мы видим, что сфера ЯИ – это не только сфера развлечения, шутки (как может показаться на первый взгляд). ЯИ – это вид творчества, это показатель освобождения сознания от стереотипов, показатель того, что культура переживает эпоху, которая не боится карнавализации и иронии. ЯИ – это способ придания выразительности и необычности сообщаемым фактам.

Языковая игра характеризуется как особое языковое и бытийное пространство, она помогает строить свой неповторимый мир, выражать чувства и эмоции, причем, не прямо, а имплицитно, намеками. ЯИ используется не просто ради «красного словца», а для ведения глубокой беседы с читателем, для создания особого, доверительного тона.

Однако, на наш взгляд, необходимо определить круг явлений, входящих в понятие «языковая игра», поскольку существует множество средств, которые придают речи и необычность, и выразительность, помимо явления, исследуемого в настоящей работе. Необходимо также подчеркнуть, что грань между логической и чисто лингвистической нормой порой настолько тонка, что требуется очень вдумчивый и обстоятельный анализ для их разграничения (что не всегда возможно). Нельзя однозначно утверждать, что нарушение норм логики не предполагает (или предполагает) нарушение норм лингвистики. Здесь, на наш взгляд, веским аргументом должен стать формальный признак – по наличию или отсутствию «игры» с формой (внешней, внутренней) и будут выделяться случаи реализации людической функции языка, т.е. отклонения именно от языковых норм.

В этой связи следует отметить, что художественный текст (в подавляющем большинстве случаев) является экспрессивным, воздействует на читателя, вызывает у него определенные эмоции. Но это не значит, что данный текст построен лишь на основе ЯИ. Если подходить строго, в тексте порой не найти ни одного приёма, основанного на применении людической функции языка. Художественное творчество в целом мы не будем отождествлять с ЯИ – здесь уже налицо не «игра» с языком, а тонкая, ювелирная с ним работа, хотя многие исследователи, возможно, следуя логике Л.Витгенштейна, называют такое творчество типичным примером ЯИ. Но, на наш взгляд, это размывает (как и в случае, когда под ЯИ понималась вся реальная действительность) границы понятия, затрудняет его квалификацию и вносит некоторую путаницу. Для иллюстрации этого положения рассмотрим следующие примеры:

Я что-то часто замечаю,/ к чьему-то, видно, торжеству,/что я рассыпанно мечтаю,/что я растрепанно живу./ Среди совсем нестрашных с виду/ полужеланий, получувств/ щемит: неужто я не выйду,/ неужто я не получусь?/ Меня тревожит встреч напрасность,/что и ни сердцу, ни уму,/ и та не праздничность, а праздность,/ в моем гостящая дому [Евтушенко1989:34];

Давайте поплачем по плачам,/ По плакальщицам на Руси [там же:17];

Страх гласности –/ еще от крепостничества,/ где главный мозг –/ под палкой мозг спинной,/ и от замены/царского величества/ чуть не на «Ваше социалистичество…»[там же: с.23];

Как они до удивления бойки – / Перестройщики перестройки! [там же:

24];

Это их магазины,/ где ты приодеться не пробуй,/где не платья – проклятья,/ не обувь, а гробувь [там же: 42];

Но поддельное Прошлое не любит,/ когда в него входит/ настоящее Настоящее [там же: 73];

Поэт – издалека заводит речь./ Поэта – далеко заводит речь [Цветаева 1984:70];

Так писем не ждут,/ Так ждут письма [там же: 69].

Здесь мы отчетливо видим приёмы, основанные на ЯИ, они умело вплетены в структуру произведений и придают им экспрессивность. Но нельзя согласиться, что в целом эти стихотворения являют собой ЯИ, скорее, это иной вид творчества. Эти примеры также показывают, что ЯИ призвана не только развлекать, забавлять – она может удивлять, ошеломлять, служить средством эстетического воздействия на читателя, слушателя (т.е. может восхищать красотой, изящностью и лаконичностью формы, а также собственно смысловым наполнением). В этих примерах налицо «игровые»

атрибуты: намеренное, сознательное использование языковой единицы в необычной форме или в необычном контексте, «ломка» стереотипных представлений и экспрессивность. Без этого не обходится ни один приём ЯИ, на основе этих характеристик и происходит выделение ЯИ из массы художественных средств.

В целом мы можем сделать вывод, что ЯИ – это одно из интереснейших явлений в лингвистике, благодаря «игре» с формой и значением можно выявить скрытые потенции языка. ЯИ дает человеку возможность саморепрезентации, она придает мысли свежесть, а языковой форме – сжатость, лаконичность и необычайную меткость. Под «игровую»

маску можно спрятать чересчур серьёзный или даже оскорбительный смысл

– тогда эти смыслы предстанут в ином виде, их воздействующая сила на адресата будет намного выше.

Таким образом, нельзя считать, что людическая функция – это «языковая игрушка», применяемая ради развлечения или забавы. ЯИ позволяет по-новому взглянуть на привычные, ставшие нормой явления, обратить внимание на человека, создателя и носителя языка. Поэтому данный феномен требует тщательного рассмотрения и детального анализа, без допущения мысли о том, что серьёзного и научного в нём ничего нет.

На основе анализа существующих трактовок языковой игры мы предлагаем следующее определение данного понятия: ЯИ – это одна из форм семиотической лингвокреативной деятельности особого типа языковой личности (Homo проявляющаяся в намеренно необычном Ludens), использовании языковых средств в определенном типе дискурса; это сознательное нарушение языковых и коммуникативных норм с какой-либо прагматической целью. Языковая эксцентрика – это результат оригинального и нестандартного использования экспрессивно маркированных языковых средств в определенном дискурсе, отражающий стремление Homo Ludens к экспликации собственной компетенции в реализации потенциальных возможностей языка. Игра нацелена на соответствующую ответную реакцию со стороны адресата – распознание, понимание, декодирование, без которых она будет воспринята как банальная ошибка.

Выводы по главе 1 ЯИ исследуется в лингвистике в разных аспектах: философском 1.

Л. Витгенштейн, Ф. Лиотар, Й. Хёйзинга);

(С.Н.Бредихин, культурологическом (А.В. Зеленин, Г.Г. Молчанова, В.Г. Костомаров, З.Х.

Бижева, В.Г. Борботько, Т.И. Вендина, К.С. Ахаминова и др.), психологическом (Й. Хёйзинга, Э. Берн и др), а также собственно лингвистическом (Т.А.Гридина, В.З.Санников, Н.Н.Вольская, Е.А.Земская, Ю.Д.Апресян, Н.Д. Арутюнова, Э. Бенвенист, О.А. Аксенова, Э.М.

Береговская, И.Е. Берлянд, Э.Берн, Е.Ф. Болдарева, Н.Н. Вольская, Е.М.

Галкина-Федорук, Б.Ю. Норман, Г.Г. Молчанова, Г.В. Матвеева, С.Н.

Бредихин, В.В. Одинцов, И.А. Скоропанова, В.Вельш, В.Э. Морозов, W.

Sobkowiak, D.Crystal и др).

По мнению философов, вся человеческая культура возникла из 2.

игры, ЯИ – это форма самой жизни, вся человеческая жизнь – это совокупность языковых игр. Проявление людической функции является продуктом когнитивной деятельности человека, определенным образом структурирует поток информации и в то же время само является продуктом подобного упорядочивания.

По мнению психологов, ЯИ строится на отклонении от 3.

стереотипов при осознании незыблемости этих стереотипов. Культурологи считают ЯИ приёмом карнавализации, снижения, осмеяния высоких принципов, понятий, идей; приёмом смешения «верха» и «низа», их смыслового и культурного «переворачивания», низведения сакральных сущностей до уровня обыденности. Язык и культура тесно переплетены между собой, и любое значимое для социума событие находит свое отражение в языке, реализуясь, помимо прочего, и в ЯИ.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«ПОТАПОВА Екатерина Александровна МЕТОДИКА ФОРМИРОВАНИЯ ПРОЕКТИРОВОЧНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ БАКАЛАВРА ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ОСНОВЕ ЗАДАЧНОГО ПОДХОДА (немецкий язык, языковой вуз) 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (иностранный язык) ДИССЕРТАЦИЯ диссертации на соискание ученой степени...»

«Адясова Людмила Евгеньевна Концепт Советский Союз и его языковая экспликация в современном российском медиадискурсе Специальность 10.02.01 — русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук,...»

«СМИРНОВА Мария Олеговна ЯЗЫКОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТИБЕТСКИХ ГРАММАТИЧЕСКИХ СОЧИНЕНИЙ Специальность 10.02.22 – языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (стран Азии и Африки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – Кандидат филологических наук, доцент ГРОХОВСКИЙ Павел Леонович Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..................»

«СМИРНОВА Екатерина Евгеньевна СМЫСЛОВОЕ НАПОЛНЕНИЕ КОНЦЕПТОВ ПРАВДА И ИСТИНА В РУССКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ И ИХ ЯЗЫКОВАЯ ОБЪЕКТИВАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ РЕЧИ Специальность 10.02.01 –– русский язык Диссертация на соискание ученой степени...»

«КАУФОВА ИНЕССА БЕТАЛОВНА ПРОСОДИЧЕСКАЯ ЭКСПЛИКАЦИЯ НЕЗАВЕРШЕННОСТИ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (экспериментально-фонетическое исследование на материале английского и русского языков) Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Диссертация на соискание ученой степени...»

«Ценгер Светлана Сергеевна МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ ПРИ КОНТАКТЕ ФРАНЦУЗСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ Специальность: 10.02.05 – Романские языки 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель д.ф.н. проф. Кузнецова И. Н. Москва – Оглавление Введение 1. Глава первая. История вопроса 1.1. Общее...»

«Абакумова Ольга Борисовна Пословичные концепты в паремическом дискурсе Специальности 10.02.01– русский язык и 10.02.19 теория языка Диссертация на соискание степени доктора филологических наук Научный консультант доктор филологических наук, профессор Феликс Абрамович Литвин Орел2013...»

«Губернаторова Элина Викторовна МЕТАФОРА КАК КОМПРЕССИРОВАННЫЙ КОМПОНЕНТ ПЕРЕВОДА: ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ АСПЕКТ Специальность 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор В.А. Пищальникова Барнаул 2003 Оглавление Введение..4 Глава 1. Исследование метафоры как когнитивного феномена в современном...»

«Яковлева Светлана Анатольевна Испанский язык как полинациональный: геолингвистический и лексикосемантический анализ языка испаноамерики (на примере мексиканизмов) Специальность 10.02.20 – «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание» Диссертация на соискание ученой степени...»

«Коротун Ольга Владимировна ОБРАЗ-КОНЦЕПТ «ВНЕШНИЙ ЧЕЛОВЕК» В РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА Специальность 10. 02. 01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – кандидат филологических наук, профессор М.П. Одинцова Омск 2002 Оглавление Введение..4 1. Глава Теоретические основы исследования образа-концепта «внешний человек» как фрагмента русской языковой картины мира..19 1.1....»

«ГОЛИШЕВ Виктор Игоревич МЕТОДИКА РАЗВИТИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ УМЕНИЙ ПЕРЕВОДЧИКА НА ОСНОВЕ ДЕЛОВОЙ ИГРЫ (английский язык, языковой вуз) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Специальность 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (иностранный язык) Научный руководитель: доктор...»

«СТЕБЛЕЦОВА АННА ОЛЕГОВНА Национальная специфика делового дискурса в сфере высшего образования (на материале англоязычной и русскоязычной письменной коммуникации) 10.02.20 Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание /О п И1 Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный...»

«МАМЕДОВА МЕХРАНГИЗ ДЖАХОНГИРОВНА КОНЦЕПТ «УМ» В КИТАЙСКОЙ И РУССКОЙ ЯЗЫКОВЫХ КАРТИНАХ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ, ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК) Специальность: 10.02.20 – сравнительно – историческое, типологическое и...»

«УДК 004.4’22 Литвинов Юрий Викторович Методы и средства разработки графических предметно-ориентированных языков Специальность 05.13.11 — математическое и программное обеспечение вычислительных машин, комплексов и компьютерных сетей Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководитель: д. ф.-м.н., профессор А.Н. Терехов Санкт-Петербург – 2015 Оглавление Введение 1 Визуальные языки и их свойства...»

«ШИШКИН КОНСТАНТИН ГЕОРГИЕВИЧ ПЕРЕПИСКА КАК СВИДЕТЕЛЬСТВО ЛИТЕРАТУРНЫХ ИНТЕНЦИЙ ГРЭМА ГРИНА Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (литература народов Европы и Америки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук,...»

«МИНЕМУЛЛИНА Анна Романовна ОЦЕНОЧНЫЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ В ЯЗЫКЕ СОВРЕМЕННЫХ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Сандакова М. В. Киров – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 4...»

«Каримов Азат Салаватович КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ЯЗЫКОВ В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Марат Селирович...»

«ШАРАПКОВА АНАСТАСИЯ АНДРЕЕВНА ЭВОЛЮЦИЯ МИФА О КОРОЛЕ АРТУРЕ И ОСОБЕННОСТИ ЕГО ЯЗЫКОВОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ (XVXXI ВВ.) Специальность 10.02.04 германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Комова Т.А. Москва – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Часть I Миф о...»

«ВИНШЕЛЬ Александра Викторовна МУЗЫКА И МУЗЫКАНТ В НЕМЕЦКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ РУБЕЖА XX – XXI ВЕКОВ (П. ЗЮСКИНД «КОНТРАБАС», Х.-Й. ОРТАЙЛЬ «НОЧЬ ДОН ЖУАНА», Х.-У. ТРАЙХЕЛЬ «ТРИСТАН-АККОРД») Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (литература стран романской и германской языковых семей) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук,...»

«ПИСКАРЕВА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ЯЗЫКОВЫЕ СЛЕДСТВИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ (НА МАТЕРИАЛЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ АНГЛИЦИЗМОВ В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ) Специальность 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: Доктор филологических наук, профессор Бойко Б.Л. Москва – 201 Оглавление Введение.. 4 Глава 1. Глобализация и английский язык как средство межнационального общения 1.1. Роль глобализации в формировании...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.