WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«СПОСОБЫ ЯЗЫКОВОЙ ОБЪЕКТИВАЦИИ АБСТРАКТНЫХ КОНЦЕПТОВ В АМЕРИКАНСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (на материале романа Г. Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит») ...»

-- [ Страница 1 ] --

ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ

на правах рукописи

Машошина Виктория Сергеевна

СПОСОБЫ ЯЗЫКОВОЙ ОБЪЕКТИВАЦИИ АБСТРАКТНЫХ



КОНЦЕПТОВ В АМЕРИКАНСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ

ЛИТЕРАТУРЕ

(на материале романа Г. Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит») Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент Баранова Ксения Михайловна Москва 201

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………. с.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ

КОНЦЕПТОСФЕРЫ РОМАНА Г. МЕЛВИЛЛА «МОБИ ДИК»…………... с.1

1.1. Проблема исследования концепта в художественном произведении……………………………………………………………………. с.11

1.2. Лингвофилософский модус американского морского романа…. с.2

1.3. Притча как основа выражения философского содержания романа Г. Мелвилла «Моби Дик»……………………………………........... с.43 ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1………………………………………………………. с.57

ГЛАВА 2. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ КОНЦЕПТОВ ВРЕМЯ,

ПРОСТРАНСТВО, СУДЬБА В РОМАНЕ Г. МЕЛВИЛЛА «МОБИ ДИК»... с.60

2.1. Концептуализация времени …………………………………….... с.60

2.2. Концептуализация пространства ………………………...…..... с.81

2.3. Языковое выражение концепта судьба………………………...... с.100 ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2………………………………………………………. с.119

ГЛАВА 3. ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТОВ СВОБОДА,

ОДИНОЧЕСТВО И ДОСТОИНСТВО В РОМАНЕ Г. МЕЛВИЛЛА «МОБИ

ДИК» ………

3.1. Особенности языковой репрезентации концепта свобода…….... с.121

3.2. Особенности языковой репрезентации концепта одиночество… с.13

3.3.Особенности языковой репрезентации концепта достоинство…………………………………………………………................ с.153 ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 3………………………………………………………... с.168 ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………. с.170 Список литературы…………………………………………………………….. с.177 Приложение 1. Метафоризация как языковой механизм концептуализации времени, пространства, судьбы, свободы, одиночества и достоинства в романе Г. Мелвилла «Моби Дик»……………………………………………... с.19

ВВЕДЕНИЕ

Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению абстрактных концептов время, пространство, судьба, свобода, одиночество и достоинство в романе американского писателя XIX века Г. Мелвилла (Herman Melville) «Моби Дик, или Белый Кит» (Moby Dick, or the Whale).

Выбор перечисленных концептов неслучаен. Все они, с одной стороны, являются значимыми элементами философского осмысления жизни любого индивида во всех ее проявлениях, а потому – глобальны и универсальны. С другой стороны, они существуют в «определенной человеческой «идиосфере» [Лихачев 1997: с. 281], и за ними может скрываться множество смыслов, опосредованных коллективным и индивидуальным языковым, культурным, литературным, житейским опытом и получающих различную языковую репрезентацию. Реализацию указанных концептов можно обнаружить в текстах раннеколониальных авторов Нового Света, для которых рассматриваемые категории, несомненно, имели определяющее значение и во многом играли доминирующую роль в процессе становления американской нации и ее культуры. Таким образом, они могут считаться ключевыми абстрактными концептами, существенными для американского менталитета.

Несмотря на достаточно большое число литературоведческих работ, посвященных творчеству Г. Мелвилла, исследования лингвистической стороны его произведений практически отсутствуют. Интерес к лингвистическому описанию самого знаменитого романа автора оправдан еще и потому, что многие исследователи до сих пор считают известного американского романтика последней большой загадкой литературы США [McCrum 2011: URL].

Специфика настоящей работы заключается в изучении абстрактного концепта в художественном произведении, что подразумевает двусторонний характер объекта исследования.





Данная особенность обусловливает необходимость обосновать существующие связи между абстрактными концептами и одноименными концептами художественными, реализацию которых можно наблюдать в авторском тексте. При этом первые носят универсальный характер, а вторые соотносятся с идиостилем отдельно взятого автора, а потому в определенном смысле индивидуальны. Анализ содержания выделенных семантических доминант и языковых средств их выражения позволяет приблизиться к пониманию того, как результаты восприятия и осмысления писателем окружающей действительности объективируются в языке художественного произведения, что в значительной степени позволяет решить проблему интерпретации текста.

Абстрактный характер выбранных для исследования концептов определяется их принадлежностью к философской системе. «Абстрактные имена – это особого рода артефакты: они предметы духовной культуры (если термин “культура” понимать широко), то есть такой информации об опыте социума, которая закодирована не в генах, а в символах. Они духовные предметы, и ими дух измеряет действительность» [Чернейко 1997: с. 75]. В то же время следует учитывать органическую причастность абстрактных концептов нескольким системам одновременно и в комплексе рассматривать их религиозное, морально-этическое, историко-культурное, национальноэтническое и индивидуально-авторское содержание.

Актуальность настоящей диссертации определяется существующей потребностью дальнейшего развития методов исследования языковых особенностей формирования и функционирования абстрактного концепта в художественном произведении. Актуальность работы также продиктована необходимостью расширить знания о семантических, словообразовательных, стилистических и семиотических ресурсах английского языка в его американском варианте для отображения результатов национальнокультурного опыта взаимодействия человека и окружающего его мира.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые предпринята попытка изучить и описать особенности языковой категоризации познавательной и социальной деятельности человека в художественном творчестве Г. Мелвилла на материале романа «Моби Дик».

Объектом исследования выступают абстрактные концепты время, пространство, судьба, свобода, одиночество и достоинство, получающие языковую реализацию в романе Г. Мелвилла «Моби Дик».

Предметом данной диссертации являются содержательные, структурные и контекстуальные особенности языковых единиц, репрезентирующих концепты время, пространство, судьба, свобода, одиночество и достоинство в романе Г. Мелвилла «Моби Дик».

Теоретическую основу диссертации составляют труды по проблеме осмысления концепта в области когнитивной лингвистики (С.А. Аскольдов, Алифиренко, А.П. Бабушкин, Н.Н.Болдырев, Г.В. Быкова, Е.С. Кубрякова, В.А. Маслова, Р.И. Павилёнис, И.А. Стернин); психолингвистики (Н.В.

Александрович, А.А. Залевская, В.А. Пищальникова, И.А.Тарасова);

лингвокультурологии (Н.Д. Арутюнова, С.А. Воркачев, Ю.С. Степанов), диахронической когнитивной лингвистики (Е.А. Нильсен, О.Г. Чупрына).

В работе представлены различные подходы к пониманию лингвистического анализа текста как отечественных (Л.Г. Бабенко, М.М.

Бахтин, Ю.В. Казарин, Д.С. Лихачев, М.Ю. Лотман, А.В. Хартикова), так и зарубежных ученых (М. Абрамса (M.H. Abrams), Д. Уортона (D. Wharton), В.

Эванса (V. Evans); осмыслению притчевого характера текста (М.М. Бахтин, А.Г. Бочаров, М.Е. Ильина, Е.А. Струкова, В.А. Тырыгина). Рассмотрены научные изыскания в области теории содержательных доминант художественного текста в американской литературе (К.М. Баранова, В.И.

Солодовник, Е.А. Стеценко); работы, затрагивающие отдельные аспекты отечественного (Ю.В. Ковалев, А.Н. Николюкин, Н.А. Шогенцукова) и зарубежного мелвилловедения (Л. Каир (L. Cahir), К. Карчер (C. Karcher), Р.

Вивера (Raymond M. Weaver), А. Рудена (Aukje van Rooden), Х. Хосер (Helen Hauser) и др.

Материалом исследования послужил текст романа Г. Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит». В ходе исследования был проанализирован языковой материал общим объемом 6040 слов и словосочетаний.

Цель настоящей работы заключается в выявлении и исследовании языковых средств и способов актуализации абстрактных концептов время, пространство, судьба, свобода, одиночество и достоинство в романе «Моби Дик».

Поставленная цель предопределила круг исследовательских задач, необходимых для ее достижения:

систематизировать и обобщить основные научные положения в области теоретического осмысления проблемы концепта в художественном произведении;

изучить существующие методики анализа репрезентации концепта в художественном тексте;

определить способы и средства вербализации указанных концептов в романе «Моби Дик» и описать их содержательный аспект;

выявить и описать примеры и способы метафоризации абстрактных концептов;

определить роль прецедентных явлений в формировании анализируемых концептов;

смоделировать структуру концептов время, пространство, судьба, свобода, одиночество и достоинство;

определить характер взаимодействия исследуемых концептов в тексте романа «Моби Дик».

Методы исследования, обусловленные целью работы, включали в себя традиционные для лингвистического анализа методы интерпретации, классификации, систематизации, сопоставления языковых фактов, методы контекстуального, этимологического, компонентного и концептуального анализов. Кроме того, в работе применялись элементы формализованных приемов представления результатов исследования (схемы, таблицы).

Методика отбора языкового материала состояла в установлении лексических идентификаторов или репрезентантов каждого из шести исследуемых концептов, которые отбирались путем сплошной выборки из пяти тезаурусов английского языка [Merriam-Webster Thesaurus; Oxford English Thesaurus;

Thesaurus.com; Collins Dictionary; Roget’s Thesaurus].

Единицей исследования в диссертации является лексема как идентификатор рассматриваемых концептов.

В понимании концепта автор исходит из положения, высказанного Д.С. Лихачевым: «Концепт не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека» [Лихачев 1997: с. 281].

Теоретическая значимость исследования заключается в дальнейшем совершенствовании методов исследования содержания и структуры абстрактных концептов и их моделирования в художественном произведении. В частности, в работе предложено выделять в качестве самостоятельного структурного слоя аллюзивный слой абстрактного концепта. Использование лексических идентификаторов в качестве средства определения границ концепта в тексте может способствовать дальнейшим исследованиям художественных концептов и установлении своеобразия идиостиля отдельных авторов.

Практическая ценность диссертации заключается в возможности использования материалов и выводов исследования при разработке специализированных курсов по когнитивной лингвистике, лингвистическому анализу текста, лексикологии и стилистике, в написании курсовых, выпускных квалификационных бакалаврских работ и магистерских диссертаций.

Положения, выносимые на защиту:

1. Выявление концепта в художественном произведении и установление его содержания и структуры возможны на основе системной лингвистической, философской и культурологической интерпретаций текста.

2. Основной функцией абстрактного концепта в художественном произведении является метафорическая, заместительная, поскольку языковые единицы, репрезентирующие эти концепты, не только объективируют абстрактные сущности, но передают эмоциональное, нравственное и психологическое состояние персонажей и служат свидетельством философских, этических и эстетических воззрений автора.

3. Репрезентация абстрактных концептов в романе «Моби Дик» носит антропоцентричный характер и обусловлена мифологизированностью восприятия времени, пространства, судьбы, свободы, одиночества и достоинства Г. Мелвиллом.

4. Особенностью существования абстрактных концептов в романе является наличие устойчивой корреляционной связи между ними и их частичное наложение.

5. В традиционную слоистую структуру концепта в художественном произведении необходимо добавить аллюзивный слой, который формируется за счет эксплицитных или имплицитных указаний на некоторые факты, закрепленные в текстовой и устной культурах.

6. Типичной особенностью вербализации абстрактных концептов в художественном тексте Мелвилла является прием метафоризации. При этом в концептуальном пространстве романа, с одной стороны, выявлены различные типы метафор (ткачества, текста, морская метафора и т.д.), а с другой – были отмечены многочисленные случаи совпадения концептуальных метафор при объективации разных концептов.

Апробация результатов исследования осуществлялась в ходе обсуждения отдельных аспектов диссертации на заседаниях кафедры английской филологии Института иностранных языков Московского городского педагогического университета (2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015 г.). Материалы диссертации легли в основу докладов и выступлений на следующих научных конференциях: «Актуальные вопросы лингвистики, литературоведения, лингводидактики» (2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015 г.) в ГБОУ ВПО МГПУ, Международная научная конференции III «Гуманитарные науки и современность» (Москва, 10 сентября 2011 г.).

Основные положения исследования нашли отражение в 8 статьях общим объемом 3, 25 п.л., из них 5 (1,8 п.л.) были опубликованы в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК при Минобрнауки РФ.

Структура, объем и содержание работы. Диссертация общим объемом 195 страниц (из них – 159 страниц основного текста), состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, включающего 169 наименований, в том числе 45 на иностранных языках. Структура диссертационного исследования определяется поставленными целями и задачами.

Во Введении обоснована актуальность изучения особенностей языковой репрезентации абстрактных концептов на материале романа Г. Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит» и определены ее объект, предмет исследования, изложены положения, выносимые на защиту, показана степень разработанности изученного материала, обоснованы теоретическая и практическая значимость работы, раскрыты ее новизна, цель и задачи. Здесь же предлагается описание структуры диссертации.

В главе I «Теоретические основы изучения концептосферы романа Г. Мелвилла «Моби Дик» обобщается опыт исследований в области теоретического осмысления проблемы концепта, а также, в соответствии с целями настоящей работы, предлагается трактовка термина художественный концепт. Рассматриваются основные особенности сюжетопостроения и жанровые характеристики романа, выступающие в качестве источника формирования доминантных художественных и абстрактных концептов.

Глава «Экзистенциальные смыслы концептов время, II пространство, судьба в романе «Моби Дик» представляет собой анализ особенностей репрезентации концептов время, пространство и судьба в художественном пространстве рассматриваемого романа.

В главе «Языковая репрезентация концептов свобода, III одиночество и достоинство в романе Г. Мелвилла «Моби Дик» исследуется содержание и структура концептов свобода, одиночество, достоинство.

В Заключении приводятся основные выводы и результаты, полученные в ходе проведенного исследования, намечаются перспективы дальнейшей работы.

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ

КОНЦЕПТОСФЕРЫ РОМАНА Г. МЕЛВИЛЛА «МОБИ ДИК»

1.1. Проблема исследования концепта в художественном произведении В современных лингвистических исследованиях справедливо утвердилось мнение, что впервые термин «концепт» и рассуждения о типах концептов появились в начале XX века в работах С.А. АскольдоваАлексеева. Именно он представил концепт как познавательное средство и отметил, что самой существенной его стороной является функция замещения.

«Концепт заменяет предметы или конкретные представления» [Аскольдов 1997: с. 270], писал ученый, подчеркивая, что концепт «замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода, также некоторые стороны предмета или реальные действия» [Там же].

Значимость «заместительной функции» исследуемого явления отмечалась и в работах известного российского филолога академика Д.С. Лихачева, который, например, в работе «Концептосфера русского языка» указывал на то, что концепт «облегчает языковое общение … и позволяет … преодолевать несущественные, но всегда существующие между общающимися различия в понимании слов, их толковании» [Лихачев 1997:

с. 281]. Суждения о том, что концепт обеспечивает более глубокое, на уровне культурной памяти, понимание, общее культурно-историческое и нравственное толкование языковых форм прослеживаются и в работах современных отечественных ученых [Кубрякова 1996: С. 90-92; Чупрына 2010: с. 130].

От пионерской работы С.А. Аскольдова ведет свое начало представление о концепте как о мысленном или ментальном образовании, занимающем центральное место в теории языковой концептуализации. В конце ХХ века в отечественной лингвистике одной из первых фундаментальных разработок проблемы концепта как способа познания стала работа Р.И. Павилёниса «Проблема смысла. Современный логикофилософский анализ языка» [Павилёнис 1983]. В этой работе процесс познания рассматривался как развитие умения человека ориентироваться в мире. Ученый представлял его в виде способности «образования смыслов или концептов об объектах дознания, как процесс построения информации о них» [Павелёнис 1983: с. 101-102]. Именно он одним из первых указал на то, что концепт имеет отношение не к абстрактной мыслительной деятельности человека, а, скорее, к разным аспектам его психомыслительной активности.

Согласно мнению ученого, концепт – это «информация относительно актуального или возможного положения вещей в мире (т. е. то, что индивид знает, предполагает, думает, воображает об объектах мира)» [Там же]. В работе этого лингвиста также нашла продолжение мысль С.А. Аскольдова о заместительной функции концепта. Р.И. Павелёнис писал: «Более строго концепт можно рассматривать как интенсиональную функцию, определяющую множество объектов, или предметов; значениями такой функции, очевидно, могут быть как объекты (предметы) действительного мира, так и объекты (предметы) возможных миров» [Там же]. При этом понятие концепта уравнивалось с понятиями смысл и информация.

Позднее в Кратком словаре когнитивных терминов появилось определение концепта, ставшее хрестоматийным, суть которого в сжатом виде можно представить следующим образом: «концепт — это оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [КСКТ 1996: с. 90].

Проблема концепта получила свое освещение с точки зрения принадлежности этого явления к культуре в фундаментальном труде академика Ю.С. Степанова «Константы: Словарь русской культуры», в котором были разграничены термины «понятие» и «концепт», а также была подтверждена закрепленность последнего за культурологией [Степанов 1997:

с. 40]. Благодаря этой работе сформировалось представление о концепте как о сгустке культуры в сознании человека, в виде которого она «входит в ментальный мир человека» [Там же]. Именно здесь автор впервые обратил внимание на двустороннюю роль концепта как медиатора между человеком и культурой. «Концепт – это то, посредством чего человек – рядовой, обычный человек, не «творец культурных ценностей» – сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее. Концепт – основная ячейка культуры в ментальном мире человека» [Там же]. Отметим, что и в более поздних работах зарубежных ученых концепт рассматривается как посредник между словом и окружающей реальностью [Evans 2009].

Загрузка...

В настоящее время понимание концепта расширилось, а сам термин стал полисемантичным и вступил в синонимические отношения с терминологическими единицами лингвокультурема [Воробьев 1997], мифологема [Базылев 2000] и логоэпистема [Верещагин, Костомаров, 1999].

Данное обстоятельство в определенной степени привело к толкованию термина «концепт» как зонтикового [Воркачев 2003]. Это подтверждает и возможность его использования в различных областях познания: в языке, философии, литературе, культуре, науке в целом, а также в повседневной жизни. При этом по частоте употребления «концепт» значительно превалирует над остальными образованиями [Воркачев 2004: с. 41; Попова, Стернин 2007: с. 29-30].

Сообразно широте применения термина «концепт» в отечественной лингвистике сформировалось несколько подходов к его изучению – логический, логико-понятийный, философский, психолингвистический, культурологический, семантический [Шершнёва 2014]. Как отмечает Т.С. Нифанова в статье «К проблеме исследования концепта», «все многообразие подходов к лингвистическому изучению концепта можно разделить на три основные группы: исследования в рамках когнитивной лингвистики, исследования в рамках психолингвистики и исследования в рамках лингвокультурологии» [Нифанова 2010: с. 88]. Сложившиеся классификации концептов в основе своей имеют разные принципы:

структурный [Стернин 2001], социологический [Токарев 2001], коммуникативный [Крючкова 2009]. В дискурсивной классификации выделяют познавательные (научные), бытовые и художественные концепты [Красавский 2002].

Отметим, что в современной лингвистике особо разграничивают собственно структурный и когнитивный подходы к изучению концепта и признают антропоцентричность ведущей характеристикой последнего [Нифанова 2010: с. 85]. В рамках когнитивной парадигмы исследования в основе концепта оказывается человек, его сознание, способность сравнивать предметы и их образы, использовать результат этого сравнения в творческой, духовной жизни и социальном поведении. Лингвофилософский подход к изучению концепта опирается на представление о его понятийной природе.

Содержание концепта суть понятие, поскольку, как отмечала в своей известной работе «Русская фразеология» В.Н. Телия в нем символизируется «знание, структурированное во фрейм, а это значит, что он отражает не просто существенные признаки объекта, а все те, которые в данном языковом коллективе заполняются знанием о сущности» [Телия 1996: с. 96].

Противники отождествления понятия и концепта утверждают, что только понятие отражает общие, наиболее существенные и логически выводимые признаки предметов и явлений. Тогда как концепт «может отражать один или несколько, любые, не обязательно существенные, признаки объекта»

[Болдырев 2002: с. 23-24]. Понятие при этом рассматривается как логически осмысленный концепт.

Наличие различных подходов свидетельствует о том, что в их рамках изучаются разные стороны или аспекты концепта. Соответственно, в зависимости от парадигмы исследования предлагаются не всегда совпадающие видения того, как структурирован концепт и каковы его типы [Алефиренко 2003]. Хорошо известно, что в когнитивной лингвистике оперируют такими терминами, как прототип, схема, фрейм, гештальт, скрипт. Сюда также относятся концепты-понятия, которые формируются главным образом в научной терминологии, о чем писали в работе «Концепты и лакуны» И.А. Стернин и Г.В. Быкова [Стернин, Быкова 1998: с. 57-59]. В одном ряду с этими распространенными понятиями находится теория ментальной модели зарубежного исследователя Джонсона-Лэрда, согласно которой при восприятии той или иной ситуации индивид конструирует некие ментальные модели, отображающие ее [Jonson-Laird 1993].

Одной из основных задач теории ментальных моделей стала демонстрация того, как язык соотносится с окружающей действительностью посредством работы сознания. Теория ментальных моделей получила широкое распространение в дискурсивных исследованиях. Она позволила не только раскрыть те процессы, которые имеют место в сознании человека при восприятии той или иной ситуации, но также дала возможность установить характер ее языкового отображения и то, каким образом говорящий передает эту ситуацию в речи.

А.П. Бабушкин отмечает, что «ментальная модель как бы повторяет конфигурационные особенности отражаемой ею реалии» [Бабушкин 1997: с.

54].

Классификация концептов, предложенная А.П. Бабушкиным, имеет в качестве своего основания реалии, которые концепты отражают, и характер сем конкретных слов, выражающих эти концепты. Ученый отметил важную особенность концептов, которая заключается в способности исчезать, «стираться» со временем и формироваться заново. Он также указал на то, что «концепты абстрактных имён не носят фиксированного характера, они текучи, более индивидуальны и имеют модально-оценочный характер и определяются морально-нравственными нормами и традициями социума»

[Бабушкин 1997: с. 53-54].

Несмотря на определенные различия в методологии исследования концептов, работы, посвященные их анализу, исходят из того, что любая деятельность человека неразрывно связана с процессом познания, который начинается с чувственных образов, ощущений, восприятий, на базе чего формируются представления. Осмысление чувственных образов, их сравнение, обобщение и выражение полученных результатов в языке складываются в систему знаний человека о мире и себе самом. Как отмечал в своей известной работе «Когнитивная семантика» Н.Н. Болдырев абстрактные смысловые или ментальные единицы, именуемые концептами, организуют систему знаний [Болдырев 2002: с. 23]. Концепт вбирает в себя отражение как общих, существенных признаков предметов и явлений, так и несущественных. Иначе говоря, согласно мнению В.А. Пищальниковой, «концепт включает в себя все, что индивид знает и полагает о той или иной реалии действительности: понятие, визуальное или сенсорное представление, эмоции, ассоциации и в качестве интегративного компонента – слово»

[Пищальникова 1999: с. 102].

Концепты обычно делят на две большие группы – конкретные и абстрактные. Конкретные концепты «сохраняют преимущественно чувственный, эмпирический характер и потому легко опознаются и относительно легко различаются и классифицируются» [Болдырев 2002: с.

23]. Абстрактные концепты в силу их многоплановости описать значительно сложнее. Средствами выражения абстрактных концептов в языке выступают абстрактные лексические единицы, содержание которых, по существующему в науке мнению, является основой для образования гештальтов [Чернейко 1995: с. 78-83]. С точки зрения Н.Н. Болдырева, «гештальт - это структура, элементы которой не могут существовать вне целого или общее значение которой не может быть выведено из значений ее элементов и того, как они объединяются друг с другом. Целое в данном случае психологически проще, чем составляющие его части и поэтому легче запоминается и воспроизводится в памяти» [Болдырев 2002: с. 29].

А.П. Бабушкин называет структуру абстрактных и этических концептов «калейдоскопической» и утверждает, что сущность абстрактного имени постигается через когнитивные метафоры или гештальты [Бабушкин 1997: с. 56]. Он отмечает, что в структуре этих концептов имеется инвариантное «ядро», наряду с которым «существует самый широкий фронт личностных ассоциаций», и приводит примеры, подтверждающие эту мысль.

Например, лексема жизнь в «калейдоскопе» образных ассоциаций объективируется в сознании то в виде мыслительной картинки: «Жизнь – это красноватая искорка в немом океане Вечности» (И.С. Тургенев), то в виде схемы: «Жизнь – это путь, покрытый терновыми кустами» (О. Бартелеми), то в виде фрейма: «Жизнь есть касса, куда мы складываем все принадлежащие нам сокровища» (В. Гумбольдт), то в форме сценария: «Жизнь – шахматная игра» (М. Сафир)» [Там же].

Основываясь в теории на гештальт как особую форму структурирования знаний, Е.М. Бебчук, исследуя образный компонент в лексическом значении существительного в русском языке, провела экспериментальное исследование, результатом которого стали дефиниции таких абстрактных лексических единиц, как религия, молчание, быт, математика. С ее точки зрения, религия ассоциируется со следующими явлениями «церковь, в которой поп, монахи, молящиеся люди, иконы с ликом Христа и Богоматери, Библия, свечи», молчание имеет референцию к следующему – «люди с сжатыми губами и выразительными глазами, пустая комната, тишина». Гештальт быт организуется на базе «мытья посуды на кухне, телевизора в доме, уборки квартиры», а математика связана с «цифрами, формулами, графиками, примерами в учебнике, в тетради или на доске» [Бебчук 1991: с. 10].

Настоящая диссертация сфокусирована на исследовании концепта в художественном тексте. Разграничение собственно познавательных концептов и концептов художественных имело место еще в цитируемой выше работе С.А. Аскольдова. Оно заключается не только в том, что первые, согласно мнению ученого, представляют собой общности, а вторые индивидуальны, но также и в том, что между ними существуют различия в психологической сложности: «к концептам познания не примешиваются чувства, желания, вообще иррациональное. Художественный концепт чаще всего есть комплекс того и другого, т.е. сочетание понятий, представлений, чувств, эмоций, иногда даже волевых проявлений» [Аскольдов 1997: с. 274].

Отечественные лингвисты отмечают малую степень разработанности понятия художественный концепт и признают, что он все еще находится «в стадии осмысления» [Тарасова 2012: с. 51], несмотря на то, что художественный концепт «имеет эстетическую сущность и образные средства выражения, обусловленные авторским замыслом [Болотнова 2007:

с. 74]. Иными словами, на настоящий момент преждевременно говорить о наличии общепринятого понимания художественного концепта. Подобное положение дел объясняют междисциплинарным характером художественного концепта, т.е. его принадлежностью к различным областям знания. Другой причиной называют множественность сторон и неопределенный объем содержания художественного концепта, разнородность его существенных признаков, а также то обстоятельство, что он «не поддается прямому наблюдению» [Лютянский 2011: с. 7].

Анализ существующих трактовок художественного концепта позволяет систематизировать основные взгляды на это сложное явление. Так, например, некоторые ученые рассматривают художественный концепт как универсальный элемент «системы смысла художественного текста»

[Колесникова 2007]. В отдельных работах высказывается мысль о том, что художественный концепт есть продолжение познавательного концепта, поскольку «в художественном тексте конвенциональное значение концепта деформируется, видоизменяется под воздействием личностных интерпретаций» [Маслова 2004: с. 34.]. Соответственно, обращается внимание на толкование познавательного концепта, с точки зрения автора того или иного произведения. Другие исследователи, признавая художественный концепт ментальным образованием, связывают его не только с индивидуальным сознанием, но и с психоментальной сферой определенного этнокультурного сообщества [Миллер 2000: с. 41-42].

Определенная группа филологов полагает, что концепт представляет собой единицу сознания автора художественного текста, которая «выражает индивидуально-авторское осмысление сущности предметов и явлений»

[Беспалова 2002: с. 6]. Художественный концепт рассматривают также как единицу индивидуального сознания, концептосферы автора, вербализованной в «едином тексте его творчества» [Тарасова 2012: с. 51]. В работах последних десяти-пятнадцати лет художественные концепты рассматривались с точки зрения их иконичности [Маслова 2010], эстетической значимости [Болотнова, Бабенко 2001], функционирования в качестве семантических доминант [Миллер 2000]. Плодотворным оказалось изучение художественных концептов как индивидуальных ментальных образований, которые могут быть объединены в определенные типы [Тарасова 2012].

Анализ работ, в которых содержатся упомянутые взгляды и подходы к концепту позволяет заключить, что осмысление художественного концепта зависит не только от структурных и содержательных особенностей текста, но и от процесса его восприятия и интерпретации, а потому в значительной степени связано с психолингвистическими исследованиями. В этом отношении большой интерес представляют изыскания известного российского лингвиста В.А. Пищальниковой [Пищальникова 1999, 2000, 2007]. В сфере подобных работ концепт рассматривается как ментальное образование особого рода – перцептивно-когнитивно-аффективное, которое подчиняется, по мнению А.А. Залевской, «закономерностям психической жизни человека» [Залевская 2001: с. 39]. «В познавательной и коммуникативной деятельности индивида» концепт функционирует спонтанно и отличается динамическим характером [Там же]. Ее точку зрения разделяет И.А.Тарасова, которая подчеркивает, что «именно индивидуальный характер концептуализации связывает … понимание художественного концепта с работами психолингвистического направления»

[Тарасова 2012: с. 28].

Сопоставляя различные взгляды ученых на художественный концепт, мы пришли к заключению, что в его понимании важную роль играют представления о специфике абстрактных концептов, о которой упоминалось выше. Прежде всего, это их индивидуализированность, модально-оценочный характер, а также связь с морально-нравственными нормами и традициями социума. Абстрактные концепты «не являются "пустыми", "безликими" – сущностями – за ними стоят личностные образы, позволяющие осознать сложные вещи посредством их сближения, соположения с физически ощутимой, конкретной реалией» [Бабушкин 1997: с. 56].

Исходя из понимания концепта как перцептивно-когнитивноаффективного образования, можно утверждать, что анализ средств и способов объективации концептов различной степени сложности в художественном произведении способен во многом решить проблему понимания и интерпретации текста. Как отмечает Н.В. Александрович «совокупность концептов как единиц индивидуального сознания складывается в концептосферу, или модель картины мира автора, и воплощается в художественном произведении» [Александрович 2010: с. 7].

Представления о концепте, в том числе о концепте в художественном произведении, и его языковой репрезентации многие связывают с понятием идиостиля. В самом общем виде идиостиль можно определить как индивидуальный стиль писателя. Он может быть описан как совокупность «…содержательных и формальных характеристик, присущих произведениям автора, которая делает уникальным воплощенный в этих произведениях авторский способ языкового выражения» [Фатеева URL]. Однако понимание идиостиля не исчерпывается только его языковой характеристикой.

Идиостиль как совокупность «взаимообусловленных языковых приемов»

участвует «в построении художественного мира» автора [Некрасова 1991: с.

123].

Некоторые ученые рассматривают идиостиль как совокупность личностных смыслов и ассоциативных контекстов, присутствующих в текстах автора, вводя понятие идиолекта и рассматривая его сквозь призму идиосферы [Жукова 2013]. Таким образом, личность автора или языковая личность присутствует в идиостиле. С этой точки зрения, идиостиль может быть представлен как результат текстопорождающей и эстетической деятельности языковой личности [Леденева 2001: с. 39]. В идиостиле как совокупности личностных смыслов и ассоциаций через использование разнообразных логико-семантических и языковых средств происходит объективация субъективной картины мира. По мнению В.А. Пищальниковой, «установление системы доминантных смыслов, присущих концептуальной системе автора, выявляет его пристрастие к отражению тех или иных реалий объективной действительности и характера их отношений, что определяет содержательную сторону идиостиля (образ мира, реализующийся в рамках идиостиля)» [Пищальникова 1992: с. 28].

И.Г. Ткаченко полагает, что изучение концептов может открыть доступ к авторскому сознанию. Исходя из подобного предположения, ученый говорит о необходимости использовать комплекс методов исследования концепта в художественном тексте, включающий в том числе метод «герменевтического круга», разработанный Г. Гадамером, и герменевтический метод Г. Богина [Ткаченко URL]. Известно, что интерпретация концепта и текста в рамках «герменевтического круга»

осуществляется через «движение от смысла целого к его деталям и средствам выражения, а затем назад к целому, после чего следует новое возвращение к деталям и т.д. В результате процесс понимания движется по спирали, на каждом витке которой происходит углубление понимания [Черкасова 2005: с.

4-5].

Что касается герменевтической теории Г.И. Богина, то, согласно ей, понимание текста представляет собой процесс распредмечивания, «т.е.

усмотрения субъективных реальностей (моментов деятельности) при восприятии материальных средств текста» [Богин 2001: с. 27]. Для исследователя, таким образом, художественный текст выступает в роли опредмеченной субъективности. В системе материальных средств текста ученый усматривает опредмеченную сущность сознания, то есть «сложившиеся в деятельности человека идеальные реальности, смыслы, коррелятивные со средствами текста» [Там же]. Г.И. Богин настаивает на том, что понимание текста есть в определенном смысле освоение действительности и связывает его с опытом человека, полагая, что понимание есть «обращение опыта человека на текст с целью освоения его содержательности. Опыт, обращаемый на текст, и индивидуален, и коллективен в одно и то же время: понимание одного человека может получить развитие в деятельности другого, а достижение этого другого может достаться и первому» [Богин 2001: с. 30].

Содержательная или концептуальная сторона идиостиля рассматривается в соотношении с картиной мира писателя и шире, языковой картиной мира в целом, характерной для культурно-языкового сообщества.

Объективация того или иного концепта в языке находится в зависимости от этого, причем, по мнению И.А. Тарасовой, установление связи между идиостилем и языковой картиной является традиционным [Тарасова 2012].

Проанализировав работы по данной проблеме, она суммирует их основные положения следующим образом:

• «под индивидуальной картиной мира понимается психическое отображение действительности через призму сознания субъекта;

• художественному тексту приписывается статус «субъективного образа объективного мира», индивидуальной, опосредованной картины мира, выраженной языковыми средствами;

• текст отражает фрагмент языковой картины мира автора, которая носит субъективный, творческий характер;

• индивидуально-авторская картина мира – часть общеязыковой в той мере, в какой творческое сознание является частью общенародного сознания; способы отражения мира и индивидуально-субъективны, и обобщенно-объективны одновременно» [Тарасова 2012: с. 10].

Многие лингвисты сходятся во мнении, что художественная картина мира вторична и возникает при восприятии художественного произведения.

Так, З.Д. Попова и И.А. Стернин отмечают, что «в художественной картине мира могут быть обнаружены концепты, присущие только данному авторскому восприятию мира, то есть индивидуальные концепты писателя.

При этом всегда следует помнить, что художественная картина мира – вторичная, опосредованная картина мира, причем она опосредована дважды

– языком и индивидуально-авторской концептуальной картиной мира»

[Попова, Стернин 2007: с. 8]. Художественная картина мира очевидным образом стимулируется реальным миром, но вторично моделируется автором как отдельный авторский мир. В сознании адресата представление об этом мире создается посредством ассоциаций [Болотнова 2007: с. 74].

Ю.С. Степанов отмечал сложную структуру концепта: «С одной стороны, к ней принадлежит все, что принадлежит строению понятия … с другой стороны, в структуру концепта входит все то, что и делает его фактом культуры – исходная форма (этимология); сжатая до основных признаков содержания история; современные ассоциации; оценки и т.д.» [Степанов 1997: с. 41]. Впоследствие высказанная академиком мысль получила развитие в разработке послойной структуры концепта.

Применительно к художественному концепту были выделены такие устойчивые слои его структуры, как предметный, понятийный, ассоциативный, образный, символический и ценностно-оценочный [Тарасова 2012: с. 75]. Подобный подход к изучению концепта в художественных текстах плодотворно используется во многих работах отечественных лингвистов [Молоткова 2006, Вычужанина 2009, Кононова 2010, Лютянский 2011, Гибадуллина 2012]. Например, Н.С. Болотнова отмечает, что некоторые из выделенных слоев «находятся в отношениях включения и пересечения»

[Болотнова 2007: с. 74].

В ряде работ указывается на размытость границ между слоями и зонами [Филиппова URL, Лютянский 2011]. Послойное исследование концепта позволяет установить вариативные характеристики каждого из упомянутых выше слоев. Так, исследуя концепт “north” в рассказах Дж.

Лондона, В.М. Лютянский подчеркивает, что микроконцепты, входящие в структуру макроконцепта “north”, вариативно представлены в каждом отдельном слое и проникают с одного уровня на другой, а концептуальные признаки, фиксируемые для одного слоя, переплетаются с признаками, фиксируемыми для других слоев. В оценочном слое исследователь традиционно выделяет эмоциональную, утилитарную и эстетическую оценки. В каждой из них он выделяет определенные концептуальные признаки и делает важное наблюдение: признаки эмоциональной оценки не пересекаются с признаками в образном слое. Анализируя утилитарную оценку, ученый обнаруживает, что она строится на оппозиции «harmful – useful», что становится серьезным методологическим фактором в изучении языковых и художественных концептов. В конечном счете, это признание того, что языковая концептуализация строится, в том числе на принципе оппозиций. В качестве единицы исследования каждого отдельного уровня в структуре концепта, по мнению Т.С. Бабарыкиной, может служить концептуальный признак. При этом их дифференциальными характеристиками могут выступать формальные и содержательные идентификаторы [Бабарыкина 2010].

Несмотря на активное исследование художественного концепта, единой методики его описания пока не существует. Применяемый анализ, как правило, называют концептуальным. Наряду с ним существует так называемый концептный анализ, который, на наш взгляд, более всего соответствует задачам данного диссертационного исследования. Концептный анализ предполагает «исследование реализации (воплощения) концепта в тексте и моделирование его содержания, выявление индивидуальноавторского наполнения концепта» [Цуркан 2014: с. 5].

Исходным этапом концептного анализа является установление имени концепта или ключевого слова – репрезентанта концепта в произведении.

Как отмечают в научной литературе, «оно часто выносится в заглавие, как и взаимосвязанные концепты, антонимическая парадигма, лексически выражающие концепт («Гроза» Н. А. Островского, «Война и мир»

Л. Н. Толстого, «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского, «Жизнь и судьба» B. C. Гроссмана и другие). Название произведения не только определяет восприятие текста, но и задаёт вектор раскрытия смысла концепта. Помимо этого, оно может быть сопряжено с доминантным для данного сочинения концептом [Там же]. Установление релевантных для конкретного художественного произведения концептов требует выявления слов-экспликаторов или слов-номинантов (абстрактных, эмоциональных), а также философских концептов [Ерофеева 2007: с. 10]. Так, например, было установлено, что «ключевыми экспликаторами концептов «наказание» и «возмездие» в английском языке являются лексемы «punishment» и «retribution» [Смирнова 2009: с. 251]. В русском языке к подобному экспликатору среди прочих относится лексема «кара», отсутствующая среди базовых репрезентаций данного концепта в английском языке [Там же].

Выбор имени концепта предполагает установление формальных идентификаторов концепта, которые могут заменять само имя, что согласуется с заместительной функцией концепта [Бабарыкина 2010].

Описание концептов в художественном произведении предполагает установление семантического поля ключевой лексемы – репрезентанта концепта в тексте [Цуркан 2014,: с. 5], в которое, как показывают исследования, могут входить не только лексемы с конкретным или абстрактным значениями, но и имена собственные, прозвища и фамилии [Бабарыкина 2010, Лютянский 2011]. В художественном произведении концепт проявляется не только через собственно лингвистические, но и нелингвистические способы представления концептуальной информации (через особенности композиции, сюжетостроения, группировку образов и др.). Иными словами, «концептный анализ предполагает исследование воплощения концепта на разных уровнях текста (тематическом, сюжетнокомпозиционном, мотивно-образном)» [Цуркан 201: с. 7].

Таким образом, опираясь на труды ряда исследователей (С.А.

Аскольдова, Л.Г. Бабенко, В.В. Колесниковой, Ж.Н. Масловой, И.А.

Тарасовой и др.), рассмотренные выше, представляется возможным предложить рабочее определение художественного концепта, понимаемого нами как эстетически значимое ментальное образование, для которого характерны следующие дистинктивные признаки:

присутствие в концептосфере автора в качестве устойчивой семантической доминанты, универсального элемента системы смысла художественного текста;

аккумулирование свойств познавательного концепта наряду с ценностноориентированной сущностью;

включенность в психоментальную сферу определенного этнокультурного сообщества, национальную художественную картину мира.

1.2. Лингвофилософский модус американского морского романа Целостный анализ концептосферы художественного произведения и исследование идиостиля автора подразумевают рассмотрение таких существенных характеристик текста, как его принадлежность к определенному жанру, стилевая оформленность, учет экстралингвистических параметров, внимание к личности автора и соотношению его взглядов и идей с мнением современного ему общества как адресата произведения.

Существует устоявшееся мнение, что охватить все или большинство ключевых параметров литературного произведения, в том числе и собственно языковых, можно в рамках четырех основных подходов: миметического, риторического, экспрессивного и формального [Abrams 1971, The Johns В качестве предмета миметического рассмотрения, Hopkins 2012].

литературное сочинение интерпретируется как взаимоотношение собственно текста и реальности. Текст в этом случае как бы воспроизводит реальный мир, но это не механическое или беспристрастное копирование. М. Лотман писал, что «художественный текст, хотя и включает в себя отдельные миметические компоненты, является, в первую очередь, не миметическим, а моделирующим образованием. Художественный текст не отражает, а творит свою реальность; … художественный текст создает некоторый возможный мир» [Лотман URL].

Ярким примером обоснования корреляционных отношений художественного произведения и реальности являются рассуждения Д.С. Лихачева по этой проблеме: «в любом литературном явлении так или иначе многообрзно и многобразно отражена и преображена реальность: от реальности быта до реальности исторического развития (прошлого и современности), от реальности жизни автора до реальности самой литературы в ее традициях и противопоставлениях: она представляет собой не только развитие общих эстетических и идейных принципов, но движение конкретных тем, мотивов, образов, приемов» [Лихачев 1987: с. 221].

Лингвисты отмечают, что одним из ключевых экстралингвистических параметров текста «является обусловленность содержания текста самой действительностью и отраженность в тексте действительности, времени его написания, национально-культурных представлений, особенностей психологии личности автора произведения, связь его произведения с различными религиозными и философскими представлениями, принадлежность тому или иному литературному направлению, школе в искусстве и др. Именно этот параметр обусловливает такие существенные свойства текста, как его денотативность, референтность, ситуативность»

[Бабенко, Казарин 2009: с. 31].

В центре риторического подхода, как правило, находится вопрос относительно формы произведения, которая бы позволила наиболее успешно воздействовать на аудиторию, развлекая или образовывая ее [The Johns Hopkins 2012]. В отечественной теории текста соотношение «текст аудитория» находится в одном ряду с соотношением «план содержания план выражения». Содержание воздействует на аудиторию благодаря трем структурным типам информации – фактуальной, концептуальной и подтекстовой [Гальперин 1981: c. 26].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Холодова Дарья Дмитриевна ПРЕДИКАТЫ «БЕСПЕРСПЕКТИВНОГО ПРОТЕКАНИЯ»: СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Сулейманова Ольга Аркадьевна Москва...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.