WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ФАКТОР РАДИКАЛЬНОГО ИСЛАМА В ПОЛИТИКЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ В 1945-1990 ГГ. ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет

им. Н.И. Лобачевского»

На правах рукописи

Черняев Алексей Евгеньевич

ФАКТОР РАДИКАЛЬНОГО ИСЛАМА В ПОЛИТИКЕ

ВЕЛИКОБРИТАНИИ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ

В 1945-1990 ГГ.

Специальность 07.00.15 – история международных отношений



и внешней политики

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Колобов Олег Алексеевич Нижний Новгород

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА I. КОНЦЕПТУАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

ПОСЛЕВОЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ВЕЛИКОБРИТАНИИ С

РАДИКАЛЬНЫМ ИСЛАМОМ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ

1.1. Генезис взаимодействия Лондона с радикальным исламом ближневосточного региона в период Британской империи.

1.2. Положение в британских восточных колониях после Второй Мировой войны с учетом фактора радикального ислама.

ГЛАВА II. РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ В КАЧЕСТВЕ ФАКТОРА

БРИТАНСКОЙ ПОЛИТИКИ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ В

1945-1979 ГГ.

2.1. Организация «Братья-мусульмане» и Египет: ключевой элемент ближневосточной политики Великобритании

2.2. Радикальные исламисты Палестины и Иордании как инструмент послевоенной британской ближневосточной политики.

2.3. Влияние исламского радикализма стран Среднего Востока (Иран, Саудовская Аравия, Афганистан) на британскую политику в регионе

ГЛАВА 3. РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ И ВЕЛИКОБРИТАНИЯ НА

БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ ПРИ КОНСЕРВАТОРАХ В 1979ГГ.

3.1. Противодействие Лондона СССР на Ближнем и Среднем Востоке с учетом фактора радикального ислама в Афганистане.

3.2. Исламская революция в Иране 1979 г. и ее влияние на британскую политику в регионе.

3.3. Роль Великобритании в ирано-иракской войне 1980-1988 гг.

ВВЕДЕНИЕ

Тема настоящего диссертационного исследования является весьма актуальной по многим причинам.

Приводимые в диссертации факты и их анализ свидетельствуют о том, что британские правительства, как лейбористские, так и консервативные, преследуя реализацию так называемого «национального интереса» за границей, в течение десятилетий тайно договаривались и сотрудничали с радикальными исламскими силами, включая террористические организации. Они смотрели сквозь пальцы на их деятельность, работали с ними бок о бок, иногда участвовали в подготовке и финансировании их структур для того, чтобы продвигать и реализовывать определенные цели и задачи собственной внешней политики. Правительства поступали, таким образом, часто в отчаянных попытках удержать британское влияние в мире перед лицом нарастающих его ослаблений в ключевых регионах мира, будучи неспособными в одностороннем порядке навязывать собственную волю и за неимением достаточного количества других региональных союзников.

После Второй Мировой войны британские специалисты по внешнеполитическому планированию столкнулись с неизбежным распадом империи и возвышением двух новых сверхдержав – США и СССР, но были полны решимости удержать настолько много политического и торгового влияния в мире, насколько было возможно.

Хотя Юго-Восточная Азия и Африка были важны для Великобритании, прежде всего как источники сырья, именно Ближний Восток был основным регионом, над которым Лондон хотел сохранить собственное влияние из-за колоссальных запасов нефтяных ресурсов. Именно здесь возник основной «противник» в форме распространенного арабского национализма под предводительством египетского лидера Гамаля Абделя Насера, который стремился проводить самостоятельную внешнюю политику и положить конец зависимости ближневосточных государств от Запада. Чтобы сдержать угрозу, Британия и США не только поддерживали консервативных, прозападных монархов и местных феодальных лидеров, но и состояли в тайных отношениях с исламистскими силами, особенно с «Братьями-мусульманами», используя их для дестабилизации ситуации и свержения национально ориентированных правительств.





Радикальные исламские силы виделись британскому правительству полезными в пяти качествах: мировой силы, противодействующей светскому национализму и советскому коммунизму, как в случае с Саудовской Аравией и Пакистаном; «консервативной силы»

мусульманских стран, подрывающей основы светского национализма и поддерживающей прозападные режимы; ударной силы для дестабилизации и свержения правительств; в качестве лояльных военных подразделений в военных конфликтах; и, наконец, как политический инструмент, чтобы добиваться от правительств необходимых изменений.

Авторское понимание исламского радикализма основано на определении авторитетного французского специалиста Оливера Роя, согласно которому он подразумевает и возвращение всех мусульман к истинным догматам ислама (то, что обычно называют «салафизм» - «путь предков» - или «фундаментализм»), и политическую воинственность, которая оправдывает джихад как идею «священной войны» против врагов ислама, в число которых могут входить и мусульманские правители. Рой определяет исламизм как вид современного фундаментализма, который ставит целью создание, посредством политических действий, Исламского государства через установление исламского (шариатского) права в качестве основы всех законов функционирования общества. Исламисты рассматривают ислам не только как религию, но и как политическую идеологию, которая должна быть интегрирована во все аспекты общественной жизни. Принимая во внимание мнение этих аналитиков, в тексте диссертации термины «радикальный исламский», «исламистский»

и «фундаменталистский» используются в качестве взаимозаменяемых.

Под «джихадистами» же понимаются все, кто вовлечен в насильственные действия для достижения цели создания исламских государств.

Объектом диссертационного исследования предстает политика Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке в 1945-1990 гг.

Предмет работы составили концептуальные основания и прикладное воплощение британской политики на Ближнем и Среднем Востоке с учетом проблемы радикального исламизма в период «холодной войны», рассматриваемые в проблемно-хронологической ретроспективе.

Хронологические рамки диссертационного исследования ограничены послевоенным периодом 1945-1990 гг. Нижняя хронологическая граница обозначена 1945 годом – временем окончания Второй Мировой войны и становления новой глобальной системы международных отношений, а также моментом прихода к власти в Великобритании нового лейбористского правительства во главе с К.

Эттли, верхняя рамка работы ограничена 1990 годом – временем фактического распада биполярной системы международных отношений, равно как и датой подачи Маргарет Тэтчер прошения об отставке с поста премьера после консультаций с Кабинетом и аудиенции у Королевы.

Вместе с тем, для обеспечения большей глубины, многоаспектности и качественности анализа заявленной проблематики автор в I главе работы счел возможным обратиться к более ранним историческим событиям, совершенно необходимым для четкого понимания особенностей политики Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке в обозначенный хронологический период.

Рассматриваемая проблематика представлена множеством научных работ, опубликованных в России и за рубежом в XX – начале XXI века.

Учитывая это, автор обратился к актуальным оригинальным источникам и материалам, прежде всего, на английском языке, которые проливают свет на особенности политических действий Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке периода «холодной войны» с учетом фактора радикального ислама, представленных в 1945-1990 гг. четырьмя лейбористскими и шестью консервативными кабинетами министров.

Таким образом, источниковую базу исследования составили:

Архивные документы и материалы Национального архива Великобритании (Public Record Office – PRO / The National Archives), изученные лично автором в процессе стажировки и введенные в научный оборот; документы Британского министерства иностранных дел и Министерства по делам колоний British Foreign Office / British Colonial Office, переведенные на русский язык и систематизированные в хрестоматии «Проблемы войны и мира в XX в.», - т. 1-4, Н.Новгород: Изд-во ННГУ, 1996документы архива внешней политики Российской Федерации, опубликованные в серии «Ближний Восток, 1947-1967 гг. М.:

Международный фонд «Демократия», 2003, кн. 1 и 2, дающие ценную информацию о развитии ближневосточного региона в контексте «холодной войны», с учетом фактора радикального ислама во внешней политике великих держав;

официальные правительственные документы непосредственных участников региональных международных отношений на Ближнем и Среднем Востоке и Великобритании, которые объективно характеризуют позиции взаимодействовавших сторон, дипломатию, переговорные процессы, перспективы разрешения кризисных ситуаций, олицетворяя особую обеспокоенность основных акторов биполярной мировой политики состоянием дел на Ближнем и Среднем Востоке;

документы Организации Объединенных Наций (резолюции, стенограммы заседаний СБ, отчеты экспертов, заключения Управления верховного комиссара по делам беженцев и т.д.), характеризующие усилия мировой общественности по созданию соответствующих условий для нормализации обстановки в регионе Ближнего и Среднего Востока с учетом постколониального развития территорий, палестинской проблемы, афганской войны;

материалы Лиги Арабских Государств (ЛАГ), Организации Исламской Конференции (ОИК), влиятельных исследовательских институтов (Стокгольмского института мирных исследований, Копенгагенского института мира, Лондонского международного института стратегических исследований), содержащие разнообразные полезные сведения о развитии радикального ислама на Ближнем и Среднем Востоке и т.д.

мемуары сотрудников международных организаций, а также британских и ближневосточных государственных и политических деятелей, содержащие интересные, хотя и субъективные по содержанию сведения о британской ближневосточной политике, равно как ситуации в регионе в целом в прошлом и настоящем1.

Степень научной разработанности проблемы британской ближневосточной политики в период «холодной войны» весьма велика по объему и разнообразна по содержанию.

Значительно количество научных работ по данной тематике и в России, и за рубежом, где, в частности, проблема послевоенной ближневосточной политики великих держав адекватно представлены фундаментальными научными трудами по геополитике, дипломатии, конфликтологии, внешней политике великих держав и международным отношениям, написанными Р. Ароном, С. Хантингтоном, Г.

Киссинджером, У. Квандтом, У. Лакером, Д. Уолвортом, Д. Горовитцем, Н. Подгорецом, А. Тейлором, З. Бзежинским, Э. Саидом, И. Шамиром, Н.

Хомским, А. Селой, Л. Кади, В. Халиди, Э. Накхлеха и многими другими американскими, британскими, европейскими, ближневосточными учеными2.

В России данная тематика также получила детальное освещение в целом ряде научных монографий, книг, статей, отзывов, очерков подготовленных А.П. Барышевым, И.П. Беляевым, В.И. Блищенко, И.П.

Блищенко, К.Г. Борисовым, Р. Бороновым, А. Брассом, П. Демченко, Ю.Н. Ждановым, И.Д. Звягенским, В.И. Киселевым, В.С. Кокиным, О.А.

Колобовым, Г.Г. Косачем, В. Ладейкиным, Р.Г. Ландой, Л. И. Медведко, С.А. Модестовым, Л. А. Моджорян, В.В. Наумкиным, В. Носенко, Е.М.

Примаковым, К.И. Поляковым, Е.Д. Пырлиным, С.М. Роговым, В.П.

Румянцевым, А.В. Федорченко, М.Е. Хазановым, А.Ж. Хасяновым, О.О.

Хохлышевой, М. Шевченко и др3.

Проблема ближневосточной политики Великобритании непосредственно нашла отражение в опубликованных научных трудах российских ученых А.О. Колобова, О.А. Колобова, А.А. Корнилова, О.О. Хохлышевой, А.В. Карасева, В.М. Кулагина, Е.Ю. Усовой, Г.А.

Меламедова, Т. Носенко, В.М. Черновицкого, В.С. Овченского, К.А.

Капитонова, С.Г. Лузянина, Е.М. Примакова, В.П. Румянцева, Э.Г.

Соловьева и зарубежных экспертов Н. Хомского, Х.Сисе, Д. Голда, М.

Орена, Дж. Мирсхаймера, А. Эпштейна, С. Абуриша, Дж. Абеда, Х.

Ашрави, Абу Ситта, М. Амары, А. Кубурши, С. Зидани, Р. Холлис, С.

Шабиба4.

Из диссертационных исследований, близких к профилю и тематике настоящей работы, отметим Владимира Петровича Румянцева «Политика США и Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке в 1957-1 гг.»5, Святослава Анатольевича Очканова «Роль Великобритании в развитии внешнеполитической и военно-политической интеграции в Западной Европе»6, Гумера Галиевича Исаева «Региональные политические процессы на Ближнем Востоке: 1945-1956 гг.»7, Наталью Кирилловну Капитонову «Приоритеты внешней политики Великобритании в период правления консерваторов, 1979-1997 гг.»8, Наталию Станиславовну Бажан «Движущие силы колониальной политики Великобритании в Египте»9.

Таким образом, совокупность имевшихся в распоряжении автора источников, многие из которых вводятся в научный оборот впервые, а также степень изученности проблемы в отечественной и зарубежной науке предопределяют цель и задачи данного диссертационного исследования.

Целью исследования является выявление особенностей принципиального формулирования и практического курса британской ближневосточной политики в 1945-1990 гг. с учетом фактора радикального ислама.

Для достижения поставленной цели диссертантом был поставлен ряд научно-исследовательских задач:

- выявление базовых составляющих концептуально-исторического фундамента ближневосточной политики Великобритании,

- историческая оценка генезиса и развития британской политики на Ближнем и Среднем Востоке до середины ХХ века,

- характеристика качественных особенностей радикального ислама как фактора британской политики на Ближнем и Среднем Востоке в 1945гг.

- отдельный анализ взаимодействия Лондона с организацией «Братья-мусульмане» в Египте как ключевого элемента ближневосточной политики Великобритании,

- выделение радикальных исламистов Палестины и Иордании как инструмента послевоенной британской ближневосточной политики,

- характеристика влияния исламского радикализма стран Среднего Востока (Иран, Саудовская Аравия, Афганистан) на британскую политику в регионе,

- выявление специфики взаимодействия радикального ислама и Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке при консерваторах в 1979-1990 гг. с особым акцентом на противодействие Лондона СССР в Афганистане,

- рассмотрение исламской революции в Иране 1979 г. и ираноиракской войны 1980-1988 гг. в контексте их влияния на британскую политику в регионе.

Методология диссертационного исследования основывается на представлении о четырех уровнях научного познания: философском, общенаучном, специально-научном и конкретно-проблемном.

Специфика предмета работы предопределила выбор системного подхода в качестве методологической основы исследования. Его использование позволяет рассматривать британскую политику на Ближнем и Среднем Востоке с учетом фактора радикального ислама в качестве целостной системы, атрибуты которой возникают в процессе осуществления внешнеполитического курса страны. Для решения поставленных задач был использован структурно-функциональный вариант системного анализа, ориентирующий исследователя на анализ структурных характеристик и выявление специфики функционирования системы в целом.

Автор придерживается в исследовании принципов историзма, объективности, системности, конкретности, а также описания и анализа конкретных ситуаций, идей, теорий, их сопоставления, объяснения, критики, обобщения полученных знаний в теорию и гипотезу развития.

Базовый для диссертанта принцип историзма выступает как принцип познания явлений в их становлении и развитии, в органической связи с конкретными порождающими их условиями. Реализация данного принципа историзма позволила увидеть преемственный характер изменений в рамках выделяемой нами системы и в ее взаимодействии со средой. Плодотворным для достижения цели исследования стал также историко-генетический подход, основанный на анализе объекта на различных этапах его функционирования и развития, что позволило проследить его эволюцию в рамках рассматриваемого нами периода.

При проведении данного исследования наряду с общенаучными (сравнение, анализ и синтез, моделирование) использовались также методы исторического познания: синхронный, предполагающий изучение объекта в контексте более широкой исторической обстановки, хронологический – как последовательное рассмотрение событий в их временной протяженности, а также сравнительно-исторический метод, использовавшийся при оценке моделей британской политики на Ближнем и Среднем Востоке в различные временные периоды.

Специфика рассматриваемого объекта предопределила также использование децизионного метода, или метода анализа процесса принятия решений. Он позволяет сконцентрировать внимание на центрах принятия решений (в данном случае, высшем политическом руководстве Великобритании), процессе их выработки и последующей реализации.

В ходе работы над заявленной проблематикой автор придерживался принципов объективности и научной доказательности, требующих сопоставления различных суждений и оценок, использования верифицируемых материалов.

На защиту выносятся следующие основные положения диссертации:

Корни британского сотрудничества с радикальным исламом лежат в 1.

политике по принципу «разделяй и властвуй», проводившейся еще в период существования Британской империи. С некоторыми из этих радикальных исламских сил Британия была в постоянном, стратегическом союзе для защиты фундаментальных, долгосрочных внешнеполитических целей; с другими это был «временный брак по расчету» для достижения определенных краткосрочных результатов.

Британские официальные лица рассматривали Братьев-мусульман и 2.

панисламистское движение на Ближнем и Среднем Востоке лишь в качестве инструмента для реализации своих планов, в тоже время не позиционируя ислам в качестве стратегического союзника.

Политика Британии на Ближнем и Среднем Востоке строилась не 3.

напрямую, а через т.н. «агентов изменения». Британское правительство работало с различными исламистскими объединениями не потому, что оно поддерживало их идеи, а сугубо из-за того, что они были полезными в определенные периоды времени. Исламистские объединения, в свою очередь, сотрудничали с Британией по тем же соображениям целесообразности, а также потому, что разделяли с британцами неприятие народного национализма.

Ключевым союзником для Британии и на Ближнем и Среднем 4.

Востоке была Саудовская Аравия. Внешнеполитические стратеги Лондона постоянно и скрытно способствовали саудитам в реализации их внешней политики, поскольку они рассматривались в качестве ключевых союзников.

Именно Британии играла ключевую «скрытую» роль в войне в 5.

Афганистане. В ходе секретных операций и войн Британия работала со множеством откровенных джихадистских террористических группировок, которые продвигали наиболее реакционные в религиозном и политическом плане программы, регулярно совершая акции, направленные против гражданского населения. Военная, финансовая и дипломатическая поддержка была предоставлена исламистским силам, которые, подстегнув с ее помощью вывод советских войск, очень скоро реорганизовались в террористические сети, готовые нанести удар по целям на Западе.

Сговор Британии с радикальным исламом основывался на 6.

продвижении двух масштабных геостратегических целей внешней политики страны. Первая — это влияние и контроль над ключевыми энергетическими ресурсами, всегда признаваемая британскими внешнеполитическими стратегиями задачей номер один на Ближнем Востоке. Второй целью было сохранение места Великобритании в контексте прозападного мирового финансового порядка.

Загрузка...

Научная новизна исследования заключается в том, что в настоящей работе сделана попытка восполнить существующий в отечественной исследовательской литературе пробел и на диссертационном уровне впервые в отечественной историографии осуществить комплексный анализ динамики британской политики на Ближнем и Среднем Востоке на протяжении биполярного периода истории международных отношений с учетом фактора влияния радикального ислама на стратегию и тактику осуществления политики Лондона в регионе.

Помимо этого, научная новизна диссертации определяется введением автором в научный оборот посредством перевода, систематизации и аналитического комментария оригинальных документов, в том числе ранее неопубликованных материалов Национального архива Великобритании и Архива внешней политики Великобритании, содержащих элементы нового академического знания по историческим и актуальным вопросам ближневосточной политики Великобритании в послевоенный период ее истории.

Элементами новизны обладает комплексное рассмотрение автором конфликтогенеза и эскалации наиболее значимых, в том числе, на современном этапе развития международных отношений, кризисных ситуаций и проявлений на Ближнем и Среднем Востоке в восприятии британского политического руководства, а также параметров взаимодействия разных звеньев в механизме выработки и осуществления ближневосточной политики Великобритании в рассматриваемый период.

Теоретическая значимость данной работы заключается в том, что она вносит весьма существенный вклад в изучение проблем современной мировой политики, истории международных отношений и внешней политики Великобритании. На основе анализа различных эмпирических данных делается попытка не только описать ключевые параметры исследуемой проблемы, но также выявить закономерности и спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации. С научной точки зрения, значительный интерес представляет анализ динамики формирования и осуществления региональной ближневосточной политики ключевого европейского государства – Великобритании, с учетом такого неординарного фактора как радикальный ислам.

Практическая значимость работы определяется тем фактом, что настоящее исследование синтезирует ретроспективное изучение актуальной исторической темы с поиском конкретных ответов на вопрос о реальных перспективах качественного разрешения проблемы радикального ближневосточного исламизма на современном этапе в общем контексте региональных и глобальных международных отношений.

Основные положения диссертации могут быть применены в учебном процессе классических университетов России и непосредственно в информационно-аналитической деятельности различных департаментов МИД России. Сведения, систематизированные в работе, также можно использовать при моделировании сложных конфликтных и кризисных ситуаций для коррекции восприятия международной и российской общественностью положения дел в наиболее конфликтных регионах земного шара.

Материал диссертации может использоваться в учебном процессе при подготовке и чтении общих и специальных курсов для студентовмеждународников и зарубежных регионоведов, при составлении учебных пособий и монографий по актуальным проблемам британских и ближневосточных исследований.

Диссертация соответствует паспорту специальности 07.00.1 «История международных отношений и внешней политики» в той части, которая связана с изучением истории взаимоотношения стран и народов.

Материалы исследования имеют отношение к пунктам (Международные отношения и внешняя политика на разных этапах исторического развития), 6 (Национально-государственные приоритеты во внешней политике и международных отношениях), 7 (Война и дипломатия как инструменты внешней политики) области исследования 07.00.15.

Структура исследования определяется поставленными целью и научно-исследовательскими задачами.

Работа состоит из введения, трех глав, разделенных на тематические параграфы, примечаний, заключения и списка использованных источников и литературы.

ГЛАВА I. КОНЦЕПТУАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

ПОСЛЕВОЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ВЕЛИКОБРИТАНИИ С

РАДИКАЛЬНЫМ ИСЛАМОМ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ

ВОСТОКЕ

1.1. Генезис взаимодействия Лондона с радикальным исламом ближневосточного региона в период Британской империи.

Послевоенное сотрудничество Великобритании с радикальными исламскими силами уходит корнями еще в политику Британской империи. Первый шаг мусульманского мира навстречу Британии был сделан в 1765 году, когда могольский император Шах-Алим уступил британской Ост-Индской Компании право собирать налоги и вершить правосудие в богатой провинции Бенгалия. В дальнейшем, Британия добилась контроля над всем Индийским субконтинентом, одержав победу над Типу Султаном, последним весомым мусульманским центром силы в Индии, в 1799 году. К концу XIX века британское могущество распространилось далеко за пределы Индии и Великобритания приобрела серьезные рычаги влияния на мусульман всего мира. Британская империя в своих формальных границах вместе с британскими «протекторатами»

(которые во всем, кроме названия были теми же колониями, в которых Великобритания контролировала и сферу обороны, и внешние сношения) охватывала более половины мусульман, живших на Земле 10. Уинстон Черчилль, в то время военный министр, отметил в 1919 году, что, располагая 20-миллионным мусульманским населением Индии, Великобритания была «величайший магометанской силой»11.

Британский империализм часто вступал в прямой конфликт с мусульманами и исламскими силами, и регулярно подвергался нападениям со стороны джихадистских движений, таких, как газии, которые воевали против британцев в ходе Второй англо-афганской войны 1880 года, или исламское махдистское движение в Судане, которое в году восстало против египетского правящего класса, захватив Хартум у британского генерала Гордона и установив в стране режим военной теократии. В своей первой книге, написанной в 1899 году и посвященной отвоевыванию британцами Судана, Черчилль написал об Исламе, что «в мире не существует более реакционной, регрессивной силы, чем ислам» и что «магометанство — это воинствующая и прозелитская вера»12.

Некоторые исламские движения возникли как прямой ответ британскому колониальному правлению, два из них продолжили оказывать огромное влияние на развитие современного радикального ислама. Первое, деобандисткое суннитское религиозное движение было названо по имени города в современном индийском штате Уттар-Прадеш в северной Индии, где в 1866 году была основана религиозная школа или медресе.

Оно соединило в себе ненависть к британскому правлению в Индии исламских священнослужителей, которые намеревались распространять религиозное обучение вне развращающего влияния «вестернизации».

Другой суннитской организацией, было движение Братья-мусульмане, основанное в Египте в 1928 году двадцатидвухлетним школьным учителем Хасаном аль-Банна, идеология которого отвергала британскую оккупацию страны, а также западное культурное и политическое влияние, призывая к строгому соблюдению правил Корана во всех сферах человеческой жизни.

Британцы опасались не только исламского радикализма, но и панисламизма — идеи совместного всемирного мусульманского выступления против Британской империи. В Индии панисламизм отразился прежде всего в Халифатском движении, которое сформировалось в 1919 году под руководством мусульманских клириков, пытавшихся избавить от английского господства в Индии и оказать поддержку разваливавшейся после Первой Мировой войны Османской империи. Через объединение с индийскими националистами, Халифатское движение стало на время крупнейшим протестным движением против британского правления со времен восстания сипаев 1857 года13.

Однако, важно отметить, что Британская империя не всегда находилась в состоянии конфронтации с мусульманскими силами, но также управляла ситуацией с использованием их структур, через своих уполномоченных. После того, как британские пулеметы Максима жестоко подавили исламский халифат в Северной Нигерии в начале XX века, британцы управляли этой территорией через своего султана Сокото, его эмиров и структуру исламского государства, существовавшей под их управлением. Северная Нигерия представляла собой классическую модель «непрямого правления», как ее охарактеризовал губернатор, лорд Лугард, которая была в дальнейшем экспортирована в другие колонии. В Судане государство, созданное махдистским движением было в конце концов разгромлено Великобританией в 1898 году, но к 1920-м годам Лондон стал рассматривать махдистского лидера, Саида Абд альРахмана, в качестве союзника, который был способен обеспечить лояльность многих суданцев14. В других колониях и протекторатах, Великобритания стремилась поддерживать «традиционную»

мусульманскую власть, как оплот собственного влияния, и исламские нормы права часто разрешались к применению в их наиболее консервативных формах. Даже в управляемой напрямую Британской Индии мусульманское персональное право продолжало процветать.

Подобная кооптация исламских элементов имела серьезные последствия;

это помогает объяснить неспособность мусульман на многих управляемых Великобританией территориях отозваться на призыв Османской империи к джихаду против британцев в начале Первой Мировой войны15.

В ходе так называемой «Большой игры» с Российской Империей за влияние в Азии в XIX веке, Великобритания поддерживала распадавшиеся региональные режимы, используя их как буфер между Россией и Британской Индией, своей самой значительной зависимой территорией. В частности, британцы старались не допустить усиления российского влияния в Афганистане. Затем эти озабоченности стали главным образом стратегическими и были связаны с «великодержавным»

статусом Великобритании; в началу двадцатого века ко всему прочему добавился еще фактор нефти, и проблема контроля над огромными запасами этого ресурса на Ближнем Востоке оживила «Большую игру».

В Индии британцы создали сотни подконтрольных туземных княжеств, большинство из которых были индусскими, служивших силами консерватизма и стабильности. Но в то же время британская власть в Индии официально оказывала официальное покровительство приближенным мусульманским лидерам, отчасти рассматривая мусульманскую Индию в качестве противовеса индусскому национализму. Долго обсуждалось, что складывание британских представлений об Индии, включая академические исследования, было намеренно ограниченным, подчеркивавшим различия между мусульманами и индусами, и что само понятие «мусульманин» было отчасти результатом дискурса в рамках колониального государства16.

Джордж Фрэнсис Гамильтон, министр по делам Индии, однажды написал лорду Керзону, генерал-губернатору в 1895-1904 гг. и впоследствии вицекоролю Индии, что он «должен планировать учебники таким образом, чтобы противоречия и расхождения между двумя сообществами продолжали усиливаться... Если мы сможем разделить образованных индийцев на два лагеря, придерживающихся полярных взглядов, нам следует, используя это разделение, укрепить наши позиции против угрозы, которую может представлять распространение образования для нашей системы управления»17.

Мусульманские ревивалистские и джихадистские движения бросили вызов британскому правлению в Индии в XIX веке, продолжив способствовать обострению ощущения противоречия между индусами и мусульманами. Эти факторы помогли посеять семя религиознообщинного антагонизма, достигшего наивысшей степени с началом мятежа 1857 года, который был, отчасти, религиозной войной. После событий 1857 года Британцы продолжили стимулировать общинное сознание, формируя разделенный электорат, создавая рабочие и образовательные резервации для мусульман.

«'Разделяй и властвуй' таким был древний римский девиз, - заявлял Уильям Эльфинстоун, бывший губернатором Бомбея в начале XIX века, - он должен быть и нашим девизом»18. Эта точка зрения распространилась и стала краеугольным камнем британского правления в Индии. Госсекретарь Вуд написал в письме лорду Эльджину, генерал-губернатору Индии в 1862гг., что «мы утвердили свою власть в Индии, натравливая одну сторону на другую, и нам следует продолжать в том же духе. Делайте все, что можете, чтобы предотвратить появления среди них общих идей»19.

Другой министр по делам Индии, Виконт Кросс, сообщал вице-королю, лорду Дафферину, что «это разделение религиозных чувств сильно играет в нашу пользу»20, тогда как британский госслужащий, сэр Джон Стрейчи, отметил в 1888 г.: «Откровенно говоря, правда заключается в том, что соседское существование этих двух враждебных верований — один из наиболее сильных аспектов нашего политического положения в Индии.

Лучшие слои магометан уже являются для нас источником силы, а не слабости... Они составляют небольшое, но энергичное меньшинство население, политические интересы которого идентичны нашим»21.

Некоторые аналитики доказывали, что британцы не придерживались последовательной, связной концепции продвижения взаимной общинной ненависти, как официального политического курса 22.

Это вполне может быть правдой, но, как отметил Фрэнсис Робинсон, специалист по Британской империи и мусульманской идентичности, политика «разделяй и властвуй» «прочно засела в умах административных лиц в XIX веке»23. Британские лица, ответственные за принятие решений были прагматиками, адаптировавшими политический курс к конкретным условиям тех времен, зачастую чтобы достичь специфических, краткосрочных целей.

Та британская стратегия, основанная на колониальном принципе «разделяй и властвуй», а также опора на мусульманские силы в погоне за продвижением имперских интересов достигла своего апогея на Ближнем Востоке в ходе и после Первой Мировой войны. Передел региона британскими и французскими чиновниками непрестанно обсуждался, хотя и в меньшей степени как иллюстрация продолжительного британского «использования» ислама, которое затем приняло новый оборот. Ближний Восток рассматривался британскими внешнеполитическими деятелями, как принципиально важный регион и в стратегическом, и в коммерческом плане. Что касается первого, исламские территории были важными буферными зонами против проникновения российского влияния в область важного наземного пути, соединявшего Британскую Индию и контролируемый британцами Египет. Но к тому моменту ко всем прочим аспектам добавился нефтяной фактор, с созданием в 1908 году Англо-Иранской Нефтяной Компании в Персии, с открытием нефтяных месторождений в Ираке, а также с нарастающей важностью этого ресурса для снабжения армий в ходе Первой Мировой войны. Британские стратеги рассматривали получение контроль над иракской и персидской нефтью в качестве «первоочередной военного задачи Великобритании», как заявил к концу войны сэр Мориса Хэнки, военный министра тогдашнего Кабинета24. К ноябрю 1918 года, генеральный штаб в Багдаде сообщал, что «будущий мировой двигатель — это нефть»25.

Начиная еще с шестнадцатого века, британский внешнеполитический курс был направлен на поддержку Османской империи, созданной турками-мусульманами, крупнейшего и наиболее могущественного мусульманского государства тогдашнего мира, которое на пике своего могущества в XVII веке охватывало Северную Африку, Юго-Восточную Европу и большую часть Ближнего Востока. Британия была привержена защите целостности Османской империи от реализации российских и французских имперских планов, что предполагало, дефакто, поддержку идеи Турецкого Халифата — претензии османского султана на роль лидера уммы, то есть исламского мира, всемирного мусульманского сообщества. После завоевания Индии Великобританией, Османская империя рассматривалась в качестве удобного буферного государства для недопущения конфликтов вдоль линии военного и торгового пути к «жемчужине британской короны». Лондон часто заявляет о себе, как о спасителе турецкого султана: в ходе Крымской войны 1854-56 гг., одного из наиболее кровопролитных конфликтов в современной истории Европы, Великобритания и Франция воевали на стороне Османской империи против России. Разрешение «восточного вопроса», который представлял собой имперскую борьбу за контроль над территориями, находившимися под властью разваливающейся и одряхлевшей Османской империи — было процессом, в ходе которого Великобритания, в основном, пыталась поддерживать последнюю великую мусульманскую империю в борьбе против ее наиболее сильных соперников. К тому моменту, когда Османская империя сделала роковой для себя выбор в пользу принятия немецкой стороны в Первой Мировой войне, она уже была ослабевающей державой, но все еще контролировала большую часть Ближнего Востока, включая сегодняшнюю Сирию, Ирак, Иорданию и Палестину, которыми она управляла на протяжении четырехсот лет. После поражения Османской империи европейские державы, ведомые Великобританией обосновались на ее развалинах поделили их между собой26.

В ходе Первой Мировой войны Великобритания обращалась к арабам Ближнего Востока с призыв присоединиться к Британской империи в деле свержения Османской власти над их территориями, в обмен на гарантии послевоенной независимости. В воззвании 1914 года «к коренным жителям Аравии, Палестины, Сирии и Месопотамии», британское правительство утверждало, что «одна из основополагающих традиций [британского государства] — оставаться другом ислама и мусульман и защищать исламский Халифат, даже если бы это был Халифат покорения и нужды, как Турецкий Халифат, который Англия защищала несколько раз, помогая деньгами, людьми, поддерживая своим международным влиянием. Не существует иного народа среди мусульман, способного защитить исламский Халифат, кроме арабского, и ни одна другая страна не достойна более этого места, чем арабские страны»27.

В мае 1915 года Британия также объявила «народу Аравии», что «мусульманская религия, как показывает история, всегда была удостоена наиболее пристального внимания со стороны английского правительства», и что несмотря на то, что турецкий султан стал противником Великобритании, «наша политика уважения и дружеского отношения к ислам останется неизменной»28.

Большое количество материалов было написано об «арабском восстании» против турецкого владычества, включая романтизированные героики Лоуренса об Аравии и последующем предательстве Британией собственных обещаний «независимости», данных арабам; для британцев эти гарантии означали не предоставление им национального суверенитета, а всего лишь допущение присутствия исключительно британский советников для управления арабскими странами, которые должны были стать британскими «протекторатами». Один примечательный аспект обращения к арабам заключался в апелляции к исламу в британских обещаниях тогдашнему правителю, или шерифу, священного города Мекки, Хуссейну бин Али. Хуссейн, религиозное влияние и позиции которого исходили из его предполагаемого происхождения от самого пророка Мухаммеда, согласился возглавить арабское восстание взамен на послевоенном признании его со стороны Великобритании в качестве правителя обширных территорий, простирающихся от сегодняшней Сирии до Йемена, таким образом включающих всю современную Саудовскую Аравию. Британское правительство писало Хуссейну в ноябре 1914, что «если Эмир (то есть Хусейн)... и арабский народ в целом поддержат Британию в этом конфликте, навязанном нам Турцией, Великобритания обещает не вмешиваться никоим образом в религиозные или иные дела. До сего дня мы защищали и поддерживали ислам в лице Турции: в дальнейшем его носителями будут благородные арабы. Может получиться, что истинные арабы примут власть над Халифатом Мекки или Медины, такая благодать может снизойти с божьей помощью, несмотря на все зло, творящееся сейчас»29.

Эта последняя важная фраза — британское обещание Аравии о помощи в восстановлении исламского Халифата и Шерифу Хуссейну о месте нового халифа, правопреемника турецкого султана.

Именно город Медина, находящийся на территории современной Саудовской Аравии, стал первой столицей Халифата после смерти пророка Мухаммеда в VII веке, после чего о воссоздании Халифата объявляли многие династии, последней из которых были Османы. Лондон пообещал Хуссейну, что Британия гарантирует защиту священных городов Мекки и Медины от любых внешних посягательств и признает их неприкосновенность»30.

Лорд Китченер, военный министр Британии, отмечал в марте 1915 года, что «если бы Халифат был перемещен на территорию Аравии, он бы остался, в значительной степени, под нашим влиянием»31. Береговая линия Аравийского полуострова могла быть легко контролируема британским флотом. Защищая Арабское королевство под собственной эгидой, Великобритания продвигала свое доминирование в сфере духовного лидерства над мусульманским миром. В самом деле, Британия помогала исламу возрождать его корни и возвращаться к его истокам.

Однако, в ходе и после Первой Мировой, некоторые британские официальные лица также опасались того, что Халифат мог быть использован как отправная точка антиколониальных движений в целях подрыва британского господства в Индии и Египте. В частности, они боялись перспективы мусульманской священной войны против Британии, вроде той, что объявил турецкий султан во время Первой Мировой войны. В своей аналитической работе, посвященной событиям на Ближнем Востоке в ходе Первой Мировой и сразу после ее окончания, Дэвид Фромкин отмечает веру британских политических лидеров в то, что исламом можно было манипулировать путем подкупа или прямого захвата его религиозного руководства. Проще говоря, они были убеждены в том, что тот, кто контролировал халифа, контролировал суннитский ислам32.

Шериф Хуссейн поднял восстание против Османской империи в июне 1916 года, собрав небольшое арабское войско из нескольких тысяч человек для войны на территории Хиджаза, западной прибрежной области Аравийского полуострова, включавшей города Джидда, Мекка и Медина. Писательница Гертруда Белл, которой надлежало стать имперским «конструктором» Ирака, в связи с боями в Мекке отмечала, что «восстание в Святых Местах — безмерный моральный и политический вклад»33. Однако, силы Хуссейна одержали лишь незначительные победы над османской армией и им не удалось мобилизовать людей хоть в какой-нибудь части арабского мира, несмотря на британское финансирование в объеме 11 миллионов фунтов стерлингов (около 500 миллионов фунтов в переводе на сегодняшние деньги). Британские офицеры служили военными советниками Хуссейна;

одним из них был полковник Томас Эдвард Лоуренс (известный под именем «Лоуренса Аравийского»), помощник Фейсала, сына шерифа Хуссейна, назначенного командующим последних воинский формирований.

Через месяц после того, как вспыхнуло Арабское восстание, Великобритания и Франция тайно договаривались о разделить Ближний Восток на зоны влияния, подписав соглашение Сайкс-Пико, названное таким образом по именам соответствующих министров иностранных дел.

Это решение отказаться от приверженности сохранению целостности Османской империи, перевернувшее основы британской внешней политики, совершенно откровенно объяснялось британскими официальными лицами. Лоуренс, по общему мнению великий «освободитель» арабского мира, написал разведывательное сообщение в январе 1916 года, утверждая, что Арабское восстание было «полезным для нас, поскольку оно проходило в соответствии с нашими непосредственными целями, разрушением исламского «блока» и разгромом Османской империи, а также потому что государства [Шериф Хуссейн], которые придут на смену туркам, не будут представлять для нас угрозы. Арабы даже менее постоянны, чем турки. При правильном обращении с ними, они останутся в состоянии политической мозаики, сплетения маленьких княжеств, неспособных к объединению»34.

После войны Лоуренс написал доклад для британского Кабинета под названием «Реконструкция Аравии», доказывая, что поиск мусульманского лидера, способного противостоять попыткам ведения джихада Османской империи против Британии от имени халифа, был срочной необходимостью и для самих британцев, и для их союзников:

«По завершении войны возникла срочная необходимость разобщить мусульман, и мы пришли к решению искать более союзников, чем подданных... Основным препятствием на пути любого арабского движения с военной точки зрения было его главной ценность в мирное время — нехватка сплоченности среди различных арабских движений...

Шериф [Хуссейн] был, в конечном счете, был выбран именно в связи с той трещиной, которую он мог сделать в исламе»35.

Польза от разобщенности на Ближнем Востоке — ключевой момент во всех этих документах — была также отмечена департаментом по иностранным делам британского правительства в Индии: «То, что мы хотим, - утверждали чиновники этого департамента, - это не единая Аравия, а слабая и разделенная Аравия, расщепленная на маленькие княжества, насколько это возможно под нашим протекторатом, неспособная на координированное выступление против нас, служащее буфером от западных держав36.

После Арабского восстания и разгрома британцами турецких войск на всей территории региона, Хусейн провозгласил себя королем всех арабских стран, включая Хиджаз, но британское правительство было готово признать лишь его господство над последним. Между Хусейном м другим британским протеже, Абдул-Азизом Ибн Саудом, эмиром и нарастающей силой центральной Аравии, чьи силы оккупировали регион Неджд, со столицей в Эр-Рияде, возникла конфронтация вокруг вопроса о будущем Аравии. Мнения британских официальных лиц, кому же быть лидером Арабского восстания против турок разделились — британское правительство Индии опасалось Британской поддержки арабского халифа, который возглавит и остальной мусульманский мир, и эффектов, которые подобное развитие событий могло иметь в мусульманской части Индии, и, таким образом предпочитало Ибн Сауда, претензии которого ограничивались Аравией. В отличие от ортодоксального суннизма Хусейна, будущий основатель Саудовской Аравии стоял во главе ультраконсервативного суннитского ревивалистского движения, сегодня известного как ваххабизм, исповедовавшего строгую приверженность догматам ислама, которое получило свое развитие в XVIII веке на основании учения богослова Мухаммеда ибн Абд-аль-Ваххаба, родившегося в 1703 году. Вооруженные силы Ибн Сауда составляли из ихванов, известных также как Братство, которые представляли собой ополченцев из бедуинских племен, возглавляемых религиозными учителями, приверженными идеям очищения ислама и становления государства, основанного на строгих мусульманских законах.

Британия уже обеспечила Ибн Сауда вооружением и деньгами в ходе Первой Мировой войны, подписывая с ним договор в 1915 году и признавая его правителем провинции Неджд под британским протекторатом. К концу войны, он получал британские субсидии в размере 5000 фунтов в месяц — значительно меньше, чем 12000 фунтов в месяц, выделявшиеся Хусейну, которому британское правительство поначалу отдавало предпочтение37. То, что некоторые британские официальные лица во время Первой Мировой возлагали свои стратегические надежды на Ибн Сауда, видно из меморандума одного британского солдата, капитана Брэя, связанного с «магометанским вопросом», написанного в 1917 году: «На сегодняшний момент волнения в мусульманских странах очень сильны. Доклады агентов и прочих подтверждают... крайнюю жизнеспособность движения [панисламизма].

Для нашей страны... важно, чтобы Афганистан не был тем государством, куда мусульмане бросят свой взор. Следовательно, нам следует создать более удобное для нас государство, на которое будет направлено внимание ислама. У нас есть шанс в Аравии»38.

В 1919 Лондон задействовал авиацию в Хиджазе для поддержки

Хусейна в противостоянии с Ибн Саудом. Это принесло мало пользы:

после заключения временного соглашения о прекращении огня в 19 году, 150-тысячная армия ихванов беспрестанно наступала, и к середине 1920-х годов добилась контроля над Аравией, включая Хиджаз и Святые Места, нанеся поражение Хусейну ради обеспечения окончательного превосходства в регионе. Ибн Сауд основал «Саудовскую» Аравию на массовых убийствах. В своем докладе о коррупции в Саудовской правящей династии, Саид Абуриш описывает Ибн Сауда как «блудливого и кровожадного деспота... дикость которого посеяла хаос в Аравии», запугивая и нещадно убивая своих врагов. Завоевание Аравии стоило жизни примерно 400000 человек, поскольку войска Сауда не брали пленных; около миллиона человек бежали в соседние страны.

Впоследствии имели место многочисленные восстания против Дома Сауда, каждое из которых было подавлено через «массовые убийства самых беззащитных, включая женщин и детей». К середине 1920-х годов большая часть Аравии была покорена, 40000 человек были публично казнены и примерно 350000 лишились конечностей; территория была поделена на районы под контролем родственников Сауда - положение, которое в значительной степени преобладает и сегодня39.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 
Похожие работы:

«ВАРЕНЦОВ Михаил Александрович РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ КУРСАНТОВ ВУЗОВ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ НА ОСНОВЕ ИНТЕГРАЦИИ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ЗНАНИЙ 13.00.08 – теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, доктор исторических наук, Новожилов Валерий Юрьевич Санкт-Петербург – 2015...»

«СЕЛЕНДИЛИ Лемара Сергеевна ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ И СИНТМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКТОВ КРЫМСКОТАТАРСКОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ (формальный и прикладной аспекты) Специальность 10.02.02 – «Языки народов Российской Федерации (урало-алтайские языки)» Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Меметов Айдер...»

«АЛИМОВ Рашид Кутбиддинович СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ТАДЖИКИСТАНА (РТ) И КИТАЯ (КНР): МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ, ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ Специальность 23.00.04 Политические проблемы международных отношений и глобального развития Диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук...»

«Алиева Анжелла Валерьевна Дагестанские переселенцы на Ставрополье во второй половине ХХ века Специальность 07. 00. 02. – Отечественная история диссертация на соискание ученной степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Кудрявцев А.А. Ставрополь СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I. ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ И ЭТАПЫ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП НАРОДОВ ДАГЕСТАНА НА ТЕРРИТОРИЮ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ВО...»

«Косован Елена Анатольевна Украинская эмиграция в Германии (XIX – начало XXI вв.) Специальность 07.00.03 – всеобщая история (новое и новейшее время) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: член-корреспондент РАН, проф. д.и.н. Е.И. Пивовар Москва – Оглавление Введение...»

«Долгов Алексей Владимирович ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НОТАРИАТА КАК ИНСТИТУТА СОВЕТСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ В 1920-е – В НАЧАЛЕ 1970-х г.г. (НА МАТЕРИАЛАХ СТАВРОПОЛЬЯ) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Булыгина Т.А....»

«_ Слепцова Галина Николаевна Формирование межкультурной компетентности бакалавров–педагогов средствами иностранного языка (на примере Республики Саха (Якутия)) Специальность 13.00.01 общая педагогика,история педагогики и образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Неустроев Николай Дмитриевич Чита Оглавление...»

«АКСЮЧИЦ Светлана Александровна ФОРМИРОВАНИЕ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ В ПРОЦЕССЕ РЕШЕНИЯ ПРОЕКТНЫХ ЗАДАЧ 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор А.П. Сманцер...»

«Барышников Виталий Леонидович ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПЛАСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ АРХИТЕКТОРА СРЕДСТВАМИ ЖИВОПИСИ 05.23.20 – Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историкоархитектурного наследия диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры Научный руководитель: доктор архитектуры,...»

«Солостина Татьяна Анатольевна ОБЕСПЕЧЕНИЕ КАЧЕСТВА ОБРАЗОВАНИЯ СТУДЕНТОВ СРЕДСТВАМИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель доктор...»

«ТАБЫНБАЕВА ЗАУРЕ СЫЗДЫКОВНА История сотрудничества Казахстана с ЮНЕСКО в сфере образования 07.00.03 – Всеобщая история (восточные страны) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук А.Х. Арыстанбекова Республика Казахстан Алматы, 2010 СОДЕРЖАНИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ, ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ ВВЕДЕНИЕ 1 ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ...»

«Бабарыкин Борис Васильевич ГОРНОЗАВОДСКОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В XVIII – НАЧАЛЕ XX В. Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор В.А. Скубневский Барнаул Содержание Ведение.. Глава 1....»

«БУРАНОК Сергей Олегович ТИХООКЕАНСКАЯ ВОЙНА В ОЦЕНКЕ АМЕРИКАНСКОГО ОБЩЕСТВА (1941 1945) Специальность 07.00.03 – всеобщая история Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук Научный консультант: доктор исторических наук, профессор С.Б....»

«ПЛАТОНОВА НАТАЛЬЯ ИГОРЕВНА ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ФИНАНСИРОВАНИЯ ТЕКУЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ Специальность 12.00.02 – Конституционное право; конституционный судебный процесс;...»

«ПОЗДНЯКОВА Наталья Николаевна ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТИПОМОРФНЫХ ПРИЗНАКОВ РОССЫПНОГО ЗОЛОТА ПРИ ПРОГНОЗИРОВАНИИ И ПОИСКАХ РУДНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ РОССЫПЕЙ ШАХТАМИНСКОГО РАЙОНА ЗАБАЙКАЛЬЯ И РОССЫПИ Р.ЧАЙ-ЮРЬЯ МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 25.00.11 – Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых,...»

«Гришанина-Мошкина Олеся Витальевна ЭКРАННАЯ РИТОРИКА КАК ФЕНОМЕН МЕДИАКУЛЬТУРЫ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата культурологии Научный руководитель: доктор культурологии, доцент Суленва Наталья Васильевна Челябинск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3 ГЛАВА 1. Медиакультура и экранная риторика как феномены информационной эпохи: культурологический подход Феномен...»

«ГАВРИКОВА Анна Сергеевна ЭВОЛЮЦИЯПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РОССИЙСКАЯ ОЦЕНКА АНГЛИЙСКОГООПЫТА В КОНТЕКСТЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ЦАРСКОГО САМОДЕРЖАВИЯ (XIX–НАЧАЛА XX В.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (Новая и новейшая история) ДИССЕРТАЦИЯ...»

«Королева Алина Алексеевна ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА К СЕТЕВОМУ ОБЩЕСТВУ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОПЫТА РОССИИ И ИСПАНИИ) Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Бежевец Дмитрий Александрович Комплексный подход к духовно-нравственному воспитанию младших школьников и подростков 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководительдоктор педагогических наук, доцент Хроменков П.А. МОСКВА ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.....»

«БАРМИНА НАДЕЖДА АЛЕКСАНДРОВНА ФОРМИРОВАНИЕ ВИЗУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ У СТУДЕНТОВ КОЛЛЕДЖЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОФИЛЯ В ПРОЦЕССЕ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ ИСКУССТВ 13.00.08 теория и методика профессионального образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководительдоктор педагогических наук, профессор А.Г.Казакова Москва – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.