WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ИНСТИТУТ ОШИБКИ В РОМАНО-ГЕРМАНСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ: КОМПАРАТИВИСТСКИЙ И ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЙ АСПЕКТЫ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

Прохоров Александр Юрьевич

ИНСТИТУТ ОШИБКИ В РОМАНО-ГЕРМАНСКОМ

УГОЛОВНОМ ПРАВЕ: КОМПАРАТИВИСТСКИЙ И



ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЙ АСПЕКТЫ

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель – Почетный работник высшего профессионального образования РФ, кандидат юридических наук, доцент Огородникова Н.В.

Краснодар, 2014

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………3 Глава 1. Институт ошибки в уголовном праве: философский, общеправовой и исторический аспекты………………………………………17

1.1. Ошибка как философская и правовая категория…………………………. –

1.2. Становление и развитие института ошибки и его теоретического обоснования в романо-германском уголовном праве ………………………….....42 Глава 2. Институт ошибки в уголовном законодательстве и уголовно-правовой теории стран романо-германской правовой семьи……………………………………………………………………………….80

2.1. Законодательные подходы к регламентации института ошибки в романо-германском уголовном праве ………………………………………………. –

2.2. Трактовка института ошибки в уголовно-правовой доктрине государств романо-германской правовой семьи……………………………………98 Глава 3. Современное понимание института ошибки в российской уголовно-правовой доктрине и перспективы его законодательной регламентации………………………………………………………………………114

3.1. Понятие ошибки и проблема ее классификации на виды………… –

3.2. Юридическая и фактическая ошибки: разновидности и влияние на уголовную ответственность……………………………………………….....138 Заключение……………………………………………………………...175 Список использованных источников и литературы………………189 Приложение……………………………………………………………..214

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Ошибка в уголовном праве, определение е места в системе уголовно-правовых категорий были и остаются в центре внимания теории и судебной практики, что обусловлено важностью последствий, порождаемых наличием ситуации ошибки (как юридической, так и фактической). Заблуждение лица, совершившего общественно опасное деяние, влияет на обоснованность привлечения его к уголовной ответственности и ее пределы, на квалификацию содеянного, а следовательно, и на назначение наказания.

Проблема юридической ошибки обретает особую актуальность в условиях: 1) нестабильности уголовного законодательства; 2) интенсификации процесса криминализации; 3) расширения круга уголовно-правовых норм с бланкетными диспозициями и динамичности иных нормативно-правовых актов, наполняющих конкретным содержанием такие диспозиции; 4) достаточно выраженной криминализации деяний с неочевидной общественной опасностью. В связи с этим представляется крайне актуальным нормативное закрепление юридической ошибки как важной предпосылки реализации прав человека в России, а также отказ от восприятия презумпции знания закона в качестве правовой аксиомы.

Сложности, возникающие в правоприменительной деятельности при квалификации содеянного, обремененного фактической ошибкой, неоднозначность теоретических подходов к разрешению ряда ситуаций, порождаемых заблуждением деятеля относительно фактических обстоятельств совершаемого посягательства, требуют разработки алгоритма уголовно-правовой оценки совершаемых в таких условиях преступлений с изложением его в соответствующей уголовно-правовой норме. Актуализирует проблему отказ законодателя при формулировании ряда составов преступлений от признака заведомости в характеристике свойств некоторых категорий потерпевших.

Заблуждения относительно последних, формирующие ситуацию ошибки, при такой законодательной интерпретации неизбежно становятся предпосылкой объективного вменения, что совершенно недопустимо с позиций его «визави» – субъективного вменения, закрепленного в российском уголовном законе в статусе одного из основных принципов.

Отсутствие цельного правового института ошибки в уголовном праве России, представленного в нем лишь фрагментарно, не способствуют формированию единообразной практики применения закона, не позволяет в отдельных случаях осуществлять точную квалификацию содеянного вследствие объективного отсутствия необходимых для этого уголовно-правовых средств.





Вместе с тем дореволюционный законодательный опыт России, относившейся к романо-германской правовой семье, свидетельствует о наличии в отечественном уголовном праве означенного периода института ошибки. Современное зарубежное нормотворчество государств названной правовой семьи также указывает на возможность построения модели (алгоритма) нормативного реагирования на ситуации субъективной ошибки.

Изучение и критический анализ имеющихся правотворческих достижений, а также рассмотрение соответствующих доктринальных положений уголовного права стран романо-германской правовой семьи должны послужить основой для формирования института ошибки в современном уголовном праве РФ.

Степень научной разработанности проблемы. В уголовно-правовой доктрине осуществлены серьезные исследования субъективной ошибки. В зарубежной уголовно-правовой теории государств романо-германской правовой семьи означенная проблема изучалась как классиками (в частности, А. Бернером, К. Биндингом, Х. Гельшнером, Р. фон Гиппелем, Э. Кольраушем, Ф. фон Листом, К. Рейном, А. Фейербахом, Г. Эберлином), так и специалистами более поздних периодов, в том числе современными авторами (Ю.А. Вапевой, Р.В. Вереша, О.Д. Комаровым, Ф. Мейером, Б. Мелих, К.М. Оробець, К. Роксином, Рудольфи, Шмидтхойзером, Г. Штратенвертом и др.).

В России соответствующие научные изыскания проводились в рамках разработки теории вины. Ошибка подвергалась и изолированному анализу в различные периоды развития отечественной уголовно-правовой доктрины.

Среди дореволюционных авторов необходимо отметить, в частности, Л.С.

Белогриц-Котляревского, А. Верещагина, Г.Е. Колоколова, А.Ф. Кони, С.П.

Мокринского, С.В. Познышева, П.П. Пусторослева, Н.Д. Сергеевского, Н.С.

Таганцева и особенно И.З. Геллера, посвятившего непосредственно названной проблеме бесценный на все времена труд. Из ученых советского и постсоветского периода в этой связи следует назвать Б.С. Волкова, Л.Д. Гаухмана, П.С. Дагеля, С.Е. Данилюка, В.Ф. Кириченко, Л.И. Коптякову, Н.И. Коржанского, В.В. Назарова, А.А. Пионтковского, А.И. Рарога, А.Н. Трайнина, Б.С. Утевского, В.А. Якушина.

Способствовали развитию уголовно-правовой науки в названном направлении и подготовленные в двухтысячные годы диссертации З.Г. Алиева, Т.И. Безруковой, И.Н. Горячева, А.А. Кочеткова, М.Б. Фаткуллиной, Л.Э.

Спиридоновой.

Несмотря на наличие в уголовно-правовой доктрине серьезных исследований ошибки, тем не менее, целый ряд аспектов проблемы требует дополнительного изучения вследствие полифонии мнений по некоторым дискуссионным вопросам. Не решена проблема законодательной регламентации института ошибки в уголовном праве России. Отсутствует комплексное исследование законодательных и теоретических аспектов ошибки в романогерманском уголовном праве. Вместе с тем его осуществление позволит выявить и систематизировать наиболее значимые достижения в этой сфере и использовать позитивный опыт как при проведении дальнейших теоретических разработок проблемы, так и при совершенствовании отечественного уголовного законодательства.

Целью работы является формирование комплексного доктринального представления об институте ошибки в романо-германском уголовном праве и разработка на этой основе модели законодательного закрепления в УК РФ регламентирующих его положений.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

– рассмотреть ошибку как философскую и правовую категорию для формирования обоснованного представления о ней как об уголовно-правовом понятии;

– осуществить анализ процесса становления и развития теории ошибки в уголовном праве;

– рассмотреть законодательные подходы к регламентации института ошибки в зарубежном уголовном праве стран романо-германской правовой семьи для выявления положений, представляющих интерес с точки зрения оптимизации отечественного уголовного законодательства путем нормативного закрепления в нем соответствующих установлений;

– изучить положения, касающиеся ошибки, в уголовно-правовой доктрине зарубежных стран романо-германской правовой семьи (на примере отдельных государств) для дальнейшего развития отечественной теории уголовного права и практики его применения

– сформулировать понятие субъективной ошибки в уголовном праве;

– разработать авторскую классификацию юридических и фактических ошибок и подвергнуть разбору вопрос их влияния на уголовную ответственность;

– предложить ряд рекомендаций по квалификации содеянного в ситуации ошибки.

В качестве объекта диссертационной работы выступает совокупность общественных отношений в сфере применения уголовного закона при оценке ситуаций юридической и фактической ошибок.

Предметом исследования являются положения российского и зарубежного уголовного законодательства, имеющие отношение к институту ошибки, акты толкования уголовного закона и материалы судебной практики, доктринальные разработки по различным аспектам проблемы ошибки в уголовном праве, обобщенные результаты проведенного автором социологического опроса.

В качестве методологической основы диссертации выступил универсальный диалектический метод познания. Кроме того, в работе использованы сравнительно-правовой, историко-правовой, логико-юридический, системный, лингвистический, социологический и ряд иных методов.

Нормативная база исследования представлена международноправовыми документами (в частности, Римским статутом Международного уголовного суда 1998 г.), Конституцией Российской Федерации, действующим и утратившим силу российским уголовным законодательством, УПК РФ, уголовными кодексами 20-ти зарубежных государств романо-германской правовой семьи.

Теоретическую основу диссертации образуют труды названных ранее отечественных и зарубежных авторов, посвященные ошибке в уголовном праве; исследования смежных уголовно-правовых проблем (А.В. Грошева, В.П. Коняхина, В.В. Лунеева, А.В. Наумова, А.Н. Трайнина и др.), а также работы по философии, философии права, истории и общей теории права (И.В. Архипова, Жан-Луи Бержеля, Д. Беркли, М.И. Байтина, Г.В.Ф. Гегеля, П.С. Заботина, Г. Иеринга, Н.М. Коркунова, Фэн Ю-Ланя, П. Лейкфельда, В.А. Лекторского, А.Б. Лисюткина, К. Лукреция, А.В. Малько, Ч. Санфилиппо, В.А. Селиванова, А.Г. Спиркина, Ю.К. Толстого, И.Е. Фарбера, М. Ферворна, Р.О. Халфина, Л.С. Явича и др.).

Эмпирическую базу исследования составляют постановления Пленума Верховного Суда РФ, опубликованная и неопубликованная судебная практика (всего 103 уголовных дела), результаты проведенного анкетирования 110 работников судебных и следственных органов.

Научная новизна работы заключается в том, что она представляет собой первое монографическое исследование, специально посвященное комплексному рассмотрению ошибки как относительно самостоятельного института романо-германского уголовного права.

В диссертации представлен анализ доктринальных разработок проблемы ошибки в истории отечественного уголовного права, столь обстоятельно в науке еще не осуществлявшийся, а также положений теории ошибки в зарубежном романо-германском уголовном праве (на примере ряда стран, принадлежащих к данной правовой семье).

Научной новизной обладают сформулированная автором дефиниция ошибки, существенно отличающаяся от разработанных в специальной литературе ранее, а также предложенная им классификация видов фактической ошибки.

В диссертации изложено принципиально новое видение места норм, касающихся юридической ошибки, в системе Общей части уголовного закона, основанное на оценке содержания интеллектуального момента умысла.

Соискателем осуществлен весьма обширный, в таком объеме еще не представлявшийся в науке, анализ уголовного законодательства зарубежных государств, относящихся к романо-германской правовой семье, в части регламентации ошибки, с выявлением положений, представляющих интерес для формирования модели нормативной регламентации института ошибки в отечественном уголовном праве.

В результате исследования предложены отличающиеся от формулируемых иными авторами редакции статей, регламентирующих институт ошибки, которыми предлагается дополнить УК РФ.

Научная новизна находит непосредственное отражение в положениях, выносимых на защиту, суть которых заключается в следующем:

1. Ошибку в праве порождают заблуждения, касающиеся правовой действительности. В общетеоретическом аспекте ошибка в праве представляет собой институт, имеющий непосредственное отношение к правовой действительности (правовой реальности), тесно связанный с определенными его компонентами (правотворческой, правоприменительной, правоохранительной деятельностью; правовыми отношениями; правосознанием и правовой культурой) или проявляющийся в их рамках.

Ошибка в уголовном праве как юридический феномен непосредственно связана с такими компонентами правовой действительности (правовой реальности), как охранительное уголовно-правовое отношение, правосознание и правовая культура. Наиболее тесная взаимосвязь видится в соотношении ошибки (главным образом фактической) и охранительного уголовноправового отношения: она вплетается в канву преступного деяния, содержащего признаки состава преступления и лежащего в основе возникновения этих отношений. Происходит включение ошибки в структуру юридического факта, порождающего возникновение охранительного уголовно-правового отношения (коим является деяние, содержащее все признаки состава преступления), приводящее, как правило, к изменению уголовно-правовой оценки содеянного и пределов ответственности лица, совершавшего посягательство.

2. На основе анализа сформировавшихся в философии, в том числе философии права, представлений о соотношении категорий «заблуждение» и «ошибка», и выводов о том, что заблуждение в восприятии объективной реальности представляет собой субъективную интерпретацию человеком действительности, не соответствующую объективным проявлениям последней вследствие дефектов сенситивного (чувственного) или рационального познания, а ошибка – модель поведения лица, основанного на его заблуждении и, как правило, приводящего к негативным для самого деятеля и (либо) для общества последствиям, нередко влекущего для первого социальную ответственность, разработана дефиниция ошибки в уголовном праве.

Под ней предлагается понимать основанную на заблуждении относительно юридических или фактических свойств совершаемого деяния реализацию преступного намерения (подлинного или мнимого), не соответствующую в полном объеме представлению лица о природе, содержании и последствиях содеянного.

3. Компаративистский анализ уголовного законодательства зарубежных государств романо-германской правовой семьи позволяет выявить целый ряд моделей легальной регламентации института ошибки, компонентами которых является реализованный в законе подход: 1) к определению местоположения соответствующих норм; 2) к выделению видов ошибки; 3) к установлению правовых последствий ошибки.

3.1. Образующие институт ошибки нормы представлены законодателями в различных разделах уголовных кодексов: определяющих принципы наказуемости (УК Германии); посвященных преступлению (УК Испании);

формирующих общие положения – принципы уголовного права, понятие преступления, вины и ее форм, обстоятельств, исключающих вину: необходимую оборону, крайнюю необходимость; соучастие, покушение на преступление и др. (УК Австрии и Болгарии); касающихся вины (УК Республики Сан-Марино, Туркменистана, Швейцарии); регламентирующих обстоятельства, исключающие и смягчающие вину (УК Грузии), исключающие ответственность либо освобождающие от нее, регулирующие смягчение наказания и освобождение от него (УК Японии, Франции, Польши, Турции и Швеции).

Особый статус положения об ошибке имеют в Голландии, где они отнесены к некодифицированным видам извинения и оправдания. Но независимо от места расположения норм об ошибке усматривается связь соответствующих положений с виной, с осознанием лицом определенных фактов и обстоятельств.

3.2. Подход к регламентации видов ошибки неоднозначен: в одних УК законодатель предусматривает только фактическую ошибку (УК Болгарии); в других – только юридическую (УК Грузии, Франции и Швеции); в большинстве УК – оба ее вида (УК Австрии, Германии, Голландии, Испании, Польши, Республики Сан-Марино, Туркмении, Турции, Швейцарии, Японии).

3.3. Уголовные кодексы, содержащие нормы о юридической и (или) фактической ошибке, предусматривают следующие правовые последствия их установления в зависимости от конкретной ситуации: а) изменение формы виновности (деяние признатся совершенным при наличии неосторожной вины); б) применение более мягкого закона (в ракурсе квалификации содеянного); в) освобождение от уголовной ответственности; г) смягчение наказания; д) освобождение от наказания.

4. Наиболее оптимальной, с точки зрения перспектив регламентации института ошибки в российском уголовном законе, представляется модель, основанная на достижениях отечественного нормотворчества и уголовноправовой доктрины, учитывающая зарубежный опыт ее формирования. Это должна быть не рецепция конкретной модели, а использование обобщенного ее образа, вобравшего в себя реализацию различных подходов и к определению местоположения норм об ошибке в системе уголовного закона, и к выделению ее видов, и к установлению последствий.

При конструировании таковой должна быть использована не рецепция конкретной модели, а ее обобщенный образ, вбирающий в себя реализацию различных подходов и к определению местоположения норм об ошибке в системе уголовного закона.

5. Отсутствие в российском уголовном законе положений, касающихся ошибки, порождает вопрос о возможности признания ошибки уголовноправовым институтом. Действующий УК РФ, не предусматривая целостного института ошибки, тем не менее, формирует некоторые его зачатки, без чего была бы невозможной уголовно-правовая оценка соответствующих ситуаций. Это, в частности, нормативные предписания о принципах законности и вины (ст. 3, 5 УК РФ), об основании уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ); нормативная дефиниция преступления (ч. 1 ст. 14 УК РФ); установления относительно понятия и содержания умысла (ст. 25 УК РФ); норма, регламентирующая одну из разновидностей невиновного причинения вреда (казус), – ч. 1 ст. 28 УК РФ; положения о неоконченном преступлении (в частности, о покушении), – ст. 29; ч. 3 ст. 30 УК РФ; нормы, регулирующие обстоятельства, исключающие преступность деяния (ст. 37-42 УК РФ).

Однако отсутствие в УК РФ положений, непосредственно регламентирующих ошибку, следует рассматривать как пробел в уголовном законе.

6. Выведение уголовным законом осознания запрещенности совершаемого деяния за рамки содержания вины и соотнесение его с принципом «ignorantia legis non excusat» требует при законодательной регламентации положений о юридической и фактической ошибке их нормативного закрепления в разных главах УК РФ. В связи с этим предлагается дополнить УК РФ статьей 141, предусмотрев в ней положения о юридической ошибке, поскольку последняя обусловлена заблуждением лица относительно уголовной противоправности деяния, являющейся в соответствии со ст. 14 УК РФ обязательным признаком любого преступления.

Предлагается следующая редакция ст. 141 УК РФ:

«Статья 141. Юридическая ошибка

1. Юридическая ошибка, обусловленная заблуждением лица относительно преступности совершаемого им деяния, не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности.

Загрузка...

2. В случаях, когда лицо не знало о преступном характере совершенного им деяния и по обстоятельствам дела явно не могло знать об этом, а общественная опасность содеянного не являлась очевидной, уголовная ответственность исключается.

3. Юридическая ошибка, обусловленная заблуждением лица относительно уголовно-правовой оценки (квалификации) совершенного им деяния либо пределов его наказуемости, не влияет на уголовную ответственность».

7. Систему фактических ошибок образуют: а) ошибка, основанная на заблуждении относительно обстоятельств, обусловливающих или предопределяющих общественную опасность совершаемого деяния; б) ошибка, основанная на заблуждении относительно объективных обстоятельств, являющихся элементами основного состава преступления; в) ошибка, основанная на заблуждении относительно смягчающих или отягчающих обстоятельств (привилегирующих или квалифицирующих признаков).

К первой группе относятся, во-первых, фактические ошибки, служащие реализации положения «ignoratio facti non nocet» (исключают ответственность); во-вторых, ошибки, совершаемые лицом в области деятельности, воспринимаемой им в качестве правомерной и объективно являющейся таковой, но окрашиваемой заблуждением уже в другой тон, придающий ей криминальный оттенок (влекут ответственность за неосторожное причинение).

Ситуации ошибки второй и третьей группы возникают исключительно в рамках осуществления преступной деятельности, что осознается лицом, совершающим соответствующее посягательство.

8. В контексте изложенного предлагается дополнить УК РФ статей 281

УК РФ в следующей редакции:

«Статья 281. Фактическая ошибка

1. Умышленное совершение лицом общественно опасного деяния при наличии заблуждения относительно фактических обстоятельств содеянного, воспрепятствовавшего доведению преступления до конца, влечет уголовную ответственность по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, со ссылкой на часть третью статьи 30 настоящего Кодекса.

2. Если заблуждение лица, умышленно совершившего общественно опасное деяние, относительно фактических обстоятельств содеянного не явилось препятствием для доведения преступления до конца, уголовная ответственность наступает за оконченное преступление.

3. Если лицо, совершившее общественно опасное деяние, заблуждалось относительно тяжести возможных последствий, то причинение им более тяжкого последствия, чем охватывалось его умыслом, влечет ответственность за неосторожное причинение такого последствия (если лицо предвидело возможность его наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на его предотвращение, либо, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этого последствия).

4. Умышленное совершение общественно опасного деяния лицом, заблуждающимся относительно наличия фактического обстоятельства, предусмотренного настоящим Кодексом в качестве признака, снижающего общественную опасность содеянного (привилегирующего), на самом деле отсутствовавшего во время совершения преступления, влечет ответственность с учетом данного обстоятельства, если лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать ошибочности своего предположения.

5. Умышленное совершение общественно опасного деяния лицом, заблуждающимся относительно наличия фактического обстоятельства, предусмотренного настоящим Кодексом в качестве признака, повышающего общественную опасность содеянного (квалифицирующего), но на самом деле отсутствовавшего во время совершения преступления, влечет уголовную ответственность по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за совершенное преступление при наличии соответствующего квалифицирующего признака, со ссылкой на часть пятую настоящей статьи. В ситуации такой ошибки суд назначает наказание по правилам, предусмотренным ст. 661 УК РФ».

9. В развитие положений части 5 ст. 281 предлагается следующая редакция ст. 661 УК РФ:

«Статья 661. Назначение наказания в ситуации фактической ошибки

1. Срок или размер наказания лицу, совершившему преступление в ситуации фактической ошибки, предусмотренной ч. 5 ст. 281 настоящего Кодекса, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

2. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы лицу, совершившему преступление в ситуации фактической ошибки, предусмотренной ч. 5 ст.

281 настоящего Кодекса, не назначаются».

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее положения и выводы развивают отечественную уголовно-правовую доктрину в соответствующей части, могут быть использованы в процессе осуществления законодательной регламентации положений, качающихся юридической и фактической ошибки, в уголовном законодательстве России.

Результаты настоящей работы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях по названной проблеме, в правоприменительной деятельности, учебном процессе при изучении Общей части уголовного права РФ, а также в системе повышения квалификации работников судебных и правоохранительных органов.

Степень достоверности и апробация результатов исследования.

Достоверность результатов исследования обеспечена, во-первых, анализом необходимой нормативной базы. Во-вторых, изучением значительного числа теоретических работ (монографий, научных статей, диссертаций и пр.) по философии, философии и теории права, а также уголовному праву, посвященных рассматриваемой и смежным проблемам. В-третьих, анализом судебной практики по делам, связанным с наличием ошибки, и результатов проведенного автором социологического опроса работников правоприменительных органов. В-четвертых, использованием автором необходимой для исследования методологической основы.

Положения и выводы, сформулированные в диссертации, отражены в 17 статьях автора (в том числе 4-х, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, и 2-х, представленных в зарубежных изданиях). Они докладывались на Всероссийской научнопрактической конференции «Личность. Общество. Государство. Проблемы развития и взаимодействия» (2 – 6 октября 2010 г., г. Адлер), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Профессиональные ресурсы социальной сферы: состояние, проблемы и перспективы»

(14 – 15 декабря 2010 г., г. Саратов), Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодежь в современном мире: гражданский, творческий и инновационный потенциал» (22 декабря 2010 г., г. Старый Оскол); восьми международных научнопрактических конференциях: «Проблемы уголовной политики, экологии и права» (24 – 25 мая 2010 г., г. Санкт-Петербург); «Совершенствование уголовного законодательства в современных условиях» (23-24 мая 2011 г., г.

Санкт-Петербург); «Проблемы национальной безопасности России в XX – XXI вв.: уроки истории и вызовы современности» (27 – 31 мая 2011 г., г. Адлер); «Экология и уголовное право: поиск гармонии» (6 – 9 октября 2011 г., г.

Геленджик), «Современные проблемы уголовной политики» (23 сентября 2011 г. и 3 октября 2014 г., г. Краснодар); «Основнi напрями розвитку кримiнального права та шляхи вдосконалення законодавства Украiни про кримiнальну вiдповiдальнiсть» (11 – 12 жовтня 2012 г., г. Харкiв)»; 3rd International scientific conference «European Applied Sciences: modern approaches in scientific researches» (20-21th May 2013, Stuttgart, Germany).

Результаты проведенного исследования внедрены в учебный процесс юридического факультета Кубанского государственного университета, Краснодарского университета МВД России, Кубанского социальноэкономического института при преподавании курса уголовного права, в деятельность правоприменительных органов (имеются акты о внедрении).

Структура диссертации определена целями и задачами исследования.

Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и приложения. Оформление диссертационного исследования отвечает требованиям, предъявляемым ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

ГЛАВА 1. ОШИБКА В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ: ФИЛОСОФСКИЙ,

ОБЩЕПРАВОВОЙ И ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

–  –  –

Errare humanum est. Человеку свойственно ошибаться. Этот постулат был сформулирован еще древними мыслителями и поэтами1. Однако представляется, что человек как Homo sapiens осознал данное обстоятельство и пришел опытным путем к соответствующему выводу гораздо ранее, обнаружив несоответствие своих восприятий мира его реалиям. Заблуждения и ошибки сопровождают человечество на всем пути его существования и развития, являясь в то же время мощным двигателем познания и прогресса. Г.

Гегель замечал: «… человеку свойственно заблуждаться, и кто не заблуждался относительно того или другого, например ел ли я вчера к обеду капусту или овощи, и вообще относительно бесчисленного множества других, не очень важных и важных вещей?»2.

Любая, даже самая примитивная, деятельность человека всегда связана с восприятием окружающей действительности, с ее познанием. В свою очередь, названные процессы представляют собой, прежде всего, отражение объективной действительности в психике лица3. В специальной литературе справедливо отмечается, что познание на любом его уровне нельзя рассматривать как воздействие реального предмета на пассивно воспринимающего В частности, о том, что «каждому человеку свойственно ошибаться», писали еще Цицерон («Филиппики», 12, 5) и римский ритор Марк Анней Сенека (ок. 55 до н. э. — ок.

37 н.э.), греческие поэты Феогнид (жил за 500 лет до н. э.) и Еврипид (480 — 406 гг. до н.

э.). Последний - в известной трагедии «Ипполит» (см.: Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова: литературные цитаты, образные выражения. М., 1987. С. 376). В «Фаусте»

Гете также читаем: «Es irrt der Mensch, so lang er strebt» (ошибаться — человеческое дело, а не сознаваться — дьявольское) // http://citaty.su/cheloveku-svojstvenno-oshibatsya/ (дата посещения – 11. 11. 2012 г.).

Гегель Г.В.Ф. Философия права // Философское наследие. Том 113. М., 1990. С.

192.

См. также: Основы современной философии: учебник / отв. ред. М. Н. Росенко.

СПб., 1999. С. 90; Спиркин А.Г. Философия: учебник. М., 2002. С. 261.

это воздействие субъекта. На самом деле познание даже на сенситивном уровне — это уже активный процесс сбора информации о внешнем мире 1.

Как известно, представители философской науки выделяют в познании два его элемента (уровня) – чувственное и рациональное познание2. Первое именуется еще сенситивным (от лат. sensus — чувство, ощущение) познанием.

Чувственное познание осуществляется с помощью органов чувств – глаз (зрение), ушей (слух), языка (вкус), носа (обоняние), кожи (осязание).

Его суть заключается в получении непосредственного знания о том или ином предмете и его свойствах, качествах3. Сенситивное познание может протекать в трех формах4. Первая – это ощущение, предполагающее формирование чувственного образа какого-либо отдельного свойства предмета5. Например, его внешней формы, запаха, цвета, вкуса, тактильного свойства (твердый, мягкий, шершавый и пр.). Ощущение – исходный простейший чувственный образ в познавательной деятельности, «отражение, копия или своего рода снимок отдельных свойств предметов»6. Итак, «ощущения - переработанный в коре головного мозга результат взаимодействия внешнего мира и органов чувств человека»7. Как писал Аристотель, «ощущение есть то, способно принимать формы чувственно воспринимаемых [предметов] без [их] материи», подобно тому, как воск принимает оттиск печати без железа и без золота»8.

См.: Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неоклассическая. М., 2001.

С. 153.

См. также: Философия в вопросах и ответах: учебное пособие / под ред. А.П.

Алексеева, Л.Е. Яковлевой. М., 2009. С. 238.

См. также: Основы современной философии: учебник / отв. ред. М. Н. Росенко. С.

89.

См.: Основы современной философии: учебник / отв. ред. М. Н. Росенко. С. 89;

Философия в вопросах и ответах: учебное пособие. С. 238.

См. об этом подробнее: Аристотель. О душе. Книга вторая, глава пятая: пер. П.С.

Попова. М., 1937. С. 73 – 81.

–  –  –

Вторая – восприятие предмета как целостной системы, совокупности всех свойств, познанных на сенситивном уровне1. Восприятие формируется в результате обобщения комбинации, множества ощущений, связанных с определенным объектом познания. Это уже «целостный образ, отражающий непосредственно воздействующие на органы чувств предметы, их свойства и отношения2.

Третья форма, в которую облекается сенситивное познание, отличающаяся от первых двух большей сложностью, — это представление. Оно являет собой сохраняющийся в памяти человека образ соответствующего предмета (или объекта познания), сформированный в результате пережитых ощущений и восприятия его как целостной структуры, совокупности присущих ему свойств3. Представление как чувственное отражение объекта позволяет воспроизвести последний мысленно при его отсутствии, вследствие чего в представлении отражаются не все воспринимаемые свойства, а лишь наиболее важные в каком-то отношении, обобщенные и типичные4.

Представления отличаются от восприятия наглядных образов тем, что, будучи субъективно непосредственно данными, они вместе с тем не сопровождаются чувством прямого контакта с реальным миром 5.

Насколько верным, адекватно отражающим окружающую действительность является чувственное познание? От чего зависит уровень сенситивной интерпретации человеком объективной реальности?

Однозначного ответа на первый вопрос быть не может. Адекватность отражения зависит от многих факторов и, главным образом, от способностей человека. Его органы чувств не настолько совершенны, чтобы во всех ситуациях с помощью ощущений распознать все свойства предмета, отразить их См. также: Основы современной философии: учебник / отв. ред. М.Н. Росенко. С.

89.

–  –  –

точно и полно. Таким образом, уже на уровне ощущений у человека может сложиться неверное представление о том или ином свойстве объекта познания.

Восприятие как более или менее целостное видение предмета тоже далеко не всегда в полной мере адекватно объективным реалиям. Оно может им не соответствовать как вследствие дефекта тех или иных ощущений, так и изза неправильно сформировавшейся общей картины познаваемого объекта, поскольку из мозаики адекватных ощущений может сложиться в целом неверный пазл.

Что касается представления, то образ соответствующего предмета как итог ощущений и восприятия вполне может расходиться с отражаемым объектом познания. Предпосылками этого могут послужить как пороки ощущений или восприятия, так и дефекты самого по себе представления, обусловленные, в частности, нарушениями памяти, недостаточным ее приложением в процессе сохранения того или иного образа, неверной оценкой человеком совокупности свойств и признаков предмета и др.

Отвечая на вопрос, от чего зависит уровень сенситивной интерпретации человеком объективной реальности, следует указать на многообразие факторов, на него влияющих. Их можно дифференцировать на объективные и субъективные. К первой группе относятся, например, обстановка, в которой протекает процесс чувственного познания, ограниченные возможности человека в этой сфере. Конечно же, наука и техника вооружили человечество дополнительными способами и средствами познания, в том числе и сенситивного, но абсолютно точное отражение действительности не всегда возможно даже при их использовании.

Субъективные факторы, влияющие на уровень сенситивного познания, связаны со свойствами познающего. Это, в том числе, физиологические его качества (острота зрения, слуха, порог обонятельного и уровень тактильного восприятия); эмоциональное состояние во время формирования ощущений, восприятий, представлений; умственные и интеллектуальные способности конкретного человека и др. Как справедливо отмечает А.Г. Спиркин, «подлинный субъект познания никогда не бывает только гносеологическим: это живая личность с ее страстями, интересами, чертами характера, темперамента, ума или глупости, таланта или бездарности, сильной воли или безволия»1.

Все это не может не сказываться на качестве и результатах познавательного процесса.

Несомненно, более высоким уровнем познания выступает рациональное познание. Оно выводит человека за грани чувственного восприятия мира, позволяя восходить от ограниченной, примитивной его картины к обобщению знаний об отдельных предметах и их свойствах, проникновению в сущность вещей, к познанию причин явлений и их взаимосвязей, законов бытия2.

Вместе с тем фундаментом его выступают результаты сенситивного познания. Рациональное познание основывается на абстрактном мышлении и находит выражение в таких формах как понятие, суждение и умозаключение3.

Понятие трактуется как логически оформленная общая мысль о классе предметов, явлений4. Таким образом, понятие позволяет отражать предметы, присущие им свойства, явления и связи между ними в обобщенной (абстрактной) форме. Его специфика состоит в том, что понятие «как отражение существенных свойств изучаемых объектов, благодаря своей знаковой форме, не обладает наглядностью, объединяя в себе абстрактные признаки вещей»5.

Суждение есть совокупность взаимосвязанных понятий, что-либо утверждающих либо отрицающих; это форма мышления, представляющая со

–  –  –

См. также: Кузнецов В.Г., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. Указ.

соч. С. 235 – 236.

Подробнее см.: Аристотель. Аналитики первая и вторая: пер. с греч. М., 1952. С.

11.

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С.

561.

Основы современной философии. С. 89-90.

бой сочетание понятий, из которых одно (субъект) раскрывается через другое (предикат)1.

Умозаключение – еще более сложная форма мышления, нежели суждение, в рамках которой из одних суждений (двух или более), именуемых посылками, выводится новое суждение, называемое выводом или заключением.

Рациональное познание тесно связано с мышлением, оно не может быть лишь результатом простого созерцания окружающего мира. Итоги чувственного познания у человека разумного перерабатываются, осмысливаются, переводя его на более высокий уровень отражения сущего. Но умственные способности людей отличаются, что не может не сказываться на качестве и результатах познания. Чувственно, казалось бы, одинаково воспринимая одно и то же явление, предмет, люди по-разному могут отражать его на уровне рационального познания. Это вполне естественно и должно учитываться при оценке человеческих заблуждений. Как писал Г. Гегель, «понятие предмета не дается нам от природы. У каждого человека есть пальцы, он может получить кисть и краски, но это еще не делает его художником. Так же обстоит дело и с мышлением»2. Наличие разума еще не означает обладание способностью правильного, адекватного отражения действительности на уровне рационального познания. Более того, иногда это объективно невозможно в силу ограниченных возможностей человечества в освоении объективной реальности.

Само собой разумеется, что неадекватное восприятие объекта познания, его свойств и качеств возможно и на уровне рационального познания.

Более того, представляется, что сложность его осуществления формирует более объемный комплекс как объективных, так и субъективных предпосылок неверного, искаженного отражения действительности. На рациональное познание, более того, влияют и дефекты сенситивного постижения, наличие которых не может не сказаться на процессе освоения объекта, поскольку ощуСм.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. С. 779.

–  –  –

щения, восприятия и представления – необходимый базис для формулирования понятий, суждений и умозаключений. Кроме того, специфика рационального познания состоит в том, что в процессе его осуществления человек опирается не только на результаты собственного отражения окружающей действительности, но и на восприятие ее иными людьми, на разработанные ими в процессе постижения на указанном уровне понятия, суждения и умозаключения. Последние тоже могут противоречить истинному положению вещей. Соответственно, отсутствие критического к ним отношения неизбежно породит у лица, их воспринявшего, ложное представление об объекте познания или об отдельных его свойствах, проявлениях.

Говоря о процессе познания и осуществляя его вивисекцию на сенситивное и рациональное, вместе с тем следует учитывать, что обе эти формы постижения действительности, по сути своей, образуют две стороны единого процесса1. Рациональное познание вообще немыслимо без чувственного, составляющего первооснову постижения мира. В свою очередь, результаты рационального познания оказывают влияние на чувственное отражение действительности. Соответственно, и дефекты познания могут носить смешанную природу.

Итак, познание представляет собой отражение объективной действительности в психике лица и осуществляется в двух взаимосвязанных формах.

Будучи призвано формировать у человека представления и знания о мире, оно в то же время (вот парадокс! А, точнее, очередное проявление философского закона единства и борьбы противоположностей) выступает источником многообразных заблуждений человека относительно различных сфер сущего и допускаемых им ошибок. Таким образом, заблуждения в восприятии окружающего мира имеют гносеологические предпосылки, то есть непосредственно связаны с процессом познания (более того, просто невозможны вне его рамок). Познание, как уже отмечалось, представляет собой процесс отражеСм. также: Крюков В.В. Философия: учебник. Новосибирск, 2006. С. 125;

Фiлософiя / за заг. ред. С.П. Щерби. Київ, 2004. С. 164.

ния объективной действительности в психике лица. Соответственно, ошибка, заблуждение свидетельствует о неправильном, искаженном отражении. При ее наличии субъективный образ чего-либо, сформировавшийся в сознании человека, не соответствует объективной реальности, сущему. Заблуждение – «это содержание сознания, не соответствующее реальности, но принимаемое за истинное»1; «несоответствие знания предмету, расхождение субъективного образа действительности с его объективным прообразом»2; по Аристотелю – несоответствие суждений и понятий объекту3.

Ошибка всегда сопряжена с персонифицированной деятельностью конкретного человека. Соответственно, в ошибке ярко выражено проявление субъективного начала, несмотря на то, что основой ее возникновения выступает объективная реальность, но неверно отраженная сознанием. Поскольку в формировании заблуждения активную роль играет сознание, то, само собой разумеется, этот процесс зависит от индивидуальных особенностей психики личности, его специфических психологических черт, уровня физического и интеллектуального развития, что не может не оказывать влияния не только на восприятие действительности, но и на характер и содержание его поступков, в том числе обусловленных ошибкой.

Анализируя заблуждение, необходимо отграничивать его от лжи (что важно и в ракурсе нашего исследования). Как справедливо отмечается в литературе, «заблуждение – это не ложь, субъект сам непреднамеренно принимает его за истину»4. Когда субъект лжет, он стремится исказить истину, дабы породить заблуждение, выгодное для него, у другого лица.

Говоря об ошибке, заблуждении, следует обратить внимание, что в философии (в том числе философии права) отношение к этим категориям является неоднозначным. В нем можно выделить три основных направления:

–  –  –

1) отождествление, по сути, ошибки и заблуждения1;

2) наделение этих категорий самостоятельным содержанием с установлением, тем не менее, их логической взаимосвязи2;

3) рассмотрение ошибки как разновидности заблуждения наряду с иллюзиями и утопиями3.

В рамках второго подхода, впрочем, тоже отсутствует единство позиций. Так, П.С. Заботин связывает заблуждение, понимаемое им как несоответствие знания предмету, с причинами и обстоятельствами, не зависящими от личных качеств субъекта. Ошибка же понимается им как то же несоответствие, но обусловленное чисто случайными качествами индивида4, то есть, другими словами, сугубо субъективными обстоятельствами.

Некоторые авторы разграничивают заблуждение и ошибку, исходя из разделения области «чистого» сознания (знания) и практики (деятельности) человека. Они утверждают, что если заблуждение — характеристика знания, то ошибка — результат неправильных действий индивида в любой сфере его деятельности: ошибки в вычислениях, в политике, в житейских делах и т. д.5 Г.И. Рузавин отмечает, что «в плане индивидуальном заблуждение означает несоответствие субъективных представлений человека объективному положению вещей, такое несоответствие может возникнуть в результате ошибок как в процессе рационального мышления, так и иррациональной деяТакой подход был свойствен большинству домарксистских философов – Аристотелю, Платону, А. Шопенгаэуру и др. Встречается он и в современной философской литературе, когда авторы не разграничивают эти категории, употребляя их в одном логическом ряду. См., напр.: Кузнецов В.Г., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. Указ.

соч. С. 260; Спиркин А.Г. Указ. соч. С. 261 – 263.

См., напр.: Селиванов Ф.А. Истина и заблуждение. М., 1972. С. 9.

См., напр.: Исаченко Н.Н. Источники заблуждений современного общества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2014. № 4 (42). Ч. 2. С. 70.

См.: Заботин П.С. Преодоление заблуждений в научном познании. М., 1979. С. 71.

См.: Алексеев В.О., Малынина Н.А., Мельникова Н.А. Философия: конспект лекций. Лекция № 28 «Заблуждение» // http://www.libok.net/writer/11574/kniga/46356/malshina_n_a/filosofiya_konspekt_lektsiy/read (дата посещения - 11.11. 2012 г.).

тельности»1. Таким образом, из подобных рассуждений вытекает вывод, что ошибка по своей сути выступает предпосылкой заблуждения.

Интерес представляет подход к трактовке соответствующих понятий, представленный С.И. Ожеговым. Ошибку автор определяет как неправильность в действиях, мыслях2, а заблуждение как состояние того, кто ошибается3. В принципе, это мнение созвучно с предыдущей позицией, поскольку ошибка рассматривается как предпосылка формирования соответствующего состояния познающего человека.

В литературе высказана и позиция, прямо противоположная ранее изложенной. Ее приверженцы утверждают, что заблуждение - необходимое условие наступления ошибки, а сама ошибка – следствие заблуждения4. Так, А.Б. Лисюткин вполне справедливо, на наш взгляд, пишет: ««Ошибка» и «заблуждение» – сходные по смыслу и совпадающие по значению слова, которые в словарях толкуются как синонимы. Однако по кругу использования эти термины неравноценны, имеют свой самостоятельный функциональный оттенок. Если «заблуждение» – имя существительное, производное от глагола, характеризующее действие или процесс (в данном случае познания, отражения действительности), то «ошибка» – имя существительное, обозначающее результат, событие, состояние»5 (то есть то, что произошло в результате заблуждения). В итоге им делается вывод, что заблуждение есть несоответствие познания истине, способствующее наступлению ошибки6.

Рузавин Г.И. Заблуждение // Философский словарь // http://enc-dic.com/philosophy/Zabluzhdenie-796/ (дата посещения - 11.11. 2012 г.).

–  –  –

См.: Лисюткин А.Б. Вопросы методологии исследования категории «ошибка» в правоведении. Саратов, 2001. С. 85, 88.

Лисюткин А.Б. О понятии категории «ошибка» в юриспруденции: логикофилософский аспект // Правоведение. 1996. № 3 (214). C. 23 – 24.

См.: Лисюткин А.Б. Вопросы методологии исследования категории «ошибка» в правоведении. С. 85.

Ошибка же – это событие, акт поведения, предопределенный заблуждением конкретный результат деятельности человека в процессе реализации им своих интересов и потребностей1.

В толковом словаре В.И. Даля ошибка, в основном, тоже связывается с результатом деятельности лица, основанной на заблуждении. В частности, она определена как «погрешность, неправильность, неверность, промах, огрех; обмолвка либо недоразуменье; дурное, ошибочное распоряженье или поступок; неумышленный проступок, или невольное, ненамеренное искаженье чего-либо (курсив мой – А.П.)»2.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 
Похожие работы:

«_ Слепцова Галина Николаевна Формирование межкультурной компетентности бакалавров–педагогов средствами иностранного языка (на примере Республики Саха (Якутия)) Специальность 13.00.01 общая педагогика,история педагогики и образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Неустроев Николай Дмитриевич Чита Оглавление...»

«ЗУБОВ Михаил Григорьевич ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ СЛУЖБА НОРВЕГИИ: СТАНОВЛЕНИЕ И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ (1905-2015 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (новая и новейшая история) Диссертация на соискание учной степени кандидата исторических наук Научный...»

«ЧЕРЕМНАЯ ТАТЬЯНА СЕРГЕЕВНА ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОРГАНОВ ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ БИЗНЕСА В ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОМ ПАРТНЕРСТВЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Доктор исторических наук, профессор Михеев...»

«Барнакова Людмила Лаврентьевна НЕЗАВИСИМАЯ ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ ОБРАЗОВАНИЯ ВЫПУСКНИКОВ СПО 13.00.01общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, Ваганова Валентина Ивановна Улан Удэ 2015г. ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..4...»

«Барышников Виталий Леонидович ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПЛАСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ АРХИТЕКТОРА СРЕДСТВАМИ ЖИВОПИСИ 05.23.20 – Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историкоархитектурного наследия диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры Научный руководитель: доктор архитектуры,...»

«КУТЫРЕВ Георгий Игоревич ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ ИСПАНИИ И ПОРТУГАЛИИ В КОНТЕКСТЕ НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ Специальность 23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание...»

«БАРЫШНИКОВ Виталий Леонидович ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПЛАСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ АРХИТЕКТОРА СРЕДСТВАМИ ЖИВОПИСИ 05.23.20 – Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историкоархитектурного наследия диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры Научный руководитель: доктор архитектуры,...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ПРАВАХ РУКОПИСИ ДАННЕНБЕРГ АНТОН НИКОЛАЕВИЧ КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВВ.: ФИЛОСОФСКО-РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук по специальности 09.00.14 – Философия религии и религиоведение Научный консультант доктор...»

«Султанова Клара Габдрахмановна Проектирование и реализация олимпиад по педагогике для адъюнктов военных вузов внутренних войск МВД России 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (высшее образование, педагогика) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный...»

«Василенко Павел Геннадиевич Развитие художественно-творческих способностей обучающихся изобразительному искусству в системе дополнительного образования Специальность: 13.00.01 – Общая педагогика, история педагогики и образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор...»

«ВАРЕНЦОВ Михаил Александрович РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ КУРСАНТОВ ВУЗОВ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ НА ОСНОВЕ ИНТЕГРАЦИИ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ЗНАНИЙ 13.00.08 – теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, доктор исторических наук, Новожилов Валерий Юрьевич Санкт-Петербург – 2015...»

«АКСЮЧИЦ Светлана Александровна ФОРМИРОВАНИЕ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ В ПРОЦЕССЕ РЕШЕНИЯ ПРОЕКТНЫХ ЗАДАЧ 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор А.П. Сманцер...»

«СЕЛЕНДИЛИ Лемара Сергеевна ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ И СИНТМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКТОВ КРЫМСКОТАТАРСКОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ (формальный и прикладной аспекты) Специальность 10.02.02 – «Языки народов Российской Федерации (урало-алтайские языки)» Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Меметов Айдер...»

«Бабарыкин Борис Васильевич ГОРНОЗАВОДСКОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В XVIII – НАЧАЛЕ XX В. Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор В.А. Скубневский Барнаул Содержание Ведение.. Глава 1....»

«Семенова Татьяна Витальевна ОСОБЕННОСТИ ОБРЯДОВОГО КАЛЕНДАРЯ ЧУВАШЕЙ В ЭТНОКОНТАКТНОЙ С ТАТАРАМИ ЗОНЕ Специальность 07.00.07 – этнография, этнология и антропология Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель – доктор исторических наук, внс МАЭ РАН А.К. Салмин Санкт-Петербург – ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. Глава I. ТРАДИЦИОННЫЕ ПРАЗДНИКИ И ОБРЯДЫ...»

«Поляков Сергей Александрович Офицеры лейб-гвардии Семеновского полка в российских социально-политических условиях 1917 – сентября 1918 гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Специальность 07.00.02 – «Отечественная история» Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент Минаков Андрей Сергеевич Орел – Содержание Введение.. Глава...»

«ПОЗДНЯКОВА Наталья Николаевна ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТИПОМОРФНЫХ ПРИЗНАКОВ РОССЫПНОГО ЗОЛОТА ПРИ ПРОГНОЗИРОВАНИИ И ПОИСКАХ РУДНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ РОССЫПЕЙ ШАХТАМИНСКОГО РАЙОНА ЗАБАЙКАЛЬЯ И РОССЫПИ Р.ЧАЙ-ЮРЬЯ МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 25.00.11 – Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых,...»

«Смирнов Ярослав Евгеньевич КУПЕЦ-ИСТОРИК А.А. ТИТОВ В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА Приложение (2) МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ НАУЧНОЙ РЕКОНСТРУКЦИИ ПУБЛИКАТОРСКОГО НАСЛЕДИЯ А.А. ТИТОВА Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук, заслуженный...»

«Камара Ишака ИНОСТРАННЫЕ СТУДЕНТЫ В РОССИЙСКОМ ВУЗЕ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук...»

«ПОТАПОВСКАЯ ОЛЬГА МИХАЙЛОВНА ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ В ДОШКОЛЬНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ НА ОСНОВЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ТРАДИЦИИ 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования (педагогические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.