WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Археологический памятник в современном культурном пространстве: культурологический анализ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Челябинская государственная академия культуры и искусств

на правах рукописи

Андреев Валерий Максимович

Археологический памятник в современном культурном пространстве:

культурологический анализ

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии

Научный руководитель

кандидат педагогических наук

,

доцент С. С. Соковиков



Челябинск – 20

Оглавление

Введение

Глава I. Концептуализация феномена археологического памятника как явления современной культуры

1.1. Аспекты становления и развития концепта «археологический памятник» в гуманитарной научной мысли

1.2. Основания культурологической концептуализации археологического объекта-памятника

1. 3. Археологический объект и археологический памятник: текстуальносмысловые соотношения и трансформации Глава II. Функционирование археологического памятника в культурном пространстве Археологический памятник в макротексте современной культуры 2.1. 8

2.2. Особенности восприятия археологического памятника в современной культуре

2.3. Социокультурная контекстуализация археологического памятника 1 Заключение Список использованной литературы Приложения 19 Приложение № 1. Анализ русскоязычного интернет-контента, представленного информационными сообщениями, презентующими результаты осмысления археологических памятников научно не специализированными субъектами в различных социокультурных контекстах Приложение № 2. Варианты оценочного отношения к интерпретациям археологического памятника в различных социокультурных контекстах 2 Приложение № 3. Специфические понятия произвольных социокультурных контекстов археологического памятника 232 Введение Актуальность темы исследования. При изучении культуры значительное место отводится вопросам сохранения и передачи культурного опыта, поэтому такие феномены, как культурное наследие и памятник культуры, играют в теоретических и прикладных аспектах культурологических исследований важную роль. Именно ролью обозначенных феноменов при исследовании культуры различных исторических периодов, в том числе и культуры современности, определяется актуальность изучения самих этих феноменов, выявление их сущности и места в жизни человека, а также различных форм функционирования в актуальных культурных практиках. Причем, при всей насыщенности отечественной теории о культурном наследии, в рамках которой существует на сегодняшний день и концепт памятника, проблема выделения особенностей функционирования в культуре и взаимодействия с человеком этих феноменов ввиду сложности и многообразия их проявлений остаётся актуальной.

В современной научной практике дефиниции «памятник культуры», «культурное наследие» и «объект культурного наследия» объединены сложными взаимосвязями. Так, на данный момент в отечественной науке имеет место отождествление понятий «памятник» и «объект культурного наследия», существующее и на уровне наследия археологического. При этом исследователями признаётся трудность определения всех характеристик культурного наследия, а выведение его чёткой дефиниции по сложности сопоставляется с определением культуры.

Несомненным, однако, представляется то, что наследие, объективно существуя в природной и социокультурной средах, за счёт своей историкокультурной подлинности оказывает прямое воздействие на представления человека о культуре и историческом прошлом. При этом памятники культуры, говоря метафорически, будучи фактами «овеществлённой памяти», выступают и как ценные явления современности, отношение к которым характеризует отношение человека к историческому прошлому.

Актуальность изучения процесса взаимодействия современного человека с археологическими памятниками обусловил для нас и растущий в отечественной культуре последних десятилетий интерес на широком общественном уровне к историко-культурному, в частности, археологическому наследию. Это является симптоматикой такого характерного для современной отечественной культуры явления, как интерес к историческому прошлому, интерпретации которого избавились от жёсткой идеологической цензуры и научно-исторической дисциплинарной монополии только недавно, в постсоветское время. В результате новые стимулы получило переосмысление исторического прошлого, обращение к которому обусловлено актуализирующейся потребностью в поиске исторической самоидентификации человека, существующего в условиях доминанты инновационной направленности развития культуры и формирования глобального культурного пространства.





В этом плане актуальным, на взгляд автора, становится изучение культурного функционирования именно археологического памятника как подлинного объективированного свидетельства культуры прошлого, поскольку его специфика, заключающаяся в значительной древности и затруднённости выявления на его основании объективно достоверной исторической информации, приводит к вариативным интерпретациям памятника различными социальными субъектами. При этом историко-культурная подлинность археологического памятника, являющаяся его неотъемлемым свойством, выступает основанием легитимации в современной культуре вариативных интерпретаций памятника и произвольно конструируемых в актуальных аспектах культурного пространства интерпретатора, образов древнейшего исторического прошлого.

Так, в современном культурном пространстве археологический памятник, обладающий конкретными научными значениями, в широком социальном масштабе подвергается произвольному, смыслогенерирующему освоению в различных контекстах культуры. Это в определенной степени сопряжено с тенденциями переосмысления модернистских ценностей, прежде всего роли научнотехнического прогресса в развитии культуры и научной доминанты в картине мира человека. Следствием этого при массовом восприятии археологического памятника часто становится недоверие к официальной исторической и археологической наукам, усугубляемое ещё и тем, что, некоторая политизированность истории стала очевидной для части обывателей и на примере нашей страны. В результате археологический памятник наделяется современным человеком разнообразными смыслами, выступая подлинным основанием для легитимации конструируемых контекстуально-вариативных представлений об историческом прошлом. Это порождает выявленную проблемную социокультурную ситуацию конфликтного сосуществования интерпретаций археологических памятников в различных контекстах, выраженную как в варианте оппонирования научного вненаучному, так и в иных вариантах.

Об актуальности изучения культурных процессов, в которые археологическое наследие включается в современной культуре, свидетельствует и то, что данная тематика на фоне достаточно большого количества исследований, посвящённых культурному наследию в целом, в российской научной практике не получила исчерпывающего осмысления. Так, степень разработанности проблемы функционирования археологического памятника в современной культуре определяется результатами изысканий научного сообщества в области теории и истории культуры, в ракурсе проблематики культурного наследия, истории охраны памятников, теории и практики охраны и популяризации археологического наследия в условиях современности.

Теоретические аспекты культурного наследия осмыслялись, к примеру, в работах таких отечественных авторов, как Э. А. Баллер, В. С. Библер, П. В. Боярский, Ю. А. Веденин, О. В. Галкова, А. Н. Дьячков, И. Я. Кирьянов, М. Е. Кулешова, Д. С. Лихачев, Ю. М. Лотман, Е. Н. Мастеница, Т. Г. Миронова, Т. М.

Никольская, Е. Н. Селезнева, Э. А. Шулепова, и других. Обращение к данным работам позволило произвести содержательно-функциональный анализ концепта «археологический памятник» в его взаимосвязи с концептами «памятник» (истории и культуры, природы), «объект культурного наследия», «культурное наследие».

С помощью обращения к исследованиям по история охраны памятников, выполненным О. В. Галковой, А. М. Кулёмзиным, И. М. Минеевым, М. А. Поляковой, а так же к трудам, посвящённым археологическому наследию в музейно-презентационных и государственно-охранительных аспектах, выполненным О. Н. Бадером, Н. М Булатовым, А. И. Мартыновым, А. Н. Медведем, И. М.

Минеевой, А. Д. Пряхиным, А. Н. Разгоном, мы, в контексте тематической специфики, очерченной данными работами, рассматрели аспекты возникновения, становления и современного научного бытования концептов памятника истории и культуры и археологического памятника.

Попали в фокус нашего внимания и зарубежные концепции культурного наследия, включающие исследования данного феномена в таких различных ракурсах, как его сущность, идея сохранения культурного разнообразия, формирование и использование концепта культурного ландшафта, аспекты институционального использования наследия, как экономического ресурса, в условиях рыночных отношений. К данному блоку относятся разработки Дж. Ашворса, Дж. Блэйка, М. Дворжака, П. Клеменса, П. Ларкхама, Л. Протта, Д. Тросби, П.

Ховарда и других исследователей. Отдельно стоит отметить наличие концепций, не наделяющих культурное наследие априорной ценностью и позитивностью, а раскрывающих последнее, как неактуальный архаизм – пережиток. Такое видение имели Ф. Ницше, польские исследователи К. Добровольский и Л.

Кшивицкий.

Важную для исследования проблематику затрагивают и западные концепции социальной, культурной, коллективной памяти, объединяемые по проблемно-тематическому принципу в единый блок, обозначаемый термином «memory studies». В данном блоке объединяются идеи таких исследователей, как Я. Ассман, П. Барк, А. Варбург, М. Винок, Б. Гизен, Б. Зельцер, П. Нора, М.

Озуф, Дж. Олик Ж. Де Пюимеж, П. Рикер, Дж. Робинс, Й. Рюзен, М. Хальбвакс, Т. Цветан. В ракурсе «memory studies» очерчивается понимание культурной, социальной, коллективной памяти как динамичного, социально-политически обусловленного, потенциально конфликтного, мифологизированного явления, претерпевающего изменения нелинейного характера и привязываемого к определённым локусам культурного пространства («местам памяти»). Для нас в этом исследовательском блоке значение имеет сама ситуация разнородности в существующих концепциях «memory studies», что в более широком социокультурном масштабе, выходящем за пределы научно-исторической сферы, в определённом смысле релевантно изучаемой нами ситуации многообразия интерпретаций и трактовок исторического прошлого, имеющих, конечно, менее упорядоченный и более произвольный характер.

Значимыми для нашего исследования являются работы, относящиеся к отечественной традиции семиотики культуры, сформированной на основании исследований, проводимых П. Г. Богатыревым, М. А. Гуковским, Д. С. Лихачевым, В. Я. Проппом, О. М. Фрейденберг, С. М. Эйзенштейном, Р. О. Якобсоном. Именно достижения отечественной семиотики культуры, связанные во многом с идеями основоположника тартуско-московской школы Ю. М. Лотмана, открыли для нас возможность оригинальной культурологической концептуализации археологического памятника. В культурно-семиотическом ракурсе разрабатывалась и проблематика диалогичности текста и культуры, обращение к которой позволило обнаружить основания наиболее адекватного культурной ситуации подхода к конфликтному сосуществованию в культурном пространстве разнородных интерпретаций археологического памятника. Диалогичность получила освещение в отечественной науке, помимо обозначенного Ю. М.

Лотмана, усилиями М. М. Бахтина, В.С. Библера Г.В. Битенской, Н. А. Кузьминой, Н. А. Купиной, Е. В. Чернявской; а в зарубежной науке разрабатывалась в трудах Р. Барта, М. Бубера, Ж. Дерриды, Ю. Кристевой, К. Леви-Стросса М.

Риффатера и других исследователей.

Особенно стоит отметить ключевой для нас блок работ, раскрывающих локальные аспекты включенности археологического наследия в современные культурные процессы. К ним относятся публикации Г. Б. Здановича, в которых с позиций значимости для современной культуры рассматривается археологический памятник Аркаим, на основании которого был создан современный многофункциональный исследовательский «экополис»; работы И. П. Лобанковой, культурологически осмысляющей потенциал памятника Аркаим в различных аспектах. К данному блоку относятся и статьи Й. Ходдора, проанализировавшего археологическую методологию и памятник Чатал Хуюк с постмодернистских позиций, Д. Г. Здановича, рассматревшего аналогичным образом феномен Аркаима, а также работы Н. А. Белолипецкой, А. Г. Гупало, Ф. Н. Петрова, посвящённые проблеме соотношения в современной культуре археологического наследия с традиционными религиями и неорелигиозными формами.

Кроме того, на различные аспекты ситуации преодоления археологическим памятником рамок научно-специализированной значимости обращают внимание Н. А. Кренке, Е. В. Куприянова, А. Г. Селезнёв, И. А. Селезнёва В. А.

Шнирельман. Сюда же относятся и работы С. Ю. Каменского – автора специального исследования, посвящённого актуализации археологического наследия в современной культуре через различные социально-культурные практики. Ракурс научных разработок С. Ю. Каменского значительно отличается от нашего, но его исследовательский опыт оказывается для нас полезным.

Весь массив проанализированной литературы, затрагивающей проблематику нашего исследования, можно, таким образом, разделить на следующие тематические блоки: археологическая специфика, теоретические аспекты проблематики культурного наследия и исторической памяти, правовое регулирование и охрана культурного наследия, история охраны культурного наследия, аспекты популяризации и музейной презентации археологического наследия, культурологическая и философская методологически значимая литература. Также на основании проанализированной литературы можно сделать предварительный вывод о том, что даже с учётом обширного опыта отечественного и мирового научного сообщества в области исследований культурного наследия и наличия отдельных работ, раскрывающих локальные аспекты культурной функциональности археологического памятника, его целостного осмысления как феномена современной культуры проведено не было. Понимание же значимости археологического памятника только в рамках специализированных дисциплин, затрудняет его видение в широком спектре значений и смыслов, включенных в пространство современной культуры.

В этой ситуации именно культурологическое исследование позволит составить целостную, обобщающую существующий исследовательский опыт картину фактической функциональности археологического памятника как феномена не только культуры древности, но и культуры современной. Всё это определяет проблему настоящего исследования, которая заключается в противоречии между значимостью археологического наследия как функционального компонента современной культуры, вариативность интерпретаций которого определяется рамками отдельных мировоззренческих установок, и недостаточной изученностью реальной полноты его современного бытия в совокупности социокультурных контекстов.

Объектом исследования выступает археологический памятник как феномен культуры. Предметом - функционирование археологического памятника в контекстах современной культуры, сопряженное с вариативностью его смыслового насыщения субъектом культуры.

Выдвигается следующая гипотеза исследования: Феномен археологического памятника является компонентом современной культуры, актуальность которого определяется спектром вариативных его интерпретаций различными социальными субъектами (субъектами культуры), что отражается в конкретных культурных практиках. При этом функциональность и ценность археологического памятника выходит за научно и музейно-декларируемые институциональные рамки и приобретает широкий социокультурный масштаб. Разнообразие и нередко разнородность возникающих при этом интерпретаций ведёт к напряжённости и ситуации их противостояния.

Проверка гипотезы осуществляется через достижение следующей цели исследования: выявить особенности функционирования археологического памятника в современной культуре в зависимости от вариаций смыслового насыщения памятника различными субъектами культуры.

Для достижения поставленной цели определено решение следующих задач:

Провести содержательно-функциональный анализ концепта «археологический памятник», сформированного к настоящему моменту современной гуманитарной научной мыслью.

Произвести культурологическую концептуализацию археологического памятника как явления, включенного в современный культурный процесс.

Раскрыть особенности соотношения археологического объекта и 3.

археологического памятника как функционально двойственного явления в научно-специализированных и профанно-произвольных аспектах.

Выявить принципы функционирования археологического памятника в современной культуре, с помощью которых возможно объяснить субъективно-произвольное смысловое наполнение памятника субъектом культуры.

Раскрыть особенности и варианты научно-специализированного и 5.

неспециализированного восприятия археологического памятника субъектами культуры.

Проанализировать различные интерпретации конкретных археологических памятников, представленные в информационном пространстве культуры, определить варианты оценочного отношения в современном отечественном обществе к субъективно-произвольному смысловому наполнению археологического памятника.

Выработать подход, позволяющий сформировать стратегию действий, на практике способствующих оптимизации ситуации конфликтного сосуществования в культурном пространстве разнородных интерпретаций археологического памятника.

При решении поставленных задач в качестве анализируемого материала, составившего эмпирическую базу исследования, выступили тексты культуры научного, научно-популярного, публицистического жанров. При рассмотрении генезиса представлений о феномене памятника в отечественной культуре, помимо обращения к научной исторической и теоретической литературе, были привлечены опубликованные исторические источники. Это представляется необходимым для раскрытия исторической динамики концепта археологического памятника и роста значимости явления в культурном сознании.

Для подтверждения и конкретизации выведенных теоретических положений был проведён качественный содержательно-тематический анализ текстов, произведённый в соответствии с разработанными автором алгоритмами.

Направления анализа касались социокультурных контекстов осмысления археологического памятника научно неспециализированным субъектом и вариантов оценочного отношения к интерпретациям археологического памятника в различных социокультурных контекстах. Объектом анализа выступили тексты, презентующие интерпретации памятников, а предметом – социокультурные контексты, в которых производились эти интерпретации. Проведённый анализ имел следующие задачи: 1) на конкретных эмпирических данных показать контекстуальность археологического памятника в современной культуре; 2) выявить типы социокультурных контекстов археологического памятника; 3) выявить варианты оценочных взаимодействий между интерпретациями археологического памятника в различных контекстах.

Анализу были подвергнуты интернет-источники в жанрах информационных сообщений на различных тематических ресурсах, научно-популярные и научные публикации. Выборка анализируемых источников представлена сорока наименованиями, что, на взгляд автора, является достаточным для конкретного подтверждения качественно-содержательных характеристик различных контекстов археологического памятника. Анализ количественно более широкого круга источников не привёл к корректировке общей качественной картины, поэтому в отчётных материалах не использован. Результаты проведённого анализа оформлены в табличной форме и представлены в виде трёх приложений к работе. Кроме того, в исследовании использованы данные, полученные автором методом включенного наблюдения в процессе полевой работы в археологической экспедиции Учебно-научного центра изучения проблем природы и человека Челябинского государственного университета в Пластовском районе Челябинской области в периоды с 2011 по 2014 годы. Конкретное применение в разделе, посвящённом вариантам восприятия археологического памятника различными субъектами, имеют данные дневников полевых наблюдений.

Теоретико-методологические основания исследования. Выявленная нами литература по теме исследования была подвергнута культурной атрибуции по параметрам, заданным проблематикой нашего исследования, его предметом, объектом, целью и задачами.

Загрузка...
Для решения поставленных задач исследования был использован ряд методологических подходов. Среди них: междисциплинарный подход, позволивший обратиться к отечественному и зарубежному памятниковедческому, музеологическому, археологическому опыту, что позволило рассматривать концептуальные аспекты интересующего нас феномена в ракурсе различных дисциплин. Данный подход позволил также рассмотреть зарубежные исследования в области проблематики культурной коллективной памяти, относящиеся к блоку «memory studies», признаваемому междисциплинарным. Междисциплинарный подход позволил при изучении восприятия археологического памятника человеком воспользоваться опытом психологической науки, почерпнутым нами из работ Л. С. Выготского, В. П. Зинченко, Д.

А. Леонтьева, А. М. Лобока, Д. Н. Узнадзе.

Для определения характера включенности археологического памятника в современную культуру был использован функциональный подход. При этом выявление основных параметров функциональности памятника было достигнуто с помощью применения к данному феномену и культуре семиотического подхода, позволившего рассматривать его как текст в макротексте культуры в ракурсе понятий «значение», «смысл», «метатекст», «интертекст», «контекст». Так, ключевое значение, определяющее параметры нашего исследования как произведённого с позиций именно культурологического подхода, имеет используемая нами семиотическая методология. Также центральные позиции имеет методология контекстуального анализа, неразрывно связанная в нашем исследовании с семиотическим подходом, и определяемая Т. А. Кондаковым как специфический инструмент культурологии, на основании чего правомерно говорить о контекстуальном методологическом подходе. Параметры производимого нами контекстуального анализа получили подробную разработку с помощью обращения к работам М. М. Бахтина, Б. С. Ерасова, Н. В. Иванова, И. Т. Касавина Ю. М. Лотмана.

При объяснении процессов произвольной интерпретации археологического памятника методологической опорой для нас выступали концепции мифа Э. Кассирера, А. Ф. Лосева, М. Элиаде. В работе нами производится обращение к опыту исследовательских разработок таких классиков научной мысли, как Х.

Г. Гадамер, Б. Паскаль, К. Леви- Стросс, П. Фейерабенд. Важное место имеют культурологические исследования С. С. Соковикова, В. Н. Топорова, А. Я.

Флиера, В. С. Цукермана, М. Шерера.

Для осознания сущности феномена памятника культуры был использован историко-генетический метод исторической дисциплины. Связующим звеном между теоретической и практической частями исследования выступил общенаучный методологический принцип восхождения от абстрактного к конкретному.

При работе с массивом выявленной литературы, а также источниками, составившими эмпирическую базу практической части исследования, использовались такие общенаучные теоретические методы, как: сравнение, анализ, синтез, обобщение, дедукция, индукция. Для изучения выявленных материалов текстового характера, составивших базу практической части исследования на вооружение был взят лингвистический метод содержательно-тематического анализа текста. При упорядочении и систематизации выявленных социокультурных контекстов археологического памятника использовались методы классификации и типологизации, причём наиболее приемлемым в ракурсе специфики изучаемого явления был определён метод типологизации. При сборе материала в процессе полевых археологических экспедиций применены следующие общенаучные эмпирические методы: наблюдение, включённое наблюдение и описание.

Соответствие диссертации области исследования специальности. Областью исследования диссертации являются изложенные в позициях паспорта специальности 24.00.01 – «Теория и история культуры» (культурология), пункты: 9 – историческая преемственность в сохранении и трансляции культурных ценностей и смыслов; 15 – роль культурного наследия в жизнедеятельности общества; 17 – компоненты культуры (наука, мораль, мифология, образование, религия, искусство).

Научная новизна и теоретическая значимость исследования заключается в следующем:

Произведена культурологическая концептуализация феномена археологического памятника, заключающаяся в его понимании как функционального явления современной культуры, представляющего собой подлинный объект исторического прошлого, подвергающийся специально-научному и профанно-произвольному прочтению в качестве культурного текста. В произведённой концептуализации обоснована функциональная значимость памятника в общесоциальном масштабе, обусловленная его произвольно-вариативным смысловым насыщением современным человеком.

Археологический памятник рассмотрен как культурный текст с семиотических позиций, что позволило отразить его функциональную двойственность в современной культуре в научно-специализированных и профаннопроизвольных аспектах. Было выявлено и культурологически осмыслено свойство полисемантичности археологического памятника, возникающее на основании его осмысления как исторически подлинного объекта-текста, возможность однозначного исчерпывающего прочтения которого на данный момент остаётся затруднительной.

Впервые функционирование археологического памятника во всей 3.

совокупности его смыслового наполнения было обосновано как детерминированное прочтением памятника в различных контекстах макротекста культуры.

На основании этого принцип функционирования археологического памятника обозначен социокультурно-контекстуальным.

Выявлены особенности, общие черты и различия процессов восприятия, протекающих в совокупности процедур атрибуции и интерпретации археологического памятника научно-специализированным и неспециализированным субъектами. Процессы восприятия рассмотрены в связи с оказывающими на них влияние факторами – установками, потребностями, опытом и представлениями воспринимающего субъекта.

Произведена типологизация социокультурных контекстов археологического памятника. Типологические группы контекстов были выделены на основании вариаций смыслового содержания интерпретаций памятника, определяемых социокультурными установками восприятия и потребностями интерпретатора.

Предложен подход, перспективный при формировании стратегии 6.

преодоления конфронтации научных и произвольных контекстов археологического памятника (гармонизации их сосуществования) в современной культуре, который обозначается диалогическим и заключается в реализации межконтекстной коммуникации в публичном пространстве культуры.

Разработанный методологический подход контекстуального функционирования археологического памятника имеет исследовательскую ценность для культурологии, открывая возможность изучения процессов формирования актуальных пластов культурной памяти на основании осмысления субъектом иных, помимо археологического памятника, материально конкретных исторических артефактов, а также историографических фактов.

По итогам решения поставленных задач выведены следующие положения, выносимые на защиту:

Концепт археологического памятника, использующийся в современной отечественной научной практике, не учитывает разнообразных вариантов функционирования феномена в широком культурном пространстве современности, что свидетельствует о неполноте отражения феномена археологического памятника существующим концептом. Это, в свою очередь, не позволяет осмыслить археологический памятник во всей совокупности его смысловых звучаний и обнаружить пути преодоления противоречий, возникающих при конфронтационном сосуществовании различных интерпретаций памятника в современной культуре.

Археологический памятник – это форма функционирования материально представленного объекта исторического прошлого человечества в современной культуре, где он выступает культурным текстом, для которого характерно вариативное смысловое наполнение в различных социокультурных контекстах. Подобная вариативность включает разнообразие динамично возникающих толкований, в том числе – выходящих за рамки исторически достоверных представлений, отражающих специфичные социокультурные потребности, установки, интенции различных субъектов культуры.

Феномен археологического памятника не тождествен отдельному 3.

археологическому объекту, а предстаёт локусом культурного пространства современности, в котором археологически-объектная и пространственноландшафтная составляющие получают вариативное семантическое насыщение.

Современный человек, не мыслящий в рамках научно-специализированного археологического подхода, воспринимает археологический памятник именно как смыслонасыщенный, средовой локус культурного пространства.

Восприятие археологического объекта субъектами культуры происходит преимущественно в двух модусах: в научно-специализированном и в неспециализированном – профанном. Оба модуса включают элемент субъективной произвольности, доминирующий в неспециализированном типе и в меньшей степени присутствующий в научном варианте восприятия. В отличие от научного способа прочтения археологического объекта, основанного на чёткой последовательности проведения процедур атрибуции и интерпретации, предполагающей рационально обусловленный переход от первой ко второй; неспециализированное восприятие включает различные варианты последовательности, а также вариант сочетания процедур атрибуции и интерпретации. Это существенно увеличивает диапазон вариативности смыслового насыщения памятника научно неспециализированным субъектом, от смыслов, частично совпадающих с научными, до предельно произвольных.

Восприятие археологического памятника опосредовано опытом 5.

воспринимающего субъекта, потребностями, реализующимися посредством обращения к археологическому наследию, и социокультурными мировоззренческо-идеологическими установками восприятия. Такими потребностями выступают: духовные, мировоззренческие и самоидентификационные поиски, стремление к причастности к древнему подлинному наследию, культурнопознавательный досуг и др. Установками, определяющими различия в степени произвольности восприятия, являются: профессионально-научная; светская;

традиционно-конфессиональная (религиозная); эзотерическая (неорелигиозная); националистическая; фольклорная; псевдонаучная. На практике нередко возникают комбинированные установки восприятия. Произвольность восприятия археологического памятника выступает следствием степени мифологизированности сознания современного человека, под воздействием которой, как тяготеющей к образности и целостности, человек стремится к конструированию наиболее яркого и полного образа культурных смыслов памятника. Даже при научной интерпретации достижение абсолютной полноты невозможно. Этим объясняется включение элементов гипотетико-произвольного характера в совокупный образ археологического памятника в его научной ипостаси. В случаях же осмысления археологического объекта в научно-неспециализированных контекстах, стремление к яркости, полноте и завершенности его образа не ограничено требованиями строгих научных процедур. Поэтому закономерно возникновение некоторого множества произвольно-фантазийных прочтений объекта различными общностями, выступающими субъектами этого процесса в разнообразных принципиально разнородных социокультурных контекстах.

Многообразие социокультурных контекстов археологического памятника-текста в макротексте современной культуры – это естественное, объективное явление современной культуры, свидетельствующее о различных аспектах актуальности археологического наследия в научном и общесоциальном масштабах. Осмыслением памятника во всей совокупности научных и произвольных социокультурных контекстов определяется его культурная функциональность, а также общая сфера его смысловых звучаний в современной культуре, то есть смысловое поле. Археологический памятник в современной культуре представлен в социокультурных контекстах следующих типов: 1) научные;

2) научно-популярные; 3) традиционно-конфессиональные; 4) национальноидентификационные; 5) эзотерически-околонаучные 6) псевдонаучные; 7) фольклорно-легендарные. Вся совокупность подобных контекстов активно сосуществует в едином культурном пространстве, но фокусируется на локусе, представляющем конкретный, материально выраженный археологический объект-памятник. Поэтому разночтения, присущие различным вариантам его контекстов, порождают ситуацию напряженности, вплоть до конфронтаций.

Выявленная ситуация функционирования археологического памятника в современной культуре характеризуется неупорядоченностью, замыканием носителей того или иного контекстуального видения памятника на своем варианте. Отношения же к иным прочтениям строятся на априорно односторонней оценочной основе. При этом именно профанно-произвольные образы археологического памятника, как наиболее яркие и эмоционально насыщенные, приобретают широкую популярность, потесняя тем самым научные версии.

Снизить степень подобного противостояния позволяет взгляд на эту ситуацию как на противоречивую, но объективно целостную, что дает возможность выработки стратегии диалоговых взаимоотношений между контекстами разного уровня и типа, как самоценными в широком культурологическом масштабе и иерархически не подчинёнными друг другу явлениями. Выстраивание диалогических взаимодействий между субъектами – представителями разнородных контекстов археологического памятника позволяет, во-первых, снизить уровень недопонимания и конфронтации между ними; во-вторых, формировать по принципу взаимодополнительности наиболее приемлемый образ памятника, отвечающий потребностям не только локальных общностей, но и аудитории более широко социального масштаба; в-третьих, использовать ход и результаты такого взаимодействия на различных площадках, при формировании культурной политики и принятии в её рамках конкретных решений, связанных со спорными ситуациями исторического наследования.

В итоге проделанной работы мы пришли к выводу, что основой практических рекомендациий по оптимизации проблемной ситуации конфликтного сосуществования научных и произвольных интерпретаций памятника является проведение целенаправленной работы с его контекстами, осуществляемой через научную и музейную институции, туристические организации, средства массовой информации и образовательные учреждения.

Работа эта должна конституироваться стратегией межконтекстного диалога, исключающей жёсткие оценочные суждения, и выражаться в практике создания конкретных информационных продуктов, запускающих коммуникационные процессы. В создаваемых информационных продуктах должна производиться сопоставительная презентация широкой общественности смыслов научной и профанной интерпретаций наследия. Это позволит акцентировать внимание общества на произвольных интерпретациях археологического наследия, как имеющих право на существование, альтернативных, но не равноценных научным представлениям об историческом прошлом человечества.

Практическая значимость диссертационного исследования Разработанный научный методологический подход, позволяющий 1.

составить целостную картину функционирования археологических памятников в современном культурном пространстве, имеет перспективы использования в практической работе музейных учреждений при мониторинге аспектов функциональности конкретных памятников и в практике создания конкретных музейных продуктов.

Материалы исследования могут быть использованы государственными структурами и общественными организациями, участвующими в формировании культурной политики сохранения, актуализации и использования культурного наследия.

Положения работы, раскрывающие аспекты социокультурной контекстуализации археологического памятника могут выступать основой для его культурологической экспертизы как конкретной прикладной процедуры, выявляющей реальную значимость и спектр возможных интерпретаций памятника в совкупности контекстов.

Выводы, полученные в ходе диссертационного исследования, могут 4.

быть использованы в практике образовательной деятельности высшей школы (при создании тематических лекционных курсов, проведении практических семинаров).

Структура работы включает введение, две главы с тремя параграфами в каждой, заключение, список использованной литературы и три приложения, представляющих практическую часть исследования, два из которых презентуют результаты анализа конкретных источников, и сопровождаются списками этих источников.

Результаты проведённого исследования апробированы на следующих конференциях: «Молодёжь в науке и культуре XXI века. Международный научно-творческий форум» (Челябинск, 2011, 2013), внутривузовских конференциях «Культура – искусство – образование: взаимозависимость результатов науки и практики», «Культура – искусство – образование: векторы преобразования», «Культура – искусство – образование: научные поиски и практические решения» (Челябинск 2012, 2013, 2014), на четвёртой и пятой Международных научно-практических конференциях «Музей в контексте современной культурной реальности: история, проблемы и перспективы» (Владимир 2012, 2013), межрегиональной конференции с международным участием «Традиционная народная культура как фактор формирования единого социокультурного пространства» (Челябинск 2014), межрегиональной конференции с международным участием «Горизонты цивилизации: Пятые аркаимские чтения» (историкокультурный заповедник «Аркаим» 2014), городском круглом столе «Культура исторической памяти: между забвением, воспоминанием и мифологией» (Челябинск 2014). Основные положения исследования опубликованы в трёх журналах, включенных в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий», утвержденный ВАК Министерства науки и образования РФ, а также в одиннадцати сборниках научных конференций и внутривузовских изданиях.

Одна статья подписана к печати в рецензируемом научном журнале, включенных в перечень ВАК РФ.

ГЛАВА I. Концептуализация феномена археологического памятника как явления современной культуры Аспекты становления и развития концепта «археологический 1.1.

памятник» в гуманитарной научной мысли Любое исследование обязательно базируется на интеллектуальном опыте академической культуры, что является не только правилом научного жанра, но и воплощением историко-культурной преемственности. Отправной точкой при исследовании феномена, имеющего междисциплинарный характер, неизбежно является обращение к опыту дисциплин, давших его освещение. Находящийся в фокусе нашего исследования археологический памятник как раз является феноменом, преодолевшим к настоящему моменту рамки своей профильной дисциплины – археологии, и на понятийном уровне связанным с широким кругом понятий, основными из которых являются: «памятник», «культурное наследие»

и «культурная ценность». В связи с этим правомерно начать исследование с выявления основополагающих понятийных характеристик археологического памятника, сформировавшихся в отечественной научной практике к настоящему моменту. При этом понятийные характеристики необходимо раскрыть в историческом ракурсе, но лишь в той степени углублённости и подробности, какая позволит лучше понять современное их состояние. То есть, необходимо обратиться к истории возникновения понятия, выступающего родовым по отношению к понятию археологического памятника. Данным понятием является «памятник», которое в словесном выражении (monumentum) впервые «появилось в Древнем Риме и означало скульптуру или стелу, воздвигнутую в честь события или человека» [187, с. 485]. То есть, – культурный объект, наделяемый мемориальным значением.

Начало процесса формирования понятия «памятник» в отечественной мысли современной научной практикой не определено до настоящего момента.

А Н Дьячковым, авторитетным специалистом в области памятниковедения, появление понятия «памятник» в России «в современном значении» датируется концом первого десятилетия XIX века [см.: 187, с. 485]. Общепринятые на сегодняшний день отечественной наукой концепции памятника обрели исток в XVIII веке и являются следствием развития в рамках единой парадигмы, заложенной на ранних этапах формирования комплекса представлений о феномене памятника культуры как объекте социально-гуманитарного научного познания.

Данный тезис был выведен при анализе законодательных актов, трудов представителей научного сообщества XVIII века, энциклопедических изданий XVIII-XIX веков, и с помощью обращения к существующей в современной отечественной социально-гуманитарной мысли теоретической базе по истории возникновения понятия «памятник». Последняя представлена монографиями и научными статьями по истории стратегии охраны культурного наследия и истории музейного дела в России.

В России феномен памятника культуры осознаётся в конце XVII-XVIII веках, когда в обществе наступает определённый мировоззренческий этап, характеризующийся появлением светской культуры и зарождением исторического сознания, что во многом было обусловлено личной деятельностью Петра I, его интересом к древностям и знакомством с опытом европейских стран. Возникновение понятия «памятник» представляется сложным процессом, подчинённым целому ряду факторов, связанных с экономическими, политическими, правовыми и социальными процессами в отечественной культуре того времени.

К упомянутым факторам относятся: централизованная государственная деятельность по охране предметов и объектов старины, развитие научной мысли (прежде всего, в области истории), архитектурной критики, основание Академии наук, а также комплексное изучение территорий Российской империи.

Само слово «памятникъ» существовало в русском языке и употреблялось в письменных источниках ещё до XVIII века. Однако в этот период значение этого слова не связывалось с объектами культурного или исторического наследия, в «Словаре русского языка XI-XVII веков» оно трактуется как «памятная запись», документ, свидетельствующий о каком-либо событии [202, с. 138].

Возникновение интереса к подлинным историко-культурным объектам в России декларировалось на государственном уровне (культурная политика Петра I в области учёта древностей считается предысторией охраны культурного наследия в России [174]). Процесс выявления, изучения и фиксации древностей выступал в качестве важной государственной задачи и принимал выраженную форму государственных инструкций. Выявление и изучение объектов старины на государственном уровне имело идеологическое значение – древности, прежде всего, имеющие отношение к русской истории и культуре, должны были выступать наглядным примером славных событий прошлого русского народа [175, c. 20]. На наш взгляд, появление такого понимания древностей является одним из ключевых моментов в формировании понятия «памятник», оно свидетельствует о понимании роли исторического прошлого для культуры настоящего и будущего.

Качественный скачок в отношении к древностям был связан также с основанием первого русского музея – Кунсткамеры в 1714 году, так как начался их планомерный розыск для музея. Одной из задач Кунсткамеры была популяризация коллекций: «[...] впредь всякого желающего оную смотреть, пускать и водить, показывая и изъясняя вещи» [212, c. 24].

С деятельностью Петра I связаны и первые опыты мемориализации объектов, придание им статуса мемориальных памятников – создание «Императорского кабинета», организация защитно-охранительного режима (галереи с крышей) для Домика Петра I, сооруженного в 1703 году (на сегодняшний день старейшей постройки Петербурга) [161, c. 46]. Была увековечена и история военно-морского флота (сохранение ботика – «дедушки русского флота» и кораблей переяславль-залесской потешной флотилии) [162].

В XVIII веке впервые появляются монументальные памятники, возводимые в честь значимых событий, несущие с помощью ярких визуальных образов символическую информацию о них. Речь идёт о возведении триумфальных арок (подобных античным Римским), что связано со светской традицией празднования военных побед с триумфальными шествиями и было призвано увековечить победы русского оружия [Cм. напр.: 156]. В такого рода объектах форма выражает символическое содержание. И. А. Кирьянов называл их «памятниками-символами», существующими наряду с «памятниками-подлинниками» [90].

Об этом рассуждают также А. М. Кулемзин и О. В. Галкова, обратившие внимание на возможность взаимопроникновения выделенных видов памятников [103; 43].

Формирование понятия «памятник» в России начинается также с выделения из многообразия объектов материальной культуры исторически значимых и необычных (нетипичных) объектов, определённых для сохранения органами государственной власти. Единого понятия тогда не было. Широко употреблялись такие термины, как «куриозные вещи», «куриозитеты», «раритеты», «что зело старое и необыкновенное», «археологические древности», «подземности»

и другие. Вплоть до начала ХХ века памятники культуры часто обозначались такими терминами, как «древность», «достопримечательность» и «достопамятность». Наиболее широкими обобщающими на тот момент (прежде всего, речь идёт о XVIII веке) понятиями можно считать понятия старины или древности и курьёзности (необычности), связывавшиеся, прежде всего, с движимыми историческими объектами и их необычными внешними характеристиками.

Уже в первой четверти XVIII века при определении ценности археологических предметов из драгоценных металлов их источниковый потенциал как критерий определения ценности стал доминировать над материальной стоимостью. Указ Петра I от 16 февраля 1721 года «О покупке в Сибири куриозных вещей и о присылке оных в Берг и Мануфактур коллегию» [220] сыграл определяющую роль в становлении отечественной археологии. Данный указ свидетельствует о том, что археологические предметы стали оцениваться уже не только с точки зрения их материальной стоимости, но, прежде всего, как историко-культурные подлинники.

Важным обстоятельством для формирования понятия «памятник» стало осознание необходимости использования при создании обобщающего труда по истории России широкого круга источников, как письменных, так и вещественных: «Постепенно из практических нужд развития исторической науки сложилось представление о взаимосвязи между историческим процессом и историческими объектами, возникшими в результате этого процесса» [44, c. 109]. Таким образом, в XVIII веке происходит осознание исторического информационного потенциала объектов культурного наследия.

Процесс выявления и фиксации древностей, возникший в первой четверти XVIII века в форме централизованного регламентирования, ко второй четверти XVIII века, стал связан с развитием академической науки. Объекты наследия прошедших исторических эпох в рассматриваемый период были в фокусе внимания таких видных деятелей отечественной науки, как В.Н. Татищев, Г.Ф. Миллер, М.В. Ломоносов, В.К. Тредиаковский, М.М. Щербатов, И.Н. Болтин, Н.И.Новиков, Н.М.Карамзин. Особо важную роль в становлении понятия «памятник» сыграла деятельность историков В. Н. Татищева и Г. Ф. Миллера.

Историк, географ, государственный деятель Василий Никитич Татищев (1686–1750 гг.) в созданной им в 1737 году программе по изучению страны и фиксации историко-культурного наследия («Предложение о сочинении истории и географии Российской») приводит 198 вопросов, ряд которых служил для выявления древностей (объектов археологического, архитектурноархеологического, религиозного наследия) и «курьёзностей» (палеонтологических объектов). Так, в пункте 103 прослеживается интерес к архитектурноархеологическому наследию: «Нет ли где в уезде том каких признаков и видов, где напредь сего городы или знатные строения были, и нет ли известия, как именованы, когда и кем разорены» [216, c. 65]. А в пунктах 104 и 105 раскрывается необходимость выявления и фиксации археологических объектов: «Не находится ль где в степях и пустынях каменных болванов или камней с надписями или какими либо начертании, которое, елико возможно, живописцу надлежит назнаменовать и, описав ево меру и цвет, при том же сообщить» [216, c. 65]. Татищев разрабатывал и меры по сохранению и фиксации археологических находок («горшки и кувшины в гробах, на которых надписи есть») [216, c.

66].

Выделение источниковой функции объектов историко-культурного наследия прослеживается по работам Герарда Фридриха Миллера (1705–1783 гг.). Необходимо изучать «всякия Российския древности, из которых о древних временах и приключениях хотя не совершенное, однакож не совсем отметное свидетельство получить можно» [158, с. 255], – писал Миллер в проекте учреждения при Академии наук Департамента российской истории. Обращая внимание на сложность интерпретации вещественных источников, Миллер осознавал их высокий информационный потенциал, и именно он, по Миллеру, является основной причиной необходимости выявления таких источников и их изучения: «Главнейшая цель при изследовании древностей... должна, конечно, заключаться в том, чтобы оне послужили к разъяснению древней истории» [157, с. 70].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«КУЗЬМИНА ИРИНА БОРИСОВНА ПРОБЛЕМЫ ВОССОЗДАНИЯ ЦЕРКОВНЫХ ИНТЕРЬЕРОВ И БОГОСЛУЖЕБНОЙ УТВАРИ В ДРЕВНИХ ХРАМАХ (НА ПРИМЕРЕ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКИХ ЦЕРКВЕЙ XII-XIII ВВ.) Специальность: 17.00.04 –...»

«Васильковская Маргарита Ивановна СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО УЧАСТНИКОВ МОЛОДЕЖНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ В ФОРМИРОВАНИИ ИНСТИТУТА ВОЛОНТЕРСТВА 13.00.05 – теория, методика и организация социальнокультурной деятельности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: ДОКТОР ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ ПОНОМАРЕВ В.Д. КЕМЕРОВО 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..3-17 ГЛАВА 1 ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ...»

«МУХАМАДЕЕВА АЙГУЛЬ АЛЬБЕРТОВНА ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНОГО ОБЛИКА РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРЫ МИРА (КОНЕЦ ХХ – НАЧАЛО XXI вв.) Специальность 24.00.01 – теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: Доктор исторических...»

«ЛАРИСА ВЛАДИМИРОВНА НОВИНСКАЯ ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВНЕДРЕНИЯ АВТОМАТИЗИРОВАННЫХ БИБЛИОТЕЧНОИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ В РЕГИОНЕ Специальность 05.25.03 – библиотековедение, библиографоведение и книговедение Диссертация на соискание учёной степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических...»

«Гвоздев Алексей Владимирович «Многокомпонентная система исполнительской техники как основа интерпретаторского творчества скрипача» Специальность: 17.00.02 – Музыкальное искусство Диссертация на соискание ученой степени доктора искусствоведения Новосибирск ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. РАЗВИТИЕ ВЗГЛЯДОВ НА ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ...»

«ГАЛЕЕВА ЛИЛИЯ ИРЕКОВНА ФОРМИРОВАНИЕ КУЛЬТУРЫ МЕЖНАЦИОНАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СРЕДСТВАМИ СОЦИАЛЬНОКУЛЬТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА 13.00.05 – теория, методика и организация социально культурной деятельности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: ДОКТОР ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ НАУКИ РТ ПРОФЕССОР Д.В. ШАМСУТДИНОВА КАЗАНЬ 201 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«Лешуков Алексей Григорьевич СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ РАЗВИТИЯ РЕКЛАМЫ В РОССИИ 1861–1900 ГГ. 24.00.01 – теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии Научный руководитель – доктор исторических наук, доцент Чеботарев Анатолий...»

«ЗУЛЬКАРНАЕВ Алексей Батыргараевич СОРБЦИОННО-ФИЛЬТРАЦИОННЫЕ МЕТОДЫ ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНОЙ ГЕМОКОРРЕКЦИИ ПРИ ТРАНСПЛАНТАЦИИ ПОЧКИ (14.01.24 – трансплантология и искусственные органы) Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор А.В. Ватазин...»

«Рыжикова Варвара Андреевна Трансдермальная терапевтическая система бромокаина на основе биосовместимой микроэмульсионной композиции (14.01.24 – трансплантология и искусственные органы) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель,...»

«НАДЕЖДА ЕВГЕНЬЕВНА БЕЛЯЕВА РАБОТА БИБЛИОТЕКИ С ИНТЕРНЕ Т -РЕСУРСАМИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Специальность 05.25.03 Библиотековедение, библиографаведение и книговедение ; Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук Майстрович Т.В. Орёл2010 ФЕДЕРАЛЬНОЕ...»

«ШАХОВ Павел Сергеевич Музыкально-фольклорные традиции мордвы Сибири (приуроченные жанры) Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство Диссертация на соискание учёной степени кандидата искусствоведения Научный руководитель: кандидат искусствоведения, профессор Леонова Наталья Владимировна Новосибирск – ОГЛАВЛЕНИЕ Том I...»

«Трухина Лариса Николаевна К ПРОБЛЕМЕ СТАНОВЛЕНИЯ ЖАНРА РУССКОЙ НАРОДНОЙ ПЕСНИ НА ЭСТРАДЕ. НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА ОЛЬГИ ВАСИЛЬЕВНЫ КОВАЛЁВОЙ Специальность – 17.00.01 – Театральное искусство Диссертация на соискание учёной степени кандидата искусствоведения Научный руководитель – доктор искусствоведения, профессор, Уварова Елизавета Дмитриевна Научный консультант – кандидат искусствоведения,...»

«Бальжурова Арюна Жамсуевна Бурятская буддийская иконопись конца XVIII – первой четверти ХХ вв. (по материалам фонда Национального музея Республики Бурятия) 24.00.01теория и история культуры (исторические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Николаева Д.А. Улан-Удэ, ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I. БУРЯТСКАЯ...»

«ИВЧЕНКО Елена Викторовна РАЗВИТИЕ ХУДОЖЕСТВЕННО-ТВОРЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВУЗА 13.00.05 – теория, методика и организация социально-культурной деятельности диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор...»

«МИЧКОВ Павел Александрович СИСТЕМЫ ПОИСКА МУЗЫКАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ Специальность 17.00.02-17 – Музыкальное искусство Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Научный руководитель – доктор искусствоведения, профессор Н. С. Бажанов Новосибирск – 201 ОГЛАВЛЕНИЕ с. ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. МУЗЫКАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ §...»

«Борисов Василий Борисович ПУТИ РАЗВИТИЯ И ВНЕДРЕНИЯ СИСТЕМЫ КОРПОРАТИВНОЙ КАТАЛОГИЗАЦИИ БИБЛИОТЕК (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ) 05.25.03 – Библиотековедение, библиографоведение и книговедение Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: О.В. Шлыкова, доктор...»

«Володченков Роман Геннадиевич ФОРМИРОВАНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРИНЦИПОВ В СОВЕТСКОМ БАЛЕТЕ 1960-80-х ГОДОВ [НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА ХОРЕОГРАФА И.А. ЧЕРНЫШЁВА] Специальность – искусствоведение 17.00.01 – Театральное искусство Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Научный руководитель: кандидат философских наук,...»

«Азоев Эльхан Тофикович Тактика двухэтапного коронарного вмешательства при лечении пациентов с хроническими окклюзиями коронарных артерий 14.01.26 сердечно-сосудистая хирургия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских...»

«ДАНИЛОВА АНАСТАСИЯ АНАТОЛЬЕВНА ФОРМИРОВАНИЕ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ВУЗА СРЕДСТВАМИ ДЕЛОВОЙ ИГРЫ Специальность: 13.00.05 – теория, методика и организация социальнокультурной деятельности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный...»

«ДОРОФЕЕВА Юлия Юрьевна АКТИВИЗАЦИЯ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТУДЕНТОВ СРЕДСТВАМИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ФОТОГРАФИИ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ ДИЗАЙНЕРОВ 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (изобразительное искусство) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Шаляпин Олег Васильевич Омск СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..3 Глава I. НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТУДЕНТОВ..17 1.1....»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.