WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«КИЕВСКИЙ РАСПЕВ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ РУКОПИСНОЙ ТРАДИЦИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII – XVIII ВЕКОВ ...»

-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МУЗЫКИ ИМЕНИ ГНЕСИНЫХ

На правах рукописи

Кузькина Анастасия Викторовна

КИЕВСКИЙ РАСПЕВ

В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ РУКОПИСНОЙ ТРАДИЦИИ

ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII – XVIII ВЕКОВ

Специальность 17.00.02 Музыкальное искусство

Диссертация на соискание ученой степени



кандидата искусствоведения

Научный руководитель:

доктор искусствоведения, профессор Заболотная Н.В.

Москва – Содержание Введение

Глава 1. Киевский распев в певческих рукописях

1.1. Особенности рукописных источников киевского распева

1.2. Вопросы атрибуции

Глава 2. Изменяемые песнопения киевского распева

2.1. Методы изучения песнопений киевского распева

2.2. Сравнительный анализ ирмосов

2.3. Внутренняя структура ирмосов

2.4. Сравнительный анализ «Господи, воззвах»

Глава 3. Неизменяемые песнопения киевского распева

3.1. Сравнительный анализ неизменяемых песнопений в Ирмологионах.............. 67

3.2. Внутренняя структура неизменяемых песнопений в Ирмологионах............ 78

3.3. Киевский распев в Обиходах

3.4. Сравнительный анализ неизменяемых песнопений в Обиходах

3.5. Соотношение неизменяемых песнопений в Ирмологионах и Обиходах.... 108 Заключение

Список литературы

Список рукописей

Приложение

Введение

Общая характеристика работы

Киевский распев появился на Руси во второй половине XVII века. Это один из самых ярких, сложных и внутренне противоречивых этапов развития отечественной культуры, в том числе, музыкальной: время взаимопроникновения старого и нового, исконно русского и европейского. Отечественное церковнопевческое искусство этого периода, сохраняя издревле принятые основы православного певческого канона, претворяет многие приметы Нового времени.

Среди крупных музыкальных явлений второй половины XVII–XVIII веков отметим, прежде всего, значительное стилевое обогащение традиционной певческой культуры, в том числе, расцвет многоголосия и разнообразие форм нотации. В эти же годы на территории Московского государства наряду с поздними вариантами церковной монодии, которые получили название греческого и болгарского распевов, распространяется киевский распев.

Песнопения киевского распева с атрибуцией встречаются в украинских певческих памятниках – Ирмологионах – в начале XVII века, в русских – с 50-х годов XVII века. Киевский распев широко распространился на территории Московского государства и «стал неотъемлемой частью пореформенной русской певческой традиции» [165, с. 375].

Под названием «киевский распев» мы понимаем широкий круг напевов, которые происходят из юго-западного ареала восточно-славянских земель. Такой подход соответствует принятой ныне терминологии, в которой пение ЮгоЗападной Руси определяется как «украинско-белорусская ветвь»1 славянской церковной монодии.

Изучая характер распространения киевского распева на территории Московской Руси, мы концентрируем внимание на особенностях его бытования в

См., например: [122].1

новых условиях. Этот процесс, используя определение Д. Лихачева, можно назвать трансплантацией: «Памятники … трансплантируются на новую почву и здесь продолжают самостоятельную жизнь в новых условиях и иногда в новых формах, подобно тому как пересаженное растение начинает жить и расти в новой обстановке» [82, с. 21].

Трансплантация – сложный неоднозначный процесс, который относится и к отдельным произведениям, и к целым культурным пластам. Попав в иные условия, они приобретают черты другой культуры и развиваются по ее законам.

Данный процесс имеет множество различных проявлений. Он характерен, как правило, для переходных, переломных периодов. И именно с точки зрения трансплантации можно рассматривать судьбу киевского распева на русской почве.

Многие ученые обращались к изучению киевского распева. Их работы основаны, как правило, на материале нотированных рукописей Юго-Западной Руси. При этом остаются неисследованными процессы распространения киевского распева на русской почве. Специального внимания не уделялось причинам закрепления и востребованности этих песнопений в Новое время.





Таким образом, актуальность исследования связана с разной степенью изученности источников юго-западного и русского происхождения. В частности, с отсутствием научной оценки ситуации проникновения и бытования киевского распева на Руси.

Главной проблемой диссертации является исследование характера претворения киевского распева на русской почве.

Цель диссертации – выявить специфику бытования киевского распева в России при переходе к Новому времени.

Это предполагает решение ряда задач:

провести кодикологический анализ источников, содержащих песнопения киевского распева;

выявить устойчивый круг песнопений киевского распева, сложившийся в русских певческих источниках;

выработать методику анализа песнопений киевского распева, исходя из их жанровых особенностей;

используя разнообразные рукописные источники, выявить специфику песнопений киевского распева разных жанров, гласовых и негласовых;

сопоставить песнопения одного жанра в книгах разного типа.

Объектом исследования является корпус монодических песнопений киевского распева. Предметом исследования – проявление стабильных и мобильных черт киевского распева в процессе бытования на Руси.

Материалом работы служат рукописные певческие книги XVII–XVIII веков из крупных московских (ГИМ – Синодальное певческое собрание, Епархиальное певческое собрание, Епархиальное, Музейское собрания, коллекция Донского монастыря, собрания Е.И. Барсова, И.А. Вахрамеева, И.Е.

Забелина; РГБ – собрание Д.В. Разумовского, ф. 379; Музейное собрание, ф. 178;

собрание Троице-Сергиевой лавры) и петербургских собраний (РНБ – собрание Кирилло-Белозерского монастыря).

Временное ограничение. Мы обращаемся к периоду середины XVII–XVIII веков. Нижняя граница обусловлена временем появления киевского распева на Руси (среди анализируемых рукописей самая ранняя по времени создания относится к 1652 году). Верхней условно служит четвертая четверть XVIII века – время, когда Московской Синодальной типографией были изданы первые нотолинейные церковно-певческие книги.

Методология исследования основывается на комплексном подходе к певческим памятникам. Использование историко-культурного метода позволяет рассматривать источники в контексте общекультурных явлений Московского государства периода второй половины XVII–XVIII веков. Характеристика рукописей вырабатывается на основе данных источниковедения, с учетом результатов кодикологического анализа. В процессе изучения песнопений мы придерживаемся методов текстологического и структурного анализа.

Особое внимание уделяется мелодической специфике киевского распева.

Наличие рукописей разного типа предполагает использование методики анализа, которая подходила бы и для Ирмологионов, и для Обиходов. Поэтому в диссертации широко применяется сравнительный анализ, который употребляется в разных аспектах – и с точки зрения кодикологии, и относительно способов атрибуции, состава, внутренней организации песнопений.

В диссертации мы опираемся на подходы и методы, которые были сформированы в работах различных ученых. Среди них исследования медиевистов, посвященные мелодико-структурным особенностям киевского и знаменного распевов (И. Вознесенский, В. Металлов), проблемам формирования киевского распева и его бытования в Юго-Западной Руси (Е. Шевчук, Ю.

Ясиновский, О. Прилепа, В. Зинченко), структуре и типологии певческих книг (З.

Гусейнова, Н. Заболотная, Н. Захарьина, А. Хачаянц), вопросам моделирования монодических песнопений (А. Кручинина, И. Лозовая, Н. Парфентьева, Ю.

Артамонова).

Степень разработанности темы исследования. С середины XIX века, периода активного развития отечественной музыкальной медиевистики, киевский распев попадает в поле зрения многих исследователей.

Большинство ученых, в частности, Д. Разумовский, Н. Потулов, И.

Вознесенский, рассматривали киевский распев в его связях с другими распевами, в том числе со знаменным. Анализировались черты киевского распева, изучались его ладовые характеристики на материале отдельных жанров. В качестве источниковедческой базы привлекался ряд Ирмологионов юго-западного происхождения, рукописных и печатных, а также Синодальный Обиход, изданный в 1772 году. При этом соотношение между разными типами монодийных рукописных источников киевского распева на русской почве систематически не изучалось.

Кратко характеризуя киевский распев, Д. Разумовский [125] акцентировал внимание на вопросе генезиса киевского распева. Так, ученый полагал, что киевский распев возник на основе знаменного распева и является одним из его видов. Кроме того, он рассматривает структуру гласов. При этом источники, на которые опирался исследователь, не упоминаются (кроме печатного Обихода).

Н. Потулов [119] также считал, что киевский распев основан на знаменном распеве и в ряде случаев практически совпадает с ним.

Основу изучения киевского распева заложил И. Вознесенский. В труде «Осмогласные роспевы трех последних веков Православной Русской Церкви: I.

Киевский роспев и дневные стихирные напевы на «Господи, воззвах»

(техническое построение)» [23] он обстоятельно исследует и дает характеристику этому мелодическому стилю. Принципиально важно, что И. Вознесенский отмечал близость, но не тождественность знаменного и киевского распевов.

Ученый анализирует строение гласов, звуковысотную организацию напевов, ладовые опоры, особенности мелодического движения, соотношение текста и напева, сопоставляет киевский распев со знаменным. Его выводы основаны на анализе стихир, другие жанры рассматривались лишь попутно.

В двух выпусках работы «Церковное пение в православной юго-западной Руси по нотно-линейным ирмологам XVII и XVIII веков» [20, 21] И. Вознесенский анализирует жанровый состав выбранных книг, представленные в них распевы, сопоставляет имеющиеся песнопения. Ученый обращается к Ирмологионам юго-западного происхождения, рукописным и печатным, а также к Синодальным изданиям.

Многие исследователи XIX и XX столетий считали, что киевский распев близок знаменному. Подобную точку зрения высказывал, в частности, Н.

Успенский [142]. И. Гарднер [26] называл киевский распев продолжением, развитием знаменного. Среди основных отличий киевского распева от знаменного отмечается его краткость, а также повторы слов, которые свидетельствуют о возрастающей роли музыкального начала.

В настоящее время отдельные аспекты киевского распева разрабатываются преимущественно на украинском материале с учетом белорусских источников.

Специально изучаются вопросы бытования киевского распева в пределах украино-белорусской певческой традиции церковной монодии. Исследуются этапы развития киевского распева, особенности книг, в которых он содержится.

Так, Ю. Ясиновским [180] составлен каталог украинских и белорусских Ирмологионов, в котором дано описание и предложена типология этих книг.

Статьи Е. Шевчук, в том числе, «К вопросу о самобытности киевского распева»

[161], «Киевский роспев как явление певческого искусства Юго-Западной Руси»

[166], «Об атрибуции песнопений киевского распева в многораспевном контексте украинской певческой культуры XVII–XVIII веков» [168], «Киевский напев в контексте многораспевности (по материалам украинских и белорусских певческих книг XVI–XVIII веков)» [162] и др., а также «Ирмологион» и «Киевский распев» из Православной энциклопедии [160, 165] посвящены изучению киевского распева на Украине. Ею, в частности, установлены хронология и принципы присвоения названия киевский распев песнопениям разных жанров. Среди кандидатских диссертаций отметим исследование протоиерея С. Маркевича [90] о современном осмогласии киевского распева, работы О. Прилепы [122] о богородичных песнопениях Киево-Печерской лавры и В. Зинченко о фитах Октоиха в украинской церковной монодии конца XVI – первой половины XVIII веков [59].

Итак, на данный момент установлено родство киевского и знаменного распевов, описаны типологические особенности книг юго-западного происхождения – Ирмологионов, выделены этапы развития киевской квадратной нотации. Кроме того, выявлен репертуар киевского распева и подробно изучены некоторые жанры в украинской певческой традиции, исследуются условия бытования киевского распева на территории Юго-Западной Руси.

В то же время, гораздо менее изученными остаются особенности киевского распева в процессе его утверждения как одного из ведущих стилей, повлиявших на русское церковное пение Нового времени. В частности, систематически не рассматривались песнопения киевского распева из книг, традиционных для Московской Руси – Обиходов. Не сопоставлялись планомерно песнопения киевского распева из Ирмологионов и Обиходов, одновременно бытовавших на территории Московского государства. Малоисследованной остается и специфика мелодики песнопений разных жанров.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые сопоставляются певческие рукописные источники разного типа, отражающие распространение киевского распева на русской территории. Это позволяет разносторонне охарактеризовать особенности бытования киевского распева на русской почве. На основе сравнительного анализа песнопений киевского распева из книг разного типа выявляются проявления устойчивости, либо изменения интонационного облика киевского распева. В мелодике песнопений выделяются особенные черты, и предлагается их типология.

На защиту выносятся следующие положения:

претворение киевского распева на Руси происходит разными путями, что связано, прежде всего, с одновременным использованием книг разного типа и происхождения, а также сосуществованием источников, записанных пятилинейной и невменной нотацией;

степень распространения и особенности мелодико-ритмического облика песнопения зависят от его богослужебной приуроченности;

в неосмогласных песнопениях вариантность мелодики и композиционного строения представлена в большей степени, чем в осмогласных;

проявление генетических связей киевского распева со знаменным реализуется в большей степени в осмогласных песнопениях.

Теоретическая значимость диссертации заключается в создании научной базы для дальнейшего исследования различных аспектов киевского распева, выработке подходов к анализу его специфики, в выявлении типологически устойчивых особенностей мелодического строения песнопений.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что ее материалы могут быть использованы в учебных курсах истории русской музыки, истории церковного пения, теории музыки. Результаты исследования дают возможность дальнейшего изучения различных аспектов киевского распева и церковно-певческой традиции.

Степень достоверности и апробация результатов исследования Достоверность результатов исследования обусловлена опорой на широкий круг рукописных и печатных певческих книг, на отечественные и иностранные работы из различных областей гуманитарного знания, справочные материалы, а также использованием апробированных методов и подходов изучения церковной музыки и рукописного наследия.

Диссертация неоднократно обсуждалась на кафедре истории музыки РАМ им. Гнесиных и заседаниях ПНИЛ по изучению традиционных музыкальных культур РАМ им. Гнесиных. Основные положения работы отражены в публикациях по теме диссертации, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК. Материалы диссертации изложены в докладах научных конференций: на Межвузовской научной конференции «Исследования молодых музыковедов», состоявшейся 20 апреля 2011 года в Российской академии музыки им. Гнесиных, на научной конференции «Музыковедение в XXI веке», состоявшейся 3–5 апреля 2012 года в Российской академии музыки им. Гнесиных.

Структура работы Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка литературы, Списка рукописей и Приложения.

Глава 1. Киевский распев в певческих рукописях

Изучая особенности распространения киевского распева на русской почве, обратимся к монодийным рукописным источникам, в которых он содержится.

Представляется важным проследить бытование киевского распева по рукописям.

Они раскрывают весьма разнообразные условия фиксации киевского распева, в том числе – процессы перехода от устной формы существования к письменной.

Подобные приметы распространения киевского распева в новых обстоятельствах отражают характерные проявления трансплантации.

Для того, чтобы более ясно представлять характер претворения данного мелодического стиля в русском церковно-певческом деле, рассмотрим последовательно вопросы типологии певческих книг, а также проведем кодикологический анализ рукописей. Атрибуция песнопений киевского распева требует разъяснений, поэтому ей будет посвящен отдельный параграф. Вопрос самоназвания песнопений особенно важен, так как отражает осознание напева в новых условиях.

1.1. Особенности рукописных источников киевского распева

Песнопения киевского распева (с самоназванием и без него) достаточно часто встречаются в рукописных источниках второй половины XVII–XVIII веков, бытовавших на территории Московского государства. Книги, в которых они содержатся, различаются по типу, месту создания. Варьируется и количество песнопений киевского распева внутри рукописи, и их атрибуция. Кроме того, по мелодическому облику ряд образцов, имеющих самоназвание, отличается от большинства аналогичных песнопений. Жанр также является важным фактором, от которого зависит, насколько однородно представлены песнопения киевского распева.

Как известно, в XVII–XVIII веках Московскую и Юго-Западную Русь связывали тесные экономические, культурные отношения. В данный период большое количество переселенцев из юго-западных земель оказывается на территории России. Процессы взаимодействия, которые таким образом активизируются, характеризуют разные области культурной жизни. Их отражение находим и в рукописных певческих книгах.

Обратимся к книгам, в максимальной степени концентрирующим песнопения киевского распева – Ирмологионам, а также Обиходам и сборникам.

Данные источники имеют разное происхождение и особенности бытования.

В настоящее время анализируемые книги хранятся в Государственном историческом музее (ГИМ), Российской государственной библиотеке (РГБ) и Российской национальной библиотеке (РНБ) в составе различных собраний. ГИМ

– Синодальное певческое собрание, Епархиальное певческое собрание, Епархиальное, Музейское собрания, коллекция Донского монастыря, собрания Е.И. Барсова, И.А. Вахрамеева, И.Е. Забелина; РГБ – собрание Д.В. Разумовского, ф. 379; Музейное собрание, ф. 178; собрание Троице-Сергиевой лавры; РНБ – собрание Кирилло-Белозерского монастыря. Наибольшее количество анализируемых нами источников – из Синодального певческого собрания, которое отличается особой репрезентативностью прежде всего в отношении рукописного наследия переходной эпохи.

При отборе рукописей учитывалось, прежде всего, насколько представителен их состав: необходимо было выбрать источники, содержащие наибольшее количество песнопений киевского распева. Важным критерием являлось наличие в рукописи указаний на киевский распев. Кроме того, мы стремились максимально расширить географические рамки, а также представить рукописи и из крупных обителей, и из сельских, приходских храмов. В связи с этим требовалось детально изучить все имеющиеся в книге владельческие записи.

Рассмотрим последовательно основные группы источников.

Ирмологион – рукопись особого типа, которая сформировалась на территории юго-западной Руси. Она представляет собой сборник, который содержит избранные песнопения из основных богослужебных певческих книг:

Загрузка...

Обихода, Октоиха, Ирмология, Минеи, Триоди. Наиболее ранние по времени создания Ирмологионы, которые известны исследователям, датируются концом XVI века. В Московской Руси книги данного типа появляются во второй половине XVII века.

Как отмечает Е. Шевчук, Ирмологионы XVII–XVIII веков состоят, как правило, не менее чем из 4 частей с постоянным набором жанров. При этом внутренняя структура частей варьируется. Первая часть, Обиходная, включает в себя некоторые песнопения Всенощного бдения и Литургии. В ряде случаев имеются также отдельные песнопения Обихода Постного и Триоди. В данной части Ирмологиона довольно широко представлена многораспевность2 (как и в книге Обиход), имеются группы песнопений на один текст (например, «Херувимская», «Блажен муж» разных распевов). Вторая часть соответствует Октоиху и делится на восемь разделов (восемь гласов). Каждый глас состоит из избранных песнопений Октоиха и избранных ирмосов, которые, как правило, объединены по песням канонов. Третья часть Ирмологиона содержит стихиры Многораспевность – это наличие нескольких музыкальных версий одного богослужебного текста. См.

2 об этом: [147].

подобны и, как и вторая часть, состоит из восьми гласов. В четвертую, достаточно объемную, часть входят избранные песнопения из Праздничной Минеи, а также Постной и Цветной Триоди, включая службу Пасхи.

Наиболее широко в Ирмологионах представлены ирмосы (отсюда и название книги). Они могут располагаться в разных частях книги. Учитывая это, Ю. Ясиновский [180] выделил три основных структурных типа Ирмологионов. В «гласовом» типе ирмосы, в основном, находятся в осмогласной части книги. В «календарном» праздничные и великопостные ирмосы размещаются в минейнотриодной части. «Жанрово-тематический» тип Ирмологиона характеризуется отсутствием ирмосов в осмогласной и минейно-триодной частях и наличием отдельных циклов ирмосов.

Со второй половины XVII века Ирмологионы попадают на Русь после военных походов, их привозят с собой приглашенные украинские и белорусские певчие, а также священнослужители, спасающиеся от гонений на православную веру [160, с. 630–631]. Общеизвестно, что в XVIII веке создание Ирмологионов продолжалось и в российских столицах, и в известных монастырях, причем многие Ирмологионы, хранящиеся в московских и санкт-петербургских фондах, были написаны украинскими певчими.

Киевский распев имеется и в Обиходе, книге, созданной на русской почве.

Певческая книга Обиход отличается подвижностью состава, набор песнопений в ней варьируется. Она включает в себя разные жанры. Это, прежде всего, песнопения Всенощного Бдения и Литургии Иоанна Златоуста, Литургии Преждеосвященных даров и Василия Великого, а также Пасхи. Кроме того, в Обиход могут быть включены чинопоследования Требника (в том числе, чин погребения, венчания и др.). По мнению З. Гусейновой, «существенной особенностью Обихода как нотированной книги является наличие циклов, исполнение которых за богослужением не предполагается. Это циклы Подобнов на восемь гласов и Самогласнов на восемь гласов» [18, с. 217].

Обиходы с трудом поддаются типологизации, так как в них варьируется состав, порядок песнопений. Отсюда возникает и сложность описания данного типа книг. Так, среди рассматриваемых рукописей структура ни одной из них в точности не повторяет другую. Подобное соотношение Обиходов довольно типично и не является особенностью какого-либо собрания3. А. Хачаянц отмечает, что сложность структуры Обихода заключается в совмещении «временных пластов: суточного с триодным (подвижным годовым кругом) и с месяцесловом (неподвижным годовым кругом). При этом они не только соседствуют (за Обиходом вседневным – Обиход постный), но и переплетаются…» [148, с. 56].

Как известно, различают несколько видов Обихода в зависимости от того, какие службы в него входят. Простой включает в себя ежедневные службы, постный – службы Великого поста и Пасхального периода. Полный же совмещает в одной книге песнопения из обоих видов Обихода. Среди изучаемых источников наиболее часто встречается последний. Так, практически все рукописи по набору служб представляют собой полный Обиход. Однако они различаются по количеству песнопений и степени подробности, с которой представлен тот или иной раздел. Около трети рассматриваемых книг содержат также песнопения различных чинов4.

Среди изучаемых рукописей имеется несколько сборников. Они содержат, в основном, обиходные песнопения. Нередко в них представлены моножанровые подборки. Например, троичны, Бог Господь, седальны, блаженны, богородичны на восемь гласов, стихиры (ГИМ, Син. певч. 172). Иногда это несколько вариантов напевов одного песнопения. Чаще других в рамках многораспевности встречаются Херувимские. Так, в сборнике XVIII века ГИМ, Син. певч. 14 имеется два блока Херувимских: из сорока шести и тридцати трех песнопений. В этой же рукописи, например, находим десять вариантов «Достойно есть». В рамках этих подборок находим и киевский распев.

Отметим, что большинство анализируемых сборников схоже с Обиходами по структуре. Грань между данными группами книг достаточно условна, и в См., например: [11].

3 Описание этих видов находим, в частности, у М. Богомоловой и Н. Кобяк [11].

4 каждом случае требуется индивидуальный подход для того, чтобы рассмотреть их с точки зрения типологии. В связи с этим встает вопрос о том, каковы параметры устойчивости книги. Среди рассматриваемых источников, как правило, мы причисляем к сборникам те из них, которые содержат преимущественно подборки песнопений одного жанра. Далеко не всегда в них прослеживается логика чинопоследования, свойственная Обиходам. Возможно, некоторые из рассматриваемых сборников возникли на основе Обихода, и представляют собой своеобразное переосмысление традиции, связанное со стилевым развитием.

Перейдем к изучению бытования рукописей, в которых содержится киевский распев. Наиболее значимыми в данном случае оказываются те книги, в которых имеются различные записи. С их помощью можно выяснить, где, кем, когда была создана та или иная рукопись, кому она принадлежала позднее.

Например, в Ирмологионе ГИМ, Еп. 685 имеется подробное описание книги:

«Ирмой сий есть Осмогласник: от старых рукописных экземплярей:

исправленных благочиннаго же ради пения церковнаго списано же бист при храме Рождества Пресвятой Богородицы веси Немстова трудолюбием Стефаном Левитом Семионовечем року Божия 1728 … месяца апреля дня 11».

Обратим внимание на то, что наличие информации о создателе рукописи нередко зависит от типа книги. Так, в Ирмологионах зачастую имеются сведения такого рода, а в Обиходах, как правило – нет. Возможно, это связано с различным отношением к авторству в создании рукописи, характерным для юго-западных земель и в России.

В ряде источников есть надписи, более поздние по происхождению, фиксирующие их принадлежность тому или иному лицу, обители. Благодаря этому мы видим, как складывалась история рукописи. Уточнения, касающиеся датировки, можно сделать на основе печатей и водяных знаков.

Существенным источником информации являются также различного рода сведения о создателе рукописи или об истории обители, которой принадлежала книга. Много ценных знаний содержат и описания рукописей, книжных собраний5.

Следует отметить, что рукописные собрания различаются по типу. Так, монастырские фонды формировались постепенно. Они содержат рукописи, которые либо специально отбирались, либо переписывались. Некоторые книги являются вкладами в монастыри. Таким образом, здесь преобладают рукописи, использовавшиеся на практике, укорененные в традиции. Собрания такого рода отражают состояние певческого дела в монастыре на определенном этапе развития6. В этом смысле их можно назвать образцовыми, то есть нормативными для певческой практики. В коллекциях же представлены книги разного происхождения, бытования, собранные одним лицом7. Подчеркнем, что это первоклассные собрания, и рукописи, входящие в них, показательны, прежде всего, с точки зрения стилевого богатства и уровня профессионализма.

Были изучены около ста рукописей, из них более пятидесяти Обиходов, свыше двадцати пяти Ирмологионов и несколько сборников. В двенадцати книгах песнопений с указанием на киевский распев не имелось.

Среди рассматриваемых рукописей одна из самых ранних по времени создания относится к 1652 году8 (ГИМ, Син. певч. 1368). Имеются также книги середины XVII века (РГБ, Собр. Разумовского, Ф. 379 № 90), 1665 (ГИМ, Син.

певч. 172), 1682 (ГИМ, Дон. 3), 1689 (ГИМ, Син. певч. 1379) годов, конца этого столетия (ГИМ, Син. певч. 122). Представлены источники рубежа веков (РГБ, Собр. Разумовского, Ф. 379 № 92; ГИМ, Син. певч. 320), 1701 года (РГБ, Собр.

Разумовского, Ф. 379 № 95), 1711 (РГБ, Собр. Разумовского, Ф. 379 № 96), 1740 (ГИМ, Син. певч. 107), 1748 (РГБ, Ф. 304 № 456), 1750 (РГБ, Ф. 304 № 454), 1756 (РГБ, Ф. 304 № 457) годов, второй половины XVIII века (РГБ, Собр.

См., например: [7], [77], [128].

5 Например, собрание Воскресенского Новоиерусалимского монастыря, собрание Троице-Сергиевой 6 лавры.

Например, рукописи из фонда Д.В. Разумовского, коллекция С.В. Смоленского, созданная для 7 Синодально-певческого училища (лежит в основе Синодально-певческого собрания).

Отметим, что из-за разного объема сведений об источнике различается и точность датировки. В 8 Ирмологионах это зачастую конкретный год, а в Обиходах – столетие.

Разумовского, Ф. 379 № 87), последней четверти XVIII столетия (ГИМ, Син. певч.

33). Таким образом, выбранные источники довольно равномерно охватывают период с середины XVII века (появление киевского распева) до конца XVIII века (первые нотолинейные издания церковно-певческих книг Московской Синодальной типографией).

Рассмотрим более подробно Ирмологионы, а затем – Обиходы.

Обратимся сначала к более древним рукописям. Как уже упоминалось, самая ранняя, имеющая точную датировку,– Ирмологион Син. певч. 1368 из собрания ГИМ. В нем имеется достаточно полная информация об истории создания и бытования рукописи. На титульном листе изложено, где и кем была создана эта рукопись. Так, здесь говорится, что данный Ирмологион написан в городе Белый Ковель (Белоруссия, в районе Витебска) отцом Тимофеем Куликовичем, священником братской церкви Рождества св. Иоанна Предтечи в 1652 году. Рукопись была вложена патриархом Никоном в ставропигиальный Воскресенский Новоиерусалимский монастырь9. Особое значение Ирмологиона подтверждается тем, что, по словам Ю. Ясиновского, это первая книга киевской нотации, известная исследователям в Московских пределах: «Первой известной нотной книгой в России, написанной киевским знаменем, был Ирмолой Тимофея Куликовича, созданный в 1652 году в Белом Ковле (Белоруссия)» [176, с. 17].

Ставропигиальному Воскресенскому Новоиерусалимскому монастырю принадлежала и рукопись ГИМ, Син. певч. 1381. Данная книга проделала довольно большой путь: от Орши (территория нынешней Белоруссии) до Валдая.

Она составлена из нескольких фрагментов, на что указывает не только неоднократная смена почерка, но и то, что некоторые разделы обрываются на середине песнопения, не завершившись. Рукопись постоянно использовалась, возможно, некоторые страницы были утеряны. Все это отражается во владельческих записях разного времени. Согласно одной из них, это «книга Ему Ирмологион принадлежал и во второй половине XIX века (о чем свидетельствуют более поздние надписи). Впоследствии все собрание Воскресенского монастыря было включено в Патриаршую (Синодальную) библиотеку. В настоящее время она находится в ГИМ.

глаголемая ермолой монастыря … кутеинъского иноческаго…». Другая гласит, что данная рукопись «Пречистыя Богородицы Иверскаго монастыря». Третья же, позднейшая, указывает, что это «ирмолог казiонный Патриарха государя». Запись 1857 года свидетельствует о том, что книга принадлежала Новоиерусалимскому монастырю.

Исходя из этих записей, архимандрит Леонид делает вывод о том, что «первоначально сей Ирмолой принадлежал Могилевскому Братскому общежительному Оршинскому Кутеинскому монастырю, по переселении же братии сего монастыря в Патриарший Иверский монастырь в 1654 году, книга эта сделалась собственностью сей последней обители, а оттуда взята, конечно, по распоряжению патриарха [Никона], в его же строение, монастырь Воскресенской»

[77, с. 60].

По поводу датировки данного Ирмологиона архимандрит Амфилохий считает, что он был создан не позже основания Иверского монастыря, то есть 1652 года [7, с. 108].

Подчеркнем, что судьба Ирмологиона Син. певч. 1381 типична для XVII века и отражает историко-культурные процессы, происходившие в это время. Как отмечают многие исследователи, во второй половине XVII века в Россию переселяется большое количество выходцев из юго-западных земель. Это были люди разных социальных слоев, в том числе духовенство, которое нередко играло значимую роль. М. Чистякова указывает, что «в некоторых российских монастырях переселенцы, благодаря покровительственной политике светских и духовных властей, занимали лидирующее положение» [155, с. 8].

Результатом этого переселения, в частности, стало то, что во многих российских, в том числе, московских монастырях оказалось большое количество украинской и белорусской братии. Как пишет М. Чистякова, «в Москве во многих монастырях образуются целые поселения из переехавших монахов – в Донском, Симонове, Богоявленском, Заиконоспасском, Данилове, Андреевском и др. То же можно сказать о Саввино-Сторожевском монастыре, расположенном близ Москвы» [там же, с. 46]. Кроме того, «в 1650-е годы в Россию переезжают насельники двух знаменитых в Белоруссии Оршанских Кутеинских монастырей:

Богоявленского – в Иверский на Валдае, Успенского – в Новодевичий монастырь в Москве» [там же].

Следы таких тесных контактов в области церковного пения несут на себе многие Ирмологионы. Представим некоторые наиболее характерные сведения, выявленные в рукописных источниках.

Ирмологион Ф. 379, № 90 находится в фонде Д.В. Разумовского, хранящемся ныне в РГБ. В рукописи имеется дарственная надпись о том, что «сия книга Ярмолой бывшаго писаря Андрея Яковлевича Андрузкого, а надана от него его ж[е] брату родному Елисею Яковлевичу Андрузкому, жене его и детям вечне 172[0] году августа дня». Примечательно, что в этой книге имеется моление о здравии царя Алексея Михайловича, царицы Марии Ильиничны, царевича Алексея Алексеевича, «гетмана Зеновия» и всего его воинства, патриарха Александрийского Иоанникия и митрополита Сильвестра. Ю. Ясиновский предполагает, что этот Ирмологион мог быть написан после воссоединения России с Украиной (1654 год), на основании того, что в многолетиях на первом месте стоит царь Алексей Михайлович [178, с. 289]. Датировка же Д. Разумовского на форзаце книги следующая: «1654 или 1655 год». Отметим, что в рукописи меняется почерк. Соответственно, Ю. Ясиновский считает, что она была создана двумя писцами [там же].

В Ирмологионе РГБ, Ф. 379, № 95 имеется информация о том, где, кем и когда он была создан. Так, в нем говорится, что он написан «в обытели святой Печерской» иеромонахом Иерофеем Липским 1 сентября 1701 года. О дальнейшем бытовании этой книги ничего не известно кроме того, что впоследствии она вошла в рукописное собрание Д.В. Разумовского.

В 1711 году был создан Ирмологион РГБ, Ф. 379, № 96, о чем свидетельствует запись на листе 1а. Отсюда же мы узнаем, что «сооружи его рабъ Божий Александер Чорнокунсикий10… при храме честнаго Креста Господня во

В описании исправлено: Александр Чорнокунский.

веси Луце Шаръгородской11». Кроме того имеются и позднейшие записи. Так, на листах 219 об. – 220 об. находим сведения о погоде в 1759 году и о смерти архимандрита Киевоучилищного братского монастыря 1758 года. Сохранилась также запись о том, что эта книга принадлежала Московскому Данилову монастырю. Есть и другие записи, среди которых – на польском языке о покупке данного Ирмологиона.

Итак, на примере данных рукописей, мы сталкиваемся с довольно типичной ситуацией бытования Ирмологионов во второй половине XVII –начале XVIII веков: будучи созданными в юго-западных землях, они в дальнейшем попадают на русскую почву. В России эти книги оказываются разными путями – либо их покупают, либо привозят с собой выходцы из Украины и Белоруссии.

Необходимо отметить, что такие рукописи, как правило, играли важную роль, использовались в практике, в некоторых случаях служили образцом при создании новых книг. Например, такой момент отмечает архимандрит Амфилохий в описании упомянутого ранее Ирмологиона Тимофея Куликовича (Син. певч.

1368): «Из сего ирмолоя Архимандритом Никанором в 1685 году были выписаны нотные песни и стихи (Тебе одеющагося и другия), которые пелись в Великую пятницу и субботу, слово до слова» [7, с. 108].

Перейдем к источникам XVIII века. Обратимся к Ирмологионам, о которых известно, где и кем они были написаны. Это книги из собрания Троице-Сергиевой лавры, хранящиеся ныне в РГБ, все они созданы во второй половине XVIII века.

Во многих случаях, как мы увидим далее, имена создателей или заказчиков рукописей указывают на то, что они являются выходцами из юго-западных земель.

Ирмологион РГБ, Ф. 304, № 456 написан в 1748 году иеродьяконом Орестом Софрониевым. Эта информация содержится в предисловии на листе IV (не пронумерован). В нем сообщается также, что книга была создана в СанктПетербурге для Троице-Сергиевой лавры по благословению архимандрита

Территория Украины.

Троице-Сергиевой лавры Арсения Могилянского. Особенно важно самоназвание рукописи, в котором указывается, что это «Ирмологий или чинное пение по знамению киевскому, а наречию великороссийскому». Подчеркнем, что данное заглавие отражает стремление представить круг песнопений киевского распева без диалектных особенностей, присущих работам переписчиков юго-западного происхождения. Итак, для монастыря, имеющего такую богатую и устойчивую певческую традицию, было уместно включить в свое собрание целую книгу киевского напева.

В Санкт-Петербурге написан и Ирмологион РГБ, Ф. 304, № 454. Он отличается хорошим качеством, богатым украшением. В этой книге, как и в других из данного собрания, указано, где, кем и когда она была создана: «в лето 1750 трудом иеродиакона Леонида Хоцятовскаго».

Согласно записи на первом листе Ирмологиона РГБ, Ф. 304, № 457, книга была написана по благословению архимандрита Троице-Сергиевой лавры Афанасия Волховского иеромонахом Артемием Компанским в 1756 году.

Далеко не всегда можно разыскать сведения о персонах, написавших ту или иную книгу. Но в некоторых случаях это удается. Так, создатель Ирмологиона Ф.

304, № 454 неоднократно упоминается в исторических трудах. Постараемся выяснить основные моменты его биографии по имеющимся, весьма кратким, упоминаниям12.

Л. Хоцятовский, уроженец юго-западных земель, из Киева попал в Петербург, в придворные певчие, а затем стал архимандритом одного из наиболее значимых монастырей России – Троице-Сергиевой Лавры13. Важно, что В данном случае мы склонны поддерживать мнение Д.В. Разумовского, который высказал осторожное предположение, что Лаврентий Хоцятовский – это создатель Ирмологиона. Краткие биографические сведения о нем он подытоживает вопросом: «Не Леонид ли это Хоцятовский – писец нотных книг?».

РГБ. Ф. 380. Картон № 10. Ед. хранения 18.

Одно из наиболее ранних упоминаний Хоцятовского находим у А.В. Горского [34]. В «Историческом описании Свято-Троицкой Сергиевой лавры» он сообщает, что Лаврентий (Леонид) Хоцятовский «из певчих Киевскаго кафедральнаго Архиерейскаго дома взят был в Лавру Преосвящ. Арсением (Арсений II-й Могилянский – архимандрит Троице-Сергиевой Лавры с 1744 по 1752 гг.); отсюда в 1752 г.

поступил в придворные певчие; в 1754 г. вступил в монашество, а в 1761 году произведен в Архимандрита Лавры, где и скончался 20 генваря 1766 г.». Е.Е. Голубинский, перечисляя архимандритов Троице-Сергиевой лавры, упоминает и Лаврентия Хоцятовского: «из придворных Хоцятовский был певчим в Киеве. То есть он находился в центре звучащей среды, знал, исполнял песнопения, бытовавшие там, являлся носителем устной певческой традиции. Соответственно, переехав в Россию, он перенес с собой живое звучание киевских напевов.

Отметим, что судьба Хоцятовского не была уникальной, это было явление, довольно типичное для России. Как отмечают исследователи, в период правления Екатерины I певчие для Придворного хора отбирались зачастую из юго-западных земель. При этом набор далеко не всегда был добровольным. Только с конца XVIII века певчих стали приглашать с помощью объявлений и уведомлений. По словам И.А. Чудиновой, Придворный хор имел «значение исходного звена формирования церковной иерархии» [156, с. 181]. Среди архимандритов и архиереев, вышедших из хора, она упоминает Кирилла Флеринского, Тимофея Щербацкого, Герасима Заводовского и Лаврентия Хоцятовского.

Будучи архимандритом, Л. Хоцятовский поддерживает отношения с югозападными землями. По свидетельству Ю.П. Ясиновского, в 1761 году он обращается в Переяславско-Бориспольскую консисторию с просьбой прислать певчих для Троице-Сергиевой Лавры в связи с их нехваткой [180, с. 71].

Таким образом, постоянные контакты с Юго-Западной Русью продолжаются не только во второй половине XVII, но и на протяжении XVIII века. Однако характер этих отношений несколько различался.

В XVII – начале XVIII веков духовенство из юго-западных земель переселяется на территорию Московской Руси. В это же время множество книг приносится из Украины, Белоруссии и впоследствии бытует на Руси (в основном, это Ирмологионы: например, Син. певч. 1368, 1381; Ф. 379, № 90, 95, 96).

Что касается следующих десятилетий, то в середине XVIII века многие книги создавались в столице. При этом зачастую они либо сразу предназначались для одной из крупнейших и значимых обителей – Троице-Сергиевой лавры, либо иеромонахов, быв каковым, состоял в должности уставщика придворных певчих, с 1761 по 1766 год»

[33].

попадали туда позднее. Примечательно, что создателями этих рукописей были выходцы из Юго-Западной Руси (например, РГБ, Ф. 304, № 456, 454, 457).

Подчеркнем, что подобные книги всегда были значимы и ценились на Руси.

Таким образом, на территории Московского государства бытовали Ирмологионы как аутентичные книги юго-западных земель, содержащие песнопения киевского распева. Наряду с этим, подобные напевы включались и в Обиходы – рукописи традиционного типа, которые создавались в СевероВосточной Руси.

Большая часть анализируемых Обиходов датируется XVIII веком. Как правило, в них нет данных о создателе рукописи. Одним из редких примеров Обихода, где содержится подобная информация, является рукопись из Синодального певческого собрания ГИМ (№ 33). В имеющемся в ней предисловии к читателю среди прочего находим, что «… начатии же книга сия Обиход нотнаго пения писати 1788 году месяца октоврия в 4 день и писана с печатнаго Обихода слово в слово и з других нотных книг а совершенна 1793 году марта 17 дня а писал и переплетал сию книгу Выкзунскаго железнаго завода Христорождественский поп Дмитрей Васильев…». Более поздние владельческие записи сообщают, что этот Обиход бытовал в России и в дальнейшем: «…Обиход церковный Муромской округи села Дедова дьячка Алексея Дмитрева его собственная а продал я сию книгу нотную той же округи погоста Липовиц дьячку Трифиллию Гаврилову ценою за петь рублей 1801 марта втораго дня…», а также, что он принадлежит библиотеке Крестовоздвиженской церкви Липовицкого погоста Муромского уезда Владимирской епархии.

В ряде подобных манускриптов имеются владельческие записи, указывающие на последующее бытование данных книг в России (среди изучаемых Обиходов таких экземпляров меньше половины). Это информация более позднего времени, относящаяся, как правило, к концу XVIII или, чаще, к XIX веку. Например, согласно одной из надписей на заднем форзаце Обихода конца XVII века (ГИМ, Син. певч. 122), он принадлежал Верхомоломской Спасской церкви. Другая гласит, что «пел сию книгу той же церкви дьячек и подписал 1827 года февраля 13 числа». А на первом листе имеется информация о том, что этой церкви Обиход принадлежал и в 1855 году.

Интересно, что некоторые манускрипты бытовали не только в центральных, но и малороссийских губерниях. Так, в Обиходе XVIII века, хранящемся в Государственном историческом музее (ГИМ, Син. певч. 345) имеется несколько надписей XIX века. Одна из них гласит, что «Сия книга полезная в пении Богоугодная, Московской губернии Клинской округи села Воскресенскаго что на Шоше церкви обновления храма Воскресения Христова дьякона Петра Матфеева 1810 года», согласно другой, она «и ныне принадлежит дьякону Вражниковоскресенской, в Москве, церкви Петру Иванову Виноградову 1847 мая 28 дня». А на переднем форзаце книги находим информацию о том, что это «собственность Рождество-Богородичной церкви села Малых Будищичек Зеньковскаго уезда Полтавской губернии 1895 г.».

О том, что рассматриваемые Обиходы, вероятнее всего, были созданы на русской почве, говорит, в частности, отсутствие разного рода диалектных особенностей, присущих Ирмологионам юго-западного происхождения. Об этом свидетельствует и большое количество атрибутированных песнопений знаменного распева в рамках многораспевности. Данные книги, наряду с прочими, содержали песнопения с указанием на киевский распев.

Большинство рассматриваемых источников написано естественной для киевского распева пятилинейной киевской квадратной нотацией. Киевская нотация появилась в Юго-Западной Руси в конце XVI века. Сопоставляя периоды использования киевской нотации и Ирмологионов, Е. Шевчук отмечает историческую связь между данным типом книги и характером нотации.

Соответственно, песнопения киевского распева, пришедшие в Московское государство в Ирмологионах, были зафиксированы квадратной нотой. Во многих Обиходах, созданных на русской почве и содержащих песнопения киевского распева, также используется пятилинейная нотация.

Наряду с этим показательно, что рукописи, содержащие киевский распев, могут различаться по виду нотации. Так, в некоторых Обиходах знаменной нотации имеются песнопения киевского распева. Это объясняется тем, что наряду с переписыванием книги существовала устная передача. Напевы могли записываться не только киевской, но и знаменной нотацией14. Трансмиссия осуществлялась и через письменные источники, и в устной традиции.

Перейдем к атрибуции песнопений киевского распева, которая требует отдельного разъяснения.

Подробнее о фиксации песнопений киевского распева знаменной нотацией см. в параграфе об Ирмологионах и Обиходах.

–  –  –

Изучая период активного освоения киевского распева в отечественном певческом деле во второй половине XVII – XVIII веков, мы ориентируемся в первую очередь на самоназвания напевов, поскольку важно учитывать, как их воспринимали и атрибутировали современники.

Для характеристики киевского распева на русской почве правомерным представляется именно такой подход, поскольку анализируется восприятие этих напевов в певческой практике Московского государства и бытование в рамках данного периода.

При этом наблюдается вариативность названий, присвоение иных наименований в разных регионах. В ряде случаев нет жесткой корреляции названий и напевов. Часто встречается условность наименований и их подвижность, взаимозаменяемость.

Следует учитывать, что в зависимости от места создания, а также типа книги различается характер самоназваний напевов. Так, в Ирмологионах имеется, как правило, атрибуция более общего характера, относящаяся к разделу. Среди изучаемых рукописей этого типа с указанием на киевский распев встречаются Всенощное бдение и Литургия Иоанна Златоустого. Например, Всенощное киевское, Литургия Божественная святого Иоанна Златоустаго киевскаго напелу (ГИМ, Дон. 3).

В некоторых случаях «киевскими» обозначены отдельные песнопения, реже

– подборки песнопений. Подобная атрибуция возникает при наличии аналогичного песнопения другого распева. В рассматриваемых Ирмологионах чаще всего в паре с киевским выступают болгарский и острожский напевы.

Например, Блажен муж острозское, киевское (ГИМ, Син. певч. 1368); Господи воззвах киевское, болгарское малое, большое; Бог Господь киевское, болгарское (ГИМ, Син. певч. 1380). Кроме того, может указываться, в частности, более краткая версия напева. Таких примеров среди изучаемых рукописей немного, среди них – «Блажен муж» киевское малое из Ирмологиона 1682 года (ГИМ, Дон.

3).

К киевскому распеву мы причисляем не только песнопения, которые имеют указание на распев (единичное или в рамках раздела). Сюда относим также песнопения из Ирмологионов, не имеющие самоназвания (прежде всего – гласовые, например, ирмосы, подобны). Мы считаем возможным причислять их к киевскому распеву, так как они содержатся в рукописях, созданных в югозападных землях и отражающих общепринятые интонационные особенности (соответственно, не было надобности специально указывать напев).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 
Похожие работы:

«ДОРОФЕЕВА Юлия Юрьевна АКТИВИЗАЦИЯ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТУДЕНТОВ СРЕДСТВАМИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ФОТОГРАФИИ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ ДИЗАЙНЕРОВ 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (изобразительное искусство) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Шаляпин Олег Васильевич Омск СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..3 Глава I. НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТУДЕНТОВ..17 1.1....»

«Гвоздев Алексей Владимирович «Многокомпонентная система исполнительской техники как основа интерпретаторского творчества скрипача» Специальность: 17.00.02 – Музыкальное искусство Диссертация на соискание ученой степени доктора искусствоведения Новосибирск ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. РАЗВИТИЕ ВЗГЛЯДОВ НА ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ...»

«ГАЛЕЕВА ЛИЛИЯ ИРЕКОВНА ФОРМИРОВАНИЕ КУЛЬТУРЫ МЕЖНАЦИОНАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СРЕДСТВАМИ СОЦИАЛЬНОКУЛЬТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА 13.00.05 – теория, методика и организация социально культурной деятельности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: ДОКТОР ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ НАУКИ РТ ПРОФЕССОР Д.В. ШАМСУТДИНОВА КАЗАНЬ 201 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«ИВЧЕНКО Елена Викторовна РАЗВИТИЕ ХУДОЖЕСТВЕННО-ТВОРЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВУЗА 13.00.05 – теория, методика и организация социально-культурной деятельности диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор...»

«МУХАМАДЕЕВА АЙГУЛЬ АЛЬБЕРТОВНА ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНОГО ОБЛИКА РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРЫ МИРА (КОНЕЦ ХХ – НАЧАЛО XXI вв.) Специальность 24.00.01 – теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: Доктор исторических...»

«СТАХАНОВА ЕКАТЕРИНА АНАТОЛЬЕВНА РОЛЬ МУЛЬТИПЛЕКСНОГО АНАЛИЗА БИОМАРКЕРОВ НЕОАНГИОГЕНЕЗА И ВОСПАЛЕНИЯ ПРИ ТРАНСПЛАНТАЦИИ СЕРДЦА 14.01.24 – трансплантология и искусственные органы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор...»

«Трухина Лариса Николаевна К ПРОБЛЕМЕ СТАНОВЛЕНИЯ ЖАНРА РУССКОЙ НАРОДНОЙ ПЕСНИ НА ЭСТРАДЕ. НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА ОЛЬГИ ВАСИЛЬЕВНЫ КОВАЛЁВОЙ Специальность – 17.00.01 – Театральное искусство Диссертация на соискание учёной степени кандидата искусствоведения Научный руководитель – доктор искусствоведения, профессор, Уварова Елизавета Дмитриевна Научный консультант – кандидат искусствоведения,...»

«Искра Ирина Сергеевна РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНТОВ-ДИЗАЙНЕРОВ ВУЗОВ В ПРОЦЕССЕ ПРОЕКТИРОВАНИЯ Специальность 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (изобразительное искусство) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: Сокольникова Н.М., доктор педагогических наук, профессор Москва 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 3 Глава I....»

«НОВОДВОРСКАЯ Наталия Борисовна СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕНЕДЖЕРОВ СОЦИАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННЫХ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ 13.00.05 – теория, методика и организация социально-культурной деятельности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель:...»

«КУЗЬМИНА ИРИНА БОРИСОВНА ПРОБЛЕМЫ ВОССОЗДАНИЯ ЦЕРКОВНЫХ ИНТЕРЬЕРОВ И БОГОСЛУЖЕБНОЙ УТВАРИ В ДРЕВНИХ ХРАМАХ (НА ПРИМЕРЕ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКИХ ЦЕРКВЕЙ XII-XIII ВВ.) Специальность: 17.00.04 –...»

«Тюленева Наталия Игоревна КОНЦЕПЦИЯ «КУЛЬТУРНОГО ЛАНДШАФТА» В ПРИМЕНЕНИИ К ГОРНОЗАВОДСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ УРАЛА Специальность 24.00.01 Теория и история культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата культурологии Научный руководитель: С. Д. Лобанов доктор философских...»

«Тельманова Анастасия Сергеевна СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКА В ИНТЕГРАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ШКОЛЬНОГО МУЗЕЯ 13.00.05 – теория, методика и организация социально-культурной деятельности Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель – доктор...»

«МУДАРИСОВА АЛСУ АЙДАРОВНА ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ МОЛОДЕЖИ СРЕДСТВАМИ КУЛЬТУРНО-ДОСУГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 13.00.05 – теория, методика и организация социально культурной деятельности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: ДОКТОР ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР Р.Ш. АХМАДИЕВА Казань 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ...»

«Герасимов Александр Петрович Патриотическое воспитание суворовцев на основе военно-музыкальных традиций 13.00.05 – Теория, методика и организация социально-культурной деятельности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: Ярошенко Николай Николаевич доктор...»

«.   Азоев Эльхан Тофикович   Тактика двухэтапного коронарного вмешательства при лечении пациентов с хроническими окклюзиями коронарных артерий.   14.01.26сердечно-сосудистая хирургия Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук.Научный руководитель: Доктор медицинских наук, профессор Миронков Борис Леонтьевич     Москва 2015 год  ...»

«Лешуков Алексей Григорьевич СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ РАЗВИТИЯ РЕКЛАМЫ В РОССИИ 1861–1900 ГГ. 24.00.01 – теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии Научный руководитель – доктор исторических наук, доцент Чеботарев Анатолий...»

«ДОРОХИНА Светлана Владимировна ИНТЕРНЕТ-РУКОВОДСТВО ЧТЕНИЕМ МОЛОДЕЖИ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ И ПОДДЕРЖКИ ЧТЕНИЯ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ Специальность 05.25.03 – библиотековедение, библиографоведение и книговедение Диссертация на соискание учёной степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: Лопатина Наталья Викторовна, кандидат педагогических наук, доцент Москва 201 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава 1....»

«Васильковская Маргарита Ивановна СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО УЧАСТНИКОВ МОЛОДЕЖНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ В ФОРМИРОВАНИИ ИНСТИТУТА ВОЛОНТЕРСТВА 13.00.05 – теория, методика и организация социальнокультурной деятельности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: ДОКТОР ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ ПОНОМАРЕВ В.Д. КЕМЕРОВО 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..3-17 ГЛАВА 1 ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ...»

«НОВОДВОРСКАЯ Наталия Борисовна СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕНЕДЖЕРОВ СОЦИАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННЫХ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ 13.00.05 – теория, методика и организация социально-культурной деятельности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель:...»

«Тельманова Анастасия Сергеевна СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКА В ИНТЕГРАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ШКОЛЬНОГО МУЗЕЯ 13.00.05 – теория, методика и организация социально-культурной деятельности Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель – доктор...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.