WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

««ИНФОРМАТИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ РАЗВИТИЯ» ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

УНИВЕРСИТЕТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И ДИПЛОМАТИИ

На правах рукописи

УДК 316.32

АБДУЛЛАЕВ Ильхом Заирович

«ИНФОРМАТИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ В

УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ РАЗВИТИЯ»



Специальность – 23.00.04 – Политические проблемы мировых систем и глобального развития Диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук

Ташкент – 2007

ОГЛАВЛЕНИЕ

с. 3 – 15

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Понятийно-категориальные основы теории информационного общества

1.1. Теория информации. с. 16 – 30

1.2. Технологическая парадигма информационной революции. с. 31 – 40 Выводы по первой главе. с. 41 Глава 2. Информационное общество.

2.1. Генезис модели информационного общества. с. 42 –57

2.2. Информационное общество как общественно-экономическая с. 58 – 66 стадия развития и ответ современным вызовам.

2.3. Сектор ИКТ как важная составляющая экономики с. 67 – 74 информационного общества.

Выводы по второй главе. с. 75 Глава 3. Практика становления информационного общества

3.1. Международный опыт перехода к информационному с. 76 – 85 обществу.

3.2. Становление информационного общества в Узбекистане. с. 86 – 114

3.3. Пути активизации развития сектора ИКТ Узбекистана. с. 115 – 129 Выводы по третьей главе. с. 130 Глава 4. Глобальные трансформации общества

4.1. Категориально-понятийный подход в определении термина с. 131 – 159 «глобализация».

4.2. Процессы глобализации на примере вовлеченности стран в с. 160 – 168 мировую торговлю.

Выводы по четвертой главе. с. 169 Глава 5. Общественно-политическая жизнь в условиях глобализации развития

5.1. Будущее национальных государств. с. 170 – 181

5.2. Информация в системе международных отношений. с. 182 – 185

5.3. Электронное правительство – трансформация под с. 186 – 210 воздействием информатизации.

5.4. Информационно-коммуникационные политические с. 211 – 215 технологии.

Выводы по пятой главе. с. 216 с. 217 – 220

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

с. 221 – 228

ЛИТЕРАТУРА

ВВЕДЕНИЕ

В своей работе «Узбекистан на пороге ХХI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса» И.А.Каримов [12] отмечает, что: «Обращение к реалиям истории и современности потребовало от нашей общественной мысли преодоления отвлеченных и доктринерских стереотипов восприятия жизни, умения самостоятельно мыслить и оценивать происходящие события».

Попытки оценки изменений в общественной жизни приводят нас к анализу основополагающих процессов современности, где среди тенденций, которые, как можно вполне уверенно предположить будут определять облик XXI века, выделяются по своему значению глобализация политической и экономической жизни, а также информатизация общества и производства.

В конце ХХ, в начале XXI веков человечество вступило в эпоху своего глобального развития. Развитие технологий качественным образом изменило облик социального производства.

Анализируя современное состояние социологической мысли можно смело сказать, что определяющей проблемой на сегодняшний день стала проблематика вопросов глобализации. Появившись в 60-х годах данная проблема стала самой широко обсуждаемой проблемой в различных областях научной и практической жизни.

Следует отметить, что несмотря на тот факт что проблемы глобализации исследуются уже не один десяток лет нет единого подхода даже к начальным фундаментальным основам научной формализации явления.

Использование термина «глобализация» в современной научной литературе идет по пути понимания его в смысле усиления взаимозависимости.

Приведем некоторые примеры. К.Кайзер [153], директор института Германского общества внешней политики: «Индивиды, социальные группы и другие участники экономической жизни создали систему всемирной экономической взаимозависимости. Эта система эволюционировала и к настоящему моменту вступила в стадию глобализации».





Академик О.Т.Богомолов [148]: «Растущая взаимозависимость стран мира и народов, несмотря на все различия в уровнях развития, культуре, религии, исторических традициях достигла такой стадии, которую стали обозначать термином «глобализация»».

М.А.Чешков [69] пишет, что «В современном общественно-научном словаре ни одно слово не может конкурировать с «глобальностью» в качестве ключевого, кодового термина. Этот термин обозначает широкую совокупность процессов и структур, которую можно выразить как процессы взаимозависимости, взаимопроникновения и взаимообусловленности самых различных компонентов мирового сообщества. Иначе говоря, в современном мире создается такое единое целое, где любое локальное событие определяется событиями в других локусах и наоборот.

Формулируя основные реалии сегодняшнего дня процесса глобализации, политологи говорят о завершении периода холодной войны, усилении взаимосвязи стран, становлении нового международного порядка, о проблемах функционирования системы национальных государств и т.д.

В последнее время, используя достижения технических наук, появился новый ракурс исследования проблем глобализации - техноглобализма. Речь идет о процессах слияния появляющихся новых технологий в единый комплекс знаний, образование «технологических макросистем» в различных сферах деятельности человека. Среди исследуемых задач – исследование последствий революционных изменений в сфере телекоммуникаций, создания, хранения, передачи и использования информации.

Перспективность исследований в этой области диктуется глубокой внутренней связью процесса глобализации и информатизации. Информация уже сегодня стала конечным продуктом и своеобразным «топливом» многих глобализационных процессов производства.

Другая сторона это информационная основополагающая процесса общественного развития. Характеристика человека как «общественного животного» (то есть общественность, общественный образ существования как видовое отличие человека от животных) была дана еще Аристотелем. В свою очередь, общество является способом существования человека – существа, для которого информация имеет особое значение. Именно появление речи или, в терминологии И.П.Павлова, второй сигнальной системы, было важнейшим шагом на пути отделения человека от животного мира. Причем люди не только общаются с помощью языка, но и думают на нем.

В определении, гипернасыщенного информацией и информационными технологиями, глобализированного уровня общественного развития ученые все чаще используют термин «информационное». Более того, в 80-е годы окончательно сформировалось весьма крупное и авторитетное направление научно мысли, получившие название «технологического детерминизма», базисе которого лежат выдвинутые в предыдущие десятилетия концепции «научного общества» Ж.Фурастье; «новой технологии и организации» Дж.Гелбрейта;

«информационной техноструктуры» П.Дракера; «общества знания», «интеллектуальной технологии» и «электронного общества» Д.Белла;

«человеческой техники» Ж.Эллюля; «технотронного общества» З.Бжезинского и ряд других [35]. Позже вышли новые работы в духе «технологического оптимизма», например «Информационное общество как постиндустриальное общество» Г.Масуда [115] или «Великая надежда: качество жизни и шансы на успех в постиндустриальном обществе» Р.Брайтенштайна [78]. Все большее число научных трудов появилось на Западе по мере нарастания научнотехнической революции, подлинного информационно-технологического переворота. Это вполне объяснимо, более того, объективно совершенно необходимо, поскольку подобные крупнейшие явления требовали для нормального общественного развития своего объяснения, адекватного научного, социально-политического анализа и прогноза.

Одна из важнейших характеристик современного этапа развития глобальной цивилизации, содержащихся в названных работах, - это век массовой информации и коммуникации. Начало ему, как отмечают их авторы, положено на рубеже прошлого и нынешнего столетия, когда были осуществлены крупнейшие, базисные «прорывы» в сфере науки и техники, в результате которых появилось радио, кинематограф. Действительно же массовый характер информация и коммуникация начали приобретать примерно с начала 50-х годов, когда получил развитие настоящий информационный «взрыв». Он был обусловлен, прежде всего, бурным развитием и распространением радиовещания и телевидения, электронных средств связи и вычислительной техники, быстрым прогрессом в редакционно-издательском деле.

Один из ведущих представителей «технологического детерминизма»

М.Маклюэн (Канада) выдвинул так называемую «коммуникативную теорию», которая получила широкую известность. В соответствии с ней, в частности, информационная революция будет оказывать решающее воздействие на развитие международных отношений. Маклюэн и его многочисленные последователи прогнозировали, что она приведет к окончательной ликвидации идеологических различий и слиянию противостоящих социально-политических формаций в рамках единого «постиндустриального общества». С этой точки зрения «коммуникативная теория» стала во многом базовой для знаменитой теории конвергенции, разработанной Дж.Гелбрейтом (США).

Но существующее и будущее мировое сообщество неоднородно в части развитости, национальных, государственных и личностных интересов: мир разбит на военные и политические блоки; национальные государства нацелены на реализацию своих интересов, к защите и поддержке хозяйственной деятельности своих экономических субъектов; нации стремятся к сохранению своего культурного наследия, и этот перечень можно долго продолжать. Но реализация этих интересов вплотную будет зависеть от доминирующих направляющих и регулирующих жизнь общества факторов, а это именно и есть стремительно развивающаяся за счет информатизации глобализация.

Формулируя основной тезис представляемой работы, можно сказать, что процесс глобализации является объективным фактором современного развития, и данное было бы невозможным без имеющего место усиления роли информации и знаний. Информатизация становится настоятельной потребностью эффективного воспроизводства жизни человека и определяет структуру всех сфер нарождающегося глобального общества. Методологически верным является подход в рассмотрении широкого спектра политических изменений общества сквозь призму активизирующихся процессов глобализации и информатизации.

Актуальность выбранной темы диссертационного исследования объясняется спецификой доминантных феноменов современности – глобализации и информатизации - их всепроникаемость и внутренняя взаимосвязь.

Устойчивое развитие национальных экономик, эффективное решение политических, экологических, демографических и многих других проблем возможно только с учетом объективно существующих условий глобального миросожительства. В свою очередь, глобализационный процесс не мог бы стать доминирующим вектором без экспоненциального развития процесса информатизации, включающего в себя высокотехнологичность средств производства и конечного продукта, всемирного распространения информационнокоммуникационных технологий, усиления роли знаний и т.п.

В сложившихся условиях крайне важно и актуально, как в общенаучном плане, так и контексте национального подхода, понять сущность процессов глобализации и информатизации, осмыслить происходящее и вскрыть перспективы развития.

Цель изучения процессов информатизации и глобализации с точки зрения современной социальной теории (особое место уделяющей эмпирическим данным) состоит также в том, чтобы продемонстрировать, на сколько прямой социальный подход оказывается упрощенческим и явно уводит в сторону.

Исходя из логики изучения процессов глобализации и информатизации в развитых странах, можно предположить, что в ближайшие годы возрастет внимание ученых к практической стороне проблем адаптации национальных экономик к экономической глобализации. Одной из причин этого может оказаться увеличение спроса на подобные исследования и вытекающие из них рекомендации со стороны национальных правительств.

Говоря об институциональных изменениях в обществе, происходящих под воздействием сил информатизации и глобализации, следует отметить качественно новую стадию в динамике его развития – вступление в информационное общество.

Концепция информационного общества, возникшая в середине прошлого века, широко дискутируется в различных областях гуманитарного знания, а за последние годы обросла конкретными практическими очертаниями. Говоря о современном обществе, мы смело можем сказать, что дело не в том, что в жизни стало много информации, а дело в том, что информация в корне меняет различные сферы нашей жизни, включая политическую, социальную и экономическую сферы.

Учитывая детерминантность процессов информатизации и глобализации, вопросы взаимосвязи причинно следственных явлений «информатизация» – «информационное общество» и другой пары «глобализация» – «глобальный мир» притягивают к себе внимание исследователей различных отраслей науки. В первую очередь, данная тематика привлекает внимание политологов. Ключи к ответам на вопросы выработки оптимизационных вариантов функционирования политических систем, повышения эффективности деятельности аппарата государственного управления, достижения широкого привлечения граждан к регулированию общественно-политической жизни, проведения высокопродуктивной внешнеполитической деятельности и многим другим, кроется в правильном понимании существа процессов глобализации и информатизации.

Высокая степень разработанности проблемы объясняется большим интересом к данной тематике ученых различных областей. Анализируя современное состояние научной мысли можно смело сказать, что в первую очередь определяющей проблемой на сегодняшний день стала проблематика вопросов глобализации. Появившись в 60-х годах, данная проблема стала самой широко обсуждаемой проблемой в различных областях научной и практической жизни [22; 36; 67; 71; 32; 147;168].

Следует отметить, что несмотря на тот факт, что проблемы глобализации исследуются уже не один десяток лет нет единого подхода даже к начальным фундаментальным основам научной формализации явления.

Исходя из общепринятого использования термина «глобализация» в современной научной литературе в смысле усиления взаимозависимости, ученые предлагают различные варианты в его концептуальном понимании.

Подходы к понятию "глобализация" отражают разные ракурсы видения этой проблемы, характерные для исследователей - специалистов в разных областях науки об обществе - экономике, политологии, философии, истории и т.д.

Не существует единого подхода и в оценке знаковости данного процесса.

Так, среди ученых достаточно распространенным является критическое отношение к глобализации как этапу развития человечества [101; 120; 127; 166].

Так, японский исследователь М. Миёси [118] полагает, что "глобализирующаяся экономика есть развитие, или продолжение, колониализма".

Сторонники культурологического подхода к глобализации [131; 162; 117] рассматривают феномен глобализации как явление лежащее вне сферы известных академических дисциплин, носящий междисциплинарный характер и находящийся на пересечении интересов экономики, права, международных отношений, политологии, культурологии, информатики и т.д.

Вполне обоснованно большое внимание исследователи уделяют вопросам адаптации различных стран к экономической глобализации [120]. При этом выделяются два аспекта адаптации: во-первых, открытие общества для воздействия процессов глобализации и, во-вторых, приспособление к существующей экономической жизни тех внутренних изменений, которые происходят вследствии открытия общества процессам глобализации.

Большое продвижение в исследовании теории процесса глобализации происходит за счет непосредственной практики международных отношений, концептуального подхода субъектов политической жизни в реализации политических курсов в глобализирующихся условиях. Широко освещены вопросы обеспечения устойчивого экономического роста и обеспечения устойчивого экономического роста и региональной безопасности в трудах Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова [9-13, 15]. Определенный научный интерес вызывают взгляды руководителей стран добившихся серьезных успехов в глобальной экономике, таких как США, Франция, Китай [155].

В современной научной литературе существует немало работ посвященных исследованиям процесса информатизации. Так, группа российских ученых работает над проблематикой создания информационного общества [45;

Большой материал для системного понимания путей развития 35].

информатизации содержится в работах Д.Белла [20], М.Кастельса [39], П.Кеннеди [40] и С.Афанасьева [18].

Идея перехода к информационному обществу активно пропагандируется ЮНЕСКО. Еще в 1996 году в материалах итогового документа 150-й сессии Исполнительного совета ЮНЕСКО говорилось, что ЮНЕСКО поддерживая идею открытого информационного пространства, разработала концепцию информационного общества для всех.

Однако говорить о появлении информационного общества только на основании факта быстрого развития информационных технологий было бы неправомерным. Становление общества – исторический процесс, происходящий под действием и влиянием множества факторов. В результате этого процесса возникает целый комплекс определенных экономических, политических, социальных отношений в обществе. Информационные технологии сами по себе не могут обеспечить возникновение такого комплекса. Исследованию вопросов взаимосвязи и взаимовлияния фактора становления информационного общества, глобализации и становления инфраструктуры ИКТ посвящены многие исследования [70; 19; 29; 38; 45; 62; 158; 75; 77; 93].

Активно разрабатываются вопросы эффективного существования различных политических институтов в новых трансформирующихся условиях [116; 102]. Особую важность для ученых и практиков приобретают вопросы формирования информационной политики государства.

Одним из важных изменений в системе государственной власти стали за последние годы вопросы формирования электронного руководства обществом.

Вопросам описания наиболее эффективных проектов в данной области посвящены многие работы, как специалистов в области информационных технологий, так и представителей государственных служб [34].

Целью диссертационного исследования является изучение процессов глобализации и информатизации общественной жизни, установление сущностных основ, специфики, перспектив развития, доказательство неразрывной связи и взаимовлияния этих факторов, раскрытие структурного влияния этих феноменов на различные области общественной практики и в первую очередь структуру его политической жизни.

Исходя из этой цели, в диссертации поставлены следующие задачи:

раскрыть сущность понятия «информация» и процесса информатизации;

показать, что современная технологическая революция, основанная на тотальной информатизации, не случайно родилась и распространилась в период глобальной реструктуризации капитализма, но и сама явилась важным инструментом этой реструктуризации показать детерминантность процесса информатизации для всех сфер зарождающегося информационного общества;

описать процесс и дать рекомендации по оптимизации процесса становления единого информационного пространства Республики Узбекистан и системы электронного руководства;

представить генезис понятий «информационное общество» и глобализация», установить место информационного общества в наиболее распространенных моделях исторического развития;

провести анализ экономических и социальных основ, движущих сил процесса глобализации и показать его взаимосвязь с процессом информатизации;

на основе анализа мировой практики дать прогноз о будущности института национального государства как важной составляющей системы международных отношений в условиях глобализации развития;

Загрузка...

исследовать структурную трансформацию системы государственного руководства в условиях оптимизации деятельности за счет всемерного внедрения процессов информатизации;

показать важность процессов информационного обмена в формировании системы международных отношений;

исследовать развития инструментария политтехнологий за счет использования новых информационно-коммуникационных технологий;

Научная новизна исследования заключается в следующих положениях:

дано новое определение понятия «информация»;

раскрыта сущность процесса информатизации как детерминирующего фактора зарождающегося постиндустриального общества;

на основе международного опыта, впервые проведен анализ, обзор процесса и разработаны рекомендации по оптимизации становления единого информационного пространства Республики Узбекистан и системы электронного руководства;

на анализе экономических, социальных процессов современности доказана взаимосвязь и взаимовлияние процессов глобализации и информатизации;

представлено место информационного общества в основных моделях исторического развития как общественно-экономической стадии и ответа современным вызовам;

изучен феномен глобализации, даны категориально-тематические рекомендации в части понимания влияния данного феномена на общественнополитическую жизнь;

показана деятельность международных корпораций в контексте одной из основных движущих сил процесса глобализации, на примере вовлеченности стран в мировую торговлю обосновано предположение о возросшей степени интегрированности национальных экономик;

обоснованно положение о возрастающей роли института национальных государств в условиях глобальной экономики;

на примерах деятельности институтов электронного руководства показана трансформация системы государственного управления в период вступления стран в информационное общество;

в целях оптимизации статистического учета динамики развития сектора ИКТ экономики, на основе международных стандартов, определены составляющие виды деятельности данного сектора;

- введено и исследовано понятие информационно-коммуникационной политической технологии – как более высокой степени технического и технологического развития информационных политтехнологий, где за счет развития новых ИКТ достигается интерактивное взаимовлияние участников информационного обмена;

- показана важность процессов управления информацией для обеспечения эффективной внешней политики в системе международных отношений государств;

проведен анализ и дан прогноз развития демографических процессов.

Методологическую основу диссертации составляют труды Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова. В своих теоретических выводах и практических рекомендациях автор опирался на анализ работ ряда ученых в области политологии, экономики, социологии, информатики и др.

Материалы диссертации могут быть использованы как составляющие элементы научных дисциплин социологической направленности. Выводы, предложения, рекомендации, содержащиеся в работе, могут быть использованы в целях оптимизации национальной политики в процессе вхождения республики в единое глобальное информационное пространство планеты и дальнейшего совершенствования системы общественно-политической жизни.

Апробация работы проводилась в рамках работы автора диссертации руководителем Рабочей группы Координационного Совета по развитию компьютеризации и информационно-коммуникационных технологий при Кабинете Министров Республики Узбекистан, в частности при разработке Законов РУ, Постановлений правительства РУ, различных нормативно-правовых документов в области информатизации.

Основные положения и результаты докладывались и обсуждались на семинарах и конференциях: Кафедры «Политология» Университета Мировой Экономики и Дипломатии; Кафедры «Теория и практика строительства демократического общества в Узбекистане» Самаркандского государственного Университета; международная конференция по дистанционному VI образованию, Москва, 25-27 ноября 1998г.; «Аппаратные и программные средства защиты информации в интернете и интранете», Ташкент, 18 мая 1999г.;

Международная конференция «Россия 2015. Проблемы обеспечения устойчивого роста», Москва, декабрь 2001г.; Конференция ЭСКАТО «Межправительственные консультации по проблемам электронной торговли», Бангкок, январь 2002г.; Международный семинар "Региональные аспекты политики регулирования телекоммуникаций" Алма-ата, 12-15 сентября 2003г.;

Всемирный информационный форум, Вильнюс, 19-23 августа 2003г.;

Международная конференция по электронному правительству, Ташкент, май 2004г.; Итоговый семинар программы TACIS МТР Training Programme “ICT in Management Systems in Western Companies”, Милан-Брюссель, декабрь 2004г.;

Международная научно-техническая конференция на тему: «Состояние и перспективы развития связи и информационных технологий Узбекистана», Ташкент, 2005г.; Республиканская научно-техническая конференция «Наука, образование и производство и их интеграция в сфере ИКТ», Ташкент, 2005г.;

Международная научно-техническая конференция «Роль и значение телекоммуникаций и информационных технологий в современном обществе», г.Ташкент, 27-30 сентября 2005г., Международная конференция по вопросам ИКТ в общем образовании Узбекистана, Ташкент, 11-12 ноября 2005г., Республиканском семинаре «Информационная безопасность с отрасли связи и информатизации», Ташкент, 29 ноября 2005г.

сложилась следующим образом. Текст Структура диссертации диссертации, изложенный на 229 страницах, разбит на: введение, пять глав и заканчивается списоком использованной литературы.

ГЛАВА 1. К СУЩНОСТИ ПОНЯТИЯ «ИНФОРМАЦИЯ»

§ 1.1. Теория информации.

Научно-технический прогресс на современном этапе преображает процесс производства, используя информацию как одно из главных средств производства и зачастую определяя ее как конечный результат. Информатизация всех сфер общественной жизни стала на современном этапе развития человечества настоятельной необходимостью.

В своем докладе на XIV сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан первого созыва «Узбекистан, устремленный в XXI век» Президент Республики Узбекистан И.А.Каримов определяет развитие средств телекоммуникаций и современных информационных технологий как одну из составляющих тех глубоких структурных преобразований, которые осуществляются в экономике нашей Республики [11].

В понимании процессов информатизации, развития информационнокоммуникационных технологий важное место занимает методология подхода к определению самого термина «информация». Самого детального изучения заслуживают основополагающие принципы теории информации. Информация всегда присутствовала в жизни общества. Сведения об окружающем мире, наука, культура как объекты социальной информации стали основополагающим фундаментом для преемственности в развитии человеческого общества. На протяжении ХХ века отношение к информации претерпело огромные изменения.

Если в начале века информацию понимали как производную субъективной познавательной деятельности, то с середины века, с созданием компьютеров и систем программирования, существование генерации и обмена информации стало допускаться и в случаях действия автоматизированных систем.

К успехам в исследовании теории информации следует отнести и создание математической теории информации. В числе основополагающих работ в этой области надо назвать вышедшую в 1962г. работу И.Земана «Познание

–  –  –

обозначает негэнтропию полной группы случайных событий.

Термин «негэнтропия» в данном случае Шенноном используется, поскольку выражение в правой части равенства с обратным знаком называется в статистической физике термином «энтропия».

Развитие теории информации, возникшей как самостоятельный раздел кибернетики, на нынешнем этапе можно определить как развитие в двух основополагающих направлениях. Это, во-первых, развитие математического аппарата, отражающего основные свойства моделей теории информации. Это глобальная проблематика математического моделирования процессов возникновения, кодирования, передачи, сохранения и обработки информации.

Вторым и очень важным направлением можно определить практику использования методов теории информации в других науках. Так, на сегодняшний день использование теории информации в различных науках, например в педагогике, социологии, политологии, начинает приносить новые существенные результаты.

Вторгающийся в границы других наук, математический аппарат самой теории информации должен быть научно обоснован. Между тем трактовка основных элементов теории информации и по сей день не имеет однозначного решения, основополагающим из которых является само понятие информации.

Слово «информация» происходит от латинского слова informatio и означает разъяснение. Говоря о шенноновском понимании информации, полезно остановиться на этом определении более подробно. Предположим, например, что в определенной ситуации существует P различных равновероятных событий. В данном случае это исходная ситуация, когда мы не имеем никакой специальной информации о поведении системы. Получая некоторый объем информации, мы сможем выяснить, что только несколько P1 из P равновероятных исходов в

–  –  –

где K - константа, а логарифм применен к отношению в целях достижения аддитивности операции сложения информации. Отметим, что если только один из исходов возможен, то формула примет вид I K ln P0.

Принимая такое статистическое определение информации, мы должны четко представлять себе степень его применимости. Определяя информацию абсолютной, исключающей субъективный элемент в ее оценке, мы достигаем значительных успехов. Ведь с технической точки зрения все задачи теории информации сводятся к правильной передаче её. Так, не имеет значения, что передается по кабелю телефонной связи: бытовой разговор или факсимильное сообщение.

Шенноновское определение позволяет обнаружить непосредственную связь между информацией и энтропией. Часто в физике под энтропией системы понимается мера случайности её строения. С точки зрения понимания определения информации мы можем говорить: что всякая физическая система не полностью определена. Мы знаем далеко не всю информацию о ее микро- и макроскопическом устройстве. И в этом случае энтропия есть величина общего количества отсутствующей информации. Эта точка зрения определяет негэтропийный принцип информации, подробно рассматриваемый Л.Бриллюэном [24].

Говоря о единицах измерения информации, следует сказать, что в теории информации принято рассматривать информацию I как безразмерную величину (отвлеченное число), а стало быть и K есть отвлеченное число. Основанием логарифма может быть выбрано любое натуральное число. Различают две единицы измерения информации называемых битами и натамим, когда за основание логарифма выбирается число 2 или e, соответственно. Наиболее распространена система основана на двоичных единицах (битах). Вводимых следующим образом. Рассмотрим случай с n различными независимыми выборами, каждый из которых сводится к двоичной альтернативе 0 или 1. Общее число возможностей тогда P 2 n и из основного определения информации имеем I K ln P Kn ln 2. Желая отождествить I и n (число двоичных единиц) и берем K log 2 e. Таким образом, информация I в двоичных единицах ln 2 равна I log 2 P.

Другая система единиц может быть введена, если мы сравним информацию с термодинамической энтропией и будем измерять их соответственно в одних и тех же единицах. Энтропия имеет размерность энергии деленной на температуру и для энтропии имеется формула Больцмана, очень сходня с основным определением информации и содержащая коэффициент k 1,38 1016 эр г / гр адус. Если мы введем эту (коэффициент Больцмана) постоянную k вместо K, то мы будем измерять тогда информацию в единицах энтропии.

Надо ясно представлять себе, что, определяя информацию как результат выбора, как функцию отношения количества возможных исходов до и после ее получения, мы не можем рассматривать информацию, вообще говоря, как основание для предсказывания. Приходится полностью отказаться от обыденной человеческой оценки информации. Из определения следует, что, скажем тысяча букв, сложенных в слова взятых из бульварного романа или научной статьи, несут в себе одинаковое количество информации.

Спорным остается и применение самого термина «энтропия».

Действительно, в результате приема сообщения неопределенность возможного сигнала на приемной стороне (численно равная как раз энтропии распределения вероятностей H ) снимается. Принятый сигнал уже является определенным сигналом, неопределенность его равна нулю, Так как снятие неопределенности, обращение в нуль энтропии распределения вероятностей произошло в результате приема информации, то отсюда и возникло представление об информации как об отрицательной энтропии множества вероятностей передаваемых символов, а H затем, в следствии смешения величины с энтропией в физике, распространилось уже представление об информации просто как об отрицательной энтропии, негэнтропии, "мере упорядочения", "мере организованности" и т.п. Ю.П.Петров в работе [54] убедительно показано, что такое представление нельзя признать правильным уже хотя бы потому, что энтропия в физике не является "мерой неупорядоченности", а энтропия распределения вероятностей не тождественна физической энтропии. В указанной работе также отмечается, что редактор первого перевода основной работы Шеннона на русский язык, профессор Н.А.Железнов писал в 1953 году в специальном примечании к переводу: "автор (К.Шеннон) вводит термин "энтропия" на основании чисто внешнего сходства выражения для введенной им величины H с выражением для энтропии в общепринятом значении. Поскольку с понятием энтропии в статистической физике связано вполне определенное физическое содержание, то в терминологии автора, в дальнейшем слово "энтропия" поставлено в кавычки".

К сожалению, кавычки, введенные Н.А.Железновым, постепенно исчезли, смешение функции H с физической энтропией стало свершившимся фактом и не могло не привести к ряду ошибочных представлений. Энтропия физики является размерной величиной, пропорциональной логарифму вероятности состояния системы и характеризующей направленность процессов, происходящих в ней, в то время как энтропия распределения вероятностей H - безразмерная характеристика вероятностей исходов опыта, производимого над системой и характеризующая трудность предсказания этих исходов.

По аналогии с энергетическими формами взаимодействия где только для механической формы существует уже ряд мер этого взаимодействия: количество движения, момент количества движения и др., можно утверждать, что для информационного взаимодействия, как более сложного вида взаимодействий, будет существовать значительно большее число мер, каждая из которых наилучшим образом будет отображать какую-то одну сторону этого взаимодействия.

Естественно положить, что эти меры должны отражать функции, вопервых модели, которой замещается информационное взаимодействие и вовторых функции, входящих в эту модель, соподчиненных моделей генератора, приемника и каналов их связывающих. В классической теории информации (теории связи) за меру количества информации взята энтропия распределения вероятностей появления сигналов. Для удобства оценки свойств источника информации и канала связи в этой теории отвлекаются от свойств приемника, отвлекаются от того, что передаваемые сигналы могут быть лишены для него смысла и значения. Неявно предполагается, что каждая комбинация кодовых символов является одинаково важной. Тем самым здесь шенноновское количество информации выступает как мера информационного взаимодействия между источником передаваемых символов и жестко детерминированным приемником ("идеальным приемником"), для которого каждая комбинация символов различима и имеет равный смысл и значение. Эта простейшая модель информационного взаимодействия между генератором символов и "идеальным приемником" при наличии канала без помех, часто принималась за "статистическую форму" существования информации [54].

Эта шенноновская мера стала весьма популярной и среди биологов из-за простоты ее вычисления, аддитивности по отношению к последовательно поступающим сообщениям и сходства с физической энтропией. Однако постепенно стала выявляться ее ограниченность. Именно, применительно к биообъектам возникали удивительные парадоксы. Так Л.А.Блюменфельд [150] показал, что тогда количество информации в теле человека - не больше, чем в неживых системах состоящих из такого же количества структурных элементов.

Уже в 1950-е годы Г.Кастлер (цит. по [57]) понимал ограничения статистического подхода к биосистемам. Перечислив эти ограничения он стал вводить в биологию понятие смысла: информация по Кастлеру представляет собой "запоминание случайного выбора" - изначально случайный, а затем запомненный выбор одного или нескольких осуществленных вариантов из всей совокупности возможных [100]. В дальнейшем развитии теории информации переход от статистической модели информационного взаимодействия проходил через целевую и управляющую модели (более распространены неточные термины "целевая и управляющая информация") к семантической [74]. Причем семантическая модель рассматривалась в аспекте понятия "ценность информации". Суть этого понятия следующая. Здесь в модели приемника сообщений вырабатывается и закрепляется соответствие между будущими символами или образами на входе и необходимыми действиями (реакциями на них). Иначе говоря, создается как бы "смысловой словарь" или некий обобщенный "справочник", который Ю.А.Шрейдер предложил называть тезаурусом (от греческого - сокровище). В словарной практике тезаурусами называют словари, где даются не только значения слов, но и связи между ними.

В качестве меры ценности (или как тогда говорили - количества смысловой информации) предлагалось брать изменение тезауруса под действием поступившего сообщения (цит. по [54]). Другой подход к определению ценности (применительно к биологии) развивался в трудах М.В.Волькенштейна [28].

Повышение ценности биологической информации трактовалось им как снижение избыточности, как рост степени незаменимости информации в ходе эволюционного и индивидуального развития.

Переход с уровня синтаксического описания систем и процессов в биологии на семантический уровень происходит и в исследованиях распознавания и взаимного узнавания информационных макромолекул (ДНК, РНК и белков). В последние два десятилетия эти явления изучает биомолекулярная динамика на разных уровнях структур - как первичных, так и более высоких порядков. Информация, кодируемая на всех этих уровнях, связана с работой генов, самосборкой клеточных структур, мембранным транспортом и межклеточными коммуникациями - процессами, которые лежат в основе жизнедеятельности и развития организмов.

Еще один подход к определению ценности представлен в работе Р.Л.Стратоновича.[61]. Здесь информация считается ценной, если она помогает достижению цели. Если вероятность достижения цели системой велика, то ценность информации определяется по минимизации затрат на ее получение.

Если же достижение цели маловероятно, то мерой ценности (полезности) информации может служить некая функция отношения вероятности достижения цели после и до получения информации.[161] Нельзя не упомянуть и алгоритмический подход, развиваемый академиком А.Н.Колмогоровым [41] и его школой. Здесь понятие информации связывается с количественными мерами сложности. Алгоритмическое количество информации здесь рассматривается как минимальная длина программы (сложность), позволяющая однозначно преобразовывать одно множество в другое.

К настоящему времени становится ясным, что нельзя отождествлять сложность алгоритма и сложность порожденных этим алгоритмом структур.

Это особенно наглядно в случае фрактальных структур, весьма часто встречающихся в живой и неживой природе. Поэтому, в частности, нельзя рассматривать генетические тексты как непосредственное зашифрованное описание порожденных ими структур. Скорее это описание алгоритмов их постранственно-временной реализации. Невидимому, именно поэтому сравнительно небольшой длине генетического кода организма соответствует огромный массив информации, необходимой как для непосредственного описания морфологических структур, так и их развития. Весьма значимую попытку ввести семантику в понятие "информация" делает Г.Хакен.[65] Он пишет, что к основной идее предлагаемого им подхода приводит следующее замечание: смысл сигналу можно приписать только в том случае, если мы примем во внимание отклик системы на принятый сигнал. Это приводит автора к понятию относительной значимости сигналов. Далее Г.Хакен считает, что синергетику можно рассматривать как теорию возникновения новых качеств на макроскопическом уровне. При надлежащей интерпретации результатов синергетики можно рассматривать возникновение смысла как возникновения нового качества системы. Это положение Г.Хакен поясняет следующим образом:

одна из наиболее поразительных особенностей любой биологической системы это необычайно высокая степень координации между ее отдельными частями. В клетке одновременно и согласованно могут проходить тысячи метаболических процессов. У животных от нескольких миллионов до нескольких миллиардов нейронов и мышечных клеток своим согласованным действием обеспечивают координированные движения, сердцебиение, дыхание и кровообращение.

Распознавание образов - процесс в высшей степени кооперативный, равно как и речь и мышление у людей. Очевидно, что все эти высоко координированные, когерентные процессы становятся возможными только путем обмена информацией, которая должна быть произведена, передана, принята, обработана, преобразована в новые формы и должна участвовать в обмене информацией между различными частями системы и между различными иерархическими уровнями. Г.Хакен считает, что на микроскопическом уровне, возникающая когерентная волна служит своего рода параметром порядка, вынуждающим атомы осциллировать когерентно, или иначе говоря подчиняет себе атомы. С другой стороны, Г.Хакен подчеркивает, что здесь мы имеем дело с циклической причинностью: с одной стороны параметр порядка подчиняет себе атомы, а, с другой, - сам оказывается порожденным совместным действием атомов. С точки зрения информации параметр порядка играет также двойную роль: он сообщает атомам о том, как им надлежит себя вести, и, кроме того, доводит до сведения наблюдателя о макроскопически упорядоченном состоянии системы. Если для описания состояний отдельных атомов требуется огромное количество информации, то после установления упорядоченного состояния необходима лишь одна величина, а именно фаза общего электромагнитного поля, то есть происходит сильное сокращение информации. Г.Хакен называет параметр порядка информатором, а информацию порожденную кооперативным действием системы - синергетической информацией.

Однако, возвращаясь еще раз к терминам "статистическая информация", "целевая информация", "управляющая информация", "алгоритмическая информация", "синергетическая информация" и т.п., необходимо подчеркнуть, что везде здесь речь идет, на самом деле, о разных сторонах информационных взаимодействий, иначе говоря, о разных моделях информационного взаимодействия и о попытках ввести меру этого взаимодействия в рамках той или иной модели. Причем, введение этой меры существенным образом зависит от того, какие же для данного вида взаимодействия приняты конкретные виды моделей генератора, канала и приемника.

Наиболее общая функциональная модель информационного взаимодействия была рассмотрена в работе Р.И.Полоникова [56]. Ее можно, по традиционной терминологии, отнести к семантической. Где была введена одна из возможных мер, в виде степени взаимопонимания СР (confidence power).

Коротко суть этой меры сводится к следующему.

Предлагалась достаточно простая (хотя и достаточно грубая) мера для оценки смысловой информации в форме степени взаимопонимания СР V CP k s log 10 V s

–  –  –

Примечание: k s 0, если смысл не раскрыт или не существует Vs может быть количественно оценен получателем сообщения после того, как он поймет его смысл и изложит это понимание в виде краткого текста (резюме, аннотации).

Объем этого текста в битах и есть Vs. После этого он должен оценить для себя насколько важен (ценен) этот текст здесь и сейчас, воспользовавшись Таблицей А. Введенная оценка является качественной, субъективной. Это и понятно, ибо здесь мы вторгаемся в сферу сознания.

В общественных науках до сих пор не сложилось однозначного определения термина «информация». В экономике довольно распространенная трактовка данного понятия основывается на рассмотрении информации в качестве ресурса, такого как, например, материальный, денежный, трудовой и т.д. И информация понимается в таком контексте как новые сведения, позволяющие улучшить процессы, связанные с преобразованием вещества, энергии и самой информации. Основываясь на данном понимании, А.И.Мишенин [48] приводит следующее определение. «Информация - новые сведения, принятые, понятые и оцененные конечным потребителем как полезные. Информацией являются сведения, расширяющие запас знаний конечного потребителя».

Как и в общем случае, стремление А.И.Мишенина дать более полное и точное определение термина информации приводит к противоречивости положений самого определения. В самом деле, автор стремится, давая определение информации, ввести параллельно и следующее - полезность информации. Как говорилось выше, это сопряжено с большим количеством трудностей научного моделирования. Например, шахматный компьютер, воспринимая информацию о положении на шахматной доске, может оценить ее и последующий свой ход в партии, как благоприятные для достижения цели выигрыша партии. Однако вполне допустимо, что это является заблуждением и приведет к диаметрально противоположному, «неполезному» результату.

Еще сложнее обстоит дело, когда потребителем информации оказывается человек. Практически почти невозможно определить, какая информация для него явится новой, принятой, понятой и оцененной как полезная. Психомоторные функции мозга система, сложно поддающаяся моделированию и прогнозированию.

Рассмотрим другой аспект данной проблематики - юридический.

Информационное право на сегодняшний день стало одной из активно развивающихся и основополагающих составных частей законодательства стран мира. Большое внимание уделяется обеспечению прав граждан на свободный доступ к информации и информационным ресурсам. В основном эти права закреплены в конституциях разных стран и регламентируются специальными законодательными актами.

В конституциях многих стран отражено право граждан на поиск, получение и распространение любой информации, за исключением случаев, противоречащих законодательству. Закреплено это право и в Конституции

Республики Узбекистан. Статья 29 главы VII Конституции нашей страны гласит:

«Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом» [1].

Право пользования официальной информацией в мировой практике демократических государств ограничивается лишь по соображениям:

- безопасности государства или его отношений с другим государством либо с международной организацией;

- централизованной финансовой, денежной или валютной политики государства;

- деятельности власти по инспектированию, контролю и иной проверке;

- заинтересованности в раскрытии и расследовании преступлений;

- защиты личных имущественных интересов частных лиц;

- заинтересованности в охране среды обитания.

Следует отметить, что использование термина «информация» в юриспруденции имеет свою особенность, и в основном под информацией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, независимо от формы их представления. Несмотря на широту указанного определения, трактовка его в судопроизводстве имеет узкую направленность, а именно - под сведениями имеют в виду конкретные данные и факты, которые с точки зрения законодательства точно определены и могут быть использованы в производстве (видеоматериалы, печатные издания и т.п.).

Не следует забывать, что информация является ценнейшим интеллектуальным ресурсом в жизнеобеспечении общества и естественным образом становится стержневым объектом законодательства, касающегося создания и применения информационных технологий и средств их обеспечения, в средствах массовой информации, в формировании информационных ресурсов, в подготовке информационных продуктов и представлении информационных услуг.

Для точной научной идентификации термина «информация» необходимо иметь полную классификацию ее индикаторов: количественных и качественных ее показателей. К таковым можно отнести - достоверность, содержательность, актуальность, доступность, полезность и т.п.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Конорев Максим Эдуардович ВИРТУАЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ КАК СРЕДСТВО ИНФОРМАТИЗАЦИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПРИ ПОДГОТОВКЕ БАКАЛАВРОВ В ВУЗЕ 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (информатизация образования) Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.