WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ТРАДИЦИЯ В УСЛОВИЯХ ТЕХНОГЕННОГО ОБЩЕСТВА: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

МАКСИМОВА ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА

ТРАДИЦИЯ В УСЛОВИЯХ ТЕХНОГЕННОГО ОБЩЕСТВА:



СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Специальность 09.00.11 – Социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук

Научный руководитель – доктор философских наук Лаза Валентина Дмитриевна Ставрополь – 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Теоретико-методологические основы философского исследования традиций в их социальном измерении

1.1. Традиция как социальный феномен: структура и сущность.............. 14

1.2. Классические и неклассические методы исследования традиций..... 35

1.3. Системно-структурные характеристики техногенного общества...... 60 Глава 2. Функциональная и содержательная трансформация традиций в техногенном обществе

2.1. Детрадиционализация как тренд социального развития техногенных обществ

2.2. Традиция как средство конструирования социальной реальности:

социальные технологии в техногенном обществе

2.3. Социальные и экзистенциальные функции традиции в техногенном обществе

Заключение

Список литературы …………………………………………………………… 143 Введение Актуальность темы исследования связана с одной стороны с распространением социально-философской теории современности, согласно которой на смену традиционному обществу приходит общество современное, роль традиций в котором неуклонно снижается. Одновременно с этим наблюдается повсеместный рост интереса к прошлому и стремление к возрождению национальных, культурных и религиозных традиций, что вступает в противоречие с базовыми принципами теории модерна и нуждается в философском осмыслении. Проблема соотнесения традиций и инноваций в обществе напрямую связана с социальной практикой, где вопрос о модернизации социума наталкивается на естественное стремление к сохранению всех накопленных форм социального опыта.

Также актуальность заявленной темы связана с невыявленными особенностями нового режима функционирования подсистем, структур и институтов детрадиционализированного общества, а также сочетания в современном обществе элементов информационного, современного и постсовременного социума. Потребности социально-философской концептуализации феномена техногенной цивилизации актуализируют проблему соединения теоретических построений различных школ и направлений, по-разному описывающих явления модерна. Необходимо эксплицировать эвристический потенциал социального конструктивизма, позволяющий исследовать превращение традиций из механизма сохранения общества в источник конструирования социальной реальности. В условиях, когда техногенность общества проявляется не только в машинной технике, но и в многочисленных технологиях социального прогнозирования, социального моделирования и социального конструирования реальности, феномен детрадиционализации нуждается в комплексном исследовании и выявлении внутренних закономерностей. Традиция как социокультурный феномен накопления и воспроизводства социального опыта исследуется в предметных пространствах различных социальных и гуманитарных наук, а также некоторых отраслях философского знания. Все это формирует насущную потребность в разработке и проведении комплексного социальнофилософского исследования, которое обобщало бы опыт частнонаучного и общенаучного познания, систематизировало бы его и подвергало рефлексии полученные результаты.

Наряду с научно-теоретической актуальностью, исследование данной тематики позволяет найти ответы на вопросы, волнующие современное российское общество. Прежде всего, это вопросы о духовных скрепах, связывающих россиян и создающих единство российской нации, единой в ее социальном и историческом бытии.

Степень разработанности проблемы.

Концептуальные основы социально-философского анализа традиции были заложены в теории рационального действия М. Вебера. П.П. Гайденко, А.П. Огурцов и А.Ф. Филиппов дали весьма ценные комментарии к теории рационального действия с позиции современной философии. Эта точка зрения нуждалась также в интерпретации с позиции антропологии.





Социально антропологическую трактовку связи традиции и ритуала с религиозными практиками в примитивных обществах содержали работы Б.

Малиновского.

Понимание механизмов и причин возникновения традиции в коэволюции с процессом углубления социальной дифференциации и разделения труда содержится в работах Э. Дюркгейма, К. Мангейма, Р.

Мертона, М. Фуко, Ж. Делеза.

Методология социального конструктивизма, а также теория социального конструирования реальности создавалась в русле социальной феноменологии, создателями которой являются А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман.

В исследовании применялась как классическая, так и неклассическая эпистемология. Принципы и методы последней были обобщены и сформулированы В.А. Лекторским, Л.А. Микешиной. Работы К. Лоренца, E.O. Уилсона по эволюционной психологии позволили сформулировать важные задачи, стоящие перед обществом в процессе детрадиционализации.

Основные положения философского понимания традиции на основании социальных и гуманитарных исследований заложили К.В. Чистов, С.В.

Кардинская, А.И. Макаров, В.Н. Фурс. Мировоззренческие основы исторического познания содержатся в классических трудах В.В. Розанова.

Основы теории постиндустриального или информационного общества были заложены Д. Беллом, Р. Ароном, Д. Дьюи, М. Маяцким, а также В.Л.

Иноземцевым, В.Г. Федотовой, А.Г. Ганжа, Р.Х.Усмановым, О.Ф.

Волочаевой, С.Д. Лебедевым.

В.С. Степин впервые ввел понятие техногенной цивилизации, объяснил значение этого феномена, а Э.С. Демиденко, Е.А. Дергачева, Н.В. Попкова, В.А. Беляев проанализировали последствия данной инновации для социальной философии, углубив тем самым теорию техногенного общества.

Социологические и культурологические аспекты феноменологии традиции и социальных последствий детрадиционализации исследовались С.Н. Варламовой, А.В. Носковой, Н.Н. Седовой, С.И. Голод, М.С. Киселевой.

Филип Г. Альтбах, С.А. Красиков, Н.А. Цветкова, Н.И. Пигулевской изучали последствия детрадиционализации в различных сферах социальной жизни.

Процесс детрадиционализации нашел свое освещение в теории западнизма, разработанной А.А. Зиновьевым и С.В. Хатунцевым. О.

Шпенглер Л. Мэмфорд, Ж. Бодрийяр, У. Бек подвергли осмыслению модерн как социальный феномен.

Э.В. Гирусов, И.Г. Липатникова изучали трансформации институтов и ценностей в современном мире.

Разработанная Э. Кассирером философия символических форм позволила построить модель конструирования реальности посредством операционализации традиции. Об этом писали Дж.Б. Томпсон и М.М.Назаров. В.Д. Лаза впервые ввела понятие социального архетипа как прообраза традиции, проанализировала их смыслопорождающие возможности.

Ф. Ницше и М. Шелер выявили и описали базовые последствия детрадиционализации, такие как ресентимент, нигилизм, индивидуализация.

К.А. Свасьян, Р.Г. Апресян, М.К. Мамардашвили, В.В. Бабошин интерпретировали их идеи применительно к социальной философии, социологии и теории современности.

Примеры агрессивного неприятия и беспощадной критики традиционалистских взглядов содержатся в книгах К. Поппера. Ценнейший опыт традиционализма содержится в размышлениях К.Н. Леонтьева, Н.Я.

Данилевского и других поздних славянофилов и почвенников. Дугин А.Г. и Мамлеев Ю.В. модернизировали традиционализм и соединили его с новейшими версиями мифо-поэтического мышления.

Объектом исследования выступает традиция как социальное явление.

Предметом исследования выступает процесс интеграции традиций в конструирование социальной реальности техногенного общества.

Целью исследования является определение роли традиций в функционировании структур и институтов техногенного общества, а также использование традиций в процессе конструирования социальной реальности.

Задачи исследования осуществить экспликацию социально-философского содержания понятия традиции в контексте концептуальных изменений в социальной философии;

сформулировать методологическую стратегию исследования традиции и обосновать набор методов, необходимых для изучения традиции в условиях техногенного общества;

критически осмыслить эвристические возможности теории техногенного общества, определить ее отношение к другим ведущим социально-философским теориям современного общества;

проанализировать сущность и специфику процесса детрадиционализации, показать ее влияние на различные сферы социальной жизни и различные институты техногенного общества;

определить основания рассмотрения традиции как средства конструирования социальной реальности, установить особенности процесса превращения традиции в социальную технологию;

выявить и описать экзистенциальное значение традиции в техногенном обществе, дать сравнительный анализ социального и экзистенциального в историческом бытии традиции.

Теоретическую и методологическую основу исследования составили базовые подходы классической и неклассической социальной философии.

При этом в области теории предпочтение отдавалось тем социальнофилософским концепциям современности, которые максимально соответствовали парадигме техногенного общества В.С. Степина и Э.А.

Демиденко. Максимально эффективными в рамках данной парадигмы оказались концепции современного и постсовременного общества, теория общества позднего модерна Э. Гидденса, а также теории общества потребления, постиндустриального общества и общества риска.

В качестве методологической основы в данной работе были использованы средства и методы социальной феноменологии и конструктивизма, позволившие исследовать роль традиции в процессе конструирования социальной реальности. Методологический фундамент работы составили также идеи и принципы эволюционной эпистемологии и социальной эпистемологии, что дало возможность описать процесс детрадиционализации как эволюцию социально значимого знания и определить изменение режима функционирования традиции в терминах адаптации.

Научная новизна работы заключается в том, что:

впервые в содержании знания, передаваемого традицией проведено аналитическое различение социальных и экзистенциальных ее контентов, что позволяет переструктурировать весь социально и антропологически значимый функционал традиции в системе рационального действия, как индивидуального, так и коллективного;

разработана оригинальная методологическая стратегия, соединяющая средства и методы социальной феноменологии, эволюционной эпистемологии и социальной эпистемологии, на основе методологии конструктивизма, что позволяет рассматривать традицию и как вид знания, и как механизм смыслообразования, и как средство социальной адаптации;

обоснован выбор теории техногенного общества как наиболее эффективной социально-философской парадигмы для исследования социального функционирования традиции, а также ее анализа в трех базовых аспектах: как смыслопорождающая деятельность, как средство адаптации к природной и социокультурной реальности, а также как вид знания, функционирующий по определенным законам;

показано, что в техногенном обществе, в особенности на индустриальной стадии его развития, существенную роль в социальной жизни играет процесс детрадиционализации, совпадающий с секуляризацией, индивидуализацией и социальной атомизацией, и что процесс детрадиционализации сохраняется, хотя и перестает доминировать на постиндустриальной стадии общественных изменений;

определены основные факторы, детерминирующие превращение традиции в техногенном обществе из механизма накопления и передачи социального опыта в средство социального конструирования реальности, а также включение традиций в процесс создания и использования социальных технологий;

доказано, что в условиях техногенного общества стремительно возрастает экзистенциальное значение традиций, тогда как социальный функционал традиций не снижается, а трансформируется благодаря их инструментализации и операционализации, превращающих традиции в элемент социальных технологий.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Традиции выступают в качестве механизма передачи социально и экзистенциально значимых содержаний путем присоединения их к специально-сконструированным формам (ритуалам, символам, сказаниям, мифам). Особенностью традиции является нерефлексивное усвоение чужого опыта посредством копирования поведенческих реакций и образцов, а иногда и целых сценариев действия в ситуации, имеющей сходство с представленными традицией моделями. В сравнении возможных объектов передачи посредством традиции, выделяются помимо собственно социокультурных и этнонациональных, иные аспекты социального бытия, как то мировоззренческие, этические и даже экзистенциальные. Традиция передает мироощущение, миропонимание, ценности, понимание роли и места человека в мире, отношение к жизни и смерти, умение любить и ненавидеть. Благодаря традиции бытие человека становится устойчивым и предсказуемым, в то время как именно она становится фундаментом для формирования персональной и групповой идентичности.

2. Применение методологии конструктивизма в исследовании социальных функций традиции в современном обществе позволяет соединить средства и методы социальной феноменологии, эволюционной эпистемологии и социальной эпистемологии. Продуктивность обращения к эволюционной эпистемологии создает возможность трактовать традицию и ритуал как особые средства человеческой эволюции, направленные на сохранение образца (наследственность) и его улучшение (изменчивость). В методологии социального конструктивизма содержаться необходимые ресурсы для формулирования онтологических допущений, описывающих традиции как особый вид знания, что актуализирует познавательные средства социальной эпистемологии, связывающие любые институты, структуры и ценности с процессами производства и воспроизводства знания.

Феноменологический подход трактует традицию как механизм и средство смыслообразования, а также как интерпретативную активность индивидов, находящихся в процессе социального взаимодействия и должна исследоваться средствами и методами теории социального конструирования реальности.

3. В исследовании традиции как социального феномена теория техногенного общества открывает особые возможности, связанные с тем, что в равной степени способна соединить достоинства формационного и цивилизационного подходов. Среди социально-философских теорий современности феномен бытия традиции наиболее эффективно объясняет теория техногенного общества или техногенной цивилизации, определяющая роль традиций с точки зрения генерирования социально и антропологически значимых значений, институтов и ценностей. Теория техногенного общества позволяет, в отличие от теории постиндустриального общества и других теорий современности объяснить неравномерность технологического и цивилизационного развития мира не в терминах линейной эволюции, а в терминах конкуренции, где неравенство становится результатом сознательной борьбы за доминирование. В ее основе лежит теория индустриального общества, хотя она подводит итоги развития теории постиндустриального общества, теории информационного общества и теории общества потребления, фактически представляя их как модификации материнской теории индустриального общества.

4. В техногенном обществе, в особенности на индустриальной стадии его развития, существенную роль в социальной жизни играет процесс детрадиционализации, совпадающий с секуляризацией, индивидуализацией и социальной атомизацией. В условиях глобализации ситуация в этой сфере социального бытия складывается принципиально иная – никто не завоевывает подавляющее число субъектов глобализации, никто не принуждает их с помощью грубой физической силы.

Главным фактором детрадиционализации выступают экономическое, идеологическое, информационное и культурное виды принуждения. Детрадиционализация стран третьего мира проводится под лозунгом их освобождения и приобщения к ценностям, которые субъектом данного процесса признаются универсальными. В этом случае традиции подвергаются критике и осмеянию как нечто нерациональное, отжившее и дискредитирующее. Вступают в силу мощные социально-психологические факторы и механизмы, создающие у носителей традиций чувство стыда и ощущение собственной отсталости, а также желание преодолеть сложившееся положение дел.

Детрадиционализация не ставит перед собой задачи уничтожения традиций, а скорее их селекцию, адаптацию к новым условиям и целенаправленную трансформацию.

5. На второй стадии развития техногенного общества – постиндустриальной – наряду с продолжающейся детрадиционализацией наблюдается процесс ретрадиционализации: традиции превращаются в объект социальных технологий, а также сами превращаются в разновидность социальных технологий для решения насущных задач, стоящих перед обществом. В обществах позднего модерна или постсовременных обществах традиция становится средством конструирования социальной реальности.

Механизм формирования традиции закладывается на биологическом уровне, хотя и имеет социальную природу. В накапливаемом коллективом историческом опыте осуществляется сбор и хранение жизненно важной информации в различных сферах человеческой деятельности. Эта информация, а также средства ее передачи и представляют собою социальные традиции. По причине физической и физиологической ограниченности индивидуальной памяти человека и специфической природе социальной памяти коллектива невозможно сохранить все правила в виде поведенческих образцов и стандартов, что делает востребованным их символизацию и унификацию в виде ритуальных действий.

6. Роль традиций в передаче социально значимых содержаний снижается, тогда как их роль в передаче экзистенциально значимых смыслов возрастает. Знание, составляющее содержание традиции, подразделяется на три больших сегмента: индивидуально-практическое, социальнопрактическое и экзистенциальное. Традиционное понимание истории не является рефлексивным, но и не исключает возможность рефлексии или критики. Это следует из органической взаимосвязи традиции с господствующей в данный момент или господствовавшей прежде системой ценностей. Традиция представляет собой набор мировоззренческих установок, норм и обычаев, но в их корпусе можно выделить две составные части: постоянную (ядро) и переменную (пояс). Традиция выступает как внерациональный способ легитимации ценностей, определяет идеалы и позволяет найти ответы на смысложизненные вопросы.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что его результаты позволяют привести в соответствие социально-философское знание о традиции сегодняшнему состоянию философской теории общества, обогащенной в последние десятилетия новыми идеями и концепциями, обретшими статус неклассической социальной философии. На основе обновленного понимания традиции получает существенное расширение и углубление теория техногенного общества, конкретизируются теории позднего модерна, общества потребления, современного и постсовременного общества, а также понятие техногенной цивилизации. Получают новое качество положения коммуникативной теории общества, а также теории коммуникативного действия. Аналитическое различение социального и экзистенциального содержаний расширяет объяснительные возможности социального конструктивизма и теории социальных технологий.

Практическая значимость работы заключается в исследовании инструментальных и операциональных аспектов разработки и применения социальных технологий на основе изучения традиций и их конструирования.

Загрузка...

Полученные результаты могут получить применение в области социального управления, в сфере разработки и реализации социальной и культурной политики, в деятельности органов государственного и муниципального управления. Результаты исследования должны быть изучены и стать основанием для разработки национальной идеи и при осуществлении патриотического воспитания молодежи.

Практическое значение диссертации заключается также в том, что найденные в работе модели и механизмы функционирования традиций применимы в процессе подготовки и чтения учебных, специальных и факультативных курсов по философии, социальной философии, социологии, культурологии, психологии, а также при разработке и реализации программ патриотического и гражданского воспитания.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности.

Отраженные в диссертации научные положения соответствуют области исследования специальности 09.00.11 – Социальная философия, особенно в таких ее пунктах как:

8. Социально-философская трактовка потребностей и интересов действующего субъекта.

9. Проблемы современной философии сознания в их социальнофилософской трактовке. Феномен «свободы воли», роль сознания в праксеологическом отношении человека к миру. Сознательное, бессознательное и подсознательное в деятельности людей.

10. Целепостановка и целереализация как операциональные подсистемы деятельности. Социально-философская интерпретация проблемы соотношения цели и средств деятельности.

11. Стимулы и механизмы становления человека и общества.

Социально-философские проблемы антропосоциогенеза.

12. Социально-философский анализ культуры как взаимосоотнесенных символических программ мышления, чувствования и поведения людей.

13. Современные концепции «социального действия» в их философской интерпретации.

14. Формы и механизмы социальной детерминации. Социокультурная причинность. Необходимость, случайность в деятельности людей. Проблема доминант и детерминант общественной жизни.

Апробация диссертации.

Работа выполнена на кафедре политологии, социологии и теологии ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».

Структура работы. Исследование состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии, содержащей 226 наименований. Общий объем диссертации 155 страниц.

Глава 1. Теоретико-методологические основы философского исследования традиций в их социальном измерении

1.1. Традиция как социальный феномен: структура и сущность

Для того чтобы определить, что же происходит с традициями в процессах социальных трансформаций современности, среди которых в разное время проявляются и модернизация, и глобализация, и архаизация, важно выбрать наиболее подходящую концептуализацию этого феномена.

Здесь теоретические разработки Макса Вебера могут оказаться эффективными. Его уже ставшее классическим противопоставление традиционного и современного общества, а также выделение традиционного действия в качестве особого типа, наряду с аффективным, целерациональным и ценностнорациональным свидетельствуют о том, что понятие традиции является в понимающей социологии системообразующим и даже смыслообразующим элементом. То есть, все происходящее в сфере бытия традиции, автоматически представляется источником и причиной наиболее существенных изменений в жизни человека и общества. А противопоставление традиционного и современного типов общества подводит к мысли, что нынешнее общество является нетрадиционным, посттрадиционным или даже антитрадиционным. Так ли это на самом деле?

Или функции традиции изменились, но их значение по-прежнему остается весьма важным?

Анализируя происходящее в категориях традиционного и индустриального общества, обычно отмечают, что место и роль традиций в обществе неуклонно снижаются, что соответствует царящему повсюду духу инновационности.

«В разных типах обществ, – пишет П.П. Гайденко, комментируя концепцию Вебера, – те или иные виды действия могут быть преобладающими: в традиционных обществах преобладает традиционный и аффективный типы ориентации действия, в индустриальном – целе- и ценностно-рациональный с тенденцией вытеснения второго первым»1. Эта схема и проста, и эффективна в методологическом плане, ибо позволяет построить схемы для типологизации и классификации процессов и явлений во всех без исключения сферах социальной жизни. Воспользуемся ею для сравнения социальных реакций на угрозы, возникающих в аграрном и индустриальном обществах.

В аграрном обществе традиции выступают как универсальный алгоритм действия, и само их соблюдение является гарантом социальной стабильности. Следование традиции позволяет поддерживать высокий уровень социальной безопасности, тогда как отказ от традиций ставит под сомнение не только отдельные порядки социального мира, но и жизнь общества в целом. В более рациональном обществе, каковым является индустриальный социум, роль традиций снижается, что вряд ли может быть подвергнуто сомнению. Однако это происходит не потому, что традиционные модели действия вытесняются чем-то другим, например рациональными действиями. Ошибочно считать, что отказ от традиционного в пользу рационального – есть результат свободного выбора между хорошим и лучшим. Потребность в рассуждении и поведенческой инновации

Гайденко П.П. Социология Макса Вебера / Вебер М. Избранные работы. М.: Прогресс, 1990. С.

возникает тогда, когда необходимость действовать не обеспечивается схемами и алгоритмами, хранящимися в коллективной памяти.

Имеющиеся традиции не отвечают на вопрос, как надо поступить в том или ином случае, если эти случаи рождены новой ситуацией, чем бы она не была вызвана. Новые угрозы, новые возможности, новые цели и новые средства их достижения –находится еще в границах обычных изменений. Все это может привести к отказу от традиции, но не требует отказа от самой традиционности: место одной традиции займет другая. Принципиальный сдвиг в рождении индустриального общества состоит в том, что образцы поведения не могут быть копируемы: все должны делать что-то разное.

Многообразие ситуаций, в которых оказывается человек индустриального общества, продиктовано качественно иной сложностью социальной жизни, когда сами действия людей не когерентны, но их результаты взаимно дополняют и усиливают друг друга. Регулятивные функции традиций все более выполняют формализованные институты, неразвитость которых может в некоторых случаях, компенсироваться администрированием. В свои права вступает экономическая рациональность, которая в традиционном обществе всегда носила подчиненный характер.

Традиции уступают часть своих функций, но по-прежнему играют огромную роль в жизни людей, регулируя не столько сферу целеполагания, сколько формы социального взаимодействия. Они помогают понять и объяснить множество поведенческих стандартов, применяемых в повседневной жизни. Но этическое рассуждение или анализ целей и средств собственной деятельности индивид проводит без постоянного обращения к традиции. Она умолкает. Вебер показал, что общество, построенное по схемам экономической рациональности, обзаводится собственной системой целей и ценностей, которые не дают волю тем человеческим инстинктам, которые превратили бы человека индустриального общества в алчное существо, опасное для других и даже для самого себя.

Критик традиционного действия Сократ уступает место критику целерационального действия – Хайдеггеру, ибо последний противопоставляет осмысление и калькуляцию как два типа мышления. Но даже Хайдеггер оставляет за калькулирующим мышлением статус мышления, ибо в середине ХХ века калькуляция без мышления не превратилась еще в источник решений и фактор процессов. Информационное общество перевернуло все концептуальные оппозиции, сделав разум из средства решения проблем объектом проблематизации. Превращение знания в информацию путем его глубинной переработки создает возможность обращения к смыслу. Современная философия или философия ХХ века подтверждает, что традиции живут и функционируют в совершенно ином контексте – контексте модерна. Исследованиям этой проблемы посвящены работы Лаза В.Д., рассматривающей трансформации социального архетипа православия в различные периоды российской истории.

Вопрос о том, что происходит с традициями в современную эпоху необходимо переформулировать в вопрос о том, что происходит с традицией в эпоху техногенной цивилизации или техногенного общества. Сфера смысла обрела статус пространства манипулирования и экспериментирования благодаря самым разным новациям и интуициям. Такие непохожие направления как феноменология, аналитическая философия, прагматизм, философия науки стремились уйти от омертвевших схем, задающих отношение бытия и сознания, вещей и идей, истины и заблуждения, сущности и явления, чувств и разума, материи и мысли. И все они выбрали сферу смысла как способ привести разнородные сущности к единому знаменателю, как возможность взглянуть со стороны на те теоретические конструкции, которые достались им в наследство от картезианской парадигмы. Сила традиций не только в сохранении обычаев, нравов, она наглядно проявляется и в самосознании, самоопределении представителей этноса, их отношений к традиционным для них религиям. Различные исследования подтверждают, что традиционные религии способствуют сохранению и укреплению чувства принадлежности граждан к своему этносу.

Традиции выступают в качестве механизма передачи социально и экзистенциально значимых содержаний путем присоединения их к специально-сконструированным формам (ритуалам, символам, сказаниям, мифам). Применение методологии конструктивизма в исследовании социальных функций традиции в современном обществе позволяет использовать средства и методы междисциплинарных исследований. Среди социально-философских теорий современности рождение, изменение и функционирование традиций наиболее эффективно объясняет теория техногенного общества или техногенной цивилизации, определяющая роль традиций с точки зрения генерирования социально и антропологически значимых значений, институтов и ценностей. Роль традиций в передаче социально значимых содержаний снижается, тогда как их роль в передаче экзистенциально значимых содержаний возрастает.

Традиция становится предметом философского внимания в период, когда культурная антропология превращается в универсальную науку о человеке и обществе, претендующую на роль теоретического фундамента всех остальных социально-гуманитарных дисциплин. Это обстоятельство побуждает философов всерьез озаботиться о социальном содержании традиции и о ее роли в бытии общества. Главные смыслы концепта традиции связывают ее с продуцированием и репродуцированием элементов социального и социокультурного наследия, а также с их консервацией и трансформированием. При помощи традиции и благодаря ее механизмам фиксируется и передается социальный опыт, нормы и образцы поведения, институты и ценности, создающие единство исторического бытия. В содержании традиции мы обнаруживаем помимо ценностей и норм поведения еще картины мира, мировоззренческие установки, стили жизни и стили мышления.

Благодаря традиции многое в опыте поколений может быть передано и принято нерефлексивно, то есть без соответствующего осмысления и критической оценки, создающей угрозу неприятия и пересмотра. Все это становится возможным благодаря особому свойству традиции – передавать некие контенты путем бесконечной череды копирований и повторений. Сама жизнь социума, его история оказываются гарантом принятия и сохранения традиции, ибо давность и историчность традиции признается подтверждением ее истинности и «незыблемости». Философы давно подметили связь традиции с историческим сознанием, рассматривающим прошлое в качестве прообраза настоящего.

В обществах более примитивного типа, получивших название традиционных, традиция доминирует над всеми остальными элементами социального бытия, ибо стратегия сбережения доминирует над стратегией изменения. Традиция в них выполняет мироустроительную или системосозидающую функцию. Тоска по таким обществам рождает в современном мире традиционализм – особое мировоззрение и умонастроение, играющее все возрастающую роль в общественной жизни.

Однако, что именно передается и что определяется в качестве передаваемого посредством традиции, то есть в процессе традирования, зависит от способа постановки проблемы и от задач исследования. Иногда мы говорим о передаче неких смыслов, то есть содержаний, иногда о воспроизводстве формы. Зачастую в качестве передаваемого выступает некий культурный феномен, где форма неотделима от содержания. Но и в этих случаях можно аналитически отделить формальное (ритуальное) от смыслового (содержательного), таково свойство культуры как социального феномена и как социальной подсистемы, выражающееся в ее способности передачи социально значимых связей и отношений, а также социальноантропологических универсалий.

Превращения классических социокультурных форм, основанных на творчестве, в стандартизированную и опосредованную машинной цивилизацией массовую культуру современности, порождает унификацию культурных матриц и поведенческих паттернов. Национальное сознание не может найти себя в этом бездуховном и безличном мире, где человеку предлагается стандартный набор комфортных и непроблематичных стилей жизни. По меткому выражению Г. Маркузе, такой человек может быть назван «одномерным» и в его одномерности такое измерение как любовь к «отеческим гробам» не может быть вмещено. Отсюда и само устройство общества в глобализирующемся мире, получившее название общества потребления.

Детерминизм как объяснительный принцип в общественных науках опровергнут жизнью – процессы экономического, политического или социокультурного развития не могут быть подчинены жесткой логике влияния какого-то эксклюзивного фактора. Так и в этнологии ассимиляционная парадигма оказалась сменена парадигмой этнокультурного плюрализма или мультикультурализма. Если прежде казалось, что этническое сознание и национальная идентичность – переменные величины, полностью зависящие от политики властей, то теперь стало модным трендом провозглашать расцвет культур и национальностей, что, в конечном счете, означает тезис о возрастании роли этничности.

Этому тезису есть немало подтверждений в жизни. Историческая память нации проявила себя как стойкий противовес любым устремлениям власти и сторонников превращения государства в мононациональное стереть этно-национальные особенности любых малых общностей и этнически обособленных групп. История несет в себе немало подтверждений этому, хотя можно обнаружить и обратное – немало наций, этносов и даже цивилизаций исчезли, растворились и ассимилировались. Видимо этому событию всегда предшествовало исчезновение или умирание национального сознания и самосознания.

В сравнении возможных объектов передачи посредством традиции, ученные выделяют помимо собственно социокультурных и этнонациональных, различные иные аспекты социального бытия, как то мировоззренческие, этические и даже экзистенциальные. Иными словами, традиция передает мироощущение, миропонимание, ценности, понимание роли и места человека в мире, отношение к жизни и смерти, умение любить и ненавидеть. Благодаря традиции бытие человека становится устойчивым и предсказуемым, в то время как именно она становится фундаментом для формирования персональной и групповой идентичности.

Особенностью традиции является нерефлексивное усвоение чужого опыта посредством копирования поведенческих реакций и образцов, а иногда и целых сценариев действия в ситуации, имеющей сходство с представленными традицией моделями. Опыт поколений в данном случае передается не только и не столько непосредственно от отца к сыну или от матери к дочери. Несмотря на очевидные достоинства указанного способа передачи, его возможности ограничены весьма небольшим объемом и нечеткостью самого передаваемого содержания. Сам принцип «делай как я»

предполагает запоминание и при случае точное воспроизведение деталей, тогда как жизнь сложна и многообразна даже в очень примитивных обществах. Поэтому на помощь простым психологическим механизмам социализации, таким как имитация и идентификация, приходит ритуал.

Ритуалом первоначально называлось символическое действие, осуществляемое во время отправления культа, когда прямое кодирование и декодирование символических жестов обеспечивает переход профанного в сакральное и наоборот. Здесь при помощи ритуала фиксируется, воспроизводится и консервируется отношение индивида и коллектива к неким объектам, отнесенным к разряду священных. В качестве сакральных объектов могут выступать вещи (священные реликвии), элементы пространства (священные места), периоды времени (священные даты). К сакральным объектам привязываются некие действия: поклонение предметам, посещение мест или переживание скорби/радости в соответствующие даты. В первобытных ритуалах интенсивно использовались ритмы, в более позднее время их сменили чтения текстов и песнопения.

Каждый раз в ходе ритуального действия осуществляется передача неких религиозно или социально значимых контентов, отделенных от своей исходной формы. Как отмечал Б. Малиновский, «траурные обряды, ритуальное поведение непосредственно после смерти можно рассматривать как пример религиозного акта... Ритуальное отчаяние, погребение, акты скорби выражают эмоции людей, потерявших близкого человека, и утрату всей группы. Они подтверждают и дублируют естественные чувства оставшихся в живых; они превращают природный факт в социальное событие»1.

Лишь на в двадцатом веке исследователи обратили на сходство религиозных ритуалов и ритуалов социальных, восходящих к религиозным, но утративших прямое религиозное звучание, а также ритуалов, возникших в эпоху торжества светского образа жизни, но во многом копировавших религиозную символизацию. Публичная панихида советского чиновника, как и чиновника французского, также имеет смысл десакрализировать сакральное путем его квазисакрализации. В любом случае, здесь наблюдается важная закономерность – ритуал создает традицию путем отделения формы от содержания и переноса этой формы в иные контенты для консервации и репродукции. Таким образом, можно заключить, что ритуал является важнейшим механизмом существования традиции.

Ритуал выражает некоторые достаточно важные символы. На это обратил внимание П. Сорокин, когда обсуждал тему отличия социального пространства и пространства физического. Так, Сорокин говорит о том, что физически раб и король могут стоять рядом, в то время как социальная дистанция между ними имеет огромные размеры. А.Ф. Филиппов отмечает, что и физическое пространство не может игнорировать социальную метрику полностью, в результате чего физическая дистанция также стремится «подстраиваться» под социальную. «То, что мерой этой дистанции, – пишет

Малиновский Б. Магия, наука и религия. М., 1998. С. 54.

Филиппов, – могут служить вовсе не стандартные геометрические единицы, а антропоморфные величины (скажем, предписание находиться «не ближе».

Чем на столько-то шагов от…») и социальные определения размещений, перемещений и дистанций, выпадает из поля зрения. Вопрос «где?»

оказывается второстепенным, сводится к вычленению одного признака из множества в пространстве признаков…»1.

В основе традиции всегда лежит повторение, но повторение само по себе выступает как сложный феномен. Для того, чтобы можно было копировать после того, как копируемый образец уже нельзя непосредственно наблюдать, необходимо иметь сведения о нем, хранить их в своей памяти, в рассказе или записи, или же запечатлеть его при помощи иных средств – картин, скульптур, фотографий. «Платон пытался упорядочить, – писал Ж.

Делез, – вечное возвращение, превращая его в результат Идей, то есть, заставляя его копировать образец. Но в бесконечном движении убывающего от копии к копии подобия мы достигаем той точки, где все сущностно меняется, сама копия превращается в симулякр, где наконец подобие, духовная имитация, уступает место повторению»2.

Это замечание весьма важно для понимания того, каким образом может на самом деле копироваться то или иное действие. А так же понимание того, как человек может копировать то, свидетелем чего он не является. Так, французский философ убежден, что то, что считается повторением, на самом деле таковым не является. Нельзя повторить ничего из того, что совершено без предварительной переработки события в его описание и от того, как будет описано событие, будут следовать и критерии оценки его воспроизводства. «Одинаковое, подобное – фикции, порожденные вечным возвращением. На этот раз это не заблуждение, а иллюзия: иллюзия неизбежная, питающая заблуждение, но отделимая от него. Или же одинаковое и подобное не отличаются от самого вечного возвращения. Они Филиппов А.Ф. Социология пространства. СПб.: Владимир Даль, 2008. С. 191.

Делёз Ж. Различие и повторение. СПб, 1998. С. 162.

не предсуществуют вечному возвращению: возвращаются не одинаковое и подобное, но вечное возвращение — единственное одинаковое, единственное подобие того, что возвращается. И их невозможно абстрагировать от вечного возвращения ради реакции на причину. Одинаковое относится к отличающемуся и остается различным»1.

При этом существенно, что, несмотря на все тонкие и критические замечания о том, что абсолютное повторение невозможно, уверенность людей в том, что то что они делают является именно повторением, следованием традиции выступает как важная компонента общественного бытия. Невозможно себе даже представить существование общества, в котором индивиды не полагали бы, что поступают таким-то образом и что при этом их поступки укладываются в определенные поведенческие образцы, освященные традицией. Их следование образцу носит осмысленный и мировоззренчески обоснованный характер.

Исторически первый пример критики традиционалистских установок древнего общества закончился трагически. Критика традиций древнегреческого философа Сократа приговорили к смертной казни за то, что он ставил под сомнение очевидное и всем понятное. В выдвинутом против него обвинении прозвучал упрек в том, что он призывает молодых людей поклоняться не тем богам, которых признает город и тем самым развращает их. Но Сократ не просто ставил под сомнение традицию – он был первым из известных нам представителей древнего мира, поставивших под сомнение неизменность традиций. Как отмечает В.И. Пржиленский, «древние греки в досократическую эпоху были убеждены не только в том, что следование нравам и обычаям необходимо, но и в том, что нравы и обычаи носят неизменный характер. Развитие античной демократии сопровождалось становлением исторического знания, опровергавшего представления об инвариантности нравов. Софисты не просто явились активными участниками дискуссий о допустимости и правильности тех или иных действий – они

Делёз Ж. Различие и повторение. СПб, 1998. С. 160.

поставили под сомнение саму правомерность апелляции к традиции или обычаю»1.

Второй известный эпизод «восстания» против традиции – «инновационное» поведение Иисуса Христа, утверждавшего, что все ритуалы, сколь не священны они для верующих, значат лишь то, что они значат, выступая лишь средством для достижения человеческих целей.

«Суббота создана для человека, а не человек для субботы. Поэтому Сын человеческий – господин и над субботой» (Марк. 2:27-28) Разумеется, этими двумя примерами не ограничивается критика ритуалов и традиций даже в древнюю эпоху человеческой истории. вся история «свободомыслия», то есть атеизма состоит из отрицания тех или иных религиозных традиций. А история эта проходит от древности через средние века в наше время и атеизм в ней соседствует с постсекулярностью, которую многие именуют религиозным возрождением. Но не только атеистический нигилизм ставил под сомнение религиозные традиции – сама религиозная жизнь постоянно порождала реформы и изменения, когда во исполнение религиозных идей традиции обновлялись или заменялись, закладывая основу христианской традиции Иисус и его последователи существенно переосмыслили существовавшие в те времена традиции иудаизма, считая это более правильным исполнением требований самой религиозной традиции.

Следует отметить, что вплоть до Нового времени все без исключения социальные традиции были неотделимы от религии, хотя в языческих цивилизациях древнего мира поклонение императорам и их обожествление носило уже скорее квазирелигиозный характер. Но в средние века религиозная традиция и соответствующий ритуал выступают как универсальные регуляторы социальной жизни, включая такие ее сферы как политика и экономика, досуг и частную жизнь, только с появлением светской жизни стало возможно отделить сакральное от светского и заявить о «втором Пржиленский В.И. Философия науки как исследовательская программа: между историей науки и теорией познания // NB: Философские исследования. 2013. № 3. (http://e-notabene.ru/fr/article_267.html) назначении» традиции. И это «второе назначение» вдруг оказалось важнее первого. Ритуал и традиция выполняют в обществе системообразующую функцию – фактически они создают общество.

Системообразующая функция ритуала и традиции стала ясна еще просветителям, которые боролись с христианской церковью, стремясь освободить граждан от «религиозного дурмана», апеллируя к естественному свету разума и достижениям позитивных наук. Стало ясно, что общества, построенные на безрелигиозных основаниях, предельным случаем которых предстают богоборческие общества победившего атеизма, нуждаются в традициях и ритуалах не меньше, чем общества религиозные. Первыми в сфере отделения религии от государства начали экспериментировать страны Западной Европы, создавая светские традиции и ритуалы. Похороны с музыкой, гражданская панихида, музыка Мендельсона и прием в пионеры казались вполне достойной заменой церковному отпеванию, венчанию или возрастной инициации. Да и христианские обряды и ритуалы, как показали научные исследования последних двух столетий, оказались слишком уж сходными с более ранними языческими. Генетическая их взаимосвязь перестала вызывать сомнение, что разумеется не устраняет принципиальные отличия между архаичным политеизмом и монотеистическими религиями.

Фактически еще антропологи и социологи рубежа девятнадцатого и двадцатого столетий отмечали, что именно религия становится исторически первым средством объединения индивидов в человеческое общество. И действительно, сегодня ученые тщательно вглядываются в палеонтологические и археологические находки, отмечая в качестве важного рубежа свидетельства о вере в загробную жизнь как подтверждение уровня развития примата при переходе к собственно человеческому этапу бытия.

Французский теоретик Э. Дюркгейм первым заявил, что религия в своей сущности не есть вера в сверхъестественное, хотя именно так считают сами верующие. На самом же деле их вера – это вера в то, что имеет общественное значение. Признание сакральным любой вещи не связано, как отмечает основоположник социального реализма, с ее физическими характеристиками, то есть с чем-то присущим этой вещи объективно и независимо от конвенционально обозначенной символизации. Лишь на основе сакрального рассказа, в который включена эта вещь, происходит ее наделение «сверъестественными» свойствами и качествами.

Еще одна важная мысль для развития всех социальных теорий была высказана Дюркгеймом в связи с введенными им понятиями механической и органической солидарности. По мнению Дюркгейма, все традиционные общества основываются на механической солидарности, в основе которой как раз и лежит традиция как механизм, гарантирующий повторение и сходство индивидов друг с другом. Таким образом, механическая солидарность основывается на сходстве индивидов, а средством достижения этого сходства выступает соблюдение ритуала и следование правилам. Быть в обществе, в данном контексте означает – быть таким же как все, ничем не отличаться от старших и ничем не выделяться из компании сверстников1. В обществах современного типа все наоборот – люди нужны друг другу в силу своих различий. Они дополняют друг друга, а не копируют – такова органическая солидарность. Вот почему статус традиции в них оказывается под вопросом и его переосмысление – насущная проблема социальной философии.

Важнейшим аспектом религиозной традиции является вера в священность, то есть буквальность ее ритуалов. Именно поэтому развитие науки и научного, то есть рационального объяснения природных и социальных явлений оказалось для религии достаточно грозным вызовом.

Научные объяснения вступили в противоречие с религиозными и конкурентоспособность последних оказала прямо связана с тем, насколько механическая солидарность оказалась важна для данного конкретного общества. Широкое распространение научных знаний и их чрезвычайная

См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М.: Наука, 1991.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«Ибодов Анвар Хабибуллоевич ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И УГРОЗЫ В ПРОЦЕССЕ ПЕРЕХОДА К ИНФОРМАЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ (На материалах Республики Таджикистан) Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научные руководители: доктор философских наук, профессор Курбанов А.Ш.; кандидат политических наук, доцент Хукмишоев...»

«САЛЬНИКОВ ЕВГЕНИЙ ВЯЧЕСЛАВОВИЧ ЭКСТРЕМИСТСКОЕ НАСИЛИЕ В ОБЩЕСТВЕ: ФЕНОМЕН, СУЩНОСТЬ, СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНОГО БЫТИЯ 09.00.11 социальная философия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант доктор философских наук, профессор Бушуев Александр Максимович Краснодар 20 Содержание Введение ГЛАВА 1. ЭКСТРЕМИЗМ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. 30 1.1. Специфика...»

«ХЛЕБНИКОВА Ольга Владимировна САМООПРЕДЕЛЕНИЕ ФИЛОСОФИИ В КАЧЕСТВЕ ЛИТЕРАТУРЫ (НА МАТЕРИАЛЕ ЗАПАДНОЙ ФИЛОСОФСКОЙ ТРАДИЦИИ) 09.00.01 – онтология и теория познания (философские науки) Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук Омск – 20 Оглавление Введение... Глава 1. Формирование контекста исследований...»

«Мерзляков Сергей Сергеевич ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ СУБЪЕКТИВНОГО ОПЫТА Специальность 09.00.13 философская антропология, философия культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Гиренок Федор Иванович Москва Оглавление Введение...»

«МАКСИМОВ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ВОЕННЫЙ ПРОГРЕСС: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук 09.00.11 – социальная философия Научный консультант: доктор философских наук, профессор Яценко М.П. Красноярск, 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава 1. Военный прогресс как форма социального прогресса...»

«СКЛЯРОВ Олег Николаевич Неотрадиционализм в русской литературе XX века: философско-эстетические интенции и художественные стратегии Специальность 10.01.08 – Теория литературы. Текстология Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант: профессор, доктор филологических наук Клинг Олег Алексеевич МОСКВА – СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Часть Литературный...»

«ЗАКАБЛУКОВСКИЙ ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ВИРТУАЛЬНЫЕ СЕТЕВЫЕ СООБЩЕСТВА: ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 09.00.13 – «Философская антропология, философия культуры» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Федоров Александр Александрович НИЖНИЙ НОВГОРОД – 2015 ВИРТУАЛЬНЫЕ СЕТЕВЫЕ СООБЩЕСТВА....»

«Бритикова Елена Александровна Модернизация российского высшего образования: тенденции, проблемы, перспективы (на материалах сравнительного исследования государственных и коммерческих ВУЗов) 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор Шалин Виктор Викторович Краснодар 2015...»

«ФЕДОРОВА ЕКАТЕРИНА СЕРГЕЕВНА ФИЛОСОФИЯ МУЗЫКИ В МУСУЛЬМАНСКОЙ СРЕДНЕВЕКОВОЙ КУЛЬТУРЕ Специальность 24.00.01 теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Т.Г. Туманян Санкт-Петербург Оглавление Введение Глава 1. Музыка в мусульманской средневековой культуре 1.1. Музыка как наука, искусство и средство мистического познания. 1.2....»

«НЕМАТОВ АКМАЛ РАУФДЖОНОВИЧ ПРАВОТВОРЧЕСТВО В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Научный консультант: доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ Поленина Светлана Васильевна...»

«Хазиев Линар Борисович ЭТНОНАПРАВЛЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧРЕЖДЕНИЙ КУЛЬТУРЫ СРЕДСТВАМИ PR-ТЕХНОЛОГИЙ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук по специальности 13.00.05 – теория, методика и организация социально-культурной деятельности Научный руководитель: доктор...»

«ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СУДЕБНЫХ ОРГАНОВ НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Специальность 12.00.10 – Международное право; Европейское право Научные консультанты: Капустин Анатолий Яковлевич, доктор юридических наук, профессор Джафаров Азер Мамед оглы доктор юридических наук, заслуженный юрист Азербайджанской...»

«Григорян Татевик Вартановна СООТНОШЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ ФОРМИРОВАНИЯ ФЕНОМЕНА ГУМАННОСТИ (СОЦИАЛЬНОФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ) Специальность 09.00.11 – социальная философия (философские науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учной степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских...»

«Худжамкулов Амирхон Хамрохонович ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН В ПРОЦЕССЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ НАРКОТИКОВ Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Хидирова М.У. Душанбе – 201 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1....»

«Изгарская Анна Анатольевна ПРОСТРАНСТВО СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ГЕОПОЛИТИЧЕСКОМ И МИРОСИСТЕМНОМ ИЗМЕРЕНИЯХ Специальность 09.00.11 – Социальная философия диссертация на соискание степени доктора философских наук Научный консультант: доктор философских наук, профессор Н.С. Розов НОВОСИБИРСК – 2014...»

«Захарин Андрей Николаевич «Мировоззренческо-парадигмальный конфликт и его влияние на цивилизационный выбор молодежи России» специальность 09.00.11 Социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Каширин В. И. Ставрополь 20 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Карлова Елена Юрьевна ЭТИКА БИЗНЕС-КОММУНИКАЦИЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность – 09.00.05 – этика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор А.В. Разин Москва ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава I. Понятие и принципы построения этики...»

«Мерзляков Сергей Сергеевич ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ СУБЪЕКТИВНОГО ОПЫТА Специальность 09.00.13 философская антропология, философия культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Гиренок Федор Иванович Москва Оглавление Введение...»

«ОЧЕРЕТЯНЫЙ КОНСТАНТИН АЛЕКСЕЕВИЧ ТЕЛО КАК МЕДИА: ОПЫТ РЕКОНСТРУКЦИИ Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Савчук В.В. Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования Степень разработанности проблемы Цель и задачи исследования Научная новизна исследования Теоретическая и...»

«ТагойбековХукмиддинСафарбегович ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН: ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ 12.00.01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Сативалдыев Р.Ш. Душанбе 20 СОДЕРЖАНИЕ Введение... Глава 1. Понятие,...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.