WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |

«ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА БЫТИЯ И НЕБЫТИЯ РАЗУМА ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М. В. ЛОМОНОСОВА»

На правах рукописи

Родзинский Дмитрий Леонидович

ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ

ПАРАДИГМА БЫТИЯ И НЕБЫТИЯ РАЗУМА

Специальность 09.00.13 – философская антропология,



философия культуры

Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук

Научные консультанты:

доктор философских наук Шмидт В.В., доктор философских наук, профессор Алексеев А.П.

Москва —

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. РЕКОНСТРУКЦИЯ ОНТОЛОГИЧЕСКОЙ

ПРИРОДЫ РАЗУМА

1.1. Рациональные атрибуты Абсолюта

1.2. Абсолютная природа эманации

1.3. Эманационная природа гармонии

1.4. Гармоничная природа разума: его бытия и небытия

ГЛАВА 2. АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ БЫТИЯ И

НЕБЫТИЯ РАЗУМА В ФИЛОСОФКОЙ МИСТИКЕ

2.1. Креационная природа разума в философской мистике

Образ целостности и причина расколотости разума 2.2.

в философской мистике

2.3. Бытийственно-небытийственная модель разума в мистической антропологии

2.4. Свобода как механизм перехода бытийственного состояния разума в небытийственное Благо

ГЛАВА 3. АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ БЫТИЯ И

НЕБЫТИЯ РАЗУМА В МЕТАФИЗИКЕ

3.1. Эманационная природа разума в метафизике

Образ целостности и причина расколотости разума 3.2.

в метафизике

3.3. Бытийственно-небытийственная модель разума в метафизической антропологии

3.4. Знание как механизм перехода бытийственного состояния разума в небытийственную Истину

ГЛАВА 4. АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ БЫТИЯ И

НЕБЫТИЯ РАЗУМА В ДИАЛЕКТИЧЕСКОМ МАТЕРИАЛИЗМЕ.......... 1

4.1. Эволюционная природа разума в диалектическом материализме....

4.2. Образ целостности и причина расколотости разума в диалектическом материализме

4.3. Бытийственно-небытийственная модель разума в диалектическом материализме

4.4. Любовь как механизм перехода бытийственного состояния разума в небытийственную Красоту

ГЛАВА 5. АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ БЫТИЯ ИНЕБЫТИЯ РАЗУМА В МИФЕ

5.1. Метаморфозная природа разума в мифе

5.2. Образ целостности и причина расколотости разума в мифе............ 2

5.3. Бытийственно-небытийственная модель разума в мифе............... 2

5.4. Долг как механизм перехода бытийственного состояния разума в небытийственную Справедливость

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В истории философской мысли нет тем, более своевременных и актуальных, с одной стороны, и непреходящих и вечных — с другой, чем проблемы познания мира и самопознания человека.

Их универсальность обусловлена не только злободневностью выживания человека в окружающем его мире, но и постоянством тех вопросов, которые ставятся перед ним во все времена и во всех культурных пространствах. В этой связи и по сей день не устаревают слова индийского мыслителя С. Вивекананды: «…тем, кто ориентирован на познание внешнего мира, и тем, кто ориентирован на внутренний опыт, суждено встретиться в одной точке, когда они достигнут пределов своего знания»1. Так и случилось, но уже в европейской философии ХХ века, когда стало ясно, что благодаря антропологическому перевороту в науке, в самом человеке, в уникальности его бытия следует искать ключ ко всем мировым загадкам. Как верно заметил С. Л. Франк, достаточно в общих чертах знать западную философскую литературу, чтобы тотчас убедиться, что центральное место в ней занимает понятие «Я», выступающее либо единственным и последним аргументом всего остального вообще, либо самоуправляющейся и самодостаточной, внутренне заключенной в себе, от всего прочего не зависимой сущностью2. В связи с этим, обобщая взгляды онтологов и антропологов, западная философия приходит к утверждению, что онтология может быть только антропологией. Онтология может быть только единством антропологии и космологии — антропокосмологией — таков завет и великих традиций отечественной философской мысли.





Можно без преувеличения сказать, что человечество в данный момент переживает период радикального антропокосмического поворота в своем мировоззрении, когда старый принцип тождества макро- и микрокосмосов как бы возрождается вновь в виде факта имманентной и неустранимой 1 Vivekananda Swami. Selections from Swami Vivekananda. Calcutta, 1946. P. 49.

Франк С. Л. Духовные основы общества. М., 1992. С. 486–487.

2 включенности антропологической составляющей в естественно-научную картину мира. Достаточно вспомнить антропный принцип в космологии в его сильной версии. При всей гипотетичности подобных построений в них проявляется общая логика развития современного естествознания — взгляд на Вселенную как на живой и чувствующий «организм», тысячами незримых нитей связанный с человеком. Не случайно все большее число представителей самых разных научных дисциплин сходятся в том, что разгадка тайн мироздания напрямую связана с постижением разума человека, являющегося «фокусом» бытия. Ибо в нём, как в зеркале, отражаются всеобщие процессы.

В настоящее время человечество переживает «синергетический бум», при котором результаты, полученные в нелинейной математике и физике неравномерных процессов, механически переносятся на человека.

Синергетика становится антропологией. Так, например, Е. Н. Князева и С. П. Курдюмов полагают, что мы находимся на пути к социосинергетике или гомосинергетике: «Мы пытаемся построить синергетику с человеческим лицом. Мы движемся к синергетике, умеющей подходить и знающей, как подходить к человеческой культуре, к пониманию феномена человека во всех его разнообразных проявлениях, к раскрытию тайн художественного и научного творчества…»3. Как справедливо заметили в свое время Е. П. Велихов, В. П. Зинченко и В. А. Лекторский, каждая из наук пользуется собственными методологическими схемами, руководствуется своими идеалами рациональности и детерминизма, своими критериями объективности и строгости, — поэтому исследования сознания носят не универсальный, а монодисциплинарный характер. Подобному плюрализму не стоило бы удивляться, если бы он не оборачивался в хаос, своеобразие — в отсутствие всякой общезначимости, научная свобода — в произвол4.

Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии. 1997.

3 № 3. С. 70.

Велихов Е. П., Зинченко В. П., Лекторский В. А. Сознание: опыт междисциплинарного подхода // 4 Вопросы философии. 1988. № 11. С. 4.

Неустанные попытки проникнуть в глубины человеческого бытия чреваты множеством гносеологических лабиринтов и следующими за ними заблуждениями и разочарованиями. Однако, в конечном счете, это ведет к открытию множества путей самопознания, все разнообразие которых, как ни парадоксально, приводит в свое время к весьма интересной и, что важнее всего, плодотворной идее о том, что в основе человеческого существования может лежать несуществование — в основе его бытия находится небытие. И дело даже не в том, что любой органической жизни предшествует ее отсутствие, а после временного существования всего — вечное забвение.

Проблема стоит значительно шире. Человечество ведет неутомимый поиск такого мировоззренческого знания, такой субстанции, которая могла бы исчерпывающим образом ответить на все основополагающие вопросы своего бытия. После долгих блужданий в дебрях самопознания стало ясно, что понятие бытия, к сожалению, не может ответить на ряд первостепенных вопросов, ибо само нуждается в осмыслении, объясняющем его сущность.

Иначе говоря, появилась необходимость возникновения такого понятия, которое, не являясь бытием, имело бы ресурсы, значительно превышающие могучие возможности последнего. Исходя из суровой логики философской терминологии таким понятием может выступать только «небытие», или «ничто».

Таким образом, за бытийственными признаками человеческой природы

– разума, в потаенных глубинах его существования лежит небытийственный «пласт» или, иными словами, сфера его сущности, которая, быть может, и станет тем исходным материалом, субстанцией, опираясь на которую, человек ответит на все универсальные вопросы своей жизни. Если сделать такое допущение, то человек может стать «генетическим кодом» небытия, которое сознательно или бессознательно с необходимостью будет проецироваться в самые важные формы его самопознания, которые в конечном счете примут предельные отношения к себе и миру в виде религиозного, научного, художественного и философского мировоззрений.

Затрагивая как самый глубокий, так и самый широкий срез человеческого самопознания — философское мировоззрение, следует отметить, что споры о бытийственной или небытийственной природе разума человека длятся уже не одно тысячелетие. «Чаша весов», склоняясь то в пользу сторонников субстанциональности «бытия», то в пользу приверженцев субстанциональности «небытия», создает благодатную почву для рождения шедевров мировой культуры, которые популяризируют результаты этих поисков истины для сторонних наблюдателей. Однако главное, что приобрело человечество в промежуточных итогах борьбы, — это интеллектуально-духовное наследие, которое более или менее равномерно распределилось среди самых универсальных, популярных и авторитетных направлений философско-антропологической мысли.

Философия за длительный период своего становления «выкристаллизовала» ряд подходов в обосновании антропологических аспектов бытия и небытия. Каждый из этих подходов – моделей, очно или заочно дискутируя со своими оппонентами, на самом деле дополняет собой конкурирующую концепцию, внося неоценимый вклад в моделирование единого образа целостной природы разума. Мистические, метафизические, диалектические и мифологические антропологические аспекты бытия и небытия, разбросанные по разным эпохам и школам, не только обретут в работе единый и завершенный вид, но и образуют парадигму бытийственнонебытийственной природы разума человека.

Степень разработанности проблемы. Все многообразие антропологических аспектов бытия и небытия разума, представленных в разных эпохах и философских позициях, можно, согласно их основополагающим принципам, разделить на уже упомянутые мистические, метафизические, диалектические и мифологические концепции.

В древнеиндийских источниках философско-антропологической мысли — Ведах, упанишадах, Бхагавадгите, Махабхарате и других, чаще всего встречаются мифологические формы проявления этих понятий. Здесь бытие и небытие человека чаще отождествляются с высшим природным началом, имеющим бесконечные пространственные характеристики Брахмана, который через Атман и его производные создает сложный, но внутренне целостный мир человека, органически вписанный в мир внешний.

Философские школы буддизма, в особенности «мадхьямики», а также йога, санкхья и другие, метафизически интерпретируют связь человека с небытийственными принципами, которые для невежественного разума превращаются в бытийственные начала дхармы, кармы, сансары, определяющие разную степень расколотости его природы. Однако дискурсивные способности рассудка разоблачают навязчивую иллюзию тягостной неполноты существования, принося избавление — мокшу.

Адвайта-веданта Шанкары, как одно из самых глубоких учений Индии, имеет мистическую, метафизическую и мифологическую составляющие своего подхода к бытийственно-небытийственной природе человека.

В античной философии антропологическая проблематика бытия и небытия становится одним из фокусов внимания для орфико-пифагорейской традиции с ее образом первоначального хаоса, порождающего все существующее. Результаты подобного подхода обретают свой резонанс в ионийской философии. Метафизический характер осознания этой проблемы мы находим во взглядах таких представителей античной философии, как Парменид (учение о бытии), Демокрит и Эпикур (атомы и пустота как два начала — бытие и небытие). В 6-й книге «Государство» Платон глубоко и проницательно разбирает образ сверхсущего Блага, мифологически сравниваемого им с ролью солнца для всего живого. Аристотель в «Метафизике» настолько возвышенно понимает идею Божественной Формы, что в его учении она принимает характер трансцендентной сущности, дальнейшая разработка которой обретает путь отрицательного богословия5.

Плотин в «Эннеадах» рисует мистический образ Единого, не лишенный См., напр.: Саврей В. Я. Александрийская школа в истории философско-богословской мысли. М., 5 2006; Лурье В. М. История Византийской философии: формативный подход. СПб., 2006.

сверхсущих свойств небытия (V.3.12; V.3.13; V.4.2; V.5.4). Не обходят стороной эту проблематику и Прокл, Диадох Дамасский, Боэций.

Большое значение в этом смысле имеет наследие христианскобогословской мысли. Решение проблемы соотношения бытия и небытия и его влияния на целостную природу человека, сотворенную «по образу и подобию Бога», здесь приобретает более сильный мистический оттенок. Ценными в этом плане можно считать идеи представителей, которые явным или не явным образом формировали направление апофатического богословия. К ним в той или иной степени можно отнести труды Дионисия Ареопагита, Григория Паламы, Оригена, Августина, Каллиста Ангеликуда, Иоанна Скот Эриугены, Мейстера Экхарта и др.

В последующие периоды развития философско-антропологической мысли Возрождения и Нового времени эта тема становится предметом рассмотрения Николая Кузанского, Якоба Бёме, Рене Декарта, Бенедикта Спинозы и других мыслителей, придающих проблеме метафизический «оттенок».

Немецкая классическая философия в лице таких выдающихся мыслителей, как И. Кант, И. Фихте, Ф. Шеллинг, продолжает развивать метафизический аспект этой проблематики. Г. В. Ф. Гегелю принадлежат особые заслуги в этой сфере: в таких работах, как «Феноменология духа» и «Наука логики», онтологический аспект проблемы взаимоотношения бытия и небытия незримо обретает антропологический характер. Следует согласиться с устоявшимся мнением о том, что многое из того, что содержится в размышлениях представителей немецкой классической философии по поводу антропологических аспектов понятий бытия и небытия, продолжает сохранять свою актуальность и сегодня.

Не остались равнодушными к указанной проблеме и отечественные мыслители — представители философии Серебряного века: Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Б. П. Вышеславцев, В. О. Лосский, В. И. Несмелов, В. С. Соловьёв, С. Л. Франк, Л. И. Шестов и другие, склоняющиеся к мистической интерпретации этой темы.

Особенно стоит выделить западноевропейскую философскую антропологию ХХ века, в которой назрел кризис понятия природы человека и его разума. Так, в экзистенциальной философии преобладающей стала категория «существование человека»: человек мыслится как существо без изначально заданной сущности, но способное самостоятельно созидать ее. А от констатации отсутствия человеческой сущности рукой подать до заявления Э. Фромма в работе «Быть или иметь»: «…если Ф. Ницше говорил:

“В XIX веке Бог умер”, — то я говорю: “В XX веке человек умер”». Вопрос обострился до того, что, возможно, скоро будет уже некого изучать.

Свидетельством тому становятся слова Э. Агацци: «Было время, когда самой серьезной задачей философии считалось доказательство существования Бога.

В наше время несомненно самая важная задача философии — доказать существование человека»6.

В связи с этим в современном философском пространстве назрела крайняя необходимость актуализировать проблему онтологического статуса человека и его разума, которых всегда считали «скрепой мира», интеграцией всех кругов бытия, а потому одной из фундаментальных тенденций современной антропологии становится попытка антропологизировать онтологию. Другой важной проблемой стало обоснование роли как бытия, так и небытия в его самопознании.

Еще Н. А. Бердяев считал необходимым говорить о тайном антропологизме всякой онтологии, полагая, что: «Освобождение философии от всякого антропологизма есть умерщвление философии.

Натуралистическая метафизика тоже видит мир из человека, но не хочет в этом признаться. И тайный антропологизм всякой онтологии должен быть разоблачен. Неверно сказать, что бытию, понятому объективно, принадлежит Агацци Э. Человек как предмет философии : доклад на XVIII Всемирном философском конгрессе 6 (Брайтон, август 1988 г.) // Феномен человека : Антология / сост., вступ. ст. П. С. Гуревича. М.,

1993. С. 142–155.

примат над человеком, наоборот, человеку принадлежит примат над бытием, ибо бытие раскрывается только в человеке, из человека, через человека… Человек бытийствен, в нем бытие, и он в бытии, но и бытие человечно, и потому только в нем я могу раскрыть смысл, соизмеримый со мной…»7.

С другой стороны, на современном этапе разуму человека становится тесно пребывать в рамках бытия, его тянет осваивать безбрежные просторы существования и за его границами. Так, небытие, или ничто, вернувшееся на очередном витке спирали истории, становится для антропологов ХХ века новой точкой отчета в процессе самопознания человека: между бытийствующими и небытийствующими формами его сознания разворачивается подлинное становление личности. Оказывается, что через категории «Бытие» и «Небытие» человеку возвращается потерянное состояния целостности, полноты, гармонии с собой и миром.

Как показывает современная антропология, разум всегда пребывает на грани бытия и ничто — он может развернуться во всё и свернуться в ничто, поэтому, определяя разум человека, мы должны увидеть в нем ту безосновность, «ни-из-чего-выдвинутость», «безродность», «самородковость», которая, с одной стороны, роднит его с миром, а с другой — создает онтологическую пропасть между ними. Вследствие этой противоречивости для разума, как единства Нечто и Ничто, крайне важен вопрос о праве на существование. Человек всегда в борьбе за свое существование, даже в минуты отвращения к нему. Только человек, как писал М. Шелер, называя его «аскетом жизни», «вечным протестантом против всякой только действительности»8, способен сказать «нет» бытию, действительности, жизни.

Западноевропейская антропология ХХ века фокусирует свое внимание на тайной роли Ничто, как эквиваленте небытия, в бытийственном становлении человека к своей полноте и целостности. Ничто становится Бердяев Н. А. О назначении человека. М., 1998. С. 25.

7

Шелер М. Положение человека в Космосе // Проблема человека в западной философии :

8 переводы. М., 1988. С. 65.

важнейшим положением философии экзистенциализма. Согласно Хайдеггеру, Сартру и Камю, трансценденция есть Ничто, которое выступает глубочайшей тайной экзистенции. У М. Хайдеггера Ничто, к которому трансцендирует экзистенция, — это ничто-бытие, ничто-присутствие.

Центральным вопросом метафизики, считает он, является вопрос о бытии, которое не тождественно сущему: «Ничто приоткрывается собственно вместе с сущим и в сущем как в своей полноте ускользающем. Человеческое бытие открывается в ничто, бытие “безопорно”, и человек должен обладать решимостью жить в этой “безопорности” и открывать себя в ничто. Ничто — не только гарант любого бытия, но и само бытие»9.

Если по Хайдеггеру оказывается, что субъект обретает свою аутентичность благодаря Ничто — он «эгоцентрик» в отсутствии центра ego, то Ж.-П. Сартр пытается вернуть субъекту его прежний эгоцентрический статус путем возвышения роли самосознания разума. Однако его позиция «ничтойности» разума не позволяет произвести полной апологии: его сознание может осуществить себя, вырваться из Ничто только в направлении «бытия-для-себя». Разум обретает себя, будучи сознанием чего-либо, и поэтому вполне естественно, что оно испытывает «сингулярную нехватку»

самого себя.

В свою очередь А. Камю называл самоубийство фундаментальным вопросом философии10. В итоге экзистенциальных размышлений Камю оказывается, что нигилизм оставляет человека наедине с самим собой, так как все остальное отрицаемо, но здесь его охватывает паника, ибо внутри себя человек обнаруживает Ничто; бунтуя против пустоты персонального Ничто, он впадает в абсурд, преодолеть который оказывается невозможно, ни через убийство, ни через самоубийство.

Загрузка...

Философы постмодернизма вносят свой вклад в определение роли небытия в бытийственном становлении человека к своей целостности. Так, Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993. С. 22.

9

–  –  –

Ж. Делёз утверждает, что то, что воспринимается нами в качестве «отсутствия» вещи, на самом деле есть другое состояние мира, усиленное ощущением нехватки, тоской по этому отсутствующему объекту. Идея небытия, таким образом, создается искусственно, она «появляется, когда вместо схватывания различных реальностей, неопределённо замещаемых одна другой, мы смешиваем их в однородности Бытия вообще, которое может быть противопоставлено только небытию»11.

Для Ж. Дерриды небытие — это смерть, иначе говоря, единственная экзистенциальная ситуация, в которой с наибольшей степенью проявляется субъективность. Смерть обостряет чувство самоидентификации и незаменимости. Переход из одного состояния (бытия) в другое (небытие) в привычной топографии невозможен, но он есть в мире differance. Этот мир уничтожения любых следов присутствия, тем не менее является единственным, в котором человек обнаруживает себя. Деррида рассуждает о том, что передать свою смерть другому лицу невозможно: «…никто не может умереть вместо меня, это я, тот, кто умирает; только в этой ситуации я остаюсь наедине с собой, мир уходит, и я наконец обретаю самого себя»12.

Развивая логику этой мысли уже в метафизической форме, М. Бланшо приходит к выводу о том, что «мир существует лишь потому, что мы способны все разрушить и поставить существование под вопрос. В силу этого мы и можем говорить: бытие существует, так как существует небытие:

смерть — это дарованная человеку возможность, его шанс, через нее нам доступно грядущее конечного мира; смерть для людей — самая главная надежда, их единственная надежда быть людьми»13.

М. Фуко считает, что «недостаточно просто повторять, что автор исчез.

Точно так же, как недостаточно без конца повторять, что Бог и человек умерли одной смертью. То, что действительно следовало бы сделать, так это определить пространство, которое вследствие исчезновения автора Делёз Ж. Эмпиризм и субъективность: опыт о человеческой природе по Юму. М., 2001. С. 233.

11 Derrida J. Donner la morte. 1992. P. 48–49.

Бланшо М. От Кафки к Кафке. М., 1998. С. 47–48.

оказывается пустым, окинуть взглядом распределение лакун и разломов и выследить те свободные места и функции, которые этим исчезновением обнаруживаются»14.

Среди авторов, посвятивших свое творчество исследованию, в том числе антропологических концептов бытия и небытия в русле изучения восточной философии с ее мистикой и метафизикой, следует отметить С. Радхакришнана, С. Рамачараку, С. Вивекананду, Д. Т. Судзуки, Г. Д. Тинлея, Ф. И. Щербатского, О. О. Розенберга, А. Пятигорского, А. Е. Лукьянова, В. К. Шохина, Н. В. Абаева, И. В. Исаева, А. Уотса и др.

На современном этапе становления отечественной философской антропологической мысли диалектические и мифологические аспекты отношений между бытием и небытием освещаются в работах представителей самых разных направлений: от экзистенциализма до методологии науки.

Среди них следует особенно выделить работы И. А. Акчурина, А. В. Ахутина, В. В. Бибихина, А. С. Богомолова, В. В. Воронкова, П. П. Гайденко, П. С. Гуревича, Ф. И. Гиренка, В. Д. Губина, А. Л. Доброхотова, А. В. Демичева, М. В. Железнова, Ю. А. Кимелева, Б. Г. Кузнецова, В. В. Кузнецова, В. А. Кутырёва, М. С. Кагана, Л. А. Когана, А. Ф. Лосева, М. К. Мамардашвили, Н. А. Мещеряковой, К. И. Никонова, Д. В. Пивоварова, В. А. Подорога, Ю. В. Сачкова, В. С. Стёпина, Н. М. Солодухо, Э. Ю. Соловьёва, Е. Ю. Сиверцева, С. Н. Ставцева, С. С. Хоружего, А. С. Харитонова и В. В. Шмидта, А. Н. Чанышева, В. К. Шохина и др.

За последнее десятилетие можно отметить ряд монографических публикаций, которые специально посвящены или достаточно подробно разрабатывают тему антропологических аспектов понятий бытия и небытия.

Это работы Н. М. Солодухо «Философия небытия» (Казань, 2002);

М. С. Кагана «Метаморфозы бытия и небытия: онтология в системноФуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности : работы разных лет. М.,

1996. С. 18.

синергетическом осмыслении» (СПб., 2006); Д. Л. Родзинского «Небытие и бытие сознания в ранних формах индийской, китайской и греческой философии» (М., 2006) и «Природа ума человека в философских мировоззрениях» (М., 2011); В. А. Кутырёва «Бытие и Ничто» (СПб., 2010).

Вместе с тем, наряду с явными достижениями, в этой области обнаруживаются и серьезные недоработки данной проблемы. Это связано, прежде всего, с тем, что разноплановые учения об антропологических аспектах бытия и небытия разума хаотично разбросаны в разных пространственных и временных средах, представляя собой неупорядоченные и потому не связанные между собой концепции. Кроме того, отсутствие четких границ и критериев в учениях приводит к частой путанице в определении принадлежности взглядов авторов этих учений к тому или иному мировоззренческому направлению. В связи с этим возникает необходимость создать одну из возможных гипотетических моделей – парадигму интегративного образа разума человека, которая может быть «собрана» из противоречивых антропологических учений, связанных с понятиями бытия и небытия, что, надо полагать, обеспечит преемственный «шаг» в самопознании человеком своего подлинного образа, своей природы, своего разума.

Исследовательская работа пытается ответить на вопрос, продиктованный временем и сформулированный рядом крупных мыслителей: если в разные эпохи мистика, мифология, религия и наука претендовали на целостное постижение человека, то как увидеть их идейносинтетическое единство и обеспечить синтез накопленных знаний? Такая задача уже давно стоит не только перед отечественной, но и перед мировой философско-антропологической мыслью.

Состояние научной разработанности проблемы показывает, что тема синтеза антропологических аспектов бытия и небытия разума не была предметом специального изучения и в качестве диссертационного исследования представлена впервые. С учетом важности этой темы для всего комплекса философско-антропологической мысли, с учетом его междисциплинарного значения, а также в связи с недостаточной разработанностью данной проблемы можно сделать заключение, что исследуемая тема имеет важное теоретическое и прикладное значение для антропологов, философов, религиоведов, психологов, культурологов, политологов и др.

Заявленная тема исследования предполагает комплексный характер решения следующей проблемы: при общем многообразии антропологических концептов, опирающихся на онтологические модели взаимосвязи бытия и небытия разума, становится очевидным, что отсутствует принцип единства этих отношений, объединяющий макромир с микромиром, историко-культурные процессы с пониманием природы человека, в которой разные «конфигурации» бытия и небытия обусловливали бы определенный тип мировоззрения, характер мышления, а также механизм восхождения человека к своей гармонии, целостности и совершенству.

Объектом исследования диссертации выступают философские антропологические концепции.

Предметом исследования становятся антропологические аспекты понятий бытия и небытия разума.

Целью диссертационного исследования является моделирование парадигмального образа бытийственно-небытийственной природы разума человека, включающего в себя мистический, метафизический, диалектический и мифологический аспекты философско-антропологических мировоззрений.

Гипотезой исследования выступает положение, что на современном этапе развития гуманитарной мысли представляется возможным сконструировать оригинальную модель бытийственно-небытийственной природы разума человека, которая не только учитывала бы наиболее авторитетные антропологические концепты, но и предлагала бы принцип их упорядочения и систематизации (типологизации), задавая своего рода целостно-опредмеченную парадигму. Как представляется, подобный интегративный образ бытийственно-небытийственных состояний разума человека должен непосредственно влиять на формирование философского мировоззрения, начинающегося с определенного типа мышления и разрешающегося в оригинальную картину мира. Это должно осуществляться посредством уникальной методологии — механизма восхождения человека от ущемленного и расколотого своего бытия к целостности и совершенству своей природы, своего разума.

В соответствии с целью и гипотезой исследования были определены следующие задачи:

— раскрыть механизм, благодаря которому бытийственнонебытийственные состояния трансформируются в разум человека;

— рассмотреть основные концепции происхождения разума и выявить в них сущностные особенности, критерии, по которым можно будет вначале дифференцировать их, а затем синтезировать для формирования интегративного образа бытийственно-небытийственной природы разума человека;

— исследовать и охарактеризовать роль небытийственных аспектов в формировании бытийственной природы разума человека в каждой из представленных антропологических концепций;

— выявить различные конфигурации отношений между бытием и небытием разума человека с последующим их влиянием на тип мировоззрения и концептуальный механизм возникновения частного из общего: креационизм, эманационизм, эволюционизм, метаморфизм;

— провести типологизацию антропологических концепций для последующего нахождения и описания универсального способа, с помощью которого они будут систематизированы и синтезированы в единую интегративную модель – парадигму;

— выделить антропологический фокус взаимоотношений между бытийственными и небытийственными аспектами проявления разума человека с дальнейшим их сравнением между собой;

— предложить универсальные механизмы восхождения разума человека от ущемленного и расколотого своего бытия в каждой из антропологических концепций к гармонии, целостности и совершенству его природы;

— опираясь на принципы и универсальные механизмы, описать парадигмальный образ бытийственно-небытийственной природы разума человека, включающий в себя мистический, метафизический, диалектический и мифологический аспекты философско-антропологических концепций.

Для решения поставленных задач, проверки гипотезы и достижения цели был сформирован научно-методический комплекс, который стал теоретико-методологической базой диссертационного исследования.

Теоретической базой исследования являются труды классиков мировой философско-антропологической мысли, работы современных отечественных и зарубежных философов, культурологов, представителей этики, ученых в области физики, психологии и биологии.

Методологической основой данного исследования являются законы и принципы диалектики, к которым в первую очередь относятся принципы историзма и дополнительности. В целях реконструкции разных форм восприятия реальности в работе использовались методы мысленного эксперимента и моделирования. В попытке обнаружить в разных формах мировоззрения общее и частное применялся метод компаративистики. Кроме того, методологический инструментарий составили: метод историкологической реконструкции проблематики с целью выхода к конституирующим ее антропологическим принципам, метод сравнительносопоставительного анализа проблемы в контексте ее развития с целью выявления и сопоставления основных подходов к постановке и решению проблемы, метод логико-систематический, позволяющий увидеть проблему на уровне целостных концептуальных структур, и др.

Научная новизна исследования В диссертации очерчены концептуальные рамки антропологических аспектов бытия и небытия разума как исследовательского направления и дано системное изложение его основных проблем.

В ходе исследования получены следующие результаты, которые правомерно считать новыми для понимания парадигмы как эманационной модели интегративной бытийственно-небытийственной природы разума человека.

• Впервые в отечественной философской мысли обобщен обширный круг идей авторитетных антропологических концепций, связанных с исследованием бытия и небытия разума, выступающих фундаментальной сферой самопознания человека в процессе достижения им своей интегративной целостности, совершенства. Без пристального изучения этой области представляется затруднительным познание предельных основ человеческой природы.

• Предметом философского анализа становятся антропологические аспекты таких базовых понятий-категорий, как бытие и небытие, в наиболее популярных и авторитетных концепциях в целях выявления границ их использования. Обосновывается фундаментальная роль эманации как истечения абсолютно единой пустоты небытия в несовершенные множественные формы бытия. Корреляцией эманации становится возникновение универсальной иерархии, подчиняющей структурному оформлению все формы бытия макро- и микромира. Иерархия начинает выступать универсальным способом типологизации всех рассмотренных бытийственно-небытийственных антропологических концепций.

• Выявлен механизм рационального обоснования образа небытия, который посредством универсальных философских категорий, упорядоченных по иерархическому принципу, обретает четко определенные свойства. Так, по содержанию небытие представлено абсолютной пустотой, по форме — простотой, по состоянию — покоем, по размерам — бесконечностью. Таким образом, небытийственная природа разума человека обретает конкретные рациональные свойства, выступающие субстанциональным началом всех бытийственных переживаний.

• Выявлен механизм рационального обоснования образа бытия, который посредством универсальных философских категорий, упорядоченных по иерархическому принципу, обретает четко определенные свойства, противоположные свойствам небытия. Так, по содержанию бытие представлено разной степенью полноты, по форме — сложностью, по состоянию — движением, по размерам — ограниченностью. Таким образом, бытийственная природа разума человека обретает конкретные рациональные свойства, выступающие началом всех его жизненных переживаний.

• Представлен генезис динамических отношений между бытием и небытием, который обусловливает не только активность и доминирование одной из форм разума (интуиции, рассудка, инстинктов, телесных чувств) человека над другими, но и предопределяет тип философскоантропологического мировоззрения — мистического, метафизического, диалектического, мифологического. В каждом из мировоззрений выделяются свои недостатки, из-за чего человек, переживая неудовлетворенность своим бытийственным состоянием, стремится к совершенству, сущность которого оказывается небытийственной.

• Представлен образ целостности человека, который с точки зрения различных комбинаций бытийственных и небытийственных аспектов его разума получает наименование, соответствующее одной из форм генезиса. В каждой из них состояние целостности, а следовательно, и совершенства будет неразрывно связано с разумом человека, выступающим в роли идеала, образца, доминирующей ценности данного мировоззрения.

• Обосновывается ранжирование-иерархизация философских мировоззрений, главным критерием для которой стала не только их историческая авторитетность, но и возможность упорядочить их в единую «шкалу» с помощью приема «индексации»: чем выше «индекс»

мировоззрения, тем совершеннее оно, тем глубже постижение человеком своей субстанции. Индекс отражает одну из фундаментальных особенностей мировоззрения — «дробить» или, наоборот, «объединять» бытийственные и небытийственные начала человеческой природы в одну из антропологических моделей. Это значит, что чем сильнее объединяющие функции мировоззрения, чем ближе оно к единоначалию, тем выше его индекс, тем значительнее его место в иерархии.

• Картина мира, выступая продолжением антропологических интенций, может являться лишь результатом онтологизации фундаментальных субъективных характеристик разума человека во внешнюю отчужденную от него реальность, которая начинает восприниматься им как обособленная и независимая от него.

• Раскрывается проблема самопознания, связанная с отношениями между антропологическими аспектами бытия и небытия, которые создают определенную внутреннюю организацию человека, связанную с одним из четырех типов движения его разума: линейным, цикличным, спиралевидным, хаотичным. Желая познать себя, человек бессознательно онтологизирует уклад своей внутренней жизни, превращая его в объективные, универсальные и идеализированные проявления мира, — так рождаются мифологический, диалектический, метафизический и мистический типы мировоззрений.

• Реализована парадигма целостного образа интегративной природы человека, в которой универсальным критерием совершенного состояния человека становится способность видеть в бытии Благо, Истину, Красоту, Справедливость, как метафизический аналог мистической природе небытия — его пустоте, простоте, покою и бесконечности.

На защиту вынесены следующие положения

1. В основании человеческой природы лежат глубинные процессы отношений между субстанциональными понятиями бытия и небытия, разная «конфигурация» которых обусловливает происхождение мистического, метафизического, диалектического и мифологического генезиса разума и мировоззрений. Причиной и источником специфической «конфигурации»

основных понятий выступает учение об эманации как механизме отношений между целым и его частями. Эманация, как истечение низших состояний из высших, порождает универсальную иерархию всех форм бытия макро- и микромира. Иерархия становится универсальным способом типологизации для всех рассмотренных антропологических концепций.

2. Эманация, приобретая форму конусовидной спирали, включает на разных этапах своего проявления все механизмы генезиса разума:

креационизм, эманационизм, эволюционизм и метаморфизм. Каждый из механизмов генезиса формирует / представляет специфику состояний человека, связанных с его бытием-небытием и предопределяемых / выражаемых соответствующими категориями:

креационизм формирует мистическую природу происхождения разума, возникающую из отношений «небытие небытия»;

эманационизм продуцирует метафизическую природу разума, происходящую из отношений «бытие небытия»;

эволюционизм реализует диалектическую природу происхождения разума, связанную с «небытием бытия»;

метаморфизм редуцирует мифологическую природу происхождения разума, обязанную возникновением состоянию «бытие бытия».

Таким образом, суть парадигмальной концепции бытийственнонебытийственной природы разума, включающей в себя разные антропологические учения, — эманационная модель.

3. Рациональное прочтение образа небытия осуществляется с помощью универсальных базовых характеристик, упорядоченных в иерархический ряд по степени их важности. Так, по содержанию небытие представлено абсолютной пустотой, по форме — простотой, по состоянию — покоем, по размерам — бесконечностью. Следовательно, небытийственная природа разума, выступая субстанциональным началом всех атрибутивных бытийственных переживаний, обретает конкретные рациональные свойства, которые определяются как «пустующая простота покоящейся бесконечности». Однако в действительности небытие может быть рационально определено любой комбинацией указанных четырех свойств, так как пустота проста и потому в сложной иерархии не нуждается.

4. Согласно принципу антиномии — противоречию между двумя взаимоисключающими понятиями, бытие есть противоположность небытия, то есть бытие это не пустота, не простота, не покой и не бесконечность.

Следовательно, новое рациональное прочтение бытия принимает противоположные от небытия универсальные базовые характеристики — некоторую степень полноты, сложности, подвижности и ограниченности.

Полнота бытия будет связана с границами пространства; сложность бытия — с мерой ее измерения — временем; подвижность бытия — с разными типами движения; ограниченность бытия — с материей.

5. Рациональное прочтение бытийственной природы разума включает в себя как абсолют небытия, так и относительность бытия. Благодаря процессу эманации, как нисхождению низшего из высшего, пустота, простота, покой и бесконечность небытия истекают в пространство, время, движение и материю бытия, из которых, в свою очередь, благодаря тому же истечению возникают соответствующие формы бытия человека: интуиция, рассудок, инстинкты, телесные чувства. Онтологическое родство небытия и бытия становится очередным свидетельством тождества устройства бытийственнонебытийственной природы разума с бытием космоса и абсолютным небытием.

6. Бытийственно-небытийственная природа разума в разных концептуальных антропологических учениях принимает следующий вид:

— в мистике становится «разницей потенциалов» между совершенным небытием и несовершенным бытием. Иначе говоря, между пустотой и полнотой, между простотой и сложностью, между покоем и движением, между бесконечностью и ограниченностью. Таким образом, чем менее наполнен, сложен, подвижен и ограничен бытием разум, тем ближе он к совершенству небытия, тем ближе он к Абсолюту;

— в метафизике становится «разницей потенциалов» между небытийственным совершенством Блага, Истины, Красоты и Справедливости и искаженными их формами в бытии разума: его заблуждениями, ложью, безобразием и произволом. Таким образом, чем дальше бытие разума от Блага и его составляющих, тем слабее его природа, тем больше его расколотость;

— в диалектике изучением разума занимается ряд дисциплин, поэтому с точки зрения психологического подхода его природой становится «разница потенциалов» между небытием, как непроявленностью для чувств, архетипов коллективного бессознательного, и бытием разума. С точки зрения социокультурного подхода природой разума становится «разница потенциалов» между формами общественного сознания и формой индивидуального сознания. С точки зрения биологического подхода природой разума становится «разница потенциалов» между не проявленным для чувств геномом и его способностью реализовать свой потенциал в социальном поведении. С точки зрения космологического подхода природой разума становится «разница потенциалов» между не проявленными для его чувств волновыми паттернами универсума, напоминающими идеи Платона, и выбором им своего бытия — альтернативного (эвереттовского) мира. Таким образом, небытийственный генофонд отдельного человека, нации, народа, наконец, человечества становится культурным достоянием, воспроизводит и познает себя в разных формах бытия социальной деятельности людей;

— в мифологии становится «разницей потенциалов» между формами бытия мира, рождающими образы богов, и соответствующими им свойствами разума человека, благодаря которым происходит процесс гармонизации последних с первыми. Иначе говоря, «разница потенциалов»

между пространством и интуицией, временем и рассудком, движением стихий и инстинктами, материей и телесными чувствами. Здесь чем сильнее и целостней разум человека, тем ближе он к единой жизни с миром и его богами. И, наоборот, чем слабее и раздробленнее он, тем изолированнее его бытие от них.

7. Интуитивная способность разума, связанная с духовной свободой, становится механизмом перехода из череды бытийственных его состояний в небытие, иначе говоря, превращается из ограниченного бытием созерцания в безграничную свободу пустоты, как синонима Блага. Рассудочная способность разума, связанная с интеллектуальным знанием, возвышаясь над бытием, оказывается в пустующей простоте небытия, выступающей природой разума и принимающей образ Истины. Инстинктивная способность разума, связанная с чувством физической любви, возвышаясь над бытием, растворяется в небытийственном покое совершенной Красоты. Телесночувственная способность разума, связанная с механизмом перехода из череды бытийственных его переживаний и страданий в состояние моральной гармонии (полноты, целостности), рождает образ высшей Справедливости, небытийственная сущность которой коренится в бесконечной природе разума человека.

8. Эманационная модель интегративной бытийственно-небытийственной природы разума, эксплицируя принцип иерархизации, проявляющийся в индексации15 бытующих антропологических моделей, становится основой их типологизации. Так, чем выше индекс антропологической концепции, тем совершеннее она, тем глубже постижение человеком своей целостности, тем сильнее ощущение единства бытия с небытием Абсолюта.

Научно-практическая значимость исследования

Работа имеет мировоззренческое значение, так как позволяет взглянуть на человека не только как на бытийственно-небытийственный Универсум, Индекс отражает одну из фундаментальных особенностей антропологической модели в части ее способностей «дробить» / «объединять» бытийственные и небытийственные аспекты человеческой природы.

содержащий в себе все онтологические основания, но, что важнее всего, как на скрытый от поверхностного взора Абсолют.

• Работа имеет гносеологическое значение благодаря тому, что, опираясь на антропологические аспекты понятия небытия, демонстрирует идентичную природу всех людей, непохожесть которых связана с антропологическим аспектом понятия бытия.

• Работа имеет методологическое значение, показывая, как можно, используя законы диалектики и принцип дополнительности, придти к эманационной модели сущности человека, в которую включены предельно широкие и глубокие сферы как бытия, так и небытия его разума.

• Некоторые положения работы могут быть использованы для философской интерпретации сложных понятий и принципов современной науки (например, квантовой физики, космологии, генетики), что, безусловно, способствует сближению естественных и гуманитарных сфер духовной деятельности.

• Предложенная парадигма эманационной модели разума человека может быть достаточно успешно использована не только в философии, но и в ряде гуманитарных дисциплин, связанных с психологией, социологией, религиоведением, культурологией, политологией, юриспруденцией, и других. Это придаст дисциплинам большую структурированность, детализацию, а главное — возможность их интеграции друг с другом, поскольку на современном этапе развития немало открытий осуществляется на границе двух и более областей научного знания.

Апробация работы. Результаты исследования нашли свое отражение в научных публикациях общим объемом около 90 печатных листов, в число которых входит пять монографий и одно учебное пособие. Кроме того, по теме работы опубликован ряд статей, 19 из которых — в периодических изданиях, рекомендованных ВАК.

Основные положения настоящего исследования использовались при разработке и последующем чтении курса лекций и проведении семинаров по философии для бакалавров и магистров, а также на занятиях с аспирантами по дисциплине «История и философия науки» на экономическом и историческом факультетах МГУ им. М. В. Ломоносова в 2006–2015 учебных годах.

На основе материалов диссертации в 2013 учебном году прочитан факультативный спецкурс «Бытийственная и небытийственная природа разума человека в некоторых философских учениях» для магистрантов философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. В 2015 учебном году (зимне-весенний семестр) прочитан межфакультетский спецкурс «Бытийственная и небытийственная природа разума человека и достижение им совершенства» для бакалавров и магистров разных факультета МГУ им.

М. В. Ломоносова.

Структура диссертации включает введение, пять глав, двадцать параграфов, заключение и библиографию (всего страниц — 343).

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется цель и задачи исследования. Обозначается методология исследования, выявляется новизна исследования, формулируются результаты, выносимые на защиту, и теоретическая значимость работы.

В первом параграфе первой главы ставится задача исследования, связанная с поисками обоснования связи Абсолюта с разумом человека, подтверждающая принцип: «одно во всём, всё в одном». Для решения поставленной задачи последовательно осуществляются следующие шаги. На первом этапе даётся рабочее определение многоимённому образу Абсолюта.

На втором этапе из денотата Абсолюта эксплицируются его имена, принимающие вид того или иного мифологического образа в рамках пространственно-временного континуума философско-религиозной доктрины. Затем определяется количество универсальных свойств разноименных Абсолютов для оптимизации его исследования. На четвёртом этапе анализируются рациональные универсальные свойства разных имён Абсолюта, а потом они синтезируются для получения парадигмального его образа, объединяющего собой разноимённые модели. Искомым парадигмальным образом Абсолюта становится пустующая простота покоящейся бесконечности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
Похожие работы:

«Бритикова Елена Александровна Модернизация российского высшего образования: тенденции, проблемы, перспективы (на материалах сравнительного исследования государственных и коммерческих ВУЗов) 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор Шалин Виктор Викторович Краснодар 2015...»

«Аминов Файзали Азимович Проблема способностей в контексте теории деятельности Специальность: 09.00.11Социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Наврузов С. Душанбе 20 Оглавление Введение.. Глава 1. Деятельность как способ существования человека (в контексте социально-философских дискуссий).. Глава 2. Деятельностные способности человека....»

«АЛПАЦКИЙ Дмитрий Геннадьевич ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор И.К. Харичкин Москва –...»

«Табаров Неъмон Амонович ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ ПО ДОГОВОРУ КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный деятель науки и техники Республики...»

«Фролова Светлана Михайловна Повседневное бытие общества 09.00.11 Социальная философия Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант доктор философских наук, профессор Устьянцев В.Б. Саратов — Оглавление Введение............................................................ Глава 1. Повседневность как опыт...»

«Мерзляков Сергей Сергеевич ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ СУБЪЕКТИВНОГО ОПЫТА Специальность 09.00.13 философская антропология, философия культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Гиренок Федор Иванович Москва Оглавление Введение...»

«СИЛКИНА Наталья Александровна ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОФОРИЕНТАЦИОННОЙ РАБОТЫ С УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЕЖЬЮ НА ПРОМЫШЛЕННЫХ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ: ПРОЕКТНЫЙ ПОДХОД Специальность: 22.00.08 – социология управления Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Изгарская Анна Анатольевна ПРОСТРАНСТВО СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ГЕОПОЛИТИЧЕСКОМ И МИРОСИСТЕМНОМ ИЗМЕРЕНИЯХ Специальность 09.00.11 – Социальная философия диссертация на соискание степени доктора философских наук Научный консультант: доктор философских наук, профессор Н.С. Розов НОВОСИБИРСК – 2014...»

«СКЛЯРОВ Олег Николаевич Неотрадиционализм в русской литературе XX века: философско-эстетические интенции и художественные стратегии Специальность 10.01.08 – Теория литературы. Текстология Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант: профессор, доктор филологических наук Клинг Олег Алексеевич МОСКВА – СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Часть Литературный...»

«Синельщикова Любовь Александровна Духовно-нравственные ориентиры в русской культуре Серебряного века: социально-философские аспекты Специальность 09.00.11 – социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук научный руководитель: доктор философских наук, профессор В. Л. Обухов...»

«Ибодов Анвар Хабибуллоевич ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И УГРОЗЫ В ПРОЦЕССЕ ПЕРЕХОДА К ИНФОРМАЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ (На материалах Республики Таджикистан) Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научные руководители: доктор философских наук, профессор Курбанов А.Ш.; кандидат политических наук, доцент Хукмишоев...»

«Воронцова Елена Владимировна СОВРЕМЕННОЕ БЫТОВАНИЕ ДУХОВНЫХ СТИХОВ В СРЕДЕ СТАРООБРЯДЦЕВ (по материалам полевых исследований на Вятке) Специальность 09.00.14 – философия религии и религиоведение ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: к.ф.н., доцент И.П. Давыдов Москва Оглавление Введение Глава 1. Духовные стихи как этнографичекий факт 1.1....»

«Абдуджалилов Абдуджабар           Теоретические проблемы гражданских правоотношений в Интернете   Специальность 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право (юридические науки) диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный консультант Заслуженный деятель науки и техники Республики Таджикистан, доктор юридических...»

«Павлухина Ольга Владимировна Мифическое и магическое в современной британской детской литературе Специальность 09.00.14 Философия религии и религиоведение Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор М.М. Шахнович Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава I. Миф,сказка и литература фэнтези 1.1. Литература фэнтези и мифология 1.2 Фэнтези и сказка 1.3....»

«Лушникова Ольга Леонидовна Социокультурный капитал рода в современных условиях: социологический анализ 22.00.06 Социология культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель: Ибрагимов Р.Н. доктор философских наук Абакан – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1....»

«Екушевская Анастасия Сергеевна Особенности эстетического развития, образования и воспитания детей с ограничениями жизнедеятельности Специальность 09.00.04 – эстетика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Крутоус Виктор Петрович Москва – 20 Содержание...»

«САЛЬНИКОВ ЕВГЕНИЙ ВЯЧЕСЛАВОВИЧ ЭКСТРЕМИСТСКОЕ НАСИЛИЕ В ОБЩЕСТВЕ: ФЕНОМЕН, СУЩНОСТЬ, СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНОГО БЫТИЯ 09.00.11 социальная философия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант доктор философских наук, профессор Бушуев Александр Максимович Краснодар 20 Содержание Введение ГЛАВА 1. ЭКСТРЕМИЗМ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. 30 1.1. Специфика...»

«Зимин Очир Игоревич ВЛИЯНИЕ РЕЛИГИОЗНОГО МИФОТВОРЧЕСТВА НА МОНГОЛЬСКУЮ ЭТНИЧЕСКУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ Специальность 09.00.14 – Философия религии и религиоведение ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: Жуков Артем Вадимович, доктор философских наук, доцент Чита – 20 Введение.. Глава 1. Теория и методология исследований процессов влияния религиозного мифотворчества на этническую...»

«БОНДАРЕНКО ЛЮДМИЛА КОНСТАНТИНОВНА ОСНОВНЫЕ АДАПТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В СОВРЕМЕННОМ ОТЕЧЕСТВЕННОМ ИСКУССТВЕ РУБЕЖА ВЕКОВ (1991-2011 гг.) Специальность 09.00.04 – эстетика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора философских наук Научный консультант: доктор философских наук, профессор Александр Сергеевич Мигунов Москва – 2015...»

«Беседин Артем Петрович ЭВОЛЮЦИЯ ФИЛОСОФСКИХ ВЗГЛЯДОВ ДЖОРДЖА БЕРКЛИ Специальность 09.00.03 – История философии Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Вадим Валерьевич Васильев Москва – 2015 год Содержание Введение Глава I. Развитие имматериализма...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.