WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

«Повседневное бытие общества ...»

-- [ Страница 2 ] --

11. Упорядоченность и нормативность повседневного бытия не является гарантом отсутствия рисков. Даже если индивид старается не отходить от нормативных установок, то создаваемые множественные экстремальные ситуации подводят его к необходимости выхода за рамки строгой определенности действий.

Вызов строгой нормативности бытия несет в себе опасность негативации и дестабилизации повседневных устоев общества, обеспечивая одинаково беспрепятственный вход, и для факторов сохраняющих упорядоченность институционального мира, и для рискогенных компонентов, разрушающих традиционные и нормативные установки. При этом выход за рамки нормативности не дает твердой убежденности в том, что решения, приятые вразрез укорененным коллективным нормам, будут впоследствии социально одобрены и дадут положительные результаты Научно-практическая значимость исследования.



Комплексный характер работы представляет интерес для философов, культурологов, социологов, историков и специалистов других областей, занимающихся проблемами повседневности. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке публикаций научных статей, учебных пособий и специальных курсов по проблеме повседневного бытия общества, институализации повседневности в высших и средних специальных учебных заведениях, а также в других областях гуманитарного знания. Практическое значение диссертационного исследования включает потенциальное применение полученных результатов в практике организации повседневного бытия.

Апробация работы. Отдельные теоретические положения и выводы диссертации апробированы в выступлениях и публикациях диссертанта на 28 научнопрактических конференциях в ряде регионов России, (в Санкт-Петербурге,

Н. Новгороде, Воронеже, Новосибирске, Саратове и др.), в том числе на:

международных:

«Философия отечественного образования: история и современность» (Пенза, 2007); «Генезиз категории виртуальная реальность» (Саранск, 2009); «Государство, общество, церковь в истории России ХХ века» (Иваново, 2010); «Этика и история философии» (Тамбов, 2010); «Мировоззренческие стратегии социализации молодежи в глобальном мире» (Саратов, 2010); «Город в современном пространстве: культура, политика, экономика, право» (Саратов, 2011); «Государство, общество, Церковь, в истории России ХХ века» (Иваново, 2011, 2012); «Философия в современном мире: диалог мировоззрений» (Н. Новгород, 2012); «Социокультурные проблемы языка и коммуникации» (Саратов, 2012); «Математическое моделирование в управлении рисками» (Саратов, 2012); «Диалог культур как фактор безопасности цивилизационного процесса» (Саратов, 2012); «Проблемы и перспективы развития образования в России» (Новосибирск, 2012); «Философия и образование в современном мире» (Санкт-Петербург, 2012); «Духовнонравственная культура как фактор модернизации российского общества XXI века» (Тамбов, 2012); «Культура. Духовность. Общество» (Новосибирск, 2013, 2014);

всероссийских: «Жизненный мир философа в эпоху глобализации. Аскинские чтения» (Саратов, 2009); «Православная культура: ценности классической науки, образования и искусства» (Саратов, 2010); «Молодая семья в трансформирующейся России» (Саратов, 2011); «Столкновение цивилизаций: взаимодействие рискогенных пространств» (Саратов, 2011); «Феномен повседневности в философском измерении»

(Екатеринбург, 2011); «Ценностные миры современного человека» (Саратов, 2012);

«Подготовка управленческих и партийных кадров: традиции и современность» (Саратов, 2012);

региональных:

«Личность в современном мире: жизненные стратегии, ценности, риски» (Саратов, 2010); «Ценности, риски, коммуникации в изменяющемся мире» (Саратов, 2011); «Наука, образование, культура: духовно-нравственные основы и пути развития» (Саратов, 2011); «Коммуникации в обществе риска» (Саратов, 2011); «Взаимодействие культур в глобальном мире. X Пименовские чтения» (2012).

Материалы диссертационного исследования использованы в реализации теоретико-методологической части гранта Президента РФ № МД-104.2013.6 по теме «Светское и религиозное образование: этика конфликта в условиях социального многообразия».

Положения и выводы научного исследования были представлены на заседаниях кафедры теоретической и социальной философии ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет» имени Чернышевского» и на заседаниях научно-методологического семинара «Философия мифа» (Поволжский институт управления имени П.А.Столыпина - филиал РАНХиГС).





По теме диссертации опубликовано 53 научные работы (за период 2008 – 2014 гг.), в том числе 2 авторские монографии и 16 – в изданиях, включенных в Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав (12 параграфов), заключения и списка литературы.

Работа изложена на 304 страницах, список литературы включает 458 наименований на русском и английском языках.

–  –  –

Повседневность это то, что существует всегда как способ бытия, это связующее звено между прошлым и будущим и одно из неотъемлемых измерений настоящего. Показателем повседневной жизни являются выработанные человеком навыки, находящие свое отражение в таких проявлениях как питание, жилище, одежда, манеры и мировоззрении, ведь именно повседневное бытие формирует социальные стереотипы, предопределяет социальную среду, в которую включен человек. Рождаясь, человек не имеет своей повседневности, он зависим от повседневного бытия других, поэтому в течение своей жизни он добровольновынужденно находится в общей для всех реальности.

Следует отметить, что повседневность и повседневное бытие (в пределах мира чувственных вещей) мы рассматриваем как тождественные понятия, поскольку повседневность как «область социальной реальности», как «самоочевидное условие жизни человека» неотделима от существования человека. Бытие, с точки зрения повседневности, воспринимается как прагматическая категория, где главной ценностью выступает жизнь, существование. В философии существование неразрывно связано с понятием бытия, «бытия в мире». Не случайно М. Хайдеггер, отмечал, что концепт повседневности неотделим от жизнедеятельности субъекта, так как человек может существовать только внутри бытия и через свое присутствие как обозначение «здесь-бытия» определяет «бытие-в-мире»1, давая тем самым возможность проявиться бытию. Следовательно, повседневность немыслима вне бытия (общего и индивидуального), постижение как повседневности, так и бытия обеспечивается существованием таких общих составляющих как наличие материальных вещей, присутствие идеальных и социальных компонентов, событийностью и повторяемостью действий.

Хайдеггер М. Бытие и время СПб: Наука, 2006. С. 110.

Несмотря на то что повседневность сопровождает человека от его рождения до смерти, она воспринимается как нечто шаблонное, косное, неизменное, а потому фиксируется нашим сознанием как недостойное нашего внимания. Отсюда сложность в определении повседневного – слишком тяжело дать определение привычному, «бывающему всегда» или «осуществляемому изо дня в день»2, а потому не всегда замечаемому. Кроме того, повседневность, в силу самой ее природы, сложно воспринимается как предмет исследования, поскольку последний традиционно понимается только при наличии основных, вспомогательных или определяющих его процессов, а в повседневном бытии сложно выделить главное и второстепенное, здесь все имеет значение определяющего и значимого. На это обращал внимание Аристотель3, отдавая приоритет практическому знанию, он утверждал, что «знатоки» конкретного или практического знания «поступают лучше», «рассудительнее» владеющих только «общими правилами» или теоретическими знаниями, поскольку рассудительность выступает как показатель присутствия опыта.

Как особую сложность научного изучения повседневности исследователи выделяют так же ее принципиально ненаучную организацию и полагают, что для классической философии, которая «призвана заниматься тем, что панхронично или вообще лежит вне времени, ахронично»4, феномен повседневности не может являться предметом исследования и нуждается в иных формах философствования, например, «диологизированном любомудрии». Полагаем, что для философского осознания повседневное бытие необходимо как определенный критерий достоверности, как вспомогательное средство, используемое философом для раскрытия внутреннего содержания мысли, придавая ей четкость и упрощенность восприятия посредством ее обыденного осознания. Повседневное бытие явилось той осОжегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка / РАН. Институт русского языка им. Виноградова.

– 4 изд. М.: «А ТЕМП», 2004. С. 529.

См.: Аристотель. Никомахова этика. VI, 1141b, 15, 20 // Аристотель. Этика / Пер. Н.В. Брагинской, Т.А. Миллера, В.В. Бибихина. М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2010. С.166-167.

Чебанов С.В. Типология мнимостей, относящихся к представлениям о поле // Мифология и повседневность. Гендерный подход в антропологических дисциплинах. Материалы научной конференции 19-21 февраля 2001 года: – СПб.: Алетейя, 200. С. 426.

новой, из которой произошли и наука, и философия, позднее наука вытеснила тему повседневности из сферы своих исследований, в философии эта тема стала обязательным элементом в познании того, с чем соприкасается человек в своей жизни. Любое, даже научное, знание будет недостаточно полным, если при его выражении не использовать привычные для понимания формы сознания, так как именно обыденное сознание «предупреждает дробление рациональности, обозначает ее действительные границы, указывает на реальные возможности их расширения…»5, способствует развитию творческой активности.

В становлении повседневности, как философской категории, прослеживается определенная динамика. На начальном этапе развития философской мысли повседневность понималась как однообразие (Античность), затем стала ассоциироваться с понятием каждодневности (Средневековье). Последующая реорганизация повседневного бытия была направлена на преобразования в повседневности (эпоха Возрождения и Нового времени) и решение проблем человеческого существования. Как историю быта повседневность начали воспринимать в XIX веке, и только в начале ХХ века этот феномен обретает феноменологическую концепцию.

Не может быть подвергнуто сомнению, что философские исследования строились на знаниях, получаемых в процессе каждодневного миросозерцания и постоянного наблюдения за жизнедеятельностью человека. Философия на начальных этапах своего развития свысока смотрела на хаос повседневного бытия, но трудно усомниться в том, что рождению многих философских идей способствовали наблюдения за однообразно-повторяющимися циклами жизнедеятельности человека. Руководствуясь полученными в процессе повседневного созерцания знаниями, натурфилософы смогли обосновать начало всего существующего (архе), Пифагор связал число с различными явлениями повседневного бытия, Сократ разработал основы диалектического метода, Платон создал теорию идеального государства, Аристотель обосновал единство формы и материи. ПозБелов В.Н. Обыденное сознание и человеческое бытие // Человек. Философия. Гуманизм. Тезисы докладов I Российского философского конгресса. Т. III. СПб., 1996. С. 298.

же аристотелевский термин (общая способность внутреннего восприятия) в разных интерпретациях и значениях используют Л. Сенека, Ф. Аквинский, Н. Кузанский, Ф. Бэкон, Р. Декарт6. Таким образом категория повседневности всегда имела место в учениях мыслителей, но в античности она воспринималась как однообразие существования, через которое обнаруживается неповторимость бытия субъекта.

В эпоху средневековья повседневное бытие воспринималось в контексте каждодневного служения Богу и, как правило, ограничивалось смиренным исполнением Божиих заповедей. В эпоху Ренессанса своеобразное видение повседневности рассматривается через призыв изменения каждодневного бытия субъектов, где основой человеческой жизни выступает не спасение, а творческая деятельность, которая наделяет бытие индивидов смыслом. Наиболее ярко это проявлено в работах Т. Мора, Пико делла Мирандолы, Я. Беме7. Особенно значимы социально-философские концепции, разработанные Э. Роттердамским, Н. Макиавели, М. Монтенем, Т. Кампанеллой8, выдвинувшие прогрессивные для того времени идеи преобразования повседневности общества.

Интенсивное развитие естествознания в период Нового времени, привело к изменениям в мировоззрении индивидов, повседневность на данном историческом этапе воспринимается как препятствие в познании мира, поэтому требует определенных реорганизаций в повседневности. В произведениях Ф. Бэкона «Опыты и наставления», Б Спинозы «Богословско-политический трактат», Т. Гоббса «Левиафан» всесторонне обосновывается идея свободы, которая ассоциируется с разумным бытием. Несмотря на то, что повседневный опыт Декартом рассматривался как мешающий истинному познанию, тем не менее, практиСм.: Сенека Л.А. Нравственные письма к Луцилию. М.: Эксмо, 2009. 560с. ; Фома Аквинский. Трактат о человеке // Сумма теологии. Ч.1. Т.3. Киев: Издательство «Ника-Центр». 2005.576 с. С. 3-359.; Кузанский Н. Об ученом незнании. М.: «Академический проект», 2011. 160 с.; Бэкон Ф. Новый органон // Соч. в двух томах. Т.2. М.: «Мысль»

(Философское наследие), 1978. 575с. С.7-214.; Декарт Р. Правила для руководства ума // Декарт Р. Сочинения.

СПб.: «Наука», 2006. 651с. - С. 31-92.

См.: Пико дела Мирандола Джованни. Девятьсот тезисов. Тезисы 1-400: Четыреста суждений по учениям халдеев, арабов, евреев, греков, египтян и по мнениям латинян / Пер. с лат. Н. Н. Соколовой и Н. В. Миронова. Под ред.

Д. С. Курдыбайло. – СПб.: Изд-во РХГА, 2010. 259с.; Беме Я. Аврора, или Утренняя заря в восхождении. [Электронный ресурс]. - М.: «Мусагетъ», 1914. Режим доступа: http://imwerden.de/pdf/beme_aurora_1914.pdf.

Эразм Роттердамский. Избранные произведения. М.: «Наука», 1986. 704с.; Макиавелли Н. Государь: Сочинения.

Харьков: Изд-во «Фолио», 2001. 656 с.; Кампанелла Т. Город Солнца. М.: Изд-во АН СССР, 1954.

ческая эффективность полученных знаний не обходит повседневное бытие как способ их апробации, вероятно, не случайно Ф. Бэкон предупреждал, что «самое лучшее из всех доказательств есть опыт». Несомненно, «знание-сила»9, но только в том случае, если оно нашло применение в повседневной деятельности людей, даже в философии Декарта, основателя «парадигмы мышления», познание мира осуществляться через самопознание, правда, мыслитель не дает ответа на вопрос о том, как это внутреннее познание осуществить вне повседневного бытия. Итак, философия Нового времени воспринимала повседневность как негативный фактор, препятствующий познанию, поэтому рационализация повседневного бытия становится основной задачей этого времени.

Как умозрительная величина повседневность получает философское осмысление в XIX веке, чему способствовали идеи философии жизни, сформулированные в учениях А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, А. Бергсона, В. Дильтея. Целью неклассической философии было стремление за рамками рационального сознания найти решение проблем человеческого существования. Конечно, представления о жизни были далеки от настоящей реальности, они скорее носили характер целеустремленности, призыва к уходу от «закостенелости» сознания. Наиболее показательна эта умозрительность в философии жизни Ф. Ницше, его «сверхчеловек», основным фактором выживания которого является инстинкт и «воля к власти» («везде, где находил я живое, находил я и волю к власти»), а основным стремлением – освобождение подавленных инстинктов, («дурные инстинкты также жаждут свободы»10) – поражает своим цинизмом и нереальностью. Этот «носитель жизненной силы» выступает как показатель жизни за пределами ее реальности, «вне настоящей повседневности, вне быта». Но в тоже время мы видим описание поведения этого «сверхчеловека» во всех проявлениях его каждодневного бытия.

Рассмотрение повседневного бытия в контексте философии жизни предполагает постоянное присутствие устойчивых жизненных установок, повторяющихБэкон Ф. Сочинения. В 2 тт. М., 1971, 1972. С. 56, 12.

Ницше Ф. Так говорил Заратустра // По ту сторону добра и зла: Сочинения. М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс;

Харьков: Изд-во «Фолио», 1998. С. 383, 326.

ся в определенном историческом промежутке времени, направленных на ограничение свободы действия человека в социуме в силу уже заранее заданной обществом позиции. Несмотря на критику философии неклассического периода, мыслителями этого направления был определен новый этап развития человеческого общества, в котором «жизнь должна быть истолкована из нее самой»11. Для нас важно то, что благодаря философии жизни понятие «жизнь» с начала ХХ века обрело статус философской категории, что, несомненно, оказало большое влияние на дальнейшее развитие как философии вообще, так и исследования повседневности.

Неклассическая философия пытается дать объяснение порядку человеческих действий через осмысление жизненной практики, при этом ими отрицается любое обращение к классической философии. Но такая попытка привела к тому, что философские направления неклассической философии «так или иначе отдали дань классической традиции… В связи с этим возникает необходимость нового осмысления результатов развития гуманитарных наук, на базе которых и складывались названные программы»12. Одним из первых обратили внимание на необходимость структурирования «порядка и строя жизни» историки.

Теоретики школы «Анналов» полагали, что повседневность играет немалую роль в развитии общества, они указывали на значимость «человеческого фактора»

в развитии истории и на необходимость изучения феномена повседневности с целью выявления различных процессов: экономических, политических, исторических, социальных. Авторами «антропологического подхода» в изучении прошлого были французские историки Марк Блок и Люсьен Февр, посвятившие свои исследования особенностям поведения и жизни простых людей, показали влияние этого «безмолвствующего большинства» на общественное и историческое развитие.

Одним из ярчайших представителей школы «Анналов» является Фернан Бродель, в созданном им фундаментальном трехтомном труде «Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV– XVIII вв.» проводится всестороннее исДильтей В. Сущность философии. М.: «Интрада», 2001. С. 60 Марков Б.В. Теория познания и структуры повседневности // Марков Б. В. Философская антропология. Очерки истории и теории. СПб., 1997. Гл. 2. С. 241следование повседневной жизни человека доиндустриальной Европы. В томе первом «Структуры повседневности: возможное и невозможное», который автор назвал «самым сложным из трех томов», в центр исследований, основанных на исторических источниках, ставятся явления повседневности и понимание прошлого как медленное чередование периодов определенной длительности («long dure»). Это помогло французскому исследователю структурировать общество, даже несмотря на то, что такая структура была выстроена только по отношению к материальным проявлениям бытия (или как он сам назвал «материальной цивилизации»13), это не помешало сформировать новый подход в изучении повседневности, на который философы, к сожалению, не обратили должного внимания. Вероятно, причиной тому послужило то, что предложенная школой «Анналов» форма исследования больше походила на справочники по истории быта, которые философов не заинтересовали.

В сфере реально-жизненного познания термин «повседневность» впервые был употреблен Альфредом Шюцем для концептуализации понятия «естественная установка», введенного Э. Гуссерлем в конце 1920-х годов. Хотя некоторые исследователи настаивают на том, что тема повседневности была раскрыта в классическом марксизме и «просто «выпала» из поля зрения историков философии». Марксисты, как полагают исследователи, «первыми осознали поворот и к человеку, и к повседневности», а К. Маркс и Ф. Энгельс сделали исследования повседневных практик фундаментальной основой своей методологии социальноисторического анализа. При этом автор замечает, что в трудах классиков марксизма речь скорее идет об «определнной трактовке, концепции повседневности, т.е. системе взглядов, выражающих определнный способ видения и понимания этого феномена»14. Несмотря на оригинальность и новаторство высказанной идеи,

Загрузка...

Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV– XVIII вв. Т.1. Структуры повседневности:

возможное и невозможное / Пер. с фр. Л.Е. Куббеля. М.: Издательство «Весь мир», 2007. С. ХХХII.

Кондрашов П.Н. Проблема повседневности в философии классического марксизма. Автореф. дис. канд. филос.

наук [Электронный ресурс]. Екатеринбург. 2007. - http://www.dissercat.com/content/problema-povsednevnosti-vfilosofii-klassicheskogo-marksizma (дата обращения 08.10.2010).

мы в своем исследовании склонны придерживаться феноменологической концепции повседневности.

Основатель феноменологии Э. Гуссерль, испытавший воздействие идей М. Вебера и А. Бергсона полагал, что «естественная установка» состоит из убеждений повседневной жизни. Мир воспринимается нами, как явление «само собой разумеющееся», как окружение реальных вещей и единственно подлинная реальность, доступная для наблюдения и вытесняющая духовное, отсюда следует, что «естественная установка» есть базис повседневной жизни людей. Э. Гуссерль первым обратил внимание на важность и необходимость философского осмысления «сферы человеческой обыденности», которую он назвал «жизненным миром».

Жизненный мир - это то, что не вызывает у нас сомнения в своем существовании, это то, что обнаруживает истину даже когда весь мир заключен «в скобки». Понятие жизненного мира так же означало припоминаемые, но до конца не выясненные смысловые представления, которые задержались в сознании из «жизненного горизонта», с которым сознание всегда «интенционально соотнесено». По Гуссерлю, как бы мир не осознавался, человек, как Я, как соотнесенность с другими – Мы, принадлежит к «к живущие-вместе-с-другими миру»15, воспринимаемый нами как НАШ благодаря модусам нашего сознания. Придавая огромное значение внутренним процессам познающего сознания, Гуссерль полагал, что способом проникновения в сознание является эпохэ – отказ от накопленного опыта, «отказ от экзистенциальных полаганий». Суть феноменологической установки и эпохэ, по его мнению, «состоит в том, что я достигаю последней мыслимой для опыта и познания точки зрения, в которой я становлюсь незаинтересованным созерцателем моего естественно-мирского Я …»16, и мнения других.

Последователь Гуссерля Альфред Шюц указывает на наличие множественности реальностей, причем каждая из них имеет эпохе – «воздержание от веры в реальность мира как средства, позволяющего преодолеть естественную установку Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология // Гуссерль Э. Избранные работы / М.: Издательский дом «Территория будущего», 2005. С. 450.

Гуссерль Э. Парижские доклады // Гуссерль Э. Избранные работы. Указ. изд. С. 355.

путем радикализации картезианского метода»17 и гуссерлевской феноменологии.

А. Шюц предложил «под «миром повседневной жизни» иметь в виду интерсубъективный мир, который существовал задолго до нашего рождения и переживался и интерпретировался другими, нашими предшественниками, как мир организованный. Теперь он дан нашему переживанию и интерпретации»18. Повседневность как репрезентация нерасчлененной целостности мира человеческого бытия, постоянно воспроизводится в своих практиках через процедуры (пере) интерпретации и типизации значений в ситуациях представленных нам непосредственно или «лицом-клицу». Таким образом, «естественная установка» может выступать и выступает как социальный феномен.

Позиция Шюца очень близка к экзистенциализму, так как основное место в их учениях занимает проблема человеческого существования, где фиксируется в первую очередь бытие внутренних переживаний личности, при этом личность наделена индивидуальностью и неповторимостью. Концепция Шюца, как и экзистенциализма, направлена на раскрытие загадки человеческого существования, с одной стороны это открытость, с другой – постоянная завуалированность, тайна, недоступная для всеобщего обозрения. Шюц полагал, что «естественной установкой» людей по отношению к миру повседневности является прагматический мотив. Наши поступки, направленные на достижение определенной цели, воздействуют на мир повседневной жизни, постоянно преображают его, но этот мир так же оказывает влияние на нас, изменяя или «модифицируя» нашу деятельность.

Все дело в том, что человек приходит в мир, который существовал еще до него, поэтому этот мир есть явление не только физическое, но и социокультурное, «социокультурный мир, - пишет Шюц, - предконструирован и предорганизован, его особая структура – результат исторического процесса»19, поэтому любое общеШюц А. О множественных реальностях // Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом / Пер. с нем. и анг. М.:

«Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. С. 423.

Шюц А. Проблемы природы социальной реальности // Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом / пер. с нем. и анг. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. С. 402.

Шюц А. Равенство и смысловая структура социального мира // Шюц А. Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии. / Пер. с англ. А.Я. Алхасова, Н.Я. Мазлумяновой. М.: Институт фонда «Общественное мнение», 2003. С. 263.

ство и любая культура имеет свою, отличную от других структуру. Все социальные миры также обладают общими чертами: рождение, смерть, иерархия субординаций, половые и возрастные группы. Поэтому социальная реальность воспринимается человеком как переплетение «социальных отношений» и воспринимается как «данность» в ней живущими.

Рассматривая повседневность как определенность, А. Шюц полагал, что она состоит из «многообразия миров» или «подмиров». «Подмиры» – конечные области значений, в понимании Шюца они являются своеобразными, изолированными сферами человеческой деятельности, к которым относятся религия, сон, игра, рисование. Мы не способны перейти из одного мира в другой, пока не испытаем «специфический шок, заставляющий нас вырваться из этой «конечной» области значения и перенести акцент реальности на другую». Шюц утверждает, что «разнообразных шоковых переживаний так же много, как и конечных областей значения, которые я могу наделить чертами реальности»20. Специфические шоковые переживания вызывают внутренние изменения, происходящие в нас при переходе из стадии засыпании в «прыжок в мир сновидений», в театре мы подвержены шоку при подъеме занавеса и переходе «в мир театрального представления», радикальным изменениям мы подвержены когда «прежде чем приступить к рисованию, позволяем своему визуальному полю ограничиться тем, что находится внутри рамки, переходя тем самым в изобразительный мир»21, шоковым переживанием так же является религиозный опыт, меняющий в нас внутреннюю установку.

Таким образом, множество определенных конечных областей значения подразумевает наличие иерархии среди них, действительно, значение сна не может быть равнозначным с реальностью природы или значимостью мира повседневности.

Реальность повседневной жизни или внешний мир Шюц определил как «верховную реальность». Верховность определяется деятельной природой, закрепленностью в телесном существовании индивида – «это то царство, в которое мы моШюц А. О множественных реальностях // Шюц А. Указ изд. С. 425.

Шюц А. Символ, реальность и общество // Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом / Пер. с нем. и анг. М.:

«Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. С. 514.

жем встроиться нашей телесной активностью и которое мы, следовательно, можем изменить и преобразить»22. Другие реальности определяются через эту повседневность, так как для них характерно отсутствие компонента деятельности, влияющего на внешний мир. Таким образом, множественность реальностей предполагает относительный статус каждой из них и возможность замены одной реальности на другую, что свидетельствует о наличии независимости, автономности и внутренней непротиворечивости каждой из них.

Многообразие миров Шюца можно рассматривать как детальную проработку утверждения Гуссерля о том, что мы называем действительным миром – «особый случай многообразных возможных миров и немиров», которые есть «не что иное как корреляты сущностно возможных вариантов идеи "постигающего в опыте сознание"»23. В любом действии человека, спланированном либо спонтанном, присутствует осознание этого действия. По мнению Гуссерля, мир «конституирован сознанием», поскольку сознание это не просто наиболее очевидная реальность, являющейся фундаментом любой реальности, это еще реальность абсолютная. Весь пространственный и временной мир, утверждает немецкий мыслитель, «это по своему смыслу лишь простое интенциональное бытие, то есть такое бытие, которое обладает лишь относительным, вторичным смыслом для сознания», оно доступно человеку только «через посредство явления»24 и полагается сознанием в его опыте. Если учесть, что интенциональное понимается основателем феноменологии как «направленность на», то, следовательно, сознание определяет направленность бытия, наделяет его опытом.

Сознание, как неотъемлемая часть нашего существования, находится в тесном взаимодействии с реальным миром и общественным сознанием. Без ориентировки на общественное сознание невозможно оценить любое действие человека, то есть общественное и индивидуальное сознания закладывают основы любого обыденного явления и социальной действительности. Поскольку мир повседневШюц А. Символ, реальность и общество // Шюц А. Указ. изд. С. 512.

Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. Кн. 1 / Пер. с нем.

А.В. Михайлова. М.: Академический Проект, 2009. С. 144.

Гуссерль Э. Указ. соч. С. 152.

ной жизни - это не мир одного индивида, это еще и мир множества других личностей, связанных между собой временным, информационным, коммуникативным и культурным пространствами, объединенных сферой субъективного опыта.

Очень интересна и близка нам точка зрения Ирвинга Гофмана. Американский исследователь, изучающий формы организации повседневного опыта и общения, полагал, что социальное действие способствует обновлению социальной рутины, поэтому «рутинную деятельность надо воспринимать со всей серьезностью – как часть реальности, которая имеет первостепенное значение», но мы не всегда учитываем, что реальность может являть собой всего лишь ее инсценировку. В основе человеческого поведения, полагает Гофман, лежат циничные мотивы, поэтому жизнь это игра, которая в силу существующих в ней правил предсказуема. Идея предсказуемости отражена Гофманом в главе «Анализ фреймов разговора», где он уделяет внимание степени реальности деятельности поведения индивида, и приходит к выводу о предопределенности поведения при сообщении различной информации, поэтому поведение человека напрямую зависит от установленного социального порядка, а не от выбора субъекта. Индивидуальные действия - это особый «порядок интеракции», образующий лестницу «фреймов», а «повседневность есть не что иное, как непосредственное проявление или симптом глубинных свойств мира…»25. При этом необходимо уточнить, что под фреймами американский ученый понимает «социальную организацию событий» и субъективную вовлеченность в них.

Предложенный Гофманом «драматургический» подход в исследовании повседневности, основывается на том, что взаимодействие субъектов в обществе отражает не реальную действительность, точнее не то, кем мы являемся в обществе, а то, какими мы хотим казаться. Как следствие этого, человек действия и сознание человека направлены на конструирование социальной реальности, создавая о себе или об определенной группе индивидов нужное мнение или впечатГофман И. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта. Пер. с англ. / Под. ред. Г.С. Батыгина и Л.А. Козловой. М.: Институт социологии РАН, 2003. С. 677, 688.

ление26. В данном случае объектом исследования становится социальная игра, способ поведения личности в различных повседневных ситуациях для создания нужного представления себя для других.

Любая ситуация человеческой деятельности требует определенного подхода или «ключа», способного решить «что должно находиться в фокусе их внимания». Из множества ситуаций, пишет Гофман, можно найти выход, применив всего лишь пять основных «ключей» первичных систем фреймов (подразделяемых на природные и социальные), к которым относятся:

выдумка – «показная имитация», включающая игровое притворство, фантазии, драматургические тексты или драматургическое представление реальности.

Такие фреймы лежат в основе фреймов театра, кинематографа, СМИ;

состязание – переход от агрессивных форм состязания к менее опасным и жестоким;

церемониалы – «концентрация смысла происходящего в одном действии», определенные действия – роли, ориентированные на то, чтобы «сконцентрировать смысл происходящего в одном действе»;

техническая переналадка – «некоторые «отрезки» повседневной деятельности, взятые независимо от своего обычного контекста» – к ним относятся презентации, демонстрации, выставки и т.п. В этом случае это отображение реальности по определенным, спланированным действиям, сценарию;

пересадка – «зиждется на допущении о том, что одни мотивы удерживают исполнителя в круге обычной деятельности, тогда как другие… выводят его за пределы привычного», Гофман в качестве примеров приводит необходимость введения подставных лиц «для оживления игры в казино», и участие принцессы Маргарет в благотворительной акции распродажи женского белья27.

Гофман И. Поддерживающие взаимообмены // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 11. Социология. М., 1997. № 2.С. 44- 81.

Гофман И. Анализ фреймов… Указ. изд. С. 109-138.

Вышеуказанные подходы указывают на то, что «мы создаем нереальный мир, чтобы понимать мир реальный…»28. Постоянно оказывая влияние друг на друга в процессе повседневной жизни, люди «фреймируют» реальность, придают ей некую заданность восприятия, фундирующейся на потребности общества в организованности действий субъектов.

Гофман, проанализировав работы Шюца и Джемса, настаивает на том, что «повседневность это не то, «что индивид ощущает как реальность», а то «что завладевает им, поглощает и увлекает его; события повседневности можно считать реальными и одновременно нереальными»29. Человек часто остается в неведении, что оказывает влияние на его поведение, поскольку его поступки являются результатом «многослойной деятельности». К надиндивидуальным Гофман относит не только крупные социальные структуры, но и такие индивидуальные поступки как восприятие реальности, речь, жизненный опыт. Исследователь критичен к идее Шюца о социальном конструировании повседневности, он полагает, что внешний мир и существующее в нем общество являются сдерживающим фактором в развитии формирования индивидуальных представлений. Таким образом, приходя в мир, человек оказывается в уже сформированной, целостной структуре, чтобы выжить он вынужден приспосабливаться к установленным до него обстоятельствам, поэтому для понимания причины нашего поведения необходимо либо выйти за границу установленного, либо пройти путь его становления, путь бытия.

Абсолютная уникальность человеческого бытия отражена в известном философском течении ХХ века – экзистенциализме, ярким представителем которого был Мартин Хайдеггер, все темы философского учения неразрывно связывались им с концепцией бытия. В известной работе «Бытие и время» М. Хайдеггер отмечает, что на все объекты, с которыми сталкивается человек, он смотрит через призму своего бытия-в-мире, воспринимаемое им как бытие повседневное. Бытие, полагает немецкий мыслитель, открывается нам через собственную жизнь, как

Батыгин Г.С. Континуум фреймов: социологическая теория Ирвинга Гофмана // Гофман И. Анализ фреймов:

эссе об организации повседневного опыта. Указ. изд. С. 44.

Гофман И. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта. Указ. изд. С. 66.

процесс переживания этой жизни, то есть «наличное бытие». Подтверждением этой онтологической позиции мы находим в статье Х-Г. Гадамера, который утверждает, что для Хайдеггера «бытие человеческого вот-бытия обрело онтологическое первенство. …Собственное бытие человеческого вот-бытия состоит не в жестко фиксируемой наличности, но в подвижности заботы, поскольку именно она позволяет вот-бытию, озабоченному своим собственным бытием, быть своим собственным будущим»30. Вопрос о бытии, полагает Хайдеггер, «должен быть развернут в его полной прозрачности», поэтому «разработка этого вопроса требует… экспликации способа всматривания в бытие, понимания и концептуального схватывания смысла, подготовки возможности правильного выбора примерного сущего, выработки генуинной манеры подхода к этому сущему» 31. Человек как сущее, вопрошающее о смысле бытия вынужден искать среди бытийных возможностей нечто, определенное Хайдеггером термином Dasein. Понятие Dasein включает и онтологически-экзистенциальную характеристику, и особенность бытия-вмире с позиции повседневного жизненного опыта наиболее понятного для любого человека.

Хайдеггер (в отличие от Гуссерля и Шюца, которые считали повседневное мыслимым и интеллектуальным постижением) отрицательно относится к повседневности и рассматривает его как «вид бытия, в каком ближайшим образом и большой частью держится присутствие». Первично повседневность определена философом как владеющее присутствием «все время жизни», но в большинстве своем означает «способ, каким присутствие не всегда, но «как правило» себя каждому кажет». Повседневность как «способ быть» понятен «лишь по видимости», а бытийный смысл присутствия воспринимается как его временность, которая делает возможным бытие присутствия. Мир, по мнению Хайдеггера, давно субъективен, «присутствие есть сущее, которое есть всегда я сам, бытие всегда мое», человеческий индивид нуждается в других людях и обязан жить с ними вместе, соГадамер Х-Г. Истина художественного творения // Гадамер Х-Г. Пути Хайдеггера: исследования позднего творчества / пер. с нем. А.В. Лаврухина. 2-е изд. Минск: Пропилеи, 2007. С. 111.

Хайдеггер М. Бытие и время / Изд. 3-е. Пер. с нем. В.В. Бибихина. СПб.: «Наука», 2006. С. 7.

трудничать с ними, но такое совместное существование – «со-бытие», «раздавливает человека», лишает его оригинальности, «различительности», заставляет быть как все. Необходимо отметить, что здесь Хайдеггер близок к концепции И. Гофмана, настаивающего на том, что повседневность есть сдерживающий от проявления любой инициативы фактор, поскольку мир повседневности это сформированная структура бытия, к которой любой человек вынужден приспосабливаться.

Повседневный мир, по Хайдеггеру, захватило бытие и бытие растворилось в повседневном мире, поэтому «бытие с другими» довольствуется «усредненностью», которая и определяет повседневность. Состояние «серединности», пишет Хайдеггер, определяет «то, что можно и должно сметь следит за всяким выбивающимся исключением. Всякое превосходство без шума подавляется. Все оригинальное тут же сглаживается как издавна известное. Все отвоеванное становится ручным. Всякая тайна теряет свою силу. Забота серединности обнажает опять же сущностную тенденцию присутствия, которую мы именуем уравнением всех бытийных возможностей»32. Это приводит к тому, что каждый является другим, и «никто не он сам», а существование «в его бытии-друг-среди-друга» обличил человека, превратил его в «никто». В связи с этим интересен анализ Хайдеггера мифа о пещере Платона.

Хайдеггер предполагает, что под пещерным помещением Платон создал образ «области местопребывания, которая (повседневно) показывает себя взору», человек не может предположить, что принимаемая им привычность не соответствует действительности. Действительное, то есть то, что мы воспринимаем ежедневно, это только «отпечатки идей», которые «держат человека на привязи». Не воспринимая это как пленение, человек «принимает этот круг повседневности под небесным сводом за пространство постижения и суждения, которое только и задает меру… служит упорядочивающим законодательством для всех вещей и отно

<

Там же. С. 114, 127.

шений» 33, не подозревая, что в его «круге человеческого местопребывания» или повседневности присутствует нечто другое, влияющее на это пребывание.

В контексте повседневности вопрос о «кто присутствии» ставится Хайдеггером как вопрос о встрече с другим бытием, как осознание неопределенности и «временности» человеческого бытия, поэтому повседневность он рассматривает как «модус временности». Человеческое существование – это своего рода «место»

(«топос») актуализации бытия в мире сущего, «место» понимания бытия, «место», где бытие раскрывает себя сущему. Согласно Хайдеггеру, бытие, проявляя себя в сущем, уходит от него в область, – где от сущего как наличного данного нет ничего – в несущее, в Ничто, хранителем которого является Смерть. Родство человека с Ничто, понимается некоторыми исследователями как потаенность самого бытия, где потаенность не есть данное сущее, оно есть бытие, «бытийствующее как бытие»34. Таким образом, Хайдеггером ставится вопрос о признании Другого бытия

– смерти.

В повседневном существовании ценность человеческой жизни осознается на уровне подсознания каждого индивида «в пограничных ситуациях через образы жизни и смерти», поэтому «борьба против смерти разворачивается в реальном пространстве человеческого бытия» 35. Страх смерти - своеобразное испытание, каждый стоит перед выбором достичь своей самости, самого себя, либо утерять, принять или не принять ответственность за свою жизнь, для этого необходимо осознать «особеннейшую черту возможности смерти» – возможность в любой момент. Если человек поворачивается лицом к Ничто, то это помогает обрести ему смысл бытия, подлинное существование, если человек уходит от осмысления своего Dasein, он обретает модус неподлинного существования, но «чем больше мы в своих стратегемах повертываемся к сущему, тем меньше даем ему ускользнуть как таковому; тем больше отворачиваемся от Ничто. Зато и тем верХайдеггер М. Учение Платона об истине // Время и бытие. М.: Республика. 1993. С. 348.

Подробнее об этом см: Канафьева В.В. Бытие и время в традиции логоса. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2005. – 202с.; Фриауф В.А. Язык. Сознание. Человеческая реальность… Абсолютно другое. Саратов:Изд-во «Научная книга»

2005 – 230с.

Устьянцев В.Б. Жизненное пространство человека: ценностные и институциональные начала // Современная парадигма человека. Саратов, 2000. С. 112.

нее мы выгоняем себя на обыденную внешнюю поверхность нашего бытия»36, повседневность.

Предельным основанием человеческого бытия, является время, так как «во всяком сущем ровно столько бытийственности, сколько времени»37. Онтологический монизм времени подводит человека к ощущению текучести времени и осознанию его неизбежной конечности как предела, барьера существования. Но осознание человеком своей конечности не является опытом смерти, оно есть «опыт смерти других» и этот опыт не может восприниматься как смерть собственная, поэтому человек переживает бытие в будущем. Живя будущим завтра (здесь уместен афоризм Хайдеггера – «время временится из будущего»), человек приходит к тому, что многое уже пережито, и смерти не избежать, такое бытие «собственное бытие к смерти, т.е. конечность временности, есть потаенная основа историчности присутствия»38, то есть присутствие бытия среди сущего рассматривается как его отсутствие. Таким образом, Хайдеггер онтологический приоритет рассматривает как принадлежность будущему, как проекцию повседневности.

Противостоит оценочному, теоретическому подходу Хайдеггера в исследовании проблемы онтологии и повседневности практический характер «первой философии» Михаила Бахтина, который понимает повседневное бытие как ответственность за сознательные поступки человека. Поступок, полагает русский мыслитель, определяют такие элементы как я-для-себя, другой-для-меня, я-длядругого, так как «все пространственно-временные и содержательно-смысловые ценности и отношения стягиваются к этим эмоционально-волевым центральным моментам: я, другой и я-для-другого»39, таким образом, поступок это со-бытие в мире с другими, это «квант» действительной жизни, онтологическим условием которого является способ бытия человека. Направленная мотивация поведения человека определяет его личную ответственность, «способность отвечать» за

Хайдеггер М. Что такое метафизика // Время и бытие: Статьи и выступления. / Пер. с нем. В.В. Бибихина. М.:

Республика, 1993. С.23.

Фриауф В.А. Язык. Сознание. Человеческая реальность… Абсолютно другое. Саратов: Изд-во «Научная книга»,

2005. С. 178.

Хайдеггер М. Бытие и время. Указ. изд. С. 386.

Пешков И.В. М.М. Бахтин: от философии поступка к риторике поступка. М.: Изд-во «Лабиринт», 1996. С.127.

свое бытие и бытие другого, то есть признает свое не-алиби в бытии, которое он называет «бросанием себя на самую свою собственную способность-статьвиновным»40, именно в этом и выражается способность быть в бытии с другими, этим определяется повседневное бытие. Идея повседневности у Бахтина заключается в темпоральной интерпретации человеческого бытия, «событийности» в мире с другими. Теория Бахтина базируется на теории неразрывности и единении мысли и практики, так как объект в мире повседневного бытия наделен реальностью и лишь частично подчинен мысли субъекта, следовательно, на созидание события способно только обыденное или повседневное мышление.

Необходимо отметить, что в отечественной научной литературе по причине ограничения доступа к западным исследованиям в советский период нет длительной традиции в изучении повседневности. В начале ХХ века такие значимые события, как Первая мировая война и Октябрьский переворот 1917г. в России, приводят к «расшатанности всех обычных норм и жизненных устоев» (К. Франк), то есть деформации повседневности. Общество переходит к строительству социализма, что подразумевает кардинальную перемену ориентиров и ценностей бытия, вычеркивающего из повседневной жизни традиции дореволюционной России. Тема обыденного сознания как проблема диалектического материализма стала довольно часто обсуждаться в научных трудах того времени. В них настойчиво подчеркивалось, что «стиль повседневного, бытового мышления связан с использованием представлений и понятий обыденного опыта… с так называемым здравым смыслом, …нередко имеющим характер предрассудка»41, поэтому обыденное мышление наделено «лишь отдельными элементами диалектического подхода»42.

В исследованиях того периода утверждалось, что обыденное сознание, сталкиваясь с проблемами бытового порядка, преувеличивает их значимость, мешает проведению верного анализа причин возникновения этих явлений и отводит от праБахтин М.М. Философия поступка // Философия и социология науки и техники. М.: Наука, 1986. С. 82.

Борщов В.Г. Деятельность и творческая активность сознания // Сознание и деятельность. К вопросу о реализации норм общественного сознания / Под ред. В.Н. Ярской. Изд-во Саратовского Ун-та. 1985. С. 9.

Мокин Б.И. Диалектика социальной действительности и диалектика мышления // Сознание и деятельность. Указ изд. С. 57.

вильного понимания процесса развития социалистического общества. Как следствие этого в гуманитарных исследованиях советского периода довольно часто проводятся сравнения научного и обыденного сознаний, убеждая читателя в том, что построение выводов должно проводиться «на прочной базе научного эксперимента», следовательно, тема повседневности в советский период присутствовала только как альтернатива научному подходу в осознании действительности.

В середине ХХ века исследовательская мысль в области повседневности сужается и зачастую сводится к семантике одежды и интерьера или интерпретации поведения человека. Объяснение этому дал Ф. Бродель, ограничив исследование повседневности только лишь материальными проявлениями цивилизации.

Он рассматривал повседневность как едва заметные во времени и в пространстве мелкие факты, «чем более сужаете вы поле наблюдения, тем больше у вас шансов очутиться в окружении материальной жизни: круги большего радиуса обычно соответствуют «большой» истории... Когда же вы сужаете наблюдаемое время до малых промежутков, то получаете либо какое-то событие, либо какой-то факт.

Событие должно быть уникально и полагать себя единственным; какой-либо факт повторяется и, повторяясь, обретает всеобщий характер или, еще лучше, становится структурой»43. Эта тенденция развития тематики повседневности прослеживается во второй половины ХХ века в работах советских исследователей, сосредоточившихся в основном на «человеческой истории советской эпохи».

Ситуация изменилась в связи с появлением переводов работ западных исследователей в конце ХХ века. Тема повседневного бытия стала нередко обсуждаться в научной литературе. Необходимо отметить, что в современных работах по данной проблематике часто опорным является понятие Гуссерля и Шюца – Lebenswelt («жизненный мир»). Это не удивительно, сложно опровергнуть то, что «в социальной феноменологии жизненный мир предстает как всеохватная сфера человеческого опыта и ориентации действий, посредством которых люди осуществ

<

Бродель Ф. Указ соч. С. ХХХVIII-ХХХIX.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |
Похожие работы:

«КАРЦЕВА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВНА МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И ТУРИЗМ КАК МЕХАНИЗМЫ СОВРЕМЕННЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ Специальность 09.00.11 – социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор М.А.Арефьев Санкт-Петербург – 2015...»

«Харсеева Наталия Вячеславовна ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ РОССИЙСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ 09.00.11 – социальная философия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант доктор философских наук, профессор Волкова Полина Станиславовна Краснодар ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава I. Теоретико-методологические подходы к исследованию российского...»

«БУРЦЕВ Сергей Николаевич Иранский фактор во взаимоотношениях России и США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор философских наук, профессор...»

«Мерзляков Сергей Сергеевич ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ СУБЪЕКТИВНОГО ОПЫТА Специальность 09.00.13 философская антропология, философия культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Гиренок Федор Иванович Москва Оглавление Введение...»

«ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СУДЕБНЫХ ОРГАНОВ НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Специальность 12.00.10 – Международное право; Европейское право Научные консультанты: Капустин Анатолий Яковлевич, доктор юридических наук, профессор Джафаров Азер Мамед оглы доктор юридических наук, заслуженный юрист Азербайджанской...»

«Синельщикова Любовь Александровна Духовно-нравственные ориентиры в русской культуре Серебряного века: социально-философские аспекты Специальность 09.00.11 – социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук научный руководитель: доктор философских наук, профессор В. Л. Обухов...»

«Беседин Артем Петрович ЭВОЛЮЦИЯ ФИЛОСОФСКИХ ВЗГЛЯДОВ ДЖОРДЖА БЕРКЛИ Специальность 09.00.03 – История философии Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Вадим Валерьевич Васильев Москва – 2015 год Содержание Введение Глава I. Развитие имматериализма...»

«Худжамкулов Амирхон Хамрохонович ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН В ПРОЦЕССЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ НАРКОТИКОВ Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Хидирова М.У. Душанбе – 201 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1....»

«НЕМАТОВ АКМАЛ РАУФДЖОНОВИЧ ПРАВОТВОРЧЕСТВО В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Научный консультант: доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ Поленина Светлана Васильевна...»

«Лушникова Ольга Леонидовна Социокультурный капитал рода в современных условиях: социологический анализ 22.00.06 Социология культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель: Ибрагимов Р.Н. доктор философских наук Абакан – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1....»

«Захарин Андрей Николаевич «Мировоззренческо-парадигмальный конфликт и его влияние на цивилизационный выбор молодежи России» специальность 09.00.11 Социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Каширин В. И. Ставрополь 20 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Павлухина Ольга Владимировна Мифическое и магическое в современной британской детской литературе Специальность 09.00.14 Философия религии и религиоведение Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор М.М. Шахнович Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава I. Миф,сказка и литература фэнтези 1.1. Литература фэнтези и мифология 1.2 Фэнтези и сказка 1.3....»

«КЛИМАН СВЕТЛАНА ВЛАДИМИРОВНА УПРАВЛЕНИЕ ПОДГОТОВКОЙ РАБОТНИКОВ КРУПНОГО ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ В КОРПОРАТИВНОМ УНИВЕРСИТЕТЕ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 22.00.08 – «Социология управления» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой...»

«Табаров Неъмон Амонович ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ ПО ДОГОВОРУ КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный деятель науки и техники Республики...»

«Бритикова Елена Александровна Модернизация российского высшего образования: тенденции, проблемы, перспективы (на материалах сравнительного исследования государственных и коммерческих ВУЗов) 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор Шалин Виктор Викторович Краснодар 2015...»

«Павлухина Ольга Владимировна Мифическое и магическое в современной британской детской литературе Специальность 09.00.14 Философия религии и религиоведение Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор М.М. Шахнович Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава I. Миф,сказка и литература фэнтези 1.1. Литература фэнтези и мифология 1.2 Фэнтези и сказка 1.3....»

«Павлухина Ольга Владимировна Мифическое и магическое в современной британской детской литературе Специальность 09.00.14 Философия религии и религиоведение Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор М.М. Шахнович Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава I. Миф,сказка и литература фэнтези 1.1. Литература фэнтези и мифология 1.2 Фэнтези и сказка 1.3....»

«БАХАРОВСКАЯ Елена Викторовна СОЦИАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЁЖИ КАК ОБЪЕКТ УПРАВЛЕНИЯ Специальность 22.00.08 Социология управления (социологические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата социологических наук Научный руководитель...»

«Ибодов Анвар Хабибуллоевич ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И УГРОЗЫ В ПРОЦЕССЕ ПЕРЕХОДА К ИНФОРМАЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ (На материалах Республики Таджикистан) Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научные руководители: доктор философских наук, профессор Курбанов А.Ш.; кандидат политических наук, доцент Хукмишоев...»

«Лисанюк Елена Николаевна Логико-когнитивная теория аргументации 09.00.07 – логика Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант Доктор философских наук, доцент И.Б.Микиртумов Санкт-Петербург Оглавление Введение.1. Общая характеристика исследования 2. Рождается ли в споре истина, или аргументативный инструментализм vs аргументативный оптимизм 3. Благодарности 2 Глава 1. Аргументация:...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.