WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Археология субъекта информационного общества: антропологический аспект Шифр и наименование ...»

-- [ Страница 1 ] --

Санкт-Петербургский Государственный Университет

На правах рукописи

Львов Александр Александрович

Археология субъекта информационного общества: антропологический аспект

Шифр и наименование специальности:

09.00.13 – «философская антропология, философия культуры»

Диссертация на соискание ученой степени кандидата философский наук

Научный руководитель: д.ф.н., доц. Полатайко С.В.



Санкт-Петербург –

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ. Археология ключевых понятий современности

1.1 Два вектора развития неклассической философии

1.2 Основные понятия эпохи модерна

1.3 Современная картина мира: от постромантизма к XXI веку

ГЛАВА ВТОРАЯ. Феномен аватара

2.1 Новоевропейский оптикоцентризм и парадигма сети

2.2. Антропологическая проблематика в коммуникативной стратегии информационного общества

2.3. Аватар как метафора субъекта информационного общества

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Археология Weltanschauung и становление информационного мировоззрения

3.1 Археология Weltanschauung

3.2 От мировоззрения к идеологии: субъект познания как субъект политики

3.3 Предпосылки становление информационного мировоззрения

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность диссертационного исследования. С конца XX века в области общественных наук — от социологии и экономики до истории, политологии и философии — и по сей день все более обсуждаемой и перспективной становится предложенная в 1980-х годах концепция постиндустриального общества.

Эта концепция непосредственным образом связана, во-первых, с попыткой западного, прежде всего англо-американского, обществознания дистанцироваться от марксистских тенденций в обществознании Советского Союза и вообще мыслителей с более или менее ярко выраженными левыми симпатиями. Известно, что марксизм как учение, охватывающее и аккумулирующее в своих исследованиях значительный объем гуманитарного знания, полученного в Новое время, характеризуется яркой прогностической тенденцией. Сформулированная в его фундаментальных работах формационная теория настаивала на объективном характере развития истории человечества от первобытнообщинного строя к коммунистическому обществу. Однако, уже в середине прошлого столетия примеры институциализации марксистской теории во всем ее многообразии обнаружили противоречие с реальными бюрократическими процессами стран коммунистического лагеря (таких как СССР, КНР, Куба и др.). Таким образом, продуктивным представлялось не столько обыгрывать эти противоречия между теорий и практикой критиками марксизма, сколько предложить иной, более перспективный методологический ход, который выводил бы указанные противоречия из поля частной теории в пространство актуальных вызовов современных гуманитарных наук. Этим, как мы покажем в последствии, объясняется готовность воспринять и работать с концепцией постиндустриального общества как представителей либерального лагеря в науках об обществе, так и авторов постмарксистской направленности и даже исследователей позитивных наук.

Во-вторых, концепции постиндустриального общества получила свое развитие в связи с продуктивными исследованиями в области политологии, экономики и информатики. Поскольку уже к началу XXI века оказалось сформулированным понимание информации как универсальной единицы, ставшей стать предметом как экономических, так и социально-политических и даже культурных отношений в мировом сообществе, необходимо было предложить такую теорию, в которой она занимала бы центральное место и, следовательно, определяла порядок вновь устанавливающегося положения вещей в мире. Такой проект получил название информационного общества; в нем информация рассматривается уже помимо детерминации какими бы то ни было историческими формациями, или производственными отношениями, или культурными особенностями данного конкретного региона, а именно как некоторое универсальное условие существования нового порядка вещей, актуальной политической и социологической перспективы. В этом отношении информационное общество не только становится ведущей социальнокритической теорией, но и развивает предложенный создателями концепции постиндустриального общества политический аспект. Как полагал американский исследователь Д. Белл, эта концепция постиндустриального общества предполагает, что существует общее ядро проблем, которое главным образом обнаруживается в отношениях науки к общественной политике. Более того, с этой точки зрения постиндустриальное общество оказывается одним из «упорядочивающих устройств» («ordering devices») в условиях изменяющейся общественной структуры стран запада1.





Таким образом, информационное общество, в котором именно операции с информацией и ее доступность становятся необходимым и достаточным условием социокультурного и даже политико-экономического исследования, является в наше время объектом пристального внимания ведущих зарубежных и отечественных специалистов в области общественных и гуманитарных наук.

См. Bell D. The post-industrial society. The evolution of an idea. - London, [1971]. - 102-168 pp. - P.164.

1 Однако, поскольку именно социологическая сторона этой проблемы оказывается отлично разработанной, предложены продуктивные исследовательские стратегии к описанию характеристических свойств общественного устройства мира информации, отдельный и, на наш взгляд, объективный интерес с необходимостью представляет исследование антропологического аспекта существования информационного общества. Положение вещей в «мировой деревне» в условиях принципиально возможного всеобщего доступа к новейшим технологическим и политическим разработкам, при которых быть означает быть представленным в системе глобальной информационной сети, не может не затронуть человека в качестве субъекта, обнаруживающего себя и свое место в них. Неоднократно отмечалось, что классический проект новоевропейской субъектности, описанный основоположниками Нового времени, критикуется и деконструируется в работах ведущих представителей современной философии.

Тем не менее, сама проблема субъекта современности не упраздняется, но переосмысливается и уточняется в связи с антропологическим вектором актуальных философских исследований (мы имеем в виду прежде всего работы постструктуралистов), и именно этим обусловливается актуальность данного исследования.

Кроме того, новый порядок мира не только объективно выстаивается и формируется вследствие успешных социо-политических проектов или технологических преобразований действительности, но и наблюдается субъектом этого мира, образуя своеобразную, отличную от любого иного порядка картину. Мы имеем в виду складывающийся в рамках актуальных общественных преобразований тип мировоззрения, который не мог быть присущ классической эпохе (XVI — XVIII вв.) или эпохе XIX — XX столетий. Эпистема современности, на наш взгляд, предлагает не только своеобразный антропологический аспект проблемы субъективности, но и требует обоснования этого мировоззрения, которое позволяет каждому включенному в информационное общество индивиду обнаружить себя в адекватном ему дискурсивном пространстве и свободно ориентироваться в нем. Таким образом, наше исследование сосредоточивается, во-первых, на выявление актуальной модели субъективности информационного общества с антропологических позиций, а, во-вторых, на обоснование особого типа мировоззрения, характерной для такого сообщества как совокупности включенных в него индивидов.

Степень разработанности проблемы. Как было указано, проблема философско-антропологического исследования субъекта информационного общества представляет насущный интерес в силу обыкновенного отождествления индивида и функции (коммуникативной или технологической) в успешном осуществлении процессов в рамках постиндустриального общества глобальной сети.

Область исследований информационного общества чрезвычайно разнообразна и неоднородна. Мы можем даже говорить о ее междисциплинарности, которая обусловливается тем, что информационное пространство глобальной сети предлагает радикально новые коммуникативные, социальные, политтехнологические стратегии по сравнению с теми, которые были разработаны в классических трудах М. Маклюэна, Ю. Хабермаса, Т. Адорно, Г.

Маркузе и др. Определенная констелляция взглядов на проект информационного общества начинает складываться в наше время под влиянием работ, обосновывающих различные «генеральные линии» понимания этой проблемы в социологическом и историко-научном ключе.

Однако, в настоящее время антропологический аспект в исследованиях субъекта информационного общества по существу не разработан — несмотря на детальное изучение самих отношений субъектов этого общества, обычно сведенных до уровня операционных функций постиндустриализма.

Многочисленные проекты обоснования успешной артикуляции истины, знания, властных отношений в условиях общества глобальной информатизации как бы игнорируют собственно антропологическую проблематику статуса человека.

Так, Д. Бэлл, предлагает понимать его как следующий этап развития общества вслед за индустриальным. М. Кастельс в своих трудах представляет постмарксистский взгляд на информационное общество как на необходимое и достаточное условие для небывалого до сих пор развития производительных сил его субъектов. Б. Латур предлагает осмыслять вообще социальное пространство с точки зрения акторно-сетевой теории, рассматривающей включенные в нее объекты в качестве действующих единиц социальных отношений. При этот акторы не различаются между собой ни на каких антропологических основаниях, охраняя субъективную активность в процессе «сборки социального», что, по существу, представляет собой попытку антропологической деконструкции привычного классической традиции Lebenswelt (жизненного мира)2.

Непосредственно примыкает к этой точке зрения и теория потоковый структур, актуальная для современной социологии; это направление, как указывает современный исследователь Д.В. Иванов, представляет «альтернативы теоретизированию, которое сводит поиски выхода к выбору между креативностью акторов и детерминизмом структур»3.

Поэтому, на наш взгляд, важно иметь в виду методологические разработки представителей постструктурализма. Хотя это движение конца XX столетия не обнаружило серьезных контрпримеров и не предложило методической оппозиции новоевропейскому обществу и новоевропейской науке как они сложились, начиная с XVII века — со времени классической эпохи, все же работы М. Фуко, Ж.-Ф. Лиотара, Ж. Делеза, Ж. Бодрийяра, и других авторов продемонстрировали предельные возможности модернистского дискурса.

Принимая во внимание особо разработанные социально-философскую и социологическую сторону феномена информационного общества, нам представляется необходимым осмысление результатов, прямо не касавшихся природы его субъекта. В данном исследовании мы руководствуемся прежде всего разработками Ж. Бодрийяра, М. Кастельса и Д.В. Иванова, давших образцовые содержательные характеристики такого социологического феномена как информационное общество.

Подробнее см. Латур Б. Пересборка социального: введение в акторно-сетевую теорию. - М.: Изд. дом Высшей 2 школы экономики, 2014. - 384 с.

Иванов Д.В. К теории потоковых структур // Социологические исследования. 2012, № 4. - С. 8.

3 Необходимость обоснования и политического аспекта, который возникает как характеристическая черта постиндустриального общества (или общества знания, или технотронной эры, как называет его Д. Бэлл) дает нам основание привлечь актуальные работы ведущих отечественных и зарубежных исследователей. Прежде всего, мы имеем в виду работы А. Ушакова и Д.

Кралечкина, Д.Ю. Дорофеева и М.Ю. Арзуманяна, А. С Ивановой; сходными стратегиями в отношении исследования культурных основ современности за рубежом пользуются, например, и оригинальный нидерландский мыслитель Ф.Р.

Анкерсмит, а также финский исследователь классический философии политики М. Лахтинен. Заслуживает внимания критический анализ классических коммуникативных стратегий в работах М. Маклюэна и Т. Адорно отечественного исследователя М.М. Кузнецова. Мы также многому обязаны в понимании оснований современности работам Дж. Лукача, О.Ю. Пленкова, В.Ю. Сухачева.

Существенное значение для понимания процессов развития и становления феномена секуляризации имеют работы Э. Ройла, Ч. Тейлора, Г. Урбана, П.

Ватсона, Ф. Матчетт. Важным источником по стоицизму вообще и его влиянию на новоевропейскую рациональность является недавно изданный на русском языке классический труд М. Поленца.

Само собой разумеется, что задача археологического исследования субъекта информационного общества требует обширного историкофилософского материала. Для этого были привлечены и проанализированы работы таких основополагающих авторов, как И. Кант, И.Г. Фихте, Ф.В.Й.

Шеллинг, Г.В.Ф. Гегель, М. Шелер, Ф. Ницше, С. Киркегор, А Шопенгауэр, З.

Фрейд, К. Маркс, Секст Эмпирик, О. Конт, Р. Дж. Коллингвуд, Э. Фромм, М.

Хайдеггер, Й. Хёйзинга, П. Тейяр де Шарден и др. Критические разбор их основных положений мы черпали из работ К. Яспера, Л. Альтюссера, Х. Фрайера, Л. Хейде, В. Виндельбанда, П. Бурдье, Э.В. Ильенкова, П.П. Гайденго, В.В.

Бибихина, А.В. Филиппова, Г.С. Левита, И.И. Евлампиева, А.Е. Радеева, Ю.А.

Шабановой и др.

Наконец, нам важно отметить и тех отечественных авторов, которые развивают и осмысляют методологические основания археологии гуманитарных наук, предложенные в своих работах М. Фуко. Прежде всего мы опираемся на работы А.В. Дьякова, Н.С. Автономовой, А.С. Колесникова. Работы К.А.

Сергеева, Б.В. Маркова, А.В. Перцева, С.В. Полатайко определяют возможность выявления природы субъекта информационного общества, а также вписывают его в проблемное поле не только социальной философии, но и философской антропологии.

Целью настоящего исследования является проследить генезис субъекта информационного общества в его антропологическом аспекте. Мы указали, что современные авторы в большинстве случаев под субъектом информационного общества понимают, как правило, функцию успешной артикуляции информации и операции с ней; нам же важно исследовать субъекта именно как в связи с его особым качеством присутствующего в глобальной информационной сети индивида. Человек принципиально отличен от техники или природы не только в силу своего онтогенеза и филогенеза, своего гено- и фенотипа, но и, главным образом, в силу своего статуса актуального деятеля, преобразующего окружающую его действительность. В этом смысле антропологический аспект проблемы субъекта является, по нашему мнению, ключом к пониманию самой его природы в условиях современного постиндустриального общества.

Для достижения поставленной цели необходимым представляется решение следующих задач, непосредственно примыкающих к ней:

во-первых, выявить ключевые позиции дискурса, в рамках которого проблема субъекта была артикулирована именно в антропологическом аспекте. Решение этой задачи требует соответствующего методологического подхода, который мы находим в работах постструктуралистов; кроме того, необходимо здесь установить характеристические свойства современности, которые позволили бы проследить адекватность антропологической проблематики в условиях формирования и успешного функционирования информационного общества;

во-вторых, определить существенные и определяющие черты субъекта современности как они складываются в процессе становления его в пространстве глобальной информационной сети. Для этого важно обнаружить не только социокультурные и коммуникативные преемственности информационного общества, но и обосновать принципиально отличные от классических новоевропейских проектов принципы артикуляции субъекта в мировом контексте информационных технологий;

в-третьих, обосновать особый, свойственный именно субъекту информационного общества порядок мира, предстающий перед ним как особый тип мировоззрения. В связи с этим необходимо проследить как становление понятия мировоззрения в дискурсе Нового времени, так и указать на объективные связи его с вновь формирующимся типом картины мира.

Объектом нашего исследования является антропологическая проблематика субъекта глобальной информационной сети в постиндустриальном обществе. Предметом выступает субъект информационного общества как особый феномен человеческой субъективности.

Методологическая основа нашего исследования определяется его предметом, целью и задачами. Исходя из них, мы в качестве основного избрали археологический метод, разработанный М. Фуко в ряде его работ. Исследование проблемы субъекта в том качестве, в котором она представлена в трудах авторов, критически относящихся к классической субъект-объектной парадигме, требует выявления непременных дискурсивных связей, которые позволяют нам говорить о методологической легитимности постановки ее в рамках информационного общества. М. Фуко в ряде своих работ (например, «История безумия в классическую эпоху», «Рождение клиники», «Слова и вещи», «Археология знания») показал, что археологический метод, с одной стороны, позволяет обнаруживать исторические преемственности различным дискурсивных практик внутри единой эпистемы, с другой же — ограничивать их на основании констелляции данного конкретного дискурса, в принципе отличного от любого другого, имеющего собственное историческое a priori. Таким образом, само наше исследование становится в известном смысле методологическим проектом по восстановлению nexus'ов (в терминах М. Фуко) антропологического дискурса в неклассической философской традиции.

Кроме обозначенного, мы в исследовании применяем историкопроблемный подход к анализу постановки и решения вопросов, связанных с феномен субъективности в работах, представляющих для нас существенное значение. Немаловажную роль играет и компаративистский метод, который позволяет осуществить сравнительно-исторический анализ существующих в данной области подходов и их концептуальных оснований. Наконец, мы пользовались интерпретативно-аналитическим методом, который способствовал реконструкции смыслового содержания привлекаемых оригинальных и критических текстов по данной теме.

Полученные результаты и их научная новизна представленного исследования заключается в обосновании антропологического статуса субъекта информационного общества, до сих пор представляемого различными авторами только как безликая модель, которая обеспечивает успешное функционирование глобальной информационной сети. Несмотря на многочисленные попытки устранения субъекта из поля зрения исследователей неклассического философского дискурса, мы полагаем, что обоснование именно антропологического аспекта позволяет установить характеристические особенности постиндустриального общества знания. Важными моментами полученного результата мы считаем:

во-первых, применение археологического метода в дискурсивном пространстве информационного общества, что позволило выявить существенные особенности проблемы субъектности в эпоху техногенной эры;

во-вторых, обоснование связи становления секулярного общества после провозглашенной смерти Бога с характеристическим феноменом антропоцентризма как решающего качества субъективности в технологической цивилизации;

в-третьих, выявление связей проблемы субъектности информационного общества с характерной постановкой ее в основополагающих работах ключевых представителей неклассического типа философствования;

в-четвертых, установление нового типа мировоззрения, складывающего в результате формирования особого феномена субъективности в эпоху постиндустриализма.

Положения, выносимые на защиту:

1. Исследуя дискурсивное пространство неклассической философской традиции (с середины XIX века и до наших дней), мы установили два основных вектора ее развития. Так, характерным изменения метода философствования является смещение внимание мыслителей XIX столетия от к и, что обнаруживается при интерпретативноаналитическом исследовании работ К. Маркса, А. Шопенгауэра, С. Киркегора, Ф. Ницше и З. Фрейда.

2. На основании археологического исследования дискурса неклассической философии нам удалось выделить четыре ключевых понятия современности (последняя понимается как развитие проекта новоевропейской исследовательской программы): кризис, современность, субъект, политика.

Загрузка...

Именно эти четыре концепта осмысляются в актуальных исследовательских проектах и формируют констелляцию дискурсивной практики современной эпохи.

3. Поскольку, на наш взгляд, ведущие представители постструктурализма потерпели неудачу при обосновании ситуации преодоления эпохи модерна (ибо их тезисы и методологические программы являются, скорее, логическим завершением эпохи Нового времени, нежели его преодолением), нам представляется продуктивным использовать концепт постромантизма вместо вошедшего в оборот постмодернизма. Таким образом, мы указываем на преемственность с классическим осознанием активной роли творческого начала субъективности, раскрывающейся в противопоставлении Художника, Автора Богу-Творцу. Однако, в то же самое время, мы подчеркиваем, что здесь налицо оппозиция романтизму, поскольку, преодолевая ситуацию смерти Бога, человек перестает быть его соперником, но становится на позицию его «местоблюстителя». Тем самым обосновывается антропологический аспект неклассического философствования, аккумулирующий антропоцентрические потенции еще периода Ренессанса.

4. Информационное общество как особая система отношений подчинена, вопервых, новоевропейскому принципу оптикоцентризма, во-вторых, сетевой организации. Важно иметь в виду, что такой принцип устройства общества знания принципиальным образом связан с проходящим сквозь всю историю философии принципом рациональности, находящим свой концептуальный и методологический прообраз уже у древних стоиков.

5. Кроме того, сетевой принцип устройства информационного общества предполагает определенный способ включенности в мир, а также особую реализацию его коммуникативных стратегий. В этом отношении важно установить антропологическую проблематику коммуникации в ситуации глобальной информационной сети; таковым феноменально оказывается проект общества потребления-производства, позволяющий субъекту стать участником всемирного производства, распределения, поглощения и сохранения информации.

6. Таким образом, субъект информационного общества, актуализируя потенции мирового общества всеобщего благоденствия, становится аватаром в глобальной информационной сети. Аватар мы понимаем как метафору, сформулированную уже в творчестве романтиков XIX столетия, отсылающую нас к особому способу репрезентации индивида. Это фактически означает, что субъект является как реальным, так и вымышленным лицом, способным вести диалог с самим собой или многими такими же виртуальными по своей сути аватарами, что обеспечивает установленный обществом потребления порядок вещей и событий.

7. Установленный постиндустриальным обществом порядок мира не только требует от субъекта быть вписанным в него, но и сообщает ему определенное место, с точки зрения которого он обозревает это свое жизненное пространства. Следовательно, имеет место формирование особого мировоззрения, характерного для такого порядка мира и такого типа общества. Мы называем его информационным мировоззрением и устанавливаем его принципиальные связи с проектами обоснования порядка мира в немецкой классической философии, а также в движении философии жизни.

Научно-теоретическая и практическая значимость работы. Материалы диссертации и полученные результаты в теоретическом отношении дают общее представление о степени разработки актуальной для современных общественных наук проблемы информационного общества. Постиндустриальная эпоха общества знания не только имеет свои характерные предпосылки в виде ключевых этапов становления идей неклассической философии, но и содержит в себе собственные антропологические стратегии, непосредственно влияющие на способ производства, распределения и сохранения информации. Выводы, полученные в ходе нашего исследования, таким образом, позволяют обосновать тенденции, значимые не только для корпуса гуманитарных наук, но и во вновь складывающихся образовательных — прежде всего, связанных с университетской средой — процессах.

Результаты диссертации могут быть применены как теоретически, так и практически в различных областях философского и социогуманитарного знания,а также быть использованы при подготовке лекционных курсов, семинарских и практических занятий по философской антропологии, социальной философии, эстетике, культурологии, истории современной зарубежной философии и при составлении учебных пособий по указанным дисциплинам.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации автор использовал при проведении лекционных и практических занятий в курсе «Философии и методологии научного познания» и «The Epistemological Foundations of Modern Science» для студентов магистерских программ Университета ИТМО. Также частично выводы и методологические разработки нашли свое применение при составлении учебно-методического пособия «Философия и методология научного познания» (в соавторстве с д.ф.н. С.В.

Полатайко и Dr. rer. nat. habit.Г.С. Левитом; отмечена дипломом НПР №14004 на конкурсе Правительства Санкт-Петербурга в области научно-педагогической деятельности в 2014 году). Результаты исследования были представлены диссертантов виде докладов и выступлений на различных внутривузовских, российских и международных научно-теоретических конференциях, в том числе проводимых в Институте философии СПбГУ: Международном молодежном научном форуме «Ломоносов-2015», МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, 13 – 1 апреля 2015; VI Научно-практических чтениях памяти Н. А. Носова (1952-2002) «Виртуалистика: человек в лабиринтах идентичности» (в рамках Дней петербургской философии, Санкт-Петербург, СПбГУ, 2014); VI МНТК «Низкотемпературные и пищевые технологии в XXI веке» в рамках секции № «Высшая школа в XXI веке» и др. Отдельные результаты проведенного диссертационного исследования были представлены в виде заявки на конкурс грантов Санкт-Петербурга для студентов, аспирантов, молодых ученых и молодых кандидатов наук 2013 года (выигран, диплом ПСП №13272).

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, девяти параграфов, заключения и библиографии. Объем работы составляет 163 страницы. В списке литературы 155 наименований, в том числе 21 на иностранных языках.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. Археология ключевых понятий современности

–  –  –

Немецкая классическая философия определила облик и развитие истории философии XIX и XX столетий. Однако, бурное развитие положительного знания, невиданные до тех пор научные открытия, обусловившие сравнимую с религиозной веру в накопление и усовершенствование научного познания, рост всеобщей образованности и гражданского самосознания, улучшение качества жизни, наконец, стремительное изменение мира во всех его проявлениях, укрепление имперских амбиций колониальных держав и становление европоцентричной истории определили радикальное несоответствие новых философских подходов к «вечным» проблемам. Б. Рассел (1872 — 1970) в своей знаменитой книге «История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней» (1945) в качестве главных причин, по которым интеллектуальная жизнь XIX столетия оказалась сложнее, чем в предшествующей ей век, указывает следующие. Во-первых, расширилась область, охватываемая интеллектуальной жизнью; Европа познакомилась с индийской философией, а Америка и Россия внесли в духовный контекст человечества свой существенный вклад. Во-вторых, наука, бывшая источником новых идей, насиная с XVII века, одержала значительные победы в таких важных областях, как геология, биология, органической химия и проч. Втретьих, машинное производство коренным образом изменило всю общественную структуру, тем самым дав человеку новое представление о его мощи по отношению к естественной среде. Наконец, в-четвертых, имел место глубокий протест против сложившихся политических, социальных и экономических традиционных систем, а также систем мышления4. Собственно, с

Рассел Б. История западной философии. В 3 кн. Новосибирск: Сиб. унив. Изд-во, 2007. С. 842.

этим периодом времени и связано понятие неклассической философии. Как отмечает отечественный историк философии И.И. Евлампиев, «в середине XIX века европейское общество переживало незаметные для поверхностного взгляда, но весьма радикальные по своей сути изменения. Именно они всего через полстолетия привели человечество к невиданной исторической катастрофе»5.

Завершение классической традиции, а, вернее, качественный переход к неклассической философии связан, как мы считаем, с самим методом философствования, который претерпевает изменение в отношении первенствующего прежде теоретического познания. Следует заметить, что подобные мысли назревали уже у старших современников Г.В.Ф. Гегеля (1770 — 1831) – фигуры, которая завершает классическую философскую традицию. Так, относясь определенным образом к требованиям представителей немецкого романтизма братьев Шлегелей (Август Вильгельм: 1767—1845, Фридрих: 1772— 1829) и Ф.Д.Э. Шлейремахера (1768—1834), он в Предисловии к «Феноменологии духа» (1806) пишет: «Ведь если истинное существует лишь в том или, лучше сказать, лишь как то, что называется то интуицией, то непосредственным знанием абсолютного, религией, бытием — не в центре божественной любви, а бытием самого этого центра, — то уже из этого видно, что для изложения философии требуется скорее то, что противно форме понятия.

Абсолютное полагается-де не постигать в понятии, а чувствовать или созерцать;

не понятие его, а чувство его и интуиция должны-де взять слово и высказаться»6.

Таким образом, мы обнаруживаем истоки неклассической философии уже в немецком, а в художественном отношении, и в английском романтизме (о чем особо будет сказано ниже).

Прежде всего мы выделяем в качестве характерных сторон изменения метода философствования смещение внимание мыслителей XIX столетия от Евлампиев И.И. Артур Шопенгауэр и начало неклассической философии. // Шопенгауэр А. Афоризмы 5 житейской мудрости. М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. С. 5.

Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. М.: Академический Проект, 2008. С. 38 — 39.

6 к и. Мы пишем эти слова по-гречески, имея в виду их семантическую поливалентность, существенную для хода нашей мысли: так, означает и «теорию», и «наблюдение», «рассмотрение» и «исследование», а также особый вид познания; – это не только собственно «практика», но и «действие», «деяние», «дело»; наконец, – не только именно «кризис», но и «разбор,» «суд», «судебное разбирательство»7. Умозрительное философствование в контексте века, ставшего рубежом на пути окончательного размежевания человека с Богом, глубокого экзистенциального кризиса и вместе с тем невиданного творческого и промышленного подъема, оказалось недостаточным в рамках предложенных представителями классической философской традиции систем. Требовалось определенным образом отнестись как к методу философии (в переходе от объяснения мира к его изменению, в соответствии со знаменитым XI тезисом К. Маркса), так и к духовной ситуации того времени, в котором современникам выпало быть. Это последнее – прекрасное образное понятие — мы заимствуем у К. Ясперса (1883 — 1969). Сам он (и мы с ним солидаризуемся) определяет его следующим образом: «Если я ищу духовную ситуацию времени, это означает, что я хочу быть человеком до тех пор, пока я еще противостою человеческому бытию, я размышляю о его будущем и его осуществлении, но как только я сам становлюсь им, я пытаюсь мысленно реализовать его посредством уяснения фактически схваченной ситуации в моем бытии»8. Одним из ярких примеров такого переноса акцентов в отношении задач философии с объяснения мира на его изменение (как впоследствии скажет Маркс) является программа позитивной философии О. Конта (1798 — 1857).

Указывая на фундаментальное во всех отношениях событие Великой французской революции 1789 года, он связывает его с назревшей необходимостью осознания идеи общественного прогресса, представляющей одно из ключевых положений в построении системы положительной философии.

Дефиниции даются по источнику: Вейсман А.Д. Греческо-русский словарь. Репринт V издания 1899 г. М.:

7 Издательство Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 2006.

Ясперс К. Духовная ситуация времени. - М.: АСТ, 2013. С. 32 — 33.

8 В своей работе 1848 года «Общий обзор позитивизма» он пишет об идеи прогресса, начавшей занимать умы современных народов именно тогда, когда она возродилась в новой форме именно в середине семнадцатого века, благодаря завершению элементарной эволюции, произведенной элитой человечества в науках и промышленности, а также в области изящных искусств. Однако, несмотря на то, что достижения частных сфер положительной науки стали, по существу, предвестником понятия о человеческом прогрессе, они, никак не могли указывать на прогресс в отношении общественного устройства. Последнее оставалось даже более сомнительным, чем в средние века, в то время как именно социальные вопросы важнее любых специально научных точек зрения9.

Любопытно, что именно свержение французского короля мыслитель рассматривает как решительных переход к построению нового и вместе с тем отказа от «одряхлевшего старого» в социальном аспекте: «Это решение [всецело отречься от одряхлевшего строя. - А.Л.] особенно ярко выразилось в совершенном уничтожении королевской власти, с которой были последовательно связаны все обломки духовного и гражданского характера старого французского государственного строя»10. Приведенная цитата очень показательна, поскольку позитивная философия по мысли Конта направлена именно на то, чтобы «систематизировать действительную жизнь», и сделать она это может руководствуясь «преобладанием в ее миропонимании социальной точки зрения»11. В связи с этим немецкий философ-неокантианец и историк философии В. Виндельбанд (1848 — 1915) отмечал, что торжество положительного мировоззрения, а вместе с тем и промышленного строя жизни, служит целью исторического развития европейских народов, при достижении которой «великая мысль, позитивная философия, вступит в брачный союз с великой силой — пролетариатом»12. Уместно в связи с этим вспомнить и рассуждения по сходному См.: Конт О. Общий обзор позитивизма. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. С. 92.

9

–  –  –

Виндельбанд В. От Канта до Ницше: История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными 12 науками. М.: КАНОН-пресс, Кучково поле, 1998. С. 444.

поводу отечественного мыслителя Л.И. Шестова (1866 — 1938), характеризовавшего кардинальное переустройство общественной и научной жизни в Европе XVIII столетия следующим образом: «То, что прежде было исключительно предназначено для ученых,... было провозглашено лучшей пищей для всех людей, философия — с одной стороны — нашла себе блестящих, гениальных адвокатов с Вольтером во главе, а с другой стороны, она пришлась по вкусу времени, искавшему всяких взрывчатых веществ, чтобы скорее освободиться от давно всех тяготивших общественных цепей. Произошло великое событие о Франции. Отрубили голову Богу, чтобы иметь право отрубить голову королю»13.

Свой оригинальный взгляд на проблему изменения метода философствования предложил также видный французский философ-марксист Л.

Альтюссер (1918 — 1990). В лекции 1968 года «О связи между Марксом и Гегелем» он среди прочих обосновывает тезис о том, что всякое великое научное открытие приводит к великому перелому в философии. Не принимая в расчет редких исключений, бурное развитие гуманитарных наук, особенно наук об обществе — суть всего лишь обновление прежних технологий социальной адаптации и реадаптации, то есть, идеологических технологий14.

Мы полагаем, что наиболее яркими мыслителями, непосредственно вслед за Гегелем предложившими свои философские проекты, а кроме того, имевших решающее влияние на генеральные направление мысли XX столетия (тем самым обусловив два основных вектора развития неклассической философии), являются — перечислим их в хронологическом порядке — А. Шопенгауэр (17 — 1860), С. Киркегор (1813 — 1855), К. Маркс (1818 — 1883), Ф. Ницше (18 — 1900) и З. Фрейд (1856 — 1939). Мы попытаемся показать то контекстуальное единство, которое создают их идеи, и, таким образом, связать их имена более Шестов Л. Шекспир и его критик Брандес. // Шестов Л. Апофеоз беспочвенности. М.: ООО «Издательство 13 АСТ», 2000. С. 8.

См.: Альтюссер Л. Ленин и философия. М.: «Ад Маргинем», 2005. С. 90.

тесно – во-первых, принимая во внимание их влияние на всю историю современной философии, во-вторых, обосновывая далее ключевые понятия эпохи Нового времени.

Для этого вновь обратимся к размышлениям Л. Альтюссера. Он обосновывает известный тезис о взаимоотношении научных и философских открытий, тем самым развивая идею о трех основных вехах, предствляющихся нам своеобразными научными континентами. Это: «1-й континент. Математика:

рождение философии: Платон. 2-й континент. Физика: коренной перелом в философии: Декарт. 3-1 необъятный континент. История, Маркс: революция в философии, о которой возвестил XI Тезис о Фейербахе. Конец классической философии, она перестала быть объяснением мира, теперь она — преобразование мира»15. Следовательно, именно Маркса необходимо считать тем, кто обосновал саму возможность научного исследования в плоскости проблем истории; Л. Альтюссер связывает это его открытие с тем, что «Маркс обязан Гегелю... концептом процесса без субъекта»16, который становится приложим к идее истории: «История — это процесс без субъекта»17 - в том смысле, что субъектом истории становится сам исторический процесс. Однако, — и это существенное замечание — необходимо обратить внимание на слова самого К. Маркса, который понимает дело философии именно в ключе становление ее теорией политики. В работе 1843 года «К критике гегелевской философии права. Введение» он прямо указывает: «...практическая политическая партия в Германии справедливо требует отрицания философии.

Ошибка ее заключается не в этом требовании, а в требовании, а в том, что она не идет дальше этого требования, которого она серьезно не выполняет, да и выполнить не может.... Вы не можете упразднить философию, не осуществив ее в действительности»18. Немецкий и американский мыслитель, работавший в

–  –  –

Маркс К. К критике гегелевской философии права. Введение. // Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. М.: Академический проект, 2010. С. 291.

ключе интереснейшего симбиотического направления фрейдо-марксизма, Э.

Фромм (1900 — 1980) уже во второй половине XX века отмечал, что идеи Маркса, например, в США поняты неверно, несмотря на повсеместную доступность его трудов19. В своей работе «Концепция человека у Карла Маркса»

(1961) он отмечает, что цель работ Маркса состояла в «духовной эмансипации человека», это значит – в освобождении его от пут экономической зависимости, а также в восстановлении личной целостности каждого отдельного человека, которая должна помочь ему в поиске пути к единению с природой и другими людьми. Философия Маркса на нерелигиозном языке, таким образом, обозначала радикальный шаг вперед по пути «пророческого мессианства», которое имеет целью своей полное осуществление индивидуализма, а это есть именно то, чем руководствовалось все западное общественное мышление со времен Ренессанса и Реформации и до середины XIX столетия.20 Отметим, что подобного отношению к Марксу придерживается и французский философперсоналист Э. Мунье (1905 — 1950). В своем главном труде «Персонализм»

(1949) он, рассуждая о многогранности и неоднозначности определения деятельности человека в мире, обращается в том числе и к произведениям знаменитого немецкого мыслителя.

Так, указывая на неразрывную связь человека с природой, он вспоминает афоризм Маркса «...Человек — это не только природное существо, он есть человеческое природное существо»21; в размышлениях об однобокости спиритуализме и морализме в их отношении к экономическим и биологическим закономерностям, он вспоминает «Критику гегелевской философии права»22. Впрочем, нельзя не сказать и о том, как комментирует гегельянство Маркса Э. Фромм в отношении к его идее истории:

«Для Маркса история человечества — это история постоянного развития Любопытный обзор истории критики учения К. Маркса представлен в очерке: Любутин К.Н., Коряковский А.А. Рукописи К. Маркса. // Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. М.: Академический проект, 2010. С. 742 — 773.

См.: Фромм Э. Концепция человека у Карла Маркса. Избранные главы. // Маркс К. Экономическофилософские рукописи 1844 года. М.: Академический проект, 2010. С. 578.

Мунье Э. Персонализм. М: Искусство, 1992. С. 24.

–  –  –

человека и одновременно растущего отчуждения»23. Далее он размышляет об отчуждении (собственно, невозможность человека узнать самого себя в процессе освоения им мира, и вместе с тем чуждость природы по отношению к нему24), и в связи с самым этим гегелевским понятием — впрочем, не только с ним одним — Э. Фромм вводит в поле своего внимания фигуру датского мыслителя С.

Киркегора: «Вся экзистенциалистская философия, начиная с Кьеркегора, по словам Пауля Тиллиха, - это вековое движение протеста против обесчеловечения человека в индустриальном обществе»25; это замечание тем более интересно, что Фромм называет философию Маркса «духовным экзистенциализмом (излагаемым секуляризованным языком)»26. Как и Маркс, С. Киркегор своей экзистенциальной диалектикой оказал существенное влияние на ведущих мыслителей неклассической философской традиции, прежде всего существующих за пределами немецкоязычного мира. В поздней работе (опубликованной в 1939 году, уже после его смерти) «Киргегард и экзистенциальная философия», Л.И. Шестов указывает, что «фактом огромного значения» является то, что «он [Киркегор. - А.Л.] овладел помыслами не только наиболее выдающихся немецких теологов, но и философов, даже профессоров философии: достаточно назвать Карла Барта и его школу, с одной стороны, и Ясперса и Гейдеггера — с другой»27. Переводчик Киркегора на русский язык Н.В.

Исаева также отмечает его непреложное значение для философского контекста XX столетия: «Понятно, насколько он был важен для всех экзистенциалистов — прежде всего, Хайдеггера, Ясперса, Сартра, Габриэля Марселя, Камю... Понятно, когда величайший протестантский богослов XX века, создатель “диалектической теологии” Карл Барт, пишет свое самое значительно произведение – “Послание к Римлянам” - под прямым воздействием датского философа. Понятно, когда к Кьеркегору обращаются персоналисты — скажем, Эмманюэль Мунье или уже

–  –  –

Шестов Л. Киргегард и экзистенциальная философия. // Шестов Л. Апофеоз беспочвенности. М.: ООО «Издательство АСТ», 2000. С. 634 — 635.

упоминавшийся здесь Шестов. Но ведь он оказался нужен и Мартину Буберу, и Эмманюэлю Левинасу; странным образом, через голову Фрейда и уже в русле французского постструктурализма, к Кьеркегору переброшена ниточка Жаком Лаканом и Желем Делёзом! Да что там, он оказался вдруг интересен даже знаменитому социологу Франкфуртской школы, психологу искусства Теодору Адорно, сподобившемуся когда-то написать целую книгу о его эстетике...»28.

Среди современных отечественных авторов, проявлявших пристальный и плодотворный интерес к работам знаменитого датчанина, нельзя не указать П.П.

Гайденко29 и В.В. Подорогу30. Как и у Маркса, у Киркегора одним из наиболее значительных (если не самым значительным) является вопрос о личности. В своей книге уже упомянутый нами Э. Мунье дает такую характеристику направлению мысли датского философа: «Чтобы разделить трансцендирующее Бытие и повседневное существование, Кьеркегор без конца отвергает мир, деятельность, брак, церковь, интеллект и все здоровые силы Индивида направляет на парадоксальные, осуществляемые в полном уединении поиски Абсолюта»31. Почему же он столь настойчив в исследовании этого разрыва с точки зрения категорий личности? «Потому что, и это очевидно, человек все менее и менее ощущает себя хозяином своего окружения, которое стремительно формируется и организуется как бы без его участия»32. К этому чрезвычайно любопытному замечанию мы вернемся ниже в связи с проблемой антропоцентризма человека в контексте новоевропейской цивилизации. Пока же укажем на безусловное значение Киркегора (как, впрочем, и Маркса) в связи с замечанием К. Ясперса, в котором он связывает имя Ницше, ниспровергателя всякого божественного и пророка зари нигилизма и индивидуализма, уже упомянутыми нами фигурами: «Ницше — один из трех мыслителей, Исаева Н.В. Выбор духа — бессмертие навырост. // Кьеркегор С. Или — или. Фрагмент из жизни: в 2 ч. СПб.: Издательство Русской Христианской Гуманитарной Академии : Амфора. ТИД Амфора, 2011. С. 11.

Гайденко П.П. Трагедия эстетизма: опыт характеристики миросозерцания С. Киркегора. М., 1970.

См., например, диссертацию на соискание уч. степени д.ф.н.: «Коммуникативные стратегии в философской культуре XIX-XX веков. Кьеркегор, Ницше, Хайдеггер», Институт философии РАН (1992).

Мунье Э. Персонализм. М: Искусство, 1992. С. 67.

–  –  –

принадлежащих XIX веку, но ставших современниками XX века. Сегодня всякая философия и всякое философствование определяется их влиянием; не поняв их мыслей и их языка, мы не поймем и нашего времени; но усвоить их мысль до конца нам еще только предстоит: это Киркегор, Маркс, Ницше»33.

Начало неклассической философской традиции привычно связывают с именем Артура Шопенгауэра34, одним из первых противопоставившего свое главное сочинение «Мир как воля и представление» (первый том — 1818, второй — 1844) мощной школе гегелевской мысли первой половины XIX столетия. В.В.

Бибихин (1938 — 2004) так характеризует «франкфуртского Будду»: «В свое время он звучал наивно, нетехнично, его отставили со столбовой дороги, но сейчас его наивность кажется более убедительной. В его время, в эпоху хрустальных дворцов, всемирных промышленных выставок и железных дорог не было очевидно то, что он предсказывал, что этот прогресс принесет ад на землю.

Святость как мера человека — это вовсе не звучало в том веке, когда была мода на просвещенный антиклерикализм»35. Здесь кстати хочется отметить и оригинальный взгляд В.В. Бибихина на то, что он в курсе своих лекций называл современной философией. Начиная эти лекции с восприятия последующими авторами философских идей Гегеля (явно он посвящает четыре первых лекции, неявно «след Гегеля» ощутив на протяжении всего курса), он те самым показывает, насколько философская мысль в своей «неклассической» традиции едина с сюжетами классической философии. Однако, уже в перечне тем программы этого курса мы читаем: «Тема 8. А. Шопенгауэр. Независимый от Гегеля пусть мысли. Погружение в мир. Симпатическое единство бытия.

Перспектива Ницше и Витгеншейна»36. Впрочем, и сам А. Шопенгауэр Ясперс К. Ницше и христианство. М.: «Медиум», 1994. С. 102. В связи с этим замечанием см также: Фуко М.

33

Ницше, Фрейд, Маркс. URL: http://modernlib.ru/books/fuko_mishel/nicshe_freyd_marks/read/ (дата обращения:

1.05.2015).

См.: Евлампиев И.И. Артур Шопенгауэр и начало неклассической философии. // Шопенгауэр А. Афоризмы житейской мудрости. М..: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007.

Бибихин В.В. История современной философии (единство философской мысли). СПб.: Издательство «Владимир Даль», 2014. С. 216.

Там же, с. 17.

решительно размежевался с Гегелем в предисловии ко второму изданию своего opus magnum: «Невозможно, чтобы то современное общество, которое в течение двадцати лет возглашало величайшим из философов какого-то Гегеля, этого умственного калибана, и возглашало так громко, что эхо звучало по всей Европе,

- невозможно, чтобы оно соблазняло своим одобрением того, кто это наблюдал»37. Самая суть его учения заключается в положениях о том, что мир является по существу представлением38, а также о мировой воле, которая проявляется в волевых актах, оказываясь тем самым представленной в мире. Как следствие, необходимо признать, что воля и мир в понимании Шопенгауэра оказываются по существу слитыми, как отмечает И.И. Евлампиев, в рамках модели непосредственного тождества Абсолюта и мира; «трансцендентный Абсолют, имманентный человеческому сознанию»39. Ближайшим примером явленности такого единства в мире становится человеческое тело: «Субъекту познания, который в силу своего тождества с телом выступает как индивид, это тело дано двумя совершенно различными способами: во-первых, как представление в созерцании рассудка, как объект среди объектов, подчиненный их законам; но в это время оно дано и совершенно иначе, а именно, как то, что непосредственно известно каждому и обозначается словом воля. Каждый истинный акт его воли тотчас же и неизбежно является также движением его тела: субъект не может действительно пожелать такого акта, не заметив в то же время, что последний проявляется в движении тела. Волевой акт и действие тела



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 
Похожие работы:

«Захарин Андрей Николаевич «Мировоззренческо-парадигмальный конфликт и его влияние на цивилизационный выбор молодежи России» специальность 09.00.11 Социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Каширин В. И. Ставрополь 20 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Харсеева Наталия Вячеславовна ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ РОССИЙСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ 09.00.11 – социальная философия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант доктор философских наук, профессор Волкова Полина Станиславовна Краснодар ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава I. Теоретико-методологические подходы к исследованию российского...»

«ХОЛИНОВА МИЖГОНА МУБОРАКШОЕВНА Эволюция института опеки и попечительства в истории таджикского права Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства; история ученый о праве и государстве ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Хамроев Ш.С. Душанбе – ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 3ГЛАВА...»

«АЛПАЦКИЙ Дмитрий Геннадьевич ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор И.К. Харичкин Москва –...»

«Абдуджалилов Абдуджабар           Теоретические проблемы гражданских правоотношений в Интернете   Специальность 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право (юридические науки) диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный консультант Заслуженный деятель науки и техники Республики Таджикистан, доктор юридических...»

«БАХАРОВСКАЯ Елена Викторовна СОЦИАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЁЖИ КАК ОБЪЕКТ УПРАВЛЕНИЯ Специальность 22.00.08 Социология управления (социологические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата социологических наук Научный руководитель...»

«КАРЦЕВА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВНА МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И ТУРИЗМ КАК МЕХАНИЗМЫ СОВРЕМЕННЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ Специальность 09.00.11 – социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор М.А.Арефьев Санкт-Петербург – 2015...»

«Аминов Файзали Азимович Проблема способностей в контексте теории деятельности Специальность: 09.00.11Социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Наврузов С. Душанбе 20 Оглавление Введение.. Глава 1. Деятельность как способ существования человека (в контексте социально-философских дискуссий).. Глава 2. Деятельностные способности человека....»

«ЛЕБЕДЕВА-НЕСЕВРЯ Наталья Александровна ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ И ПРАКТИКА АНАЛИЗА СОЦИАЛЬНО ДЕТЕРМИНИРОВАННЫХ РИСКОВ ЗДОРОВЬЮ НАСЕЛЕНИЯ Специальность 14.02.05 – социология медицины Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук Научные консультанты: академик РАН, доктор медицинских наук, профессор Н.В. Зайцева, доктор...»

«КЛИМАН СВЕТЛАНА ВЛАДИМИРОВНА УПРАВЛЕНИЕ ПОДГОТОВКОЙ РАБОТНИКОВ КРУПНОГО ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ В КОРПОРАТИВНОМ УНИВЕРСИТЕТЕ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 22.00.08 – «Социология управления» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой...»

«МАКСИМОВ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ВОЕННЫЙ ПРОГРЕСС: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук 09.00.11 – социальная философия Научный консультант: доктор философских наук, профессор Яценко М.П. Красноярск, 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава 1. Военный прогресс как форма социального прогресса...»

«Худжамкулов Амирхон Хамрохонович ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН В ПРОЦЕССЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ НАРКОТИКОВ Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Хидирова М.У. Душанбе – 201 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1....»

«Павлухина Ольга Владимировна Мифическое и магическое в современной британской детской литературе Специальность 09.00.14 Философия религии и религиоведение Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор М.М. Шахнович Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава I. Миф,сказка и литература фэнтези 1.1. Литература фэнтези и мифология 1.2 Фэнтези и сказка 1.3....»

«Лисанюк Елена Николаевна Логико-когнитивная теория аргументации 09.00.07 – логика Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант Доктор философских наук, доцент И.Б.Микиртумов Санкт-Петербург Оглавление Введение.1. Общая характеристика исследования 2. Рождается ли в споре истина, или аргументативный инструментализм vs аргументативный оптимизм 3. Благодарности 2 Глава 1. Аргументация:...»

«САЛЬНИКОВ ЕВГЕНИЙ ВЯЧЕСЛАВОВИЧ ЭКСТРЕМИСТСКОЕ НАСИЛИЕ В ОБЩЕСТВЕ: ФЕНОМЕН, СУЩНОСТЬ, СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНОГО БЫТИЯ 09.00.11 социальная философия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант доктор философских наук, профессор Бушуев Александр Максимович Краснодар 20 Содержание Введение ГЛАВА 1. ЭКСТРЕМИЗМ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. 30 1.1. Специфика...»

«Каширина Мария Валерьевна Фальсеоинтеракции в системе высшего профессионального образования: социологический анализ 22.00.04 Социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель: Ибрагимов Р. Н. доктор философских наук Абакан...»

«ФЕДОРОВА ЕКАТЕРИНА СЕРГЕЕВНА ФИЛОСОФИЯ МУЗЫКИ В МУСУЛЬМАНСКОЙ СРЕДНЕВЕКОВОЙ КУЛЬТУРЕ Специальность 24.00.01 теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Т.Г. Туманян Санкт-Петербург Оглавление Введение Глава 1. Музыка в мусульманской средневековой культуре 1.1. Музыка как наука, искусство и средство мистического познания. 1.2....»

«Синельщикова Любовь Александровна Духовно-нравственные ориентиры в русской культуре Серебряного века: социально-философские аспекты Специальность 09.00.11 – социальная философия Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук научный руководитель: доктор философских наук, профессор В. Л. Обухов...»

«Бритикова Елена Александровна Модернизация российского высшего образования: тенденции, проблемы, перспективы (на материалах сравнительного исследования государственных и коммерческих ВУЗов) 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор Шалин Виктор Викторович Краснодар 2015...»

«Бритикова Елена Александровна Модернизация российского высшего образования: тенденции, проблемы, перспективы (на материалах сравнительного исследования государственных и коммерческих ВУЗов) 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руководитель доктор философских наук, профессор Шалин Виктор Викторович Краснодар 2015...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.