WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |

«Алла Николаевна Байкулова УСТНОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ Специальность 10. 02. 01. – Русский язык Диссертация на соискание учёной степени доктора филологических наук ...»

-- [ Страница 1 ] --

Саратовский государственный университет

имени Н. Г. Чернышевского

на правах рукописи

Алла Николаевна Байкулова

УСТНОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ И ЕГО

РАЗНОВИДНОСТИ

Специальность 10. 02. 01. – Русский язык

Диссертация на соискание учёной степени

доктора филологических наук

Научный консультант:



доктор филологических наук,

профессор

Сиротинина Ольга Борисовна

Саратов

Оглавление ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1. Критерии выделения официального и неофициального общения

1.2. Коммуникативная категория официальность / неофициальность и её дискурсивные функции

1.3. Межличностное, статусно-ролевое и институциональное общение в парадигме неофициального общения

1.4. Неофициальное общение (НО) и разговорная речь

1.5. Лингвистическое изучение малых социальных групп

1.6. Полевая структура устного неофициального общения

Глава 2. СЕМЕЙНОЕ ОБЩЕНИЕ (СО) КАК ЯДРО НЕОФИЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ

2.1. Семья как объект лингвистического изучения

2.2. Проблемы изучения семейной речи (СР)

2.3. Возможность существования специфического «языка» семьи

2.4. Влияние фактора профессии на семейную коммуникацию и речь

2.5. Главные семейные роли и их речевое воплощение

2.5.1. Роли мужа и жены

2.5.2. Роли матери и бабушки

2.5.3. Роли отца и деда

2.5.4. Роли детей в семье

2.5.5. Разные роли и их влияние на речь одного и того же человека

2.6. Семейная речь и её особенности

2.7. Семейный «лексикон»

2.7.1. Характеристика наблюдаемых семей

2.7.2. Номинации лица

2.7.3. Номинации домашних помещений

2.7.4. Номинации бытовых объектов

2.7.5. Пищевые номинации

2.8. Культура речи в семье

2.8.1. Понятие семейный этикет

2.8.2. Этика семейного речевого общения

2.8.3. Критерии хорошей семейной речи

2.8.4. Риск коммуникативных неудач и конфликтов в семье: персуазивные прогнозы и сценарии

Глава 3. ОБЩЕНИЕ РОДСТВЕННИКОВ (ОР) И ДРУЖЕСКОЕ

ОБЩЕНИЕ (ДО) КАК РАЗНОВИДНОСТИ ЯДЕРНОЙ ЗОНЫ НЕОФИЦИАЛЬНОЙ

КОММУНИКАЦИИ

3.1. Общение родственников

3.1.1. Основания выделения общения родственников

3.1.2. Общение кровных родственников

3.1.3. Общение некровных родственников: свекровь и невестка

3.1.4. Преодоление риска конфликтов, обусловленных использованием языка, в общении свекрови и невестки

3.2. Дружеское общение

3.2.1. Мужское дружеское общение (анализ одной из записей)

3.2.2. Общение подруг как одна из разновидностей дружеского общения......... 339

Глава 4. ПЕРИФЕРИЙНАЯ ЗОНА НЕОФИЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ:

ОБЩЕНИЕ ЗНАКОМЫХ (ОЗ) И НЕЗНАКОМЫХ (ОН)

4.1. Общение знакомых: общая характеристика и специфика

4.1.1. Рабочее общение (РО) как разновидность деловой коммуникации:

соотношение понятий и терминов

4.1.2. Межличностное деловое общение (МДО), близкое к рабочему................. 370 4.1.3. Анализ записей рабочего и межличностного делового общения............... 371 4.1.4. Общение соседей (ОС): общие положения

4.1.5. Интернет-общение соседей как новый вид городской коммуникации и возникающие в нём риски

4.2. Общение незнакомых

4.3. Устное неофицильное общение за рамками обиходно-бытовой сферы........... 425 4.3.1. Основные тенденции развития неофициального и официального общения426 4.3.2. Реализация разных типов общения в телевизионном дискурсе (на материале фитнес-программ телеканала «Живи!»)

4.3.3. Некомпетентность в типах общения как фактор риска коммуникативных неудач и конфликтов

Заключение

Список использованной литературы

Список использованных материалов

Список условных сокращений

Приложение 1. Речевой этикет в двух наблюдаемых семьях (сМ. и сБ.).......... 534 Приложение 2. Фрагменты записей разновидностей устного неофициального общения





2.1. Семейные микродиалоги

2.2. Общение родственников

2.3. Мужское дружеское общение и общение с незнакомым человеком................. 546

2.4. Женское дружеское общение

2.5. Рабочее общение

2.6. Межличностное деловое общение, близкое к рабочему

2.7. Общение соседей

2.8. Общение незнакомых

ВВЕДЕНИЕ

Неофициальное общение в основном принято связывать с обыденным существованием человека. Сферы его распространения – это, прежде всего, семья, дружеские, рабочие коллективы, коллективы людей, объединенных по интересам, то есть основные сферы жизнедеятельности каждого человека.

Неофициальное общение в наибольшей степени позволяет удовлетворять потребности в общении, поскольку именно оно дает возможности для самораскрытия личности, для свободного употребления родного языка.

Можно сказать, что в неофициальной коммуникации проходит вся жизнь человека и от этого во многом зависит качество его бытия.

Неслучайно в рамках исторической науки настоящий бум переживает история повседневности, а одно из главных направлений современной лингвистики – антропоцентрическое – предполагает изучение реального общения людей в разных сферах и разных социальных группах, в том числе всестороннее исследование обыденной коммуникации, а значит и разговорной речи (РР), что представляет большую ценность не только для науки (междисциплинарный подход позволит создать более реалистичную картину повседневности), но и для самого человека, который получает возможность взглянуть на себя и свое бытие со стороны, осмыслить процессы своего существования в этом мире, лучше адаптироваться к нему и даже усовершенствовать его. С неофициального общения начинается постижение языка ребёнком, и этот тип коммуникации абсолютно необходим для человека всю его жизнь. Именно поэтому изучение неофициальной коммуникации – одна из важнейших задач изучения функционирования русского языка. В этом состоит актуальность данной диссертации и её значимость прежде всего для науки о русском языке.

Область задач, которые предстоит решать в рамках исследования человеческого общения сейчас и в ближайшем будущем, представляется далеко не исчерпанной. Особенно это касается наименее исследованной сферы устной коммуникации. Еще в 60-е годы В. В. Виноградов в своих многочисленных работах обозначил перспективу будущих исследований, привлекая внимание ученых к проблемам изучения явлений устной РР, к наблюдениям за живой русской речью в разных сферах общения, за процессами ее развития. Однако пока предпочтение в исследовании всё-таки отдаётся письменной речи, и это неудивительно: она зафиксирована, её не надо записывать и расшифровывать, проще анализировать и классифицировать. Устная же речь настолько многообразна и изменчива, что и доступный для исследования материал всё ещё ничтожен по сравнению с её безбрежным морем, а попытки типизации и классификации этой речи кажутся поэтому неисчерпаемыми.

Изучать неофициальную устную речь всё ещё необходимо, поскольку постоянно происходит расширение эмпирической базы и зафиксированный речевой материал показывает, что картина функционирования языка меняется на глазах, и без осмысления новых фактов знания о русском языке явно неполны. Неофициальная устная коммуникация заслуживает особого внимания ещё и потому, что она является первичной по отношению к устной и письменной формам официальной коммуникации, влияет на них, но одновременно испытывает на себе их влияние. И хотя многие задачи, связанные с соотношением устной и письменной речи, их взаимовлиянием; с исследованием речевого общения в разных сферах и в разных социальных группах, решаются довольно активно, само неофициальное общение исследоваться во всей своей полноте только начинает.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования определяется необходимостью выработки подхода, позволяющего системно и углублённо исследовать функционирование языка в повседневной сфере с позиций рассмотрения НО как единого явления и в его разновидностях, обслуживающих разные повседневные практики.

Объектом исследования является устная речь горожан, преимущественно носителей литературного языка.

Предмет исследования – неофициальная коммуникация горожан.

Основная цель исследования – создать научную концепцию, позволяющую классифицировать неофициальную коммуникацию;

разработать методику для осуществления дискурсивного анализа разговорных текстов, относящихся к разным повседневным практикам, на основе единого принципа; представить полевую структуру неофициального общения.

Для достижения поставленной цели предстояло решить следующие задачи:

1) на основе изучения научной литературы выявить соотношение официального и неофициального общения, неофициального и неформального общения и обосновать правомерность использования понятия и термина неофициальное общение;

2) определить соотношение понятий неофициальное общение и разговорная речь; неофициальное и межличностное / статусно-ролевое / институциональное общение;

3) исследовать дискурсивные функции средств коммуникативной категории официальность / неофициальность, определить её роль в реализации коммуникативных и внекоммуникативных целей говорящих и распространении устного неофициального общения на сферу СМИ;

4) на основе выдвинутой научной концепции разработать методику, позволяющую комплексно исследовать неофициальную коммуникацию как полевую структуру: реализовать в ходе исследования научную идею выделения конституирующих параметров, позволяющих типизировать и классифицировать разновидности неофициального общения.

5) на основе выделенных конституирующих параметров выявить разновидности неофициального общения, представить их общую характеристику и таким образом расширить знания о функционировании русского языка в сфере устного неофициального общения;

6) структурировать поле неофициального общения с учётом чётких и нечётких проявлений неофициальности (ядерная и периферийная зоны);

7) расширить и углубить сложившиеся представления о семейном общении как ядре поля неофициального общения (первый этап исследования осуществлён в кандидатских диссертациях автора, а также в кандидатских диссертациях А. В. Занадворовой, В. С. Анохиной);

8) доказать целесообразность разделения в научных целях семейного общения и общения родственников; рассмотреть общение кровных и некровных (свекровь и невестка) родственников, выявить коммуникативные риски в их взаимодействии.

9) исследовать дружеское общение как одну из разновидностей ядерной зоны неофициального общения, выявить специфику проявления феномена дружбы в речи коммуникантов-мужчин и коммуникантов-женщин;

10) «пунктирно» исследовать периферийную зону устного неофициального общения (общение знакомых и незнакомых людей) и доказать правомерность выделения в рамках общения знакомых рабочего общения и межличностного делового общения как общения коллег в деловой сфере, а также общения соседей в сфере обыденной непосредственной и опосредованной коммуникации;

11) выявить возможные коммуникативные, профессиональные и социальные риски, связанные с недостаточной коммуникативной компетентностью общающихся, и пути их преодоления.

Материал исследования собирался с 1996 по 2014 год. Он включает собственные ручные (более 200 тыс. словоупотреблений) и диктофонные записи автора (более 100 записей), многочисленные записи устных текстов неофициальной речи, составляющие фонд разговорной речи кафедры русского языка и речевой коммуникации СГУ, а также материалы, представленные в различных сборниках текстов разговорной речи, монографиях и статьях исследователей, занимающихся проблемами коллоквиалистики. Все записи аутентичны звучанию, за исключением последовательной передачи звукового состава.

Методы исследования. Решение поставленных задач и доказательство выдвинутой гипотезы осуществлялось в рамках выстраивания парадигмы с применением следующих исследовательских методов и приёмов, основанных на методологии:

– антропоцентрического подхода, позволяющего учитывать проявляющиеся в речи социально-психологические особенности коммуникантов, их социальные и коммуникативные роли, языковые предпочтения, уровень коммуникативной компетентности;

– компетентностного подхода, отражающего нацеленность современной лингвистики на качество коммуникативных процессов, культуру речи.

– системного подхода, обеспечивающего возможность систематизации языковых и речевых фактов, объединения разрозненных сведений о характере неофициальной коммуникации в единое структурированное поле;

– интегрального подхода, позволяющего выявить разновидности неофициального общения, сопоставить их на основе выделенных конституирующих параметров, включающих данные речи коммуникантов.

Использован современный описательный метод с применением методик дискурсивного анализа, прямого наблюдения (в том числе включённого), элементов сопоставительного анализа встречающихся фактов.

Теоретическую базу исследования составили научные достижения в области теории речевой деятельности (работы Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, А. А. Леонтьева и др.); социо- и психолингвистические исследования (работы В. И. Беликова, Л. П. Крысина, М. Л. Макарова, И. Н. Горелова, К. Ф. Седова, И. А. Стернина, В. В. Красных, Б. Д. Парыгина, Р. Белла, Э. Берна и др.); исследования в области коммуникативной лингвистики, коллоквиалистики, теории речевых жанров и теории дискурса (работы М. М. Бахтина, А. Вежбицкой, Е. А. Земской, Е. Н. Ширяева, О. А. Лаптевой, Ю. Н. Караулова, Л. П. Крысина, И. Н. Борисовой, И. Т. Вепревой, Т. А. Гридиной, В. В. Дементьева, О. П. Ермаковой, Т. И. Ерофеевой, О. С. Иссерс, В. И. Карасика, М. В. Китайгородской и Н. Н. Розановой, О. Б. Сиротининой, М. А. Кормилицыной, К. Ф. Седова, Т. Н. Колокольцевой, О. Я. Гойхмана, Т. М. Надеиной, М. Ю. Федосюка, В. К. Харченко, Т. В. Шмелёвой, Л. А. Капанадзе, Я. Т. Рытниковой, А. В. Занадворовой, В. С. Анохиной и др.), исследования речевого этикета и культуры речи (работы В. Е. Гольдина, В. В. Колесова, М. А. Кронгауза, В. Г. Костомарова, О. Б. Сиротининой, Н. И. Формановской, Т. В. Лариной, С. А. Рисинзон, Н. Г. Тырниковой и др.).

Научная новизна исследования. Анализ существующей литературы, так или иначе отражающей тему данной диссертации, собственные наблюдения и исследования автора позволили выдвинуть гипотезу, суть которой состоит в том, что неофициальную коммуникацию можно представить в виде единого поля, включающего ядерную и периферийную зоны. Установлено, что в ядерной зоне реализуются разновидности неофициального общения, характеризующиеся регулярностью проявления маркеров неофициальности: семейное общение, общение родственников и дружеское общение. В периферийной зоне реализуются разновидности общения, в которых маркеры бинарной оппозиции официальность / неофициальность проявляются в разной степени. Это общение знакомых и незнакомых. Главный критерий выделения представленных разновидностей неофициального общения – степень близости социальных статусов коммуникантов. Это условный, но необходимый, на наш взгляд, критерий для системного подхода к исследованию, учитывающий, что между указанными разновидностями неофициального общения отсутствуют чёткие границы: есть переходные зоны, или зоны наложения. Доказательства правомерности предложенной гипотезы и составляют новизну работы.

Поле неофициальной коммуникации исследуется с помощью методики, основанной на выделении конституирующих параметров. К ним относятся:

сфера общения; характеристика коммуникантов, их апперцепционная база, коммуникативные роли; общая характеристика общения, отражающая возможность реализации разных видов общения в рамках исследуемого неофициального; его темпорально-локутивные признаки; цели, тематика, доминанта общения, особенности речи.

Разработанная методика обращения к анализу функционирования средств коммуникативной категории официальность / неофициальность позволяет квалифицировать практику общения и в переходных зонах.

Таким образом, в диссертации представлено комплексное, многоаспектное исследование неофициального общения; выявлены особенности обслуживающей его речи; установлены соотношения официального – неофициального, неофициального и межличностного, статусно-ролевого и институционального общения; сформулированы авторские определения понятий: официальное общение, неофициальное общение, общение смешанного типа, семейное общение, семейная речь, семейный этикет, общение родственников, дружеское общение, рабочее общение, межличностное деловое общение, общение знакомых, общение незнакомых – соотнесены и уточнены понятия и обозначающие их термины формальное / неформальное общение, межличностное и персонально адресованное общение; выявлены указанные выше конституирующие параметры, что позволило на их основе выделить и охарактеризовать разновидности неофициального общения. Разработана классификация неофициального общения на основе степени близости социальных статусов коммуникантов.

В научный оборот введены новые данные о семейном общении, общении родственников, соседей и коллег, роли гендера в дружеском общении, о функционировании неофициального общения за пределами обиходно-бытовой сферы, в сфере СМИ.

Подтверждена точка зрения Е. А. Земской на то, что коммуникативная категория официальности / неофициальности – одна из важнейших коммуникативных категорий, влияющих на дифференциацию речи;

выявлены дискурсивные функции средств этой коммуникативной категории.

Выдвинута и доказана гипотеза о функциональной неоднородности разговорной речи, существовании её вариантов. Установлена роль коммуникативной компетентности личности в реализации общения разных видов и типов.

Введён в научный оборот новый аутентичный материал неофициального общения разных видов, исключающий субъективный отбор речевых фактов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Неофициальное общение неоднородно. На основе конституирующих параметров (сфера и среда общения; характеристики коммуникантов, их апперцепционная база, коммуникативные роли; общая характеристика общения, отражающая возможность реализации разных видов общения в рамках исследуемого; локально-темпоральные признаки; цели, тематика, доминанта общения, особенности речи) выделяются такие его разновидности, как семейное общение, общение родственников, дружеское общение, общение знакомых, включающее рабочее общение, межличностное деловое общение, общение соседей (предполагаем, что возможны и другие разновидности общения по основному статусу, например общение членов спортивной секции, религиозного объединения и т. п.), общение незнакомых.

Каждая из этих разновидностей имеет свои конституирующие признаки.

2. Полевая структура неофициального общения может быть выстроена на основе фактора степень близости социальных статусов коммуникантов.

Поле неофициальной коммуникации представлено ядром и периферией.

Ядерная зона включает семейное общение, общение родственников и дружеское общение, а периферийная – общение знакомых и незнакомых.

Предложенная структура условна, предназначена для научных целей;

реальные границы между разновидностями общения размыты, поэтому закономерно существование переходных зон – зон наложения, в которых реализуется общение смешанного типа.

3. Совокупность применяемых коммуникантами речевых средств, определяющих регистр коммуникации как официальной / неофициальной или смешанной (смешанный тип общения), составляет коммуникативную категорию официальность / неофициальность. Речевые средства этой коммуникативной категории в зависимости от личности говорящего, его социальных характеристик, коммуникативной компетентности, особенностей характера, личных предпочтений и даже состояния здоровья могут выполнять различные дискурсивные функции: дифференцирующую, регулирующую, жанрооформляющую, этикетную, эмоциональноэкспрессивную, риторическую, имиджевую, идентифицирующую, этическую, эстетическую, игровую и, возможно, другие.

Загрузка...
Коммуникативная категория официальность / неофициальность, взаимодействуя с другими коммуникативными категориями, влияет на качество общения и создаёт богатую палитру (не шкалу) оттенков речи по признаку официальность / неофициальность.

4. Разговорная речь неоднородна. Неоднородность обусловлена зависимостью от отношений коммуникантов, их статуса и роли, в значительной степени определяющих и использование разговорной речи в различных повседневных практиках.

5. Одной из тенденций развития официального и неофициального общения является широкое и динамичное проникновение принципов неофициального общения в традиционно официальные сферы, например в сферу официально-делового общения, и сферу СМИ. Этот процесс приводит к качественным изменениям самих конституирующих параметров, например, в СМИ профессия диктора уступила место профессии ведущего, появились мультимедийные проекты, новые жанры теле-и радиокоммуникации (токшоу, реалити-шоу и др.), предполагающие интерактивность и т. д.

6. Качество повседневной коммуникации, её успешность во многом обусловлены коммуникативной компетентностью участников общения при исполнении ими различных социальных ролей в разных повседневных практиках. В каждой разновидности есть общие с другими и свои коммуникативные риски. В иерархически организованном семейном общении, которое носит вынужденный («принудительный»), долговременный характер, очень велика значимость умений исполнять семейные роли в соответствии с разными ситуациями общения и выработанными традициями.

7. На формирование семейного микроклимата существенное влияние оказывает, с одной стороны, стереотипность речи, с другой – её экспрессивность. В семейном общении широко используются персуазивные прогнозы и сценарии, отражающие эти разнонаправленные особенности семейной речи и оказывающие как гармонизирующее, так и деструктивное влияние на ход семейного общения. Творческий подход к коммуникации, владение гармонизирующими коммуникативными тактиками, языковая игра в речи при соблюдении этических норм необходимы как в ядерной, так и в периферийной зоне неофициального общения, но особенно важны для улучшения семейного микроклимата, предупреждения любых рисков возникновения конфликтов, для сохранения семьи.

8. Предложенная методика дискурсивного анализа устного неофициального общения, выделенные конституирующие параметры позволили более отчётливо разграничить семейное общение и общение родственников. Фактор раздельного проживания членов семьи (в широком понимании этого слова), положенный в основу такого разграничения, формирует новые отношения между ними и, безусловно, влияет на речь.

Конфликтогенность общения некровных родственников, в частности свекрови и невестки, обусловлена социально-психологическими причинами (факторы совместного / раздельного проживания, кровного / некровного родства, несовпадения этикетных традиций, семейных устоев, конфликта поколений, иерархии семейных отношений; социально-психологические особенности коммуникантов) и недостаточно компетентным использованием языка (ироничная, конфронтационная тональность, повышенная категоричность и регулятивность речи, нежелательные семейные именования и негативно окрашенная лексика, употребление императивных форм глаголов, стереотипных речевых конструкций, речевая избыточность или недостаточность, неверный выбор коммуникативных стратегий и тактик).

9. В дружеском общении (в тематике бесед, в степени их интимности, в реализации отдельных жанровых форм) отражается гендерная специфика, но общими для мужского и женского дружеского общения являются экспликация в речи основных параметров дружбы и установка друзей на коммуникативное равновесие: превалирует общение на равных при возможном проявлении лидерских качеств со стороны одного из коммуникантов.

10. Периферийная зона неофициальной коммуникации представлена общением знакомых и незнакомых. Эти разновидности коммуникации могут осуществляться в рамках официального, неофициального и смешанного типов общения. В деловой сфере общение знакомых включает рабочее общение и межличностное деловое общение, близкое к рабочему (основной статус коммуникантов – коллеги); в бытовой сфере – общение соседей (основной статус – сосед).

Успех этих видов коммуникации зависит от целесообразного использования средств коммуникативной категории официальность / неофициальность.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что полученные результаты способствуют развитию антропоцентрического, прагматического, социо-и психолингвистического направлений современной лингвистики, вносят определённый вклад в науку о русском языке и коммуникативную лингвистикув целом: представлено поле неофициального общения, выделены его ядерные и периферийные разновидности, ранее не привлекавшие внимание исследователей; разработаны основания для их выделения на основе конституирующих параметров, выявлены функции одной из самых главных коммуникативных категорий – категории официальность неофициальность; доказана большая роль / коммуникативной компетентности личности в гармонизации повседневного общения.

Практическая значимость диссертационной работы заключается в том, что её результаты и материалы могут использоваться при разработке и чтении курсов по современному русскому языку, культуре речи и речевого поведения, а также спецкурсов по типам и видам общения; при составлении словарей и хрестоматий русской разговорной речи.

Полученные результаты могут быть полезны для курсов социолингвистики и психолингвистики, а также в преподавании русского языка как родного и как иностранного.

Любое исследование в области неофициальной коммуникации имеет как научное, так и социальное значение: коммуникативные навыки человека, проявляющиеся в быту (в семье, в кругу друзей и коллег, в магазине, в транспорте и т. д.), во многом определяют не только его собственное благополучие, но и благополучие, здоровое психическое состояние других людей, оказывают большое влияние на результаты их производственной деятельности.

Неофициальное общение наиболее точно и правдиво отражает уровень существующей в тот или иной период речевой и общей культуры людей и, что очень важно, является колыбелью новой культуры или её нового уровня.

Поэтому исследование культуры неофициального общения имеет большую практическую значимость.

Работа содержит рекомендации, позволяющие преодолевать риски коммуникативных и социальных конфликтов в разных сферах и средах общения.

Апробация и внедрение результатов работы. Основные положения и результаты проведённого исследования отражены в 3-х монографиях автора [Байкулова 2012 а, б; 2014], в двух разделах коллективной монографии «Хорошая речь» [Хорошая речь, 2009, с. 151–163, 286–294], а также в 53-х публикациях (статьях и тезисах), в том числе в 15 статьях, рекомендованных ВАК РФ, и одной статье в рецензируемом электронном журнале «Journal of language and literature» (издание включено в информационные базы SCOPUS, ULRICH, EBSCO, Google Scholar, Scirus). В соавторстве только последняя из перечисленных. Всего 73, 7 п. л.

Результаты диссертационного исследования обсуждались на международных конгрессах: IV-м международном конгрессе исследователей русского языка «Русский язык: исторические судьбы и современность»

(Москва, МГУ, 2010); V-м международном конгрессе исследователей русского языка «Русский язык: исторические судьбы и современность»

(Москва, МГУ, 2014); на международных конференциях: IV международной научной конференции, посвящённой 80-летию саратовских лингвистов В. С. Юрченко и М. В. Черепанова (Саратов, ПИ СГУ, 2007); международной научно-практической конференции «Современное состояние русской речи:

эволюция, тенденции, прогнозы» (Саратов, СГУ, 2008); международной научно-практической конференции «Активные процессы в различных типах дискурсов». (Москва, МПГУ, 2009); международной научной конференции «Язык, литература, культура на рубеже ХХ–ХХI веков» (Нижний Новгород, НГУ, 2011); международных конференциях «Десятые Шмелёвские чтения», «Одиннадцатые Шмелёвские чтения» (Москва, Институт русского языка им.

В. В. Виноградова РАН, 2012, 2015 г.г.); международной научнопрактической конференции «Речь. Речевая деятельность. Текст», посвящённой памяти профессора Г. Г. Инфантовой (Таганрог, ТГПИ, 2012);

международной научно-практической конференции «Язык современного города: лингвокультурологическое исследование» (Пенза. ПГУ, 2012);

международной конференции «Русский язык как государственный язык Российской Федерации: лингвистический, социальный, историкокультурный, дидактический контексты функционирования» (Волгоград, ВГСПУ, 2013); на международных интернет-конференциях, организованных ООО «Руснаучкнига» (Россия, г. Белгород,) совместно с издательством “Наука и образование» (Украина, г. Днепропетровск), Publishing House “Education and Science” s. r. o. (Чехия, Прага), ТОО «Уралнаучкнига»

(Казахстан, г. Уральск), ООД «Бял ГРАД-БГ» (Болгария, г. София), ООО «Научный вестник» (Белоруссия, г. Гомель) и Sp. z o.o. “Nauka I studia”: V международной научно-практической конференции «Актуальные научные разработки» – 2009. (Болгария, София, «Бял ГРАД-БГ», 2009); V международной научно-практической конференции «Передовые научные разработки» (Чехия, Прага, Publishing House «Education and Science», 2009);

международной научно-практической интернет-конференции VI «Актуальные проблемы современных наук – 2010» (Польша, Przemyl, Nauka международной научно-практической интернетi studia, 2010); VII конференции «Актуальные проблемы современных наук – 2011» (Польша, Przemyl, Nauka i studia, 2011); VIII международной научно-практической конференции «Актуальные исследования и развитие» (Болгария, София, «Бял ГРАД-БГ», 2012); на IV международной научно-практической интернетконференции «Современный русский язык: динамика и функционирование», посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Зиновия Ароновича Потихи ВГСПУ, 2013); на международном научноВолгоград, практическом семинаре «Русский язык в семье» (Финляндия, Хельсинки, Хельсинский университет, 2012); на всероссийских конференциях: на двух всероссийских научно-практических конференциях «Личность – язык – культура» (Саратов, СГУ, 2007, 2008); на всероссийской молодёжной конференции «Языковая личность. Речевые жанры. Текст» (Таганрог, ТГПИ, 2014); на городском лингвистическом семинаре и заседаниях кафедры русского языка и речевой коммуникации СГУ.

Результаты и материалы исследования используются в преподавании по курсам «Современный русский язык», «Русский язык и культура речи», «Русский язык как иностранный»; на семинарах, посвящённых изучению неофициальной коммуникации.

Структура работы. Работа состоит из введения, 4-х глав («Теоретические основы исследования», «Семейное общение (СО) как ядро неофициальной коммуникации», «Общение родственников (ОР) и дружеское общение (ДО) как разновидности ядерной зоны неофициальной коммуникации», «Периферийная зона неофициальной коммуникации:

общение знакомых (ОЗ) и незнакомых (ОН)»), заключения, списка использованной литературы (509 наименований), списка использованных материалов и условных сокращений, приложений с образцами расшифрованных записей неофициального общения.

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Прежде чем выявить специфику неофициального общения в его противопоставлении официальному, считаем необходимым оговорить следующее: существуют различные определения понятий общение и коммуникация, причем одни исследователи эти понятия дифференцируют, а другие – отождествляют (см., например, [Гольдин, Сиротинина, Ягубова 2008; Конецкая 1997; Межличностная коммуникация 2011]. Поскольку для данного исследования различия в этих понятиях не принципиальны, присоединимся к тем, кто их отождествляет.

Среди существующих определений общения (см. [Брудный, Шукуров 1977; Колшанский 1984; Красных 2003; Межличностное общение 2001;

Леонтьев 1972, 2010; Макаров 1998; Платонов 1973; Тарасов 1975; Cronen 1996 и др.]), характеризующих его с разных сторон, наиболее полным представляется определение Н. И. Формановской, которая считает, что общение – это «социально-коммуникативное взаимодействие (по крайней мере двоих) по обмену информативным и фатическим содержанием в соответствии со статусом, ролевыми и личными отношениями коммуникантов для воздействия друг на друга, регулирования речевого поведения с целью достижения внекоммуникативного и коммуникативного результата» [Формановская 2007: 20].

Предпринимаются попытки создания универсальной модели общения.

Одна из них основана на представлении о мире человеческих отношений как многомерной сети, построенной по принципу концентрических окружностей, входящих друг в друга (круги Л. Эйлера): в центре модели сам человек и его семья (генетически первичный уровень), второй круг общения – друзья, соседи, одноклассники, сослуживцы, знакомые и т. д., третий – все человечество, представители других цивилизаций и других эпох (подробнее об этом см. [Карасик 2004: 344–345].

Кроме того, в современной лингвистике широко распространен термин речевое общение, понимаемый как мотивированный живой процесс взаимодействия между участниками коммуникации, направленный на реализацию конкретной, жизненной целевой установки, протекающий на основе обратной связи в конкретных видах речевой деятельности [Антон 1973], или «общение с помощью речи для достижения целей коммуникантов» [Культура русской речи 2006], или «процесс установления и поддержания целенаправленного, прямого или опосредованного контакта между людьми при помощи языка» [Межличностное общение 2001]. При всех различиях в этих определениях неизменным остается то, что это общение при помощи речи, а не каких-либо предметов, зарубок и т. д.

В настоящее время речевое общение активно изучается в разных направлениях лингвистики: в риторике, культуре речи, речеведении, генристике, функциональной стилистике, прагматике, теории речевой деятельности, психолингвистике, герменевтике; теории речевого воздействия и др. – о чем свидетельствуют многочисленные труды по разговорной речи, городской речи, теории речевого воздействия и т. д. В данной работе неофициальное общение исследуется комплексно, прежде всего с позиции социо-и психолингвистики.

В первой главе будут рассмотрены важные теоретические вопросы:

определение основных понятий, возможность выделения неофициального общения и его соотношение с такими понятиями, как межличностное, статусно-ролевое и представительское общение. Поскольку носители литературного языка используют в своём неофициальном общении разговорную речь, мы остановимся на проблемах её изучения. Не менее важным представляется освещение теоретических подходов к исследованию малых социальных групп, ведь именно в них возникают социолекты.

Проблема определения типа общения стала отправной точкой для рассмотрения функций коммуникативной категории официальность / неофициальность.

В первой главе представлен один из главных теоретических постулатов работы – представление о полевой структуре неофициального общения.

Многие положения этой главы опубликованы в [Байкулова, 2008 а; 2009 а;

2010 б; 2011 а, б, г; 2012 а, д; 2014 а, г, е].

1. 1. Критерии выделения официального и неофициального общения Среди многообразия выделяемых видов (или типов) общения – знаковое / незнаковое; вербальное / невербальное; устное / письменное;

диалогическое / монологическое; информативное, регулятивное, фатическое;

непосредственное / опосредованное; межличностное / представительское (или институциональное); групповое, публичное, массовое; кооперативное / конфликтное; свободное / вынужденное, стереотипное / индивидуальнотворческое и др. – выделяется общение официальное (далее Оф.О) и неофициальное (далее НО) [Гольдин 2009; Гольдин, Сиротинина, Ягубова 2001; Дементьев 2000; Занадворова 2003 а, б; Каган 1988; Стернин 2001;

Формановская 2007 и др.]. О ф и ц и а л ь н ы м считается общение, в котором соблюдаются все правила, формальности, предусмотренные социальными ролями коммуникантов, а неофициальным – частное, нерегламентированное общение, не имеющее официального статуса [Педагогическая риторика 2001: 48]. Официальное общение основано на системе социальных ограничений: это регламентированное общение, которое опирается на «кодекс», строго предписывающий нормы коммуникативного поведения и «канон» (термин В. В. Красных) – «традиционные, социально одобряемые, конвенционально закреплённые правила и предписания коммуникативного поведения» [Красных 1998; Колтунова 2005: 8]. В НО нормы речевого поведения носят в большей мере разрешающий, чем предписывающий характер [Борисова 2001: 119; Колтунова 2005: 8].

Многие учёные фактору официальность / неофициальность придают большое значение (Е. А. Земская, М. В. Китайгородская и Н. Н. Розанова, М. Н. Кожина, О. Б. Сиротинина, Е. Н. Ширяев, Е. П. Захарова и др.).

Е. А. Земская считала официальность / неофициальность важнейшим признаком, влияющим на дифференциацию речи, причём исследователь связывала этот признак с существованием двух видов коммуникации, официальной и неофициальной, и даже с существованием двух принципиально разных литературных языков: кодифицированного (КЛЯ) и разговорного [Земская 1988 а]. Ю. М. Скребнев также считал неофициальность языкового общения абсолютно релевантным признаком разговорной речевой сферы [Скребнев 1971].

Тем не менее следует сказать, что существуют и другие точки зрения.

В частности, О. А. Лаптева считает фактор официальности речи сомнительным, поскольку как понятие официальные отношения отправителя и получателя речи, так и понятие официальная обстановка, по её мнению, являются трудноопределяемыми [Лаптева 2003]. Свою позицию исследователь объясняет тем, что в отношении с официальным лицом человек, безусловно, старается избегать коллоквиализмов, фамильярности, но избежать особенностей устной речи, избежать своих речевых привычек ему просто не удастся. Совершенно не поддается определению, по мнению О. А. Лаптевой, и понятие официальная обстановка, поскольку возникает вопрос: можно ли считать официальной обстановкой транспорт, если там мы пользуемся устоявшимися устно-разговорными стереотипами; парламент, если депутаты демонстрируют в процессе заседаний речевую непринуждённость без всякой заботы о кодифицированности речи; учебную аудиторию, если в ней царит доверительная дружеская атмосфера. Вместе с тем исследователь допускает, что фактор официальности может оказывать влияние на людей, хорошо владеющих языком, но это бывает нечасто и сродни ораторскому искусству [Там же]. По мнению О. А. Лаптевой, литературный язык дифференцируется прежде всего по устной или письменной форме.

Нечёткость оппозиции официальность / неофициальность замечают и другие исследователи, например, М. Л. Макаров [Макаров 1998], исследующий дискурс в малых социальных группах, Н. А. Бобарыкина [Бобарыкина 2003], предметом кандидатской диссертации которой являлись выделенные в малой рабочей официальной группе типы общения – официальный, полуофициальный и неофициальный, М. В. Колтунова [Колтунова 2005], рассматривающая нормы официального и полуофициального делового общения.

В. Н. Куницына, Н. В. Казаринова и В. М. Погольша [Межличностное общение 2001], характеризуя межличностное общение, выделяют его различные формы, в частности формальное (ролевое, деловое, профессиональное) и неформальное, причём, следуя западной традиции (см., например, работы Э. Мэйо), авторы считают эти термины более правильными по сравнению с терминами официальное / неофициальное.

Свою позицию исследователи объясняют тем, что официальные отношения между руководителями и подчиненными могут осуществляться как на формальном, так и на неформальном уровне [Межличностное общение 2001:

277]. Различие между формальным и неформальным общением, по их мнению, определяется степенью включенности межличностных контактов, учетом личностных особенностей коммуникантов, мерой использования способов психологического воздействия [Там же]. Такая позиция вызывает некоторые сомнения, поскольку сразу возникает ряд вопросов: что такое официальные отношения?; сохраняется ли официальность отношений при переходе на неформальный уровень?; может ли быть ролевое, деловое, профессиональное общение неформальным? К тому же, отказываясь от терминов официальное / неофициальное, авторы тут же дают определение:

«официальное, или служебное, общение имеет место в сфере делового, функционально-ролевого общения, регламентированного правилами организации и служебным этикетом» [Там же].

М. Л. Макаров [Макаров 1998], ссылаясь на работы прежде всего зарубежных авторов, выявляет возможные аспекты рассмотрения категории формальность как характеристики аудитории, как составляющей категории контактность, как компонента речевой констелляции, как одного из стилеобразующих факторов или в связи с понятием регистр, как одного из параметров речевого общения, как совокупности речевых признаков, отличающих официальную интеракцию от разговорной [Там же].

М. Л. Макаров считает правомерным рассматривать формальность как признак группы – коллективного субъекта общения. Большинство исследователей, как пишет автор, относит формальность к ситуативному контексту. И. А. Стернин, например, сопоставляя Оф.О. и НО, указывает на то, что официальное общение ведется «в официальных, то есть в формальных коммуникативных ситуациях…» [Стернин 2001: 12].

Хотя многие ученые называют признаки формальности универсальными для всех культур, разделяем сомнение в этом М. Л. Макарова [Макаров 1998: 147]. В русской коммуникативной культуре понятия официальное / неофициальное и формальное / неформальное в какойто мере совпадают, но всё-таки имеют разное значение и, на наш взгляд, не могут быть взаимозаменяемыми. Многозначность слова формальный в русском языке затрудняет его использование в качестве термина. Так, формальный, по данным «Русского толкового словаря» (в дальнейшем [РТС 2006]) В. В. Лопатина и Л. Е. Лопатиной, – 1. «Проникнутый формализмом».

2. «Основанный на принципах формализма». 3. «Произведенный в принятом, законном порядке». 4. «Существующий только для видимости» [РТС 2006:

845]). В «Большом толковом словаре русского языка» под редакцией С. А. Кузнецова (в дальнейшем [БТС 2000]) формальный и официальный, законный представлены во втором значении как синонимы, а в третьем – формальный – «соблюдающий только форму; бюрократический, формалистский» [БТС 2000]. Как видим, в представленных словарных дефинициях имеет место негативный оценочный компонент слова формальный, что может не лучшим образом влиять на его использование в качестве термина, да ещё употребляемого вместо официальный. В большей степени негативная, чем нейтральная окраска слова позволяет определять формальное общение прежде всего как общение поверхностное, малосодержательное, ущербное, неискреннее. С другой стороны, поскольку словари допускают использование обоих терминов (формальный и официальный) в качестве равноценных, взаимозаменяемых синонимов, формальным общением можно считать такое, которое основано на соблюдении формальностей, обусловленных статусно-ролевыми отношениями коммуникантов. Лексическая неоднозначность слова формальный, наличие негативного компонента в его значении заставляет нас в определении типа общения сделать выбор в пользу официальное / неофициальное. Таким образом, представляется логичным официальное / неофициальное называть типом общения, а формальное / неформальное – видом общения или рассматривать формальность / неформальность в качестве одного из параметров общения, влияющего на речь. М. Л. Макаров, обобщая исследования зарубежных лингвистов (Atkinson; Brown, Fraser;

Cazden; Irvine; Levinson; Ochs; Fillmore; Holmes; Tannen; Labov и др.), сопоставляет формальную и неформальную речь. Среди признаков формальной речи часто называются её более чёткая структурная организация, нормированность, тщательность, замедление речепроизводства, высокий уровень когезии и когеренции, упорядоченность мены коммуникативных ролей, фиксированность темы и т. д. [Макаров 1998: с.

147]. Формальность связывается с предварительной подготовленностью речи.

Неформальная же речь характеризуется меньшей структурированностью, эллипсисом, повторами, хезитациями, преобладанием действительных конструкций, более высоким темпом и ритмом, тематическим разнообразием, снижением уровня когезии [Там же]. Например, выступление президента РФ В. В. Путина на итоговой пленарной сессии международного дискуссионного клуба «Валдай», безусловно, официально, но оно включает эпизоды формального и неформального взаимодействия с аудиторией. В регистре формального общения произнесено приветствие: Добрый день, уважаемые друзья! Дамы и господа! Надеюсь, что место для ваших дискуссий, для наших встреч выбрано удачно, и время хорошее – это самый центр России, центр не географический, а духовный, это одна из колыбелей нашей государственности. Формальность связана с соблюдением норм этикета, предварительной подготовленностью речи, её чёткой организацией, нормированностью, тщательностью. В неформальном регистре прозвучали отдельные ответы президента на вопросы присутствующих: Почему мы топчемся в переговорном процессе с нашими европейскими партнёрами? Я неслучайно сказал, что они живут по принципу: сначала съедим твоё, а потом – каждый своё. Они – очень хорошие ребята, очень приятные, интеллигентные, с ними приятно общаться, икры можно съесть и водки выпить, и пива немецкого, хорошего, либо вина итальянского или французского, но они очень жёсткие переговорщики (из стенограммы заседания клуба: URL : http://www.rg.ru/2013/09/19/stenogramma-site.html.).

Признаки неформальности – спонтанность, диалогичность, разговорность (свободный порядок слов, разговорная лексика, включение тематики, не свойственной официальному общению). НО по своей сути неформально, но формальные отношения между коммуникантами отражаются в формальной коммуникации, пример тому светское общение, «контакт масок».

Понимая, что термины не могут полностью отражать все аспекты явления, постараемся учесть все содержательно представленные точки зрения. Для нас это особенно важно как в плане осмысления теоретических основ исследования, так и в плане определения его границ.

Используя в названии работы термин неофициальное общение, мы полагаем, что членение общения на основе фактора официальность / неофициальность правомерно, а следовательно, допустим и соответствующий термин. Обоснуем свою точку зрения. Прежде всего, следует отметить значимость понятия официальный и его соотнесенность с другими понятиями в языковом сознании носителя русской коммуникативной культуры. По данным словарей, официальный толкуется как «должностной, правительственный» (оф. сопровождение, лицо), «принятый, допущенный, общепризнанный» (оф. вид спорта, оф.

общественная доктрина), «имеющий документальное подтверждение своих прав» (оф. дистрибьютор, консультант правительства), «соблюдающий все правила, формальности» (оф. приглашение, заявление; оф. тон беседы), «холодно-вежливый, сдержанный» (оф. тон) [Крысин 2005; РТС 2006; СТС 2004; ТСРЯ 2007]. Как видим, сочетаемость слова официальный довольно широка, к тому же она включает всю шкалу оценки (от негативной до положительной, в том числе нейтральную) человеком ситуации (оф. момент, период, раунд, мероприятие; оф. часть и т. п.), события (оф. праздник, оф.

встреча, дискуссия и т. п.) и его отношения с социумом (оф. отношения, оф.

контакт, отказ и т. п.). Признак официальности присутствует и в оценке самого человека: его внешности, поведения, речи (оф. вид, костюм, стиль одежды; оф. прическа, улыбка, походка, манера; оф. тон, голос, оборот речи, фраза, слово, стиль речи и т. п.).

Слово неофициальный вступает в антонимичные отношения со словом официальный, являясь его лексико-словообразовательным антонимом вследствие присоединения приставки не. Поэтому возникает смысловая противопоставленность официального неофициальному, что, очевидно, и закрепляется в сознании носителя языка. Поэтому мы считаем, что отрицать влияние данного фактора на характер человеческого общения нельзя, напротив, следует указать на его важность.

В теории коммуникации исследователи отводят разное место официальности / неофициальности.

–  –  –

В этой структуре фактору официальность / неофициальность отводится место во второй группе составляющих первого порядка конситуации – объективно существующей собственно экстралингвистической ситуации общения, включающей условия общения и его участников (где, когда, с кем и почему ведется разговор):



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |
Похожие работы:

«ВОРОБЬЁВА НАТАЛЬЯ ЮРЬЕВНА ИНОЯЗЫЧНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ НИКОЛАЯ ГУМИЛЁВА Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук профессор Леденёва В. В. Москва – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ ИНОЯЗЫЧНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ...»

«АВЕТЯН НАРИНЕ САМВЕЛОВНА СУБСТАНДАРТНАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ В АНГЛИЙСКОМ ПОЛИЦЕЙСКОМ СУБЪЯЗЫКЕ (социолексикологический подход) Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»

«ЗАЙЦЕВА ЛЮДМИЛА АЛЕКСАНДРОВНА АКТУАЛЬНАЯ ЛЕКСИКА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент Черникова Наталия Владимировна Мичуринск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«Бухаева Раджана Владимировна ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ (на материале бурятского языка) Специальность 10.02.19. – теория языка Научный консультант: доктор филологических наук, профессор А.П. Майоров Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Улан-Удэ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ПОНЯТИЕ СТЕРЕОТИПА В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.. 1.1 Cтереотип: к определению понятия.. 1.2 Лингвистическая интерпретация стереотипа. 1.3 Cтереотипы...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.