WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ЭВОЛЮЦИЯ ЭСХАТОЛОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XI - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVIII ВЕКА ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФГБОУ ВО «Литературный институт им. А.М. Горького»

На правах рукописи

А. Е. Ваненкова

ЭВОЛЮЦИЯ ЭСХАТОЛОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ В РУССКОЙ

ЛИТЕРАТУРЕ XI - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVIII ВЕКА

Специальность 10.01.01 – русская литература

Диссертация

на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор



Ужанков Александр Николаевич

Москва 2014

ЭВОЛЮЦИЯ ЭСХАТОЛОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ В РУССКОЙ

ЛИТЕРАТУРЕ XI - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVIII ВЕКА.

ПЛАН ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

Введение.

Глава 1. Эсхатологические ожидания в древнерусской литературе XI конца XV в.

1.1 Эсхатологические идеи в произведениях XI-XIII вв. Ожидание конца света в 1038 г.

1.2 Ожидание конца света в 1492 году.

1.3 «Ересь жидовствующих» и эсхатологический аспект полемических сочинений.

Глава 2. Эсхатологические идеи в литературе конца XV - 30-х годов XVII в.

2.1 Эсхатологический аспект концепции «Москва — Третий Рим».

Отражение эсхатологических представлений в древнерусской 2.2 публицистике XVI в.

2.3 Эсхатологический аспект произведений Смутного времени.

Глава 3. Ожидание Страшного Суда и представления об антихристе в литературе 40-х годов XVII — первой трети XVIII в.

3.1 Ожидание Страшного Суда в 1666 г. и эсхатологические идеи первых учителей старообрядчества.

3.2 Эсхатология официальной церкви 2-й половины XVII – начала XVIII в.

«Знамения пришествия антихристова» Стефана Яворского.

Заключение.

Список литературы.

Введение.

Актуальность темы исследования. С древнейших времен человека волновали вопросы о том, что будет с ним после смерти и что ждет весь мир, в котором он живет. Все религии мира дают те или иные ответы на эти вопросы. Для восточных религий характерны представления о цикличности времени и постоянном перерождении душ, для авраамических религий (христианства, иудаизма и ислама) — вера в посмертное воздаяние и загробную жизнь, а также в завершение мировой истории «концом света».

Данный аспект религиозных воззрений на протяжении многих веков играл важную роль в развитии культуры разных народов, в том числе и русского.

Эсхатология, то есть учение о последних временах, Страшном Суде и Втором Пришествии Христа — важная часть христианского учения, распространившегося на Руси после ее крещения в 988 г. князем Владимиром. На протяжении всего средневекового периода русской истории ожидание «конца света», попытки вычислить время Второго Пришествия и размышления о признаках последних времен играли важную роль в формировании мировоззрения людей, и в первую очередь древнерусских книжников. Жизнь каждого человека и историю всего русского народа они рассматривали в эсхатологической перспективе, и эти идеи нашли свое отражение в русской средневековой литературе самых разных жанров: в историософских сочинениях, летописях, поучениях, посланиях, публицистических и полемических сочинениях и даже в житиях святых.

Основу мировоззрения древнерусских книжников составляло православное учение, и для всестороннего изучения русской средневековой литературы необходимо глубокое понимание распространенных на Руси религиозных идей. Эсхатологические представления играли важную роль в формировании средневекового мировоззрения. С одной стороны, они были связаны с вопросами о посмертном воздаянии и спасении души, волновавшими каждого человека. Так называемой «частной эсхатологии»

посвящено множество древнерусских литературных произведений. Главным образом это поучения, а также различные видения, повествующие о посмертной участи человеческой души.

С другой стороны, эсхатология — это неотъемлемая часть христианской историософии. Представления о Страшном Суде, как об итоге всей человеческой истории серьезно повлияли на восприятие не только мировой истории, но также и истории русского народа и его места в мировом историческом процессе. Эти идеи отразились в самых разных древнерусских произведениях: летописях, пасхалиях, словах, посланиях, публицистических и полемических сочинениях и др.





Актуальность данной темы заключается в том, что изучение развития эсхатологических идей в древнерусской литературе необходимо для верного понимания мировоззрения древнерусских книжников, отразившегося в их сочинениях. Знание основных эсхатологических концепций литературы Древней Руси также играет важную роль в изучении эсхатологических аспектов русской литературы других периодов, например, литературы XIX в., сочинений авторов серебряного века и современной литературы.

Вопросы эсхатологии и в современном мире не утратили своей актуальности. Назначаются новые возможные даты «конца света» (например, 2000 и 2012 г.), в войнах и природных катастрофах видят признаки наступления последних времен, к различным пророчествам и эсхатологическим сочинениям проявляется большой интерес, появляется множество сект и религиозных организаций апокалиптической направленности, многие их которых являются псевдохристианскими.

Изучение эсхатологических идей Древней Руси может помочь в осмыслении многих явлений современной культуры, а также доктрин новых религиозных движений.

Степень разработанности темы. Многие исследователи обращались в своих работах к эсхатологическим аспектам мировоззрения древнерусских книжников. Чаще всего это историки: А.И. Алексеев, Н.С. Гурьянова, И.Н.

Данилевский, Н.В. Синицына, А.Л. Юрганов и др.; философы — М.Н.

Громов, В.В. Мильков и др.; реже филологи — И.В. Дергачева, А.В.

Каравашкин, А.В. Пигин, А.Н. Ужанков и др.

В XIX в. в области изучения древнерусских эсхатологических идей шел процесс накопления опыта и собирания текстов. Об интересе к этой теме свидетельствует публикация такими исследователями, как Н.С. Тихонравов, В.Н. Истрин, К.И. Невоструев, И.И. Срезневский и др., множества древнерусских апокрифов, значительная часть которых посвящена общей и частной эсхатологии.

В.А. Сахаров одним из первых посвятил этим темам подробное специальное исследование. В работе 1879 г. «Эсхатологические сочинения и сказания в древнерусской письменности и влияние их на народные духовные стихи» он подробно рассмотрел распространенные на Руси переводные сочинения и апокрифы, посвященные Страшному Суду, пришествию антихриста и загробной жизни, а также дал краткий очерк развития эсхатологических идей в Византии, на Западе, и на Руси1. Однако главным предметом его исследования были народные духовные стихи, и он не рассматривал влияние эсхатологических представлений на произведения древнерусских писателей.

П.С. Смирнов также обращался к вопросам эсхатологии, но в его исследованиях эта тема не являлась главной, а рассматривалась в контексте основных идей старообрядцев2.

В XX в. интерес к вопросам эсхатологии, как и к древнерусской литературе в целом, значительно возрос. Многие исследователи стали обращаться к вопросам эсхатологических ожиданий на Руси и их отражении в произведениях древнерусских книжников.

Сахаров В.А. Эсхатологические сочинения и сказания в древнерусской письменности и влияние их на народные духовные стихи. – Тула, 1879.

Смирнов П.С. История русского раскола старообрядства. – Спб., 1885.

Исследователи М.Ф. Мурьянов, А.А. Гиппиус, И.Н. Данилевский, Г.М.

Прохоров и А.Н. Ужанков обратили внимание на эсхатологический аспект «Повести временных лет», отразившийся уже в самом названии этого древнерусского произведения. Рассматривая представления о времени у древнерусских книжников, М.Ф. Мурьянов писал о том, что под «врменными летами» понимались не прошедшие времена, как это считалось традиционно, а врменные, преходящие годы, противопоставляющиеся вечности3. С этой точкой зрения согласен и Г.М. Прохоров4.

А.А. Гиппиус не согласился с такой трактовкой. Он связывал название «Повести временных лет» с Евангельскими словами из Деян. 1:7 («нсть ваше разумвати времена и лта яже Отецъ положи во своей власти») и рассматривал «врменные лта», как аналог «врмен и лтъ», выражавшим полноту единого сотворенного Богом временного потока, существующего независимо от исторических событий5.

И.Н. Данилевский разделяет точку зрения М.Ф. Мурьянова на смысл названия временных лет» и подробно рассматривает «Повести эсхатологическое значение «Повести» и древнерусского летописания в целом.

Он приходит к выводу, что летописи создавались как своеобразные «книги жизни», в которых записывались деяния людей и которые будут представлены Богу на Страшном Суде6. Эта концепция объясняет присутствие в летописях Мурьянов М.Ф. Время: (понятие и слово) // Вопросы языкознания, № 2. — М.: Наука, 1978. — С.60.

Прохоров Г.М. Древнерусское летописание как жанр // ТОДРЛ, Т.57. — Спб.: 2006. — С. 6-17.

Гиппиус А.А. “Повесть временных лет”: о возможном происхождении и значения названия // Из истории русской культуры. Т. I. Древняя Русь. — М.: Языки русской культуры, 2000. — С.452-454.

Данилевский И.Н. Повесть временных лет: герменевтические основы изучения летописных текстов. — М.:Аспект-Пресс, 2004. — С.265.

множества сообщений о знамениях, рассуждений и отрывков из сочинений, связанных со Страшным Судом и последними временами.

А.Н. Ужанков не согласился с толкованием летописей, как «книг жизни», указав на то, что в «Откровении» Иоанна Богослова говорится только об одной «книге жизни», в которую будут вписаны души праведников. Однако в описании Страшного Суда говорится и о других книгах, в которых записаны человеческие дела и по которым будут преданы последнему суду все человеческие души: «И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими» (Откр. 20:12). По мнению А.Н. Ужанкова, именно эти книги и были прообразом для «Повести временных лет» и древнерусских летописей7.

А.И. Алексеев в монографии «Под знаком конца времен. Очерки русской религиозности конца XIV – начала XVI вв.» также обращается к распространенным на Руси представлениям о загробной жизни и ожиданиям «конца света» по истечении 7000 лет от сотворения мира, то есть в 1492 г. Эти явления он рассматривает в контексте изучения ереси «стригольников», спора иосифлян и нестяжателей, а также взаимоотношений светской и духовной власти8. Исследование А.И. Алексеева демонстрирует важность эсхатологических идей в формировании средневековых религиозных движений.

Многие исследователи затрагивают вопросы эсхатологии, как один из аспектов какой-либо другой темы.

Н.В. Синицына, подробно рассматривая концепцию старца Филофея «Москва — Третий Рим», касается и ее эсхатологического аспекта. Она рассматривает эсхатологический контекст появления данной коцепции, Ужанков А.Н. О специфике развития русской литературы XI – первой трети XVIII века: Стадии и формации. – М.:Языки славянской культуры, 2009. – С 297-300.

Алексеев А.И. Под знаком конца времен. Очерки русской религиозности конца XIV – начала XVI вв. – Спб.: Алетейя, 2002.

находит параллели с другими произведениями, посвященными последним временам (напр. с «Откровением Мефодия Патарского»), и указывает на эсхатологический характер концепции Филофея как нового пророчества о последнем христианском царстве9.

А.В. Каравашкин в работе, посвященной исследованию русской средневековой публицистики, рассматривает идеи Ивана Пересветова, Ивана Грозного и Андрея Курбского, в том числе и их историософские концепции, в которых важную роль играет эсхатологический аспект: Иван Пересветов обращается к истории мировых царств, ожидание Страшного Суда во многом определило представления царя Ивана IV о Московском царстве и своем собственном назначении, а для Андрея Курбского Московское царство стало царством антихриста, приближающего день окончательного конца времен10.

Н.С. Гурьянова подробно рассматривала эсхатологические взгляды старообрядцев, в основе которых лежало христианское учение об антихристе11.

И.В. Дергачева сосредоточила свое внимание на распространенных в средневековой Руси представлениях о спасении души, мытарствах, загробном мире и посмертном воздаянии и их отражении в древнерусских синодиках.

Исследование И.В. Дергачевой показывает важность и актуальность представлений о посмертной судьбе души для каждого средневекового человека12.

Синицына Н.В. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции.

(XV-XVI вв.) – М.: Издательство «Индрик», 1998.

Каравашкин А.В. Русская средневековая публицистика: Иван Пересветов, Иван Грозный, Андрей Курбский — М.: ПРОМЕТЕЙ, 2000.

Гурьянова Н.С. Крестьянский антимонархический протест в старообрядческой эсхатологической литературе периода позднего феодализма. — Новосибирск: Наука, 1988.

Дергачева И.В. Посмертная судьба и “иной мир” в древнерусской книжности – М.:

Кругъ, 2004.

А.В. Пигин также рассматривал средневековые представления о загробном мире, но его исследование основывается на изучении жанра видений13.

Развитие эсхатологических представлений на протяжении средневековой истории России XI-XVII вв. с точки зрения истории и культуры рассматривал А.Л. Юрганов. В книге «Категории русской средневековой культуры» одна глава посвящена эсхатологическим представлениям Древней Руси. Он выделяет три основных эсхатологических идеи, оказавших большое влияние на развитие русского средневекового мировоззрения: ожидание Страшного Суда в 7000 г. от сотворения мира (1492 г.), эсхатологические ожидания времени Ивана Грозного, лежавшие в основе опричнины, и ожидание пришествия антихриста в 1666 г., связанное со старообрядческим расколом14.

Исследование А.Л. Юрганова охватывает весь средневековый и переходный период русской истории и основные эсхатологические концепции, однако литературные произведения выполняют в нем вспомогательную роль, а основное внимание уделяется месту и влиянию эсхатологических идей на культуру и мировоззрение людей.

А.Н. Ужанков, рассматривая стадиальное развитие мировоззрения древнерусских книжников и древнерусской литературы, выделяет основные темы древнерусской литературы, связанные с эсхатологией: спасение души и коллективное спасение в христианском царстве15.

Рассмотрев основные работы XIX и XX в., в которых в той или иной мере рассматриваются эсхатологические воззрения древнерусских книжников, можно сделать следующий вывод: в последние десятилетия

Пигин А.В. Видения потустороннего мира в русской рукописной книжности. – СПб.:

«Дмитрий Буланин». 2006.

Юрганов А.Л. Категории русской средневековой культуры. М.: МИРОС, 1998.

Ужанков А.Н. Стадиальное развитие русской литературы XI-первой трети XVIII века.

Теория литературных формаций. Монография. – М.: Издательство Литературного института им. А.М.Горького, 2008.

интерес к культуре, литературе и мировоззрению Древней Руси значительно возрос, и эсхатологические взгляды древнерусских книжников часто становятся предметом исследований, так как являются неотъемлемой частью древнерусской культуры, однако среди работ, касающихся этой темы, не было исследования, сосредоточенного на развитии эсхатологических идей на Руси и их отражения в древнерусской литературе.

Также следует отметить, что до настоящего момента не было предпринято обобщающего исследования, целиком посвященного истории эсхатологических воззрений на Руси и эсхатологическому аспекту древнерусской литературы и охватывающего весь средневековый период развития русской литературы — с XI по 40-е годы XVII в., а также переходный период — 50-е годы XVII в. – первая треть XVIII в.

Недостаточная разработанность темы отражения эсхатологических идей в древнерусской литературе обусловила выбор темы этого диссертационного исследования.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

Предпринята попытка проследить процесс эволюции 1.

эсхатологических взглядов древнерусских книжников и отражения этих взглядов в литературных произведениях XI – начала XVIII в.

Эволюция эсхатологических идей в древнерусской литературе 2.

рассматривается в контексте теории литературных формаций А. Н. Ужанкова.

Выделяются эсхатологические концепции, соответствующие каждой формации.

Выделяется эсхатологический аспект историософских концепций, 3.

соответствующих каждой литературной формации, и его отражение в сочинениях древнерусских книжников.

Выявляются литературные особенности эсхатологических 4.

произведений на каждом этапе развития древнерусской литературы и отражение изменений в отношении к писательскому труду в этих произведениях.

являются произведения древнерусской Объектом исследования литературы XI — первой трети XVIII века, в которых отразились эсхатологические взгляды древнерусских книжников.

Предметом исследования выступает эволюция эсхатологических идей в сочинениях древнерусских книжников и литературные особенности этих сочинений.

Методологической основой исследования стали труды отечественных медиевистов Ф.И. Буслаева, А.Н. Веселовеского, А.Н. Пыпина, В.П. Перетца, А.С. Орлова, Д.С. Лихачева, С.С. Аверинцева, А.С. Дёмина, М.Н. Громова и др.

В ходе исследования был использован комплексный анализ и системный подход к изучению сочинений древнерусских книжников и работ исследователей.

Основными методами исследования выступают историкофилологический, культурно-исторический, аксиологический, дескриптивный и описательный методы.

Теоретической основой исследования послужила теория литературных формаций и стадиального развития древнерусской литературы А.Н.

Ужанкова, в основе которой лежит идея выделения периодов развития древнерусской литературы в зависимости от мировоззрения, характерного для каждого из этих периодов. Данная концепция учитывает процесс развития мировоззрения в Древней Руси и эволюцию сознания древнерусских книжников. Согласно этой теории, выделяется три литературных формации (исторически сложившихся совокупностей взаимосвязанных между собой литературных явлений): формация XI – XV вв., которой соответствует теоцентрическое мировоззрение; формация конца XV – 30-х годов XVII в., определяемая антропоцентрическим мировоззрением; и формация 40-х годов

–  –  –

Основные положения, выносимые на защиту:

1. На основе теории литературных формаций и анализа произведений древнерусской литературы можно выделить три эсхатологических концепции, соответствующих каждой из трех формаций: XI – конец XV в. — спасение души в преддверии близящегося Страшного Суда, конец XV – 40-е годы XVII Историческая поэтика древнерусской словесности. Генезис Ужанков А.Н.

литературных формаций. Монография. – М.: Издательство Литературного института им.

А.М. Горького, 2011.

в. — спасение человека в последнем христианском царстве, 40-е годы XVII — первая треть XVIII в. — пришествие и воцарение антихриста.

2. Эсхатологические идеи являются неотъемлемой частью историософских концепций средневековой Руси, нашедших свое отражение в различных произведениях древнерусских книжников. Каждой литературной формации соответствует определенная концепция:

- в период с XI по XV вв. на Руси вместе с верой в скорое Второе Пришествие утверждается мысль об особой роли русского народа как хранителя истинной веры в преддверии приближающегося Страшного Суда, в XVI в. появляется концепция «Москва — Третий Рим», согласно которой Московское царство — это последнее христианское царство, хранящее православную веру до самого Страшного Суда; важную роль играет фигура русского царя.

в XVII в. в старообрядческой среде утверждается концепция наступившего царства антихриста, а официальная церковь отказывается от идеи скорого Второго Пришествия и связи России с предшествующими Страшному Суду событиями.

Загрузка...

3. Процесс изменения писательского сознания на протяжении всего периода XI – первой трети XVIII в. и особенности мировоззрения древнерусских книжников в каждый период отразились и в произведениях, связанных с эсхатологией:

- в период XI – конца XV в. господствует теоцентрическое мировоззрение, «конец света» рассматривается, как завершение всеобщего исторического процесса, определяемого Божественным Промыслом, знамения приближения Страшного Суда и исторические события рассматриваются, прежде всего, с точки зрения действия Промысла в истории, к теме человека книжники обращаются в рассуждениях и поучениях о спасении души,

- период конца XV – 40-х годов XVII в. характеризуется появлением авторского начала и антропоцентрическим мировоззрением, писателипублицисты формулируют собственные историософские концепции, касающиеся Страшного Суда, а также роли Московского царства и русского царя в событиях последних времен, значительное внимание уделяется личности царя, как правителя православного царства,

- в период 40-х годов XVII — первой трети XVIII в. преобладает эгоцентрическое мировоззрение и окончательно формируется представление о писательском труде, как о личном деле автора; писатели свободно формулируют собственные концепции и толкования эсхатологического учения, уделяется большое внимание личности и поступкам антихриста.

В Теоретическая и практическая значимость исследования.

диссертационном исследовании представлен подробный анализ актуальной темы эсхатологических ожиданий в древнерусской литературе и сформулирована концепция развития эсхатологических идей в русской средневековой литературе, на основе которой возможно дальнейшее изучение данной темы. Исследование также вносит вклад в развитие теории литературных формаций.

Результаты данного исследования могут быть использованы для написания академической истории русской литературы XI-XVIII вв., подготовки учебных пособий, программ и лекционных курсов по истории древнерусской литературы, истории русской культуры и православной культуре.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были представлены в виде докладов на межотраслевой научно-практической конференции коммуникация в пространстве «Религиозная профессионального образования» (Москва, 2014 г.) и на кафедре русской классической литературы и славистики Литературного института А.М.

Горького.

Публикации. По теме диссертационного исследования подготовлены и опубликованы 5 научных статей. Из них 3 — в изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура диссертации обусловлена целями исследования и состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава I. Эсхатологические ожидания в древнерусской литературе XI

- конца XV в.

Общая картина мира, представление о мировой истории и о своем месте в ней, смысл человеческой жизни — все эти идеи, определявшие мировоззрение древнерусских книжников и отразившиеся в литературных произведениях, были частью христианской мировоззренческой системы, воспринятой на Руси.

В соответствии с теорией литературных формаций А. Н. Ужанкова, данный период относится к стадии теоцентризма в развитии древнерусского средневекового сознания. В центре мироздания для человека того времени находился Бог. Основой мировоззрения в этот период стало христианство, пришедшее на Русь благодаря деятельности князя Владимира. Окружающий мир и все происходящие события воспринимались древнерусскими книжниками через призму Божественного Откровения17.

Древнерусский книжник рассматривал время, в которое он жил, как «последние времена», и ожидал скорого наступления Страшного Суда.

Именно наиболее распространенная дата ожидаемого «конца света» в 7000 (1492) году знаменует завершение этого периода.

Смыслом жизни человека в это время является спасение души в «будущем веке», то есть после Страшного Суда. Именно поэтому, как отмечает А.Н. Ужанков, словесность этого периода носит поучительный Ужанков А.Н. О специфике развития русской литературы XI – первой трети XVIII века: Стадии и формации. – М.:Языки славянской культуры, 2009. – с. 92.

характер, и все человеческие поступки и помыслы оцениваются именно с позиции этой конечной цели18.

Можно сказать, что именно эсхатологическая идея является в этот период определяющей в формировании мировоззрения людей. А.И. Алексеев отмечает, что в Киевскую эпоху на Руси не было разработанного учения о частной эсхатологии, то есть о суде над душой человека после его смерти, следовательно, суд будет совершаться именно в момент Второго Пришествия19.

В этот период эсхатологические идеи находили свое отражение в самых разных литературных произведениях. В первую очередь, это историософские и исторические произведения, такие как «Слово о Законе и Благодати»

митрополита Илариона, древнерусские летописи и пасхалии. Вся человеческая история и история русского народа рассматривалась в контексте скорого наступления «конца света». Важное место рассуждения о Страшном Суде занимали в различных поучениях и посланиях. Древнерусские книжники писали о спасении души и призывали людей к покаянию в преддверии последнего Суда. С появлением ереси «жидовствующих» в конце XV в. эсхатологические темы появляются в полемических сочинениях, направленных против еретиков, таких как Иосифа «Просветитель»

Волоцкого.

Вопрос об эсхатологических представлениях на Руси в данный период рассматривали многие исследователи-историки: И. Н. Данилевский, А. И.

Алексеев, А.Л. Юрганов и др.

–  –  –

Алексеев А.И. Под знаком конца времен. Очерки русской религиозности конца XIV – начала XVI вв – СПб.: Алетейя, 2002. — С. 68.

1.1 Эсхатологические идеи в произведениях XI-XIII вв. Ожидание конца света в 1038 г.

С принятием христианства на Руси стало складываться новое мировоззрение, отличное от языческого, и идея «конца времен», как один из ключевых моментов христианского учения вообще, становится одной из важнейших идей для русского народа и, в первую очередь, для древнерусских книжников, которые в большинстве своем были монахами, а, следовательно, сведущими в вопросах христианского вероучения. Поэтому и литература в этот период носит главным образом вероучительный или историкобогословский характер. Основными жанрами в это время являются летописи, жития святых, поучения, слова.

Идея Страшного Суда как «конца времен» неразрывно связана с представлениями о времени и историческом процессе, которые с приходом христианства на Русь, кардинально меняются.

Для языческого, мифологического мировоззрения характерно понимание времени, как круговорота. В годичном цикле вечно повторяется гибель и возрождение мира. Человеческая деятельность также является повторением неких изначальных архетипов. Так, например, постройка святилища, жилища или нового города воспроизводит появление мира из неупорядоченного хаоса.

Таким образом, человек не двигался от прошлого к будущему, а находился в «вечносуществующем» настоящем времени. Для человека не существовало понятия исторического процесса, имеющего свое начало и свой конец20.

Христианская концепция времени коренным образом отличается от языческой. Здесь есть четкое разделение на мир Земной, материальный, и мир Божественный, сакральный, и вечность присуща лишь сакральному миру.

Элиаде М. История веры и религиозных идей. Т. 1. От каменного века до Элевсинских мистерий — М.: Критерион, 2002.

Категории пространства, времени и движения существуют лишь в Земном мире и являются его атрибутами.

Человеческая история разворачивается в материальном мире, поэтому она является «выпадением» из вечности. Время и история имеют линейную протяженность, выражающуюся в хронологии. Теперь каждое событие принадлежит определенному году, становится возможным летоисчисление, то есть время теперь можно измерять.

История человечества направлена из прошлого в будущее, от сотворения мира в 5508 году до Рождества Христова к Страшному Суду, после которого весь Земной мир станет причастным вечности. Таким образом, время конечно, и конец ему положит именно Страшный Суд. Важно отметить, что под «будущим», или «будущим веком» понималось именно то время, которое наступит после Страшного Суда. Об этом будущем веке нам известно лишь то, что сказано о нем в Новом Завете. Об этом говорит, например, митрополит Иларион в своем «Слове о законе и благодати»: «Моис бо и пророци о Христов пришествии повдааху, Христос же и апостоли его о въскресении и о будущиимъ вц»21.

В Священном Писании указываются признаки наступления «конца света», но не говорится о его точной дате. Сам Христос подчеркивает, что время наступления Страшного Суда не открыто даже ангелам: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф.

24:36). Человек должен «бодрствовать» (Мф. 24:42), помнить о Страшном Суде, ведь Второе Пришествие может произойти в любой момент.

Поэтому смыслом человеческой жизни является покаяние, освобождение от грехов и стяжание Святого Духа. Именно для этого человеку дается земное время, ведь после физической смерти душа попадает на небеса к праведникам

Молдаван А.М. «Слово о законе и благодати» Илариона. – Киев: Наукова думка, 1984.– С.79.

или же в преисподнюю к грешникам, и возможности покаяния и искупления грехов у нее уже нет.

Эти идеи были восприняты и на Руси. Осознание того, что Второе Пришествие уже близится и нужно быть к нему готовым, становится важной темой для древнерусских книжников.

Показательно в этом смысле «Поучение» Владимира Мономаха, написанное им, «сидя на санях», то есть уже в конце жизни. В этом сочинении Мономах не только дает наставления потомкам в христианских добродетелях, но и перечисляет свои деяния и кается в совершенных грехах.

В заключительной части своего сочинения он говорит: «Много борьшися с сердцемъ и одолвши душе сердцю моему, зане тлньн сущи, помышлю, како стати пред страшным судьею, каянья и смренья неприимшим межю собою. Молвить бо иже: Бога люблю, а брата своего не люблю – ложь есть. И пакы: аще не отпустите прегршений брату, ни вам отпуститъ Отецъ вашъ небесный»22. Заканчивает же он свое «Поучение» следующим: «На страшнй при бе-суперник обличаюся и прочее»23. Эти слова почти дословно совпадают с тропарем, читаемым во время службы на первой неделе Великого поста:

«На Страшном судилищи без оглагольников (обличителей) обличаюся, без свидетелей осуждаюся; книги бо совестные разгибаются и дела сокровенные открываются»24.

Не случайно и то, что «Поучение» Владимира Мономаха было включено в «Повесть временных лет», ведь летописи на Руси также были напрямую связаны с ожиданием Страшного Суда25.

Орлов А.С. Владимир Мономах. Изд. АН СССР. - М.—Л., 1946. – С.156.

–  –  –

Ужанков А.Н. Стадиальное развитие русской литературы XI-первой трети XVIII века.

Теория литературных формаций. Монография. - М.: Издательство Литературного института им. А.М.Горького, 2008. – С.299.

–  –  –

Это говорит о том, что «Поучение» является, в первую очередь, оправдательным словом Мономаха перед Страшным Судом, его самообличением и покаянием. Даже последняя часть произведения, «Письмо Олегу Святославичу», предназначается не столько брату Владимира Мономаха, сколько Высшему Судье на Страшном Суде26.

Важнейшей темой для древнерусских книжников XI – XIII вв. стало осмысление места русского народа в контексте мировой христианской истории. Книжники стремились включить историю Руси в историю христианского мира и определить ее роль в качестве православного государства. Эта роль неразрывно была связана с эсхатологическими представлениями.

Одной из первых попыток такого осмысления стало «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона, прочитанное им в первый юбилей крещения Руси в 1038 г. Важно отметить, что это время считалось одной из возможных дат наступления «конца света». К этой дате были приурочены строительство Золотых ворот, храма св. Софии, а также монастырей свв.

Георгия и Ирины в Киеве. Кроме того, в 1038 г. Пасха почти совпала с Благовещением (она приходилась на Великую Субботу), что также воспринималось как знамение окончания времен27.

Иларион начинает свое «Слово» с богословских рассуждений об иудействе («Законе») и христианстве («Благодати»). Он не говорит о конце времен и жизни будущего века, считая это излишним и даже тщеславным и предполагая, что это уже известно слушателям из иных книг. Цель его повествования – рассказать о Законе, данном Моисеем, и о Благодати, явленной Христом. Тем не менее, эти понятия для Илариона тесно связаны с будущим веком, так как они являются этапами на пути к вечной жизни как в историческом, так и в богословском плане. Уже в начале своего «Слова»

–  –  –

Данилевский И.Н. Повесть временных лет: герменевтические основы изучения летописных текстов. — М.:Аспект-Пресс, 2004. — С.262.

Илларион отмечает: «Законъ бо прдътечя б и слуга благодти и истин, истина же и благодеть слуга будущему вку, жизни нетлнни. Яко законъ привождааше възаконеныа къ благодтьному крещению, крещение же сыны своа прпущаеть на вчную жизнь. Моис бо и пророци о Христов пришествии повдааху, Христос же и апостоли его о въскресении и о будущиимъ вц»28.

Основная идея первой части «Слова о Законе и Благодати»

превосходство Благодати (христианства) над Законом (иудейством). Закон был лишь приуготовлением для принятия истины и Благодати, он приносил оправдание лишь одному народу и только в земной жизни, в то время как во Христе стали возможными спасение и жизнь вечная для всех народов, которые наступят уже после конца времен. Иларион говорит об этом так: «Въ иудихъ бо оправдание, въ христианыихъ же спасение, яко оправдание въ всемь мир есть, а спасение въ будущиимъ вц. Иуди бо о земленыих веселяахуся, христиани же о сущиихъ на небесхъ. И тоже оправдание иудиско скупо б зависти ради, не бо ся простирааше въ ины языкы нъ токмо въ Иуди единои б. Христианыихъ же спасение благо и щедро простираяся на вся края земленыа»29. Отвергнув Христа, иудеи лишились возможности спастись, новые же народы, которым была возвещена Благая Весть, эту возможность обрели. К этим «новым народам» относится, по мысли Илариона, и русский народ, поэтому так важно было для него подчеркнуть роль этих народов в деле всеобщего спасения: «Лпо б благодати и истин на новы люди въсиати. Не въливають бо, по словеси Господню, вина новааго учениа благодеть на въ мхы ветхы, обетшавъши въ иудеств, аще ли, то просядутся мси и вино пролется. Не могъше бо закона стня удержати, но многажды идоломъ покланявшеся, како истинныа Молдаван А.М. «Слово о законе и благодати» Илариона. – Киев: Наукова думка, 1984.

– С.79.

–  –  –

благодети удержать учение. Нъ ново учение новы мхы, новы языкы. И обое съблюдется»30.

С обращением русского народа в христианство исполняются ветхозаветные и новозаветные пророчества о распространении благодати на все народы. Иларион приводит множество таких пророчеств: «И събысться о насъ языцх реченое: Открыеть Господь мышьцу свою святую, прдъ всеми языкы, и узрять вси конци земля спасение еже от Бога нашего. И другое:

Живу азъ, глаголеть Господь, яко мн поклонится всяко колно, и всякъ языкъ исповесться Богу. И Исаино: Всяка дебрь исполнится, и всяка гора и холмъ съмрится, и будуть криваа въ праваа, и острии въ пути гладъкы, и явится слава Господня, и всяка плоть узрить спасение Бога нашего»31.

Важно отметить, что проповедь Евангелия по всему миру – один из признаков приближающегося Конца Света, о которых говориться в Новом Завете: «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24,14). Таким образом, крещение Руси князем Владимиром, похвала которому стала завершением «Слова», знаменует возможное скорое наступление Страшного Суда, а русский народ становится «новыми мехами» для сохранения христианского учения и Благодати до этого времени.

Идею о русском народе как о «новых людях», обратившихся ко Христу в последние времена, можно встретить и в других древнерусских произведениях, например, в «Повести временных лет». В молитве князя Владимира Святославича после крещения киевлян говорится: «...Боже створивыи небо и землю, призри на новыя люди сия, и дажь имъ, Господи, увдти тобе истиньнаго Бога, якоже увдша страны христьяньскыя, утверди и вру в них праву и несовратьну, и мне помози Господи на супротивнаго врага, да надяся на тя, и на твою державу, побжю козни

–  –  –

его»32. Там же летописец говорит о том, что на русском народе сбылись слова пророка Исайи: «Сим же раздаяномъ на ученье книгамъ, събысться пророчество на Русьсти земли, глаголящее: во оны днии услышатъ глусии словеса книжная, и яснъ будеть языкъ гугнивыхъ. Си бо не бша преди слышали словесе книжного, но по Божью строю, и по милости своеи помилова Богъ, якоже рече пророкъ: помилуи, егоже аще хощю помилую.

Помилова бо ны пакы банею бытья и обновленьемъ духа. По изволенью Божью, а не по нашим деломъ. Благословенъ Господь Иисусъ Христосъ, иже възлюби новыя люди Русьскую землю, и просвти ю крещеньемь святымь»33.

В «Чтении о житии и о погублении блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба» Нестор, говоря о русском народе, приводит евангельскую притчу о винограднике (Мф. 20:1-16), сравнивая русский народ с работниками одиннадцатого часа, которые в конце дня получили то же вознаграждение, что и пришедшие раньше34.

Таким образом, мысль об особой роли Руси, принявшей христианство позже всех остальных народов, и о том, что назначение русского народа – сохранение истинной православной веры в преддверии Страшного Суда, укрепилась на Руси уже в первые века после крещения и нашла свое отражение в сочинениях древнерусских книжников.

Важнейшими произведениями древнерусской словесности, в которых отразились эсхатологические идеи, стали летописи. Летописание на Руси было тесно связано с эсхатологическими ожиданиями уже с самого момента своего появления. На это обратили внимание такие исследователи, как М.Ф.

Мурьянов, А.А. Гиппиус, И.Н. Данилевский, Г.М. Прохоров, А.Н. Ужанков, А.Л. Юрганов.

ПСРЛ. Т. 1. — Л.: Издательство Академии наук СССР, 1926-1928. — Стб. 118.

–  –  –

Карпов А.Ю. Об эсхатологических ожиданиях в Киевской Руси в конце XI - начале XII века. Отечественная история. 2002 г. №2. С. 3-4.

Уже в самом названии «Повести временных лет», самой ранней из дошедших до нас летописей, содержится указание на распространенные на Руси представления о времени и истории. М.Ф. Мурьянов оспорил традиционное понимание лет», как или «временных «прошедших»

«минувших». Он предположил, что значение этого слова такое же, как и в 2 Кор. 4:18: «видима бо бо врменьна, а невидима вчьна». Таким образом, название летописи следует понимать, как повесть преходящих, врменых лет, противопоставляемых вечности35.

А.А. Гиппиус не согласился с трактовкой М.Ф. Мурьянова, связав название летописи с другим местом из Священного Писания: «Нсть ваше разумвати времена и лта яже Отецъ положи во своей власти» (Деян. 1:7).

По мнению исследователя, «врменные лта» — аналог «врмен и лтъ», выражение полноты сотворенного Богом времени, заполняемого различными событиями36. Тем не менее, такое понимание также указывает на эсхатологический аспект названия летописи.

И.Н. Данилевский отмечал, что эсхатологическая идея содержится уже в древнейших списках. Исследователь обращает внимание на то, что, к примеру, название начального свода 1093 года (по реконструкции А.А.

Шахматова), «Повести временных лет», звучало следующим образом:

«Временьник, иже нарицается Летописание Русьскых кънязь и земля Русьскыя, и како избьра Бог страну нашю на последьнее время…». Таким образом, уже самые ранние летописи содержат мысль о том, что земли истинного христианства становятся центром спасения человечества в Мурьянов М.Ф. Время: (понятие и слово) // Вопросы языкознания, № 2. — М.: Наука, 1978. — С.60.

Гиппиус А.А. «Повесть временных лет»: о возможном происхождении и значения названия // Из истории русской культуры. Т. I. Древняя Русь. — М.: Языки русской культуры, 2000. — С.452-454.

«последнее время», в день Страшного Суда. Эта мысль созвучна идеям «Слова о Законе и Благодати» митрополита Илариона37.

Г.М. Прохоров отмечает, что по смыслу лета «временные»

противопоставляются «вечным», то есть речь в летописи идет именно о событиях земной, преходящей жизни. Осмысливаются же эти события с точки зрения вечности, ведь писались летописи памятующими о вечности христианами38. Об этом свидетельствует множество особенностей древнерусских летописей: включение в летописи описаний различных чудес и знамений и их осмысление, множество параллелей с событиями Священной Истории, повествования о святых и др.

Летописи являлись не просто повествованием о событиях истории Руси, они также имели и внелитературные функции, связанные с эсхатологическими ожиданиями.

Изучив особенности древнерусских летописей, И.Н. Данилевский пришел к выводу, что летописи создавались как своеобразные «книги жизни», в которых записывались деяния людей и которые будут представлены Богу на Страшном Суде39.

А.Н. Ужанков обратил внимание на то, что летописцы старательно фиксировали человеческие деяния, причем именно те, которые были совершены в результате действия свободной воли людей. Фиксировались в летописях не только добродетельные, но и греховные деяния людей (главным образом это касалось русских князей). Исследователь не согласился с толкованием летописей, как «книг жизни». Он указывает на то, что в Данилевский И.Н. Эсхатологические мотивы в Повести временных лет // У источника.

Вып 1. Сборник статей в честь члена-корреспондента Российской Академии наук Сергея Михайловича Каштанова. — М.: Изд-во МПУ «СигналЪ», 1997. — Ч. 1. — С. 192-193.

Прохоров Г.М. «Некогда не народ, а ныне народ Божий...» Древняя Русь как историкокультурный феномен. — СПБ.: «Издательство Олега Абышко», 2010 — С.110-111.

Данилевский И.Н. Повесть временных лет: герменевтические основы изучения летописных текстов. — М.:Аспект-Пресс, 2004. — С.265.

«Откровении» Иоанна Богослова говорится только об одной «книге жизни», в которую будут вписаны души праведников, и о множестве других книг, в которых записаны человеческие дела и по которым будет осуществляться последний Суд: «И я увидел великий белый престол и Сидящего на нем, от лица Которого бежало небо и земля, и не нашлось им места. И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих перед Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно со своими делами. Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим… И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в огненное озеро» (Откр. 20:11-15). Таким образом, «книга жизни» содержит перечень праведных душ, которые наследуют Царствие Небесное, другие же книги описывают земные деяния людей40.

А.Л. Юрганов отмечает, что в Западной Европе следствием представления о том, что необходимо записывать дела человека, явилось появление реальных «книг жизни», прообразом которых и были книги, упоминаемые в Откровении Иоанна Богослова. Ранее не принималось во внимание отсутствие подобных книг на Руси. Вместе с тем, указывает Юрганов, Деяния апостолов на Руси называли не иначе, как «летописанием», а, например, слово «повести» означало не только «повести, рассказы», но и «описания, поучения, объяснения» и «предсказание и предвозвещение»41.

А.Н. Ужанков замечает, что упоминание о подобных книгах встречается и в одном из тропарей, читаемых во время службы на первой неделе Великого поста, то есть перед Пасхой: «На Страшном судилищи без оглагольников (обличителей) обличаюся, без свидетелей осуждаюся; книги бо совестные Ужанков А.Н. Стадиальное развитие русской литературы XI-первой трети XVIII века.

Теория литературных формаций. Монография. – М.: Издательство Литературного института им. А.М.Горького, 2008. — С.298.

Юрганов А.Л. Категории русской средневековой культуры. – М.:МИРОС, 1998. - 448 с.

С. 317-318.

разгибаются и дела сокровенные открываются». В тропаре значение книг уточняется – это «совестные» книги, то есть «сведующие», «знающие», «возвещающие»42. Именно как «совестные» книги воспринимались русские летописи, призванные с точностью записывать осознанные человеческие деяния, по которым впоследствии будет вершиться Страшный Суд.

Отличительной особенностью древнерусских летописей является большое внимание летописцев к различным знамениям: затмениям солнца и луны, природным бедствиям, «кровавым» звездам, кометам, и иным подобным событиям. Это также связано с эсхатологическими воззрениями. С одной стороны, считалось, что знамения посылаются Богом в предзнаменование каких-либо конкретных событий, с другой же стороны, в совокупности своей они воспринимались, как знак приближения Страшного Суда. Ведь в Откровении Иоанна Богослова и Евангелиях говорится о том, что перед Концом Света будут явлены знамения Божьи на небесах и наказания людям за грехи их на земле: «И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе;

и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» (Мф. 29-30); «И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои» (Откр. 6:12-13).

Описания различных небесных знамений встречаются в летописях наиболее часто, порой даже без указания каких-либо предвещаемых ими событий. Например, «Повесть временных лет» в записи к 911 г. отмечает одно только появление кометы: «В лто 6419. Явися звзда велика на запад Ужанков А.Н. Стадиальное развитие русской литературы XI-первой трети XVIII века.

Теория литературных формаций. Монография. – М.: Издательство Литературного института им. А.М.Горького, 2008. — С.299.

копйнымъ образомъ»43. В других случаях летописец чаще всего перечисляет события, произошедшие в том же году, что и явление знамения, никак не указывая на связь между ними. В 1091 году: «В се же лто бысть знаменье въ солнци, погибе, мало ся его оста — акы мсяць бысть, в час 2 дне, мсяца маия въ 21. В се же лто бысть Всеволоду ловы дюща звриныя за Вышегородомь, заметавшимъ тенета и людемь кликнувшимъ, спаде привеликъ змй с небес, и ужасошася вси людье. В се же время земля стукну, мноз слышаша. В се же лто волъхвъ явися у Ростов и погибе»44; в 1105 году: «В се же лто постави митрополитъ Анфилохыя епископа Володимерю августа въ 27. Томъ же лт постави Лазоря Переяславлю мсяца ноября 12. Томъ же лт постави Мину Полотьск месяца декабря въ 13 день. Томъ же лт явися звезда с хвостомъ на запад и стоя мсяць. Того же лта пришедъ Бонякъ зим на Заруб и побди Торкы и Береньд»45.

Древнерусские книжники не пытались понять знамения как природные явления, они стремились постичь их сокровенный смысл. Ведь знамения могли быть предвестниками природных катаклизмов, нашествий врагов и даже событий в жизни отдельных людей (главным образом, князей), а все эти события, в свою очередь, происходят по Божественной воле или попущению.

Для древнерусских книжников между событиями человеческой истории не было причинно-следственных связей, все они происходили согласно Божественному Промыслу46. Таким образом, осмысление значения знамений становилось и попыткой осмысления Божественной воли по отношению к земному миру и человеку.

В большинстве своем знамения предвещают различные бедствия. Об этом рассуждает летописец в записи под 1065 годом. Сначала он перечисляет Ипатьевская летопись // Русские летописи. Т.II. «Александрия», Рязань, 2001. — С.19.

–  –  –

Ужанков А.Н. О специфике развития русской литературы XI – первой трети XVIII века: Стадии и формации. – М.:Языки славянской культуры, 2009. – С.103-104.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«Обухов Евгений Яковлевич ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ПРОЗЫ ДАНИИЛА ХАРМСА 10.01.01 – русская литература ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – кандидат филологических наук, профессор В. П. Смирнов Москва – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3–20 Глава I. Смысловые доминанты прозы Д. Хармса 21–127 Глава II. Спасение как смысловая доминанта прозы Д. Хармса 128–156 §1. Повесть «Старуха» 130–134 §2. Цикл...»

«ВОРОБЬЁВА НАТАЛЬЯ ЮРЬЕВНА ИНОЯЗЫЧНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ НИКОЛАЯ ГУМИЛЁВА Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук профессор Леденёва В. В. Москва – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ ИНОЯЗЫЧНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ...»

«Войтик Евгения Анатольевна СПОРТИВНАЯ МЕДИАКОММУНИКАЦИЯ В РОССИИ: ЭВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ Специальность 10.01.10 – журналистика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант д-р филол. наук, профессор Б.Я. Мисонжников Санкт-Петербург СОДЕРЖАНИЕ Введение...3 Глава I. Теоретические основы спортивной медиакоммуникации. 20 1.1. Спортивная медиакоммуникация как объект когнитивного...»

«КОРОЛЕВА Светлана Борисовна МИФ О РОССИИ В БРИТАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (1790-е – 1920-е годы) Специальность 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (западноевропейская литература) Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант: доктор филологических...»

«КЛИЕНКОВА ИРИНА БОРИСОВНА ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СУБСТАНТИВНЫХ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ В ШВЕЙЦАРСКОМ ВАРИАНТЕ НЕМЕЦКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА (ПО МАТЕРИАЛАМ ПРЕССЫ) Специальность – 10.02.04. – германские языки Диссертация на соискание ученой степени...»

«БУЗИНОВА Анна Алексеевна Визуальный PR-текст в управлении публичными коммуникациями Специальность 10.01.10 – журналистика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – кандидат философских наук, доцент О. Г. Филатова Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1. АКТУАЛИЗАЦИЯ ВИЗУАЛЬНОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ PRТЕКСТА В УПРАВЛЕНИИ СОВРЕМЕННЫМИ ПУБЛИЧНЫМИ КОММУНИКАЦИЯМИ..1 1. 1. Визуальная...»

«Дино Мухсени ВЗАИМОВЛИЯНИЕ ЛИТЕРАТУР ТАДЖИКИСТАНА И АФГАНИСТАНА НА ПРИМЕРЕ ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАХМУДА ТАРЗИ И САДРИДДИНА АЙНИ 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (таджикская литература) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный консультант доктор филологических наук, профессор Рахмонов А.А. Душанбе – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Первая глава. Формирование конституционального движения в...»

«ХОЛТОБИНА АНАСТАСИЯ СЕРГЕЕВНА ЛЕКСИКА БЫЛИННОГО ТЕКСТА: ЖАНРОВЫЙ, ДИАЛЕКТНЫЙ И ИДИОЛЕКТНЫЙ АСПЕКТЫ (НА МАТЕРИАЛЕ ЭПИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ Т.Г. РЯБИНИНА) 10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Праведников Сергей Павлович Курск – 2015...»

«Грахольская Марина Ивановна Структурно-семантические особенности высокочастотных глаголов и существительных современного английского языка Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Андреев Сергей Николаевич Смоленск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ...»

«Туркулец Иван Алексеевич ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ С КОМПОНЕНТАМИ-СОМАТИЗМАМИ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ М.А. ШОЛОХОВА Специальность 10.02.01 – «Русский язык» Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научные руководители: доктор филологических наук, профессор Диброва Е.И. доктор филологических наук, доцент Чапаева Л.Г. Москва 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ..5 Условные сокращения, знаки и...»

«МИШИЕВА ЕЛЕНА МИХАЙЛОВНА ДИСКУРСИВНЫЕ МАРКЕРЫ В МОЛОДЕЖНОЙ ОНЛАЙН-КОММУНИКАЦИИ (на материале английского языка) 10.02.04 – германские языки ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор С.Г. Тер-Минасова ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ДИСКУРС, АНАЛИЗ ДИСКУРСА, ИССЛЕДОВАНИЕ ДИСКУРСИВНЫХ МАРКЕРОВ 1.1. Понятие дискурса 1.2. Развитие...»

«Петкау Александра Юрьевна Концепт здоровье: модификация когнитивных признаков (по данным газетных и рекламных текстов советского и постсоветского периодов) Специальность 10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор...»

«УДК 821.161. Самородов Максим Андреевич ИНТЕРМЕДИАЛЬНАЯ ПОЭТИКА ПРОЗЫ И. С. ТУРГЕНЕВА, Л. Н. ТОЛСТОГО И А. П. ЧЕХОВА В СВЕТЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ОПЕРНЫМИ ЛИБРЕТТИСТАМИ 10. 01. 01 – русская литература ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор В. Б. Катаев Москва – 201 2    СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ...»

«САМОФАЛОВА Елена Александровна Жанровые признаки семейной хроники в женской мемуарноавтобиографической прозе второй половины XIX века Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Н.З. Коковина Курск ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.....................................................»

«КУРБОНОВ НОДИР ФОЗИЛОВИЧ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ШАМСА КАЙСА РАЗИ 11.02.22 Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (таджикский язык) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Ходжаев Д. Душанбе – 2015 1    СОДЕРЖАНИЕ Введение.. 3 – 14 Глава 1. Арабская лингвистическая мысль и 15 – 27 лингвистические взгляды...»

«ЛУНИНА ВЕРА ЛЕОНТЬЕВНА ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНЫЕ ФОРМЫ В РАННИХ РОМАНАХ МАРТИНА ЭМИСА («ЗАПИСКИ О РЭЙЧЕЛ», «МЁРТВЫЕ МЛАДЕНЦЫ», «УСПЕХ») Специальность 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (английская) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук...»

«Теличко Анна Владиславовна ПОЭТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РОМАНОВ Г. МАЙРИНКА Специальность 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (европейская и американская литература) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Чавчанидзе Джульетта Леоновна Москва – Содержание Введение Глава 1. Романы Г. Майринка в...»

«ИБРАГИМОВ МУРАД АСИМОВИЧ КОГНИТИВНО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАТЕГОРИИ РОДА: СТРУКТУРА И ВЕРБАЛЬНАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент...»

«Аббасхилми Абдулазиз Яссин Аббасхилми ТВОРЧЕСТВО А.П. ЧЕХОВА В ИРАКЕ: ВОСПРИЯТИЕ И ОЦЕНКА 10. 01. 01. – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор М.Ч. Ларионова Ростов-на-Дону Оглавление Введение.. Глава 1. Личность и творчество А.П. Чехова в восприятии иракской критики. 19...»

«АВЕТЯН НАРИНЕ САМВЕЛОВНА СУБСТАНДАРТНАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ В АНГЛИЙСКОМ ПОЛИЦЕЙСКОМ СУБЪЯЗЫКЕ (социолексикологический подход) Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.