WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОЙ И ПОЭТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ В НОВЕЙШЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПОЭЗИИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФГБОУ ВПО «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО»

ИНСТИТУТ ФИЛОЛОГИИ И ЖУРНАЛИСТИКИ

На правах рукописи

РАЗУМОВСКАЯ ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА

ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОЙ И ПОЭТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ

В НОВЕЙШЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПОЭЗИИ



ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Специальность:

10.01.01 – Русская литература

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор Елина Е.Г.

Саратов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение Глава 1. Лирический герой в новейшей отечественной поэзии Глава 2. Традиция как прием: поэзия Максима Амелина

2.1. Поэзия М. Амелина в литературно-критических оценках

2.2. Реальность и интертекст: двоемирие Максима Амелина 2.2.1. «Холодные оды»: отношение к традиции как фундамент для формирования лирического героя 2.2.2. Двоемирие как характеристика лирического героя М. Амелина Глава 3. Традиция приема: поэтические тексты Светланы Сургановой

3.1. Менталитет коммунальной квартиры как реализация образа лирической героини

3.2. Вещи как составляющие индивидуального поэтического мира и их функции 1 3.2.1. Овеществление невещественного как способ познания мира 1 3.2.2. Вещи быта как составляющая индивидуального бытия: элементы дома и домашнего пространства 1

3.3. Актуализация поэтической традиции и формирование образа лирической героини: поэтическое заимствование в современной поэзии и рефлексы остаточной читательской памяти 1 Заключение 1 Библиография 1

ВВЕДЕНИЕ

Современная поэзия, как и поэзия всех предыдущих эпох после Гомера, развивается в русле существующей культурной и, же, поэтической традиции. Еще Эсхил говорил, что его трагедии — жалкие крохи с пиршественного стола Гомера1, определяя таким образом свое отношение к существовавшей до него поэтической традиции и свое место в ней. Любая эпоха, прежде чем начать создавать нечто свое, строит сначала взаимоотношения со сделанным прежде на основе притяжения или отталкивания. Сегодня же, «в эпоху, когда все слова уже сказаны»

(С. С. Аверинцев), индивидуальное отношение к поэтической традиции становится одной из важнейших характеристик авторского почерка и фундаментом авторского поэтического мироздания. Индивидуальное отношение к традиции, таким образом, проявляясь в чертах лирического героя, который есть «особая форма выражения авторского сознания»2, является одной из важнейших составляющих авторского проявления в лирических системах современных отечественных поэтов.

В отечественной науке о литературе сложился взгляд на традицию как на двустороннее явление. С одной стороны, традиция как преемственная взаимосвязь между прошлым и настоящим, в которое «интегрируются тенденции творческой деятельности прошлого, имеющие значение для современного развития», предполагает «продуктивный тип связи между культурами, когда старое переходит в новое и активно работает в нем»3:

«...простое подражание старому не есть следование традиции. Творческое 1 Апт С. Античная драма // Античная драма. М., 1970. С. 7.

Корман Б. О. Изучение текста художественного произведения. М., 1972. С. 57.

Запесоцкий А. С. Дмитрий Лихачев : о сущности культурной традиции // Вопросы культурологии. 2007. №7. С. 4.

следование традиции предполагает поиск живого в старом, его продолжение, а не механическое подражание иногда отмершему»4. Традиция в этом понимании лежит в основе генезиса литературного процесса: «… произведение уходит своими корнями в далекое прошлое. Великие произведения литературы подготавливаются веками…»5. С другой стороны, традиция является результатом развития литературы, составляя некий свод законов, навыков, форм и механизмов, к которым любой автор может обращаться в собственном творчестве6. Таким образом, традиция — это динамическое единство-противоположность процесса развития и его результата.

Отношение к существующей традиции или — шире — к прошлому, — это стержневой, на наш взгляд, компонент авторской идейномировоззренческой позиции. Приятие или неприятие прошлого, иными словами, осознание мира как целостной системы, неразрывно существующей в слитном временнм потоке, или же дискретность времени и неприятие прошлого как неотъемлемой части настоящего и будущего, — все эти моменты формируют единство лирической системы каждого конкретного поэта, закладывают пространственно-временные и идейные основы поэтического мироздания.





В современной поэзии наряду с необходимым идейнопсихологическим единством облика лирического героя все более важной становится биографическая составляющая, отсылающая читателя к стоящему за поэтическим творением реальному человеку, поэту, к его жизненному и читательскому опыту. Точка зрения конкретного поэта на прошлое и на традицию определяет разнонаправленность векторов оценки в паре современность/прошлое. С одной стороны, приятие традиции означает Лихачев Д. С. Экология культуры // Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. СПб.: СПбГУП, 2006. С. 334.

Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 331.

См., например: Дынник В. Традиция // Литературная энциклопедия. Словарь литературных терминов: в 2 т. Т. 2. М.; Л., 1925. Стлб. 972-975.

восприятие современности через призму прошлого, в его контексте, поиск взаимосвязей между прошлым и современностью, между существующей поэтической традицией и собственным лирическим миром, наконец, между поэтами прошлого и собственным лирическим «я». При этом сопоставление и взаимодействие захватывает обе реальности —и художественную, и внехудожественную, реально-биографическую.

С другой стороны, отторжение или незнание прошлого приводит к приоритету настоящего; вследствие этого либо прошлое начинает оцениваться с позиций даже не столько современности, сколько «своей колокольни», либо авторский поэтический мир оказывается вырванным из общего контекста развития поэзии. В последнем случае в нем устанавливается новая система ценностей.

Иными словами, каждый поэт, определяя свое отношение к традиции, закладывает основы ценностных координат в индивидуальной лирической системе, сообразуясь с существующими и общепринятыми ценностями или же разрушая их.

Проблема лирического героя как художественного отражения авторского «я» остается одной из наиболее дискуссионных проблем современного литературоведения. Поднятая еще в статье Ю. Н. Тынянова о (1921)7, творчестве А. Блока проблема лирического героя широко обсуждалась в советском литературоведении в 1950-60-е годы. Основной вопрос всех дискуссий состоял в том, тождествен ли лирический герой биографическому автору.

Важным этапом в постижении сущности лирического героя как особой категории поэтического текста стала работа Л. Я. Гинзбург «О лирике»

(1964), благодаря которой термин «лирический герой» становится узаконенной категорией историко-литературного анализа. Л. Я. Гинзбург отделяет образ лирического героя от других способов выражения авторского

Тынянов Ю. Н. Блок и Гейне (1921). Впервые опубликована: Об Александре Блоке. Пб.,1921. С. 237-264.

сознания в поэтическом тексте: «В подлинной лирике, разумеется, всегда присутствует личность поэта, но говорить о лирическом герое имеет смысл только тогда, когда она облекается некими устойчивыми чертами — биографическими, психологическими, сюжетными»8. Появление категории лирического героя Л. Я. Гинзбург связывает с эпохой романтизма и, в частности, с творчеством М. Лермонтова.

В работах Б. О. Кормана9 разработана теория автора, позволяющая рассматривать литературное произведение в целостности его отдельных частей. Согласно Корману, автор «как носитель концепции произведения (именно это значение является ключевым для «теории автора») непосредственно в текст не входит, отсюда его опосредованность субъектными или внесубъектными формами»10. Теория автора требует от исследователя-интерпретатора осознанного разграничения значений слова «автор», в том числе, разделения реально существующего человека с автором-носителем главной идеи произведения и с образом повествователя в прозе, лирического героя в поэзии, что является непременным условием анализа произведения: «Смешение разных значений, подмена одного значения другим становятся источниками серьезных затруднений, задерживают и усложняют нахождение истины»11.

Теория лирического героя далее развивалась в работах Г. А. Гуковского, Д. Е. Максимова, И. Б. Роднянской и др.

Гинзбург Л. Я. О лирике. М.; Л., 1964. С. 160.

Корман Б. О. Изучение текста художественного произведения. М., 1972; Его же. О целостности художественного произведения // Известия АН СССР. Сер. литературы и языка. 1977. Т. 36. № 6. С. 508-513; Его же. Итоги и перспективы изучения проблемы автора // Корман Б. О. Избранные труды по теории и истории литературы. Ижевск, 1992.

(Впервые опубликована в 1971 г.).

Кривонос В.Ш. Б. О. Корман и М. М. Бахтин : спор об авторе // Кривонос В. Ш. От Марлинского до Пригова. Филологические студии. Самара, 2007. С. 201.

Корман Б.О. Итоги и перспективы изучения проблемы автора... С. 60.

С изменением литературной ситуации, в частности, с появлением такого феномена, как «непрофессиональная» поэзия (термин М. А. Бондаренко), связанного с дарованной Интернетом возможностью практически моментального опубликования любого текста, вопрос о лирическом герое становится насущным вопросом литературоведения. Это происходит потому, что в «непрофессиональной» поэзии лирический герой и биографический автор подчас оказываются не разделены. Поэты и критики заговорили о «смерти лирического героя» или о смене лирических героев в пределах единой лирической системы12.

Необходимостью уточнить современные границы лирического героя, появившегося в пределах нового поэтического материала, определяется актуальность работы. Исключительно важно при этом спроецировать образы лирических героев современной поэзии на роль поэтической традиции в художественных текстах последнего десятилетия. В отечественном литературоведении практически не изучен лирический герой современной поэзии, в отношении к которой чаще используется более широкий термин «лирический субъект». Отношения между существующей поэтической традицией и лирическим героем современной поэзии, роль традиции как механизма формирования лирического героя и лирической системы в целом изучены недостаточно.

Лишь в последнее десятилетие стал вводиться обширный материал, связанный с «непрофессиональной» поэзией, которая также является частью современного литературного процесса. Академические исследования творчества популярных сегодня авторов крайне редки.

Научная новизна исследования состоит во введении в научный оборот поэтического материала новейшей отечественной лирики, анализ которой, представленный в отдельных литературно-критических статьях, остается до сих пор несистематизированным. Впервые исследуется проблема См., например: Кузнецова И. Поэт и лирический герой : дуэль на карандашах // Октябрь.

2004. № 3. С. 35-45.

лирического героя в приложении к новейшей отечественной поэзии, взятой в синхроническом срезе последнего десятилетия. Новым для современной науки является установление прямых связей между поэтической традицией и путями формирования лирического героя в отечественной поэзии.

Цель работы — обозначить важнейшие закономерности развития современной поэзии и проследить роль и функции поэтической традиции в формировании индивидуальных лирических систем современных авторов, выявив при этом специфику лирического героя новейшей отечественной поэзии.

Для достижения поставленной цели требуется решить следующие задачи:

- проанализировать творчество российских поэтов последнего десятилетия и выявить типологию отношения к поэтической традиции;

- исследовать специфические черты лирического героя современной отечественной поэзии;

- выявить зависимости в отношениях между элементами индивидуальных лирических картин мира (лирический герой, объективная реальность и мир поэтической традиции);

- показать характер структурных, семантических и событийных особенностей индивидуальных лирических систем М. Амелина и С. Сургановой как представителей крайних проявлений общих тенденций в развитии современной поэзии.

Объект исследования – взаимодействие поэтической традиции и Предмет лирического героя в современной отечественной поэзии.

исследования составляет специфика формирования лирического героя и его функционирования в индивидуальных поэтических системах.

Поставленные задачи решаются на материале авторских сборников М. Амелина и С. Сургановой. Для создания общего контекста и детального анализа общих тенденций развития современной российской поэзии была сделана сплошная выборка журнальной отечественной поэзии периода с 2004 по 2014 годы («толстые» литературно-критические журналы «Звезда», «Октябрь», «Знамя», «Новый мир» и специализированные поэтические журналы «Арион», «Дети Ра»), поскольку «толстые» журналы осуществляют первичный отбор материала и являют собой достоверную презентацию всех течений и направлений современного поэтического искусства. Из целого массива поэтических текстов отечественной «журнальной поэзии» последнего десятилетия были выделены поэтические системы восьмерых поэтов, публиковавшихся в различных журналах в период с 2004 по 2014 год: Анна Аркатова, Мария Галина, Александр Городницкий, Денис Датешидзе, Вероника Долина, Александр Кушнер, Григорий Петухов и Надежда Ярыгина. Эти имена представляют обширную палитру разномасштабных лирических героев, так или иначе вступающих в диалог с поэтической традицией.

Сложность исследуемого материала требует комплексной методологии исследования. Прежде всего, при анализе отдельных поэтических текстов и целых поэтических систем, взятых в диахронии, используется методика структурно-семантического анализа художественного и, в частности, поэтического текста, основанная на работах М. Л. Гаспарова, Л. Я. Гинзбург, Б. О. Кормана, Ю. М. Лотмана, Б. В. Томашевского, Ю. Н. Тынянова, Е. Г. Эткинда и др. Принципы аналитического рассмотрения художественных текстов в единстве формы и содержания разработаны А. П. Скафтымовым. При сравнительном анализе индивидуальных поэтических систем используется сопоставительная методология, которая позволяет увидеть различия и сходство в индивидуальных поэтических стилях, а также типологический метод, позволяющий на фоне черт, составляющих специфику конкретного авторского мировоззрения, проследить общие тенденции в развитии образа лирического героя. При исследовании механизма взаимодействия поэтической традиции и индивидуальных поэтических систем используется методика интертекстуального анализа.

Необходимое обращение к литературно-критическим текстам, оценивающим поэтические произведения, строится на методологии изучения литературной критики, представленной в трудах Б. Ф. Егорова, а также ученых саратовской литературоведческой школы — В. В. Прозорова, Е. Г. Елиной, И. А. Книгина.

Теоретическая значимость работы обусловлена тем, что ее результаты позволяют получить новые сведения о структуре и ментальности отечественной поэзии в начале XXI века, внести вклад в исследование проблемы лирического героя.

Практическая значимость определяется возможностью использования материала диссертации в вузовских курсах лекций по теории и истории современной литературы, при разработке спецкурсов и учебных пособий по проблемам новейшей отечественной поэзии и ее интерпретации.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Отечественная поэзия последнего десятилетия неоднородна и представлена обилием творческих индивидуальностей, чьи поэтические системы, тем не менее, живут и развиваются в русле единых тенденций, так или иначе связанных с поэтической традицией.

2. Вопрос об отношении к традиции, мера и роль традиции в поэтическом мире служит фундаментом, на котором формируется новый тип лирического героя, рождающегося и существующего на грани двух миров — реально-бытового и художественного.

3. Любая поэтическая система новейшей поэзии двоемирна, и именно двоемирие определяет характер лирического героя, его быт в объективной реальности и бытие в структуре художественного мира.

4. Реально-бытовой и художественный мир в составе авторской поэтической системы находятся в отношениях взаимосвязи или неприятия, в зависимости от чего лирические системы можно характеризовать как гармоничные и конфликтные, каждая из которых обладает индивидуальными характеристиками.

5. Основой идейно-психологического единства лирического героя становится наивное (средневековая модель, по А. Ф. Лосеву) или дистанцированное (ренессансная модель) восприятие традиции. В то же время реально-биографическая составляющая активно связывает между собой биографического автора и лирического героя как категорию художественного текста.

6. Новейшая отечественная поэзия представлена эмоциональным и аналитическим вариантами: эмоциональная разновидность исходит из «я»представлений, и внешний мир является частью лирического сознания;

аналитическая поэзия устанавливает причинно-следственные связи, выстраивает лирическую картину мира как отражение внехудожественной реальности.

Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения и Библиографии.

Апробация основных положений представленного исследования состоялась на Всероссийской конференции молодых учёных «Филология и журналистика в XXI веке», посвящённой 120-летию В. М. Жирмунского (Саратов, апрель 2011); Всероссийской конференции молодых учёных «Филология и журналистика в XXI веке», посвящённой 95-летию гуманитарного образования в Саратовском университете (Саратов, апрель 2012); Всероссийской конференции молодых учёных «Филология и журналистика в XXI веке», посвящённой памяти профессора Я. И. Явчуновского (Саратов, апрель 2013); Всероссийской конференции молодых учёных «Филология и журналистика в XXI веке», посвящённой 115-летию профессора Т. М. Акимовой (Саратов, апрель 2014); на VIII и IX Поволжских научно-методических семинарах по проблемам преподавания и изучения дисциплин античного цикла (Н. Новгород, 2013 и 2015), на Международной научной конференции «Междисциплинарные связи при изучении литературы» (Саратов, 2015).

Основные результаты диссертационного исследования нашли отражение в следующих публикациях:

Разумовская, Е. А. Время и вещь (на материале поэзии С. Сургановой) / Е. А. Разумовская // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Филология. Журналистика.

— 2013. — Т. 13. — Вып. 1. — С. 72-77 (издание, рекомендованное ВАК РФ) Разумовская, Е. А. К вопросу об интерпретации «Белой песни»

С. Сургановой / Е. А. Разумовская // Вестник Нижегородского ун-та им.

Н. И. Лобачевского. — 2013. — № 4. — Ч. 2. — С. 130-132 (издание, рекомендованное ВАК РФ) Разумовская, Е. А. Античная поэтическая традиция в «Холодных одах»

Максима Амелина / Е. А. Разумовская // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер.

Филология. Журналистика. — 2015. — Т. 15. — Вып. 2. — С. 100издание, рекомендованное ВАК РФ) Разумовская, Е. А. Вещь в отечественной поэтической традиции / Е. А.

Разумовская // Филологические этюды : сб. научн. ст. молодых ученых : В ч. — Саратов, 2015. — Вып. 18, ч. I-III. — С. 121-126.

Глава 1. Лирический герой в новейшей отечественной поэзии

В качестве материала для исследования общих тенденций российской современной поэзии, касающихся формирования лирического героя, мы взяли массив поэтических публикаций в отечественных литературнокритических («Знамя», «Октябрь», «Звезда», «Новый мир») и поэтических журналах («Дети Ра», «Арион») за период с 2004 по 2014 год. При анализе материала1 этого весьма разнообразного мы использовали метод типологических рядов, который помогает установить единые тенденции в общем контексте анализируемого материала.

Загрузка...

Следует отметить также, что журнальная поэзия — не вся российская поэзия, однако она стремится представить читателю основные тенденции и имена, мэйнстрим. Не случайно разные журналы печатают произведения одних и тех же поэтов: имена Светланы Кековой, Марины Кудимовой, Юрия Кузнецова, Евгения Рейна, Алексея Цветкова и др. встречаются на страницах всех «толстых» литературных и престижных поэтических журналов как центральных, так и региональных.

Одна из важнейших особенностей журнальной поэзии, определяющих ее роль и назначение в литературном процессе, — это право на первичный отбор текстов для публикаций. В связи с этим исследователь, по существу, делает вторичный по отношению к редакции журнала отбор. Вот почему выбранные тексты, с одной стороны, репрезентативны с точки зрения различных форм ведения диалога лирического героя с поэтической 1 О специфике «журнальной» литературы и методике анализа журналов см.: Елина Е. Г.

Классическая литература в журнальном контексте 1999 года // Литературоведение и журналистика. Саратов, 2000. С.221-233; Ее же. Типология современных журналистов // Журналистика в 2000 году: Реалии и прогнозы развития. М., 2001. С.18-19.

традицией, а с другой стороны, безусловно, отражают вкусы редакций журналов.

Когда выстраивается общая картина поэтического процесса, имеющая целью обозначить основные тенденции развития, всегда возникает вопрос, почему те или иные поэтические системы не были взяты для разбора?

Однако чаще всего при этом вспоминаются имена поэтов состоявшихся, каждый их которых представляет собой вершину современной поэзии России. Их роль в текущем литературном процессе невозможно переоценить;

анализ их лирических героев и отношения к существующей традиции может и должен стать предметом отдельного в каждом случае исследования. Важно помнить, что тенденции общего развития невозможно проследить на примере отдельных громких имен, которыми обозначают литературные эпохи; для этого нужен детальный анализ характерных представителей литературного процесса.

Нами была сделана сплошная выборка материала, проанализированы публикации ста поэтов. В результате мы отобрали восемь отечественных поэтов, каждый из которых, несмотря на различия в поэтическом стаже и поэтических взглядах, индивидуальных стилях и общем взгляде на мир, является, с одной стороны, яркой творческой индивидуальностью, творцом собственного лирического мира, с другой же, — наиболее репрезентативно, с нашей точки зрения, иллюстрирует единые тенденции, в русле которых развивается сегодня отечественная поэзия.

Среди таковых тенденций важнейшей нам представляется все более частое и очевидное обращение поэзии к «чужому слову», к поэтической и, шире, культурной мировой традиции, что служит основой для формирования нового типа лирического героя. Для современного сознания, зародившегося в ХХ веке в рамках постмодернизма, характерна «культурная опосредованность» (термин В. П. Руднева2). Восемь авторов, подробный анализ лирических систем которых представлен на страницах диссертации,

Руднев В. П. Словарь культуры ХХ века. М., 1997. С. 272.

на наш взгляд, наиболее отчетливо, вербально выражают свое отношение к традиции; в их поэтическом творчестве лирический герой является сложившейся категорией поэтического мира и отчетливо проявляет себя именно через отношение к традиции.

Эта тенденция сродни процессам, происходившим в отечественной лирике рубеже ХIХ-XX веков, когда поэзия, лирический субъект заново определяли рамки своих отношений с внехудожественной реальностью.

Реалии внешнего мира, первообразы классической поэзии конкретны; они являются источником поэтических образов, хотя, преломляясь через призму индивидуального опыта конкретного поэта, приобретают в лирике «некую имплицитную «неопределенность», не позволяющую до конца сводить [их] к определенной жизненной ситуации»3.

В лирике начала ХХ века, во-первых, внехудожественная реальность, в частности, природа «перестала быть для художника объектом, а стала субъектом; во-вторых, само «я» символически стремится стать природою»4. Миро- и мифотворчество поэтов начала XX века становится, таким образом, производной этих новых синкретичных субъектно-объектных отношений, связывающих миры поэтический, сотворенный поэтом, и внехудожественный.

Поэзия рубежа ХХ-XXI столетий отмечена сходными процессами, начавшимися гораздо раньше, еще в теории и художественной практике русского авангарда, который поставил под вопрос реальность вещного мира и справедливость, точность его отражения, данного человеку в ощущениях.

Литература сегодня ориентирована — сознательно или неосознанно — не столько на реальный человеческий опыт или же на реальный мир, сколько на существующую традицию отражения и опыта, и мира в художественном творчестве, то есть на уже созданную прежде художественную реальность, на мировой художественный контекст, который является для писателей и поэтов мерилом, лекалом или же камнем преткновения. Эксперимент в 3 Бройтман С. Н. Русская лирика конца XIX — начала ХХ века в свете исторической поэтики. М., 1997. С. 213.

Там же. С. 221.

поэзии идет или за счет «расширения выразительных средств художественного языка», или за счет внедрения «радикальных художественных стратегий, где пересматриваются не границы искусства, а сам предмет и мотивы артистической практики»5. В любом случае, создание нового поэтического текста сегодня предполагает использование/отталкивание от существующей традиции: «Что мы называем экспериментаторством? Если речь идет о так называемом расширении выразительных средств художественного языка — то эти стратегии давно автоматизированы, узаконены, поглощены и усвоены традицией, так что ни о каком риске говорить не приходится. Тем более не приходится говорить о границах риска. Эти границы давно никто не охраняет, так что и штурмовать их бессмысленно»6.

Сегодня мировая художественная культура становится неотъемлемым компонентом новой лирики; она настолько органично вживлена в любую индивидуальную художественную систему, что разделение становится невозможным, и лирическое «я» стремится определить свое отношение к ней, а не к реальному миру; отношение же к внехудожественной объективной реальности становится опосредованным, но не личным жизненным опытом автора, а, что происходит гораздо чаще, его читательским опытом.

Для более подробного анализа такого рода отношений мы из целого массива поэтических текстов отечественной «журнальной поэзии»

последнего десятилетия выделили поэтические системы восьмерых поэтов, публиковавшихся в различных журналах в период с 2004 по 2014 год: Анна Аркатова, Мария Галина, Александр Городницкий, Денис Датешидзе, Вероника Долина, Александр Кушнер, Григорий Петухов и Надежда Ярыгина. Эти поэты различны по возрасту, по творческому стажу, по степени известности. За лирическими мирами и героями у каждого из них стоит 5 Рубинштейн Л. [Ответы на анкету журнала «Знамя»] // «Иди, куда влечет тебя свободный ум...»: Максим Амелин, Андрей Дмитриев, Тимур Кибиров, Александр Кушнер, Лев Рубинштейн, Антон Уткин // Знамя. 1999. № 6. С. 177.

6 Там же. С. 177.

индивидуальный жизненный и читательский опыт, сформировавший в каждом случае свой, отличный от других (реже — схожий с другими) взгляд на внешний мир. Однако эти поэтические миры, отражающие индивидуальные взаимоотношения поэтов с миром реальным и художественным, имеют одну общую характеристику, данную с положительным или отрицательным знаком, — степень гармоничности отношений между лирической картиной мира и лирическим героем, которая в крайних своих проявлениях выливается в цельность или же дробность, дискретность и героя, и мира.

Лирический герой современной российской поэзии живет одновременно на пересечении двух миров: внехудожественного реального мира и мира художественного, созданного мировой поэтической и культурной традицией за тысячелетия ее существования.

Оба мира опосредованы индивидуальным жизненным опытом поэта и его читательским (в самом широком понимании слова) опытом. Таким образом, любая поэтическая система двоемирна, и двоемирие становится основной формой существования лирического героя. Двоемирие мы понимаем как художественную категорию, отражающую неотъемлемое свойство мышления7, человеческого мировосприятия и и как компонент формирующейся индивидуальной художественной концепции мира, как противопоставление в лирической Вселенной поэта «мира феноменального»

и «мира ноуменального», мира объективной реальности и мира реальности художественной. В таком смысле двоемирие характерно для романтической См., например, у Н. Бердяева: «Человек — точка пересечения двух миров. Об этом свидетельствует двойственность человеческого самосознания, проходящая через всю его историю. Человек сознает себя принадлежащим к двум мирам, природа его двоится, и в сознании его побеждает то одна природа, то другая». (Бердяев Н. А. Смысл творчества:

опыт оправдания человека. Харьков; М., 2002. С. 57).

литературных традиций8:

и символистской художественные авторские концепции двоемирия стали появляться в литературе с усилением личностного, субъективного начала.

Однако связи между реальным и художественным мирами в контексте единой авторской поэтической системы находятся в разных отношениях, которые, в конечном счете, можно разделить на отношения взаимосвязи и взаимоотталкивания, неприятия. Первые характерны для цельных, гармоничных лирических систем; вторые — для конфликтных.

Поэты «старой школы», А. Кушнер, А. Городницкий и В. Долина, очевидно, относятся к первой группе. Это поэты с давней творческой и личной историей, люди, к которым читатель и критик равно относятся с уважением. Со всей очевидностью провозглашая свою погруженность в историю, в отечественную поэтическую и в мировую культурную традиции, они выстраивают собственный мир в непосредственной зависимости от них, но нанизывая его при этом на жесткий стержень своей личности, взглядов, принципов, убеждений и веры. Отсюда — цельность, внутренняя непротиворечивость их поэтических миров, развивающихся во времени, отражающая, в конечном счете, цельность личности самого поэта.

Лирическая погруженность в вещный мир, «лирический дар и любовь к предметам» характерны для лирического героя А. С. Кушнера. Поэзия Кушнера имеет несомненное сходство с римской эпиграммой времен ранней империи и со стихотворениями «на случай»: для нее характерны конкретность и индивидуальность предмета изображения, достоверность и близость к действительности, а также необычные повороты мысли, вызванные укрупнением отдельных, на первый взгляд, маловажных деталей реальности. Они стоят на стыке жанров, сочетая в себе сильное лирическое См., например: Аверинцев С. С. Категории поэтики в смене литературных эпох // Историческая поэтика: Литературные эпохи и типы художественного сознания. М., 1994;

Гуревич А. Романтизм в русской литературе. М., 1980; Манн Ю. В. Поэтика русского романтизма. М., 1976; Эткинд А. М. Эрос невозможного: История психоанализа в России.

М., 1994.

начало, резкий контраст между художественными образами, служащими аргументацией, и выводом, что свойственно сатире, и эпиграмматическую афористичность9.

Точка зрения лирического героя, определяющая эмоциональную окраску выводов, логику подбора аргументации, подход к отбору материала для лирического анализа и др., ярко заявлена в кушнеровских стихотворениях, прежде всего, в их зачинах. Для большого количества стихотворений А. Кушнера характерна особая рамочная композиция, которая может принимать двоякую форму.

В первом варианте вводную часть образует четкая формулировка некоего тезиса, провозглашенного от имени самого поэта, или в виде цитаты, а заключением становится аргументированное, а потому развернутое на целую строфу подтверждение/опровержение этого тезиса, Подобную композицию мы видим, например, в стихотворениях цикла «Опыт»:

Мне снился сон, что я поэт, Что я живу в тридцать седьмом … Мне неприятен этот бред, И я испытываю стыд Во сне, утешен мыслью тою, Что там, где власть сошла на нет, Там и поэзия хандрит, Оставшись как бы сиротою. (Звезда. 2010. № 1. С. 81) Второй вариант отражает дедуктивное движение мысли от частного к общему выводу: в основном теле стихотворения детально, очень конкретно описывается ситуация/образ, а затем следует краткий, афористический вывод:

Альбрехт М. фон. Римская эпиграмматическая поэзия. Катулл // Альбрехт М. фон.

История римской литературы : в 3 т. Т. 1. М., 2002. С. 374-403; Он же. Эпиграммы Марциала // Альбрехт М. фон. История римской литературы : в 3 т. Т. 2. М., 2003. С. 1131Из кубиков почти что сложена картинка.

Ты видишь: это лев. Осталась в гриве брешь, Да с кончиком хвоста произошла заминка, Но время есть, поправь …... кое-что о жизни Ты понял лучше тех, кто уточку сложил (Звезда. 2010. № 1. С. 81)

Или:

Как я любил вторую полку!

Как хорошо лежать подолгу На ней … Но разве так уж интересно Лететь на Марс? — скажу, смутясь. (Звезда. 2012. № 2. С. 4-5) Или, например, яркое, осязаемое, красочное описание Смольного собора заканчивается выводом:

Для Бога он, может быть, слишком красив.

Бог, кажется мне, предпочел бы попроще. (Звезда. 2012. № 2. С. 6), а описание неказистого «угрюмого» лопуха, — уважительной формулировкой жизненного кредо этого «угрюмого» растения:

… Древний философ-материалист У безутешной доктрины на страже. (Звезда. 2012. № 2. С. 5)

Источником поэзии для А. Кушнера становятся самые разные вещи:

его лирический герой, истинный филолог, читает жизнь, как книгу, извлекая уроки, задаваясь вопросами и находя на них ответы. Эти ответы, уроки, выводы не претендуют на истинность для всех. Это большие и маленькие каждодневные открытия человека, для которого весь мир есть сложная система текста, и в нем не существует лишних слов и строчек. Таково, например, стихотворение «Крапива». Оно начинается «с места в карьер», словно с оборванной прежде и вот теперь возобновленной мысли (так поэт возвращает читателя к другому, более раннему стихотворению (Звезда. 2011.

№ 1. С. 4-5): «О, как бывают люди хороши, / Загадочны, задумчивы, прохожий, / Идущий, глядя под ноги… / Я знаю: это мысль свою найти / Забытую он пробует: пропала! … / А мысль — отвлечься надо, о другом / Подумать — тут она и возвратится…»; и к давнему, датированному января 1940 года, известному ахматовскому «Мне ни к чему одические рати»):

Крапива, например, кому она нужна, Угрюмая трава, зачем ее так много?

И в роще, и в саду, и вот из-под бревна Торчит, и даже здесь, у дачного порога, И жжется... (Звезда. 2013. № 1. С. 3) Перечисление раздражающих характеристик повсеместно распространенного растения, традиционно воспринимаемого как сорное — от «ее так много», через «торчит…, и жжется» приводит к кульминационному восклицанию:

… и еще ей нравится цвести — Цветенье-то зачем ей желтое такое? (Звезда. 2013. № 1. С. 3) Именно здесь, на крайней точке раздражения и неприятия, совершается качественный скачок «от травинки к облаку» (Е. Клюев) — рождается параллель между крапивой и каждым из нас, людей:

Есть чудные слова: наверное, прости, Мне кажется, пойми, я вас побеспокоил?

Но слишком много зла, и мы не так добры, Как хочется, мрачны, ревнивы и жестоки … Но как с крапивой быть, скажи, зачем она, Или, не будь ее, мы б еще хуже были? (Звезда. 2013. № 1. С. 3) Интересно, что позиция лирического героя А. Кушнера является отражением позиции самого поэта, который уважительно подходит к литературному тексту, читая внимательно, вдумчиво, стремясь понять функцию каждой формальной детали в едином контексте произведения и услышать «переклички» поэтических голосов;

подтверждением тому служит сборник литературно-критических эссе А. С. Кушнера «Аполлон в снегу»10. Сам Кушнер предпочитает говорить не о лирическом герое современной поэзии, но об особом лирическом сознании «интеллигента ХХ века»11, которое объединяет многих поэтов и читателей как единомышленников.

Голос лирического героя А. Кушнера — это своеобразное эхо, ввязывающее его поэзию в единый полилог, рожденный перекличкой целого хора поэтических голосов. Все участники этого разговора, соединяющего разные эпохи и страны, равноправны в глазах автора: они пропущены через внутреннее восприятие, и в образе лирического героя А. Кушнера каждый из них, из многих, оставил свою черточку.

Этой перекличке, эхом отзывающейся в стихотворениях Кушнера, не помеха время и смерть. Так, например, неспешный разговор, начатый в году кушнеровским посвящением сосланному Иосифу Бродскому «Заснешь с прикушенной губой / Средь мелких жуликов и пьяниц. / Заплачет ночью над тобой / Овидий, первый тунеядец…» и продолженный в марте 1972 года «Письмами римскому другу. Из Марциала» И. Бродского, длился вплоть до 1996 года («Памяти И. Бродского» (Новый мир. 1997. № 1)). До сих пор эта память/перекличка рефлексами вспыхивает в отдельных стихотворениях А. С. Кушнера (например, в «Я не боюсь клаустрофобии» (Звезда. 2010. № 1); в «Памяти Г. Шмакова» (Звезда. 2011. № 1); возможно, также в стихотворениях «Вдруг сигаретный дым» (Звезда. 2012. № 2) и «За то, что так на смерть сумел он посмотреть» (Звезда. 2013. № 1)).

Ощущение себя поэтом, т.е. человеком, который чутче и внимательнее всматривается в мир и умеет в быстротекущем мгновении находить такое Кушнер, А. Аполлон в снегу. Заметки на полях. Л., 1991.

–  –  –

свое, но «имеющее общее значение» счастье, а затем донести свое понимание мира до «неведомого собеседника»12, не переубедить и не сломать чужую картину мира, а расширить границы ее за счет своего ракурса, своей точки зрения, делает уместной и даже необходимой тему «поэта и поэзии». Утверждение свободы, «заговаривание» тьмы и утешение в скорби; «тирания рифмы», дарующая радость «внезапного смысла и совершенства» — это стихи, которым, впрочем, как и вообще словам людским, «не стоит … непомерно большое значенье / придавать», поскольку они — лишь субъективное отражение «белых, бегущих от нас облаков».

Братство поэтов связано воедино особым отношением к миру; время ему не помеха («В музее двадцатых-тридцатых годов» (Звезда. 2010. № 1)).

Стихотворения — живые, звучащие голоса давно умерших поэтов — позволяют поэтам существовать вне времени, «выпасть из времени», «прорвав его насквозь», как цыгану, донашивающему старую шляпу (Звезда.

2010. № 1), смешав настоящее мгновение с памятью о прошлом. Грядущее — не относится к области поэзии:

Поэт — плохая пифия. Хрусталик Его туманят горести и пыл (Звезда. 2010. № 1. С. 83)

Или:

Никаких предсказаний, пророчеств, Прорицаний не жди от меня.

Приподнять эти звездные ночи Или занавес белого дня В статье «Душа искусства» (Кушнер А. Аполлон в снегу. Заметки на полях. Л., 1991. C.

208, 209) читаем: «… [лирика] это особое, горячее внимание к человеку, к любому предмету, любой вещи на земле... это особое отношение к миру, его явлениям, взгляд на вещи и людей, окрашенный в личные, сердечные тона... Это субъективный, индивидуальный взгляд, имеющий общее значение... Лирика играет на повышение всех ценностей... Справочник щедрот, каталог привязанностей, картотека счастья!» И далее:

«Лирика — самая живая, непосредственная человеческая речь, с блестящими глазами, прямым обращением к неведомому собеседнику... хочется сказать о вечно настоящем времени лирической поэзии. Она останавливает мгновение... И это мгновение живет в веках, так и не отодвигаясь в прошлое... Лирическая поэзия живет сегодняшним днем, принадлежащим вечности».

Не хочу — и подглядывать стыдно, И нельзя ничего разглядеть… (Звезда. 2011. № 1. С. 5) Поскольку грядущее предсказать невозможно, т.е. оно предлагает вариативное развитие текущего момента, реальной и неизбежной представляется лишь смерть; она является оправданием и главной причиной существования любого искусства, а значит, и поэзии:

Искусство заговаривает тьму, Идет над самой пропастью, по краю, И кто бы стал мгновеньем дорожить, Не веря в предстоящую разлуку, Твердить строку, листочек теребить, Сжимать в руке протянутую руку? (Звезда. 2011. № 1. С. 4) Похожую картину мы видим в стихотворениях А. М. Городницкого, лирический герой которого, как и лирический герой А. Кушнера, — отголосок единого лирического сознания отечественной поэзии с 1960-х.

Городницкий, поэт-бард, один из основоположников авторской песни, и ученый-геофизик мирового масштаба, академик РАЕН, обладатель многих наград в области науки и общественной жизни, — прекрасный образец неразрывности «физики» и «лирики», связавший «с сердцем разум… в своей судьбе»13. «Физика», понимаемая здесь предельно широко, раскрыла перед Городницким, который в глазах многих наших современников является мерилом интеллигентности и честности, образцом достойного поведения во времена стяжательства и «воинствующего секса»14, весь мир, сформировала личность с независимостью взглядов и суждений, дала опыт, научный и житейский. В поэзии суждения и опыт нашли свое отражение. Постоянное движение — гастроли, лекции, съемки, экспедиции — позволяет оставаться на плаву, но «главное: что Бог дает что-то еще писать. Я за последний месяц Городницкий А. М. Берег. М., 1984. С. 84.

Городницкий А. Интервью Марину Лазарову [Электронный ресурс]. URL :

http://www.youtube.com/watch?v=gSHDKNwjSaM.

написал неприлично много стихов, больше двадцати стихотворений.

Значит, есть смысл скрипеть дальше».15 Дар слова, поэзия — это, с одной стороны, божий дар, призвание, позволяющее реализовать свое предназначение в жизни; с другой, — трибуна, с которой автор обращался к читателю. Интересно и то, что множество песен Городницкого ушло «в народ», потеряв по пути имя автора, что вполне отражает размышления Городницкого о собственной роли в отечественном искусстве и поэзии: «… я мечтаю о том, чтобы хотя бы одна моя песня осталась безымянной в народе, чтобы меня не помнили. Так и должно быть».

Лирический герой Городницкого куда менее индивидуален, нежели сам автор; его черты довольно общи, и речь здесь, как уже говорилось выше, идет не столько о лирическом герое, сколько о лирическом сознании интеллигента советской эпохи. Но если лирический герой А. Кушнера черпает силы в родстве своем с великим братством поэтов разных времен и народов, то герой Городницкого ощущает свое родство, кровную связь с родиной великой — Россией, и с малой родиной, в данном случае, с Ленинградом и

Васильевским островом, «островом, похожим на материк»:

… Много раз за отпущенные года Я менял континенты и города, Мир стремясь обойти кругом.

А теперь очевидно и без очков:

На одном конце этот мост Тучков, Николаевский — на другом.

Под мостом убегает в залив вода, И опять недоступны мне, как тогда, Удаленные те места Вдоль пути, по которому я прошел, Интервью Александра Городницкого // Литературное интернет-радио. [Электронный ресурс]. URL : http://litradio.ru/prog/447.htm.

–  –  –

Где в начале — родильный дом на Большом, А в конце пути — темнота… (Нева. 2014. № 2. С. 56-57) Для него — любовь к родине это «чувство генетическое. Не имеющее логического объяснения»: «Для меня Родина — это дымный, экологически нечистый мой родной Ленинград, в котором я пережил блокаду, который я люблю больше всего на свете. И если я месяц туда не приезжаю, я просто начинаю скучать… Это генетическое чувство. Это никак не связано, где выгодно, где легче жить, где больше платят, где медицина лучше»17.

Можно говорить о хронотопе родины в стихах Городницкого, поскольку место и время здесь не разделимы:

В Петропавловской крепости улица Времени.

Из таежной веками вела она темени Двухголового кочета с тощими перьями От уездного царства к великой империи.

… В Петропавловской крепости улица Времени — Звон задевшего саблю гусарского стремени, Метронома блокадного стуки нечастые… (Звезда. 2014. № 1. С. 15) Поэзия Городницкого, ищущая причин происходящему в отечественной истории, очень исторична; она раскрывает читателю и слушателю неразрывную связь пространства и истории. Любое место Родины — это ее живая история; история, которая и есть время, оставшееся в человеческой памяти, оживает на камнях мостовой, «под плитою мраморною плоской» («Последний царь Московский», Звезда. 2014. № 1), в музейных и библиотечных залах, даже в книжных магазинах, в картинах и книгах.

Наконец, любой человек, ощущающий себя частью родины, — это воплощение ее истории, сведенное к одной единственной судьбе:

Но когда я в четыре Александр Городницкий: «Мы орды не боимся, поскольку мы сами орда...» (Интервью) [Электронный ресурс] // Дети Ра. 2011. № 7 (81). [Электронный ресурс]. URL :

http://magazines.russ.ru/ra/2011/7/go20.html Опять просыпаюсь во мраке, Вспоминать я не рад, Что не дома я здесь, а в гостях, Будто снова в Сибири Сосновые ставят бараки, Эшелоны стоят Под Москвой на запасных путях.

И, навязчивой болью Стучась в мой висок поседелый, Не давая уснуть В непроглядности зимних ночей, Вновь на ссадину солью Ложится то давнее дело, Надрывает мне грудь Позабытое дело врачей (Звезда. 2014. № 1. С. 17), потому что «Цепко родная земля заключила в объятья, — / Ни до могилы не выпустит, ни после смерти» («Святогорский монастырь», Звезда.

2013. № 3).

Столь же «цепка» связь между истоками, малой родиной и лирической героиней в поэзии Вероники Долиной. Опорами, на которых покоится ее поэзия и на которых прочно стоит ее лирическая героиня, являются, вопервых, глубокая и неразрывная связь с традициями, и, во-вторых, очевидная автобиографическая составляющая, что также теснейшим образом связывает ее поэтику с поэтикой Александра Городницкого, и проявляется в своеобразном ощущении себя как единицы российской истории. Сама история весьма осязаема и в стихах Городницкого, и в стихах Долиной, потому как история у них — это события, отразившиеся в людях и застывшие в памятных местах.

Эволюция лирической героини, которая в последних публикациях Долиной становится все более заметной, также является преломлением автобиографической составляющей, пронизывающей все без исключения долинские тексты.

Если говорить о традициях как основе личности, сформировавших личностное отношение к миру, то для В. Долиной это традиции урожденного еврейства (тема, важная для А. Городницкого, отраженная им в стихах, в книгах, в фильме «В поисках идиша» (реж. Ю. Хащеватский, 2008)) и нажитые вместе с уехавшими друзьями и родственниками эмиграции;

традиции, почерпнутые из сказок братьев Гримм, книг Александра Дюма, Сельмы Лагерлёф и прочих прочитанных в детстве книг, что придает поэзии Долиной и некоторым ее героиням уютную «книжность», и взятые в жизни, по наблюдениям — традиции старой Москвы и советского еще мироощущения. Наконец, это музыкальные и поэтические традиции — Чайковского, Цветаевой, Ахматовой, конечно, Окуджавы: «Генетически восходящая к окуджавской традиции и прижизненно щедро окрылённая самим Булатом, не без гордости называющая себя «последней шестидесятницей», Вероника Долина в чисто поэтическом плане наследует своим великим предшественницам — Ахматовой и Цветаевой. При всей несхожести этих двух поэтических ключей, этих чуть ли не полярно разнящихся стихий, нельзя не заметить, как в долинских текстах самобытно сплавлены ахматовское пристрастие к «прозы пристальным крупицам» с цветаевским распевным началом и ее же рисковой раскованностью, как поахматовски естественна долинская лирическая первозданность, приподнятая над землей чуточку книжным цветаевским романтизмом»18.

И это далеко не все: «Она изначально включила в свой песенный контекст и самые Глейзер И. Вероника Долина : От первого рожденья до второго [Электронный ресурс] // Русский Израильтянин. 1998. № 10 [Электронный ресурс]. URL : http://logos.siit.ru.

разнообразные культурные пласты, расставив в них свои акценты и обозначив свои ценностные духовные ориентации…»19.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«Илагаева Гозель Орозбаевна МЕТАЛИНГВИСТИКА «ТОЛКОВОГО СЛОВАРЯ РУССКОГО ЯЗЫКА» ПОД РЕДАКЦИЕЙ Д.Н. УШАКОВА: СЛОВАРЬ И ИДЕОЛОГИЯ 10.02.01 – Русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук,...»

«Шулумба Батал Владимирович МЕДИАПРОСТРАНСТВО КАК ФАКТОР МЕЖЭТНИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Специальность 10.01.10 – журналистика Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор М. В. Шкондин Москва-2015 Содержание Введение.. Глава 1....»

«Илагаева Гозель Орозбаевна МЕТАЛИНГВИСТИКА «ТОЛКОВОГО СЛОВАРЯ РУССКОГО ЯЗЫКА» ПОД РЕДАКЦИЕЙ Д.Н. УШАКОВА: СЛОВАРЬ И ИДЕОЛОГИЯ 10.02.01 – Русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук,...»

«ЧЕРЕМИСИН Александр Николаевич ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ СЕМАНТИКИ КАК СРЕДСТВО РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ОЦЕНКИ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ Специальность: 10.02.04 – германские языки ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Л.А....»

«МАЛЗУРОВА СЭСЭГМА ДАША-НИМАЕВНА МИФО-ФОЛЬКЛОРНЫЕ ИСТОКИ ПРОЗЫ НАРОДОВ СИБИРИ И СЕВЕРА 60-80 гг. ХХ ВЕКА Специальность 10.01.02 литература народов Российской Федерации (сибирская литература: алтайская, бурятская, тувинская, хакасская, якутская) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель:...»

«ЭРШТАДТ Александра Михайловна ЛЕКСИКА ТРАДИЦИОННЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЗАНЯТИЙ КОЛЬСКИХ СААМОВ (на материале кильдинского диалекта саамского языка) Специальность 10.02.02 – языки народов Российской Федерации (урало-алтайские языки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Иванищева Ольга...»

«Хорева Лариса Георгиевна Жанр новеллы и традиции анекдота (на материале испанской литературы) По специальности 10.01.08 – Теория литературы. Текстология. диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических...»

«Бондарь Михаил Александрович ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ СЛОВАЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ В 1989-2010 гг. Специальность 10.01.10 – Журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Короченский Александр...»

«Бухаева Раджана Владимировна ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ (на материале бурятского языка) Специальность 10.02.19. – теория языка Научный консультант: доктор филологических наук, профессор А.П. Майоров Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Улан-Удэ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ПОНЯТИЕ СТЕРЕОТИПА В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.. 1.1 Cтереотип: к определению понятия.. 1.2 Лингвистическая интерпретация стереотипа. 1.3 Cтереотипы...»

«Гайер Кристина Евгеньевна СЕМИОТИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАТИВНАЯ СТРАТЕГИЯ ПОНИМАНИЯ ТЕКСТОВ, СВЯЗАННЫХ ОТНОШЕНИЯМИ ВЗАИМОПРОНИКНОВЕНИЯ (на материале текстов научных работ У. Эко и романа «Мятник Фуко») Специальность 10.02.19 – Теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор...»

«Двоеглазов Владимир Викторович КАТЕГОРИЯ «ПРАВЕДНИЧЕСТВА» В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент...»

«ТАТАРЕНКОВА ДИНА СЕРГЕЕВНА СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ОСУЖДЕННЫХ 10.01.10-Журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: Лозовский Борис Николаевич доктор филологических наук, доцент Екатеринбург –...»

«Ереметова Карина Юрьевна Семантические особенности имен природных явлений в синхронии и диахронии Специальность 10.02.04 – Германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Михаил Васильевич Никитин доктор филологических наук, доцент Нелли...»

«Николайчук Дарья Григорьевна Грани женского мира в альманахах Н. М. Карамзина Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – кандидат филологических наук доцент В. В. Биткинова Саратов – ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1....»

«Филаткина Гелия Сергеевна КОММУНИКАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ В ПОЛИТИЧЕСКОМ МЕДИАДИСКУРСЕ ПРЕЗИДЕНТОВ ВЕНЕСУЭЛЫ, ЭКВАДОРА, БРАЗИЛИИ (1999-2014 ГГ.) Специальность 10.01.10 – журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доцент, кандидат филологических наук Г.В. Прутцков МоскваОГЛАВЛЕНИЕ...»

«КУРБОНОВ НОДИР ФОЗИЛОВИЧ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ШАМСА КАЙСА РАЗИ 11.02.22 Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (таджикский язык) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Ходжаев Д. Душанбе – 2015 1    СОДЕРЖАНИЕ Введение.. 3 – 14 Глава 1. Арабская лингвистическая мысль и 15 – 27 лингвистические взгляды...»

«Мазуренко Ольга Викторовна Цветосюжет в лирике А. Блока (на материале поэтических текстов 1905-1915 гг.) Специальность 10.01.01. – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Т.А. Никонова Воронеж ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3Глава I....»

«У Луцянь Семантическое поле «цветок» в языке русской художественной прозы второй половины XIX века (на материале произведений И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, А.П. Чехова) Специальность 10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель кандидат филологических наук доцент кафедры русского...»

«ПУЗЫРЁВА Любовь Валерьевна ЗНАЧЕНИЕ И ФУНКЦИИ ЧАСТНОГО В РОМАНАХ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Л. В. Павлова Смоленск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. 3 Глава I. Семантика частностей в романах Ф.М. Достоевского. 30 §1....»

«Литвиненко Ирина Владимировна РАДИО В МУЛЬТИМЕДИЙНОЙ СРЕДЕ: СПЕЦИФИКА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ (на примере радиостанций московского FM-диапазона в 2009–2014 гг.) Специальность 10.01.10 – Журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент Болотова Екатерина Александровна...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.