WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |

«Художественная проза бидермейера в Австрии: жанры и поэтика ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Н.

И. ЛОБАЧЕВСКОГО»

На правах рукописи

Лошакова Галина Александровна

Художественная проза бидермейера в Австрии: жанры и поэтика

Специальность 10. 01. 03 – литература народов стран зарубежья



(австрийская литература)

Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук

Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор Т. А. Шарыпина Нижний Новгород Оглавление Ввведение………………………………………………………………………..

Глава 1. Рецепция немецкой классической литературы как основа полистилистики австрийского литературного бидермейера…………….

3

1.1 Прозаики бидермейера Австрии в критической и научноисследовательской литературе…………………………………………….

1.2 Рецепция творчества И. В. Гете в произведениях австрийских писателей первой половины ХIХ века……………………………………………………...

1.3 Жан-Поль в дискурсе австрийского литературного бидермейера……….

1.4 Трансформация тем и образов романтизма в творчестве А. Штифтера и Ч.

Силсфилда.……………………………………………………………………...

Глава 2. Повествовательный дискурс текстов Й.

Шрейфогеля, Ч.

Силсфилда и А. Штифтера как выражение идеологии бидермейера… 1 2. 1 «Бидермейеровская» специфика персонажей Й. Шрейфогеля…………

2.2 Знаковые оппозиции «семейного» дискурса текстов Ч. Силсфилда и А.

Штифтера……………………………………………………………………….

2. 3 Разрушение «бидермейеровских иллюзий» как элемент дискурса произведений Ч. Силсфилда, Й. Шрейфогеля и Ф. Хальма…………………1

Глава 3. Малые жанры австрийского литературного бидермейера:

очерки, этюды, жанровые картины, новеллистика……………………1 3.1 «Венский дискурс» очерков А. Штифтера и фельетонов М. Г. Зафира...

3.2 Особенности авторской фокализации в путевых очерках Ч. Силсфилда «Австрия как она есть»………………………………………………………...

3.3 «Картины из жизни» Й. Шрейфогеля как очерки нравов бюргерства…

3.4. А. Штифтер-новеллист……………………………………………………2 3.5 «Включенная наррация» в структуре романов Ч. Силсфилда…………..2

3. 6 Художественая структура новеллистики Ф. Хальма и консерватизм «бидермейеровского дискурса»……………………………………………….

Глава 4. Творчество Ч.

Силсфилда и А. Штифтера в контексте «литературы путешествий» (die Reiseliteratur)… ………………………..2

4.1 Семантика путешествия и странствия в текстах австрийского литературного бидермейера………………………………………………….

4. 2 Америка как пространственный и культурно-географический образ в творчестве Ч. Силсфилда. Открытие «нового пространства»…………….. 2

4.3 Время развивающееся и время «остановленное»: структура художественного времени в текстах Ч. Силсфилда и А. Штифтера……….

Глава 5. Некоторые вопросы поэтики австрийского литературного бидермейера.

К проблеме сравнительной характеристики немецкой и австрийской литературы………………………………………………….3 5.1 «Драматургия» пейзажа в творчестве А. Штифтера и Ч. Силсфилда….

5.2 Музыка в дискурсе текстов австрийского бидермейера (А. Штифтер, Фр.

Грильпарцер)……………………………………………………………………3

5.3 Художественная проза немецкого и австрийского бидермейера: к проблеме сравнительной характеристики немецкоязычных литератур…....3 Заключение………………………………………………………………........

Литература……………………………………………………………………..3

Введение

Темой данной работы является исследование художественной прозы Австрии первой половины Х1Х века (20-е–50-е годы ХIХ века), времени, которое ознаменовало начало становления самостоятельной и своеобразной австрийской литературы. В немецкоязычных странах указанный период связан с развитием литературного бидермейера, одного из основных течений 1, характеризующего указанный хронологический отрезок. В рамках этого периода в Австрии протекает и развивается творчество не только таких выдающихся драматургов, как Ф. Грильпарцер, Ф. Раймунд и И. Нестрой, но и многих писателей, которых впоследствии назовут классиками австрийской прозы (в первую очередь А. Штифтера). Художественная проза этого периода представлена также и именами менее значительными, но по-своему яркими для характеристики литературы Австрии указанного времени. В диссертационном исследовании мы обращаемся к творчеству Й. Шрейфогеля (J. Schreyvogel, 1768 – 1832), Ч. Силсфилда / К. Постля (K. Postl, 1793 – 1864), Штифтера (A. Stifter, 1805 – 1868), М. Г. Зафира (M. Saphir, 1795 – 1858), Ф.





Хальма (E. von Mnch-Bellinghausen, 1806 – 1871). Все они в той или иной степени способствовали формированию специфически «австрийского»

художественного мира, хотя, на первый взгляд, это утверждение может быть воспринято парадоксально по отношению к такому прозаику, как Силсфилд, романы которого посвящены далекой Америке.

1 Предварительно мы обозначаем литературный бидермейер как течение, имея в виду также, что эти термин может быть использован для обозначения художественного стиля живописи или интерьера. Термин применяют для обозначения целой «эпохи» в немецкоязычной литературе, хотя, по справедливому замечанию А. В. Михайлова, в таком случае можно было бы говорить об эпохе «Молодой Германии», в чем можно было бы усмотреть возвращение к социологизированному понятию «предмартовская литература».

См. далее с. 19 – 20. В нашей работе мы используем термин «эпоха» бидермейера, однако параллельно мы называем указанный хронологический отрезок также периодом бидермейера, имея в виду сферу культуры и литературы. Этимологию термина и его происхождение мы оставляем за рамками данного исследования, так как его трактовка содержится в уже вышедших работах, анализируемых нами в процессе рассмотрения указанной темы.

Обоснование включенности в единый ряд того или иного писателя следует начать со спорного вопроса о принадлежности к австрийской литературе Ч. Силсфилда / К. Постля 2. Один из исследователей австрийской литературы Й. П. Штрелка уделяет особое внимание тому факту, что на могиле писателя, исходя из его завещания, указано: «Чарльз Силсфилд.

Гражданин Северной Америки» 3. Писатель до конца жизни, следовательно, ассоциировал свою гражданскую принадлежность с другой страной и даже другим континентом. Однако как человек и как писатель, утверждает Штрелка, Силсфилд был «австрийцем» 4. Э. Алькер в свое время также подчеркивал именно «австрийскость» Силсфилда: «…выброшенный в Новый Свет человек барокко австрийской закалки, который нашел там благоприятную почву для своего творчества и мироощущения, подобно тому, как испанская архитектура барокко – в Латинской Америке. В своем мятежном и озлобленном сыне старая наднациональная и стремящаяся к универсальности Австрия еще раз испытала свою организующую и творческую силу…» 5.

В нашей работе выстраивается «параллель» Ч. Силсфид – А.

Штифтер. Необходимо, однако, принять во внимание уникальность и «вершинность» Штифтера, обозначенную, на наш взгляд, в следующей характеристике Ф. Мартини. «Штифтер занимает свое особое, весьма индивидуальное место в истории повествовательного искусства столетия. Он не может быть заключен в обобщающие рамки австрийского католического традиционализма, просветительско-эстетического идеализма, бюргерского бидермейера, классического реализма. Уже его многосторонность указывает 2 Charles Sealsfield – это псевдоним автора, который он взял, находясь в эмиграции в США, его настоящее имя – Karl Postl. В нашем диссертационном исследовании он проходит, как правило, как Чарльз Силсфилд или Ч. Силсфилд / К. Постль.

Strelka J. P.sterreichische Perspektiven Amerikas. Charles Sealsfields Prrie am Jacinto // Zwischen Lousiana und Solothurn: zum Werk des sterreich-Amerikaners Charles Sealsfield / Hrsg. von Joseph P. Strelka. – Bern [u. a.]: Lang, 1997. – S. 187.

4 Ibid. – S. 189.

Alker E. Die deutsche Literatur im Х1Х Jahrhundert (1832 – 1914). – Stuttgart: A. Krner 5

Verl., 1962. – S. 207.

на его принадлежность веку стоящих отдельно индивидуальностей» 6.

При всем несходстве творческих биографий австрийских прозаиков первой половины Х1Х века Ч. Силсфилда / К. Постля и А. Штифтера, различия их мировоззрения и эстетических установок можно найти, однако, и определенные принципиальные схождения, которые могут стать предпосылкой компаративистского исследования. Как известно, «неповторимость больших художников не означает их абсолютной обособленности. Собирательную и оформляющую роль играют в литературе художественные направления» 7. Такую собирательную функцию выполняет в данном случае принадлежность обоих авторов к литературному течению бидермейер.

Мы должны учитывать также тот историко-литературный факт, что еще с середины ХIХ века говорилось о возможности сопоставления этих прозаиков по ряду художественных характеристик. Р. Готшалль указывал в 1868 году, что «… поэзия природы у Ч. Силсфилда не уступает таковой у Штифтера, однако в ее космополитических горизонтах и экзотическом великолепии образует … антитезу по отношению к его … привязанной к родным местам поэзии» 8. На протяжении ХХ века в немецкоязычном литератруоведении все более проявляется тенденция сближения двух авторов в рамках сопоставительного анализа. В своем обширном исследовании, посвященном литературному бидермейеру, Ф. Зенгле также отмечает определенную художественную близость прозаиков и объединяет их в рамках данного течения 9. В начале ХХI также четко выявляется тенденция поставить Штифтера и Силсфилда в один типологический и, вместе с тем,

Martini Fr. Deutsche Literatur im brgerlichen Realismus 1848 – 1898 – Stuttgart:6

Metzlerische Verl., 1962 – S. 505.

7 Павлова Н. С. Типология немецкого романа. 1900 –1945. – М.: Наука, 1982. – С. 4.

8 Zit. nach: Enzinger M. Adalbert Stifter im Urteil seiner Zeit. – Wien : H. Bhlaus Nachf., 1968. –S. 329.

9 Sengle F. Biedermeierzeit. Deutsche Literatur im Spannungsfeld zwischen Restauration und Revolurion 1815-1848: In 3 Bd. Bd. 3. Die Dichter. – Stuttgart: Metzler, 1980. – S. 796. В дальнейшем указание на книгу: Biedermeierzeit. Вd. 1, 2, 3.

знаковый ряд 10. Й. Штрелка вслед за Ф. Зенгле видит черты сходства в стиле повествования. По его мнению, Силсфилд так же, как и Штифтер, «мастерски… сложно соединяет в одном великолепном единстве множество нарративных перспектив». К. Туксхорн, опирающаяся на семиотический подход К. Бегемана 12, сопоставляет на основе схождений ряд произведений Штифтера и Силсфилда 13.

В нашей работе представлен анализ творчества Ч. Силсфилда и А.

Штифтера в рамках литературы странствия-путешествия (die Reiseliteratur).

При этом мы выделяем семантическое различие между странствием (das Wandern) и путешествием (die Reise). Непосредственным и важным элементом повествования бидермейера, становятся не только прогулка, экскурсия, странствие (А. Штифтер), но и путешествие в далекие страны (Ч.

Силсфилд). Что касается австрийской литературы, подчеркивает Фр.

Мартини, жанр путешествия был здесь одним из средств, позволяющих на какое-то время отдохнуть от морализаторства и несвободы периода Реставрации, уйдя на время в захватывающее чтение о далеких странах 14. В рамках литературы путешествий интерес представляет также исследование пространственно-временного континуума Силсфилда и Штифтера.

Структурирование модели пространства в их творчестве различно, однако есть и точки соприкосновения. Как в романах Штифтера, так и в романах Силсфилда идет поиск «нового пространства», идеального Дома или идеального государства. Историческое время, воспроизводимое Ч.

Силсфилдом, первоначально отличается от «остановленного» времени 10 Schuchalter J. Ordnung und Zerfall. Das Schicksal des Vaterhauses bei Sealsfield, Stifter und Freytag // Jahrbuch der Charles Sealsfield-Gesellschaft. – 2004 – Bd. 16. – S. 59 –111.

Strelka J.Op. cit. – S. 192 – 193.

Begemann Ch. Die Welt der Zeichen. – Stuttgart, Weimar: Metzler Verl., 1995.

Tuxhorn K. Adalbert Stifter und Charles Sealsfield. Kommen und gehen, manchmal verweilen. Poetica-Schriften zur Literaturwissenschaft. – Hamburg: Verl. Kova, 2007.

14 Matrini F. Nachwort. F. Martini // Klassische deutsche Dichtung. – Freiburg [u. a.]: Verl.

Herder, 1964. – S. 565.

Штифтера. Однако и в повествовании Силсфилда обнаруживается неожиданно тенденция к статике художественного времени («Юг и Север», Sden und Norden, 1843).

Творчество писателей «второго ряда», названных выше, также характеризует картину становления и развития австрийского бидермейера, и без обращения к нему парадигма данного литературного течения была бы неточной и неполной. Прозаические тексты Й. Шрейфогеля, М. Г. Зафира, Ф. Хальма представляют интересный материал для изучения тенденций и закономерностей австрийской литературы первой половины ХIХ века.

Рассматривая произведения названных нами прозаиков как тексты и прибегнув к текстовому анализу, можно увидеть и выстроить коннотативный ряд, объединяющий их. Мы разделяем здесь тот тезис Г. К. Косикова, что «любой исследователь, не удовлетворяющийся явным значением произведения, пытающийся заглянуть за его авансцену, открывающий в романе или в поэме различные «реминисценции», литературные и внелитературные «заимствования», «влияния», всевозможные, подчас «источники», «скрытые цитаты» и т. п., выходит на уровень «текста», ибо … в его руках оказываются нити, ведущие не к авторской интенции, а к контексту культуры, в которую вплетен данный текст» 15.

Одним из важных аспектов исследовательского анализа является идейная составляющая произведений названных выше авторов. Она может быть понята и объяснена функционированием нравственных ценностей эпохи Реставрации в Европе и аналогичного ей периода бидермейера в австрийской культуре. Для читателя-реципиента существовала возможность «декодировать» тексты этих писателей в духе идеалов и представлений, сформированных после 1815 года. Эти нравственные идеалы были связаны прежде всего с частной и семейной жизнью, традиционными

Косиков Г. К. Ролан Барт – семиолог, литературовед // Барт Р. Избранные работы:

Семиотика: Поэтика: Пер. с фр. / Сост., общ. ред. и вступит. ст. Г. К. Косикова. – М., 1989.

– С. 39.

представлениями христианской религии, с верой в прочность бюргерского уклада и государственного устройства. В структуре бидермейеровских текстов поэтому постоянно возникает основополагающий образ «Дома». В произведениях австрийского бидермейера нередко создается «ахронный внутренний мир», подобно тому, как это происходит в «Старосветских помещиках» Н. Гоголя. Согласно М. Бахтину, движение в таком произведении «ведет героя… из большого, но чужого мира случайностей к маленькому, но обеспеченному и прочному родному мирку семьи, где нет ничего чужого, случайного, непонятного». Основная оппозиция, которая складывается в произведениях указанных авторов, – это идиллия домашнего очага и противопоставленный ей внешний социальный (это не относится к Штифтеру) или природный мир. Однако и она может быть разрушена.

Бюргерские нравственные ценности нередко подвергаются как психологическим, так и социальным испытаниям (Ч. Силсфилд «Мортон, или большое путешествие», Morton oder die grosse Tour, 1835).

Малая проза австрийского бидермейера являются значительным явлением в немецкоязычной, и шире, европейской литературе. Поэтому необходимо обратиться к жанровым формам малого и среднего объема, представленным в творчестве указанных авторов. В нашей работе мы опираемся на методологию исследования новеллы, сложившуюся в ХХ веке как в историко-литературных трудах (Б. фон Визе, И. Клейн, И. Кунц, Х.

Химмель), так и в рассмотрении жанра новеллы и близкого к ней рассказа в рамках теории нарратива (Х. Шлаффер, Х. Ауст, Г. Миньямбр). Следует учитывать тот факт, что тенденция рассмотрения новеллистических форм с точки зрения нарратива уже вполне сложилась к началу ХХI века. В наше время появляются исследования, в которых рассматривается не только непосредственно новеллистический нарратив, но и языковая терминология Лотман Ю. М. Структура художественного текста // Лотман Ю. М. Об искусстве.

Структура художественного текста. – М., 1998. – С. 270.

Бахтин М. М. Эпос и роман. – СПб.: «Азбука», 2000. – С. 165.

теории новеллы. Так Х. Ауст рассматривает такие термины и понятия, как «событие» (Begebenheit), сингулярность, концентрация действия, его наивысший пункт, состоящий в свою очередь из таких понятий, как ось, наивысшая точка напряжения, поворот в сюжете. В качестве терминов и понятий Ауст рассматривает также «символ» (Symbol) и «рамку» (Rahmen).

В относительно недавно вышедшем исследовании «Новелла в зеркале теории жанров» ее автор Г. Г. Миньямбр, обращаясь, как и многие другие исследователи до него, к теории и истории немецкоязычной новеллы, выделяет два различных подхода к ее исследованию. Первый – морфологический, берущий свое начало еще в работе И. В. Гете «Морфология растений» 19. Второй подход связан с рассмотрением новеллы как оформленного текста в рамках теории коммуникации и нарратива.

Следует отметить, что на рубеже ХХ – ХХI веков в исследовании новеллистических форм повествования был сделан обобщающий вывод: на фоне трансформации или «умирания» жанра традиционного романа новелла в немецкоязычных литературах, изменяясь и модифицируясь, развивается и далее. Теоретические аспекты исследования новеллы учтены и при рассмотрении малой прозы австрийского бидермейера.

Так как к одной из «вечных» и доныне нерешенных проблем изучения австрийской литературы принадлежит вопрос об «австрийской идентичности», то ему в данном случае, безусловно, также отводится значительное место. Здесь следует сразу же подчеркнуть, что, как известно, австрийская «идентичность» с наибольшей интенсивностью утверждала себя Aust H. Novelle. 4. Auflage. – Stuttgart, Weimar: Metzler V., 2006. – S. 9 – 15.

Miambres G. G. Novelle im Spiegel der Gattungstheorie. – Wrzburg: Knigshausen & Neumann, 2009. – S. 28.

20 Ibid. – S. 65.

21 Freund W. Novelle. – Stuttgart: Reclam, 1998. – S. 61.

уже после 1945 года 22. Это связано с тем фактом, что в сознании австрийцев еще с начала ХХ века развивалась тоска по утраченной стране, ассоциируемой ими со стабильностью и величием габсбургской империи. Об этом, как известно, существовало множество свидетельств в литературе (Й.

Рот, Г. фон Гофмансталь, С. Цвейг). В первые десятилетия после окончания второй мировой войны начинается процесс демифологизации традиционной Австрии с ее парадной и идиллической стороной (Т. Бернхард, П. Хандке, П.

Целан, И. Бахман, Э. Елинек). Во второй половине ХХ века в австрийской культуре и литературе складывается парадоксальная ситуация. Чтобы прийти к австрийской идентичности, осмыслить «австрийскость», необходимо было подвергнуть жесточайшему пересмотру традиционные культурные и нравственные ценности. Литература Австрии прошла и проходит и через этот процесс в поисках своей идентификации. Исходя из выше сказанного, в данной работе предпринят компаративистский анализ текстов австрийского и немецкого бидермейера (А. Штифтер – А. Дросте-Хюльсхоф, А. Штифтер – Э. Мерике). В работе выделены такие категории австрийского литературного бидермейера, как бльшая «живописность», «театральность» и «музыкальность» текстов по сравнению с немецкой литературой обозначенного периода.

Объект исследования составляет художественная проза бидермейера в Австрии 20-х – 50-х годов ХIХ века. Это новеллистика Й.

Шрейфогеля: «Перст судьбы» (Die Fingerzeige der Vorsehung, 1818), «Несвоевременная помощь» (Hlfe zur Unzeit, 1819), «История последней любви Самюэля Бринка» (Samuel Brinks letzte Liebesgeschichte. Eine Episode aus dem Roman seines Lebens, 1820) и ряд других. Также – его пьеса «Вдова»

(Die Wittwe, 1797). Проанализированы новеллы Ф. Хальма: «Око Господне» (Das Auge Gottes, 1826), «Лиза Марципан» (1853) и ряд других.

Загрузка...

Плахина А. В., Седельник Д. В. Послевоенный синдром: литература в поисках австрийской идентичности // История австрийской литературы ХХ века. – М.: ИМЛИ им.

А. М. Горького РАН, 2010 – С. 4.

Плахина А. В., Седельник Д. В.Указ. соч. – C. 4 Объектом анализа стали фельетоны и комические зарисовки М. Г. Зафира 30-х – 40-х годов. В данном исследовании впервые в российском литературоведении проанализированы романы Ч. Силсфилда: «Вице-король и аристократы» (Der Virey und die Aristokraten oder Mexiko im Jahre 1812.

Vom Verfasser der Legitimen, der Transatlantischen Reiseskizzen usw. 3 Bde., 1834), уже названный выше роман «Мортон, или большое путешествие», «Немецко-американское избирательное сродство» (Die deutschamerikanischen Wahlverwandschaften, 1839-1840), «Беседы в каюте, или национальные характеры» (Das Kajtenbuch oder nationale Charakteristiken, 1841), «Юг и Север» (Sden und Norden, 1843), его путевые очерки. Объект исследования составляют также очерки и зарисовки А. Штифтера, вошедшие в книгу «Вена и венцы» (Wien und die Wiener in Bildern aud dem Leben).

Особый интерес вызывают также его поздние новеллы в связи с их недостаточной исследовательностью в российском литературоведении. Для рассмотрения определенных аспектов следует обращение к романам А.

Штифтера «Бабье лето» (Der Nachsommer, 1857) и «Витико» (Witiko, 1868).

Предмет исследования – генетические, типологические и интертекстуальные соотношения австрийской художественной прозы периода бидермейера и предшествующей ей или совпадающей по времени немецкой литературы; рассмотрение художественной структуры указанных текстов и их поэтики, становление и бытование жанров литературного бидермейера и их специфики; место произведений австрийского бидермейера в рамках литературы путешествий-странствий (die Reiseliteratur);

становление национального культурного кода австрийской литературы.

Актуальность темы связана с интересом современного российского литературоведения к тенденциям и закономерностям развития немецкоязычной литературы переходного периода между романтизмом и реализмом. Обращение к австрийской прозе начала ХIХ века имеет значение и потому, что именно в это время начинает складываться специфика, своеобразие национальной литературы и культуры Австрии в целом. Данное исследование может восполнить определенный пробел, существующий в российском литературоведении. Если австрийская проза рубежа ХIХ – ХХ– го и ХХ-го века была предметом пристального внимания исследователей России, то творчество писателей Австрии более ранних периодов оставалось за чертой этого интереса. Наша работа является также попыткой создания единого интегративного поля развития австрийской художественной прозы первой трети – первой половины ХIХ века, что может быть актуальным и для немецкоязычного литературоведения в целом. Современные исследования, связанные с именами и творчеством ярких и интересных прозаиков Австрии (Й. Шрейфогель, М. Г. Зафир, Ф. Хальм) практически отсутствуют.

Актуальной тенденцией современности является изучение и разработка культурных и национальных кодов, и в этом аспекте данное диссертационное исследование может также представлять интерес как с культурологической, так и социологической точек зрения. Данная работа может быть интересна в рамках изучения культуры Австрии в ее взаимосвязях с общим культурным пространством немецкоязычных стран.

Вопрос о культурной идентичности австрийцев не теряет актуальности с 1918 года, с момента падения Австро-Венгерской империи и остается «вечным», требующим ответа на каждом этапе общественного развития.

Научная новизна Предпринимая попытку систематизации текстов австрийского бидермейера, мы обращаемся к творчеству указанных прозаиков, имея в виду, что, во-первых, в современном российском литературоведении отсутствует представление об австрийской художественной прозе данного периода как о едином процессе.

Во-вторых, новым представляется нам то положение, что художественная проза указанных авторов может рассматриваться как начальный этап становления австрийской литературы в целом. В-третьих, в работе впервые в российском литературоведении предпринята попытка анализа художественной структуры и поэтики текстов австрийского бидермейера. В-четвертых, дополнена и уточнена парадигма жанрового становления и эволюции указанного периода. В-пятых, в сферу российского литературоведения вводятся как новые авторы (Ч. Силсфилд / К.

Постль, Й. Шрейфогель, М. Г. Зафир, Ф. Хальм), так и их произведения, возможность исследования которых в дальнейшем также не исключена. Вшестых, благодаря представленной модели развития литературного бидермейера в Австрии, может быть уточнена и скорректирована картина развития в целом западноевропейской литературы эпохи Реставрации.

Степень изученности темы.

Возвращаясь к термину «бидермейер», следует отметить, что он был соотнесен с литературой периода Реставрации лишь в начале ХХ века. До этого в конце Х1Х века термин применяли для названия стиля мебели 24. Как указывает А. В. Михайлов, необходимо было, чтобы с течением времени, произошло изменение взглядов, возникла ностальгия по эпохе, которая ранее характеризовалась лишь с негативной точки зрения. Переосмысление понятия происходит, по Михайлову, уже в процессе наименования этим словом мебели. С конца 20-х и в течение 30-х годов ХХ века начинается литературоведческая разработка этого понятия. Исследования П. Клукхона 26, В. Битака 27, А. Беркхоута 28, написанные в это время, достаточно глубоко и точно передавали суть проблемы изучения немецкоязычного литературного бидермейера и намечали пути ее дальнейшего рассмотрения. 20 – 30-е годы Тенденция расмотрения бидермейера как стиля быта и интерьера остается по-прежнему актуальной и в последние десятилетия. См.: Mittendorfer K. Biedermeier oder: Das Glck im Haus: Bauen und Wohnen in Wien und Berlin 1800 – 1850. – Wien: Verl. fr Gesellschaftskritik, 1991; Haaff R. BiedermeierWelten: Menschen, Mbel, Metropolen. – Germesheim: Kunst-Verl. Haaff, 2009.

25 Михайлов А.В. Проблемы анализа перехода к реализму в литературе ХIХ века // Михайлов А.В. Языки культуры. – М., 1997. – С.83.

Kluckhohn P. Biedermeier als literarische Epochenbezeichnung // Begriffsbestimmung des literarischen Biedermeier / Hrsg. von E. Neubuhr – Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1974. – S. 100 – 145.

Bietak W. Das Lebensgefhl des Biedermeier in der sterreichischen Dichtung. – Wien:

Braumller, 1936.

Berkhout A. P. Biedermeier und poetischer Realismus: Stilistische Beobachtungen ber Werke von Grillparzer, Mrike, Stifter, Hebbel und Ludwig. – Purmerend: Muusses, 1942.

ХХ века являются первым этапом литературоведческого исследования бидермейера. Второй этап (60 – 80-е годы ХХ века) связан с трудами Ф.

Зенгле. Именно он основательно исследует литературу немецкоязычного бидермейера в рамках становления и эволюции художественного процесса эпохи Реставрации, взаимосвязи немецкой и других европейских литератур начала ХIХ века. Исследователь анализирует жанровую специфику как значительных произведений, так и «бидермейеровских» книг, кажущихся на первый взгляд второстепенными, однако имеющих большое значение для понимания культуры указанного периода. Третий этап условно можно выделить, опираясь на итоги коллоквиума, проводившегося с середины 90-х годов М. Титцманом. В сборнике работ, вышедшем под его редакцией, литературный бидермейер рассматривается как сложная, однако не единственная для исследуемого периода художественная система.

Произведения немецкоязычного бидермейера рассматриваются во взаимосвязи с такими литературными направлениями, как предшествующий ему романтизм и последующий за ним реализм. Следует отметить также, что прозаики бидермейера Австрии и Германии рассматриваются здесь, как и труде Ф. Зенгле, в одном ряду без акцентирования национальной специфики.

Исходя из рассмотрения названных выше работ, и в частности многотомного исследования Ф. Зенгле, можно указать предварительно на следующие особенности литературного бидермейера. Во-первых, Зенгле определяет бидермейер как хронологический период в развитии культуры и литературы немцкоязычных стран первой половины Х1Х века. В то же время он отражал настроение эпохи, в которой происходили определенные социальные процессы. Во-вторых, бидермейеру свойственно особое ощущение жизни, которое связано с исторической сутью и бытовым укладом Sengle F. Op. cit.

30 Zwischen Goethezeit und Realismus: Wandel und Spezifik in der Phase des Biedermeier / Hrsg. M. Titzmann. – Tbingen: Niemeyer, 2002.

эпохи Реставрации. Стабильность в политике и общественной жизни, граничащая со стагнацией, способствовала уходу в частную жизнь, в сферу семьи, отсюда рождалось ощущение защиты, закрытости от мира и его угроз.

Литературные герои искали спокойствие, гармонию и красоту. Зенгле, вместе с тем, отмечает их «усередненность». Большинство из них, обладают, прежде всего, обобщенными типическими чертами и почти не проявляют индивидуальности.

В качестве одной из центральных характеристик литературного бидермейера Ф. Зенгле называет изображение ландшафта, «привязанность»

(Landschaftsgebundenheit) к нему. Эта черта объединяет, по его мнению, различных авторов, будь то швейцарец И. Готгельф, уроженец Швабии Э.

Мерике, австриец А. Штифтер или происходившая из Вестфалии и жившая там А. Дросте-Хюльсхоф. Из этой «привязанности» к природе рождается идиллическое начало. В то же время одной из важнейших черт бидермейера является, по Зенгле, стремление к точному отображению материального мира с различных сторон и под различным углом зрения. Мир штифтеровских «вещей» является блестящим примером этому.

Что касается жанров и жанровых разновидностей бидермейера, то, согласно Зенгле, существуют определенные «излюбленные» жанры бидермейера 20 - 40-х годов Х1Х-го века, к которым относятся различные жанровые картины, зарисовки, очерки и эскизы. Слово «картина» (das Bild) стало со временем более популярно, чем рационалистические понятия «очерк», «жанровая зарисовка», «заметки» и так далее, подчеркивает Зенгле

–  –  –

Гофмана и Тика прошли все писатели бидермейера. Происходило непосредственное усвоение опыта немецкого романтизма, сентиментализма и Sengle F. Op. cit. Bd.I. – S. 124.

–  –  –

Ibid. – S.572.

просветительских идей в одно и то же время. Из предшествующего опыта складывалась полистилистика литературы данного периода. Зенгле указывает в этой связи на такие стилистические средства, как высокий стиль, прерывистость речи героев или автора, риторика сентиментализма.

Ряд исследователей относит названных нами писателей нередко и к другим направлениям. Так Фр. Мартини рассматривает творчество Штифтера после 1848 года в рамках бюргерского реализма. Вместе с тем он подчеркивает: «Он (Штифтер – Г. Л.) расширил бюргерскобидермейеровское начало, которое он заботливо выпестовал в своей душе, как своего рода защищенный мир, и которое одновременно все же угнетало его своей узостью…». Мартини выделяет Штифтера как писателяодиночку, индивидуума, идущего своим собственным путем. К «тихому реализму» или «реализму тишины» (Realismus der Stille) относит творчество Штифтера исследователь немецкоязычной новеллы И. Клейн. Под «тихим реализмом» Клейн понимает, безусловно, отсутствие у Штифтера ярко выраженного критического начала по отношению к действительности, смягчение конфликтов, отсутствие резких психологических конфликтов.

Согласно Клейну, творчество Штифтера является проявлением поэтического реализма. Здесь необходимо отметить, что термин «тихий реализм» или «реализм тишины» звучит не совсем научно, однако это не означает, что характеристика Клейна, данная творчеству Штифтера, является некорректной. В ней, как и в анализе Фр. Мартини, много справедливого и верного по отношению к австрийскому прозаику. Что касается Силсфилда, то здесь мы можем полностью принять точку зрения Зенгле. Ученый, маркируя его творчество периодом бидермейера, отмечает в то же время уже характерные черты реализма, зарождающегося к этому времени на

–  –  –

34 Martini F. Deutsche Literatur im brgerlichen Realismus… – S. 505.

Klein J. Geschichte der deutschen Novelle von Goethe bis zur Gegenwart / 3. verbesserte und erweiterte Auflage. – Wiesbaden: F. Steiner, 1956. S. 198.

36 Sengle F.Op. cit. Bd. 3. – S. 808.

бидермейера развивались и сталкивались различные тенденции, поэтому нередко творчество Штифтера до 1848 года относят к бидермейеру, а после 1848 – к бюргерскому реализму 37.

Имея в виду проблему соотнесенности литературных течений и стилей в творчестве одного и того же автора, можно обратиться, на наш взгляд, также к опыту рассмотрения произведений И. Нестроя Г. В. Слободкиным 38.

Как указывает исследователь, произведения драматурга содержат как черты литературного бидермейера, так и иную стилистическую линию, связанную с его разрушением. Эта линия включает уже и резкую сатиру, и не менее резкую критику общественных отношений, и отступление от художественных критериев «народной пьесы» (Volksstck). Уже в комедиях второго периода творчества Нестроя (1835 – 1848) усиливается критическое начало, сопоставимое с аналогичным явлением во французских и английских романах.. Анализируя произведение Нестроя «Пожилой человек с молодой женой (1850), Г. С. Слободкин, обращаясь к ее «счастливому» эпилогу, подчеркивает разрушение бидермейеровской тематики. Разрушение бидермейеровского дискурса отмечено и в творчестве Фр. Грильпарцера, которое также хронологически и идеологически в отдельных своих этапах совпадало с литературным бидермейером 41.

В российской науке литературоведческая разработка бидермейера как термина, характеристики эпохи и стилевого течения связана с работами А. В. Михайлова. Важный поворот в осмыслении австрийской прозы Х1Х века был обозначен в уже названной выше статье Михайлова «Проблемы 37 Bark J. Biedermeier-Vormrz / Brgerlicher Realismus // Epochen der deutschen Literatur.

Gesamtausgabe. hrsg. J. Bark, D. Steinbach, H. Wittenberg. – Stuttgart, 1989. – S. 247-249; S.

287-289.

Слободкин Г. С. Венская народная комедия Х1Х века. – М.: Искусство, 1985. – С. 90 – 201.

–  –  –

Politzer H. Franz Grillparzer oder das Abgrndige Biedermeier. – Wien, Darmstadt: Zsolnay, 1990.

анализа перехода к реализму в литературе Х1Х века» (1989). Анализируя труд Ф. Зенгле, Михайлов так же, как и он, отрицает термин «предмартовская эпоха» как взятый из социальной истории и неточно передающий специфику литературы. Более плодотворным для обозначения литературной эпохи 20-х

– 40-х годов Х1Х века является термин бидермейер, считает исследователь.

Бидермейер, исходя из точки зрения ученого, – это обозначение переходной эпохи, которая в Германии и Австрии занимала длительный период между романтизмом и реализмом. Характерными чертами бидермейера как «смыслового единства-комплекса» являются консерватизм мировоззрения авторов, бюргерское ощущение мира, юмор, в то же время парадоксальная связь барокко и бидермейера.

Ученый оперирует термином для обозначения, во-первых, «содержания целой предреволюционной эпохи», во-вторых, для обозначения «настроения эпохи», в-третьих, «стиля мебели», в-четвертых, «стиля прикладного искусства». Далее следует стиль изобразительного искусства, еще далее – обозначение культуры быта вообще. Потом приходит обозначение культурной эпохи и эпохи искусства, и только затем термин начинает использоваться для обозначения литературной эпохи. А. В.

Михайлов, воспринимая в целом, суть проблемы и доказательства, приведенные Зенгле положительно, отмечает, однако, и критические противоречия. На этих замечаниях А. В. Михайлова следует остановиться подробнее, так как для данной работы они имеют принципиальный характер.

Российский исследователь отмечает, что для Зенгле «эпоха бидермайера» – более объемное понятие, а «бидермайер» более узкое 44. Исходя из того, что эпоха включает много литературных направлений, в их числе и «Молодую Германию», почему бы было не назвать представленный период «эпохой Молодой Германии», – ставит вопрос А. В. Михайлов. Достаточно узкой Михайлов А.В. Проблемы анализа перехода к реализму в литературе Х1Х века… – С.

–111.

43 Михайлов А.В. Указ. соч. – С. 80, С. 82 – 84.

–  –  –

формулой, утверждает российский исследователь, можно считать и тезис Зенгле о том, что в бидермейере проявляется «типично немецкая, прежде всего, южно-немецкая форма позднего романтизма». Не совсем он согласен и в определении бидермейера как «основного мыслительнопсихологического модуса эпохи» 46.

Обобщая пространный и глубокий анализ Ф. Зенгле, А. В. Михайлов делает вывод, что, во-первых, бидермейер – это и эпоха, и «общая характеристика ряда писателей с достаточно консервативным мировоззрением», и характеристика литературного фона эпохи… Он подчеркивает, что понятие бидермайер «особенно устроено». К нему имеют отношение многие литературные направления. Однако Михайлов считает, что некоторые крупные художественные явления литературы отказываются «подчиняться эпохе». К таким явлениям он относит творчество Грильпарцера и Штифтера. Бидермейер (в этом, согласно Михайлову, его сходство с барокко) «старается сблизить все, даже самое разное, романтизм реализм, и как бы озабочен проблемой общего знаменателя разнородных феноменов» 48.

Термин «бидермейер», как известно, вводит в советское литературоведение также Н. Я. Берковский (1973). Он связывает его с понятием «стиль», хотя, по Михайлову, бидермейер никак не может быть единым стилем. «Ни романтизм, ни реализм не есть стиль; тем более не стиль

– бидермайер, который даже представляет собой объединение различных художественных начал, при полнейшей пестроте стилистических решений…». Анализируя творчества Э. Т. А. Гофмана, он подчеркивает, что в творчестве немецкого романтика можно найти «предвосхищение

–  –  –

Берковский Н. М. Романтизм в Германии. – СПб: Азбука-классика, 2001.

Михайлов А. В. Проблемы анализа перехода к реализму в литературе ХIХ века… – С.

99.

бидермейера». Берковский дает точную и интересную характеристику этому «стилю». «Стиль бидермейера – широкий, покойный, благообразный, домашнее-идиллический, дышаший жизнью и бытом, основанными на удобствах и достатке. Бидермейеру присущ и некоторый юмор – нисколько не опасный, не разрушающий строй жизни, но поощряющий его, юмор довольства. Бидермейер – бюргерский стиль, красивой и хорошей бюргерской жизни. Он коренился где-то в классическом для бюргерства ХVII веке, во времена Гофмана и позднее он терял свою патриархальную искренность…». Согласно Берковскому, творчество Гофмана, однако, нельзя безоговорочно связывать со стилем бидермейера. Он указывает основания этого несовпадения. «Бидермейер боится чрезмерностей художественного познания, разрушительного действия, к которому они ведут. Гофман не мог отказаться ни от проницательности, ни от иронии, и мир бидермейера, им же самим вызванный к бытию, не способен был перед ними устоять» 53.

К «бидермейеровским» произведениям у Гофмана, согласно Берковскому, можно отнести «Мастер Мартин-бочар и его подмастерья»

(1818), «Мастер Иоганнес Вахт» (не окончено, 1823), «Из жизни трех друзей»

(1818). Это, исходя из анализа Н. М. Берковского, абсолютно правомерно.

Однако, рассматривая бидермейеровскую, бюргерскую трактовку изображенного в этих произведениях, исследователь сразу же отмечает то «антибюргерское», что кроется в смысле произведений. Говоря о повести «Мартин-бочар», он отмечает: «Из дальнейшего узнаем, как уходит от этого быта все живое и желающее жить, как мертвеют вещи быта, получившие свой смысл от человека, и как они становятся вещами по себе и для себя – вещами музея и выставки. Произошло освобождение духа и умов, они не вмещаются больше в материальные ремесла, в практику ручного труда. … Берковский Н. Я. Указ. соч. – С. 426.

–  –  –

Акцент сместился на личность человеческую» 54. Обратившись в связи с этим утверждением Н. Я. Берковского к австрийской литературе бидермейера, можно подчеркнуть, что в произведениях Штифтера, напротив, вещи становятся нередко вещами музея и выставки, не теряя при этом, своей внутренней жизни, а личность осмысляется именно как частица рода и семьи.

Предварительно можно отметить, что уже в этом отличии заключается и существенная разница между австрийским и немецким литературным бидермейером.

Принципиален для нашего исследования также и анализ Н. Я.

Берковским новеллы Гофмана «Из жизни трех друзей», в которой, по мнению исследователя, «разработаны все приятные и нежные качества стиля бидермейер». Однако Гофман показал, согласно Берковскому, в этой новелле и «изнанку бидермейера». Призрак старой тетки, ищущей свои капли, разрушает идиллическое состояние повествования, рождает «фантасмагорию бидермейера». Данный персонаж указывает, что «быт бессмертен, механизм, вставленный в быт, независим от жизни, и он ее сильней. Бидермейер отождествлял порядок, бытовой режим, и вот порядок живет больше самой жизни, превосходит ее…. Высшее умирает, но режим есть низшее и поэтому не знает смерти. Старуха тетка, как прежде, занята по дому, не замечая, что умерла уже давно. … Жизнь и смерть более не отличаются друг от друга, сама жизнь, будучи жизнью, уже перешла в смерть» 56.

Термин «бидермайер» и литературоведческую категорию, им обозначаемую, использует в своих работах и М. И. Бент 57. Аналогично Н. Я.

Берковскому Бент рассматривает соотношение бидермейера и романтизма в рамках основного в первой половине Х1Х века направления – романтизма.

Берковский Н. Я. Указ. соч. – С. 429.

Там же. – С. 432.

56 Берковский Н. Я. – С. 431.

Бент М. И. От романтизма к бидермайеру: эволюция пространственно-временных решений в новеллистике Вильгельма Гауфа // Пространство и время в литературе и искусстве. – Даугавпилс, 1984. – С. 25 – 27.

Он считает, что «эстетически бидермайер вырабатывается в творчестве самих романтиков». Утверждая это, исследователь продолжает традицию Ф. Зенгле, также подчеркивавшего, что истоки бидермейера, коренятся, прежде всего, в южной школе немецкого романтизма. В начале ХХI века термин «бидермейер» для обозначения соответствующего литературного явления укрепляется как в теоретическом аспекте, так и в практической сфере российского литературоведения. Так А. А. Гугнин рассматривает бидермейер как литературное течение, воздействие которого было значительным для всей литературы Х1Х века. Обозначая тенденции в развитии литературы между романтизмом и реализмом, А. Г. Березина говорит, что «на смену опьянению и упоению романтики…приходит

–  –  –

бидермейер как одно «из течений реставрационной литературы».

Исследовательница отмечает «специфические черты» именно австрийского бидермейера, и вследствие этого мы более подробно останавливаемся на ее выводах.

Во-первых, указывает Л. Н. Полубояринова, «бидермайер в Австрии имеет более глубокие корни, нежели аналогичные явления в германских землях и Швейцарии». Литературе бидермейера в Австрии присущи в большей степени, чем немецкой, мироощущение бренности, преходящести, недолговечности всего сущего. Во-вторых, по ее утверждению, в австрийском бидермейере, каким он находит выражение в произведениях Грильпарцера и Штифтера, сильна идея «гармонически устроенного Там же. – С. 25.

59 Гугнин А. А. Пауль Хейзе, бидермайер и немецкая литература Х1Х века // Гугнин А. А.

Немецкая литература Х1Х века. От романтизма до бидермайера. Статьи, переводы, комментарии, библиография. Вып. 1. – Новополоцк – Москва, 2002. – С. 182 – 183.

60 Березина А. Г. О книге // Немецкая литература между романтизмом и реализмом (1830Тексты и интерпретации / Сост. проф. Й. Шмидт, проф. А. Г. Березина; Пер. Е.

Парфеновой. – СПб., 2003. – С. 4.

Полубояринова Л. Н. Литература эпохи Реставрации. (1815-1848 годы) // История западноевропейской литературы. Х1Х век: Германия, Австрия, Швецария: Учеб. пособие для стд. филол. фак.в. учеб. заведений / Под ред. А. Г. Березиной. – СПб., 2005. – С. 74.

Полубояринова Л. Н. Литература эпохи Реставрации (1815-1848 годы)… – С. 138.

Целого», внеличного начала, Мироздания. Эта идея уходит корнями в «монадологию» Г. В. Лейбница, оказавшего большое влияние на развитие австрийской философии, и в «Наукоучение» пражского философа Б.

Больцано, утверждавшего примат Целого над индивидуальным и единичным. Л. Н. Полубояринова справедливо отмечает, что австрийская культура этого периода, «непричастна к чисто немецким веяниям «Бури и натиска», романтизма, «веймарского классицизма». Личности отводится в Австрии куда более скромная роль, ее удел – «смирение» и «отречение» от индивидуалистических притязаний (Грильпарцер), «сохранение и сбережение» предустановленной мировой гармонии, незаметная деятельность «в кругу своего» (Штифтер) 64.

Для нашего исследования имеет значение и монография Е. Р. Ивановой «Литература бидермейера в Германии Х1Х века». В ней впервые в российском литературоведении предпринята попытка обобщить и систематизировать литературу бидермейера в Германии Х1Х века. Е. Р.

Иванова, анализируя теоретические и историко-литературные работы немецких и российских ученых, определяет бидермейер как литературное течение в немецкоязычных культурах. Исследуя истоки литературного бидермейера, она указывает, что его черты начинают складываться в 20-е годы ХVIII-го века, одновременно «с ростом бюргерского сознания».

Интерес для нас представляет в данном случае точка зрения исследовательницы, полагающей, что бидермейер соотносим не только с художественным процессом начала Х1Х века, но и со всем комплексом бюргерской культуры, сложившейся гораздо раньше. В книге дан анализ традиций, легших в основу бидермейера в Германии (бюргерская драма, Больцано Б. Парадоксы бесконечного. Пер. И. В. Слешинского. – Одесса: «Матезис», 1911; Больцано Б. Учение о науке (Избранное). Пер. Б. И. Федорова. – СПб.: Наука, 2003 Полубояринова Л. Н. Указ. соч. – С. 139.

65 Иванова Е. Р. Литература бидермейера в Германии Х1Х века. – М.: Прометей МПГУ, 2007. – С. 2.

Иванова Е. Р. Указ. соч. – С. 43.

–  –  –

ранние романы Жана-Поля, отдельные произведения И. В. Гете, сентиментальные идиллии). Следует сразу же подчеркнуть, что аналогично, в нашей работе мы обнаруживаем традиции этих же авторов и почти этих же литературных явлений, ставших основой произведений австрийской художественной прозы. Принципиальным для нас является, что Е. Р. Иванова считает взгляд на бидермейер просто как на «романтическую производную»

некорректным и не отражающим суть литературного явления. Нельзя не согласиться с исследовательницей, что изображение предметного мира и природы у представителей указанных течений различно. Вместе с тем мы в нашей работе усматриваем более глубокую генетическую связь австрийских авторов с предшествующей литературой романтизма, присоединяясь к точке зрения Ф. Зенгле, А. В. Карельского 68, М. И. Бента.

Иванова подчеркивает вслед за другими исследователями (Д. Л.

Чавчанидзе ) также чрезвычайно важную для литературного бидермейера черту – пародирование романтических идей и образов. Рассматривая произведения писателей немецкого литературного бидермейера (А. ДростеХюльсхоф, Э. Мерике, Й. В. Шеффеля), исследовательница, подчеркивая различие их стилей, жанровой специфики, отсутствие единой философской основы их творчества, тем не менее, устанавливает их типологическое единство, заключающееся в принадлежности к литературному бидермейеру.

В последней по времени работе, С. Н. Аверкиной, связанной с изучением немецкоязычного бидермейера, речь идет о рецепции творчества ряда А. В. Карельский не использует термин «бидермейер» в своих работах, однако говорит об аналогичных явлениях в европейской литературе (о близости романтизма и реализма) по отношению к прозе 30-х-60-х годов Х1Х века. См.: Карельский А. В. От героя к человеку (Развитие реалистического психологизма в европейском романе 1830-1860-х годов) // Карельский А. В. От героя к человеку: Два века западноеврорейской литературы.

– М., 1990. – С. 203-206, С. 210-212.

69 Чавчанидзе Д. Л. Феномен искусства в немецкой романтической прозе: средневековая модель и ее разрушение. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1997. – С. 245-246.

писателей указанного периода, и прежде всего А. Штифтера, выдающимся прозаиком ХХ века Т. Манном 70.

Цель исследования – представить парадигму развития литературного бидермейера в Австрии в 20-е – 50-е годы ХIХ века.

В соответствии с целью исследования поставлены следующие задачи:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |
Похожие работы:

«Мохаммад Мохаммадиан суте ПРЕДЛОЖНО-ПАДЕЖНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ПРЕДЛОГОМ «ОТ» В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ: СТРУКТУРНОСЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Специальность 10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный...»

«КУН ЛИНЬ Туристические издания в системе СМИ Китая: структурнотипологические особенности и влияние на развитие экономического потенциала страны Специальность 10.01.10 журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: кандидат филологических наук Зайцев Е.Б. Москва 20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1....»

«Теличко Анна Владиславовна ПОЭТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РОМАНОВ Г. МАЙРИНКА Специальность 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (европейская и американская литература) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Чавчанидзе Джульетта Леоновна Москва – Содержание Введение Глава 1. Романы Г. Майринка в...»

«Сеничкина Ольга Авенировна Методы оценивания сформированности иноязычной коммуникативной компетенции студентов-психологов (на материале английского языка) Специальность 13.00.02 «Теория и методика обучения и воспитания» (иностранные языки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: Павловская Ирина Юрьевна, доктор филологических наук, профессор...»

«Напреенко Галина Викторовна ЛЕКСИКО-КВАНТИТАТИВНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ В ИДЕНТИФИКАЦИОННОМ АСПЕКТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОЯЗЫЧНЫХ ИНТЕРНЕТ-ДНЕВНИКОВ) Специальность 10.02.01 – Русский язык Том Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный...»

«Илагаева Гозель Орозбаевна МЕТАЛИНГВИСТИКА «ТОЛКОВОГО СЛОВАРЯ РУССКОГО ЯЗЫКА» ПОД РЕДАКЦИЕЙ Д.Н. УШАКОВА: СЛОВАРЬ И ИДЕОЛОГИЯ 10.02.01 – Русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук,...»

«Голимбиовская Елена Сергеевна СТРУКТУРНЫЕ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АНАФОНИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор А.В.Пузырёв Ульяновск – 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНАФОНИИ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ § 1. Значение исследования анафонических...»

«АЛИЕВА Марьян Магомедовна СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ КРУГЛОСУТОЧНОЙ НОВОСТНОЙ ТЕЛЕВИЗИОННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (НА ПРИМЕРЕ ТЕЛЕКАНАЛА «РОССИЯ 24») Специальность: 10.01.10 Журналистика...»

«Ковригина Любовь Юрьевна НЕГАУССОВОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ЛЕКСИКО-СТАТИСТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ ВАРИАТИВНОГО ТЕКСТА (НА ПРИМЕРЕ «СКАЗАНИЯ О МАМАЕВОМ ПОБОИЩЕ») Специальность 10.02.21 – Прикладная и математическая лингвистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель д.филол.н., проф. Чебанов С. В. Санкт-Петербург 20 Оглавление Введение ГЛАВА 1. «Сказание о Мамаевом побоище» как вариативный...»

«КУРБОНОВ НОДИР ФОЗИЛОВИЧ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ШАМСА КАЙСА РАЗИ 11.02.22 Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (таджикский язык) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Ходжаев Д. Душанбе – 2015 1    СОДЕРЖАНИЕ Введение.. 3 – 14 Глава 1. Арабская лингвистическая мысль и 15 – 27 лингвистические взгляды...»

«Рыженко Екатерина Сергеевна ВИДЫ ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТИ В ПРЕСС-РЕЛИЗАХ, РАЗМЕЩЕННЫХ В ИНТЕРНЕТЕ Специальность 10.02.01 – Русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Анисимова Татьяна Валентиновна Волгоград – 2014 Содержание Введение Глава 1. PR как вид дискурса 11 1.1. Понятие и типологические характеристики институционального дискурса 11...»

«АВЕТЯН НАРИНЕ САМВЕЛОВНА СУБСТАНДАРТНАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ В АНГЛИЙСКОМ ПОЛИЦЕЙСКОМ СУБЪЯЗЫКЕ (социолексикологический подход) Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»

«Автохутдинова Ольга Фёдоровна «ДРУГОЙ» КАК ПЕРСОНАЖ В СМИ: ДИСКУРСИВНЫЕ ПРАКТИКИ КОНСТРУИРОВАНИЯ Специальность 10.01.10 – Журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, доцент Э. В. Чепкина Екатеринбург...»

«Рясов Даниил Леонидович Образ Германии в творческом сознании Н. В. Гоголя Специальность 10.01.01 – Русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор В. В. Прозоров Саратов – Оглавление Введение.. Глава 1....»

«Савенкова Анна Дмитриевна ОБРАЗ РОССИИ В АНГЛИЙСКОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ 20–40-х гг.XX в.: К ПРОБЛЕМЕ КРОСС-КУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ (Г. Дж. УЭЛЛС, У.С. МОЭМ, Дж. Б. ПРИСТЛИ) Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (английская...»

«ЖДАНОВА Ирина Игоревна ТОЛЕРАНТНЫЙ ГАЗЕТНЫЙ ДИСКУРС (на материале русскоязычной зарубежной прессы) 10.02.01 русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Иванищева Ольга Николаевна Мурманск ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. Современные подходы к...»

«АВЕТЯН НАРИНЕ САМВЕЛОВНА СУБСТАНДАРТНАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ В АНГЛИЙСКОМ ПОЛИЦЕЙСКОМ СУБЪЯЗЫКЕ (социолексикологический подход) Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»

«ВОРОБЬЁВА НАТАЛЬЯ ЮРЬЕВНА ИНОЯЗЫЧНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ НИКОЛАЯ ГУМИЛЁВА Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук профессор Леденёва В. В. Москва – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ ИНОЯЗЫЧНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ...»

«Новикова Анна Сергеевна Отношения вывода и средства их оформления в современном русском языке Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель кандидат филологических наук доцент Е. Б. Степанова Москва СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I. Отношения вывода: характеристика и типология. §1. Отношения между языковыми...»

«Хохлова Наталия Вениаминовна Абстрактные имена существительные в речи англичан (социолингвистический аспект) Специальность 10.02.04 «Германские языки» Диссертация на соискание учной степени кандидата филологических наук Научный руководитель: д.филол.н,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.