WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ПРОЗВИЩНАЯ НОМИНАЦИЯ В АРЗАМАССКИХ ГОВОРАХ (ЧАСТИ НИЖЕГОРОДСКИХ) ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО»



АРЗАМАССКИЙ ФИЛИАЛ

На правах рукописи

Гузнова Алёна Вячеславовна

ПРОЗВИЩНАЯ НОМИНАЦИЯ В АРЗАМАССКИХ ГОВОРАХ

(ЧАСТИ НИЖЕГОРОДСКИХ)

Специальность 10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Л.А. Климкова Арзамас

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава I. Теоретические и методологические предпосылки исследования

1.1. Имя собственное как субстантивный разряд

1.2. Типы имён собственных

1.3. Ономастика как наука…

1.4. Структура именования русского человека

1.5. Прозвища как разряд антропонимов……

1.6. Прозвища в диахроническом и синхроническом аспектах............

1.7. История изучения прозвищ

Выводы по главе I

Глава II. Прозвища в современных арзамасских говорах: аспекты рассмотрения…

2.1. Прозвища в арзамасских говорах: ономасиологический аспект.... 75 2.1.1. Предварение. Микроантропонимический комплекс как единица. Прозвище в составе микроантропонимического комплекса.....

2.1.2. Принципы, способы и типы прозвищной номинации........

а) Общая информация

б) Прозвищная номинация по фамилии

в) Прозвищная номинация по персониму

г) Прозвищная номинация по прецедентному имени............

д) Прозвищная номинация по этнониму

2.1.3. Отношение к внутренней форме. Мотивированность – немотивированность, степень мотивированности

2.1.4. Структурно-грамматическая оформленность

2.2. Прозвища в арзамасских говорах: словообразовательный аспект Выводы по главе II

Глава Прозвища в арзамасских говорах: особенности III.

функционирования

3.1. Прозвища как компонент языковой картины мира

3.2. Системные отношения прозвищ

3.3. Функционирование прозвищ в арзамасских говорах

Выводы по главе III

Заключение

Библиография

Приложения

1. Список населённых пунктов Арзамасского района Нижегородской области

2. Перечень информантов

Общая характеристика арзамасских говоров: фонетические 3.

особенности

4. Словник микроантропонимов

5. Словник тезоимённых единиц в арзамасской микроантропонимии.....

Образцы словарных статей микроантропонимического 6.

словаря

ВВЕДЕНИЕ

Человек с самого рождения познаёт окружающий мир, изучает и запоминает его объекты через восприятие, ощущения, а позднее – номинации, возникшие ещё до появления нового жителя – исследователя бытия. Со временем он тоже становится творцом и номинатором, пропускающим через призму собственного сознания окружающую действительность, дающим новые имена порой уже названным вещам, стремясь отразить в них суть именуемого, его характерную особенность. Картина мира оказывается пропущенной через индивидуальное и этническое сознание и облачённой в словесное одеяние – так возникает языковая картина мира – отражение субъективного образа объективного мира. В говорах языковая картина мира оказывается более динамичной, так как реализуется в устной, не фиксированной на письме речи.

Номинация в диалектной картине мира более живая, подвижная, экспрессивная, чем в литературном языке. Носители говора являются пользователями и творцами диалектной картины мира как части общеязыковой, где субъективный образ мира принимается как объективированная общепринятая номинаторами точка зрения, модель мира. Одним из ярких компонентов диалектной картины мира являются имена собственные, в том числе и прежде всего – микроантропонимы (прозвища).

Актуальность исследования. Сфера неформального общения, живого народного языка представляет собой благоприятную среду для образования и функционирования микроантропонимов, живо реагирующих на общественные изменения. В этом секторе онимического пространства важную роль играют прозвища как идентификаторы личности, определители её характерных особенностей и жизненных установок.





Прозвища являются ещё до конца не изученным пластом антропонимов, что связано с тем, что они сравнительно недавно стали объектом исследования, хотя в поле зрения исследователей оказались ещё в конце XIX – начале XX века (работы А.В. Балова [1899], Д.К. Зеленина [1913]), и соответственно с тем, что антропонимика – сравнительно молодая наука, оформившаяся во второй половине XX века. Интерес к прозвищам в диахроническом аспекте проявился в первой половине XX века, в частности в 30-50-е годы, они рассматривались в тесной связи с другими видами антропонимов [Зинин 1972; Мирославская 1959, 1971; Селищев 1948; Чичагов 1959 и другие].

Прозвища в синхроническом аспекте стали объектом научного анализа и описания лишь в последней трети XX века [например, Ардеев 1977; Воронина 1980; Данилина 1979; Егорова 2001; Карташева 1985; Карпенко 1974; Никулина 1972, 1977а, 1977б, 1978, 1980; Поротников 1970, 1971, 1975, 1976;

Сидорошина 1976, Симина 1969; Ухмылина 1969, 1970; Ушаков 1978, 1981;

Флоровская 1976, Чайкина 1969, 2004; Чайко 1971 и другие], активизировавшись в конце XX – начале XXI века [Бахвалова 2001; Вальтер, Мокиенко 2005, 2007; Ванюшечкин 1971; Волкова 2007; Воронцова 2002, 2006;

Калуцков 2007; Королёва 1994, 2003а, 2003б, 2009; Лазаревич 2002; Маюрова 2004; Пашкевич 2006, Цепкова 2009; Цымбалова 2008; Шостка 2009 и другие].

И дело здесь не только в молодости ономастики в целом и антропонимики в частности, но и в статусе современных прозвищ, в их онимической вторичности, неофициальности, второстепенности, необязательности и в основном негативной окрашенности.

До сих пор остаётся актуальным вопрос о статусе прозвищ, их генезисе, структурных и семантических моделях, роли в жизни человека и особенностях функционирования в речи. Создаются отдельные работы, исследующие прозвища лишь с какой-то одной стороны [например, Денисова 2006;

Дмитриева 2002; Гладкова 2003; Махниборода 2007; Потапова, Щербак 2008;

Фролов 2005 и другие], а не комплексно, предпринимаются попытки разработать новые классификации с опорой на уже имеющиеся (в частности, на классификацию А.М. Селищева). Некоторые лингвисты значительно расширяют границы объектов, именуемых прозвищем («антропонимические прозвища» [Робустова 2009, Цепкова 2009], «топонимы-прозвища»

[Подольская 1988, Плюто 2008], вводят понятие «прозвищное именование»

[Махниборода 2007, Стрельцова 2010]). Появляются также исследования современных прозвищ знаменитых людей через призму процесса «карнавализации» национального языка, что находит отражение в феномене языковой игры [Вальтер, Мокиенко 2007; Цепкова 2009; Фельде 2010 и другие]. Ряд работ посвящён анализу коллективных прозвищ [Бахвалова 2001, Воронцова 2002, Попова 1999 и другие], прозвищ в англоязычных системах [Гладкова 2003, Ляшенко 2003, Манченко 2008 и другие].

Всё это свидетельствует, в частности, об устойчивом интересе к современным прозвищам (коллективным, групповым, семейным, индивидуальным) как единицам неофициальной структуры именования человека.

Неоспоримым на сегодняшний день остаётся факт актуальности ономастических исследований, важности изучения единиц онимического пространства, в том числе прозвищ, как фрагмента диалектной картины мира. В русле этой актуальности находится и наша работа. Для настоящего диссертационного исследования взяты микросистемы на территории

Арзамасского района Нижегородской области [список населённых пунктов см.:

Приложение 1].

Объектом данного исследования являются прозвища в арзамасских говорах (части нижегородских) – в микросистемах Арзамасского района как административно-территориальной единицы в составе Нижегородской области.

Предмет исследования – ономасиологический, структурнограмматический, словообразовательный и функциональный аспекты прозвищ, раскрывающие особенности их системы в арзамасских говорах как компонента антропонимической и в целом языковой картины мира сельских жителей [список информантов см.: Приложение 2].

Целью диссертационной работы является комплексный лингвистический анализ прозвищ, бытующих в арзамасских говорах [общую характеристику говоров см.: Приложение 3]: ономасиологический, структурнограмматический, словообразовательный и функциональный аспекты.

Цель исследования обусловила решение следующих задач:

1. обсудить на основе анализа научной литературы ряд проблем ономастики и в частности антропонимики, являющихся необходимыми предпосылками для рассмотрения фактического языкового материала, в числе которых: имя собственное как разряд субстантивов, его дифференциальные признаки и внутренняя структура; типология онимов; структура именования русского человека; прозвище как разряд антропонимов; русское прозвище в диахроническом аспекте; история изучения прозвищ в русистике; ономастика как наука и некоторые другие;

2. выявить, реализуя взгляд на микроантропонимию изнутри системы, состав и систему прозвищ, микроантропонимических комплексов в современных арзамасских говорах;

3. определить особенности прозвищ в арзамасских говорах, учитывая ведущие принципы, способы и типы номинации, семантические и структурные признаки;

4. рассмотреть прозвища в арзамасских говорах по ряду признаков:

мотивированности – немотивированности, структурно-грамматической оформленности, морфемике, словообразованию;

5. вскрыть особенности функционирования прозвищных единиц и их системных отношений.

Основным источником исследования является живая диалектная речь, речь информантов, записи которой (рукописные и магнитофонные) были сделаны в конце XX – начале XXI веков студентами и преподавателями АГПИ в полевых условиях. В качестве материала исследования использованы данные картотеки антропонимической лексики, хранящейся в диалектологической лаборатории кафедры русского языка и методики его преподавания Арзамасского филиала ФГАОУ ВО ННГУ им.

Н.И. Лобачевского. Материал представлен в количестве свыше 4000 единиц.

Для анализа данного материала был использован ряд методов. В их числе: описательный; сопоставительный, при котором устанавливаются общие и специфические черты сходных явлений одного языка, одного онимического пространства или разных (в нашем случае – одного сектора регионального онимического пространства); метод лингвистического наблюдения – это правила и техника выделения из (потока речи) того или иного факта и включение его в изучаемую систему (категорию); метод классификации имен;

структурно-словообразовательный – выявление моделей словообразования и её непосредственно составляющих компонентов, в том числе аффиксов [см.:

Кодухов 1974, 243-255]. Для облегчения систематизации и обобщения материала мы использовали методы, отраженные в работе «Теория и методика ономастических исследований» П.П. Непокупного. Это, в частности, метод интерпретации материала, который заключается «в раскрытии смысла полученных результатов, определении их содержательной характеристики и включении их в уже существующие теории и новые»; метод количественных подсчётов - «подсчёты состава и типов наименований» [Непокупный 1986, 203Обращались к методу дистрибутивного анализа [см.: Распопов 1976, 57-69] при рассмотрении в том числе тезоимённости прозвищ в арзамасских говорах. (Ср. методы работы с антропонимами, функционирующими в письменной речи, в частности в документах [см., например, Бурыкин 2013, 66Методологической основой исследования послужили:

общетеоретические лингвистические труды Н.

Ф. Алефиренко [2004, 2005], Н.Д. Арутюновой [1976], О.И. Блиновой [1975, 2007], В.А. Гречко [1998], Г.С. Зенкова [1988], И.М. Кобозевой [2000], В.И. Кодухова [1974, 1987], Е.С. Кубряковой [1986, 2004], Е. Куриловича [2000], А.Е. Супруна [1975], Е.С. Отина [1999], А.А. Реформатского [1996], О.Н. Трубачёва [1994], А.А. Уфимцевой [1962], Ф.Ф. Фортунатова [1957], А.Т. Хроленко [2006], В.Н. Цоллера [1998], Н.Ю. Шведовой [1999], А.Д. Шмелёва [2002], Д.Н. Шмелёва [1973], Л.В. Щербы [1974], М.Н. Эпштейна [2002], В.Н. Ярцевой [1998] и других;

фундаментальные ономастические труды В.Д. Бондалетова [1987], В.А. Никонова [1974, 2011], А.М. Селищева [1948, 2004], А.В. Суперанской [1973, 2001, 2007], В.Н. Топорова [1962, 1964, 2004], В.К. Чичагова [1959], а также труды зарубежных исследователей – Дж. Милля [1882], А. Джаллита [1975], Х. Джосефа [1946], Б. Уорфа [1956] и других;

исследования, посвящённые ономастике в целом и отдельным её проблемам (А.В. Балов [1899], Т.В. Бахвалова [1993, 2001], Е.Л. Березович В.Д. Бондалетов [1983], А.А. Бурыкин [2013], [1991, 2001, 2007], Л.А. Введенская [1989], В.Г. Гак [1977], М.В. Горбаневский [1983], Д.И. Ермолович [2001, 2005], О.В. Иванова [2009], Ю.А. Карпенко [1978, 1981, 1984], З.О. Книжникова [2009], Е. Курилович [1962], А.Ф. Лосев [1990], А.К. Матвеев [2005, 2006], Н.В. Подольская [1988], Е.В. Рахилина [2008], С. Роспонд [1962], М.Э. Рут [2001, 2005, 2006, 2008], Т. А. Сироткина [2004, 2012], В.И. Супрун [2000], В. Ташицкий [1961], Б.А. Успенский [1994], Е.Б. Шерешевская [1976], А.С. Щербак [2006] и другие);

труды по антропонимике (Р.А. Агеева [1994], Н.В. Ардеев [1977], А.С. Бабанина [2011], И.В. Бестужев-Лада [1968, 1970], Х. Вальтер, В.М. Мокиенко [2005], Ю.В. Варачина [2009], С.Б. Веселовский [1974], И.М. Ганжина [1993, 2001], Г.Р. Галиуллина [2009], М.В. Голомидова [2005], О.В. Григоренко [2008], Е.Ф. Данилина [1978], Т.Т. Денисова [2006, 2007], В.В. Дьяченко [2007], С.И. Зинин [1972], В.С. Казаков [2007], Е.П. Карнович [1991], А.Н. Лангнер [2010], О.А. Леонович [2002], А.Н. Мирославская [1959, З.П. Никулина [1972, 1978, 1977а, 1977б, 1980, 1971], 1987, 1992], П.Т. Поротников [1972], Н.А. Родина [2014], Г.Я. Симина [1969, 1970, 1971], А.В. Суслова [1991], В.И. Тагунова [1967, 1969], О.В. Фельде [2010], П.А. Флоренский [2007], Н. К. Фролов [2005], О.В. Чумаченко [2008] и другие);

труды по топонимике (Ю.В. Вайрах [2010], И.А. Воробьёва [1973], Л.А. Климкова [1985, 1991, 1996, 1997, 2007, 2008, 2011, 2013, 2015], А.К. Матвеев [2006], В.И. Тагунова [2004], Е.В. Ухмылина [1971, 1973, 1976] и другие);

исследования по когнитивистике, лингвокультурологии, социолингвистике и психолингвистике (Н.Д. Булатова [2003], Е.М. Верещагин [1980], М. Голдстейн, И.Ф. Голдстейн [1984], Д.Б. Гудков [2003], Л.И. Зубкова [2009], Ю.Н. Караулов [2010], В.Г. Костомаров [1980], А.А. Мельникова [2003], Б.А. Серебренников [1977, 1988], В.Н. Телия [1988], Н.И. Толстой [1995] и другие).

Научная новизна диссертации состоит в том, что в научный оборот вводится новый фактический (региональный) материал – прозвища в арзамасских говорах (части нижегородских) ещё не были объектом изучения; и в том, что предпринята попытка комплексного лингвистического анализа прозвищ: с точки зрения содержания, формы и функционирования, их взаимной обусловленности.

В исследовании представлен взгляд на прозвища изнутри. О.Н. Трубачёв, говоря о двух способах описания предмета – сверху вниз, отождествляемого с научным, и снизу вверх – обращает внимание на особую важность второго, отмечает, что знание изнутри даётся не школьной наукой, а рождением и жизнью в родных местах обитания. «Это знание описываемого предмета изнутри, строго говоря, не вправе недооценивать и достаточно высокая наука. К тому же сейчас, когда, по преобладающему справедливому мнению, и экономическая география, и политэкономия со статистикой, глядя «сверху вниз», проглядели столь многое в жизни русских сёл, очевидно, самое время прислушаться к голосам, идущим снизу, пока их еще бывает можно услышать»

[Русская ономастика… 1994, 157].

В работе каждое прозвище дано в составе микроантропонимического комплекса, который по аналогии с микротопонимическим комплексом [см.:

Климкова 2008а] представляет единицу организации прозвищ в составе микроантропонимического сектора (пространства). Микроантропонимический комплекс включает в себя сам микроантропоним; обозначение его вида (прозвище); грамматические и коннотативные показатели; дефиницию в виде официального онима или апеллятива, представляющих лицо, к которому относится прозвище (ср.: дефиниция апеллятива – это определение, толкование лексического значения [см.: Современный русский язык 2006, 383]);

дискурсную часть (тексты к прозвищу и/или с прозвищем, вскрывающие маршрут номинации, путь рождения слова и его жизнь в микросистеме, коннотативность), адрес микросистемы через название населённого пункта, ойконим [ср., например: Словарь прозвищ… 2008 – в образцах словарных статей нет текстов, свидетельств носителей; Волкова 2001; Кюршунова 2010].

Теоретическая значимость работы заключается в определении места прозвищ в современной системе антропонимических средств идентификации личности в бытовой коммуникации; в выявлении их характерных признаков и механизмов образования, а также особенностей функционирования в говорах одного района.

Практическая значимость исследования заключается в том, что её результаты могут найти применение в учебном процессе при использовании в вузовском курсе «Русская диалектология», в спецкурсах и спецсеминарах по антропонимике, лингвокультурологии, межличностной коммуникации, в школьных факультативах по регионалистике, ономастике, лингвокраеведению.

Кроме того, материал диссертации может стать объектом лексикографической работы [о лексикографической фиксации региональной онимии см.: Климкова 1995, 58-60], в частности – для составления микроантропонимического словаря [ср.: Вальтер, Мокиенко 2005; о параметрах микроантропонимического словаря см.: Климкова 2015, 89-90], а также может служить дополнительным источником для проекта «Лексический атлас русских народных говоров».

В основу работы положена гипотеза о том, что прозвища, являясь важным фрагментом диалектной картины мира, раскрывают мировоззрение сельских жителей, отражают творческий характер языковой картины мира диалектоносителей, проявляют уровень и объём их знаний о мире, их креативность.

Положения, выносимые на защиту:

1. Прозвище – важный идентификатор личности в говорах, эксплицирующий определённую отличительную особенность человека, обладающий экспрессивной, эмоциональной, оценочной (аксиологической) окрашенностью, что обусловлено межличностными отношениями в языковом коллективе и соответствием черт характера и поведения прозываемого нравственному показателю «норма-ненорма» в обществе.

2. Прозвища в современных арзамасских говорах, характеризуя прозываемых, выделяя их изо всего языкового коллектива, отражая взаимоотношения между носителями говора, составляют значительный пласт антропонимической и в целом языковой картины мира сельских жителей.

3. Семантика подавляющего большинства прозвищ состоит из номинативного, мотивационного, ассоциативного, деривационного и коннотативного компонентов, взаимообусловливающих друг друга.

4. В арзамасских говорах преобладает неразвёрнутый способ номинации, а соответственно – однословные прозвища, что обусловлено действием закона экономии языковых средств. Принципы, способы и типы номинации напрямую связаны с мотивированностью прозвищ.

5. Прозвища как вид антропонима отличаются полифункциональностью:

как и онимы в целом, выполняют номинативную, идентифицирующую и дифференциальную функции, а также специальные функции – характеризующую, дейктическую, эмоциально-экспрессивно-оценочную, социальную, реализуя их в текстах разных типов.

Загрузка...

6. Обилие прозвищных номинант свидетельствует о их востребованности, актуальности, о способности диалектной языковой личности к яркой идентификации прозываемого, в целом – о креативности сельских жителей как части русского народа.

Апробация исследования. Материалы диссертации изложены в 13 публикациях, три из которых помещены в изданиях, рекомендованных ВАК Российской Федерации [Гузнова 2012е; 2013а; 2014б], одна – в издании, входящем в РИНЦ [Гузнова 2013в]. Основные положения работы обсуждались на X, XI, XII Международных научно-практических конференциях «Проблемы языковой картины мира» (НГПУ, 2011, 2012, 2014) [Гузнищева 2011а; 2012а;

Гузнова 2014а], на III и IV научно-практических конференциях аспирантов, соискателей, магистров и молодых учёных «Философские проблемы экономических, технических и педагогических учений» (НГИЭИ, 2011, 2012) [Гузнщева 2011б; 2012в], на Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Русское слово: прошлое, настоящее, будущее»

(АГПИ, 2012) [Гузнищева 2012б], на Межрегиональной конференции «Русский язык как государственный язык РФ: лингвистический, ценностный, эстетический, социальный, историко-культурный статус» (АГПИ, 2012) [Гузнова 2012г], на IV Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Карповские чтения» (АГПИ, 2012) [Гузнова 2012д], на ХIV Международной заочной научно-практической конференции «Научная дискуссия: вопросы филологии, искусствоведения и культурологи» (МЦНО, 2013) [Гузнова 2013б].

Структура и объём диссертации.

Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы, содержащего 264 источника и 19 словарей, шести приложений; общий объём работы – 291 страница (исследование – 208 страниц, приложения – 83 страницы). В первой главе представлен обзор теоретического материала по теме диссертационного исследования:

рассмотрены понятия «оним», «онимическое пространство», «антропоним», «прозвище», представлена история изучения прозвищ. Вторая глава посвящена анализу прозвищ в арзамасских говорах с точки зрения принципов, способов и типов номинации, отношения к внутренней форме, мотивированности/ немотивированности, структурно-грамматической оформленности, словообразования, то есть внимание уделено экстралингвистическим и лингвистическим факторам появления и развития прозвищной номинации.

Фамилия Гузнищева изменена на фамилию Гузнова (свидетельство о заключении брака серия I-TH № 873895 от 31 августа 2012 г.) Третья глава содержит рассмотрение особенностей функционирования прозвищ в арзамасских говорах, реализацию их в текстах разных типов, анализ отношений в диалектных микросистемах. В приложениях представлены список населённых пунктов Арзамасского района Нижегородской области (Приложение 1), перечень информантов (Приложение 2), общая характеристика арзамасских оворов: фонетические особенности (Приложение 3), словник микроантропонимов (Приложение 4), словник тезоимённых единиц в арзамасской микроантропонимии (Приложение 5) и Образцы словарных статей микроантропонимического словаря (Приложение 6).

–  –  –

Имя существительное – это часть речи, которая обозначает предмет (субстанцию) и выражает это значение в грамматических категориях числа и падежа, а также в несловоизменительной категории рода. «Существительное называет предметы в широком смысле слова; это – названия вещей (стул, дверь, лестница, нож, лыжи), лиц (мальчик, девушка, юноша, женщина, человек), веществ (крупа, порошок, масло, сметана), живых существ и организмов (мышь, собака, грач, голубь, кобра, карась; бактерия, вирус, микроб), фактов, событий, явлений (собрание, концерт, разговор, отпуск, тоска, радость), а также названных как независимые самостоятельные субстанции непроцессуальных и процессуальных признаков – качеств, свойств, действий, процессуально представленных состояний (смелость, задумчивость, белизна, прыжок, решение, толкотня)» [Русская грамматика 1980, 460].

Все имена существительные в русском языке по признаку называния предмета как индивидуального или как представителя целого класса делятся на собственные и нарицательные. Собственные имена существительные – это названия отдельных в своём классе предметов. Нарицательные имена существительные являются обобщёнными названиями однородных предметов:

водитель, книга, карась, счастье, человек, пруд и т.п. Имена собственные также носят названия онимы (оним – слово древнегреческого происхождения, обозначающее «имя, название»), или проприальные имена (калька латинского слова nomen proprium – «имена собственные»), а имена нарицательные – апеллятивы, апеллятивная лексика (калька латинского слова nomen apellativum).

В работе используются все перечисленные термины.

Имя собственное – слово, словосочетание или предложение, которое служит для выделения именуемого им объекта среди других объектов; его индивидуализации и идентификации [Подольская 1988, 91].

Онимы и апеллятивы обладают рядом дифференциальных признаков:

семантических, парадигматических, синтагматических, ассоциативнодеривационных, функциональных и внешних графических. Рассмотрим их.

В ономастике XX века большое внимание уделяется изучению имён собственных в разных аспектах (работы В.Д. Бондалетова [1983, 1987], Е.Л. Березович [1991, 2001], А.А. Бурыкина [2013], Л.А. Введенской [1989], С.Б. Веселовского [1974], Ю.Б. Воронцовой [2006], И.М. Ганжиной [1993], М.В. Горбаневского [1983], Т.Т. Денисовой [2006, 2007], Ю.А. Карпенко [1978, 1981, 1984], Е. Куриловича [2000], В.А. Никонова [1974, 2011], З.П. Никулиной [1972, 1977а, 1977б, 1978, 1980], Н.В. Подольской [1978, 1988], Е.В. Рахилиной [2008], А.А. Реформатского [1996], А.М. Селищева [2004], А.В. Суперанской [1973, 2001,2007], В.И. Супруна [2000], В.Н. Топорова [1962, 1964, 2004], О.Н. Трубачева [Рус. ономастика 1994], А.С. Щербак [2006] и других лингвистов). Однако до сих пор остаётся открытым вопрос о наличии значения у онимов [ср.: Арутюнова 1976, 326-327; Ахманова 1969, 175; БЭС 1998, 175Книжникова 2009, 238-244; Реформатский 1996, 36-41; Суперанская 1973, 113; Фролов 2005, 78-91; и другие], хотя разрабатываются различные проблемы ономастической семантики: тематические классификации, системные связи имён собственных, их коннотативный компонент, трансформации внутренней наполняемости при деонимизации и т.п.

К проблеме семантики имени собственного обращался ещё в XIX веке английский логик С. Милль, определявший онимы как метки, которым характерно отсутствие значения и коннотации: «Proper names are not connotative: they denote the individuals who are called by them; but they do not indicate or imply any attributes as belonging to those individuals. … Proper names are attached to the objects themselves, and are not dependent on the continuance of any attribute of the object» [Mill 1882, 36]. Под коннотацией С.Милль понимал содержание информации, наличие или подразумевание атрибута, предицирование, то есть трактовал коннотацию как значение [см.: Mill 1882, 148-150]. Исследования английского логика послужили отправной точкой для дальнейшего изучения вопроса о семантике проприальной лексики в языкознании. Другой английский логик Х. Джозеф считал, что «имя собственное не передаёт всей полноты характеристик индивида, но оно и не исключает из своего значения ничего, характеризующего индивид» [цит. по:

Суперанская 1973, 60].

Существует несколько точек зрения на структуру значения онимов, на соотношение «слово-понятие» в них.

1. Онимы обладают только номинативным значением: А.А. Реформатский писал, что «собственные имена гипертрофированно номинативны: они призваны называть, в этом их назначение» [Реформатский 1996, 36], и не выражать понятия [там же, 41].

Н.Д. Арутюнова вслед за А.А. Уфимцевой отмечает, что имена собственные семантически ущербны, как дейктические слова, что они «не характеризуют объект и не сообщают о нём ничего истинного или ложного» [Арутюнова 1976, 327]. О.С. Ахманова даёт определение именам собственным, указывая на специфическое свойство обозначать индивидуальные предметы безотносительно к их признакам, то есть «без установления соответствия между свойствами обозначаемого предмета и тем значением (или значениями), которое имеет (или имело) данное слово или словосочетание» [Ахманова 1969, 175]. Ряд исследователей называет онимы своеобразными ярлыками, с помощью которых одни предметы отличаются от других, и отрицает их способность выражать понятия.

2. Имена собственные обладают понятием, выражают его. Так, Ф.И. Буслаев утверждал: «Имена собственные, которыми мы означаем представление неделимое, суть такие же общие понятия, как и имена нарицательные» [Буслаев 1959, 7]. Л.В. Щерба, обращаясь к вопросу о включении имён собственных в энциклопедический словарь, говорил об общеобязательном минимуме, без которого невозможно функционирование имени собственного в речи.

«Этим минимумом является понятие, под которое подводится данный предмет, с общим указанием, что это не всякий подводимый под данное понятие предмет, а один определённый» [Щерба 2004, 270].

3. Имена собственные обладают своеобразной специфической семантикой, отличной от семантики апеллятивов. Н.В. Подольской отмечается, что онимы не связаны непосредственно с понятием и что их основное значение заключено в связи с денотатом [см.: БЭС 1998, 473]. «Имя собственное является индивидуальным обозначением отдельного предмета и не связано с понятием, т.е. не имеет основной коннотации» (в данном случае «коннотация = значение») [Суперанская 1973, 113]. Однако ему могут быть присущи дополнительные коннотации, и если одна из них начинает доминировать, то имя собственное становится нарицательным [см.: там же].

А.В. Суперанская развивает мысль о существовании у имени собственного энциклопедического значения: «имена собственные имеют ослабленную связь с понятиями, с которыми они непосредственно не связаны»

[Суперанская 1973, 124]. «Имена собственные обретают своё значение (а вместе с тем и значимость) лишь при установлении их связи с объектами и лишь тогда становятся языковыми знаками. Без этого их роль была бы близкой к звукоподражанию» [там же, 136]). Тем самым признаётся тот факт, что у имён собственных по сравнению с существительными других разрядов, проявляется большая зависимость от экстралингвистических факторов [см. об этом, в частности: Руденко 1990, 241].

В последнее десятилетие вопрос о семантике имён собственных остаётся актуальным, в работах современных исследователей находит отражение каждая из названных выше точек зрения.

Так, А.Д. Шмелёв обращается к семантике имён собственных через референцию (отнесение языкового выражения к конкретному внеязыковому объекту): «речевой смысл имени собственного вычисляется с помощью двух факторов: контекста вместе с ситуацией и «мысленного досье» носителя имени собственного, которым, по мнению говорящего, располагает адресат речи» [Шмелёв 2002, 46]. «Прямые имена (в качестве которых используются имена собственные), дающие глобальное представление референта, пропозиционально непрозрачны, поскольку не указывают прямо, какие свойства референта имеет в виду говорящий, но референциально прозрачны, поскольку непосредственно отсылают к референту или, что то же, к участку памяти, в котором референт локализован» [Шмелёв 2002, 55]. Н.Ф. Алефиренко также затрагивает проблему семантики онимов через призму денотации и референции: «индивидуализация названного онимом объекта немыслима без одновременного противопоставления его другим объектам того же класса.

Поэтому в семантике онима фиксируется и тот индивидуальный признак, которым данный объект именования выделяется из совокупности других однотипных объектов (референтное значение онима), и тот групповой признак, по которому этот объект относится к соответствующему классу объектов»

[Алефиренко 2005, 204]. Н.Ф. Алефиренко отмечает, что обобщающая и абстрагируемая часть ономастического значения фиксирует, однако, не только соотнесенность имени с денотатом, но и «сообщает» о присущих (или приписываемых) ему признаках, что составляет сущность сигнификативного компонента ономастической семантики. Итак, с онимом связана определённая мысль (представление) о названном предмете, которая выступает индивидуальным понятием, или сигнификатом, ономастического значения, а «в сигнификативном компоненте ономастического значения отражаются наши знания о существовании предмета (или явления) и тех признаках, которыми он отличается от других» [там же].

Г. Р. Галиуллина утверждает, что собственные имена признаются знаком, который служит только для называния предметов и наличие содержательной стороны у которого менее заметно Галиуллина 2009, с. 14. Л.И. Зубкова присоединяется к позициям тех учёных, которые признают наличие значения у онимов. Лингвист утверждает, что понятийный компонент непременно входит в структуру значения имени собственного, поскольку без него формирование лексического значения вообще невозможно, но представлен он в форме редуцированного понятийного содержания, в котором, чаще всего, выделяются семы «человек», «мужчина» или «женщина», «национальность» [ср.: Зубкова 2009, 11; ср.: Суперанская 1973, 124-136]. Е. Курилович отмечает, что онимы выражают весь ряд специфичных значений, представленных свойствами и признаками характеризуемого объекта (денотата), то есть содержат в себе всю связанную с объектом экстралингвистическую информацию [см.: Курилович 2000].

Мы присоединяемся к позициям тех учёных, которые признают наличие у имени собственного специфической семантики, отличной от семантики апеллятивов, – энциклопедического значения – всей информации о называемом предмете: онимы обозначают не класс предметов (денотат), а отдельный предмет (денотат как референт, единичный денотат); «индивидуализация свидетельствует о том, что именуемый объект мыслится не как представитель класса (хотя он, безусловно, входит в один из классов предметов объективной реальности), а как единственный в своей данности» [Суперанская 2007, 15].

«Номинативное назначение онимов – выделить и назвать объект в ряду однородных, индивидуализировать его в пределах «своего» класса, «высветить» его уникальность и тем самым как бы вывести из поглощающей тени соответствующей категории. Номинативное же назначение апеллятива – выделить и назвать обобщенный объект, интегрирующий в себе наиболее существенные признаки всей возможной совокупности (ряда) однородных (конкретных) объектов, подчеркнуть их типизированную, серийную сущность и тем самым подвести под определенную категорию» [Алефиренко 2005, 205].

Лексическое значение апеллятивов включает в себя несколько компонентов:

денотативное значение;

понятие – отражение в сознании человека класса каких-либо однородных предметов в виде совокупности существенных признаков этих предметов;

коннотации – дополнительное созначение; эмоциональная, оценочная или стилистическая окраска языковой единицы узуального или окказионального характера;

потенциальное значение – смысловые возможности слова, известные носителям языка и реализующиеся при контекстном употреблении [Современный русский язык 2006, 186].

Следовательно, лексическое значение апеллятива включает компоненты:

сигнификативный, денотативный и коннотативный («сигнификат – понятийное содержание знака языкового» [БЭС 1998, 444] – ядро лексического значения;

денотат – обозначаемый класс предметов, а референт – конкретный предмет;

коннотации – «эмоциональные и экспрессивные добавки» [Зенков 1988, 93]).

«Различия в семантике онима и апеллятива изначально предопределены типом их номинативной функции – репрезентативно-дифференцирующим у онимов и классифицирующим у апеллятивов. Первый обусловливает преимущественно экстралингвистический характер ономастической семантики, а второй – собственно лингвистический. … В семантике онима преобладает референтное содержание, а в апеллятивах – денотативное. Однако только преобладает, так как одно не исключает другого» [Алефиренко 2005, 206].

Структура значения имени собственного отличается от структуры значения апеллятивов тем, что не включает в себя понятия, что обладает единичной денотативной соотнесённостью, невозможностью называть классы предметов, так как служит средством выделения называемого предмета из ряда подобных. Например, лексическое значение онима Лена не может одновременно содержать понятия «девочка», «девушка», «женщина», «бабушка», «прабабушка» (хотя каждая названная возрастная категория лиц женского пола может так именоваться), равно как и не содержит понятия «человек женского пола», потому что данным именем называется ещё и река в России. Так, имя собственное Лена, как и любой другой оним, в зависимости от обозначаемого объекта обладает определённым энциклопедическим значением, содержащим единичный денотат, или референт – конкретный обозначаемый предмет («девушка», «женщина», «река» и т.д.), его характерные индивидуализирующие признаки, отмечающие его как единственного в своём роде, неповторимого. Ср.: «Обобщающие значения у имён собственных, однако, являются не целью, основным содержанием их семантики, которое целенаправленно передавалось бы другим носителям языка, а скорее средством, способом предварительного, нежёсткого определения общего типа объектов, которые могут именоваться с помощью данных слов» [Руденко 1990, 232]. Вне контекста невозможно определить, кто или что называется именем собственным, – единичный денотат, дополнительные значения реализуются в конкретной речевой ситуации. «Энциклопедическое значение одного и того же имени собственного является разным для отдельных носителей языка, поскольку они располагают далеко не одинаковыми сведениями о называемом объекте. Различный объём энциклопедического значения зависит также и от характера называемого предмета в смысле его большей или меньшей известности членам языкового коллектива» [Климкова 2007, 63].

Сигнификативный компонент значения онимов имеет свою специфику:

как отмечает Н.Ф. Алефиренко, наряду с типичным сигнификатом (совокупностью наиболее существенных признаков всего класса однородных однородных объектов, которые охватываются соответствующим понятием) существует другой тип сигнификатов, представляющий собой отражение существенных признаков единичного объекта именования. «Существенные признаки единичного объекта эксплицитно выражаются дескрипцией – описательной языковой конструкцией типа «тот..., который...», «такой..., что...»

или типа именного словосочетания. Такие дескрипции служат своего рода дефинициями (толкованиями) значений имен собственных, а онимы – скрытыми дескрипциями. Дескрипции, таким образом, передают сигнификативное содержание ономастического значения и поэтому по отношению к именам собственным являются идентифицирующими словосочетаниями» [Алефиренко 2005, 209].

В структуру значения онимов входит также этнокультурный компонент, отражающий специфику национального восприятия объектов действительности [ср.: Вежбицкая 1996, 20-23; Климкова 2007, 61]. Так, например, О.В. Кисель говорит о приоритетности культурного компонента коннотации в процессе имянаречения, что связывает с религиозным, идеологическим и этимологическим мотивами номинации [Кисель 2009, 6].

С точки зрения семной (сема – минимальный компонент лексического значения) структуры, апеллятивы содержат несколько типов сем:

1. классема (или граммема) – самая общая сема, характеризующая принадлежность слова к определённой части речи, например, ‘предметность’;

2. лексограммема – сема, обозначающая определённые лексикограмматические разряды в составе той или иной части речи, например, семы ‘вещественность’, ‘апеллятивность’, ‘одушевлённость-неодушевлённость’ у существительных, ‘процессуальность’ у глаголов;

3. гиперсема (архисема) – родовая сема, обозначающая класс объектов, например, ‘жидкость’, ‘цвет’;

4. гипосема (или гипосемы) – видовая сема, обозначающая дифференциальные признаки предметов, признаков, процессов и т.д.;

5. коннотативные семы, выражающие дополнительное содержательное и стилистическое значения;

6. потенциальные семы, реализующиеся в контексте;

7. вероятностные семы, обнаруживающиеся при окказиональных (индивидуальных) употреблениях слов [см.: Современный русский язык 2006, 197-198].

Лексическое же значение (энциклопедическое) онимов включает в себя следующий семный комплекс: классема ‘предметность’; лексограмеммы ‘проприальность’, ‘единичность’, ‘одушевлённость-неодушевлённость’;

гиперсемы (например, ‘человек’, ‘место’, ‘водоём’); гипосемный комплекс (общие обозначения, например, ‘мужчина’, ‘женщина’, ‘улица’, ‘гора’, ‘река’, ‘озеро’, и конкретные сведения) и коннотативные семы: эмоциональноэкспрессивную окрашенность благодаря реализации конкретного имени собственного в речи, тексте. Так, онимы являются информативными внутри среды возникновения. «Имя собственное отличается от нарицательного объёмом и характером заключённой в нём информации, а также спецификой лексических парадигм» [Суперанская 1973, 105].

При переходе онимов в апеллятивы происходит расширение объёма лексической семантики слова: оно приобретает обобщённое значение и обозначает не один какой-то предмет, а класс однородных предметов. Переход же апеллятивов в онимы сопровождается сужением лексической семантики:

название класса предметов заменяется названием лишь отдельного предмета [см.: Шанский 1987, 92].

Именам собственным в отличие от нарицательных совсем не свойственны эпидигматические отношения – полисемия, по-другому проявляются парадигматические отношения: не антонимия, а сравнительность; не синонимия, а полионимия: «синонимия в собственных именах опирается не на связь с понятием, а на тождество объекта, который называется разными именами» [Климкова 2007, 66], например: Алексей Максимович Пешков – Максим Горький – Иегудиил Хламида, Анна Андреевна Горенко – Анна Ахматова. Есть тезоимённость – «использование одного имени для разных объектов в одном онимическом поле» [Подольская 1978, 131; см.: Суперанская 1973, 289], например: Москва (город) – Москва (река), Александр Сергеевич (Пушкин) – Александр Сергеевич (Грибоедов).

Синтагматические отношения онимов (отношения между последовательно расположенными элементами языка при их сочетании друг с другом) более ограничены, чем у апеллятивов: имена собственные не сочетаются с наречиями; ограничена их сочетаемость с существительными в косвенных падежах без предлога; выполняя в предложении роль подлежащего, дополнения, обстоятельства или приложения, онимы сочетаются со сказуемым и определением, например: Ловкий Иванов Пётр (что сделал?) ограбил (кого?) Сидорова Ивана (где?) в магазине «Берёзка» (или в магазине (каком?) «Берёзка»).

Парадигматические грамматические отношения имён собственных и нарицательных реализуются в парадигме склонения – совокупности упорядоченных форм одного слова: онимы, как и апеллятивы, изменяются по падежам (за исключением несклоняемых имён собственных и нарицательных, например: Живаго, пальто). В качестве отличительного признака проприальной лексики Л.В. Щерба выделяет категорию числа: имена собственные не имеют коррелятивности по числу, употребляются только в единственном числе.

Онимы типа Ивановы, Петровы, Пушкины и т.д. являются «понятиями семьи, которые не представляют из себя суммы одинаковых понятий и принадлежат к словам pluralia tantum» [Щерба 2004, 75]. Имена же нарицательные обладают коррелятивностью по числу (кроме количественных singularia tantum или pluralia tantum, отвлечённых, вещественных и собирательных существительных

– сходство с онимами).

Проприальные имена, называя объект, индивидуализируют его: город Нижний Новгород, город Кстово, город Арзамас, город Княгинино. В речи употребляются формы множественного числа онимов (в частности личных имён), например: В классе учились Иваны, Марии и Фёдоры. Данные словоформы выражают множественность одинаковых имён, а не их носителей.

Сравните: В классе были отличники, хорошисты и троечники. Апеллятивы в форме множественного числа обозначают множество, класс одинаковых предметов (в широком смысле этого слова).

При переходе апеллятивов в онимы и онимов в апеллятивы изменяются грамматические свойства слов, например: орёл (птица; мн.ч. – орлы, пять орлов) и Орёл (город; не образует формы мн.ч., не сочетается с количественными числительными); Ньютон (человек; не образует формы мн.ч., не сочетается с количественными числительными) – ньютон (единица измерения силы; мн.ч. – ньютоны, десять ньютонов) [см.: Шанский 1987, 92Ассоциатично-деривационные отношения онимов также специфичны:

апеллятивы и онимы образуются морфолого-синтаксическим (образование новых лексических единиц в результате перехода слов одного грамматического класса в другой) и морфологическим (образование новых слов на базе существующих в языке основ и словообразовательных аффиксов: сложение, аффиксация, безаффиксный способ образования, аббревиация и обратное словообразование) способами; особенно часто пополнение имён нарцательных идёт за счёт аффиксации, сложения и лексико-семантического способа словопроизводства [Шанский 1987, 70]. От имён нарицательных образуются новые слова (имена прилагательные, глаголы, наречия, предлоги) всеми перечисленными способами, а также лексико-синтаксическим способом (возникновение новых слов в результате сращения в одно слово двух или более лексических единиц). От имён собственных путём суффиксации образуются прилагательные, обозначающие принадлежность того или иного предмета, отнесённость к кому-, чему-либо, например: Марина (женское имя) – Маринин (суффикс -ИН) плащ, Пушкин (фамилия) – пушкинский (суффикс -СК-) слог, Онегин (фамилия героя художественного произведения) – онегинская (суффикс

-СК-) строфа. От онимов, так же как и от апеллятивов, образуются и наречия (например, Арзамас – по-арзамасски, Нижний Новгород – по-нижегородски), и глаголы (например, Дон Кихот – донкихотствовать), и абстрактные имена нарицательные (например, Обломов – обломовщина, В. Гумбольдт – гумбольдтианство, Платон – платонизм) [ср.: Суперанская 1973, 105-106].

М.Н. Эпштейн говорит о существовании «глаголов собственных», образованных от имён собственных – этнических и географических названий (о статусе этнонимов см. ниже), например, сделать русским (по языку, обычаям) – «(об)русить, русифицировать», «действовать по-российски, так, как это присуще именно России – российствовать» [Эпштейн 2009, 38].

Внимание к функциональной стороне позволяет отметить, что апеллятивы и онимы полифункциональны, основной для них является номинативная функция. Имена нарицательные выполняют функции:

номинативную, коммуникативную, эстетическую, гносеологическую, кумулятивную (накопительную), характерологическую, обобщения (классификации, генерализации). У имён собственных выделяются свойственные им основные функции – номинативная, идентифицирующая и дифференцирующая. В качестве второстепенных выступают «функции:

социальная, эмоциональная, аккумулятивная, дейктическая (указательная), функция «введения в ряд» [Никонов 1974, 8], адресная, экспрессивная, эстетическая, стилистическая» [Бондалетов 1983, 21]. В.А. Никонов также выделяет ещё и идеологическую функцию – онимы обладают идейным содержанием, отражают идеологию их создателей [Никонов 2011, 62].

Отличие имён собственных от имён нарицательных выражается графически: имена нарицательные пишутся со строчной буквы, а имена собственные – с прописной, причём названия газет, журналов, книг, магазинов, фильмов заключаются в кавычки.

Таким образом, в языке среди имён существительных существует оппозиция оним – апеллятив. Однако «граница между именами собственными и нарицательными непостоянна и подвижна: имена нарицательные легко становятся собственными наименованиями, прозвищами и кличками. Имена собственные часто используются для обобщенного обозначения однородных предметов и становятся при этом нарицательными: митрофанушка, донкихот, донжуан; Мы все глядим в Наполеоны» [Русская грамматика 1980, 460].

Итак, онимы – это особый разряд имён существительных, обладающий рядом характерных признаков, отличающих названные единицы от апеллятивов:

своеобразная семантика: лексическое значение имени собственного лишено той понятийности, что свойственна апеллятивам; содержит специфический сигнификативный, денотативный, коннотативный и этнокультурный компоненты, тесно связано с речевой ситуацией; значение онима – энциклопедическое, включающее в себя всестороннюю информацию о названном объекте;

отсутствие эпидигматических отношений;

своеобразие парадигматических, ассоциативно-деривационных и синтагматических отношений;

отсутствие противопоставленности по числу (как соотношения единицы и множества идентичных объектов);



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«БАЛАШОВА МАРИЯ СЕРГЕЕВНА РЕЛИГИОЗНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА ТВОРЧЕСТВА ИВЛИНА ВО ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (европейская и американская литература) Научный руководитель: доктор филологических наук доцент Кабанова И.В. Саратов 2    ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Рясов Даниил Леонидович Образ Германии в творческом сознании Н. В. Гоголя Специальность 10.01.01 – Русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор В. В. Прозоров Саратов – Оглавление Введение.. Глава 1....»

«АВЕТЯН НАРИНЕ САМВЕЛОВНА СУБСТАНДАРТНАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ В АНГЛИЙСКОМ ПОЛИЦЕЙСКОМ СУБЪЯЗЫКЕ (социолексикологический подход) Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»

«ДАНИЛОВА ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ГЛАГОЛОВ ОБРАБОТКИ МАТЕРИАЛОВ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ В СОСТАВЕ СЦЕНАРНОГО ФРЕЙМА Специальность 10.02.04 – германские языки ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор...»

«СКОКОВА Татьяна Николаевна РЕЛЯТИВНОСТЬ КАК СМЫСЛООБРАЗУЮЩАЯ КАТЕГОРИЯ ЛИНГВОКОГНИТИВИСТИКИ Специальность 10.02.19 – Теория языка ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора филологических наук Научный консультант: Заслуженный...»

«Шулумба Батал Владимирович МЕДИАПРОСТРАНСТВО КАК ФАКТОР МЕЖЭТНИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Специальность 10.01.10 – журналистика Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор М. В. Шкондин Москва-2015 Содержание Введение.. Глава 1....»

«Мазуренко Ольга Викторовна Цветосюжет в лирике А. Блока (на материале поэтических текстов 1905-1915 гг.) Специальность 10.01.01. – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Т.А. Никонова Воронеж ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3Глава I....»

«Филаткина Гелия Сергеевна КОММУНИКАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ В ПОЛИТИЧЕСКОМ МЕДИАДИСКУРСЕ ПРЕЗИДЕНТОВ ВЕНЕСУЭЛЫ, ЭКВАДОРА, БРАЗИЛИИ (1999-2014 ГГ.) Специальность 10.01.10 – журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доцент, кандидат филологических наук Г.В. Прутцков МоскваОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Хохлова Наталия Вениаминовна Абстрактные имена существительные в речи англичан (социолингвистический аспект) Специальность 10.02.04 «Германские языки» Диссертация на соискание учной степени кандидата филологических наук Научный руководитель: д.филол.н,...»

«Хорева Лариса Георгиевна Жанр новеллы и традиции анекдота (на материале испанской литературы) По специальности 10.01.08 – Теория литературы. Текстология. диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических...»

«ПУЗЫРЁВА Любовь Валерьевна ЗНАЧЕНИЕ И ФУНКЦИИ ЧАСТНОГО В РОМАНАХ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Л. В. Павлова Смоленск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. 3 Глава I. Семантика частностей в романах Ф.М. Достоевского. 30 §1....»

«КУРБОНОВ НОДИР ФОЗИЛОВИЧ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ШАМСА КАЙСА РАЗИ 11.02.22 Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (таджикский язык) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Ходжаев Д. Душанбе – 2015 1    СОДЕРЖАНИЕ Введение.. 3 – 14 Глава 1. Арабская лингвистическая мысль и 15 – 27 лингвистические взгляды...»

«КАРЫМШАКОВА ТАТЬЯНА ГЕННАДЬЕВНА ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В МЕДИЦИНСКОМ ДИСКУРСЕ Специальность: 10.02.19 Теория языка ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – А.М. Каплуненко доктор филологических наук, профессор Улан-Удэ – 2015 Оглавление ВВЕДЕНИЕ Глава 1....»

«Сеничкина Ольга Авенировна Методы оценивания сформированности иноязычной коммуникативной компетенции студентов-психологов (на материале английского языка) Специальность 13.00.02 «Теория и методика обучения и воспитания» (иностранные языки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: Павловская Ирина Юрьевна, доктор филологических наук, профессор...»

«Напреенко Галина Викторовна ЛЕКСИКО-КВАНТИТАТИВНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ В ИДЕНТИФИКАЦИОННОМ АСПЕКТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОЯЗЫЧНЫХ ИНТЕРНЕТ-ДНЕВНИКОВ) Специальность 10.02.01 – Русский язык Том Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный...»

«АЛИЕВА Марьян Магомедовна СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ КРУГЛОСУТОЧНОЙ НОВОСТНОЙ ТЕЛЕВИЗИОННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (НА ПРИМЕРЕ ТЕЛЕКАНАЛА «РОССИЯ 24») Специальность: 10.01.10 Журналистика...»

«БЕРН АННА АНДРЕЕВНА МОДАЛЬНОСТЬ ВЕЖЛИВОСТИ В ФИНСКОЙ РЕЧИ Специальность 10.02.22 Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (урало-алтайские языки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель кандидат филологических наук Н.Н. Колпакова. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ...4 ГЛАВА 1. СУЩНОСТЬ СТРАТЕГИИ...»

«Голимбиовская Елена Сергеевна СТРУКТУРНЫЕ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АНАФОНИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор А.В.Пузырёв Ульяновск – 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНАФОНИИ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ § 1. Значение исследования анафонических...»

«ТУПЕЙКО Дмитрий Владимирович ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА В МАРОККО Специальность 10.02.19 – теория языка ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Багана Жером Белгород 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. Теоретические вопросы...»

«КОРНАУХОВА ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА ТВОРЧЕСТВО П.И.ВЕЙНБЕРГА В КОНТЕКСТЕ РУССКО-АНГЛИЙСКИХ ЛИТЕРАТУРНЫХ СВЯЗЕЙ ХIХ – НАЧАЛА XX ВЕКА 10.01.01 – Русская литература ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Жаткин Дмитрий Николаевич Саратов – 2014 Оглавление Введение..3 Глава 1. П.И.Вейнберг как популяризатор английской литературы в...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.