WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |

«РЕЛЯТИВНОСТЬ КАК СМЫСЛООБРАЗУЮЩАЯ КАТЕГОРИЯ ЛИНГВОКОГНИТИВИСТИКИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего

профессионального образования «Белгородский государственный

национальный исследовательский университет» (НИУ «БелГУ»)

На правах рукописи

СКОКОВА Татьяна Николаевна

РЕЛЯТИВНОСТЬ КАК СМЫСЛООБРАЗУЮЩАЯ КАТЕГОРИЯ



ЛИНГВОКОГНИТИВИСТИКИ

Специальность 10.02.19 – Теория языка

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание учёной степени доктора филологических наук

Научный консультант:

Заслуженный деятель науки, доктор филологических наук, профессор Алефиренко Николай Фёдорович Белгород 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………… ГЛАВА 1. КАТЕГОРИЯ РЕЛЯТИВНОСТИ В СВЕТЕ ЛИНГВОКОГНИТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА…………………………………

1.1 Методологические основания исследования категории релятивности………………………………………………………………………………… 18

1.2 Реляционность как базис лингвокогнитивной категории релятивности…………………………………………………………………………………

1.3 Релятивность и реконструкция системного концептуального целого…………………………………………………………………………………..

1.4 Категория релятивности и лингвокогнитивная комбинаторика........ 58

1.5 Роль реляционных трансляторов при объективировании картины мира……………………………………………………………………………….

1.6 Категория релятивности и продуцирование устойчивых смысловых связей в семантическом пространстве языка …………………………………. 91 Выводы ……………………………………………………………………...

ГЛАВА 2. ЛИНГВОКОГНИТИВНАЯ КАТЕГОРИЯ РЕЛЯТИВНОСТИ КАК ИНТЕГРАТИВНОЕ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ СМЫСЛОВЫХ

СВЯЗЕЙ ЖИЗНЕННОГО МИРА ЧЕЛОВЕКА………………………………...

2.1 Процессуальная релятивность в аспекте концептуализации знания……………………………………………………………………………....... 113

2.2 Категория релятивности и кодирование онтологических отношений в языковом сознании человека …………………

2.3 Сигнификативная релятивность ……………………………………… 159

2.4 Атрибутивная релятивность…………………………………………... 169

2.5 Модусная релятивность……………………………………………….. 181 Выводы………………………………………………………………………

ГЛАВА 3. РЕЛЯТИВНОСТЬ КАК МЕХАНИЗМ ИНТЕГРАЦИИ

СМЫСЛОВ, ПОРОЖДАЕМЫХ ПРИ «ГОРИЗОНТАЛЬНОМ» И «ВЕРТИКАЛЬНОМ» РЕЧЕМЫШЛЕНИИ ……………………………………………...

–  –  –

Релятивность – это вербально кодируемая корреляция между образами, порождаемыми мыслительным и чувственным опытом в процессе коммуникации.

Категория релятивности (нем. Kodierungs- und Korrelierungskategorie) – одно из узловых явлений, которое связано с двумя лингвофилософскими феноменами – смыслом (нем. Sinn) и реляционностью (нем. Relatiosfundamente). Релятивность лежит в основании «языкового познания».

Степень научной разработанности проблемы. Теоретическое осмысление вопросов, связанных с категорией релятивности, потребовало изучения концепций, идей, разработок ученых во многих областях знания:

– философия мышления и языка: В. Гумбольдт, 2000; Й.Л. Вайсгербер, 2009; Ф. Гваттари, 2009; Э. Гуссерль, 2005; Ж. Делез, М. Хайдеггер, 1991;

Э. Кассирер, 2011; G. Simmel, 1919; Wittgenstein, 2011, а также труды крупнейших отечественных мыслителей ХIХ–ХХ веков: А. Бергсон, 1992; Н.А. Бердяев, 1989, 2006; С.Н. Булгаков, 1999; С.Д. Кацнельсон, 2011; К.Н. Леонтьев, 2009; А.Ф. Лосев, 1993, 1994; А.А. Потебня, 1999; В.С. Соловьёв, 1988; П.А. Флоренский, 1999;

С.Л. Франк, 2009; П.Я. Чаадаев, 1989 и др.;

– когнитивная психология и психолингвистика: М. Джонсон, Дж. Лакофф, 2008; А.А. Залевская, 2007; Р. Лангакер, 1987; Е.Ф. Тарасов, 1987; Н.В. Уфимцева, 2011; J.R. Anderson, 1996, 2007, S. Hauser, 2004 и др.;

– психология мышления и эмотивная лингвистика: Л.С. Выготский, 2008;

С.Л. Рубинштейн, 2012; Н.А. Сребрянская, 2008, В.И. Шаховский, 2008, и др.;

– лингвокультурология и философия языка: М.М. Бахтин, 2003;

В.А. Маслова, 2001; П. Рикёр, 2000; Н.И. Толстой, 1997 и др.;

– теория картины мира и когнитивного картирования знания: Ю.Д. Апресян, 2009; Л.В. Екшембеева, 2009; В.Г. Гак, 1998; Г.К. Исхангалиева, 2010; С.Е. Никитина, 2014; С.В. Серебрякова, 2013; В.П. Синячкин, 2011; Р. Солсо, 1996; Л. Талми, 1999; В.Н. Топоров, 2011; Е.С. Яковлева, 1994; R. Axelrod, 1976; G. Deutscher, 2013 и др.;





– учение о речемыслительных процессах и структурах представления знания в языке: Н.Н. Болдырев, 2007; Р. Джекендофф, 1995; В.В. Красных, 2003; Е.С.

Кубрякова, 2008; А.А. Леонтьев, 2004; З.Д. Попова, 2006; И.А. Стернин, 2002.; E.

Felder, 2006; J. Keller, H. Leuninger, 1993; M. Luginbhl, A.-K. Pantli 2004; M. Mller, 2009 и др.;

– лингвоконцептология: Н.А. Беседина, 2006; А. Вежбицкая, 1996;

С.Г. Воркачёв, 2007; Ю.Н. Караулов, 1976, 2014; В.И. Карасик, 2004;

В.В. Колесов; 2007; А.А. Леонтьев, 2003; В.А. Маслова, 2004, 2010; Д.С. Лихачёв, 2006; Ю.С. Степанов, 2004; W. Dressler, 1981; G Rickheit, S. Weiss, H.J. Eikmeyer, 2010 и др.;

– общенаучная теория смысла: В.Г. Гак, 1993; Р.И. Павилёнис, 1983; 1986;

Дж. Остин, 2006; Г.Фреге, 2000; E.T. Hansen, 2011 и др.;

– когнитивно-семиотическая теория дискурса: Н.Ф. Алефиренко, 2009, 2010, 2011, 2013; Р. Барт, 2010; Р. Водак, 2009; А.Ж. Греймас, 2004; Т.А. ван Дейк, 1988; И.Г. Жирова, 2012; В.И. Карасик, 2007; Ю.М. Лотман, 1999; М.Л. Макаров, 2003; Г.Н. Манаенко, 2006; Е.А. Огнева, 2009; Е.Г. Озерова, 2012; П. Серио, 1999;

М. Фуко, 2012; D. Busse, 2007; A. Gardt, 2007; L. Jger, 2005 и др.;

– междискурсивное взаимодействие: Р. Барт, 2010; Д.Б. Гудков, 2007; В.В.

Красных, 2012; Е.Г. Озерова, 2013; Г.Г. Слышкин, 2004; И.И. Чумак-Жунь, 2011;

M. Hoffmann, 1997; U. Maas, 1984; D.H. Zimmerman, 1991;

– филологическая и феноменологическая филологическая герменевтика:

Г.И. Богин, 2001; С.Н. Бредихин, 2014; Е.Н. Лучинская, 2002; Г.П. Щедровицкий, 1995 и др.

Обращение к большому кругу трудов отечественных и зарубежных ученых не только в области лингвистики, но и в смежных дисциплинах, обусловлено необходимостью разработки системного подхода к лингвокогнитивной категории релятивности, специальные работы по комплексному анализу которой до последнего времени отсутствовали. Научной г и п о т е з о й настоящего исследования служит предположение о том, что между языковой семантикой и реальными объектами знакообозначения существует связующее звено протосемантического характера. На него обращали пристальное внимание отечественные психолингвисты (Е.Ю. Артемьева, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.А. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелёв и др.). Предложенный ими деятельностный подход позволил выделить несколько типов значения: системное значение знака, денотативное значение, речевой смысл, значение как отражение предметных отношений. А.А. Леонтьев предлагает широкое (предметное, существующее на чувственной основе перцептивного образа, ролевые и некоторые другие формы) и узкое (знаковое, языковое, вербальное) понимание феномена «значение». Для лингвокогнитивистики особую актуальность получает подход к значению как к когнитивно-семиотическому инварианту, который приобретает смысл в условиях дискурсивного контекста. С помощью этого инварианта через отношения с изначально заданным смыслом (протосемантикой) уравновешивается речевой процесс на уровне смыслопорождения. Осознание результатов корреляции между интегративным смысловым компонентом и системой значений, выраженных, по А.Н. Леонтьеву, с помощью словесных и несловесных средств, отражение которых осуществляется с помощью релятивности, базирующейся на конкретных отношениях, позволяет конкретизировать смыслы. В основе этой корреляции лежит функциональность значения и лингвокультурологическая сущность смысла.

Кроме того, интерпретировать и познавать смысл позволяет интеграция систем значений в концептуальную систему адресата.

Лингвофилософский статус категории релятивности позволяет рассматривать её одновременно и как продукт, и как инструмент познания, что вытекает из когнитивно-синергетической природы релятивности, природы, которая, собственно, и обусловливает её основное свойство – способность объективировать в языке устойчивые смысловые связи и отношения.

Онтология смысла была и продолжает оставаться актуальным предметом гуманитарных исследований. Д.А. Леонтьевым [2004] смысл определяется как субъектно-объектная категория, выражающая отношение между субъектом и объектом (явлением) действительности, которое определяется местом объекта (явления) в жизни субъекта, выделяет их в образе мира и воплощается в структурах, регулирующих поведение субъекта по отношению к ним. Г. Фреге [1977], которого принято считать автором концептуальной оппозиции «значение – смысл», полагает, что смысл отображает характер восприятия референта будущего языкового знака и в силу этого детерминирует значение. Он пишет, что если денотат знака – это вещь, данная нам в ощущениях, то представление об этой вещи есть внутренний образ, возникший на основе субъективных впечатлений об этой вещи, а также в результате деятельности субъекта, связанной с этой вещью. Представление (внутренний образ) всегда субъективно – оно меняется от человека к человеку. Отсюда – многообразие представлений, сопряженных с одним и тем же смыслом. При всем разнообразии трактовок смысла и его соотношения со значением (ср.: смысл уже существует до того, как оказывается выраженным, значения помогают его раскрыть; «смысл» и «значение» – синонимы; и то, и другое – результат процесса отражения объективной действительности; смысл – это дополнительное (по отношению к значению) прагматическое содержание, которое слово приобретает в дискурсии; смысл порождается значением, т.е. значение первично и др.), Д.А. Леонтьев выделяет общее, состоящее в том, что, в отличие от значения, смысл всегда указывает на замысел автора, на внеязыковой контекст, ситуацию употребления знака.

Исходя из признания смысла как феномена, детерминируемого более широким контекстом, чем значение, мы полагаем, что значение является тем конструктом, который остается в памяти человека после всех социально обусловленных актов смыслообразования. И смысл, и значение следует рассматривать как субстанции познания. Как справедливо отмечал Г.И. Богин [2001], оперирование смыслами и знание значений являются двумя разными половинами языковой личности. Р. Барт [1987] выделяет пять основных кодов, служащих декодированию механизмов смыслопорождения: герменевтический (Голос Истины), проэретический (Голос Эмпирии, или действия), семный (Голос Личности, или значения), референциальный (Голос Знака, или культурный), символический (Голос Символа). Речь идёт, как нам представляется, о возможности познания процесса смыслообразования не просто через осмысление системы знаков и денотатов, а благодаря декодированию коннотативных значений, возникающих в процессе речемышления. В этой связи существует необходимость познания отношений между когнитивными и языковыми структурами. По В. Гумбольдту, язык есть не что иное, как дополнение мысли, стремление возвысить до ясных понятий впечатления от внешнего мира. На основе отношений между смутными внутренними ощущениями и ясными впечатлениями от внешнего мира появляются новые понятия. На первый план фактически выступает не проблема отношения «язык – мышление» в целом, а определённые механизмы, которыми располагает мышление и которым язык дает точное отображение. Важнейшим из таких механизмов является систематизация и организация, в основе которой – система о т н о ш е н и й. В период бурного развития когнитивистики более дифференцированно рассматриваются вопросы о человеческих способностях, а также о том, как когнитивные комбинаторные способности, которые мы изучаем через призму языковых комбинаций, позволяют нам познавать мир. При этом проблема межфункциональных отношений является для современной когнитивной лингвистики не до конца разработанной, и, следовательно, не утратившей своей значимости. Лингвокогнитивный подход к познанию корреляций между когнитивными и языковыми структурами, а также к механизмам кодирования и декодирования смыслов, порождаемых в результате этих корреляций, обусловливает актуальность реферируемой диссертации, базовым понятием которого является категория релятивности. Ср.: Korrelation als funktionale Wechselbeziehung und Kodierung als Umsetzug eines Zeichens in ein anderes Zeichen [DUW 2013].

Объектом данного исследования является лингвокогнитивная категория релятивности, механизмом развёртывания которого служат ассоциативнореляционные связи и отношения между результатами довербального акта познания и системами актуального акта языкового познания, детерминирующие процессы смыслообразования.

Предмет исследования – возможности смыслообразования при оперировании лингвокогнитивными синтагматическими комбинациями, вербализующими категориально-концептуальные континуумы – составляющие концептов – с учётом отношений как основного способа интеграции и образования системы (концепта, системы рече- и смыслопорождения).

Цель настоящей работы – разработать теорию, раскрывающую основные лингвокогнитивные механизмы формирования смысла. Их интерпретация предполагает моделирование, направленное на экспликацию конструктивных этапов языкового познавательного процесса.

Для достижения поставленной цели в диссертации решаются следующие задачи:

• проанализировать основные лингвистические направления в изучении речемыслительных процессов и структур представления знания в языке, общенаучной теории смысла и процессов смыслопорождения;

• выработать теоретическую концепцию, в соответствии с которой возможно исследование системной когнитивно-дискурсивной категории релятивности, которая может использоваться для систематизации знания, познавательных процессов;

• на материале русского и немецкого языков разработать типологию релятивности, которая является базисной для изучения смыслообразования;

• с помощью категории релятивности установить особенности отражения вербально кодируемой корреляции между образами, порождаемыми мыслительным и чувственным опытом, в основе которой находятся реляции, выступающие в роли трансляторов взаимозависимости элементов концептуальной и категориальной систем, расширяющих горизонты нашего познания;

• моделировать механизмы отражения смыслопорождения, проявляющегося в том, что при оптимальном информационном обмене между элементами системы предыдущего акта познания и элементами системы актуального акта познания осуществляется преобразование информации, её целенаправленная функциональная реализация, сохранение и развитие;

• передать суть процессуальности смыслопорождения, обусловленной дискурсивной релятивностью, отражающей аккумуляцию смысловой энергии сложного коммуникативного целого.

В качестве основного методологического принципа предлагаемого исследования выступает принцип функционального среза, который, по определению В.А.

Карташева [1995], связывает самым непосредственным образом системные методы с познавательно-практическими потребностями людей и способом их мышления. Главной исследовательской стратегией в осмыслении категории релятивности выступает в работе номо-идиографический подход (греч. номос – закон, закономерность; нем. nomothetisch – Forschungsrichtung, bei der das Ziel wissenschaftlicher Arbeit allgemeingltige Gesetze sind; идиос – своеобразный, принадлежащий кому-то; нем. idiografisch – das Eigentmliche, Einmalige, Singulre darstellend). Для раскрытия сущности лингвокогнитивной категории релятивности целесообразно обратиться к интегрированному использованию двух подходов как главных методологических стратегий исследования, при которых реализуется приём трансляции реляций. Его суть состоит в выявлении регулярно воспроизводимых отношений, в которых находятся образы языкового сознания, в своего рода считывании информации об этих отношениях, об их синергетичности, проявляющейся в инновационном режиме установления новой формы референтного осмысления этих образов, благодаря которому возможно определение как организующего начала транслирования общего смысла, так и дифференциальных признаков различных этнолингвокультур, выявление этнокультурной специфики художественной коммуникации, её особых ценностно-смысловых регистров.

На основе номо-идиографического подхода нами разрабатывается, соответственно, номо-идиографический метод исследования, имеющий важное значение для процесса гуманитарного познания, так как осуществляется посредством осмысления, толкования, объяснения, «вчувствования». Суть предлагаемого метода предопределяется лингвокогнитивным пониманием его составляющих. 1. Номотетическая составляющая метода нацелена на установление общего, имеющего силу закона, выражение общих закономерностей смыслопорождения. 2. Идиографическая составляющая. Её назначение – характеристика единичных факторов, влияющих на процесс смыслообразования. Форму лингвокогнитивного они принимают при рассмотрении их участия в языковом познавательном процессе, а форму дискурсивного – при выявлении специфики в коммуникативных актах, а также при определении роли в дискурсивной деятельности. Базовая номо-идиографическая методология обусловлена междисциплинарным характером диссертационного исследования, лингвофилософским системным подходом к осмыслению:

а) познаваемого объекта – категории релятивности – и категориальноконцептуальной структуры смысла базовых концептов процесса познания;

б) смыслообразования в синтагматических конструктах текста-дискурса, под которым здесь понимается аналитическая модель конкретного коммуникативного целого, отражающая трехаспектную корреляцию: внутренние взаимосвязи элементов со своими правилами функционирования, внеположные релятивные образы-архетипы, смысловые континуумы-множества концептов;

в) смыслопорождения как определяющей трансформации структуры смысла текста-дискурса при рецепции гипердискурса и архетипов.

Создание функциональной методологии анализа способов смыслопорождения возможно при комплексном использовании, соединении и «взаимопримирении» логико-философского аппарата, аппарата лингвокогнитивистики, филологической герменевтики.

В работе выдвигается научная концепция, согласно которой основанием для расширения нашего познания является исследование категории релятивности как отражающей вербально кодируемую корреляцию между образами, порождаемыми мыслительным и чувственным опытом, в основе которой находятся реляции, выступающие в роли медиаторов, характеризующих взаимозависимость элементов концептуальной и категориальной систем. Механизм отражения процесса смыслопорождения проявляется в том, что при взаимодействии центров концептуально-категориальных континуумов – составляющих концептов – и при оптимальном информационном обмене осуществляется преобразование информации, целенаправленная функциональная реализация, её сохранение и развитие, а также синергетический переход на иной речемыслительный уровень.

Суть разрабатываемой нами теории раскрывается в положениях, выносимых на защиту:

1. Лингвофилософское осмысление категории релятивности становится возможным на основании: а) выявления сходства приемов и методов лингвистики как науки о языке с приемами и методами логики при учете логических основ классификации, категории отношений между множествами, а также философии – при установлении связи категории релятивности с философскими категориями в сфере аналогии выражения различных отношений; б) использования для раскрытия ее сущности номо-идиографического подхода как главной методологической стратегии исследования, которая позволяет проследить генезис смысла, определяющийся особым отношением между набором индивидуальных смыслов, образующих конфигурацию реляций, дающую систему сложнейших функциональных взаимосвязей, динамика которых и формирует, составляет смысл.

2. Релятивность необходимо рассматривать как явление, возможное в силу своих внешних связей.

Загрузка...
Категория релятивности отражает содержательноструктурные свойства того общего, что обусловливает концептуализацию знания о картине мира, в которой находим категориальные черты, способы порядка, создаваемые универсальными реляционными трансляторами. С их помощью устанавливаются фундаментальные пропорции речемышления. Это взаимосоответствие является основой перехода от одних его форм к другим с одновременным программированием отбора и распределения языковых единиц, результатом которого выступает порожденный смысл.

3. Категория релятивности – это принцип (форма) языкового познания, обладающий системностью, системообразующим фактором которого является реляционность, обусловливающая понимание концепта как синергетического конструкта, имеющего вид совокупности категориально-концептуальных континуумов, проявляющих эффект смысловой компрессии.

4. В основе лингвокогнитивной модели процесса смыслопорождения лежат следующие виды релятивности: релятивность процессуальная, онтологическая, атрибутивная, модусная, сигнификативная, парадигматическая, синтагматическая, эпидигматическая и дискурсивная. Иными словами, категория релятивности отражает корреляцию между:

а) результатами довербального акта познания (образами, связанными с предметно-практической деятельностью, сенсорно-перцептивной и мыслительной видами деятельности; образами, проецируемыми антропологическими факторами, атрибутами реальности или психического опыта, модусами) и

б) форматами текущего акта познания (вербализованными образами; контекстуальными значениями). Данная корреляция становится основой смысловой рефлексии, порождения через систему отношений её нового уровня, конфигурации смысловой структуры, усложнения сети речевых смыслов, возникающих на пересечении образов реального мира и образов, связанных с различными уровнями познавательного опыта.

5. Образование смысловой сети на базе совокупности реляций служит проективным механизмом восприятия, который отражает процесс и результат фиксирования в языковом сознании смыслов и называется процессуальностью смыслопорождения. Её модель формируется прежде всего из корреляций между а) зарядами доминанты как ансамбля когнитивных универсалий, включающего эксплицируемые в языке онтологические явления, атрибуты реальности, к которым присоединяются модусы, определяющие процессы мышления, и б) проецируемыми ими категориально-концептуальными центрами отдельного концептуального целого. Их дополняют корреляции между категориально-концептуальными континуумами на основе комплекса проективных отношений, в результате чего, собственно, и осуществляется образование устойчивых смысловых связей.

6. Категория релятивности и номо-идиографический метод её изучения позволяют выявить важнейшие отличия между парадигматической, синтагматической и эпидигматической видами лингвокогнитивной релятивности, а также их общее качество: участие в процессе конденсации смысловой энергии концепта.

7. Одной из транслируемых культурой лингвокогнитивных моделей смыслопорождения, обусловленных дискурсивной релятивностью, является модель, отражающая корреляцию между архетипичными релятивными образами и категориально-концептуальными континуумами, формирующими концепт.

8. Другие дискурсивные программы смыслопорождения базируются на корреляции – важнейшем механизме непрерывного смыслопорождения, аккумуляции смысловой энергии всего коммуникативного целого – между:

1) экзистенциально, антропологически, психологически, социально, религиозно, этнокультурно обусловленными содержательными конструктами дискурса и выделяемыми языковым сознанием категориально-концептуальными континуумами, которые являются языковым медиаинструментарием мироощущения, мировосприятия и миропереживания и 2) между континуумами концептов текстадискурса и мифами, в центре которых – один из релятивных образов-архетипов.

Научная новизна работы заключается:

– в создании теории лингвокогнитивной категории релятивности, служащей для познания процессов смыслопорождения;

– в использовании комплексного междисциплинарного теоретического подхода к изучению лингвокогнитивной категории релятивности, а также в использовании системной схемы её изучения;

– в применении номо-идиографического подхода для выявления релятивных механизмов языковой категоризации, а также для определения роли реляций в процессах концептуализации;

– в дальнейшей разработке способа моделирования механизмов концептуализации и категоризации познаваемого мира, связанного с абстрактными лингвокогнитивными реляционными моделями, соответствующими той логической структуре знания, которая позволяет идентифицировать основную идею и языковое значение дискурсивного образования;

– в выработке доказательств того, что лингвокогнитивная модель релятивности является средством познания форм, служащих для «переплавки» информации в когнитивное образование;

– в рассмотрении категориально-концептуальных континуумов как множеств образов, связанных с видами познавательного опыта, эксплицирование которых осуществляется в результате анализа вербального выражения различных видов лингвокогнитивной релятивности;

– в разработке метаязыка описания объекта исследования.

С целью получения достоверных сведений об особенностях содержательной и функциональной сторон категории релятивности к анализу привлекались фрагменты из художественной литературы на русском языке и их переводы на немецкий язык. Общий объём фактического материала составляет более 5 000 контекстов. Кроме этого, в работе использовались материалы словарей, энциклопедий, а также интернет-источники, примеры из Национального корпуса русского (НКРЯ) и немецкого (DWDS) языков.

Теоретическая значимость. На основании сделанных выводов, систематизации и обобщения полученных результатов, опираясь на практику исследований русского и немецкого языков, предложена теория лингвокогнитивной категории релятивности; обобщены результаты использования стратегии и инструмента исследования, в качестве которого выступает реляционный трансляционный механизм; разработан номо-идиографический метод в его преломлении к лингвокогнитивистике. Помимо названных положений, теоретически значимыми в диссертации являются: совершенствование метода лингвокогнитивного моделирования посредством воссоздания реляционных моделей онтологической, процессуальной, сигнификативной, атрибутивной, модусной, синтагматической, парадигматической, эпидигматической, предикативной, дискурсивной релятивности; разработанный на основе категории релятивности механизм моделирования концепта с помощью корреляции двух программ: а) первая программа, являясь по своей сути когнитивной, опирается на множество образов, связанных с различными формами опыта, представленных в категориях пространства, времени, движения, формы, цвета и антропологических факторов; б) вторая программа манипулирует языковыми средствами, обеспечивая интерпретацию процессов категоризации, лингвокреативного осмысления мира и способа накопления знаний и отражая динамику формирования смыслов в пределах разных коммуникативно-событийных конструктов, включая дискурс. Тем самым данная диссертация вносит вклад в лингвоконцептологию, когнитивно-семиотическую теорию дискурса, лингвокультурологию, философию языка, в частности, в теорию смысла.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты и материалы могут найти применение в курсах общего языкознания, когнитивной лингвистики, межкультурной коммуникации, при подготовке пособий по теории языка и разработке ряда специальных курсов лингвистического блока.

Возможно использование полученных результатов при решении практических задач в области когнитивной транслятологии. Анализ основных направлений работы, использованных подходов и разработанной методологии могут эффективно применяться исследователями в дальнейшем изучении процессов категоризации и концептуализации знания на материале разных языков, позволят поновому взглянуть на объектно-предметную область изучения с позиций когнитивной лингвистики, оказать помощь в определении перспективных проблемных полей диссертационных исследований.

Апробация работы. Материалы диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры немецкого языка (2011-2013 гг.), романогерманской филологии и межкультурной коммуникации (2014-2015 гг.) НИУ «БелГУ». Основные положения изложены в выступлениях на международных и всероссийских конгрессах, научных, научно-практических и научнометодических конференциях: II Международная научная конференция «Гуманитарные науки и современность» (Москва, 2011); Международная конференция «Функционирование русского языка как государственного языка Российской Федерации» (Белгород, 2011); Международная научно-практическая конференция «Инновации в преподавании и изучении немецкого языка» (Ульяновск, 2012); V Международная научная конференция «Гуманитарные науки и современность»

(Москва, 2012); XXI Мiжнародна наукова конференцiя «Мова i культура» iм.

проф. Сергiя Бураго, Iнститут фiлологi Кивського нацiонального унiверситету iменi Тараса Шевченка (Киев, 2012); Международный конгресс по когнитивной лингвистике (Тамбов, 2012); Международная научно-практическая Интернетконференция «Иностранные языки: лингвистические и методические аспекты»

(Тверь, 2013); III Международная научная конференция «Когнитивные факторы взаимодействия фразеологии со смежными дисциплинами» (Белгород, 2013); V Международная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы языковой динамики и методики преподавания иностранных языков (Чебоксары, 2013); Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы теории и методологии науки о языке» (Санкт-Петербург, 2013); II Международная заочная научная конференция «Русское слово в контексте этнокультуры XX-XXI в.в.» (Старый Оскол, 2013); Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития науки и образования» (Тамбов, 2014); Международная научно-практическая заочная конференция «Лингвистические горизонты» (Белгород, 2014); Международная научная конференция «Лексикография и коммуникация – 2015» (Белгород, 2015). Опубликовано 44 научные работы (33, 02 п.л.). Из них по теме диссертационного исследования – 33, 02 п.л.; в соавторстве – 1, 15 (п.л.).

Объём и структура диссертации. Диссертация, общим объёмом 396 страниц, состоит из Введения, пяти глав, выводов по главам, Заключения, списка литературы, включающего 350 наименование, списка словарей и энциклопедий, списка источников, приложений 1, 2, 3 (1) и 3(2).

18 ГЛАВА 1

КАТЕГОРИЯ РЕЛЯТИВНОСТИ В СВЕТЕ ЛИНГВОКОГНИТИВНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

Методологические основания исследования 1.1 категории релятивности Мышление охватывает все способности рассудка и все способности воли.

Мыслить – это значит ощущать, обращать внимание, судить, размышлять, желать, иметь страсти, надеяться, бояться, сравнивать. Подобные утверждения можно найти уже у Э.Б. Кондильяка, который рассматривал язык как предпосылку процесса мышления. Сложную систему взаимодействия языка и мышления И.Г. Гердер описал следующим образом: мир поставляет материал для когнитивного процесса, наделяет познание формой, очертания этой форме придаёт язык, это взаимодействие является средством освоения мира. Благодаря интерпретирующей когнитивной деятельности между знанием об объектах устанавливаются отношения, даже если они не связаны между собой в реальной действительности.

Как говорил К.Д. Ушинский, поскольку в процессе мышления несколько представлений находятся в нашем сознании, мы получаем возможность сравнивать, сопоставлять, то есть выявлять отношения. Ср. также: «…если я говорю «это – красное», некоторая не связанная с ощущением осведомлённость (или некоторое «осознание») должна иметь место – очевидно, ввиду того, что дабы назвать данный цвет красным, я должен учредить определённое «сравнение» [Остин 2006:

74]. Ни одна вещь, по Левкиппу, не возникает беспричинно, но всё возникает на каком-то основании и в силу необходимости. Это ещё более верно в отношении слова человеческого языка.

Сократ указывал, что единственно верным направлением внутренних побуждений людей является их познавательная деятельность, формирующая всю систему отношений между внутренним и внешним миром человека. Согласно Сократу, знания о человеке, о формах его жизни, его душе и теле, пороках и добродетелях, обо всём мире в целом – это не различные представления, а фрагменты единого системного знания об истине человеческого бытия. При этом одним из главных когнитивных процессов является познание человеком самого себя (самопознание) как сложнейшей системы интроспективных отношений. Эта система включена в целостную картину мира, части которой составляют б ы т и е, ж и з н ь, объектно-событийное жизненное п р о с т р а н с т в о, формирующиеся через синергетику многоканальных интеллектуальноэмоциональных отношений. Под синергетикой понимается согласованность и взаимодействие частей, образующих структуру единого целого (См. работы Хакена Г. 1985; Курдюмова С.П. 1989; Аршинова В.И. 1999; Пригожина И.Р. 2001;

Гребенюк Е.Н. 2010; Алефиренко Н.Ф. 2002, 2011 и др.).

И. Кант утверждал, что знание – это не вотчина одного лишь рассудка. Важную роль при этом играют чувства, которые с рассудком образуют некую амальгаму. Чувственность изначально «огранена априорными формами» – пространством и временем, что предполагает её потенциальный «сплав» с рациональными способами познания. Познание, таким образом, невозможно без ч у в с т в е н н о с т и (чувственность как особый вид познания рассматривали Аристотель, стоики, Локк, Лейбниц, Гегель и др.); иными словами, чувственность является важнейшим условием возможности познавательного и практического отношения человека к миру. Чувственные качества предмета, входящего в жизненное пространство, по мнению С.Л. Рубинштейна, благодаря узнаванию, будучи в центре актуального восприятия, познаются через системные соотнесения, корреляции, соотношения, сравнения, сопоставления, которые затем находят языковое оформление для сохранения и передачи полученного знания [Рубинштейн 2000:

URL: http: http://www.psyoffice.ru/2339-9-rubin01-index.html]. В основе чувственности, стимулирующей разного рода языковые реляции, лежат сложные психические реакции, активное о т н о ш е н и е человека к жизни, способность, обнаруживающая себя в особых внутренних состояниях. Её базисом являются потребности, возникающие в процессе жизни человека, связанные главным образом с отношениями между индивидуумами. К всеобъемлющим чувствам относится л ю б о в ь в самых разнообразных её проявлениях. Эстетическими отношениями универсального характера порождается ч у в с т в о к р а с о т ы. К промежуточным реляциям между высокими и низменными чувствами относятся с т р а д а н и е, с т р а х, н а д е ж д а. Векторы чувств определяются свойствами языковой личности, ее мировоззрением, взглядами и убеждениями, к которым в первую очередь относится в е р а, порождаемая не столько отражением объекта, сколько отношением к нему человека. Тем самым обозначаются рамки культурно обусловленного бытия субъекта, его потребности и интересы, а также представления о воссоединении человека с Богом после смерти и бесконечная последовательность качественных изменений материи, смена её состояний, форм и законов движения, неограниченное многообразие пространственно-временных структур в различных материальных системах, подлинная бесконечность (в е ч н о с т ь) как преодоление времени, по Шеллингу [ФЭС 2004: URL:

http://www.psyoffice.ru/6-184-vechnost.htm]. Н. Бердяеву принадлежит мнение о том, что сколько бы познание ни противополагало себя жизни и сколько бы ни сомневалось в возможности познать жизнь, оно само и языковая активность в познании есть жизнь, рождённое ею свойство [Бердяев 1993: 20]. Загадка бытия скрыта в человеке. Загадка познания – в его способности чувствовать, понимать и «оязыковлять» отношения между явлениями окружающей среды, между человеком и средой его обитания (естественной, культурной), в межличностной коммуникации. Через оформленные в языке о т н о ш е н и я формируется главное условие человеческого существования – ценностно-смысловое пространство в разных его градуальных проявлениях, обусловленных сущностью самого ч е л о в е к а: «человек есть носитель смысла, хотя человек есть вместе с тем и падшее существо, в котором смысл поруган. Но падение возможно лишь с высоты, и само падение человека есть знак его высоты, его величия. Он и в падении своём сохраняет печать своего высокого положения, и в нём остаётся возможность высшей жизни, возможность познания, возвышающегося над бессмыслицей мира» [Там же: 28]. А к т и в н о с т ь языка в п о з н а н и и следует рассматривать как процесс, реализующий инклюзивное отношение (от лат. includere – включать; inclusio – включение): а) через язык осуществляется включение фактов эмпирического опыта в знания об отношениях и связях, существующих в объективной реальности и преполагаемых человеком, б) при помощи языковых категорий и единиц человек сам включается в систему существующей культуры. Таким образом, познавательная активность языка ставится нами в зависимость от гибкости выражения инклюзивных отношений, которые можно представить в виде следующей схемы (Схема 1):

–  –  –

Восприятие в психолингвистике (Ж. Пиаже, С.Л. Рубинштейн, И.А. Зимняя и др.) представляется как единство логического и чувственного, речесмыслового и чувственного, ощущения, мысли и языка. Что касается узнавания, то оно осуществляется через восприятие и, вместе с тем, в своей развернутой форме – в акте речемышления. «Das kognitive System des Menschen scheint nicht nur einen sprachspezifischen Teil, sondern das gesamte zur Verfgung stehende Wissen zu aktivieren, um sprachliche uerungen zu verarbeiten» [Rickheit 2010: 12]. Наше понимание познавательных процессов как системно обусловленной интеграции концептов в языковой картине мира опирается также на философскую доктрину И. Канта.

Мыслитель писал, что всякое знание начинается с чувств, переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме, выше которого нет в нас ничего для обработки материала созерцаний и для подведения его под высшую категорию мышления, которая реализуется с помощью языка [Кант 1964: 339]. Эти положения послужили основанием выделения группы «Б а з о в ы е к о н ц е п т ы п р о ц е с са п о з н а н и я», к которым мы относим: БЫТИЕ (нем. DASEIN), ЖИЗНЬ (нем. LEBEN), ЧЕЛОВЕК (нем. MENSCH), ЖИЗНЕСМЫСЛ (нем. LEBENSSINN), СВОБОДА (нем. FREIHEIT), ЛЮБОВЬ (нем. LIEBE), КРАСОТА (нем.

SCHNHEIT), СТРАДАНИЕ (нем. LEIDEN), СТРАХ (нем. ANGST), НАДЕЖДА (нем. HOFFNUNG), ВЕРА (нем. GLAUBE), СМЕРТЬ (нем. TOD), ВЕЧНОСТЬ (нем. EWIGKEIT).

Процесс познания связан с концептуальными структурами. «Der Gedanke:

diese in der Anschauung gegebenen Vorstellungen gehren mir insgesamt zu, heit demnach so viel, als ich vereinige sie in einem Selbstbewusstsein, oder kann sie wenigstens darin vereinigen und ob er gleich selbst noch nicht das Bewusstsein der Syntesis der Vorstellungen ist, so setzt er doch die Mglichkeit der letzteren voraus, d.i. nur dadurch, dass ich das Mannigfaltige derselben in einem Bewusstsein begreifen kann, nenne ich dieselbe insgesamt meine Vorstellungen... Verbindung liegt aber nicht in den Gegenstnden und kann ihnen nicht etwa durch Wahrnehmung entlehnt, und in den Verstand dadurch allererst aufgenommen werden, sondern ist allein eine Verrichtung des Verstandes, der selbst nichts weiter ist als das Vermgen, a priori zu verbinden und das Mannigfaltige gegebener Vorstellungen unter Einheit der Apperception zu bringen,

welcher Grundsatz der oberste im ganzen menschlichen Erkenntnis ist» [Kant 2005:

144-145]. Однако этот процесс не лишён объективности. Говоря о восприятии, реально можно иметь в виду только свои представления об объекте, но в силу особенностей языка, например, его основополагающей способности к обобщению, мы можем говорить об этих представлениях как об объективных явлениях, относить их к онтологическим, то есть приписывать им статус онтологического.

Последовательность построения концептуальной системы в сознании отвечает принципам логики, и этим обусловлено такое её свойство, как логичность. Она определяет возможность логического перехода от одного концепта к другому, определение одних концептов через другие, построение новых концептов на базе имеющихся. Следует заметить, что мы разделяем точку зрения учёных, согласно которой не следует идти путём поиска в языке как упорядоченной системе слепка с логики.

Нами предпринимается попытка доказать предположение о том, что процесс изучения механизмов, обеспечивающих речевую деятельность человека, и порождения смыслов с помощью категории релятивности, базирующейся на системе реляций, становится реальным в свете достижений современной когнитивной лингвистики, интересы которой органично переплетены с логикой, философией сознания и философией языка. Система языковых единиц с их различными значениями является частью языкового сознания, а изучение системы отношений в языке есть исследование языкового сознания. «Язык человека всегда основывается на когниции, т. е. ментальная деятельность и когнитивные процессы и механизмы должны отражаться в языке (и через него – в речи) на всех уровнях развития» [Кобрина 2010: 17]. Что касается сложного коммуникативного целого, то отношения являются сущностью, задающей границы смыслового целого, в пределах которого могут быть выявлены определённые смыслы. Например, роль отношения тождества Э.Б. Кондильяком описывается как следующий процесс:

«Последнее суждение заключено в предпоследнем, предпоследнее – в том, которое ему предшествует; таким образом восходят от одного суждения к другому лишь потому, что последнее тождественно предпоследнему, предпоследнее – тому, которое ему предшествует, и т. д.; признано, что это тождество и создаёт всю очевидность рассуждения. Когда рассуждение развертывается при помощи слов, очевидность также состоит в тождестве, которое замечается между двумя суждениями» [Кондильяк 2004: URL: http://www.koob.ru]. А.А. Худяков отмечал, что «замечательные свойства языка состоят в том, что он способен в своих формах эксплицировать ту часть мыслительной деятельности человека, которая скрыта от непосредственного наблюдения и о природе которой мы можем судить лишь косвенно» [Худяков 2000: 215]. Смыслопорождающая функция реляций в любой системе, включая систему языка, проявляется в том, что при оптимальном информационном обмене осуществляется преобразование информации, целенаправленная функциональная реализация, её сохранение и развитие, а также синергетический переход на иной энергетический уровень.

На синергетику языка и мышления опирается раскрытие природы и сущности лингвокогнитивной категории релятивности (объекта настоящего исследования) как средства кристаллизации и, как следствие, вербализации интегративного знания. Категория (от греч. kategoria; термин был впервые введён Аристотелем, на русский язык переводится как «указание», «объяснение», «свидетельство») определяется в «Кратком словаре когнитивных терминов» как одна из познавательных форм мышления человека, позволяющая осуществлять классификацию опыта. Для объекта лингвокогнитивного исследования важным является определение его абрисов:

1) «лингвокогнитивный» означает смысловую, регулярную (системную, не одномоментную) соотнесенность когнитивного и языкового;

2) системная когерентность – это функциональная, динамичная, многоуровневая и полиэлементная система соотнесения знаний и их объективации в языковых знаках, система закономерностей их передачи, организации, хранения, извлечения из памяти; совокупность таких корреляций и система взаимного соотнесения их комбинаций как раз и составляют предмет когнитивной лингвистики;

3) принцип сопряжения, корреляции имеет логический характер;

4) реляционность лежит в основе генерирования обобщённого смысла, составляет базис порождения смысловой конфигурации концептосферы любого языка, следовательно, релятивность как лингвокогнитивная категория не может не содержать в себе логических и философских, культурогических и мировоззренческих аспектов при соотнесении языковых структур и номинируемых экстралингвистических объектов;

5) определение «лингвокогнитивная» для категории релятивности также подчёркивает органичную скоординированность в ней когнитивных и языковых смыслов. Ср.: «Когнитивными аспектами оказываются в лингвистическом анализе аспекты, связанные с пониманием роли изучаемого явления в формировании определённых структур знания и образовании особых форматов знания, вербализирующих складывающиеся в сознании человека концепты и объединения концептов» [Кубрякова 2008: 31].

Лингвокогнитивная природа категории релятивности состоит в сопряжении интеллектуальных и эмоциональных факторов познания, формирующих матрицу (нем. Matrize от лат. matrix – источник, начало, основание, исходная точка, точка отправления) дискурсивных отношений. Последние структурируют картину мира, обеспечивая главные свойства её системной организации – единство и целостность, служат условием объективации речемыслительной деятельности человека.

Теория лингвокогнитивной категории релятивности базируется на функциональных точках пересечения следующих феноменов:

а) мышления, в результате чего осуществляется объективирование отношений между явлениями внешнего мира;

б) переживания, основной функцией которого является формирование субъективного отношения индивидуума к явлениям, объектам, людям;

в) самосознания как отношения между новым знанием и уже имеющимся, именуемым рефлексией;

г) отношения к самому себе, а также этносознания как отношения личности к культуре своего этноязыкового коллектива;

д) процесса экспликации различных форм речемышления;

е) системы порождаемых смыслов, содержательной основы языкового сознания – результата многоканальных ассоциативных отношений между элементами отраженной в языковой семантике дискурсивной ситуации.

Отношения являются формой отражения человеком структуры познаваемого мира и его языковой репрезентации, результатом преломления всех воздействий макро- и микромира на субъекта, критериями выделения которых являются такие признаки, как пространственно-временной охват, свойства, законы, основными атрибутами которых являются связь, взаимодействие, системность, развитие, вечность, бесконечность, включая восприятие человеком возможных миров.

Не менее важными является и отношение одного человека к другому, ещё более значим учет взаимодействия разных этноязыковых сознаний. Таким образом, мы неизбежно приходим к выводу о том, что реляции, продуцирующие своего рода энергию, фокусирующуюся в смысле, характеризуются двуплановостью:

а) они устанавливаются между элементами структуры, определяют целое или ведут к организации целого, к его упорядочиванию, а также к подчинению себе других реляций;

б) характеризуются определённой концептуальной зависимостью.

Под к о н ц е п т у а л ь н о й зависимостью отношен и й понимается их связь с управляющим элементом (концептом), так как смысловое содержание знака отношения формируется в связи с внутренней моделью мира, которая хранится в сознании человека [Звегинцев 2001: 173].

Реляционность (нем.: Relationsfundamente, от лат. relatio – отношение) – это система реляций, воспринимаемых по-разному: 1) в формальном смысле – как объективно существующие в пространстве и во времени, 2) в содержательносущностном, 3) в функциональном. Реализация самодостаточного отношения или попавшего в зависимость от других осуществляется в результате того, что оно подчинено законам мышления, эмоциональной и психической деятельности человека, его ценностно-смысловым ориентирам и интересам. В выявлении регулярно воспроизводимых отношений между образами языкового сознания, а также в их синергетичности, проявляющейся в инновационном режиме установления новой формы референтного осмысления существующих образов, состоит суть реляционного трансляционного механизма. Благодаря данному механизму возможно понимание не только организующего начала транслирования смысла, но и сходных и дифференциальных признаков различных этнолингвокультур. В раскрытии природы и сущности категории релятивности как средства кристаллизации и, как следствие, вербализации интегративного знания при опоре на синергетику языка и мышления, состоит одна из значимых задач нашего исследования.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
Похожие работы:

«Пинчук Ольга Васильевна Специфика детского интернет-радио как СМИ с точки зрения его аудитории, структурно-содержательных компонентов, типологических характеристик 10.01.10. «Журналистика» Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Лебедева...»

«Литвиненко Ирина Владимировна РАДИО В МУЛЬТИМЕДИЙНОЙ СРЕДЕ: СПЕЦИФИКА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ РАДИОСТАНЦИЙ МОСКОВСКОГО FM-ДИАПАЗОНА 2009-2014 гг.) Специальность 10.01.10 – Журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент Болотова Екатерина Александровна Москва-20...»

«ТАТАРЕНКОВА ДИНА СЕРГЕЕВНА СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ОСУЖДЕННЫХ 10.01.10-Журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: Лозовский Борис Николаевич доктор филологических наук, доцент Екатеринбург –...»

«ЭРШТАДТ Александра Михайловна ЛЕКСИКА ТРАДИЦИОННЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЗАНЯТИЙ КОЛЬСКИХ СААМОВ (на материале кильдинского диалекта саамского языка) Специальность 10.02.02 – языки народов Российской Федерации (урало-алтайские языки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Иванищева Ольга...»

«Савенкова Анна Дмитриевна ОБРАЗ РОССИИ В АНГЛИЙСКОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ 20–40-х гг.XX в.: К ПРОБЛЕМЕ КРОСС-КУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ (Г. Дж. УЭЛЛС, У.С. МОЭМ, Дж. Б. ПРИСТЛИ) Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (английская...»

«Литвиненко Ирина Владимировна РАДИО В МУЛЬТИМЕДИЙНОЙ СРЕДЕ: СПЕЦИФИКА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ (на примере радиостанций московского FM-диапазона в 2009–2014 гг.) Специальность 10.01.10 – Журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент Болотова Екатерина Александровна...»

«Хорева Лариса Георгиевна Жанр новеллы и традиции анекдота (на материале испанской литературы) По специальности 10.01.08 – Теория литературы. Текстология. диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических...»

«ЖДАНОВА Ирина Игоревна ТОЛЕРАНТНЫЙ ГАЗЕТНЫЙ ДИСКУРС (на материале русскоязычной зарубежной прессы) 10.02.01 русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Иванищева Ольга Николаевна Мурманск ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. Современные подходы к...»

«ЯРОВЕНКО ДАРЬЯ СЕРГЕЕВНА Т.Л. ЩЕПКИНА-КУПЕРНИК – ПЕРЕВОДЧИК ФРАНЦУЗСКОЙ ДРАМАТУРГИИ (ТЕАТР РОСТАНА) Специальности: 10.01.01 – русская литература; 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (европейская и американская литературы) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических...»

«Шулумба Батал Владимирович МЕДИАПРОСТРАНСТВО КАК ФАКТОР МЕЖЭТНИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Специальность 10.01.10 – журналистика Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор М. В. Шкондин Москва-2015 Содержание Введение.. Глава 1....»

«Голимбиовская Елена Сергеевна СТРУКТУРНЫЕ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АНАФОНИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор А.В.Пузырёв Ульяновск – 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНАФОНИИ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ § 1. Значение исследования анафонических...»

«МАЛЗУРОВА СЭСЭГМА ДАША-НИМАЕВНА МИФО-ФОЛЬКЛОРНЫЕ ИСТОКИ ПРОЗЫ НАРОДОВ СИБИРИ И СЕВЕРА 60-80 гг. ХХ ВЕКА Специальность 10.01.02 литература народов Российской Федерации (сибирская литература: алтайская, бурятская, тувинская, хакасская, якутская) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель:...»

«Осовина Светлана Владимировна ВАРИАНТНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ ОРФОЭПИЧЕСКОЙ НОРМЫ И РЕАЛЬНОСТЬ ОРФОЭПИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ (на материале немецкого языка) Специальность 10.02.19 – «Теория языка» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Светозарова...»

«Хорева Лариса Георгиевна Жанр новеллы и традиции анекдота (на материале испанской литературы) По специальности 10.01.08 – Теория литературы. Текстология. диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических...»

«Бондарь Михаил Александрович ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ СЛОВАЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ В 1989-2010 гг. Специальность 10.01.10 – Журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Короченский Александр...»

«У Луцянь Семантическое поле «цветок» в языке русской художественной прозы второй половины XIX века (на материале произведений И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, А.П. Чехова) Специальность 10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель кандидат филологических наук доцент кафедры русского...»

«САМОФАЛОВА Елена Александровна Жанровые признаки семейной хроники в женской мемуарноавтобиографической прозе второй половины XIX века Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Н.З. Коковина Курск ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.....................................................»

«ЛУКЬЯНЧЕНКО Екатерина Александровна НОМИНАЛИЗАЦИИ С ИНКОРПОРИРОВАННЫМ ОБЪЕКТОМ КАК СРЕДСТВА ВЕРБАЛИЗАЦИИ КОГНИТИВНЫХ СТРУКТУР, РЕПРЕЗЕНТИРУЮЩИХ СОБЫТИЕ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА) Специальность № 10.02.04 германские...»

«Ереметова Карина Юрьевна Семантические особенности имен природных явлений в синхронии и диахронии Специальность 10.02.04 – Германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Михаил Васильевич Никитин доктор филологических наук, доцент Нелли...»

«ПАНЮТА Светлана Игоревна МОДИФИКАЦИИ СКАЗОЧНОГО ЖАНРА В ТВОРЧЕСТВЕ АББАТА ВУАЗЕНОНА Специальность 10.01.03 Литература народов стран зарубежья (европейская и американская литература) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор ПАХСАРЬЯН Наталья Тиграновна Москва Содержание. Введение. Глава I. Жанр « conte »...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.