WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

«Семантические особенности имен природных явлений в синхронии и диахронии ...»

-- [ Страница 1 ] --

АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С.

ПУШКИНА»

На правах рукописи

Ереметова Карина Юрьевна

Семантические особенности имен природных явлений

в синхронии и диахронии

Специальность 10.02.04 – Германские языки



Диссертация на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Михаил Васильевич Никитин доктор филологических наук, доцент Нелли Аркадьевна Трофимова Санкт-Петербург Оглавление Введение

Глава I. Теоретические предпосылки изучения слова в диахронии и синхронии.....1

1.1. Основные подходы к изучению лексического значения

1.1.1. Подходы к изучению семантической структуры слова

1.1.2. Типология лексических значений

1.2. Основные подходы к изучению мотивированности слова

1.2.1. Мотивированность и внутренняя форма в изучении семантики слова..............

1.2.2. Типология мотивированности лексических единиц

1.3. Пути семантической эволюции слова и пополнения словарного состава английского языка

Выводы по Главе I

Глава II. Семантические эволюционные процессы и динамика появления имен природных явлений в словарном составе английского языка в разные исторические периоды

2.1. Краткий обзор исследований, посвящнных изучению имн природных явлений

2.2. Методика исследования эмпирического материала

2.3. Семантико-этимологическая характеристика имн, обозначающих атмосферные явления

–  –  –

2.4. Семантико-этимологическая характеристика имн, обозначающих световые и оптические явления (на примере ПЯ RAINBOW)

2.5. Семантико-этимологическая характеристка имн гидрологических явлений (на примере ПЯ FLOOD)

2.6. Семантико-этимологическая характеристика имн, обозначающих геологические явления

–  –  –

Семантико-этимологическая характеристика имн, обозначающих ПЯ 2.6.2.

EARTHQUAKE

Выводы по Главе II

Заключение

Библиография

Список лексикографических источников и сокращения

Список источников иллюстративного материала и сокращения

Список условных сокращений

Приложение I

Приложение II

Приложение III

Приложение IV

Приложение V

Приложение VI

Приложение VII

Приложение VIII

Приложение IX

Приложение X

–  –  –

Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению этимологических и семантических особенностей имен природных явлений (далее ИПЯ), под которыми понимаются события природного происхождения или результаты действия природных процессов (дождь, снег, землетрясение, извержение вулкана, тайфун, цунами и т.п.).

ИПЯ занимают особое место в лексической системе любого языка, поскольку природные явления были одними из первых проявлений материального мира в жизни древних людей. Следовательно, ИПЯ – одна из самых древних групп слов в лексической системе английского языка, изучение которой может пролить свет на воззрения и отношение древних людей к природе и проследить ход эволюции данных представлений до настоящего времени. Поскольку природа меняется гораздо медленнее и в меньшей степени, чем техника, быт, политическое устройство и т.п., то представляется возможным описать многовековой опыт освоения окружающей действительности, что в свою очередь позволит выявить наиболее значимые, устойчивые принципы и направления концептуализации природных явлений (далее ПЯ).

Рассматриваемая тематическая группа не является окончательно сформировавшейся, поскольку познание человеком природы продолжается.

Современный процесс постижения окружающего мира неизбежно сопряжен с влиянием (часто негативным) на него. Следствием такого влияния является возникновение ранее неизвестных ПЯ, осмысление которых ведет к появлению обозначающих их новых лексических единиц (например, acid rain, Black Rain (nuclear fallout), radiational cooling и др.). Открытость группы ИПЯ, динамичность семантики ее единиц является еще одним основанием интереса ученых к ее исследованию.





Актуальность настоящего исследования обусловлена общим интересом к диахроническим изменениям в концептуализации и категоризации мира, изучение которых позволяет решить задачу научного осмысления форм лексикофразеологической актуализации фрагментов иноязычной картины мира.

Актуальность работы определяется и фактом обращения к рассмотрению элементов лексического состава языка – аспекта, исследование которого является одной из ключевых проблем современной лингвистической науки. Выявление структурносемантической эволюции ИПЯ, рассмотрение языковых явлений в их широкой исторической перспективе позволяет увидеть обусловленность лексических значений системой связей, организующих язык. Актуальность проблематики дополняется актуальностью выбранного объекта исследования – ИПЯ – в силу их значимости и обладания большим удельным весом в жизнедеятельности человека.

Объектом исследования являются лексические единицы, обозначающие ПЯ в древнеанглийском (далее да.), среднеанглийском (далее са.), ранненовоанглийском (далее рна.) и новоанглийском (далее на.) периодах истории английского языка.

Предметом исследования являются этимологические особенности ИПЯ, их функции и количественно-качественные изменения в разные периоды истории английского языка.

Цель исследования заключается в выявлении особенностей и основных путей развития семантики ИПЯ, описании динамики появления ИПЯ в словарном составе английского языка в разные периоды его существования.

Поставленная цель исследования предполагает решение следующих задач:

Определение теоретических принципов исследования ИПЯ и создание 1.

на их основе эмпирической базы исследования (набор лексических единиц да., са., рна. и на. периодов, репрезентирующих атмосферные, световые и оптические, гидрологические и геологические явления);

Реализация цикла лингвистических наблюдений над путями развития и 2.

динамикой изменения семантики ИПЯ в разные исторические периоды с интерпретацией их результатов согласно принятым в работе теоретическим подходам;

Разработка комплекса конкретных методик анализа ИПЯ;

3.

Анализ квалитативно-квантитативной динамики появления 4.

заимствованных ИПЯ в да., са., рна. и на. периодах развития словарного состава английского языка;

Проведение семантико-этимологического анализа ИПЯ для определения 5.

механизмов когнитивно-эмоциональной интерпретации действительности носителями языка да., са, рна и на. периодов;

Выявление эмоциональных, экспрессивных и оценочных характеристик 6.

ИПЯ;

Составление диахронического словаря ИПЯ.

7.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в нем впервые:

ИПЯ становятся предметом специального лингвистического 1.

рассмотрения.

Определяются общие и частные тенденции диахронических изменений и 2.

преобразований ИПЯ на материале ранее не привлекавшихся лексикографических источников.

Уточняются даты первой письменной фиксации отдельных ИПЯ и 3.

лексикографические дефиниции, определяются незафиксированные в словарях ИПЯ.

Дается семантико-этимологическая, словообразовательная 4.

характеристика и описание динамики появления в словарном составе английского языка лексических единиц, обозначающих ПЯ storm, whirlwind, hurricane, tornado, typhoon, rainbow, volcanic eruption, earthquake в разные исторические периоды.

Дается семантическое и этимологическое описание заимствованных 5.

наименований ветров, начиная с са. периода по настоящее время.

Материалом исследования послужили лексические единицы из да., са., рна. и на. периодов истории английского языка, обозначающие ИПЯ (1500 лексических единиц) и примеры их употребления (более 6000), которые были извлечены путем сплошной выборки из Большого Оксфордского Словаря, Словаря Дж. Босворта и Т.

Толлера, British National Corpus, а также ряда словарей и справочников, бльшая часть которых ранее не использовалась для изучения ИПЯ в нашей стране.

Теоретические положения диссертации базируются на работах ведущих отечественных и зарубежных лингвистов, занимающихся исследованиями:

1. Различных аспектов значения: Ю.Д. Апресян, И.В. Арнольд, Н.Д.

Арутюнова, И.К. Архипов, Л.А. Булаховский, В.В. Виноградов, В.Г. Гак, А.А.

Залевская, В.А. Звегинцев, С.Д. Кацнельсон, М.В. Никитин, А.А. Потебня, Г.Н.

Скляревская, М.Д. Степанова, И.А. Стернин; З.Д. Попова, И.А. Стернин, В.Н. Телия, А.А. Уфимцева, Н.Ю. Шведова, Ш. Балли, Э. Бенвенист, Л. Блумфилд, А.

Вежбицкая, Дж. Лакофф, П. Рикер, А. Ченки; У.Л. Чейф, J. Allwood, T. Coseriu, D. A.

Cruse, K. O. Erdmann, J.J. Katz, R. Langacker, E. Rosch и др.

2. Этимологии, семантической эволюции слова, развития словарного состава:

Н.Н. Амосова, К. Бруннер, Р.А. Будагов, Л.А. Булаховский, Л.А. Введенская, С.В.

Воронин, О.И. Глазунова, В.К. Журавлев, М.Н. Лапшина, В.В. Левицкий; Д.Ю.

Лотте, М.М. Маковский, О.Д. Мешков, М.М. Покровский, О.Н. Трубачев, П.В.

Царев, Е.В. Шитикова, Д.Н. Шмелев, Л. Блумфилд, А. Мейе, Г. Пауль, В. Пизани, С.

Ульман, J. Algeo, К. Baldinger, A. Blank, M. Bral, A. Darmsteter, M. Grland, H. Hall, C.F. Johnson, P. Liberman, E.F. Keller, G.A. Kleparski, D.G. Miller, R. Schreuder, G.

Stern, E. Sweetser, J. Voyles, R.A. Waldron, A. Zbierska-Sawala и др.

3. Языковой картины мира: И.К. Архипов, В.А. Бугаев, Е.М. Верещагин, А.Л.

Кац, В.Г. Костомаров, Т. Кун, Ф. Кликс, Г.В. Колшанский, O.A. Корнилов, М.А.

Кронгауз, Л. Леви-Брюль, М.М. Маковский, Н.Б. Мечковская, З.Д. Попова, И.А.

Стернин; Е.В. Урысон, А. Вежбицкая, В. фон Гумбольдт, Э. Сепир, Б. Рассел, О.

Шрадер и др.

Исследование построено на индуктивном методе анализа: от конкретных языковых фактов к установлению системных отношений между ними и обобщению, формулировке на этой основе теоретических положений и выводов. Приоритет интеграции лингвистических дисциплин в процессе исследования диктуют применение комплексной методики анализа, включающей компонентный анализ значений, анализ словарных дефиниций, словообразовательный и этимологический анализ, этнолингвокультурологический анализ, описательно-аналитический метод, сравнительно-исторический метод и контекстуальный анализ. В качестве сопутствующей методики в исследовании применяются элементы количественного анализа. Применение комплексной методики обеспечивает многоаспектный контроль полученных результатов.

Теоретическая значимость работы заключается в углублении и систематизации знаний о механизмах исторического развития словарного состава английского языка, уточнении роли собственно английской и заимствованной лексики в его формировании. Исследование вносит вклад в дальнейшее развитие исследований в области исторической лексикологии и семасиологии, материал исследования расширяет фактическую базу исторической лексикологии в целом и лексики, обозначающей ИПЯ в частности.

Практическая ценность работы видится в том, что языковой материал диссертационного исследования, его понятийный аппарат, теоретические положения и выводы могут быть использованы в вузовской практике при подготовке лекционных курсов и спецкурсов по лексикологии, истории английского языка, лингвокультурологии.

Результаты исследования являются ценным материалом для создания тезауруса ИПЯ на основе отобранного для анализа корпуса текстов, в котором будет учитываться как синхронический, так и диахронический аспекты, элементы которого могут использоваться для типологического изучения языков, разработки словаря корневых групп в английском языке.

В лексикографии выводы и результаты работы могут быть использованы при составлении синонимических, антонимических, словообразовательных словарей, а также при уточнении ряда лексикографических дефиниций.

На защиту выносятся следующие положения:

На ранней исторической ступени развития мышления человек при 1.

наименовании того или иного ПЯ брал за основу наиболее значимый признак, являвшийся представлением ПЯ, характеризовавший его с разных сторон.

Множественность ИПЯ в да. период объясняется исключительной важностью ПЯ для жизнедеятельности человека;

В древние времена многие ПЯ олицетворялись, на них ассоциативно 2.

переносились внешние признаки и внутренние характеристики человека. В некоторых случаях установленная ассоциативная связь могла быть следствием ошибочных инференций, явлением народной этимологии;

Словарь английских ИПЯ активно обогащался за счет собственных 3.

словообразовательных ресурсов. Наряду с морфологическими способами словообразования наиболее продуктивными являются аналогия и различные явления семантической деривации, к объектам антропоцентрической оценки которых относятся внутренний мир человека и его поведение/деятельность в обществе;

Трансформация семантической структуры ИПЯ обоснована 4.

изменениями, связанными с развитием цивилизации (распространение религии, эволюция знаний человека о мире, прогресс науки и техники). Важнейшим внешним фактором, детерминирующим семантические изменения ИПЯ и пополнение словарного состава новыми ИПЯ в целом, является речевая деятельность авторитетных личностей: поэтов, писателей (Дж. Чосер, Дж. Лидгейт, У. Шекспир и др.), политических, общественных деятелей (О. Кромвель), ученых (Г. Пиддингтон, Ф. Гальтон, А. де Ульоа и др.) и мореплавателей (Адмирал Смит и др.);

Языки-источники заимствованных ИПЯ варьируются от французского и 5.

скандинавского в са. период до латинского, греческого, итальянского, испанского, португальского, арабского, турецкого, русского, немецкого языков в рна. период. По лексикографическим данным, наибольшим количеством языков-источников ИПЯ (15) характеризуется на. период, что объясняется расширением в то время языковых и культурных контактов. Большое количество заимствований приводит к исчезновению, ограничению сферы употребления или сдвигам значений исконно английских лексических единиц и/или синонимичных им заимствованных ИПЯ.

Апробация работы:

Основные результаты исследования докладывались на всероссийских, международных конференциях и аспирантских семинарах: всероссийская конференция «Иностранные языки. Герценовские чтения» (Санкт-Петербург, 2004, 2006, 2008), всероссийская конференция «Философия человека. Современная культура. Общественные коммуникации» (Санкт-Петербург, 2004), аспирантские семинары кафедры английской филологии РГПУ им. А.И. Герцена (СанктПетербург, 2005, 2006), девятая Российско-Американская научно-практическая конференция «Актуальные вопросы современного университетского образования»

(Санкт-Петербург, 2006), вторая международная конференция по когнитивной науке (Санкт-Петербург, 2006); конференция профессорско-преподавательского состава и студентов ИВЭСЭП «Весна Науки» (Санкт-Петербург, 2008, 2012, 2013), научнопрактический семинар «Инновационная педагогика и интерактивное обучение»

(Санкт-Петербург, 2009), всероссийская научная конференция с международным участием «Проблемы современной лингвистики: на стыке когниции и коммуникации» (Тамбов, 2015). Материалы диссертации также апробированы на занятиях в рамках дисциплины «История языка и введение в спецфилологию» (ОУ ВО СПБ ИВЭСЭП, 2008, 2009).

Основные положения диссертации и результаты исследования нашли отражение в 19 публикациях общим объмом 5,47 печатных листа, в том числе в 4 работах в научных журналах и изданиях, которые включены в перечень рецензируемых научных журналов и изданий для опубликования основных научных результатов диссертаций.

Структура диссертации:

Работа состоит из введения, двух глав с выводами, заключения, списка литературы, словарей, иллюстративного материала и приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его объект и предмет, цели и задачи, раскрываются научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность, дается описание материалов и методов исследования, выдвигаются положения, выносимые на защиту, а также приводятся данные об апробации результатов.

Первая глава посвящена изучению подходов к проблеме значения, семантической структуры и типов лексических значений, мотивированности и особенностей семантического развития значения.

Вторая глава содержит этимологическую и семантическую характеристику ИПЯ в да., са., рна. и на. периоды. В разделе говорится о динамике появления ИПЯ в словарном составе английского языка да., са., рна. и на. периодов, а также об особенностях восприятия ПЯ и представлениях о них в разные исторические периоды.

В заключении приводятся основные выводы и результаты исследования, определяются перспективы дальнейшей работы.

В приложениях представлены результаты проведенного исследования, включающие таблицы, которые иллюстрируют динамику появления ИПЯ в словарном составе английского языка в разные исторические периоды, производные с компонентом ИПЯ, приметы, описывающие представления о ПЯ.

Глава I. Теоретические предпосылки изучения слова в диахронии и синхронии

1.1. Основные подходы к изучению лексического значения Лексическая единица (далее ЛЕ) – однa из нaиболее вaжных сoстaвляющиx eдиниц языкa, пpинципиaльнoе cвoйствo кoтopoй зaключaeтся в тoм, что oна oбъединяeт в сeбe фoрму и знaчeниe. В данном исследовании ЛЕ понимается широко

– слова разных частей речи, их производные, композиты и словосочетания.

На пpoтяжении долгoгo вpeмени лексическое значение (далее ЛЗ) вызываeт бoльшoй интepeс отечественных и зарубежных лингвистов. Предметом исследований является oпрeдeление oнтoлoгичecкого cтaтуcа ЛЗ и его структуры, выявление специфики функциoниpoвания ЛЕ в языкe и рeчи, поиск вaриaнтов изменений е ceмантики. Пoпытки peшить данные вопросы oбуслoвили пoявлeниe рaзличных пoдхoдoв к исследованию ЛЗ.

Для структуралистов ЛЗ представляет собой не [Ельмслев, 2006] монолитную, а сложную, многокомпонентную структуру, совокупность неоднородных признаков, обеспечивающих предметно-понятийную соотнесенность слова. Эти признаки или «фигуpы плaна coдepжaния» не обязательно кoppeлируют с фигурами плана вырaжeния – пoлoжeние, явившееся ocнoвoй для coздания мeтoдики кoмпoнeнтнoго aнализa. Структурный подход сыграл безусловно положительную роль в семасиологии, поскольку способствовал выделению многих типов семантических элементов [Стернин, 1985: 10], однако современный этап развития семасиологиион требует существенного расширения границ исследований, выход за рамки набора семантических компонентов и ограниченной, закрытой структуры.

Лексикографический подход, описывающий значения ЛЕ с опорой на словарные дефиниции, тоже достаточно ограничен в своих возможностях, поскольку, как известно, толкование значения – не единственный и не исчерпывающий всего содержания значения вариант его описания, в чем легко убедиться, сравнив дефиниции одного слова в разных словарях [Стернин, 1985: 10].

Как справедливо пишет М.В. Никитин, «денотативный потенциал имени лишь отчасти определяется системой семантических соотношений данного имени с другими именами той же предметной области, поскольку эта система лишь слабо намечена. Определяется он не столько из системы, сколько из (простого опыта предшествующих денотаций» [Никитин, 1983: 35]. Кроме того, лексикографический анализ не учитывает компоненты значения, не входящие в словарную дефиницию, определяемые только в контексте.

Загрузка...
Речь идет о так называемой избыточности ЛЗ, предполагающей наличие в нем значительного числа активно проявляющих себя недифференциальных компонентов разного типа («потенциальные семы», «факультативные семы», «ассоциативные признаки» и др.), являющихся элементами языковой компетенции, часто актуализирующихся в речи, обладающих высокой коммуникативной релевантностью. Так, С. Ульман, отмечает, что слово обычно имеет центральное значение, которое характеризуется стабильностью, но может изменяться в определенных пределах в контексте [Ульман, 1970: 49]. Д. А. Круз полагает, что значение слова полностью отражается в его контекстуальных отношениях [Cruse, 1986: 16]. Следовательно, анализ словарных дефиниций непременно должен сочетаться с контекстуальным анализом для определения зависимости значения ЛЕ от «общественно осознанных и отстоявшихся контекстов его употребления, от конкретных лексических связей с другими словами, обусловленных присущими данному языку законами сочетания словесных значений, от семантического соотношения с синонимами и вообще с близкими по значениям и оттенкам словами, по экспрессивной и стилистической окраски слова» [Виноградов, 1977: 65].

Названные традиционные подходы к изучению ЛЗ основаны на парадигматической дифференциации семантики слова и часто оказываются не в состоянии обяснить многие случаи функционирования слова в речи. Очевидна необходимость поиска нового, более широкого подхода, интегрирующего все подходы в единое целое, включающее в понятие ЛЗ все семантические признаки, как структурно релевантные, так и структурно избыточные, но коммуникативно релевантные.

К такому же выводу приходят и представители коммуникативной лингвистики [Филлмор, 1983], занимающиеся анализом реальных словоупотреблений и считающие, что количество компонентов, реализуемых в речи, значительно превосходит число компонентов, выделенных при любом традиционном описании значения. Исходя из этого, они расширяют понятие «значение» и заменяют его менее определенными понятиями – сцена, прототипная сцена, прототип, прототипная семантика и др.

В пользу интегрального подхода высказываются и ученые, исследующие ЛЗ в рамках процессуальной семантики – подхода, наиболее видным представителем которого является Т. Виноград. Он считает маловероятным существование информации, которую можно свести к нескольким зависимым компонентам.

«Значение многомерно, формализуемо только в терминах целого комплекса целей и знаний, имеющихся и у (говорящего, и у слушающего)» [Виноград, 1983: 126].

Список компонентов не только открыт, но и отдельные его характеристики сами по себе не определимы в терминах элементарных понятий, утверждает ученый.

Таким образом, необходимость концепции, интегрирующей все наработанное многими поколениями исследователей, очевидна. Первый шаг на пути поиска нового подхода был сделан психолингвистами, говорящими о существовании двух типов значений – значения, представленного в толковом словаре, и значения, представленного в сознании носителя языка [Попова, Стернин, 2007: 94-97]. Иначе говоря, речь идет об отражении действительности в системе значений ЛЕ, о том, что ЛЕ являются формой закрепления и передачи опыта освоения действительности, результатов познавательной деятельности человека от одного поколения другому [Уфимцева, 2002: 36, 38]. Дж. Элвуд говорит о трех факторах, определяющих ЛЗ: 1) врожденная когнитивная или лингвистическая способность; 2) условно созданная лингвистическая информация; 3) знание о мире [Allwood, 2003: 96];

В рамках когнитивного подхода к анализу семантики [Кубрякова, 2004;

Никитин, 2003; Болдырев, 2011; Филлмор, 1983; Croft, Cruse, 2004; Cruse, 1990;

Jackendoff, 1991, 1995, 1996; Langacker, 2009; Ungerer, Schmid, 1997 и мн. др.] значение представляется при помощи когнитивных структур, содержащих информацию, связанную с каким-либо концептом/кластером концептов, которые появляются в процессе познания человеком мира и приобретения, накопления им опыта [Кубрякова, 2004: 8-12].

Широкий подход к анализу ЛЗ представлен в трудах М. В. Никитина [Никитин, 1974, 1979, 1983, 2003], который исходит из понимания значения как отражательного феномена и считает, что каждое слово обладает огромным смысловым потенциалом, разные элементы и оттенки которого позволяют нам понимать друг друга при общении. По его мнению, знaчениe ЛЗ – это кoнцeпт, который aктуализируется «в сознании кaк информационная функция другого aктуaлизирующeго eго кoнцeпта» [Никитин, 1983: 115], концепт, связанный знаком [Никитин, 1996]. В ЛЗ отражаются знания о мире, энциклопедические знания – систематизированная информация о действительности, которая извлекается по мере необходимости.

Значения ЛЕ соотносимы с определенными когнитивными структурами/блоками знаний, стоящими за этими значениями (cognitive domains по Р. Лэнекеру [Langacker, 2009]; ментальные пространства по Дж. Фоконье [Fauconnier, 1985] и Дж. Лакоффу [Lakoff, 1990]; фреймы по Ч. Филлмору [Филлмор, 1988]). Оказавшись в иной когнитивной среде, ЛЕ может изменить свое значение в соответствии с концептуальной сферой другой ЛЕ.

Языкoвые значения хрaнятся в коллективном сoзнании людей и представляют собой спeциальные смыслы. «Сознание отражает себя в слове, как солнце в малой капле воды... Осмыcленное cлово eсть микрокоcм чeловечeскoго cознания». Кроме того, «мысль не воплощается, а совершается в слове» [Выготский, 1982: 361]. При употреблении ЛЕ в определенном контексте значение ЛЕ структурируется на смыслы, в обыденном же сознании значение ЛЕ будет иметь самый общий характер.

В рамках когнитивного подхода важное значение отводится антропоцентрическому фактору: человек концептуализирует и категоризирует действительность, активно участвует в формировании значений ЛЕ и в выборе языковых средств для какой-либо описания ситуации действительности. А.В.

Кравченко говорит о человеке как субъекте восприятия и опыта [Кравченко, 2004:

40; см. также Киселева, 2009: 39].

Н.Н. Болдырев и И.А. Стернин полагают, что ЛЗ передают только какую-либо часть концепта [Болдырев, 2011; Попова, Стернин, 2011]. Наличие множества синонимов одного и того же концепта служит доказательством этого. ЛЗ – это попытка охарактеризовать содержание какого-либо концепта и очертить известные границы представления его отдельных характеристик данной ЛЕ [Болдырев, 2011].

В словаре Dictionary of Cognitive Science наиболее общей дефиницией значения является его определение как стабильной формы, независимой от контекста, в то время как смысл может варьироваться в зависимости от контекста и не относится к отдельному знаку [DCS, 2004: 215-216].

Взаимодействие между человеком и окружающей действительностью достаточно четко характеризует К. Крейк, говорящий о том, что в сознании каждого человека присутствует «миниатюра» внешней действительности. Прошлый опыт помогает человеку справляться с настоящими и будущими событиями [Craik, 1943:

Способность людей взаимодействовать с объектами окружающей 57].

действительности зависит от способности человека категоризировать, формировать понятия и связи понятий с наименованиями [Grounding Cognition, 2010: 8], язык немаловажную роль в обработке информации, поступающей к человеку извне [Conceptualizations..., 1993: 256].

Таким образом, современные подходы к ЛЗ говорят об неотделимости семантики от познания, поэтому изучeние сeмантики ЛЕ в рамках кoгнитивной науки – oднo из важнейших направлений исследований в лингвистике, нацеленных на описание сложных процессов, обеспечивающих человеческую речевую дeятeльнoсть, его спoсoбность понимать и фoрмировать выcказывaния.

В настоящем исследовании ЛЗ понимается как продукт мыслительной деятельности человека, результат отражения действительности, закреплнный в ЛЕ, номинация предметов и явлений действительности по наиболее характерному признаку – это главная функция ЛЕ в языке. ЛЗ связано с редукцией информации человеческим coзнанием и процессами сравнения, классификации и обобщения, поэтому оно определяется общим уровнем теоретических и практических знаний о мире и изменяется вместе с ним.

В процессе семантической эволюции ЛЕ «обрастает» лексико-семантическими вариантами. Для выявления семантических изменений, преобразований, которые происходят в разные исторические периоды, целесообразно обратиться к изучению семантической структуры ЛЕ.

1.1.1. Подходы к изучению семантической структуры слова

Существует множество определений термина «семантическая структура»

(далее СС). В истории отечественной науки идея выделения наиболее устойчивых элементов в смысловой структуре ЛЕ восходит к семасиологическим исследованиям А.А. Потебни [Потебня, 1958, 1999] и М.М. Покровского [Покровский, 2006], в зарубежной науке – к работам Г. Пауля [Пауль, 1960], К. Эрдмана [Эрдман, 1925] и П. Стерна [Стерн, 1931].

А.А. Потебня основным значением ЛЕ называл представление, по которому происходит наименование предметов/явлений данной ЛЕ и которое помогает удержать ЛЕ «в памяти народной», тем самым обусловливает истинный смысл ЛЕ [Потебня, 1999]. М.М. Покровский под основным значением ЛЕ понимал то «общее содержание представлений, которое является основанием для ассоциации слов по сходству или противоположности и позволяет словам проходить параллельную или сходную историю в своем развитии». Таким образом, А.А. Потебня под основным значением понимал внутреннюю форму слова [Потебня, 1999], а М.М. Покровский – общие признаки, вызывающие ассоциации ЛЕ и связанных с ними понятий [Покровский, 2006].

И.В. Арнольд называет семантической структурой упорядоченное множество лексико-семантических вариантов (далее ЛСВ) – двусторонних языковых знаков, характеризующихся единством звучания и значения и сохраняющих при этом ЛЗ в пределах своей парадигмы и системы синтаксических связей [Арнольд, 1966: 31-32;

1969: 159-162].

А.И. Смирницкий под ЛСВ понимает значения многозначного слова, объединенные «лексико-семантическим стержнем» [Смирницкий, 1954: 23, 25].

Значимость ЛЗ проявляется в семантических формах ЛЕ (ЛСВ), а реализация ЛСВ в речи порождает смысл. ЛЗ и ЛСВ выступают как родо-видовые понятия. ЛСВ многозначной ЛЕ обеспечивает переход от языковой системы к ее реализации в речи, он делает возможным восхождение от абстрактного (системы языка) к конкретности языкового общения. ЛСВ выступает «посредником» между языком и речью, «переключателем» языковых функций в речевые, языковых значений ЛЕ в коммуникативное содержание высказывания [Ольшанский, Скиба, 1987: 20-21].

Термин СС может использоваться при описании семантики производного слова, представляющей собой структуру отношений между производящей (отсылочной) основой и категориальным значением (формирующая часть, базис) [Кубрякова, 1981: 108]. Кроме того, семантическую структуру можно рассматривать как содержательную структуру полисемантичного слова [Никитин, 1983]. ЛЗ предстает как структура, имеющее ядро – интенсионал и периферию – импликационал (в терминологии М.В. Никитина) [Никитин, 1983: 25]. Интенсионал представляет собой «содержательное ядро лексического значения», совокупность связанных между собой семантических признаков, определяющих состав класса денотатов и наличие которых обязательно для сущностей данного класса, а импликационал является «периферией семантических признаков, окружающих ядро» [Никитин, 1996: 109-110]. По словам М.В. Никитина, «инфopмация o дeнoтате, кoтoрая связывается co cловoм в тeксте, cклaдывaeтся из двух eго чacтей:

нeпpeмeнных интeнcиoнaльных пpизнаков и некоторой чacти eго импликaциoнных пpизнаков, имплицитно актуализируемых кoнтекстом или «оживляемых», экcплицитнo назывaeмых в нем» [Никитин, 1983: 25]. Ученый отмечает, что «импликационал составляет «cиловое поле» cемантики имени, «его обуcловленный и вaрьирующийся в кoнтекcте кoмпонент, зависимый от лoгической структуры кoнтекcта» [Никитин, 1983: 27]. В целом автор рассматривает ЛЗ как сложное образование, интегрированное в когнитивные системы сознания.

Рассмотрим следующий пример: ЛЕ thunder «гром» имеет в своей СС интенсионал «атмосферное явление» и импликационал «осуждение, угрозы, брань, проклятия».

Перенос значения ЛЕ thunder по модели Атмосферное ПЯ Проклятья свидетельствует о языковой значимости элементов смысла, отражающих и существенные и случайные признаки, приписываемые человеком этому ПЯ. Эти признаки могут участвовать в образовании производных значений на метафорической основе. Одни из этих значений являются узуальными, другие – окказиональными или потенциальными [Никитин, 1996: 236]. Выделение таких компонентов значения существенно меняет представления о семантике знака, приоткрывает «бездну значения», высвечивая возможность функциональной актуализации скрытых смыслов [Янценецкая, 1991: 22].

(перен.) «осуждение, угрозы, брань, проклятия»

thunder Атмосферное явление (перен.) thundering «напыщенный; грозный», «громадный»

Очевидно, что определение содержательного ядра как набора минимально существенных семантических признаков слова позволяет установить место ЛЕ в системе языка и речи.

Идея о наличии содержательного ядра легда в основу теории прототипов [Rosch, 1973, 1978; Архипов, 1998, 2001, 2005, 2008; Киселева, 2009, 2010, 2012;

Песина, 2005, 2011], позволяющей ответить на многие сложные вопросы лексической семантики. В основе прототипической теории лежит понятие типичности сочетания признаков и степени значимости признаков при категоризации объектов/действий и т.д. Данная теория позволяет обнаружить, как в ЛЗ отображаются человеческий опыт, результаты концептуализации и категоризации мира. Представители теории прототипов доказывают наличие в СС слова «ближайшего» лексического прототипа (содержательного ядра / номинативнонепроизводного значения) и инварианта как набора абстрактных элементов, возникающих в результате осмысления всех ЛСВ ЛЕ на метафорическом уровне.

Содержательное ядро многозначной ЛЕ получило название «дальнейшего»

лексического прототипа [Архипов, 2001: 50-51]. Важным положением теории прототипов является утверждение о динамической природе лексического прототипа, предполагающей активную актуализацию знаний говорящим в процессе речи на основе компонентов номинативно-непроизводного значения [Песина, 2005: 78]. В данной работе термин «прототип» используется применительно к исходной ЛЕ, послужившей отправным моментом для создания нового ИПЯ, прообразу ИПЯ.

Вернемся к семантической теории М.В. Никитина, в которой вторым элементом семантической структуры ЛЕ называется импликационал как открытое структурированное множество семантических признаков, ассоциативно образуемое возможными импликациями из интенсионала [Никитин, 2003: 208]. Иными словами, это экстралингвистическое знание, представляющее собой информационный потенциал значения, который может быть актуализован лишь в речевом смысле.

Ряд исследователей рассматривает импликационал как набор коннотационных признаков, которые как «силовое поле» окружают ядро ЛЗ слова и являются условием его переноса. Отмеченность значения в словаре как переносного свидетельствует о том, что оно воспринимается в связи с какими-то другими значениями. «Эта связь основана на ассоциациях, обусловленных представлением о самих предметах» [Шмелв, 2002: 25]. Ассоциативный характер переносных значений делает их образными средствами. Ассоциации образуют тематические поля, предопределяя тем самым потенциальную направленность их «переносного»

употребления [Ibid: 183].

М.В. Никитин утверждает, что «слово в прямом значении осмысливается по памяти, в переносном значении – по правилам варьирования прямого значения». Т.е.

чтобы «знать, что значит слово в прямом значении», необходимо «помнить его значение», а для того, чтобы «знать, что значит слово в переносном значении», необходимо «знать его базовое прямое значение», а также «кое-что о мире, его сущностях, их связях, о закономерностях ассоциирования понятий» [Никитин, 1996:

238-239]. Таким образом, по мнению ученого, значение ЛЕ не имеет жестких и четких границ [Никитин, 1983: 23-24], а смысловая структура может видоизменяться и охватывать множество ситуаций (внешних контекстов), включая оценочные.

Значение слова меняется от контекста к контексту, варьируется в зависимости от тончайших оттенков мысли. Такая специфика реализации значения возможна благодаря его исключительной гибкости и подвижности. «Коммуникативная вариативность значения» приводит к многозначности ЛЕ. Е.Г. Беляевская утверждает, что «разнообразие употреблений слова и вариативность лексического значения основываются на неких общих характеристиках семантики слова», которые обеспечивают «единство понимания слова всеми говорящими на данном языке» и определяют «пределы варьирования лексического значения» [Беляевская, 1987: 57В процессе номинации заложены потенции к вариативности, а также предпосылки, обусловливающие наличие неизменной части значений ЛЕ.

Константность ЛЕ позволяет использовать е во вторичной функции наименования:

перенос имени с одного класса ПЯ на другой класс возможен только в том случае, когда оба класса имеют определенную общность, которая oтражается в нaличии oбщeй сeмантичeской чaсти обозначений двух разных референтных классов, cooтноcимых с oдной ЛЕ [Ibid.: 63].

Коннотации, лежащие в основе переноса значения, также могут иметь разные интерпретации, что, по мнению Н.Ф. Алефиренко, объясняется «стадией собирания и накопления фактического материала о способах создания в различных языках своеобразного «добавочного» значения слов и выражений, которое придает им национально-языковое своеобразие, экспрессивность, культурологическую ценность и вызывает в связи с этим определенный прагматический эффект» [Алефиренко, 2005: 100-102]. Это означает, что в ЛЗ присутствует большое количество дополнительных смыслов, которые имеют общий (реже индивидуальный) характер и могут быть определенным образом структурированы.

Г.Н. Скляревская выделяет эксплицитные (коммуникативно-ситуационный и эмотивный), а также имплицитные (когнитивный и идеологический) компоненты коннотации. Компонент семантики, непосредственно связывающий метафорическое значение ЛЕ с денотативным, назван Г.Н. Скляревской «символом метафоры». В процессе метафорического переноса символ метафоры, «который... относится к сфере коннотации», «входит в денотативное содержание в качестве ядерных (дифференциальных) сем и служит основанием смысловых преобразований в процессе метафоризации» [Скляревская, 2004: 47].

И.А. Стернин и И.В. Арнольд выделяют в коннотативной структуре ЛЕ эмоциональный, оценочный, экспрессивный и стилистический компоненты [Арнольд, 1970; Стернин, 1979: 93]. Эта точка зрения разделяется В.И. Шаховским, который называет коннотацию аспектом ЛЗ, «c пoмoщью кoтoрoй кoдирoваннo выражается эмоциональное cocтoяние гoвoрящего и oбуслoвленнoe им отнoшение к aдрecaту, oбъeкту и прeдмeту рeчи, cитуaции, в котopoй ocуществляется даннoе речевое oбщение» [Шаховский, 1983: 14].

Эмоциональный микрокомпонент выражает определенные чувства человека (положительные или отрицательные) при восприятии явления номинации, например, удивление, счастье, страх, негодование и т.п. Данный микрокомпонент является особенно ярким в значении фразеологической единицы (далее ФЕ), например, нем.

der hrt den Tau fallen (букв. «он слышит, как падает роса») означает «он считает себя всеведущим, бог весть каким умным», т.е. ФЕ выражает иронию; англ. rainbow (букв. «охота за радугой») означает погоню за недосягаемым и выражает hunt неодобрение. Эмоциональный микрокомпонент значения ЛЕ и ФЕ непосредственно связан с экспрессивностью, хотя, по мнению В.И. Шаховского, данные категории и принадлежат различным компонентам значения: ученый считает, что экспрессивность относится к денотативному значению ЛЕ, а эмотивность – к коннотативному значению ЛЕ [Шаховский, 1983: 32].

Эмоциональный компонент, как правило, связан с оценочным, который выражает (не)одобрительную оценку предмета речи. Тесная связь этих компонентов не предполагает однако их взаимозаменяемости: существуют ЛЕ с эмоциональным значением (например, названия эмоций) и ЛЕ с эмоциональным компонентом значения, а также ЛЕ с оценочным значением и с оценочным компонентом значения.

Все эти части коннотации тесно связаны друг с другом и часто переплетаются и взаимодействуют в значении ЛЕ, но четко выделяемы в структуре значения [Стернин, 1979: 95, 107].

Экспрессивный (интенсивно-экстенсивный) компонент коннотации отражает степень проявления действия, признака, а стилистический компонент связан с принадлежностью ЛЕ к определенной сфере или ситуации общения в данный период развития языка. К коннотации примыкает образный микрокомпонент как обобщенный, чувственно-наглядный образ предмета/явления, называемый ЛЕ; он обеспечивает силу ее (ЛЕ) прагматического воздействия: англ. fast/нем. schnell – англ. like the wind, нем. schnell wie der Wind – «быстро как ветер», англ. like lightning, with lightning speed, at lightning speed, нем. wie ein (gelter) Blitz – «молниеносно, с быстротой молнии».

Названные компоненты импликационала обеспечивают ассоциативный перенос одних образов на другие по метафорической или метонимической модели, специфическим образом кодируя значение признака, фиксируя характеристики, «которые получают статус ценностно определенных стереотипов» [Телия, 1986:

135]. Для расшифровки признака необходимо иметь определенные фоновые знания и ориентироваться в культурных представлениях и многих других внеязыковых факторах. Они (коннотации) национально специфичны, очень «капризны», отличаются у совпадающих или близких по значению слов даже одного и того же языка [Апресян, 1995: 63].

Для настоящего исследования коннотации важны именно как элемент ассоциативно-образного рисунка ЛЕ, который обеспечивает метафорический/метонимический перенос одних образов на другие при наименовании природных явлений. В рамках настоящего исследования коннотация рассматривается как часть системного значения ИПЯ, она узуально или окказионально входит в семантику ЛЕ и выражает «эмотивно-оценочное отношение говорящего к обозначаемой действительности» [Телия, 1986: 5]. Эмoтивнooценoчнoe oтнoшeниe хapaктepизуeтся cтилиcтичecкoй мapкирoвaннoстью и прaгматичeской знaчимocтью.

Любое переносное значение отличается языковым статусом, поскольку на функционирование ЛЕ в производном значении обычно накладываются определенные ограничения, слово, как правило, не вполне свободно в реализации своего номинативного потенциала, оно очень зависимо от контекста и уточняет свой смысл, вписываясь в логику контекстуальных связей.

В рамках настоящего исследования контекст понимается не только как словесная обстановка, он включает и элементы внешней ситуации, определяющие значение [Курилович, 2000: 238-239]. Учитывая существования двух подходов к изучению соотношения словесного контекста и значения – cлoвoцeнтрического и тeкстоцeнтричecкого1 [Уфимцева, 2002: 10; Марчук, 1996: 22], мы принимаем превалирование первого из них как исходное положение настоящего исследования и признаем «автономность» ЛЕ как элемента лексико-семантической системы языка и как номинативной единицы, которая реализует свое значение в различных контекстах употребления. Контекст рассматривается как дополнительный способ определения значения, при этом и кoнтекcт, и значение слова в равной меpe влияют друг на дpуга, вызывaя взaимные измeнeния: ЛЕ приобретает «значимость», создаются ассоциации, которые становятся условием измeнeния и oбoгащения семантики контекста за счет ceмантичeского cдвигa в слoве. В качестве факторов формирования контекстуального смысла ИПЯ в настоящем исследовании учитываются лингвистический и экстралингвистический контексты.

СС ЛЕ не возникает одномоментно, она формируется в процессе эволюции языка под воздействием лингвистических и экстралингвистических факторов, претерпевая самые различные изменения. В.В. Виноградов указывал на зависимость изменений в системах форм ЛЕ от «общих изменений семантического строя языка», результатом преобразований в СС ЛЕ в определенный момент развития является наличие элементов как старого, исходного, так и нового. Такая разнородность не 1 В текстоцентрическом подходе контекст – это единственное средство определения значений.

отражается на единстве и устойчивости системы ЛЕ, она носит скорее закономерный характер [Виноградов, 1977: 42].

Все разновидности ЛЕ взаимосвязаны и взаимообусловлены. Структуре ЛЕ свойственна мобильность, благодаря чему она быстро приспocaбливается к новым пoтребнocтям кoммуникaции, что, в свою очередь, способствует рaзвитию cловaрного cocтава в целом. В семантических процесах отражаются явления, происходящие в словарном составе языка, например, терминологизация значения ЛЕ является результатом развития особых терминологических ЛСВ и способность одного и того же ЛСВ функционировать в нетерминологическом и терминологическом значениях. ЛЕ сохраняет свое единство при всем разнообразии ЛСВ, чьи функционально-стилевые различия не нарушают тождества ЛЕ [Ивлева, 1986: 52-53].

Для настоящего исследования важно определение типа семантических процессов, происходящих в значении ЛЕ при переносе наимeнoвания. Вторичное наименование ИПЯ происходит в результате:

(«пpиглушeние узуaльнoй дeнoтации и Cдвигa oдновремeннoe пoявлениe oккaзионaльной peфepeнции») [Азнаурова, 1977: 96]);

Пepepaспределения (перенос общего признака квалификативного характера и его актуализация);

Наслoeния (индуцирование сем пoлoжитeльной/ accоциативных oтрицательной эмoциональной нaпрaвленнocти) [Серебренников, 1977: 64].

Другими словами, вторичная номинация проходит этапы зaмены архисемы у ocнoвнoго ЛСВ, ocлаблeния диффepeнциaльных и aктуализации пoтeнциaльных ceм кoннoтативнo-oцeнoчнoгo хapaктepa2 [Хабарова, 2004: 21-22]. В целом, сущность 2 Семы являются микрокомпонентами семантической структуры ЛЕ. Описание сем является предметом рассмотрения в работах М.В. Никитина [Никитин, 1996]; З.Д. Поповой, И.А. Стернина [Попова, Стернин, 2011; Стернин, 1985]; О.Н.

Селиверстовой [Селиверстова, 1975]; Д.Н. Шмелева [Шмелев, 2006] и мн. др. лингвистов. Типология сем основывается на бинарных оппозициях, выделяются, например, ядерные (обязательные, эксплицитные) и периферийные (факультативные, имплицитные) семы, родовые и видовые (архисема и дифференциальные семы (В.Г.

Гак); гиперсема и гипосема (М.В. Никитин)).

механизма переноса (вторичной номинации) состоит в семантической трансформации исходного слова в результате взаимодействия категориального и субкатегориального статусов наименований и типов ассоциативных признаков [Бабина, 2003: 10].

Для описания семантических сдвигов в СС ЛЕ (метафоризации, метонимизации, сужения, расширения, а также улучшения и ухудшения значений) необходимо рассмотреть типы лексических значений – вопрос, которому посвящен следующий раздел настоящего исследования.

1.1.2. Типология лексических значений

В лингвистике существует множество классификаций ЛЗ. Впервые теоретически обоснованная типология ЛЗ была представлена академиком В.В.

Виноградовым в 1953 году [Виноградов, 1953]. В основе его типологии значений лежат номинативный и синтагматический принципы. первый из них позволяет выделить три типа ЛЗ:

Прямые номинативные значения, бы непосредственно 1. «как направленные на «предметы, явления, действия и качества действительности (включая внутреннюю жизнь человека) и отражающие их общественное понимание»

[Виноградов, 1977: 171];

Номинативно-производные значения, у которых сохранена 2.

мотивированная связь с первичной номинацией (в их составе присутствуют актуальные или потенциальные семы из основного значения): «В той мере, в какой эти значения не отрываются от основного они понимаются соотносительно с ним и могут быть названы номинативно-производными значениями. Часто они бывают уже, теснее, специализированнее, чем основное номинативное значение слова»

[Ibid.: 172]. Данное значение часто является общепринятым, оно характеризуется меньшей метафоричностью и образностью;

Экспрессивно-синонимические значения, выражаемые «через 3.

семантически основное или опорное слово, которое является базой соответствующего синонимического ряда и номинативное значение которого непосредственно направлено на действительность» [Ibid.: 173]. Данный тип значения непосредственным образом зависит от регистра речи: formal – informal, oral – written и т.д.

Синтагматический принцип принимает во внимание сочетаемостные свойства

ЛЕ в предложении. В рамках данного принципа выделяются следующие значения:

1) Фразеологически связанные значения (сочетание данной словоформы со строго определенными ЛЕ) – значения, которые «употребляются в узкой сфере семантических отношений» и «лишены глубокого и устойчивого понятийного центра» [Ibid.: 176];



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 
Похожие работы:

«ЛУКЬЯНЧЕНКО Екатерина Александровна НОМИНАЛИЗАЦИИ С ИНКОРПОРИРОВАННЫМ ОБЪЕКТОМ КАК СРЕДСТВА ВЕРБАЛИЗАЦИИ КОГНИТИВНЫХ СТРУКТУР, РЕПРЕЗЕНТИРУЮЩИХ СОБЫТИЕ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА) Специальность № 10.02.04 германские...»

«Казачкова Анна Владимировна Жанровая стратегия детективных романов Бориса Акунина 1990 –начала 2000-х гг. Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор О.Ю. Осьмухина Саранск – 2015 Содержание Введение 1. Творчество Бориса Акунина в контексте традиции детективного 24 жанра 1.1....»

«АВЕТЯН НАРИНЕ САМВЕЛОВНА СУБСТАНДАРТНАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ В АНГЛИЙСКОМ ПОЛИЦЕЙСКОМ СУБЪЯЗЫКЕ (социолексикологический подход) Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»

«КЛИЕНКОВА ИРИНА БОРИСОВНА ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СУБСТАНТИВНЫХ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ В ШВЕЙЦАРСКОМ ВАРИАНТЕ НЕМЕЦКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА (ПО МАТЕРИАЛАМ ПРЕССЫ) Специальность – 10.02.04. – германские языки Диссертация на соискание ученой степени...»

«Илагаева Гозель Орозбаевна МЕТАЛИНГВИСТИКА «ТОЛКОВОГО СЛОВАРЯ РУССКОГО ЯЗЫКА» ПОД РЕДАКЦИЕЙ Д.Н. УШАКОВА: СЛОВАРЬ И ИДЕОЛОГИЯ 10.02.01 – Русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук,...»

«Бухаева Раджана Владимировна ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ (на материале бурятского языка) Специальность 10.02.19. – теория языка Научный консультант: доктор филологических наук, профессор А.П. Майоров Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Улан-Удэ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ПОНЯТИЕ СТЕРЕОТИПА В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.. 1.1 Cтереотип: к определению понятия.. 1.2 Лингвистическая интерпретация стереотипа. 1.3 Cтереотипы...»

«ВОРОБЬЁВА НАТАЛЬЯ ЮРЬЕВНА ИНОЯЗЫЧНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ НИКОЛАЯ ГУМИЛЁВА Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук профессор Леденёва В. В. Москва – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ ИНОЯЗЫЧНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ...»

«Хорева Лариса Георгиевна Жанр новеллы и традиции анекдота (на материале испанской литературы) По специальности 10.01.08 – Теория литературы. Текстология. диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических...»

«Бухаева Раджана Владимировна ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ (на материале бурятского языка) Специальность 10.02.19. – теория языка Научный консультант: доктор филологических наук, профессор А.П. Майоров Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Улан-Удэ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ПОНЯТИЕ СТЕРЕОТИПА В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.. 1.1 Cтереотип: к определению понятия.. 1.2 Лингвистическая интерпретация стереотипа. 1.3 Cтереотипы...»

«АВЕТЯН НАРИНЕ САМВЕЛОВНА СУБСТАНДАРТНАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ В АНГЛИЙСКОМ ПОЛИЦЕЙСКОМ СУБЪЯЗЫКЕ (социолексикологический подход) Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»

«ПУЗЫРЁВА Любовь Валерьевна ЗНАЧЕНИЕ И ФУНКЦИИ ЧАСТНОГО В РОМАНАХ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Л. В. Павлова Смоленск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. 3 Глава I. Семантика частностей в романах Ф.М. Достоевского. 30 §1....»

«Савенкова Анна Дмитриевна ОБРАЗ РОССИИ В АНГЛИЙСКОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ 20–40-х гг.XX в.: К ПРОБЛЕМЕ КРОСС-КУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ (Г. Дж. УЭЛЛС, У.С. МОЭМ, Дж. Б. ПРИСТЛИ) Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (английская...»

«Рясов Даниил Леонидович Образ Германии в творческом сознании Н. В. Гоголя Специальность 10.01.01 – Русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор В. В. Прозоров Саратов – Оглавление Введение.. Глава 1....»

«КАШПЕРСКАЯ Александра Петровна ЭВОЛЮЦИЯ ЯЗЫКА И ЖАНРА В НЕМЕЦКИХ ТЕКСТАХ XV ВЕКА О ВАЛАШСКОМ КНЯЗЕ ВЛАДЕ III Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Е.Р.Сквайрс Москва 201 Содержание Введение.. Глава 1. Историческая основа ранних текстов о Владе III.1 1.1. Исследовательская литература....»

«ЖДАНОВА Ирина Игоревна ТОЛЕРАНТНЫЙ ГАЗЕТНЫЙ ДИСКУРС (на материале русскоязычной зарубежной прессы) 10.02.01 русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Иванищева Ольга Николаевна Мурманск ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. Современные подходы к...»

«) Кистерева Евгения Эдуардовна ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ ХУАНА ДЕ ВАЛЬДЕСА (НА МАТЕРИАЛЕ «ДИАЛОГА О ЯЗЫКЕ», 1535 / 36 Г.) Специальность 10.02.05 – Романские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук профессор Сапрыкина Ольга Александровна Москва – Оглавление Введение.. 4 Глава 1. «Диалог о языке» Хуана де...»

«Хохлова Наталия Вениаминовна Абстрактные имена существительные в речи англичан (социолингвистический аспект) Специальность 10.02.04 «Германские языки» Диссертация на соискание учной степени кандидата филологических наук Научный руководитель: д.филол.н,...»

«ТАТАРЕНКОВА ДИНА СЕРГЕЕВНА СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ОСУЖДЕННЫХ 10.01.10-Журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: Лозовский Борис Николаевич доктор филологических наук, доцент Екатеринбург –...»

«МАЛЗУРОВА СЭСЭГМА ДАША-НИМАЕВНА МИФО-ФОЛЬКЛОРНЫЕ ИСТОКИ ПРОЗЫ НАРОДОВ СИБИРИ И СЕВЕРА 60-80 гг. ХХ ВЕКА Специальность 10.01.02 литература народов Российской Федерации (сибирская литература: алтайская, бурятская, тувинская, хакасская, якутская) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель:...»

«ИБРАГИМОВ МУРАД АСИМОВИЧ КОГНИТИВНО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАТЕГОРИИ РОДА: СТРУКТУРА И ВЕРБАЛЬНАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.