WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ЛЕКСИКА БЫЛИННОГО ТЕКСТА: ЖАНРОВЫЙ, ДИАЛЕКТНЫЙ И ИДИОЛЕКТНЫЙ АСПЕКТЫ (НА МАТЕРИАЛЕ ЭПИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ Т.Г. РЯБИНИНА) ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Курский государственный университет»

На правах рукописи

ХОЛТОБИНА АНАСТАСИЯ СЕРГЕЕВНА

ЛЕКСИКА БЫЛИННОГО ТЕКСТА:

ЖАНРОВЫЙ, ДИАЛЕКТНЫЙ И ИДИОЛЕКТНЫЙ АСПЕКТЫ

(НА МАТЕРИАЛЕ ЭПИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ Т.Г. РЯБИНИНА)



10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель:

доктор филологических наук, доцент Праведников Сергей Павлович Курск – 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………....... 5

ГЛАВА 1. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ЛЕКСИКИ БЫЛИННЫХ

ТЕКСТОВ Т.Г. РЯБИНИНА……………………………………………...… 16

1.1. Жанровая принадлежность фольклорного текста………………. 16

1.2. Конкорданс народной поэзии и лингвофольклористический инструментарий в его подготовке……………………………….......... 19

1.3. Словник былинных текстов Т.Г. Рябинина……………………... 25 1.3.1. Принципы составления былинного словника……………... 26 1.3.2. Количественный анализ былинного и песенного лексиконов…………………………………………………………… 29 1.3.3. Частеречные параметры разножанровых словников…….... 33

1.4. Характеристика ядерной лексики былинного и песенного словников……………………………………………………………….. 38 1.4.1. Лексические единицы, представляющие предметный мир……………………………………………………………............. 44 1.4.2. Слова с признаковым значением…………………………… 52 1.4.3. Наименования процессуального мира………………........... 61 1.4.4. Адвербиальные единицы и количественные наименования………………………………………………………… 63 Выводы по Главе 1……………………………………………………... 64

ГЛАВА 2. ДИАЛЕКТНЫЙ АСПЕКТ ИЗУЧЕНИЯ БЫЛИННОГО

ЛЕКСИКОНА………………………………………………………………... 66

2.1. Общеупотребительная лексика…………………………………... 67

2.2. Территориально ограниченная лексика…………………………. 72 2.2.1. Структурные лексические классы…………………….......... 82 Лексические диалектизмы……………………………... 82 2.2.1.1.

Семантические диалектизмы………………………….. 88 2.2.1.2.

Диалектные словосочетания и фразеологические 2.2.1.3.

диалектизмы……………………………………………………….. 93 2.2.2. Тематические группы диалектных наименований………... 97 2.2.3. Словообразовательные модели диалектных единиц…….... 100

2.3. Фольклоризмы ……...…………………………………..………… 103 2.3.1. Сравнительная характеристика былинных и песенных фольклоризмов………………………………………………………. 105 2.3.2. Тематические группы собственно фольклорных наименований………………………………………………………... 114 2.3.3. Словообразовательные модели собственно фольклорных единиц………………………………………………………………… 116 2.3.4. Постоянные эпитеты в разножанровых лексиконах………. 118 Выводы по Главе 2……………………...……………………………… 122

ГЛАВА 3. ИДИОЛЕКТНО МАРКИРОВАННЫЕ НАИМЕНОВАНИЯ

В ЭПИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ Т.Г. РЯБИНИНА…………………………….. 125

3.1. Варьирование былинного текста………………………………… 125

3.2. Идиолектные единицы в лексиконе Т.Г. Рябинина и их частеречная принадлежность………………………………………….. 128

3.3. Дифференциация идиолектных наименований по тематическому признаку………………………………………………. 136 3.3.1. Лексические единицы, представляющие предметный мир……………………………………………………………………. 137 3.3.2. Слова с признаковым значением…………………………… 141 3.3.3. Наименования процессуального мира……………………... 145 3.3.4. Адвербиальные единицы……………………………………. 151

3.4. Критерии выделения идиолектных языковых конструкций…… 152 Выводы по Главе 3…….……………………………..………………… 156 ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………… 158 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………….……………... 162 СПИСОК СЛОВАРЕЙ………………………………………………………. 177 СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ФАКТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА...………… 180 ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Словник былинных текстов Т.Г. Рябинина………....... 181 ПРИЛОЖЕНИЕ 2. Ядерная лексика былинного и песенного словников... 196 ПРИЛОЖЕНИЕ 3. Перечень общежанровых ядерных наименований…... 201

ВВЕДЕНИЕ

Язык устного народного творчества являет собой предмет рассмотрения филологов на протяжении почти двух столетий.

Основополагающими в науке о языке русского фольклора стали работы Ф.И. Буслаева, А.А. Потебни, А.Н. Веселовского. 40–60-е годы XX века характеризуются возросшим интересом к народно-поэтической речи, многоаспектным и углублённым подходом к её анализу. В этот период задачи в исследовании языка устной поэзии ставились и успешно разрешались в работах П.Г. Богатырёва, А.П. Евгеньевой, И.А. Оссовецкого и других учёных. В 70-е годы были сформулированы цель и задачи лингвофольклористики – гуманитарной дисциплины, призванной выявить функциональные особенности языковой структуры в фольклорном тексте.





В конце XX века лингвофольклористы вводили в научный оборот разножанровый фольклорный материал и анализировали его в различных направлениях. Результат такой работы виделся в постановке проблемы жанрового своеобразия фольклорной лексики.

В системе жанров русского фольклора особое место занимают былины, связанные с историей народа в самое непростое время становления и защиты Древней Руси, социально-политических конфликтов в государстве. Состав «торжественно-напевного и ритмически организованного» поэтического языка былин, его художественные средства, в числе которых наиболее регулярны сравнения, метафоры, эпитеты, воспроизводят ситуации, картины и образы «эпически возвышенные, грандиозные либо, при изображении врага, страшные, безобразные» (Селиванов, 19881: 17).

Знаменательно, что первым классическим собранием русской народной словесности стал сборник, содержавший песенный эпос. В 1804 году появилось первое издание сборника Кирши Данилова – «Древние русские стихотворения». В обстоятельном предисловии К.Ф. Калайдовича ко второму изданию, вышедшему в 1818 году, следует отметить, в частности, рассуждение издателя о роли Кирши Данилова в передаче текстов, которое впоследствии расширилось до постановки проблемы сказителя фольклорного произведения. Кроме того, К.Ф. Калайдович выявил специфику языка эпической песни и на вопрос: каков язык сказителя Кирши Данилова? – ответил так: «народный, сказочный, с частыми повторениями одних и тех же выражений, с многосоюзиями. В нем встречаются кое-где слова, вышедшие из употребления» (Калайдович, 1818: XXV).

В 1861 году читатель познакомился с первой частью издания «Песен, собранных П.Н. Рыбниковым» и открыл для себя эпическое наследие Олонецкой губернии. В третью часть собрания, вышедшую в 1864 году, П.Н. Рыбников поместил «Заметку собирателя», в которой рассказал о хранителях былин и личном влиянии сказителей на склад исполняемых произведений, а также вывел общие положения о народной поэзии. Одно из приложений заключительной части сборника, получившее название «Об особенностях Олонецкого подречия», содержит наблюдения собирателя над спецификой произношения, словообразования и словоизменения, отмеченной в речи населения Олонецкой губернии (Рыбников, 1867).

Несколько позднее «Исландию русского эпоса» посетил другой крупный собиратель. Результатом предпринятой поездки стало собрание «Онежских былин, записанных А.Ф. Гильфердингом летом 1871 года».

В статье «Олонецкая губерния и её народные рапсоды», помещённой в издание, А.Ф. Гильфердинг после описания увиденного края, быта народа обратился непосредственно к предмету повествования – народной эпической поэзии и её сказителям. Собиратель в общении с эпическими певцами отмечал их «личные обстоятельства», чтобы понять «влияние личности сказителя на характер самих рапсодий» (Гильфердинг, 1894: 14);

впоследствии биографические сведения о каждом исполнителе были представлены в собрании. Оговорим также, что тексты в сборнике впервые были расположены по сказителям, а не по сюжетам.

В дальнейшем вопрос о роли сказителя в передаче былин и проблема взаимодействия традиционного и индивидуального в эпических текстах рассматривались в многочисленных исследованиях (см., напр.: Марков, 1901;

Васильев, 1907; Соколов, 1924; Аникин, 1960; Богатырев, 1964; Путилов, 1996; Новиков, 2000).

О языке русских былин писали А.П. Евгеньева (19401, 19402, 1963), В.Я. Пропп (1954), П.Д. Ухов (1958), Б.Н. Путилов (19661), З.М. Петенева (1985) и др. Во второй половине XX века изучение языка былинных текстов вышло на качественно новый этап. С 70-х годов лингвисты от анализа эпитетов, синонимов, тавтологических повторов, формул и других частных фактов переходили к системному исследованию упорядоченных множеств языковых единиц, в частности, частей речи. Такой подход стал возможным во многом благодаря курской школе лингвофольклористики, представители которой в этот период приступили к изучению языка былин. Так, предметом исследования специалисты избирали имя числительное (Хроленко, 1975;

Праведников, 1994), имя прилагательное (Павлюченкова, 1984), глагол (Беляева, 1994), наречие (Набатчикова, 1997), слово категории состояния (Диневич, 2002) и др.

Таким образом, описаны и изучены наиболее яркие языковые приметы и явления былинного текста.

Библиографический указатель «Язык фольклора», составленный курскими исследователями фольклора, информирует (Язык 2008), о вышедших с 1998 по 2007 годы публикациях, посвящённых различным вопросам изучения языка фольклора. В разделе «Теория жанров» есть подразделы «Былина» и «Эпос». Суммируя данные по двум спискам, отметим, что за десять лет появилось 64 работы (37 и 27 соответственно), нацеленные на рассмотрение разного рода явлений в языке эпических текстов. Причём в подразделе «Эпос» только треть работ базируется непосредственно на русском материале. Весьма скромная публикационная активность (примерно по четыре работы в год) – результат того, что возможности прежнего подхода исчерпывают себя, в связи с чем к изучению языка былин необходимо подходить по-новому. О.Н. Трубачев в подобном случае говорил о наступлении возврата, совершающегося «на новом уровне и новых, более комплектных данных», а языкознание называл «наукой возвратов» (Трубачев, 2004: 513).

В XXI веке изучение языка фольклора выходит на новый уровень, что предполагает исследование не отдельных фактов, а всей системы в целом.

Новая парадигма включает корпусный подход, т.е. анализ большого объёма языкового материала, и лексикографизацию методов, которая делает всеобщим стремление закрепить в словарной форме результаты конкретных исследований. Словарь систематизирует необходимый корпус и выступает как инструмент решения языковедческих задач. В итоге скрупулёзность лексикографического описания объединяется с тотальным охватом языкового материала.

Переход на новый уровень даёт возможность лингвофольклористу решать фундаментальные проблемы семантики фольклорного слова (А.Т. Хроленко), фольклорной лексикологии (И.С. Климас), фольклорной лексикографии (М.А. Бобунова), фольклорной диалектологии (С.П. Праведников).

Наша работа осуществлена в русле нового направления научного поиска, поскольку стремится дать целостное представление о лексике русской былины посредством привлечения данных подготовленной в рамках исследования лексикографической базы – словника, частотного словаря и конкорданса. В этом состоит актуальность предпринятого сочинения.

Объектом анализа является корпус былин Т.Г. Рябинина, предметом – лексический ярус эпических текстов сказителя.

Выбор указанных текстов в качестве объекта изучения не случаен.

Былины, пропетые Т.Г. Рябининым, крестьянином деревни Середки Кижской волости Олонецкой губернии, – неоспоримая классика былинного искусства.

Сейчас, «когда нам известны сотни былинных певцов и их репертуар, Т.Г. Рябинин занимает в этом ряду одно из первых мест как замечательнейший знаток, хранитель, исполнитель былин, а кроме того – и как основатель семейной династии старинщиков» (Путилов, 1990: 6).

В историю мировой фольклористики Трофим Григорьевич Рябинин «вошел по-будничному просто. Майским утром 1860 г. Леонтию Богданову, крестьянину д. Середки, удалось “уломать” … Рябинина зайти вечером к нему в избу, где сказителя ждал П.Н. Рыбников» (Криничная, 1992: 11).

Впоследствии собиратель напишет: «… Удивительное умение сказывать придавало особенное значение каждому стиху. Не раз приводилось бросить перо, и я жадно вслушивался в течение рассказа … И где Рябинин научился такой мастерской дикции: каждый предмет у него выступал в настоящем свете, каждое слово получало свое значение!» (Рыбников, 1864:

XIX–XX).

Позднее А.Ф. Гильфердинг во время своей двухмесячной экспедиции в Олонецкую губернию, а затем непосредственно в Петербурге записал от сказителя ставшие классикой былинные тексты, которые впоследствии поместил в издание «Онежских былин»: «Вольга и Микула», «Илья и Соловей разбойник», «Илья Муромец и Калин царь», «Илья Муромец в ссоре со Владимиром», «Илья Муромец и дочь его», «Добрыня и Маринка», «Добрыня и Змей», «Добрыня и Василий Казимиров», «Дунай», «Михайло Потык», «Иван Годинович», «Хотен Блудович», «Дюк», «Сорок калек», «Королевичи из Крякова».

Т.Г. Рябинин – родоначальник династии сказителей, которая известна в четырёх поколениях. Репертуар Трофима Григорьевича перенял его младший сын Иван Трофимович, сказительское искусство которого воспринял его пасынок Иван Герасимович Рябинин-Андреев и передал своему сыну Петру Ивановичу Рябинину-Андрееву.

Исследователи утверждают, что стихи Рябиниными не заучивались;

«речь должна идти о совсем ином процессе, связанном с выработкой на основе длительной и специфической школы творческой способности к самостоятельному воссозданию былинного стиха» (Путилов, 19661: 231).

Роль сказителя в передаче эпического текста исключительна, степень его ответственности при этом очень высока. А.Ф. Гильфердинг отмечал, что в сохранении и преемственной передаче былин помимо механического действия памяти должно участвовать «какое-то коллективное … поэтическое чутье в народе». Певец не подозревает об участии в воспроизведении былин «личного творчества», хотя оно, по убеждению собирателя, есть (Гильфердинг, 1894: 25). А.Ф. Гильфердинг называл это личной стихией, вносимой в былину каждым певцом. Доля таких вкраплений чрезвычайно велика, «гораздо больше, чем можно бы предполагать, послушав уверения самих сказителей, что они поют именно так, как переняли от стариков» (Там же: 31).

Каждое исполнение былины уникально. Сказитель – это сама традиция и в то же время индивидуальность (Лорд, 1994: 15). По мнению А.С. Канцедикаса, понятие «традиция» содержит в себе элемент развития, необходимость движения (Канцедикас, 1975: 25). Певец в соответствии с идеями своей эпохи неизбежно вносит в текст устного произведения изменения. В связи с этим «песня на протяжении своей жизни является не одним произведением, а рядом вариантов, коего концы могут быть до неузнаваемости далеки друг от друга, а промежуточные ступени незаметно между собой сливаются» (Потебня, 1905: 143).

Язык фольклорного текста – это непрерывно развивающееся явление.

Устный памятник «не статичен, но существует в текучей, динамической традиции … Он одновременно целен и противоречив, единен и многообразен, аморфен и организован, ибо в каждом своем исполнении … он и традиционен, и импровизирован» (Гринцер, 1974: 14).

Обращение лингвофольклориста к творческому наследию сказителя подразумевает исследование его идиолекта. Известно широкое и узкое понимание данного термина. Под идиолектом в широком смысле понимают реализацию конкретного языка в устах индивида, т.е. совокупность текстов, порождаемых говорящим и исследуемых лингвистом с целью изучения системы языка. Идиолект в узком смысле – только специфические речевые особенности данного носителя языка (ЛЭС, 1990). Толкования находятся в комплементарной связи, поскольку специфическое можно выявлять только в общей совокупности, которая прежде обязательно должна быть систематизирована.

Предметом исследования М.А. Караваевой в работе «Идиолект былинного певца» стали идиолекты трёх сказителей: Т.Г. Рябинина, К.И. Романова и А.Е. Чукова. Источником фактического материала были избраны былинные тексты из издания «Песен, собранных П.Н. Рыбниковым»

(Караваева, 1997). Описание идиолектов проведено с использованием оригинальной методики системного сопоставления лексиконов певцов.

Исследователь, таким образом, рассматривает заявленный термин прежде всего в широком смысле. А.Т. Хроленко в статье «Идиолект былинного певца в словаре языка русского фольклора» (Хроленко, 2000), напротив, приводит элементы индивидуально-исполнительские, т.е. зафиксированные в текстах исключительно одного сказителя. Идиолект здесь есть показатель непосредственно личностного участия носителя былинного текста в формировании языка фольклора.

В нашем исследовании идиолект былинного певца представлен двупланово. В первой и второй главах анализируется лексикон Т.Г. Рябинина. В третьей главе рассмотрены идиолектные наименования, отмеченные в текстах сказителя.

Цель работы – исследовать лексику былин Т.Г. Рябинина с позиций жанрового, диалектного и идиолектного своеобразия. Выявление жанровой специфики предполагает привлечение в качестве фонового материала словника и конкорданса песенных текстов, зафиксированных также в Олонецкой губернии во второй половине XIX века, и определение сходного и отличного в былинном и песенном лексиконах.

Заявленная цель обусловливает постановку и решение следующих задач:

составить словник и частотный словарь былин Т.Г. Рябинина;

1) создать конкорданс былинных текстов сказителя;

2) охарактеризовать и сопоставить лексиконы былин и лирических 3) песен Олонецкой губернии в количественном и качественном отношении;

выделить ядерную лексику былинных и песенных текстов и 4) описать её с точки зрения частеречной принадлежности, тематического состава и количественных показателей;

определить удельный вес общеупотребительных, диалектных, 5) собственно фольклорных единиц в былинном и песенном словниках и выявить особенности функционирования указанных слов в разножанровых народно-поэтических текстах, бытовавших и зафиксированных на одной территории в одно историческое время;

выделить идиолектные наименования в лексиконе сказителя и 6) дифференцировать их по частеречному и тематическому признакам.

База эмпирического материала. Источником фактического материала стало авторитетное в научном отношении издание – «Онежские былины, записанные А.Ф. Гильфердингом летом 1871 года». Анализу подверглась лексика 15 былинных текстов Т.Г. Рябинина. Составленный на их базе словник включает 2 190 единиц в 30 195 словоупотреблениях. В качестве фонового материала использовались 114 необрядовых лирических песен, записанных в Олонецкой губернии в XIX веке и вошедших в семитомный свод «Великорусских народных песен» А.И. Соболевского. Словник песен включает 2 850 наименований в 12 938 словоупотреблениях.

Вспомогательным материалом явились словники и частотные словари былин и лирических песен, записанных в разное время как на одной территории, так и в разных местностях: былины из изданий А.Ф. Гильфердинга и П.Н. Рыбникова, севернорусские песни из сводов А.И. Соболевского и П.В. Киреевского, южнорусские песни из сборников М.Г. Халанского и А.И. Соболевского. В качестве иллюстраций привлекались примеры из других былинных изданий.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые в выявлении своеобразия лексики былинных текстов нами был применён подход, учитывающий жанровый, диалектный и идиолектный аспекты изучения материала, способствующий комплексному лингвистическому описанию эпического лексикона. На основе былин Т.Г. Рябинина нами подготовлена лексикографическая база, включающая словник, частотный словарь и конкорданс.

Методы и методики исследования. В работе использовались такие общелингвистические методы, как описательный, основанный на непосредственном наблюдении языковых фактов и их характеристике, таксономический с методикой компонентного анализа, количественностатистический, сопоставительный. В диссертационном сочинении нашли отражение оригинальные методики доминантного анализа и сжатия конкорданса, разработанные курскими лингвофольклористами.

Загрузка...

Для эффективного использования указанных методик применялась специально созданная компьютерная программа NewSlov («Программа автоматизированного составления и обработки словников», автор – М.В. Литус).

Теоретическая ценность диссертации состоит в расширении возможностей лингвофольклористики за счёт системного исследования лексики былинного текста.

Работа вносит вклад в решение проблем жанровой специфики языка фольклора, природы фольклорных диалектов, феномена идиолектности в традиции устного народного творчества.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его материалы могут найти применение при разработке спецкурсов и спецсеминаров по языку фольклора, а также при изучении вузовских курсов современного русского литературного языка, устного народного творчества, русской диалектологии; могут быть использованы в лексикографической практике. Полагаем, что полученные данные будут полезны лингвистам, фольклористам, этнологам и культурологам.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Лексикографическая база, формируемая на основе мегатекста, способствует выявлению своеобразия лексикона сказителя, обеспечивает объективность описания языковых средств и даёт возможность проводить многоаспектный сопоставительный анализ лексического состава разножанровых фольклорных текстов.

2. Жанровая принадлежность мегатекста отражена в ядре исследуемого лексикона. Большая часть доминантной лексики является жанрово маркированной.

3. Несмотря на каноничность эпического текста, часть былинного лексикона территориально дифференцирована. Диалектные и собственно фольклорные слова, непосредственно связанные с фактором пространственной отнесённости, являются прямым доказательством местной специфики мегатекста. Качественный состав региональных особенностей зависит от принадлежности фольклорного текста к эпическому или лирическому жанру.

4. Сказитель былин, выступая как носитель и продолжатель художественной традиции, привносит в исполняемый эпический текст новизну, которая может быть материализована, в частности, в идиолектных словах и конструкциях.

Достоверность полученных результатов и выводов обеспечивается надёжностью методологической базы исследования, применением современных методик науки о языке, количеством исследуемого эмпирического материала, а также объёмными данными лексикографических источников.

Апробация работы. Материалы диссертации обсуждались на заседаниях аспирантского семинара при кафедре русского языка Курского государственного университета; были представлены в докладах на конференциях: VII Международная научно-практическая конференция «Современная филология: теория и практика» (Москва, 3–4 апреля 2012 года), XXI Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов» (Москва, 7–11 апреля 2014 года); нашли отражение в восьми публикациях, три из которых размещены в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура работы определяется целью и задачами исследования.

Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка источников, списка использованных словарей, списка использованной литературы, приложений.

ГЛАВА 1. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ЛЕКСИКИ

БЫЛИННЫХ ТЕКСТОВ Т.Г. РЯБИНИНА

–  –  –

Изучение фольклора в целом и его языка в частности возможно только в плане учёта жанровых особенностей; специфику же уместно выявлять на материале былин и лирических песен (Оссовецкий, 1952: 97–98).

«… Всякое явление целесообразно рассматривать как часть системы явлений данного рода. Каждый фольклорный жанр может быть до конца осмыслен в его внутренних закономерностях и в его развитии лишь при сопоставлении с другими жанрами той исторически сложившейся и эволюционирующей системы их, которую мы называем фольклором»

(Азбелев, 1975: 21).

Включение слова в любое текстовое пространство уже обусловлено разного рода ситуациями и самим ходом повествования;

его функционирование возможно в границах определённого словесного окружения. В произведениях разных жанров отличия проявляются ещё ощутимее. Так, ориентация на жанровую принадлежность даёт возможность выявить своеобразие языкового материала, поскольку, по наблюдению исследователей, «одинаковых проекций у одинаковых слов в разных жанрах практически не бывает. Наличие проекций связано либо с различиями в вариантах культурно-языковой картины мира, которые свойственны жанрам и которые можно назвать “картинками” мира при одной культурной модели, либо с различием в культурных моделях и чаще всего – в их ценностных ориентирах» (Никитина, 2000: 20–21).

Возникновение и дальнейшее функционирование произведения обусловлены его жанровой принадлежностью, которая предполагает и своего рода «ответственность» текста. «Одни поэты преимущественно умеют хорошо рассказать происшествия, случающиеся в жизни. Это называется эпической или повествовательной поэзией … Другие особенно хорошо могут изображать предметы и передавать то чувство, то впечатление, которое эти предметы возбуждают в душе. Это поэзия лирическая» (Добролюбов, 1970: 353).

Суть отличия эпической поэзии от лирической излагает в «Заметке собирателя» П.Н. Рыбников: «Если былевая поэзия переносит нас в далекое прошедшее и открывает нам народное земское представление о русской истории и о тех идеалах, которые созданы ее течением в сознании народа, то … бытовые песни знакомят со взглядом русского человека на явления его семейной и обыденной жизни» (Рыбников, 1864: III).

В работе «Эстетика и поэтика» А.А. Потебня следующим образом сформулировал «настроение» эпоса и лирики: «Лирика – praesens. Она есть поэтическое познание, которое, объективируя чувство, подчиняя его мысли, успокаивает это чувство, отодвигает его в прошедшее и таким образом дает возможность возвыситься над ним. Лирика говорит о будущем и о прошедшем… лишь настолько, насколько оно волнует, тревожит, радует, привлекает или отталкивает. Из этого вытекают свойства лирического изображения: краткость, недосказанность, сжатость, так называемый лирический беспорядок … Эпос – это perfectum. Отсюда спокойное созерцание, объективность (отсутствие другого личного интереса в вещах, изображаемых в событиях, кроме того, который нужен для возможности самого изображения)» (Потебня, 1976: 448–449).

Устная эпическая поэзия – это жанр повествовательной поэзии, которая создавалась способом, выработанным поколениями исполнителей, не умевших писать. Этот способ состоит в «сложении метрических стихов и полустиший посредством формул и формульных выражений и построением песен с помощью тем» (Лорд, 1994: 14). «Законы жанра и связь с определёнными традициями ставят былинам известные границы в их историческом содержании, в возможностях отбора и изображения явлений жизни. Есть определённый круг проблем, сюжетных тем, коллизий, ситуаций, образов, которые составляют эпический фонд» (Путилов, 19662:

105).

В.П. Авенариус во введении к былинам древнекиевского эпоса отмечал тот факт, что «отрывочные сказания, одухотворенные одной общей идеей, вращающиеся около одного главного события, около одной первенствующей личности, мало-помалу, как бы сами собой, сливаются в один сплошной рассказ, который в окончательном виде и обращается в народную эпопею.

Таким образом, народная эпопея есть опоэтизированная история народа, рассказанная им самим» (Авенариус, 1876: VI).

Лирическая поэзия, напротив, распадается на множество рассказов, небольших по объёму и вместе с тем идейно ёмких. «Лирические песни составляют богатый и обширный отдел песенной поэзии русского народа:

в них выражались и до сих пор выражаются лирические чувства русского человека в самых разнообразных условиях его быта за всю его историческую жизнь, в силу чего и получили они неисчерпаемое многообразие текстов и напевов и разнообразие их вариантов» (Сборник …, 1889: I).

Песня, «выражая собой душевное состояние поющего, поется всегда и везде. Она поется в минуты отдыха и за работой, поется в одиночку и хором, поется в бурлацкой лямке и на солдатском походе … песня создавалась первоначально каким-либо одним лицом. Но лирическое чувство этого лица отливалось в формах слова и напева настолько понятных и близких каждому, поэтические образы и лирическое чувство этого поэтически-музыкального произведения столь соответствовали поэтическим представлениям многих отдельных лиц и общему настроению, что это произведение сразу подхватывалось другими, делалось всенародным достоянием, и песня становилась народною» (Там же: 2–3).

Особенность предпринятого нами исследования состоит в привлечении разножанровых текстов, длительное время сосуществовавших на одной территории. Представляет интерес замечание С.Н. Кондратьевой:

«Для музыкального фольклора бывшей Олонецкой губернии характерно то, что здесь сохранился богатырский эпос, большое значение приобрели причитания, мелодика лирических песен приблизилась к интонациям эпоса и плачей, кое-где отсутствует традиционное русское многоголосие. Все это признаки одного порядка, свидетельствующие об “эпическом типе развития” фольклора этого района» (Кондратьева, 1975: 112).

Географическое пространство и люди, его населяющие, создают в каждом случае особую творческую атмосферу, которая способствует появлению и последующему функционированию фольклорных текстов, что делает возможным их сохранение. А сборники областного типа признают ценным локально связанным и этнически единым материалом со всем его местным своеобразием.

Конкорданс народной поэзии и 1.2.

лингвофольклористический инструментарий в его подготовке Лингвофольклористическое исследование совокупности фольклорных текстов предполагает разного рода (в зависимости от поставленных задач) систематизацию материала, одной из разновидностей которой предстаёт конкорданс – «алфавитный перечень всех слов какого-л. текста с указанием контекстов их употребления» (БТС, 2000: 449).

Являя собой совокупность языковых единиц без толкования, конкорданс относится к разряду справочников фиксирующего типа и используется главным образом в писательской лексикографии (см. об этом:

Карпова, 1989; Русская авторская лексикография, 2003; Шестакова, 2011, 2012).

Книга М.А. Бобуновой и А.Т. Хроленко «Конкорданс русской народной песни: Песни Курской губернии» (Бобунова, 2007) явилась первым опытом создания конкорданса народной поэзии. Далее последовали конкордансы русских народных песен Архангельской, Олонецкой губерний и Сибири (Бобунова, 2008, 2009, 2010). Курские лингвофольклористы отмечают объективные достоинства избранной лексикографической формы:

это источник готового иллюстративного материала; база современной лексикографии; инструмент решения языковедческих задач (создание списков слов различного назначения, выявление и анализ ключевых слов, анализ частотности слов и словосочетаний, сопоставительный анализ лексиконов разных авторов, выявление устойчивых конструкций различного типа) (Хроленко, 2012: 47). Конкорданс – средство представления контекстуальных иллюстраций, позволяющее в отсутствие исследовательского субъективизма наиболее полно отразить богатство и своеобразие языка произведения.

В настоящее время успешно зарекомендовавшую себя лексикографическую форму куряне применяют в работе с былинами.

Это предопределило одну из поставленных нами задач – создание полного конкорданса эпических текстов Т.Г. Рябинина, вошедших в собрание «Онежских былин, записанных А.Ф. Гильфердингом летом 1871 года».

Появление такого справочника даёт возможность изучать словарный состав эпических текстов сказителя в двух проекциях: внутренней, предполагающей непосредственный анализ былинного словника, и внешней, подключающей к работе фоновый фольклорный материал, избранный из конкретных исследовательских соображений. В нашем случае необходимым подспорьем стал имеющийся в арсенале курских лингвофольклористов конкорданс песен Олонецкой губернии (Бобунова, 2009).

В курской лексикографической практике создание конкорданса видится во взаимодействии трёх компонентов: (1) мегатекста, (2) компьютерной программы и (3) словника (см. об этом: Хроленко, 2012: 48).

Эмпирической базой лингвофольклористических изысканий является совокупность фольклорных текстов, которую курские исследователи предложили именовать термином мегатекст, трактуемым как текст, объединяющий конкретные паспортизированные тексты, существующий реально, материально представленный в письменной и/или электронной форме (Праведников, 2011: 78). Мегатекстом называют образование искусственное, диктуемое задачами предпринятого поиска. Объединяющим началом может стать жанровая, территориальная, временная, исполнительская принадлежность анализируемых фольклорных текстов.

Жанровая природа и конкретные личности сказителя, собирателя связывают рассматриваемые нами произведения.

Работа с мегатекстом, по убеждению С.П. Праведникова, обеспечивает корректность рассуждений и выводов, поскольку текстовое пространство в этом случае строго очерчено, и такие оценки, как часто/редко, много/мало и т.п., обретают реальные значения, что если не снимает, то заметно снижает степень исследовательского субъективизма (Там же: 81–82).

Благодаря специально разработанной компьютерной программе NewSlov мегатекст целиком «распадается» на словоформы с указанием количества словоупотреблений. Так, перед исследователем предстаёт упорядоченный по алфавиту список словоформ, который затем путём лемматизации может быть преобразован в словоуказатель лексем.

Электронный автоматизированный словник даёт целостное представление о количественных и качественных параметрах словарного наполнения мегатекста и позволяет оперативно извлекать из совокупности текстов любую лексему с полным набором контекстов, вмещающих запрашиваемое слово: посредством компьютерной программы каждая словарная единица связана со всеми отрезками мегатекста, в которых она наличествует. В итоге лингвофольклорист приобретает надёжный исследовательский инструмент для решения разного рода задач.

Словарная статья подготовленного нами конкорданса состоит из трёх компонентов: (1) заголовочное слово, (2) количество словоупотреблений, (3) исчерпывающее число контекстов с паспортизацией.

Приводимые контексты представляют собой минимальные и вместе с тем репрезентативные фрагменты – сочетания заглавного слова с достаточным для передачи смысла словесным окружением. Если заглавное слово фиксируется в смежных строках, контекст не «разрывается» (словесное окружение в таком случае расширяется). В цитируемых текстах сохраняется оригинальная орфография. Примеры даются в строчку с сохранением прописной буквы каждой новой стихотворной строки. Иллюстрации приводятся в порядке их расположения в источнике. Информация, помещаемая в ломаных скобках после каждого примера, включает только номер цитируемой былины. Мы не указываем номер тома трёхтомного издания «Онежских былин», поскольку тексты Т.Г. Рябинина целиком зафиксированы во втором томе. Приведём примеры нескольких словарных статей былинного конкорданса.

Вместях 2. Вместях мы росли с молоденьким Добрынюшком, Вместях грамоте училися… 80 Головушка 24.

Не снимай-ко кивера с головушки… 75; Как собака Калин царь он розорит да Киев град… Да князю Владымиру с Опраксой королевичной А он срубит им да буйныя головушки 75; Тут пришли татара-ты поганыи А нападали на стараго казака Илью Муромца… Говорили-то татары таковы слова: «Отрубить ему да буйную головушку»

75; Говорят-то как богатыри да святорусьскии: – А срубить-то буйную головушку А тому собаке царю Калину. – Говорил старой казак да Илья Муромец: «А почто рубить ему да буйная головушка? Мы свезёмте-тко его во стольний Киев град…» 75; Поляница на кони будто сенна копна, У ней шапочка надета на головушку… 77; А й побит Добрынюшка в чистом поли, Пороспластаны его да груди белыи, Да й повынято его сердце со печеней, Поотрублена ему буйна головушка, А й брошен Добрыня за ракитов куст 80; А й под другую игру они залоги-ты покладали, А й король-от полагает он великую безсчетну золоту казну, А и молодой Добрынюшка Микитинец Положил залогом свою буйную головушку 80;

Во плечах-то у татар есть велика сажень, А й между глазами у татар есть велика пядень, А й головушки на плечах как пивной котел 80; Славныи вы русьские могучие богатыря! Да й побьют-те нас татары во темной орды, Положить нам будет здесь буйны головушки… 80; Вышел Дунай во чисто поле, Положил ён колечко серебряно На свою на буйну головушку, А й наставил ён свой вострый нож… 81; Говорил-то ён Дунай да таковы слова: – Становись-ко ты Настасья супротив меня. – Он покладал ёй колечико серебряно Да на нёй на буйную головушку, Ён наставил свою нож булатнею… 81; Становил свою он саблю вострую, Да он пал на саблю-ту на вострую, Отрубил свою буйну головушку. Тут Дунаюшку с Настасьюшкой славу поют… 81; А свилась-то стрелочка каленая, Она пала-то да во головушку, Во головушку-ту пала сыну царьскому, А й тому ведь Фёдору Иванову 83; Честна вдова честно-Блудова жона Со честна пиру пошла она не весело, Припечаливши пошла прикручинивши, Приклонив буйную головушку к сырой земли… Усмотрел Хотинушка Блудович Идуцись-то свою он родну матушку: Со честна пиру идёт она не весело, Прикручинивши идёт припечаливши, Приклонив буйну головушку к сырой земли… 84; Молодой боярин Дюк Степанович Положил свою буйну головушку Да й на матушке на славной на святой Руси 85; У молодаго у Дюка у боярина На головушку надета есте шапочка… 85; «Ты Владымир князь да стольнё-киевской!

Посмотри-тко ты да на леву руку: Молодой Щурилушка-тот Плёнкович Прозакладал ён свою буйну головушку». То Владымир князь да стольнёкиевской Посмотрел-то он да на леву руку, На молодаго на Дюка на боярина, Как одежица на нем да что ни лучшая, Шапочка надета на головушку… 85;

Не посылай-ко ты богатыря Олешеньки… Как увидит ён имение богачество, Да й увидит ен безсчетну золоту казну, Не поедет больше в стольне-Киев град, Он положит там буйну головушку 85; Говорят богатыря да святорусьскии: – Молодой боярин Дюк Степанович Прозакладал все имение богачество, А срубить теби буйна головушка! 85; Да й ходили-то калеки перехожии, А й лапотики на ножках-то шелковеньки, Й у них подсумки-ты сшиты с черна бархату, Да во них руках-то клюхи кости рыбьею, На головушках-то шляпки земли гречецкой 86 Насмотреть 8. Конца краю силы насмотреть не мог 75; Конца краю силы насмотреть не мог 75; Насмотрел он под восточной стороной, Насмотрел он там шатры белы… 75; Насмотрела-то она да бел шатер… 77; Насмотрел две белыя лебедушки… 87; Насмотри-тко птицу во сыром дубе… 87; Насмотрел ён птицу черна ворона… 87 Очунь 3. Не ходи-ко ты купаться во Пучай-реки, То Пучай-река очюнь свирипая, Во Пучай-реки две струйки очюнь быстрыих… 79; Молодои-то Добрынюшка Микитинец Очюнь смелой был да оворотистой… 79 Палатка 15. Повели Илью да по чисту полю А ко тым полаткам полотняныим, Приводили ко полатке полотняноей… 75; Тут старой казак да Илья Муромец Он выходит со полатки полотняноей… 75; И приехали к полатке полотняноей; А сидит собака Калин царь в полатке полотняноей 75; Порозвернута полатка полотняная, Да й сидит-то как Маринка во полатки полотняноей… Да й сидит она в полатке, сама гладится 78;

Пролетела эта стрелочка каленая А й во эту во полатку в полотняную… 78; Подошол он ко полатке полотняноей… 78; И выводит ю с полатки полотняноей 78; Пороздернули они свою полатку полотняную, Оны спали во полатки полотняноёй, Оны гладились в полатки, тамо листились.

Ены вышли со полатки полотняноёй… 83 Поотведать 8. Говорит Илья да таковы слова: «Поотведать мне-ка счастия великаго» 75; Поотведать надо силушки великою Да й у той у поляници у удалою 77; А й тут молодой Добрынюшка Микитинец Да не смел он к полянице той подъехати, Да не мог у ней он силы поотведати… 77; Поотведаю я силушки великою Да у той у поляницы у удалою 77;

Й отпустила меня ехать на святую Русь Поискать соби да родна батюшка, Поотведать мне да роду племени 77; Как он ехал по роздольицу чисту полю, Похотелось тут молодому Добрынюшке Попытать коня да й богатырскаго, Поотведать ёго силушку великую 80; Молодои-то Добрынюшка Микитиниц А й пошол бороться на широкой двор, Пошел силушки великой у татар да поотведати 80; Я повыехал на матушку святую Русь Поискать собе я отца матушки, Поотведать своего да роду племени… 87 Толкучий 3. Третья застава-то горушки толкучии 85; Эты горушки толкучи вместо столнулись… 85; Проскочил он промеж горушки толкучии 85 Хорошенький 10. То молоденькой Добрынюшка Микитинец… Всю одёжицу одел он да хорошеньку, А хорошеньку одежицу снарядную… 79;

И тут молоденькой Добрынюшка Микитинец Надевал он на себя одежицу дорогоценную… Всю хорошеньку одежицу снарядную… 80;

На подпотничек седелышко черкасское, И черкаское седелышко хорошенько… 80; Заиграл Добрынюшка в гуселышка, Он игру играет все хорошеньку, И выигрывал наигрыши хорошеньки… 80; И заиграл он во гуселышка яровчаты, Играл-то ведь игру он все хорошеньку И выигрывал наигрыши хорошеньки… 80; Молодой Щурилушко-то Пленкович Надевал одежицу снарядную, Ен снарядную одежицу хорошеньку… 85; Молодой боярин Дюк Степанович Ен надел одежицу да все снарядную, Ен снарядную одежицу хорошеньку… 85 Итак, конкорданс, представляющий все связи слова в пределах мегатекста, даёт возможность проводить разного рода исследования, касающиеся семантики слова, его синтагматики, выявления тематических групп лексики и др. Заметим, что такие операции, как сопоставительный анализ мегатекстов или эпизодическое обращение к характеристикам конкретного мегатекста, были бы крайне трудоёмки и продолжительны при отсутствии в арсенале специалистов лексикографических изданий, перечень которых систематически пополняется в том числе за счёт конкордансов.

–  –  –

При создании конкорданса наиболее актуальной является проблема формирования словника – перечня единиц для последующего описания.

Оговорим некоторые лексикографические решения, принятые нами с опорой на опыт курских исследователей в создании конкордансов народной поэзии.

Принципами, изложенными в статье «Первый опыт создания конкорданса народной поэзии» (Бобунова, 2007), авторы руководствовались и при составлении привлекаемого нами олонецкого песенного конкорданса (Бобунова, 2009), который продолжает серию словарей, подготовленных на базе свода А.И. Соболевского «Великорусские народные песни».

1.3.1. Принципы составления былинного словника

В процессе работы над 15 текстами былин Т.Г. Рябинина, включённых в трёхтомное издание «Онежских былин, записанных А.Ф. Гильфердингом летом 1871 года», нами подготовлен полный словник знаменательных и служебных слов, содержащий 2 190 единиц (см. приложение 1). Полный словник является наиболее информативным и удовлетворяет любым запросам исследовательского характера.

В качестве самостоятельных единиц мы рассматриваем видовые глагольные пары (занести и заносить, испить и испивать, назвать и называть), некоторые варианты (ещё и ащо, злачёный и золочёный, оттуль и оттуля), слова с суффиксами субъективной оценки. Так, наряду с существительным рука в словник включены диминутивы рученька, ручка, ручушка, параллельно с прилагательным шелковый мы регистрируем словоформу шелковенький и т.д. Исследователи замечают, что «суффиксы субъективной оценки и слова с ними вступают в синтаксические и семантические отношения со значительно более широким кругом лексических единиц и употребляются значительно чаще, чем за пределами фольклора», и следовательно, приобретают особую, собственно фольклорную значимость (Артёменко, 2001: 90). Часто подобные единицы являются диалектными или собственно фольклорными образованиями.

Полагаем, что словник как самостоятельный продукт при отсутствии данных единиц не отражает в полной мере звучание фольклорного текста, не передаёт присущую былинам эмоциональную нагрузку.

Причастия мы включаем в число производящих их глаголов. Следует отметить, что в анализируемом мегатексте встречаются глаголы, которые используются только в форме причастий (засеянный, напечатанный, призаеханный, др.). В таком случае в словник помещается глагол со знаком *, который обозначает его гипотетический характер. Как заголовочные единицы выступают деепричастия, являющиеся яркой приметой фольклорного дискурса (припечаливши, пытаючись, сядучись, др.).

Язык фольклора характеризуется большим количеством переходных конструкций, которые, на наш взгляд, вполне самодостаточны, чтобы стать обособленной словарной единицей. М.А. Бобунова, исследующая проблему лексикографического представления слова в народно-поэтической речи, полагает, что в словаре языка фольклора должны быть представлены разные структурные типы заголовочных единиц. Наряду с основной группой, занимаемой отдельными знаменательными словами, выделяются периферийные, включающие синкретичные конструкции: предложнопадежные сочетания (служебное слово + знаменательное слово), которые в фольклорных текстах становятся аналогами слова, и устойчивые сочетания знаменательных слов, отличающиеся семантической цельностью (Бобунова, 2004: 100). Первые – характеризуются воспроизводимостью, единством значения и наличием одного основного ударения (на|пяту, не|с|упадкою, по|надобью, др.). Исследователи отмечают непоследовательность в написании подобных сочетаний – например, полюби в былине (Гильф., 2, № 80), по люби в песне (Соб., 3, № 439), по-люби в лексикографическом издании (СРНГ: 29: 185). Это побудило выработать особый принцип их подачи в словнике – по|люби, где вертикальная черта указывает на границу между компонентами слова (см. об этом: Бобунова, 2001: 45).

Вторые – устойчивые сочетания знаменательных слов – мы вслед за рядом учёных назовём композитами, понимая под этим термином «случаи промежуточного состояния между словосочетанием и сложным словом»

(Хроленко, 1985: 167). Определению статуса фольклорных композитов как речеязыковых образований, выявлению их признаков и типов посвящено диссертационное сочинение И.В. Багликовой «Композиты в фольклорном тексте (на материале былин Печоры)». Основными функциями таких переходных конструкций, наличие которых в устно-поэтическом тексте обусловлено его ритмомелодическими особенностями, исследователь называет «усиление, уточнение и обобщение» (Багликова, 2006: 6–7).

Композиты, выявленные в фольклорном тексте, справедливо делят на две группы: 1) композиты, примыкающие к сложным слитным словам;

2) композиты – составные слова, представляющие объединение раздельнооформленных слов (Бобунова, 2001: 57). При фиксации последних также уместно использование вертикальной черты как своего рода орфографической скрепы, поскольку (1) в зафиксированном тексте нет однообразия в написании данных конструкций и (2) возможно включение в сочетание различных слов, которые не ослабляют взаимосвязь его составляющих, однако делают не совсем корректным выбор дефисного написания такой единицы (дани|выходы, рубашечка|манишечка, хлеб|соль, др.).

В словнике разведены лексические и функциональные омонимы с указанием толкования или частеречной принадлежности, например: печь (=готовить) и печь (=светить), далече, нареч. и далече, сущ..

Наряду с нарицательной лексикой в словнике представлены имена собственные с разведением всех встретившихся нам вариантов (Василий, Васильюшко; Настасья, Настасьюшка; Хотин, Хотинка, Хотинушка; др.).

Отчества мы приводим отдельно.

1.3.2. Количественный анализ былинного и песенного лексиконов

Одна из общих закономерностей словарного состава любого текстового отрезка состоит в том, что некоторые слова в нём повторяются чаще других.

Выявление таких единиц, разъяснение причин их активности/пассивности, сравнение частотных показателей разного рода словесных фрагментов способно подсказать направление исследовательского поиска и привести к получению объективных научных результатов.

Подход, заключающийся в применении квантитативных методик, лингвистике известен давно. Уже в 30-х годах XX века В.В. Виноградов отмечал следующее: «По-видимому, в разных стилях книжной и разговорной речи, а также в разных стилях и жанрах художественной литературы частота употребления разных типов слов различна. Точные изыскания в этой области помогли бы установить структурно-грамматические, а отчасти и семантические различия между стилями» (Виноградов, 1938: 155).

Практическим результатом статистического изучения лексики являются частотные словари, в которых словарные единицы могут располагаться не только в алфавитном порядке (алфавитный частотный словарь), но и в порядке убывающей частотности (ранговый частотный словарь).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 
Похожие работы:

«Шулумба Батал Владимирович МЕДИАПРОСТРАНСТВО КАК ФАКТОР МЕЖЭТНИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Специальность 10.01.10 – журналистика Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор М. В. Шкондин Москва-2015 Содержание Введение.. Глава 1....»

«) Кистерева Евгения Эдуардовна ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ ХУАНА ДЕ ВАЛЬДЕСА (НА МАТЕРИАЛЕ «ДИАЛОГА О ЯЗЫКЕ», 1535 / 36 Г.) Специальность 10.02.05 – Романские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук профессор Сапрыкина Ольга Александровна Москва – Оглавление Введение.. 4 Глава 1. «Диалог о языке» Хуана де...»

«ВОРОБЬЁВА НАТАЛЬЯ ЮРЬЕВНА ИНОЯЗЫЧНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ НИКОЛАЯ ГУМИЛЁВА Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук профессор Леденёва В. В. Москва – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ ИНОЯЗЫЧНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ...»

«ПОТЕРЯХИНА ИННА НИКОЛАЕВНА ЛИНГВОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ВИРТУАЛЬНОЙ КОРПОРАТИВНОЙ КОММУНИКАЦИИ Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – кандидат филологических наук, доцент Т.А. Ширяева Пятигорск – 2015...»

«АЛИЕВА Марьян Магомедовна СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ КРУГЛОСУТОЧНОЙ НОВОСТНОЙ ТЕЛЕВИЗИОННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (НА ПРИМЕРЕ ТЕЛЕКАНАЛА «РОССИЯ 24») Специальность: 10.01.10 Журналистика...»

«Хорева Лариса Георгиевна Жанр новеллы и традиции анекдота (на материале испанской литературы) По специальности 10.01.08 – Теория литературы. Текстология. диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических...»

«КЛИЕНКОВА ИРИНА БОРИСОВНА ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СУБСТАНТИВНЫХ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ В ШВЕЙЦАРСКОМ ВАРИАНТЕ НЕМЕЦКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА (ПО МАТЕРИАЛАМ ПРЕССЫ) Специальность – 10.02.04. – германские языки Диссертация на соискание ученой степени...»

«Алла Николаевна Байкулова УСТНОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ Специальность 10. 02. 01. – Русский язык Диссертация на соискание учёной степени доктора филологических наук Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Сиротинина Ольга Борисовна Саратов Оглавление ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 1.1. Критерии выделения официального и неофициального общения 1.2....»

«ЖДАНОВА Ирина Игоревна ТОЛЕРАНТНЫЙ ГАЗЕТНЫЙ ДИСКУРС (на материале русскоязычной зарубежной прессы) 10.02.01 русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Иванищева Ольга Николаевна Мурманск ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. Современные подходы к...»

«Бухаева Раджана Владимировна ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ (на материале бурятского языка) Специальность 10.02.19. – теория языка Научный консультант: доктор филологических наук, профессор А.П. Майоров Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Улан-Удэ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ПОНЯТИЕ СТЕРЕОТИПА В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.. 1.1 Cтереотип: к определению понятия.. 1.2 Лингвистическая интерпретация стереотипа. 1.3 Cтереотипы...»

«Ереметова Карина Юрьевна Семантические особенности имен природных явлений в синхронии и диахронии Специальность 10.02.04 – Германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Михаил Васильевич Никитин доктор филологических наук, доцент Нелли...»

«КУН ЛИНЬ Туристические издания в системе СМИ Китая: структурнотипологические особенности и влияние на развитие экономического потенциала страны Специальность 10.01.10 журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: кандидат филологических наук Зайцев Е.Б. Москва 20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1....»

«Новикова Анна Сергеевна Отношения вывода и средства их оформления в современном русском языке Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель кандидат филологических наук доцент Е. Б. Степанова Москва СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I. Отношения вывода: характеристика и типология. §1. Отношения между языковыми...»

«ЗАЙЦЕВА ЛЮДМИЛА АЛЕКСАНДРОВНА АКТУАЛЬНАЯ ЛЕКСИКА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 10.02.01 – русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент Черникова Наталия Владимировна Мичуринск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«Рясов Даниил Леонидович Образ Германии в творческом сознании Н. В. Гоголя Специальность 10.01.01 – Русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор В. В. Прозоров Саратов – Оглавление Введение.. Глава 1....»

«Марьин Дмитрий Владимирович НЕСОБСТВЕННО-ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО В.М. ШУКШИНА: ПОЭТИКА, СТИЛИСТИКА, ТЕКСТОЛОГИЯ Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант: доктор филологических наук, профессор А.И. Куляпин Барнаул 201 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. Общая характеристика...»

«БАЛАШОВА МАРИЯ СЕРГЕЕВНА РЕЛИГИОЗНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА ТВОРЧЕСТВА ИВЛИНА ВО ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (европейская и американская литература) Научный руководитель: доктор филологических наук доцент Кабанова И.В. Саратов 2    ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«ПУЗЫРЁВА Любовь Валерьевна ЗНАЧЕНИЕ И ФУНКЦИИ ЧАСТНОГО В РОМАНАХ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО Специальность 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Л. В. Павлова Смоленск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. 3 Глава I. Семантика частностей в романах Ф.М. Достоевского. 30 §1....»

«Теличко Анна Владиславовна ПОЭТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РОМАНОВ Г. МАЙРИНКА Специальность 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (европейская и американская литература) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Чавчанидзе Джульетта Леоновна Москва – Содержание Введение Глава 1. Романы Г. Майринка в...»

«СКУЛКИН Олег Владимирович ГЛЯНЦЕВЫЙ ЖУРНАЛЬНЫЙ ДИСКУРС В РОССИИ ХХI ВЕКА: ЛИНГВОРИТОРИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ГЕНДЕР-ИДЕАЛА 10.02.19 – теория языка Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – д-р филол. наук, д-р пед. наук, проф. А.А. Ворожбитова СОЧИ – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1. Теоретико-методологические основы лингвориторического исследования глянцевого...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.