WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 |

«ИЗУЧЕНИЕ НЕЙРОПСИХОТРОПНЫХ СВОЙСТВ ДИМЕРНОГО ДИПЕПТИДНОГО МИМЕТИКА ФАКТОРА РОСТА НЕРВОВ ЧЕЛОВЕКА ...»

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Котельникова Светлана Олеговна

ИЗУЧЕНИЕ НЕЙРОПСИХОТРОПНЫХ СВОЙСТВ ДИМЕРНОГО

ДИПЕПТИДНОГО МИМЕТИКА ФАКТОРА РОСТА НЕРВОВ

ЧЕЛОВЕКА

14.03.06. – фармакология, клиническая фармакология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени



кандидата биологических наук

Москва-2015

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном научном учреждении «Научно-исследовательский институт фармакологии имени В.В. Закусова»

(ФГБНУ «НИИ фармакологии имени В.В. Закусова»)

Научный руководитель:

доктор биологических наук, профессор Гарибова Таисия Леоновна

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, заведующий лабораторией нейрорецепции ФГБУН «Институт физиологически активных веществ» РАН Григорьев Владимир Викторович доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник кафедры высшей нервной деятельности биологического факультета ФГБОУ ВО «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова» Иноземцев Анатолий Николаевич

Ведущая организация: ГБОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет»

Минздрава России

Защита диссертации состоится «____» _________ 2016 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д.001.02.01 на базе ФГБНУ «НИИ фармакологии имени В.В.

Закусова» по адресу: 125315, Москва, ул. Балтийская, д.8.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ученой части ФГБНУ «НИИ фармакологии имени В.В. Закусова», по адресу: 125315 Москва, ул. Балтийская, д. 8 и на сайте www.academpharm.ru

Автореферат разослан «_____» __________ 2015 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор медицинских наук, профессор Вальдман Елена Артуровна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В настоящее время с увеличением продолжительности жизни населения, ухудшением экологической обстановки отмечается рост больных с патологиями, сопровождающимися нейродегенеративными процессами, такими как болезнь Альцгеймера (БА), болезнь Паркинсона, синдром Хантингтона, боковой амиотрофический склероз, инсульты, различные деменции, тяжелые депрессивные расстройства и др. Прогресс в определении механизмов нейродегенераций способствует расширению сфер поиска новых эффективных лекарственных средств. Для большинства нейродегенеративных заболеваний не разработано терапевтических методов и схем, позволяющих остановить патологический процесс и тем более, излечить. Применяемые медикаментозные и немедикаментозные методы лечения способны лишь замедлить течение этих заболеваний (Allen, S.J. et all. // Pharmacol. Ther. -2013. Vol. 138, № 2. - P. 155-175; Boland, B. et al. // Best. Pract. Res. Clin. Endocrinol. Metab. - 2015. - Vol.

29, № 2. - P. 127-143).

Прогресс в определении механизмов нейродегенераций способствует выявлению новых фармакологических мишеней для разработки эффективных средств патогенетической фармакотерапии. Один из актуальных подходов к созданию таких препаратов базируется на современных представлениях о механизмах эндогенного регулирования функций нейронов и их регенерации. Среди известных эндогенных регуляторных белков особое внимание уделяется факторам роста нервной ткани, в частности, нейротрофинам и среди них фактору роста нервов (ФРН, nerve growth factor, NGF). ФРН участвует в росте, созревании и поддержании жизнедеятельности нейронов в центральной и периферической нервной системе, как в норме, так и при патологии (Manni, L. et al. // Growth Factors. - 2013. - Vol. 31, № 4. - P.115-122).

Известно вовлечение ФРН в патогенез болезней с нейродегенерацией, в частности, БА, инсультов и др. Показано, что БА сопровождается изменениями в содержании ФРН в мозге (кора, гиппокамп, базальные ядра переднего мозга), нарушениями ретроградного транспорта нейротрофина (Hock, C. et al. // Arch. Neurol. - 2000. – Vol. 57, № 6. - Р. 846-851) в результате наблюдается уменьшение плотности нервных волокон, снижение холинергической передачи (Calissano, P. et al. // Dev. Neurobiol. - 2010. - Vol. 70, № 5. - Р. - 372-383). Применение ФРН у пациентов с БА приводит к частичному восстановлению функций центральной нервной системы (Sopova, K. et al. // Curr. Alzheimer. Res. - 2014. - Vol. 11, №1. - P. 27-39). Известно, что при инсультах происходит изменение содержание ФРН в мозге (Lindvall, O. et all. // Proc. Natl. Acad.





Sci. USA. - 1992. - № 89. - P. 648-652). В экспериментальных исследованиях показано, что введение NGF в желудочки мозга животных до или после начала экспериментальной ишемии головного мозга оказывает нейропротективное действие и снижает неврологический дефицит (Yang, J. et al. // Neurol Sci. – 2011. - № 32. – P. 433-441; Zhu, W. et al. // Drug Deliv. – 2011. – Vol.

18, № 5. – P. 338-43). Вместе с тем, терапевтическое использование самого ФРН ограничивается его нестабильностью в биологических жидкостях, плохой способностью проникать через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ), возможностью иммунной реакции, наличием побочных эффектов за счет его плейотропности. Актуальным подходом к регуляции системы факторов роста нервной ткани в ЦНС является создание (конструирование и синтез) низкомолекулярных миметиков факторов роста, взаимодействующих с соответствующими рецепторами (Obianyo, O.

et al. // Biochim. Biophys Acta. - 2013. – Vol. 1834, № 10. - P. 2213-2218).

Степень разработанности проблемы. В НИИ фармакологии имени В.В. Закусова в течение нескольких десятилетий проводятся исследования по созданию и изучению механизмов действия нейропсихотропных лекарственных препаратов, в частности, с нейропротекторной активностью (Воронина, Т.А. и др. // Экспериментальная и клиническая фармакология. - 2010.N11. - С.2-5; Середенин, С.Б. и др. // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2013. - N1. - С. 59Была сформулирована оригинальная гипотеза о возможности конструирования фармакологически активных дипептидов на основе петлеобразных структур белков, определяющих рецепторное взаимодействие (Gudasheva, T.A., et al. // J. Biomed. Sci. – 2015. – V.

22. – P. 106-116). Определено, что фармакофорными участками нейротрофина являются их бетаизгибы (последовательность из четырех аминокислотных остатков с бета-поворотной конформацией) и созданы дипептидные миметики факторов роста (Пат. 2410392 РФ.

Дипептидные миметики нейротрофинов NGF и BDNF / Середенин С.Б. и др. 27.01.2011. Бюл.

№3). В опытах на животных выявлены нейропротекторные свойства дипептидного миметика 4й петли фактора роста нервов крысы (Поварнина, П.Ю., и др. // Acta Naturae. – 2013. - Т. 5, № 3(18). - С. 61-68).

Новый низкомолекулярный димерный дипептидный миметик 4-й петли фактора роста нервов человека гексаметилендиамид бис-(N-моносукцинил-глицил-лизина), ГК-2h, в исследованиях in vitro проявил нейропротективные свойства (Антипова, Т.А. и др. // Экспериментальная и клиническая фармакология. - 2014. - Т. 77, № 2. – С. 8-11).

Целью исследования явилось изучение нейропсихотропных свойств димерного дипептидного миметика фактора роста нервов человека гексаметилендиамида бис-(Nмоносукцинил-глицил-лизина), ГК-2h в опытах на животных.

Основные задачи исследования:

1. Изучить эффект димерного дипептидного миметика фактора роста нервов человека ГК-2h на модели болезни Альцгеймера, вызванной интрацеребровентрикулярным введением амилоида (25-35) в сравнении с мемантином.

2. Изучить эффект ГК-2h на модели болезни Альцгеймера, вызванной длительным введением и отменой скополамина в сравнении с мемантином.

3. Изучить активность соединения ГК-2h на модели геморрагического инсульта, вызванного интрацеребральной посттравматической гематомой (гибель животных, неврологический дефицит, ориентировочно-исследовательское поведение в открытом поле и приподнятом крестообразном лабиринте, обучение и память) в сравнении с димерным дипептидным миметиком фактора роста нервов крысы гексаметилендиамидом бис (N-моносукцинилглутамил-лизина) ГК-2, гимантаном и мемантином.

4. Изучить нейропротекторное действие ГК-2h на модели геморрагического инсульта (ГИ), вызванного интрацеребральной посттравматической гематомой (ИПГ), с проведением морфометрических исследований.

5. Изучить нейропротекторное и антиамнестическое действие ГК-2h у крыс с двусторонней фокальной фотоиндуцированной ишемией префронтальной коры головного мозга.

6. Изучить общий спектр фармакологической активности ГК-2h.

Научная новизна.

Впервые изучен спектр нейропсихотропной активности нового соединения гексаметилендиамид бис (N-моносукцинил-глицил-лизина), димерного дипептидного миметика 4-ой петли фактора роста нервов человека ГК-2h на экспериментальных моделях in vivo.

Показано, что ГК-2h, при системном, внутрибрюшинном введении обладает протекторными свойствами на моделях БА, геморрагического и ишемического инсультов у крыс. На модели БА, вызванной амилоидом (25-35), ГК-2h в дозе 0,1 мг/кг при 5-ти дневном ведении ослабляет нарушения пространственной ориентации и памяти. На модели холинергического дефицита, вызванного повторным введением и отменой скополамина, ГК-2h восстанавливает формирование условного рефлекса активного избегания. На модели геморрагического инсульта ГК-2h уменьшает гибель животных, ослабляет неврологический дефицит, нормализует ориентировочно-исследовательское поведение и память, а у крыс с ишемическим инсультом ГКh улучшает воспроизведение памятного следа. Нейропротекторная активность ГК-2h на обеих моделях инсульта подтверждена морфометрически: ГК-2h увеличивает плотность выживших нейронов в мозге крыс после геморрагического инсульта и уменьшает (в 2 раза) общий объем повреждения мозга у животных с ишемией в сенсомоторной области коры.

Изучение общего спектра фармакологической активности показало, что ГК-2h в диапазоне доз 0,1-2,0 мг/кг, проявляет антиамнестические свойства на модели амнезии УРПИ, вызванной максимальным электрошоком, скополамином или кетамином. ГК-2h (1,0 мг/кг/ 5дней) оказывает противогипоксическое действие на модели гипоксии с гиперкапнией в гермообъеме. В используемых дозах ГК-2h не влияет на поведение крыс в открытом поле и приподнятом крестообразном лабиринте.

На моделях БА в сравнении с мемантином эффект ГК-2h выявляется в меньших дозах.

Эффективность ГК-2h на модели геморрагического инсульта сопоставима с активностью димерным дипептидным миметиком 4-ой петли фактора роста нервов крысы, ГК-2, и мемантином, превосходит гимантан.

Научно-практическая значимость. Полученные результаты о нейропротекторной активности ГК-2h на моделях БА и инсультов открывают перспективу для дальнейшего доклинического изучения соединения с целью разработки эффективного нейропротектора на основе замещенного димерного дипептида, миметика ФРН. Разработанный методологический подход, позволивший определить спектр нейропсихотропного эффекта ГК-2h, может быть применен для исследования новых дипептидных соединений с предполагаемой нейропсихотропной активностью.

Методология и методы исследования. Методологический подход включал исследование нейропсихотропной активности нового дипептидного соединения на двух моделях инсульта, ишемического и геморрагического, и двух моделях болезни Альцгеймера, что позволило получить результаты, воспроизведенные в нескольких методиках. Полученные в поведенческих методиках на двух моделях инсульта данные о нейропротекторной активности соединения, подтверждены морфометрически.

Спектр нейропсихотропной активности нового соединения определен с использованием батареи валидированных методов, позволивших получить объективные данные об антиамнестической, противогипоксической активности нового соединения.

Связь темы диссертации с научными планами института. Диссертация выполнена в рамках НИР ФГБНУ «НИИ фармакологии имени В.В. Закусова» «Изучение механизмов эндо- и экзогенной регуляции функций центральной нервной системы. Разработка новых оригинальных нейропсихотропных средств» Рег. № 01201169192.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Пептидный миметик 4-й петли фактора роста нервов человека ГК-2h проявляет нейропротекторные свойства на модели болезни Альцгеймера, вызванной введением в желудочки мозга амилоида (25-35).

2. ГК-2h оказывает антиамнестическое действие на модели холинергического дефицита, вызванного длительным введением и отменой скополамина.

3. ГК-2h проявляет нейропротекторные и антиамнестические свойства на моделях геморрагического инсульта, вызванного интрацеребральной посттравматической гематомой и ишемического инсульта, вызванного фотоиндуцированным тромбозом сосудов коры головного мозга.

4. ГК-2h проявляет антиамнестические свойства на моделях амнезии УРПИ, вызванной МЭШ, скополамином или кетамином, умеренными противогопоксическим, противосудорожным эффектами.

5. ГК-2h повторяет эффекты, характерные для целого белка ФРН (нейропротективный, когнитивнопозитивный).

Степень достоверности. Исследование выполнено на большом экспериментальном материале с использованием адекватных методов исследования; статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием современных методов математической статистики.

Апробация работы. Основные результаты диссертационной работы были представлены на 5-й Международной конференции «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам» (Московская область, 2010), 3-ем Всероссийском научно-практическом семинаре для молодых ученых «Методологические аспекты экспериментальной и клинической фармакологии» (Волгоград, 2011), IV съезде фармакологов России «Иновации в современной фармакологии» (Казань, 2012), 28 Всемирном конгрессе Нейропсихофармакологии (Стокгольм, 2012), Всероссийской научной конференции с международным участием «Фармакологическая нейропротекция», посвященной 90-летию Отдела нейрофармакологии им. С.В. Анничкова ИЭМ СЗО РАМН (Санкт-Петербург, 2013), 5-ом Международном конгрессе по психофармакологии и Международном симпозиуме по детской и подростковой психофармакологии (Анталия, Турция, 2013), Всероссийской конференции молодых ученых с Международным участием, посвященной 150-летию со дня рождения академика Н.П. Кравкова (Рязань, 2015), 6-й Международной конференции «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам» (Московская область, 2015).

Личный вклад автора. Автором лично проведен обзор и анализ литературы по теме диссертации, выполнены эксперименты на моделях болезни Альцгеймера и геморрагического инсульта, оценка общей фармакологической активности ГК-2h. При включенном участии автора выполнены исследования на модели ишемического инсульта, вызванного фототромбозом, а также морфометрические исследования. Автором лично проведена обработка полученных результатов, сформулированы выводы. При активном участии автора подготовлены публикации по результатам работы.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 15 работ, из них 3 статьи в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ, 11 тезисов и 1 патент.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 145 страницах печатного текста. Состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, трех глав собственного исследования, заключения, выводов, научно-практических рекомендаций и списка литературы, включающего 48 отечественных и 183 зарубежных источников. Работа содержит 32 таблицы и 24 рисунка.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Препараты и вещества. Изучались: оригинальный димерный дипептидный миметик 4ой петли фактора роста нервов человека – гексаметилендиамид бис-(N-моносукцинил-глициллизина) (ГК-2h); димерный дипептидный миметик 4-ой петли фактора роста нервов крысы гексаметилендиамид бис-(N-моносукцинил-глутамил-лизина) (ГК-2); блокатор ионного канала гимантан гексаметиленимина гидрохлорид), рецептора – (2-(N-адамантил NMDA синтезированные в НИИ фармакологии имени В.

В.Закусова; блокатор мускаринового типа холинергических рецепторов - скополамин (Sigma); антагонист NMDA-рецепторов - кетамин (Sigma); -Амилоид 25-35 (Sigma); мемантин (Sigma); ноопепт (ЗАО «ЛЕККО»), семакс (ЗАО «ИНПЦ «Пептоген») хлоралгидрат и фотосенсибилизирующий краситель бенгальский розовый (Sigma).

Животные. В исследовании были использованы беспородные мыши-самцы, мыши инбредных линий C57BL/6, BALB/с, весом 20-23г., и беспородные крысы самцы, массой 180г. Экспериментальные животные получены из питомника лабораторных животных «Столбовая», Московская область. Животные содержались в соответствии с правилами лабораторной практики при проведении доклинических исследований в РФ (ГОСТ 351.000.3-96 и Р 51000.4-2011), приказ МЗ РФ № 708н от 23.08.2010г.

Методы исследования.

Модели болезни Альцгеймера. Моделирование БА с использованием амилоида -(25-35) Крысам под наркозом (хлоралгидрат 400 мг/кг, в/б) с помощью стереотаксиса вводили интрацеребровентрикулярно билатерально амилоид -(25-35) в дозе 7,5 нмоль в каждый желудочек в соответствие с координатами (AP – 1 мм, L – 1.5 мм, H – 3.5 мм). Двум группам животных с A в течение 5 дней вводили ГК-2h в дозах 0,1 и 1,0 мг/кг. Ложно оперированные (ЛО) животные подвергались тем же процедурам, за исключением введения амилоида-(25-35).

Через 40 дней проводили тестирование крыс в водном лабиринте Морриса и Y- образном лабиринте (ООО «НПК Открытая наука»).

Для моделирования БА у крыс вызывали холинергический дефицит, используя методику хронического введения скополамина с последующей отменой (Воронина, Т.А. и др. // В кн. Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств. Под общ. ред. А.Н. Миронова. Часть 1, М.: Гриф и К. - 2012. - С. 276-296.). С этой целью крысам в/б вводили скополамин один раз в сутки в дозе 1,5 мг/кг в течение первых 20-ти дней, а затем (с 21 по 30 день) - исследуемые соединения или физиологический раствор (контроль). С 31 по 35 день эксперимента проводили выработку условного рефлекса активного избегания (УРАИ) в челночной камере (шаттл-бокс фирмы "Ugo Basile", Италия).

Моделирование фотоиндуированного ишемического инсульта. Двусторонний фокальный ишемический инсульт префронтальной коры головного мозга крыс (поля Fr1 и Fr2 согласно атласу Paxinos and Watson, 2000) создавали методом фотоиндуцируемого тромбоза (Watson B.D. et al. // Ann.Neurol. - 1985. - V. 17, №5. - Р. 497-504). Крысам, наркотизированным хлоралгидратом (300 мг/кг, в/б), вводили в яремную вену фотосенсибилизирующий краситель бенгальский розовый (40 мг/кг) и с помощью стереотаксиса («Медикор», Венгрия) и световода (по координатам: 2,0 мм ростральнее брегмы и 2,0 мм латеральнее саггитального шва) в течение 15 мин с каждой стороны проводили облучение холодным светом. ЛО животные подвергались тем же процедурам, за исключением введения бенгальского розового.

Морфометрические исследования крыс с фотоиндуцированным тромбозом. Крыс декапитировали, извлекали мозг, фиксировали, просветляли и готовили срезы на вибротоме 1000 (Tecnical Product international inc., США) с шагом 100 мкм, окрашивали 0,2% метиленовым синим, заключали в бальзам. Сканирование проводили на слайд-приставке Epson perfection V100 PHOTO. Площадь измеряли в программе "Imege J". Объем очага повреждения фотоиндуцированным тромбозом определяли по формуле: V = Snхd, где d - толщина пары срезов (200 мкм); Sn – измеренная площадь ишемического очага серийного среза в мм2; сумма объемов ишемического повреждения на срезах.

Моделирование геморрагического инсульта. Крысам, наркотизированным хлоралгидратом (400 мг/кг, в/б), осуществляли деструкцию мозговой ткани в области внутренней капсулы с последующим введением в место повреждения крови, взятой из-под языка животного (0,02 – 0,03 мл), формируя ИПГ. Исследовали динамику развития ГИ в течение 14 дней с регистрацией гибели крыс, неврологического дефицита, показателей поведения и состояния животных, используя комплекс традиционных для экспериментальной нейропсихофармакологии методов.

Загрузка...

Морфометрические исследования крыс с ГИ. На 3-и и 14-ые сутки после операции крыс декапитировали, извлекали мозг, фиксировали в 10% растворе нейтрального формалина и заливали в парафин. Гистологические срезы головного мозга окрашивали гематоксилином и эозином, тионином (окраска по Нисслю), азур-эозином, и кислым фуксином (окраска по Новелли). В процессе светооптического морфометрического исследования подсчитывали общую численную плотность гигантских пирамидных (V слой) нейронов на единицу площади среза мм2. Морфофункциональное состояние и гибель нейронов оценивали по изменению формы клеток (резкая деформация), утрате клетками ядер, повышению интенсивности окрашивания цитоплазмы клеток (гиперхроматоз). В исследовании использовали микроскоп Olympus BX51 с цифровой камерой Olympus C4040ZOOM и компьютер с программным обеспечением Olympus BP-Soft3,2 (Япония).

Неврологический статус у крыс определяли по шкале Stroke-index. Отмечалось количество животных с легкой симптоматикой до 2,5 баллов (вялость движений, слабость конечностей, односторонний полуптоз, тремор, манежные движения) и тяжелыми проявлениями неврологических нарушений от 3 до 10 баллов (парезы и параличи конечностей, боковое положение).

Антиамнестическое действие веществ оценивали на модели амнезии УРПИ в установке Passive avoidance фирмы Lafayette Instrument Co (США). Амнезию УРПИ у крыс вызывали МЭШ, проводимым после обучения через корниальные электроды (I = 43 мА, частота 50Гц, продолжительность 0,3 сек), скополамином (1,5 мг/кг, в/б) или кетамином (10,0 мг/кг, в/б), который вводили за 15 мин до обучения.

Противогипоксическое действие веществ оценивали в опытах на мышах на моделях гипоксии с гиперкапнией в гермообъеме, помещая животных в герметически закрываемые банки объемом 200 см3, и на модели гемической гипоксии, вызванной введением нитрата натрия (300 мг/кг, в/б) через 45 минут после введения исследуемых веществ. Регистрировали время гибели животных.

Исследование ориентировочно-исследовательского поведения и двигательной активности проводилось в течение 3 минут в открытом поле размером 60х60 см для крыс или 40 х 40 см для мышей.

Для моделирования судорожных состояний использовался тест (МЭШ) для мышей. С помощью прибора Rodent shocker Type 221 фирмы Harvard apparatus GmbH (Германия) через корнеальные электроды животное получало электрический стимул (10-12 mA, 250 V, длительностью 0,2 с), вызывающий у 95% контрольных мышей тоническую экстензию задних конечностей. Регистрировались подергивания (1 балл), клонические судороги (2 балла), тоническая экстензия (3 балла) и гибель мышей (4 балла).

Статистическую обработку результатов проводили с определением среднего значения и стандартной ошибки среднего значения, которые представлены в итоговых таблицах.

Использовался пакет статистических программ Statistica 6.0 (StatSoft, USA, номер лицензии:

31415926535897). Различия определялись как статистически значимые при уровне p 0,05. Для определения статистической значимости различий между группами использовали ранговый однофакторный анализ Kruskal-Wallis. Если различия были достоверны (P 0,05), проводилось попарное сравнение по непараметрическому критерию U Mann-Whitney, Стьюденту, а при анализе альтернативной формы учета использовался точный метод Фишера (пакет программ Biostat).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Изучение нейропротективной активности ГК-2h на моделях болезни Альцгеймера Нарушения пространственной ориентации и памяти представляют собой характерное патогенетическое звено в развитии БА. Изучение соединения ГК-2h проводилось на модели болезни Альцгеймера, вызванной внутрижелудочковым билатеральным введением A(25-35) и на модели холинергического дефицита после длительного введения и отмены скополамина. Для исследования пространственной ориентации и памяти у крыс использовались водный лабиринт Морриса, Y- образный лабиринт и обучение условному рефлексу активного избегания.

Влияние димерного дипептида ГК-2h на поведение и память крыс на модели БА, вызванной внутрижелудочковым билатеральным введением крысам A(25-35) Обучение крыс нахождению платформы в водном лабиринте Морриса проводили через 40 дней после операции. В 1-й и 2-й дни животных запускали со стартовых позиций А и Б соответственно, давая 120 секунд для нахождения платформы. Воспроизводили навык через 48 часов после последней процедуры обучения крыс сначала с позиции А, а затем с позиции Б. В группе ЛО крыс (пассивный контроль) отмечалось статистически достоверное уменьшение времени поиска платформы при воспроизведении, в отличие от группы крыс, получивших амилоида (25-35) (активный контроль), что свидетельствует о развитии нарушений пространственной ориентации и памяти. В группе крыс, получавших после операции ГК-2h (0,1 мг/кг/5 дней) в сравнении с группой активного контроля было отмечено статистически достоверное уменьшение времени поиска платформы при воспроизведении с позиции А и тенденция к его уменьшению при воспроизведении с позиции Б. При использовании ГК-2h в дозе 1,0 мг/кг/5 дней отмечалась тенденция к уменьшению времени поиска платформы с обеих позиций. Эти результаты свидетельствуют о способности ГК-2h в дозе 0,1 мг/кг при 5-ти дневном ведении ослаблять у крыс нарушения пространственной ориентации и памяти в водном лабиринте Морриса. По эффективности ГК-2h не уступал мемантину при его использовании в дозе 1,0 мг/кг/5 дней (рисунок 1).

Рисунок 1 - Влияние ГК-2h на поведение крыс в водном лабиринте Морриса на модели БА, вызванной А (25-35) Примечание - 1 ЛО, 2 - контроль А (25-35) (10 мкл), 3 - ГК-2h (0,1 мг/кг/5 дней) + А, 4 - ГК-2h (1,0 мг/кг/5 дней) + А, 5 - мемантин (1,0 мг/кг/5 дней) + А.; * - достоверность отличий воспроизведения от обучения при Р 0,05 (критерий Манна-Уитни).

Оценка поведения крыс в Y- образном лабиринте проводилась в течение двух дней. При первой посадке (первый день обучения) один из рукавов Y-лабиринта, выбранный случайным образом, был закрыт, оставаясь недоступным для исследования. Два оставшихся рукава крысы исследовали в течение 5 мин. На следующий день эксперимент повторяли, но со свободным доступом во все три рукава, регистрировалось время пребывания в каждом из трех рукавах.

Установлено, что в группе крыс, которые после введения амилоида (25-35) получали физиологический раствор (активный контроль), при повторной посадке отмечалось достоверное уменьшение времени нахождения в новом рукаве, в сравнении с группой ЛО животных, что свидетельствует о нарушении у них памяти и ориентации. У крыс, которые после операции получали ГК-2h в дозе 0,1 мг/кг/5 дней, отмечалось статистически достоверное увеличение времени исследования нового рукава в сравнении с группой активного контроля, что свидетельствует о способности ГК-2h ослаблять нарушения памяти, на модели БА с использованием амилоида (25-35) (таблица 1).

Таблица 1 - Влияние ГК-2h (0,1мг/кг/5 дней) на поведение крыс в Y-образном лабиринте после введения А (25-35)

–  –  –

Примечание - * достоверность отличий от ЛО крыс; # - достоверность отличий от контроля с A (25при Р 0,05 (критерий Манна-Уитни) Эффекты веществ у крыс с дефицитом холинергической системы, вызванным длительным введением и отменой скополамина Установлено, что в контрольной группе крыс, получавших в течение всего эксперимента физиологический раствор (пассивный контроль) критерия обученности УРАИ (пять условных реакций из 8 предъявлений) к пятому дню обучения достигли 70% крыс, а количество отказов от выполнения адекватных реакций составляло 2%. Обучение УРАИ животных группы активного контроля (получавших скополамин) проходило значительно медленнее и на пятый день обучения только 30 % животных достигли критерия обученности УРАИ при увеличении числа отказов от выполнения адекватных реакций. В группе крыс, получавших ГК-2h (0,2 мг/кг/10 дней), отмечалось значительное ускорение обучения УРАИ и на 5 день критерия обученности УРАИ достигли 70% животных. При этом наблюдалось значительное уменьшение числа отказов у крыс от выполнения адекватных реакций (рисунок 2). Сходным эффектом обладает мемантин в дозе 2,0 мг/кг/10 дней.

Рисунок 2 - Влияние ГК-2h и мемантина на обучение крыс условной реакции активного избегания на модели холинергического дефицита, вызванного длительным введением и отменой скополамина (5-й день обучения) Примечание - 1 пассивный контроль, 2 - активный контроль (скополамин 1,5 мг/кг/20 дней/10 дней отмена), 3 – ГК-2h (0,2 мг/кг/10 дней, в/б), 4 – мемантин (2 мг/кг/10 дней, в/б); *- достоверность отличий от пассивного контроля; # - достоверность отличий от активного контроля со скополамином при Р 0,05 (критерий Манна-Уитни).

Таким образом, ГК-2h обладает нейропротекторными свойствами на экспериментальных моделях болезни Альцгеймера, ослабляя у крыс нарушения обучения, памяти и пространственной ориентации и не уступает по эффективности мемантину.

Изучение нейропротективной активности ГК-2h на моделях инсульта Изучение нейропротективной активности соединения ГК-2h проводилось в опытах на крысах на моделях: геморрагического инсульта, вызванного интрацеребральной посттравматической гематомой и ишемического инсульта с фотоиндуцированным тромбозом префронтальной коры головного мозга. В качестве препаратов сравнения использовались известные лекарственные препараты с нейропротекторной активностью (мемантин, семакс, ноопепт) и новые соединения, находящиеся на различных стадиях изучения (гимантан, ГК-2).

После процедуры моделирования геморрагического инсульта и введения веществ по схеме, крыс тестировали через сутки, а затем на третий, седьмой и четырнадцатый дни после операции (рисунок 3). Регистрировали гибель животных, неврологический дефицит, ориентировочно-исследовательское поведение и двигательную активность, обучение и воспроизведение условного рефлекса.

Рисунок 3 – Схема моделирования интрацеребральной посттравматической гематомы

Установлено, что в группе крыс с ГИ к 14–му дню наблюдения погибло 50-60 % животных, в то время как у ЛО крыс этот показатель составлял всего 0-5 % (рисунок 4). ГК-2h при введении в дозе 0,1 мг/кг уменьшал количество погибших животных, но статистически недостоверно, а на фоне соединения в дозе 1,0 мг/кг погибло только 10% крыс. Сходным эффектом обладал мемантин в дозе 1,0 мг/кг. Под влиянием гимантана в дозе 10,0 мг/кг отмечалась лишь тенденция уменьшения гибели животных с ИПГ.

Изучение неврологического статуса животных показало, что у ЛО крыс в течение 14-и суток после операции не наблюдалось неврологических нарушений по шкале Stroke-index McGrow. В контрольной группе крыс с ИПГ регистрировались неврологические нарушения как с легкой до 2,5 баллов (вялость движений, слабость конечностей, односторонний полуптоз, тремор, манежные движения), так и с тяжелой симптоматикой от 3,5 до 10 баллов (парезы конечностей, параличи нижних конечностей, боковое положение - кома). В первые сутки после операции сумма баллов (М±SEM) у крыс с ИПГ составляла 3,68 ± 0,79, а на 7 сутки - 5,03±1,80.

ГК-2h в дозе 1,0 мг/кг в первые сутки уменьшал проявления неврологического дефицита в 1,6 раза (2,25±0,50 баллов), а на 14 сутки после операции – в 1,4 раза (3,59±1,01 баллов).

Изучение ориентировочно-исследовательского поведения в открытом поле показало, что у крыс с ИПГ при регистрации на 1-е, 3-е, 7-е и 14-е сутки после операции отмечается существенное уменьшение горизонтальных перемещений, вертикальных стоек и уменьшение числа обследований отверстий. ГК-2h в дозе 0,1 мг/кг/5 дней корректировал поведение крыс с ИПГ в открытом поле, увеличивая показатели в 1-й, 3-й и 14-й дни наблюдения. В дозе 1,0 мг/кг/5 дней соединение восстанавливало у крыс нарушенную после инсульта горизонтальную и вертикальную двигательную активность в течение всего времени наблюдения. Мемантин в дозе 1,0 мг/кг/5 дней корректировал поведение крыс в 1-е и 14-е сутки (рисунок 5).

Рисунок 4 - Влияние ГК-2h, ГК-2, гимантана и мемантина на гибель крыс с интрацеребральной посттравматической гематомой при субхроническом (5 дней) внутрибрюшинном введении (14 день после операции) Примечание - 1 ЛО, 2 – крысы с ИПГ, 3 – ИПГ + ГК-2h (0,1 мг/кг), 4 – ИПГ + ГК-2h (1,0 мг/кг), 5 – ИПГ + ГК-2 (1,0 мг/кг), 6 - ИПГ + гимантан (10,0 мг/кг), 7 – ИПГ + мемантин (1,0 мг/кг); * достоверность отличий от группы пассивного контроля, #- достоверность отличий от группы активного контроля, при Р 0,05 (точный критерий Фишера).

Рисунок 5 - Влияние ГК-2h и мемантина на ориентировочно-исследовательское поведение и двигательную активность крыс с ИПГ в открытом поле Примечание - 1 ЛО крысы, 2 – крысы с ИПГ, 3 – ИПГ + ГК-2h (0,1 мг/кг/ 5 дней), 4 – ИПГ + ГК-2h (1,0 мг/кг/ 5 дней), 5 - ИПГ + мемантин (1,0 мг/кг/ 5 дней); * - достоверность отличий от группы пассивного контроля, #- достоверность отличий от группы активного контроля, при Р 0,05 (критерий Стьюдента).

Изучение процессов памяти у крыс с ИПГ осуществлялось при обучении и воспроизведении УРПИ. Показано, что у животных контрольной группы с ИПГ наблюдалось нарушение воспроизведения УРПИ в течение всего времени наблюдения и характеризовалось уменьшением латентного времени рефлекса и количества обучившихся животных. ГК-2h при пятидневном применении в дозе 0,1 мг/кг корректировал поведение крыс с ИПГ, увеличивая латентное время рефлекса при воспроизведении в первые сутки после обучения, а в дозе 1,0 мг/кг – в течение всего времени наблюдения. У крыс с ИПГ, получавших ГК-2 в дозе 1,0 мг/кг/5 дней отмечалось статистически достоверное увеличение латентного времени при воспроизведении рефлекса на 1-е, 3-и, 7-е и 14-е сутки. Сходным эффектом обладал гимантан в дозе 10,0 мг/кг/5 дней. Мемантин (1,0 мг/кг/5дней) оказывал антиамнестический эффект при воспроизведения УРПИ у крыс с ИПГ на седьмые и четырнадцатые сутки после обучения (рисунок 6).

Рисунок 6 - Влияние соединений на воспроизведение условного рефлекса пассивного избегания у крыс с ИПГ Примечание - по вертикали – время (сек.), проведенное на открытой платформе; 1 – ЛО, 2 – крысы с ИПГ, 3 – ИПГ + ГК-2h (0,1 мг/кг/5 дней), 4 – ИПГ + ГК-2h (1,0 мг/кг/5 дней), 5 - ИПГ + ГК-2 (1,0 мг/кг/5 дней), 6 - ИПГ + Гимантан (10,0 мг/кг/5 дней), 7 - ИПГ + Мемантин (1,0 мг/кг/5 дней); * достоверность отличий от группы пассивного контроля, #- достоверность отличий от группы активного контроля, при Р 0,05 (критерий Стьюдента).

Морфометрические исследования проводили на 3-и и 14-ые сутки после операции.

Результаты морфометрических исследований пирамидных нейронов V слоя фронтального неокортекса различных групп животных представлены в таблице 2. Показано, что у крыс с ИПГ в сравнении с интактными и ЛО животными в течение всего времени наблюдения отмечается существенное (в 3 раза, при Р 0,05) уменьшение плотности нейронов в обоих полушариях, особенно, в ипсилатеральном, что может свидетельствовать о нейродегенеративных процессах, происходящих в мозге этих животных. ГК-2h в дозе 0,1 мг/кг при пятидневном внутрибрюшинном введении крысам с ИПГ не оказывал существенного влияния на плотность нейронов, наблюдалась лишь тенденция увеличения выживших нейронов в контралатеральном полушарии на 14-е сутки после операции. ГК-2h в дозе 1,0 мг/кг оказывал защитный эффект, увеличивая количество выживших нейронов в ипси- и в контралатеральном полушариях на 3-и сутки и в контралатеральном полушарии на 14-е сутки эксперимента.

Таблица 2 - Влияние ГК-2h (0,1 и 1,0 мг/кг, 5 дней, в/б) на плотность нейронов в V-м слое неокортекса крыс с ИПГ

–  –  –

Влияние соединений на поведение и состояние животных на модели ишемического инсульта, вызванного фототромбозом Изучение нейропротекторных свойств ГК-2h на экспериментальной модели, воспроизводящей клиническую картину ишемического инсульта, проводили с использованием метода фотоиндуцированного тромбоза кровеносных сосудов префронтальной коры головного мозга крыс. Согласно схеме эксперимента (рисунок 7), за сутки до операции у животных был выработан УРПИ, затем проводили процедуру фототромбоза. ГК-2h вводили крысам через один час (первая группа), 4 часа (вторая группа) затем через сутки после операции и на 4-е и 8-е сутки после первого введения. Через 24 часа воспроизводили УРПИ, и считали выработанным, если латентный период (ЛП) составлял не менее 300с.

Рисунок 7 - схема моделирования ишемического инсульта в коре головного мозга Установлено, что у крыс с фототромбозом при воспроизведении УРПИ латентный период захода в темную камеру уменьшился до 48 с, при показателях в группе ЛО животных 180 с. У крыс, получавших на фоне фототромбоза ГК-2h через 1 ч после операции, ЛП рефлекса составлял 154 секунды, а в группе, получившей ГК-2h через 4 ч после фототромбоза - 197 секунд (рисунок 8). Это свидетельствует о способности ГК-2h улучшать у крыс с инсультом воспроизведение памятного следа, особенно в группе животных, получавших соединение через 4 часа после операции. По эффективности ГК-2h не уступает известным препаратам с нейропротекторной и ноотропной активностью ноопепту и семаксу. Вместе с тем, эффект ГК-2h выявляется в меньших дозах.

Рисунок 8 - Влияние ГК-2h, ноопепта и семакса на воспроизведение УРПИ у крыс с ишемическим инсультом, вызванным фототромбозом сосудов коры головного мозга крыс Примечание - 1 ЛО, 2 – крысы с фототромбозом, 3 – ГК-2h (0,1 мг/кг, в/б,1 ч. п/о), 4 - ГК-2h (0,1 мг/кг, в/б, 4 ч. п/о), 5 – ноопепт (0,5 мг/кг, в/б, 1 ч. п/о), 6 – семакс (0,25 мг/кг, 1 ч., интернозально, п/о); * достоверность отличий от группы пассивного контроля, # - достоверность отличий от группы активного контроля, при Р 0,05 (критерий Стьюдента) Морфометрические исследования показали, что общий объем поражения мозга крысы при фотоиндуцированном тромбозе составлял в среднем 14 куб. мм, т.е. около 1% от объема мозга. У животных, получавших ГК-2h, этот объем снизился до 7,5 куб. мм при введении соединения через 1 час, и до 5 куб. мм при введении соединения через 4 часа после (таблица 3).

Таблица 3 - Влияние ГК-2h в сравнении с семаксом на объем поражения мозга у крыс с ишемическим инсультом, вызванным фототромбозом сосудов коры головного мозга крыс

–  –  –

Примечание – m число введений препарата, *– достоверность отличий от контроля с фототромбозом при P 0,05 (критерий Стьюдента) Таким образом, проведенные исследования показали способность ГК-2h увеличивать выживаемость, улучшать поведение и память крыс с интрацеребральной посттравматической гематомой или фотоиндуцированным тромбозом коры головного мозга. Нейропротекторные свойства соединения на моделях геморрагического и ишемического инсультов подтверждены показателями морфометрических исследований.

Общий спектр фармакологической активности ГК-2h Изучение антиамнестических свойств ГК-2h проводилось на моделях амнезии УРПИ, вызванной МЭШ, скополамином или кетамином. Установлено, что МЭШ, скополамин в дозе 1,5 мг/кг или кетамин в дозе 10 мг/кг (активный контроль) вызывают у крыс амнезию УРПИ. Это характеризуется уменьшением латентного времени при воспроизведении рефлекса через 24 часа после обучения и уменьшением количества обучившихся крыс (рисунок 9).

На модели амнезии УРПИ, вызванной МЭШ показано, что ГК-2h в дозах 0,1; 0,3; 0,6; 1,0 и 2,0 мг/кг при внутрибрюшинном введении не оказывал влияния на формирование УРПИ, а в дозе 1,5 мг/кг ГК-2h существенно увеличивал латентное время при воспроизведении рефлекса и количество обучившихся животных (рисунок 9). На модели амнезии УРПИ, вызванной скополамином наиболее отчетливо эффект ГК-2h выявлялся при использовании соединения в дозах 0,5 и 1,0 мг/кг, в дозе 0,1 мг/ кг наблюдалась тенденция увеличения латентного времени рефлекса. Вместе с тем, при повторном 5-ти дневном предварительном введении крысам ГК-2h в дозе 0,1 мг/кг регистрировался сильный антиамнестический эффект, характеризующийся полным восстановлением памятного следа. На модели амнезии УРПИ, вызванной кетамином, антиамнестический эффект ГК-2h выявлялся в дозе 1,0 мг/кг/5 (рисунок 9).

Рисунок 9 - Изучение антиамнестического эффекта ГК-2h на моделях амнезии УРПИ, вызванной максимальным электрошоком, скополамином или кетамином Примечание - 1 пассивный контроль, 2 – активный контроль (МЭШ), 3 – ГК-2h (0,1 мг/кг), 4 - ГК-2h (0,3 мг/кг), 5 - ГК-2h (0,6 мг/кг), 6 - ГК-2h (1,0 мг/кг), 7 - ГК-2h (1,5 мг/кг), 8 - ГК-2h (2,0мг/кг), 9 – пассивный контроль, 10 – активный контроль (скополамин 1,5 мг/кг), 11 - ГК-2h (0,1 мг/кг), 12- ГК-2h (0,5 мг/кг), 13 - ГК-2h (1,0 мг/кг), 14 – пассивный контроль, 15 – активный контроль (скополамин 1,5 мг/кг), 16 - ГК-2h (0,1 мг/кг/5 дней), 17 - ГК-2h (0,1 мг/кг/5 дней), 18 – пассивный контроль, 19 – активный контроль (кетамин 10,0 мг/кг), 20 - ГК-2h (0,1 мг/кг/5 дней), 21- ГК-2h (1,0 мг/кг/5 дней). *достоверность отличий от пассивного контроля, # - достоверность отличий о активного контроля при Р 0,05 (критерий Манна-Уитни) Изучение противогипоксического действия ГК-2h осуществлялось на модели гипоксии с гиперкапнией в гермообъеме. Противогипоксический эффект ГК-2h выявлялся в дозе 1,0 мг/кг при 5-ти дневном введении в опытах на мышах линии С57Bl6 (таблица 4).

Таблица 4 - Изучение противогипоксических свойств ГК-2h на модели гипоксии с гиперкапнией в гермообъеме

–  –  –

ГК-2h в дозах 0,05; 0,1; 0,5 и 1,0 мг/кг при однократном или субхроническом 3-х дневном внутрибрюшинном введении не оказывал влияния на ориентировочно-исследовательское поведение и двигательную активность мышей и крыс в открытом поле и приподнятом крестообразном лабиринте.

*** Замещенный димерный дипептидный миметик 4-й петли ФНР человека ГК-2h синтезирован как соединение, способное воспроизводить эффекты ФНР, что изначально определило направление изучения спектра его фармакологической активности, а именно исследование нейропротекторных свойств на моделях патологий, в механизме которых участвует NGF.

Показано, что в диапазоне доз от 0,1 до 1,0 мг/кг при повторном введении ГК-2h обладает способностью на моделях БА ослаблять у крыс нарушения пространственной ориентации и памяти, а на моделях инсультов - увеличивать выживаемость, ослаблять неврологический дефицит, улучшать поведение и память. Нейропротекторный эффект соединения выявлен и при морфометрических исследованиях.

Сравнительный аспект исследования показал, что ГК-2h как нейропротектор не уступает по эффективности мемантину, гимантану и ноопепту. Особый интерес представляло сравнение нейропротекторной активности ГК-2h (human) и ГК-2 (rat). По результатам, полученным в настоящем исследовании и данным литературы можно сделать вывод об их эквиэффективности.

Известно, что NGF участвует в процессах защиты мозга от повреждающего каскада патологических реакций при нейродегенеративных процессах, усиливая нейрогенез и снижая апоптоз нейронов. Согласно представленным исследованиям, ГК-2h воспроизводит нейропротекторные свойства нативного нейротрофина. Возможно, по аналогии с ГК-2 эти эффекты ГК-2h обусловлены способностью соединения запускать через сигнальные пути TrkA рецептора нейрональные антиапоптотические механизмы и стимулировать нейрогенез.

Выводы

1. На модели болезни Альцгеймера, вызванной внутрижелудочковым введением амилоида (25миметик 4-ой петли фактора роста нервов человека димерный дипептид гексаметилендиамид бис-(N-моносукцинил-глицил-лизина), ГК-2h (0,1 мг/кг/5 дней) при внутрибрюшинном введении ослабляет у крыс нарушения памяти и пространственной ориентации в тестах водного лабиринта Морриса и Y-образного лабиринта и не уступает по эффективности мемантину (1,0 мг/кг/5дней).

2. На модели болезни Альцгеймера у крыс с холинергическим дефицитом, вызванным длительным применением и отменой скополамина, димерный дипептид ГК-2h (0,2 мг/кг/10 дней, в/б) улучшает обучение условному рефлексу активного избегания по показателям скорости обучения и количеству обучившихся животных и не уступает по эффективности мемантину (2,0 мг/кг/ 10дней, в/б).

3. На модели геморрагического инсульта, вызванного интрацеребральной посттравматической гематомой, димерный дипептид ГК-2h при внутрибрюшинном введении крысам обладает способностью уменьшать неврологический дефицит и гибель животных (1,0 мг/кг/5 дней), улучшать ориентировочно-исследовательское поведение и память (0,1 и 1,0 мг/кг/5 дней). ГК-2h равноэффективен с миметиком 4-ой петли фактора роста нервов крыс, дипептидом ГК-2 (1,0мг/кг/5 введений), не уступает мемантину (1,0 мг/кг/5 дней) и превосходит гимантан (10,0 мг/кг/5дней).

4. Нейропротекторное действие ГК-2h у крыс с интрацеребральной посттравматической гематомой характеризуется увеличением плотности нейронов в V-ом слое фронтального неокортекса, особенно выраженным при использовании дипептида в дозе 1,0 мг/кг/5дней, внутрибрюшинно.

5. На модели фокальной ишемии мозга у крыс с фотоиндуцированным тромбозом префронтальной коры ГК-2h (0,1 мг/кг, в/б) ослабляет амнезию УРПИ и уменьшает объем поражения мозга в среднем с 14 мм3 до 5 мм3. В сравнении с ноопептом и семаксом эффект соединения проявляется в меньших дозах.

6. ГК-2h в диапазоне доз от 0,1мг/кг до 2,0 мг/кг обладает антиамнестическими свойствами на моделях амнезии УРПИ, вызванной скополамином, МЭШ или кетамином, противогипоксическим и умеренным противосудорожным эффектами, не вызывает седативного и миорелаксантного эффектов.

Практические рекомендации

На основе результатов проведенных исследований рекомендуется:

продолжить исследования по изучению спектра фармакологической активности димерного дипептида гексаметилендиамид бис-(N-моносукцинил-глицил-лизина), ГК-2h с целью выявления эффектов, характерных для нативного фактора роста нервов и решения вопроса о целесообразности разработки соединения в качестве потенциального лекарственного препарата.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

Статьи:

Крайнева, В.А. Оригинальный дипептидный миметик фактора роста нервов ГК-2 1.

ограничивает проявления геморрагического инсульта у крыс [Текст] / В.А. Крайнева, Т.А.

Гудашева, С.О. Котельникова, Т.А. Антипова, С.Б. Середенин // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2012. – Т. 154, № 11. - С. 598-601.

Котельникова, С.О. Сравнительное исследование эффектов гимантана и амантадина на 2.

экспериментальной модели интрацеребральной посттравматической гематомы у крыс [Текст] / С.О. Котельникова, А.В. Непоклонов, И.И. Кокшенев, Е.А. Иванова, В.А.Крайнева, Е.А.

Вальдман, Т.Л. Гарибова, Т.А. Воронина // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С.

Корсакова. - 2012. - Т. 112, № 9. - С. 63-66.

Гудашева, Т.А. Нейропротекторное и антиамнестическое действие дипептидного 3.

миметика человеческого фактора роста нервов ГК-2h при экспериментальном инфаркте коры большого мозга [Текст] / Т.А. Гудашева, Г.А. Романова, Ф.М. Шакова, С.О. Котельникова, И.В. Барсков, Е.В. Стельмашук, С.Б. Середенин // Экспериментальная и клиническая фармакология. - 2012. - Т.75, № 10. - С. 12-15.

Патенты:

Крайнева, В.А. Средство для лечения нарушений мозгового кровообращения и травм 1.

головного мозга: пат. № 2554502 Рос. Федерация: МПК С2 А61К 31/55, А61Р 9/10, А61Р 25/00 / В.А. Крайнева, Е.А. Вальдман, С.О. Котельникова, Д.В. Масленников, Т.С. Ганьшина, А.В.

Гнездилова, Р.С. Мирзоян, Т.А. Воронина, Е.А. Иванова, И.И. Кокшенев, заявитель и патентообладатель Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научноисследовательский институт фармакологии имени В.В.Закусова» - 2012155756/15, заявл.

21.12.2012, опубл. 27.06.2015, Бюл. № 18. – 11с.

Тезисы:

Котельникова, С.О. Поиск веществ с антиамнестической активностью среди 1.

производных адамантана [Текст] / С.О. Котельникова, А.Л. Кузнецова, С.А. Литвинова, Т.Л.

Гарибова, Т.А. Воронина, Н.И. Авдюнина Б.М. Пятин / Материалы 5-ой Международной Конференции «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам» // «Экспериментальная и клиническая фармакология»: приложение. – М.: изд-во Фолиум, 2010. - С. 55-56.

Котельникова, С.О. Изучение механизмов антиамнестического действия препаратов, 2.

воздействующих на глутаматергическую систему [Текст] / С.О. Котельникова, С.А.

Литвинова, Т.Л. Гарибова, Т.А. Воронина / Материалы 5-ой Международной Конференции «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам» // «Экспериментальная и клиническая фармакология»: приложение. – М.: изд-во Фолиум, 2010. – С.57.

Котельникова, С.О. Эффект дипептидного миметика фактора роста нервов ГК-2 на 3.

модели интрацеребральной посттравматической гематомы, геморрагического инсульта [Текст] / С.О. Котельникова // Материалы 3-его Всероссийского научно-практического семинара для молодых ученых «Методологические аспекты экспериментальной и клинической фармакологии». – Волгоград, 2011. - С.41-42.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«БУЛГАКОВА МАРИНА ДМИТРИЕВНА КАТАЛЕПТОГЕННАЯ АКТИВНОСТЬ ГАЛОПЕРИДОЛА У КРЫС И ЕЕ ИЗМЕНЕНИЕ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЯИЧНИКОВ И НАДПОЧЕЧНИКОВ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук ВОЛГОГРАД – 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Северо-Кавказский федеральный университет»...»

«КОБЫЛЯЦКАЯ ГАЛИНА ВЛАДИМИРОВНА ПОЛУЧЕНИЕ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ПРОБИОТИКА ТРИЛАКТОБАКТ В ПЕРЕПЕЛОВОДСТВЕ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Краснодар – 2013 Работа выполнена на кафедре биотехнологии, биохимии и биофизики Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кубанский государственный аграрный университет»...»

«БАЛАБАНЬЯН ВАДИМ ЮРЬЕВИЧ ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИЕ И ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЗДАНИЯ НАНОРАЗМЕРНЫХ ФОРМ ФАКТОРОВ РОСТА НЕРВНОЙ ТКАНИ, ФЕНАЗЕПАМА И ПАКЛИТАКСЕЛА 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора фармацевтических наук Москва -2015 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном научном учреждении «Научно-исследовательском институте фармакологии имени В.В. Закусова» (ФГБНУ «НИИ фармакологии имени В.В....»

«КОРЧЕМКИН АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ СОЧЕТАННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ МАЛЫХ ДОЗ ДИОКСИНА И Т-2 ТОКСИНА НА ОРГАНИЗМ КУР И ПУТИ КОРРЕКЦИИ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Казань – 2015 Работа выполнена в ФГБУ «Федеральный центр токсикологической, радиационной и биологической безопасности». Научный руководитель: Папуниди Константин Христофорович заслуженный деятель науки РТ и РФ, доктор...»

«ТИМОФЕЕВА АННА САМОВНА ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ПРОИЗВОДНЫХ ЦИКЛИЧЕСКИХ ГУАНИДИНОВ – ИНГИБИТОРОВ Na+/Н+ ОБМЕНА 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Волгоград – 2015 Работа выполнена в ГБОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации Научный руководитель: Заведующий кафедрой фармакологии ВолгГМУ, Академик РАН, Заслуженный...»

«Коровина Елизавета Викторовна РАЦИОНАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ АНТИГИПЕРТЕНЗИВНЫХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ НА ОСНОВЕ ФАРМАКОЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Волгоград – 2015 Работа выполнена в ГБОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет» Минздрава России РФ и ГБУ «Волгоградский медицинский научный центр» Научный руководитель: Доктор медицинских...»

«ШАМАНАЕВ АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ ИССЛЕДОВАНИЕ ФАРМАКОЛОГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ КОМПОЗИЦИЙ ДИГИДРОКВЕРЦЕТИНА И АРАБИНОГАЛАКТАНА (экспериментальное исследование) 14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Томск – 2014 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном научном учреждении «Научно-исследовательский институт фармакологии и регенеративной медицины имени Е.Д. Гольдберга» Научный...»

«БУКАТИН МИХАИЛ ВЛАДИМИРОВИЧ Влияние производных бензимидазола на репродуктивную систему крыс-самцов 14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология АВТОРЕФЕРАТ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук ВОЛГОГРАД – 2013 Работа выполнена в ГБОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации. Научный руководитель: Спасов Александр Алексеевич Академик РАМН, Заслуженный деятель науки РФ, доктор...»

«ШИРИНА АННА АЛЕКСАНДРОВНА ФАРМАКОТОКСИКОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПРОБИОТИКА ПРОМОМИКС С 06.02.03 ветеринарная фармакология с токсикологией АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Краснодар – 201 Работа выполнена на кафедре биотехнологии, биохимии и биофизики Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кубанский государственный аграрный университет»...»

«Озерова Ирина Витальевна ВЫЯВЛЕНИЕ АНТИДИАБЕТИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ВНОВЬ РАЗРАБОТАННЫХ НЕЙРОПРОТЕКТОРНЫХ ПРЕПАРАТОВ 14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва – 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном научном учреждении «Научно-исследовательском институте фармакологии имени В.В. Закусова» (ФГБНУ «НИИ фармакологии имени В.В. Закусова») Научный руководитель: доктор...»

«МИХАЙЛОВА ЛЮДМИЛА ИВАНОВНА КОРРЕКЦИЯ ПРОИЗВОДНЫМИ НЕЙРОАКТИВНЫХ АМИНОКИСЛОТ ОТКЛОНЕНИЙ В ПСИХИЧЕСКОМ И ФИЗИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ПОТОМСТВА ОТ КРЫС С ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫМ ГЕСТОЗОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук ВОЛГОГРАД 2015 Работа выполнена на кафедре фармакологии и биофармации факультета усовершенствования врачей ГБОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет» Минздрава...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.