WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«ЛАПЧАТКИ (РОД POTENTILLA L., ROSACEAE) ФЛОРЫ ПРИАМУРЬЯ И ПРИМОРЬЯ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ

ИНСТИТУТ ВОДНЫХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

Дальневосточного отделения Российской академии наук

На правах рукописи

Моторыкина Татьяна Николаевна

ЛАПЧАТКИ (РОД POTENTILLA L., ROSACEAE)

ФЛОРЫ ПРИАМУРЬЯ И ПРИМОРЬЯ



03.02.01 – Ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Научный руководитель:

доктор биологических наук, старший научный сотрудник Н.С. Пробатова Хабаровск Содержание Введение…………………………………………………………………………………….

Глава 1. Природные условия района исследований…………………………………….

. 9 Глава 2. История изучения рода Potentilla L…………………………………………….. 21 Глава 3. Материал и методика исследований…………………………………………… 27 Глава 4. Морфологические и анатомические признаки, их таксономическая значимость в роде Potentilla………………………………………………………………. 30

4.1. Морфологические признаки…………………………………………………. 30

4.2. Анатомические признаки стебля, черешка и пластинки листа……………. 43 Глава 5. Таксономический состав рода Potentilla в Приамурье и Приморье и его анализ………………………………………………………………………………………. 63

5.1. Ключ для определения видов

5.2. Конспект видов рода Potentilla………………………………………...…….. 70

5.3. Таксономический анализ……………………………………………………... 131 Глава 6. Числа хромосом в роде Potentilla флоры Приамурья и Приморья…………… 138 Глава 7. Распространение, ареалогические особенности и экология лапчаток Приамурья и Приморья…………………………………………………………………… 153

7.1. Хорологический анализ………………………………………………………. 153

7.2. Эколого-ценотический анализ……………………………………………….. 173

7.3. Экологический анализ………………………………………………………... 177

7.4. Адаптации видов лапчатки к среде обитания………………………………. 180

7.5. Синантропный комплекс видов лапчатки Приамурья и Приморья……….. 188 Глава 8. Практическое значение и вопросы охраны лапчаток Приамурья и Приморья ………………………………………………………………………………………………. 192

8.1. Практическое значение……………………………………………………….. 192

8.2. Охрана редких видов…………………………………………………………. 195 Выводы……………………………………………………………………………………... 211 Литература………………………………………………………………………………….

Список иллюстративного материала…………………………………………………….. 247 Приложение 1. Анатомическое строение междоузлий стебля, черешков и пластинок стеблевых листьев у некоторых видов из родов Potentilla L., Comarum L. и Dasiphora Rafin…………………………………………………………………………….. 250 Приложение 2. Карты распространения видов рода Potentilla в Приамурье и

–  –  –

Актуальность темы. Род Лапчатка (Potentilla L.) - один из крупнейших родов семейства розовых (Rosaceae Juss.): в нем насчитывается около 500 видов, распространенных преимущественно в северном полушарии, особенно в умеренных и субтропических областях [Юзепчук, 1941]. На восточной окраине Евразии род Potentilla весьма многообразен. Во флоре российского Дальнего Востока (РДВ), по В.В. Якубову [1996], представлены 66 видов (часть их

- с подвидами) и 14 гибридов лапчатки (гибриды с бинарными названиями, имеющие к нам отношение, и подвиды принимаются в нашей работе как виды). Лапчатки представлены во всех субрегионах РДВ, от Северного Ледовитого океана до п-ова Корея, в континентальной части региона и на островах. Для территории Хабаровского края у С.Д. Шлотгауэр с соавторами приняты 27 видов лапчатки, что составляет 1,3% от сосудистой флоры края [Шлотгауэр и др., 2001]. В роде лапчатка наблюдается широкая эколого-географическая дифференциация, разнообразные числа хромосом, часто полиплоидные, нередок внутривидовой кариологический полиморфизм, выражающийся в наличии нескольких чисел хромосом (уровней плоидности) у одного и того же вида. Виды рода Potentilla нередко играют заметную роль в составе растительных сообществ. Многие лапчатки имеют практическое значение, в частности, как лекарственное сырье. Многие синантропные (особенно - адвентивные) виды лапчатки могут иметь индикационное значение как показатели степени антропогенной деградации экосистем.





Род Potentilla - весьма полиморфный, что обусловлено широким географическим распространением, значительной экологической амплитудой, прогрессивной эволюцией многих видов и групп. Поэтому «Род Potentilla L. относится к числу наиболее трудных и наиболее интересных для систематика и флориста родов нашей флоры. Виды рода Potentilla легко образуют помеси, что делает систематику рода особенно трудной» [Юзепчук, 1941, С. 79]. В роде Potentilla немалую роль играет гибридогенез, наблюдается апомиксис. У исследователей этого рода [Wolf, 1908; Юзепчук, 1941; Ворошилов, 1982; Курбатский, 1988, 2012; Якубов, 1996; Камелин, 2001; Sojk, 2004; и др.] нет единства в понимании объема тех или иных таксонов.

За последние десятилетия опубликованы региональные сводки, дополнения, обработки рода Potentilla по отдельным регионам, статьи, касающиеся некоторых названий и номенклатурных изменений, а также чисел хромосом. Обобщения по роду Pоtentilla на территории Приамурья и Приморья, со всей информацией, накопленной за почти 20 лет, не было. Не были предметом специального исследования полный видовой состав этого рода на территории Приамурья и Приморья, а также особенности распространения видов.

Дискуссионным оставался объем некоторых таксонов, а для ряда таксонов следовало прояснить систематическое положение с привлечением дополнительных признаков.

Изучение этого рода на территории Приамурья и Приморья поможет внести вклад в систематику и географию рода в целом, кроме того, в этом субрегионе отмечены редкие и эндемичные виды, еще недостаточно изученные и нуждающиеся в охране.

Цель работы – таксономическое и фитогеографическое исследование рода Potentilla L.

(лапчатка) во флоре Приамурья и Приморья.

В связи с этим, были поставлены следующие задачи:

- уточнить таксономический состав лапчаток во флоре Приамурья и Приморья, показать место видов в системе рода;

- рассмотреть и расширить круг признаков, используемых в систематике рода Potentilla:

изучить морфологическое строение вегетативных и репродуктивных органов и анатомическое строение вегетативных органов (междоузлий стебля, черешка и пластинки листа);

- представить конспект видов рода Potentilla во флоре Приамурья и Приморья, разработать ключ для определения видов;

- обобщить, дополнить и проанализировать данные по числам хромосом у лапчаток;

- выявить особенности распространения видов на изучаемой территории, составить точечные карты;

- провести таксономический, хорологический, эколого-ценотический и экологический анализы рода во флоре Приамурья и Приморья;

- выявить редкие и угрожаемые виды лапчаток во флоре Приамурья и Приморья, указать «классические местонахождения» видов на этой территории; предложить меры по охране.

Защищаемые положения:

1. Род Potentilla L. на территории Приамурья и Приморья (южная континентальная часть РДВ) представляют 47 видов из 7 подродов и 17 секций. В результате таксономического изучения рода Potentilla пересмотрено систематическое положение P. discolor Bunge, подтверждена видовая самостоятельность P. semiglabra Juz., P. pacifica Howell, P. paradoxa Nutt. ex Torr. et Gray и выделена монотипная секция Amurenses Prob. et Motorykina, sect. nova, provis.

2. Новые и малоизвестные признаки морфологии плодиков и анатомии вегетативных органов (стебель, черешок и пластинка листа) у Potentilla являются таксономически важными и могут использоваться как дополнительные для таксонов подродового, секционного и видового рангов.

3. На юге материковой части российского Дальнего Востока выявлены области наибольшего разнообразия видов рода Potentilla - в контрастных биоклиматических зонах: в континентальной (для Приамурья) и в прибрежной (для Приморья). Заметная концентрация диплоидных видов лапчатки позволяет рассматривать приокеанические районы (зона влияния Тихоокеанского муссонного климата) как достаточно древнюю часть ареала рода.

Фактический материал. Основной объем фактического материала (около 1.000 гербарных образцов, 53 геоботанических описаний сообществ с участием лапчаток, 65 образцов разных видов лапчатки для изучения морфологии плодов, чисел хромосом, а также – для анатомического изучения междоузлий стебля, черешков и пластинок листьев) был п олучен в ходе экспедиционных работ 2004-2012 гг. в различных районах Приамурья и Приморья. Были использованы фондовые коллекции, хранящиеся в гербариях научных учреждениях России (Ботанический институт им. В.Л. Комарова РАН (БИН РАН LE), Главный ботанический сад им.

Н.Н. Цицина РАН (ГБС РАН, MHA), Биолого-почвенный институт ДВО РАН (БПИ ДВО РАН, VLA), Ботанический сад-институт ДВО РАН (БСИ ДВО РАН, VBGI), Тихоокеанский институт биоорганической химии ДВО РАН (ТИБОХ ДВО РАН), Институт водных и экологических проблем ДВО РАН (ИВЭП ДВО РАН, KHA).

Научная новизна работы. Впервые установлено, что род Potentilla во флоре Приамурья и Приморья представлен 47 видами из 7 подродов и 17 секций. Составлен ключ для определения этих видов. Подтверждена видовая самостоятельность P. semiglabra Juz., P.

pacifica Howell и P. paradoxa Nutt. ex Torr. et Gray. Пересмотрено систематическое положение P. discolor Bunge. Предложена новая, монотипная секция – Amurenses Prob. et Motorykina, sect.

nova, provis., c типом P. amurensis Maxim. Для 13 видов указаны новые местонахождения. В Приамурье впервые зарегистрированы два редких заносных вида – P. tobolensis Th. Wolf ex и Выделены дополнительные морфологические и Pavlov P. heidenreichii Zimmeter.

анатомические признаки, которые позволяют разграничивать лапчатки на подродовом, секционном и видовом уровнях. Впервые обобщены и проанализированы данные по числам хромосом и уровням плоидности у видов лапчаток Приамурья и Приморья. Разработано бассейновое районирование Приамурья и Приморья, и с его помощью показаны особенности распространения видов в нашем субрегионе. Для всех видов составлены точечные карты ареалов, установлены типы ареалов и их границы на изучаемой территории. Впервые проведена оценка распространения видов рода Potentilla в различных биоклиматических зонах Приамурья и Приморья. Впервые выполнены эколого-ценотический и экологический анализы видов рода Potentilla Приамурья и Приморья, уточнена эколого-ценотическая приуроченность видов.

Выделены редкие и угрожаемые виды лапчатки во флоре Приамурья и Приморья и «классические местонахождения» видов в этом субрегионе, предложены меры по охране.

Теоретическая и практическая значимость работы. Данные, полученные при изучении лапчаток Приамурья и Приморья, вносят вклад в познание таксономического состава, генезиса и особенностей флоры этой территории. Материалы исследования могут быть использованы при составлении региональных «флор» и «определителей», региональных Красных книг. Собранный автором гербарный материал пополнил фонды Гербария Института водных и экологических проблем ДВО РАН (KHA), частично передан в Гербарий Биологопочвенного института ДВО РАН (VLA), в Гербарий Ботанического института им. В.Л.

Комарова РАН (LE) и в Гербарий Алтайского госуниверситета (ALTB). Список видов лапчатки, сведения о распространении видов и их хромосомных числах, данные по анатомии стебля, черешка и пластинки листа представляют интерес для ботаников и экологов, а также специалистов по охране природы.

Степень достоверности. Достоверность полученных научных результатов обеспечена фактическим материалом, полученным в процессе полевых исследований и при работе с фондовыми коллекциями, хранящимися в гербариях Ботанического института им. В.Л.

Комарова РАН (LE), Главного ботанического сада им. Н.В. Цицина РАН (MHA), Биологопочвенного иснтитута ДВО РАН (VLA), Ботанического сада-института ДВО РАН (VBGI), Тихоокеанского института биоорганической химии ДВО РАН, Института водных и экологических проблем ДВО РАН (KHA), а также литературными данными, выбором исходны х методологических и теоретических предпосылок современной флористики при изучении эколого-географической структуры рода Potentilla, использованием современных методов в систематических исследованиях.

Положения работы основываются на существующих фундаментальных и прикладных достижениях флористики, биогеографии и систематики растений. Основные результаты диссертации опубликованы в 34 работах, их материалы неоднократно обсуждались на различных конференциях.

Апробация работы. Результаты работы докладывались на заседаниях Лаборатории экологии растительности Института водных и экологических проблем ДВО РАН (ИВЭП) (г.

Хабаровск); на заседаниях Лаборатории высших растений Биолого-почвенного института ДВО РАН (г. Владивосток); на V, VI, VIII, XIII, XIV краевых конференциях-конкурсах молодых ученых и аспирантов на секции «Науки о жизни и Земле» при ИВЭП ДВО РАН; на Международной научной конференции «Регионы нового освоения: стратегия развития» (15-17 сентября 2004 г., Хабаровск); на IV международной конференции «Растения в муссоном климате» (10-13 октября 2006 г., Владивосток); на региональной научной конференции с международным участием «Биоразнообразие и проблемы экологии Приамурья и сопредельных территорий» (21-23 ноября 2011 г., Хабаровск); на Российской конференции с международным участием «Регионы нового освоения: теоретические и практические вопросы изучения и сохранения биологического и ландшафтного разнообразия» (15-18 октября 2012 г., Хабаровск);

на Международной конференции «Регионы нового освоения: экологическая политика в стратегии развития» (1-3 октября 2013 г., Хабаровск); на VI научной конференции с международным участием «Растения в муссоном климате» (16-19 октября 2013 г., Владивосток) и на заседаниях Ученого Совета ИВЭП ДВО РАН. Материалы диссертаци онной работы также представлялись (заочно) на многих конференциях - в городах Алматы, Барнаул, Биробиджан, Иркутск, Ишим, Красноярск, Москва, Невинномысск, Новосибирск, Пермь, Петрозаводск, Санкт-Петербург, Сыктывкар, Томск (см. Список публикаций).

Исследования осуществлялись благодаря финансовой поддержке ИВЭП ДВО РАН, Дальневосточным отделением РАН (Программа «Комплексные исследования в бассейне р.

Амур» (2004-2008 гг.), грантами ДВО РАН № 04-III-Г-06-013, № 06-III-B-06-220.

Автор выражает особую благодарность научному руководителю - д.б.н., с.н.с.

Лаборатории высших растений Биолого-почвенного института ДВО РАН Н.С. Пробатовой за всестороннюю поддержку, советы и критический просмотр глав во время работы по диссертации. Выражаю благодарность сотрудникам Лаборатории экологии растительности Института водных и экологических проблем (ИВЭП) ДВО РАН, прежде всего - С.Д.

Шлотгауэр, М.В. Крюковой, Л.А. Антоновой, за разнообразную помощь и советы; кураторам гербариев ботанических учреждений и, в первую очередь, Гербария VLA, любезно предоставившим фондовые коллекции для изучения. Благодарю М.В. Крюкову, А.В.

Ермошкина, Э.В. Грошеву и А.И. Коробицыну за совместное участие в полевых работах.

Особая благодарность В.М. Старченко за предоставленные фотографии некоторы х видов лапчатки и за консультации по видам, В.В. Якубову за консультации, а также А.В. Ермошкину за предоставленные фотографии некоторых видов лапчатки. Сердечно благодарю Э.В. Грошеву за помощь в картографическом оформлении материалов. Отдельная благодарность Э.Г. Рудыке за помощь в освоении методик определения чисел хромосом и непосредственное участие в кариологических исследованиях лапчаток. Е.Н. Захарченко благодарю за помощь в выполнении микрофотографий срезов вегетативных органов некоторых видов Potentilla, Comarum и Dasiphora. За помощь при проведении математических расчетов и статистической оценки результатов исследований автор благодарна С.И. Лапекиной.

Глава 1. Природные условия района исследования

Географическое положение. Приамурье (Приам) и Приморье (Приморский край, ПК) – не строгий географический термин, а, скорее, обозначение той части Амурского и Япономорского бассейнов, где основные типы растительности нижних горных поясов представлены смешанными хвойно-широколиственными и широколиственными многопородными лесами. Северная граница этого района проходит по отрогам Станового хребта и по Удской губе Охотского моря, с востока регион ограничен Японским морем, а с запада, если не придавать ботанико-географического значения государственным границам России, КНР и КНДР – западными отрогами хребтов Малый Хинган и Чанбайшань на территории Китая и южным отрогам горных цепей Чанбаек, Кангнам, Миохъянг и Машикрионг в Северной Корее.

Административные районы, расположенные на этой территории – российские Приморский край, Еврейская автономная область и южная часть Хабаровского края; китайские провинции Хэйлунцзян, Гирин и Ляонин (восточная часть) и северокорейские округа Хамгионг, Янганг, Гамгионг, Чаганг и Пхенъянг.

В работе мы рассматривали российскую часть Приам и ПК. Приамурье нами понимается как территория российского Дальнего Востока (РДВ) в бассейне верхнего (Верхнее Приамурье), среднего (Среднее Приамурье) и нижнего (Нижнее Приамурье) течения р. Амур к югу от Станового хребта и Удской губы Охотского моря на севере (Амурская область, Еврейская автономная область и южная часть Хабаровского края). Она включает среднегорные хребты и плоскогорья, сильно расчлененные реками бассейна Зеи, Буреи, Уды, Тугура и Амгуни, а также Амуро-Зейскую и Зейско-Буреинскую равнины [Словарь…, 2006]. Приморье понимается нами как территория Приморского края: горная страна Сихотэ-Алинь, российская часть Восточно-Маньчжурски х гор, Приханкайская равнина, бассейн р. Уссури и реки Япономорского бассейна.

В целом, территория Приам и ПК понимается нами в пределах Амурской области, Еврейской автономной области, большей части Хабаровского края (бассейн Амура), а также Приморский край.

Рельеф. В ландшафтно-географическом отношении юг Дальнего Востока весьма разнообразен. Ю.А. Ливеровский и Б.П. Колесников [1949] эту территорию выделяют как особую - дальневосточную ландшафтно-географическую область. Здесь, наряду с крупными горными системами, имеются обширные равнины, среди которых встречаются останцовые возвышенности, отдельные небольшие хребты или одиночные сопки. В целом преобладают горные массивы. На долю равнин приходится значительно меньше площади, не более 25-30% поверхности.

Горны е м ас сивы. Самые мощные из них на территории России – Сихотэ-Алинь, с преобладающими высотами 1800-2000 м над ур. м. (максимум - гора Тардоки-Яни, 2078 м над ур. м.), Малчан-Куканская горная группа к югу от Баджальского хребта, средняя высота 1000 м над ур. м., максимум – 1658 м над ур. м. Наиболее крупной горной системой является СихотэАлинь. Состоит он из отдельных хребтов и горных гряд преимущественно северо-восточного направления. В юго-западной части Приморья расположены Черные горы, а к северу от них до оз. Ханка – Пограничный хребет. Южные отроги Буреинского хребта, а также небольшие горные хребты на западе Еврейской автономной области, входящие в систему Малого Хингана, занимают весьма ограниченные площади.

Современный горный рельеф в названных массивах представлен среднегорьем (от 1000 до 2000 м над ур. моря), низкогорьем (от 700 до 1000 м над ур. моря) и мелкосопочником (от 300 до 400 м над ур. моря).

Среднегорья занимают довольно большие площади на Сихотэ-Алине. Рельеф является преимущественно крутосклонным [Короткий и др., 1967]. Крутизна склонов достигает 30-40°, форма их выпуклая.

К низкогорьям относится значительная часть Сихотэ-Алиня, хребты Буреинский, Помпеевский и другие, а также одиночные сопки среди равнинных пространств или по их периферии – в переходной к массивным горным сооружениям полосе. Для низкогорий характерны прямые и реже - выпуклые склоны, крутизна которых составляет 15-20°.

Загрузка...

Мелкосопочник – останцовые возвышенности с относительной высотой 150-200 м, расположенные по окраинам или среди озерно-аллювиальных равнин. Встречаются они в большинстве случаев массивами, состоящими из радиально расходящихся из наиболее высокого центра гряд. Характерная особенность мелкосопочных возвышенностей – различная крутизна верхней и нижней частей склонов. Вблизи вершины крутизна склонов составляет 15у подножия – 3-4°.

Центральное положение в Приам и ПК занимает горная система Сихотэ-Алинь, являющаяся частью так называемого Азиатского пояса складчатости, представляющего собой своего рода трансформацию континентальной коры и приращение к ней, произошедшее в результате взаимодействия океанической и материковой коры, в области стыка Сибирской и Китайской платформ. В строении Сихотэ-Алиня выделяют три субмеридиональных сектора, различных по времени формирования, сложению и характеру горообразовательных процессов, разделенных глубокими разломами.

Западный сектор – это среднеамурская впадина, с окаймляющими ее с востока горами.

До мезозоя впадина представляла морской бассейн на рифтогенном фундаменте [Варнавский, 1972; Красный, 1980]. В настоящее время она заполнена палеогеновыми и неогеновыми озерноаллювиальными отложениями мощностью до 2500 м [Ивашинников, 1999], перекрытыми чехлом из четвертичных отложений. Мелкосопочник в восточной части депрессии представляет собой выступы фундамента палеозойского и мезозойского возраста и меловые гранитоиды.

Центральный сектор Сихотэ-Алиня включает осевые хребты и западный макросклон.

Восточный (или приморский) сектор является частью Тихоокеанского вулканического пояса, и его существенную часть формируют верхнемеловые и кайнозойские вулканиты.

Равнины. Наиболее крупные равнины на юге Дальнего Востока – ХанкайскоУссурийская, или Западно-Приморская [Берсенев и др., 1969], Среднеамурская, УдыльКизинская и Зейско-Буреинско-Амурская. Все они расположены в депрессиях, заполненных рыхлыми отложениями. Мощность и х на Среднеамурской равнине, по Ю.Ф. Чемекову [1966а, б], достигает 1800 м. Местами породы выходят на поверхность, образуя небольшие возвышенности или одиночные сопки, поднимающиеся до 300-500 м и более. Равнинный характер поверхности в Приморье имеют небольшие межгорные впадины (Арсеньевская, в верховьях рек Крыловки, Бикина, Уссури) и побережья заливов и бухт (Петра Великого, Амурского, Уссурийского, Восток, Находка, Посьет).

Для всех равнин характерно развитие террас. Одна из наиболее крупных озерных террас, занимающая значительную площадь Западно-Приморской равнины, расположена вдоль берега оз. Ханка, в основном по южному и восточному побережью его. Наибольшая ширина террасы 15 км [Берсенев, Сохин, 1969б]. Плоская поверхность террасы характеризуется большим количеством замкнутых блюдцеобразных понижений, неглубоких ложбин – бывших русел водотоков, с очень пологими склонами и относительным понижением, не превышающим обычно нескольких десятков сантиметров. Сложена эта терраса глинами, реже суглинками. На отдельных участках в основании разреза наблюдаются маломощные прослои песков.

Современная озерная терраса развита в основном на восточном и южном берегах оз.

Ханка. Здесь ее ширина достигает 8 км, абсолютные высоты 70,0-71,5 м. От берега озера терраса обычно отделена песчаным береговым валом шириной до 150 м и высотой до 3 м.

Поверхность террасы заболочена, местами изобилуют небольшие озера. Сложена терраса в основании супесями, которые перекрыты глинами и суглинками мощностью до 4-6 м.

Наиболее обширную территорию морская современная терраса занимает на западном побережье залива Петра Великого. Поверхность террасы заболочена и расчленена озерами, лагунами и береговыми валами. Высота ее 0,5-1,0 м. От пляжа она отделена береговым валом высотой до 5 м и шириной до 100 м.

Климат. Современный климат Приамурья (Приам) и Приморья (ПК) определяется рядом факторов, каждый из которых и все в совокупности оказывают влияние на растительный покров.

Одним из важнейших факторов является широтное положение субрегиона, обуславливающее количество поступающей солнечной радиации и, соответственно, наличие климатических зон. Широта местности, а, соответственно, и уровень солнечной радиации, определяют один, неизменный с широтой, но очень важный для растений параметр – долготу светового дня. Летом этот показатель для территории Приам и ПК достигает 16, а зимой – 8 часов [Крестов, Верхолат, 2003].

Второй существенный фактор, определяющий климатические особенности Приам и ПК,

- это окраинное положение на крупном материке, оказывающем влияние на воздушные массы, которые, в свою очередь, взаимодействуют с формирующимися над морем воздушными массами. Последние еще более неоднородны, чем материковые, из-за циркуляционных процессов в мировом океане, разделяющих океан на большие области с разными температурными режимами. Взаимодействие и динамика морских и материковых воздушных масс является вторым важнейшим распределителем солнечной радиации, определяющим получение тепла поверхностью земли и регулирующим циркуляцию влаги, то- есть, важнейшим фактором распределения растительности.

Для этой территории характерен муссонный климат – холодная, сухая зима и относительно теплое, влажное лето. Основной особенностью климата данной территории является концентрация осадков в теплое время года: с июня по сентябрь включительно выпадает свыше 60% их годового количества [Петров и др., 2000].

Еще одним важным фактором формирования климата является рельеф территории.

Отсутствие на Дальнем Востоке крупных горных систем, способных противостоять холодным воздушным массам, формирующимся над Северным Ледовитым океаном, обуславливает неизмеримо более низкие зимние температуры по сравнению с другими регионами мира, расположенными в этих широтах.

По районированию П.И. Колоскова [1962а], юг Дальнего Востока расположен в пределах умеренного пояса Тихоокеанской климатической области. Рассматриваемая территория охватывает три климатических района: Прибрежный, Амуро-Уссурийский и частично ЗейскоАмгуньский.

Прибрежный район занимает узкую полосу вдоль побережья Японского моря – восточные склоны Сихотэ-Алиня. Горная система Сихотэ-Алинь является естественным барьером, препятствующим свободному стоку холодного воздуха с континента на акваторию Японского моря. Этот же барьер не позволяет проникать вглубь континента холодному морскому воздуху летом. Благодаря такому географическому положению зима здесь мягче, чем на западных склонах Сихотэ-Алиня и в долинах рек Амура и Уссури.

Амуро-Уссурийский район характеризуется наиболее теплым летом. Метеорологический режим летних месяцев определяется циклонической деятельностью, в результате ее сюда часто поступает влажный воздух с юга. Метеорологический режим зимних месяцев обусловлен резким преобладанием северо-западных континентальных ветров, вследствие чего зима здесь оказывается очень холодной и сухой.

Зейско-Амгуньский район отличается от предыдущего района более резко выраженной континентальностью, главным образом за счет более холодной зимы, а также меньшими годовыми суммами осадков.

Весна на изучаемой территории прохладная, затяжная, сухая. Летний сезон начинается с окончанием весенних заморозков [Витвицкий, 1969]. В пределах юга ПК и Приханкайской равнины они прекращаются в конце апреля, а в течение мая – в долинах Уссури и Амура. В более северных районах заморозки оканчиваются в июне, и продолжительность безморозного периода колеблется от четырех до двух месяцев. В августе и первой половине сентября на юг Дальнего Востока заходят проходящие над Японским морем тайфуны, сопровождаемые сильными дождями. Выпадающие в это время в изобилии осадки вызывают сильное переувлажнение глинистых почв, а на реках - разливы, нередко превращающиеся в наводнения.

Осень теплая и сравнительно сухая. Первые осенние заморозки появляются в конце сентябряоктября, что принято считать за конец вегетационного периода.

Гидрография. Более половины территории юга Дальнего Востока относится к бассейну Амура. Амур по площади бассейна (1. 855.000 км) и длине (4.384 км) занимает четвертое место среди рек России. Большая часть его бассейна нахо дится за пределами описываемой территории. На территории Приам и ПК протекают крупнейшие притоки Амура – Зея, Бурея, Амгунь и Уссури. В пределах бассейна Амура насчитывается более 150.000 рек, их общая протяженность составляет около 465.000 км. Однако основную их часть (95% по количеству и 63% по протяженности) составляют малые реки - длиной менее 10 км. В пределах рассматриваемой территории насчитывается 8 крупных рек длиной более 500 км: Амур, Шилка, Аргунь, Зея, Селемджа, Бурея, Уссури, Амгунь [Зайков, 1946; Очерки по гидрографии…, 1953].

По характеру речных долин и русел, величинам уклонов и скоростей течения реки этой территории можно разделить на четыре группы: 1) горные, 2) реки возвышенных равнин и межгорных котловин, 3) равнинные, 4) полугорные. К горным относятся преимущественно небольшие реки, полностью расположенные в пределах горных районов. Они характеризуются узкими и глубокими долинами, иногда расширяющимися на отдельных участках.

Преобладающие скорости течения составляют 2-3 м/сек, на порогах – 4-5 м/сек. Реки второй группы имеют широкие и нередко довольно глубокие долины. Продольные уклоны их и скорости течения значительно меньше, чем у горных рек. К равнинным относятся реки, полностью расположенные в пределах равнин или же лишь истоками заходящие на возвышенности. Долины их широкие и неглубокие, иногда незаметно переходящие в водораздельные пространства. Грунты русла преимущественно песчаные, иногда заиленные.

Преобладающие скорости течения 0,4-0,7 м/сек. Большая часть крупных и средних рек и многие малые реки относятся к типу полугорных. В верховьях они текут в горных районах и имеют характер горных рек, а затем выходят на равнины и приобретают равнинный облик.

Наиболее крупные реки – Амур, Зея, Амгунь, пересекая ряд чередующихся горных и равнинных участков, соответственно несколько раз меняют характер своего течения. Уклоны крупных рек значительно меньше, чем их притоков. Для равнинных участков крупных полугорных рек характерны очень широкие долины, сильно разветвленные русла, обильные песчаные острова.

В поверхностном питании рек главную роль играют дождевые воды, что обусловлено преобладанием осадков теплого периода над зимними. Пользуясь классификацией М.И.

Львовича [1938], почти всю территорию юга Дальнего Востока следует отнести к области с преимущественно дождевым питанием рек (доля которого колеблется от 50 до 80%).

В южной части Дальнего Востока много озер, только в бассейне Амура их около 55 тыс.

[Ресурсы поверхностных вод..., 1964]. Почти все эти озера (99,5%) характеризуются малыми размерами – менее 1 км. Наиболее крупным озером реликтового происхождения на территории РДВ является озеро Ханка, площадь которого составляет 3 тыс. км2. Оно располагается в бассейне р. Уссури, в центре Приханкайской низменности. Большая часть реликтовых озер распространена в долине нижнего течения Амура: озера Орель, Чля, Болонь, Кизи, Кади и Удыль. Кроме того, в Солнечном районе Хабаровского края, в бассейне р. Горин (левый приток Амура), в пределах Эворон-Чукчагирской низменности находится крупное реликтовое озеро Эворон, площадь которого составляет 194 км 2. В районе им. Полины Осипенко Хабаровского края, в бассейне Амгуни (левый приток Амура) находится большое озеро Чукчагирское, площадь которого с островами составляет 386 км 2 [Краткая географическая энциклопедия, 1964].

Болота и заболоченные земли занимают огромные площади. Они приурочены как к равнинным, так и к горным районам. Заболоченность материковой части юга Дальнего Востока составляет 15-20%. На равнинах огромные сплошные массивы заболоченных земель площад ью в сотни тысяч гектаров местами образуют специфический ландшафт марей.

Почвы. На территории Приам и ПК, в соответствии с гидрологическим режимом почвогрунтов и складывающимися окислительно-восстановительными условиями, формируются различные типы почв: буро-таежные, бурые лесные почвы, лугово-бурые и лугово-болотные почвы [Иванов, 1976]. Под светлохвойными, лиственничными, сосново-лиственничными лесами формируются буро-таежные почвы. На юге Сихотэ-Алиня они занимают верхний пояс гор, за исключением наиболее высоких отдельных вершин, где под стелющимися лесами кедрового стланика развиты сухоторфянистые почвы, а еще выше – горно-тундровые. В зависимости от различных гидротермических условий (переувлажнение почвы и активно протекающий глеевый процесс, развитию которого способствует наличие мощной медленно оттаивающей сезонной мерзлоты) на буро-таежных почвах складывается целый ряд ценозов от багульниковых лиственничников до лиственнично-сфагновых марей с багульником и даже сфагновых верховых болот (сфагновых марей). Под этими растительными сообществами формируются различные буро-таежные болотные, торфяно-глеевые и торфяные почвы. Под темнохвойными еловыми и елово-пихтовыми лесами формируются буро-таежные иллювиально-гумусовые почвы. Эти почвы развиваются на горных склонах и шлейфах, всегда в той или иной степени щебнистых. Под хвойно-широколиственными и широколиственными лесами развиты бурые лесные почвы. В горно-лесных районах на юге ПК они идут до высоты 800-900 м над ур. моря, при движении на север верхняя граница их постепенно снижается, и на северном Сихотэ-Алине они полностью исчезают. На низких плоских террасах равнин эти почвы встречаются повсеместно, занимая релки, а на Амуро-Зейском междуречье составляют основной фон [Иванов, 1976]. Эти почвы развиваются в горных областях под хвойношироколиственными лесами, а на равнинах и в нижних частях горных склонов – также под дубовыми и дубово-черноберезовыми лесами [Ливеровский, Карманов, 1961]. Типичные бурые лесные почвы развиваются преимущественно под елово-широколиственными лесами. Бурые оподзоленные лесные почвы развиты преимущественно под кедрово-широколиственными лесами. Бурые глееватые оподзоленные почвы развиты в нижней части пояса кедровошироколиственных лесов на мелкоземистых отложениях по пологим шлейфам склонов. При обильных летних осадках на тяжелых породах создается в таких условиях избыточное увлажнение, приводящее к оглеению [Ливеровский, Карманов, 1961]. Желтоземно-бурые почвы развиваются под южными кедрово-широколиственными лесами. Под еловыми и еловопихтовыми лесами формируются буро-таежные глеево-оподзоленные почвы, они периодически испытывают сильное переувлажнение. В пониженных местах, для которых характерны лиственничные леса и безлесные пространства – мари, переувлажнение почв наблюдается в течение всего вегетационного периода. Под широколиственными и хвойношироколиственными лесами формируются различные бурые отбеленные почвы (бывшие буроподзолистые).

Под разнотравно-злаковыми остепненными лугами и «прериями» формируются луговобурые почвы. Лугово-бурые черноземовидные почвы распространены в основном в югозападной части Зейско-Буреинской равнины, а в пределах Западно-Приморской равнины они встречаются небольшими массивами в бассейне р. Раздольной. Лугово-бурые типичные почвы известны только в бассейне р. Раздольной в пределах Октябрьского района ПК. Лугово-бурые отбеленные почвы развиты в основном в пределах Западно-Приморской равнины, под остепненными разнотравно-злаковыми группировками с кустарниковыми зарослями [Иванов, 1976].

В долинах рек и на низких террасах Амура, в бессточных низинах, на непроницаемых глинах формируются болота. Наиболее часто встречаются низинные болота – осоковые и осоково-пушицевые с Carex schmidtii, C. cespitosa, Eriophorum komarovii, E. russeolum. В северных районах Хабаровского края болота совсем другие, их называют просто марями. Это болота сфагновые с редкостойным лиственничником [Росликова, 2006].

В зоне хвойно-широколиственных и широколиственных лесов и в зоне прериевидной лесостепи значительные площади занимают лугово-болотные почвы. Они развиваются под луговой или кустарниково-луговой растительностью и отличаются от луговых почв более резко выраженным и более устойчивым избыточным увлажнением. В условиях повышенного увлажнения формируются вейниковые, вейниково-осоковые болота, а также различные сфагновые болота с иловато-перегнойно-глеевыми, торфянисто- и торфяно-глеевыми почвами.

Эти почвы имеют тяжелый механический состав и бедны гумусом.

Растительность. Согласно геоботаническому районированию Дальнего Востока [Колесников, 1956, 1961], территория среднего Сихотэ-Алиня относится к Восточно-Азиатской хвойно-широколиственнолесной области и представляет ее северную часть. Евроазиатская темнохвойнолесная область выражена на территории Приам и ПК как пояс темнохвойных лесов на Сихотэ-Алине. Более дробное геоботаническое районирование разрабатывалось Б.П.

Колесниковым [1956, 1961], который рассматривал водораздельную часть хребта Сихотэ-Алинь в качестве существенной ботанико-географической границы и относил растительность восточного макросклона соответственно к Тернейскому горно-приморскому округу Дальневосточной провинции кедрово-широколиственных и дубовых лесов Восточно-Азиатской хвойно-широколиственнолесной области и к Сихотэ-Алинскому округу Амуро-Сихотэалинской провинции Южно-Охотской темнохвойнолесной подобласти, а территорию западного макросклона – к Уссурийско-Амурскому горно-долинному округу Восточно-Азиатской хвойношироколиственной области. Г.Э. Куренцова [1965, 1967] разработала схему дробного районирования приуссурийской части бассейна среднего Амура, охватывающей бассейны Хора, Подхоренка и рек, впадающих в Амур, и ряд схем для левобережной части Амурского бассейна.

Характер растительности и видовой состав ее на юге Дальнего Востока весьма разнообразен, оригинален и во многих случаях контрастный. С севера на юг происходит смена растительных ландшафтов, подчиняющаяся общим закономерностям широтной зональности природных явлений. Здесь Б.П. Колесников [1955, 1956, 1969] выделяет три широтные зоны:

хвойных лесов (таежно-лесная, которая в более северных районах, выходящих за пределы рассматриваемой территории, сменяется зоной предтундровых редколесий и лесотундры);

смешанных хвойно-широколиственных лесов и лесостепную или, по Ю.А. Ливеровскому [1946], восточноазиатских прерий.

В горных районах система высотных поясов в общих чертах повторяет систему широтной зональности, и соответствующие высотные пояса и широтные зоны слагаются одноименными формациями растительности. Наибольшее число высотных поясов растительности наблюдается на юге Сихотэ-Алиня. При движении к северу наблюдается постепенное сокращение числа высотных поясов растительности.

Зона хвойных (таежных) лесов. В пределы описываемой территории входит только южная подзона хвойных лесов [Колесников, 1969]. Включает она большую часть бассейна Зеи, значительную часть Буреинского хребта, низовья Амура, верхний горный пояс Сихотэ-Алиня, протягиваясь на юг до истоков Уссури и р. Партизанской. Для восточной части территории характерно преобладание лесов из Picea ajanensis. В древостое ельников обычно принимает участие Abies nephrolepis. Кроме пихты, для ельников характерна примесь берез, а в некоторых местах и широколиственных пород – Quercus mongolica, Ulmus japonica, а из хвойных – Pinus koraiensis и Larix cajanderi. Наиболее широко распространены горные зеленомошные ельники [Розенберг, 1959; Манько, 1967], для южных районов свойственны папоротниковые ельники [Розенберг, 1955; Розенберг, Васильев, 1969]. Верхнюю границу леса в некоторых места х формируют подгольцовые ельники, отличающиеся мощным развитием травяного покрова и подлеска: ельники со злаково-высокотравным покровом, кустарниковые с Weigela с покровом из Bergenia pacifica, с подлеском из Rhododendron aureum, middendorffiana, Duschekia fruticosa и Oplopanax elatus.

На низких речных террасах, иногда заливаемых во время паводков, обычно растут травяные и кустарниковые ельники. В западной континентальной части зоны хвойных лесов господствуют лиственничные леса, производные белоберезовые с Betula platyphylla. На высоких террасах широких долин и на прилегающих к ним пологих склонах, а также на приморских равнинах весьма характерны сфагновые болота и торфяники. В их покрове господствуют различные сфагновые мхи.

Луговая растительность таежной зоны однообразна и представлена преимущественно пойменными злаковыми лугами, образованными гл. обр. Calamagrostis langsdorffii, иногда в смеси с влаголюбивыми осоками и разнотравьем. Нередки также заболоченные вейниковоосоковые луга, переходящие в кочкарно-осоковые болота.

Зона смешанных хвойно-широколиственных лесов. Верхняя граница ее проходит на высоте 800-900 м в южной части Сихотэ-Алиня и на высоте 200-400 м в западной части рассматриваемой территории. Господствующим типом растительности является лесной, представленный большим числом разнообразных лесных формаций, в составе которых, кроме хвойных древесных пород, всегда принимают участие многочисленные лиственные породы:

Quercus mongolica, Juglans mandshurica, Acer mono, Tilia amurensis, Phellodendron amurense и др. Для значительной части рассматриваемого региона наиболее характерен Pinus koraiensis, формирующий кедрово-широколиственные леса (кедровники), а для юга Приморья – Abies holophylla, образующая чернопихтово-широколиственные леса (чернопихтарники). В крайней западной части зоны количество широколиственных пород заметно сокращается. Здесь ведущая лесообразующая роль из лиственных пород принадлежит Quercus mongolica и Betula davurica, а из хвойных – Pinus sylvestris и Larix gmelinii. Характерная особенность лесов хвойношироколиственной зоны – большая сложность их строения: многоярусный и многовидовой состав древостоя, богатство и разнообразие подлеска, папоротниково-травяной покров, обилие лиан (Vitis amurensis, Actinidia kolomikta, Schisandra chinensis и др.).

В самом нижнем поясе гор растительность представлена дубовыми лесами – дальневосточными дубравами [Дылис, Виппер, 1953; Смагин, 1955; Ильинская, Брысова, 1965].

Леса из Quercus mongolica, протянувшиеся довольно широкой полосой вдоль морского побережья, представляют собой современный пирогенный пояс в растительном покрове Приморья, который, по мнению многих авторов [Колесников, 1938; Доронина, 1963, 1967;

Куренцова, 1968 и др.], является дериватом приморских широколиственно-кедровых лесов, изза частых прогораний. Вместе с Quercus mongolica, в сложении современных сообществ участвуют Tilia amurensis, Acer mono, Betula davurica.

В горных районах зоны хвойно-широколиственных лесов луга и болота занимают небольшие площади. Приурочены они к участкам, более или менее постоянно испытывающим сильное увлажнение в результате заливания паводковыми водами или подтока почвенногрунтовых вод с вышележащих склонов. Крупные массивы лугов приурочены преимущественно к низким террасам больших рек в их нижнем течении и к равнинам – Среднеамурской, Нижнеамурской, Западно-Приморской и др. Представлены они преимущественно переувлажненными или несколько заболоченными вейниковыми и осокововейниковыми группировками, реже – злаково-разнотравными и разнотравно-кустарниковыми суходольными группировками.

Среди болот преобладают низинные травяно-гипновые и переходные осоковые, обычно облесенные. Сфагновые переходные болота и торфяники встречаются в основном в северной части зоны, а также по окраинам Среднеамурской равнины и по долинам крупных притоков Уссури и Амура.

Лесостепная зона. Она заходит только на Приханкайскую и Зейско-Буреинскую равнины [Колесников, 1955, 1969; Ярошенко, 1958 а; Куренцова, 1962, 1968]. Характер растительности здесь тесно связан с рельефом. Территории третичного и раннечетвертичного возраста, а также небольшие релки, встречающиеся на плоской позднечетвертичной террасе, в прошлом занимала лесная растительность. Представлена она была лесами низкорослыми древеснокустарниковыми порослевыми зарослями, образованными Quercus mongolica, Betula davurica и кустарниками – Corylus heterophylla и Lespedeza bicolor. В центральной и западной части Приханкайской равнины на этих поверхностях довольно часто встречались дубовые леса с остепненным травяным покровом.

В районе исследования выделяются и хорошо представлены комплексы прибрежной и долинной растительности.

Прибрежная растительность располагается вдоль берега моря. Сложена типично супралиторальными травянистыми растениями: Mertensia simplicissima, Carex kobomugi, Kali komarovii, Honckenya oblongifolia, Lathyrus japonicus, Leymus mollis и др. Из кустарников характерна Rosa rugosa.

Азональные лесные группировки в долинах рек представлены ивовыми, чозениевыми, тополевыми насаждениями, в комплексе со смешанными широколиственными, хвойношироколиственными и елово-пихтовыми лесами. Из нелесных сообществ к азональным принадлежат различные типы горных и долинных лугов, а также скальная и псаммофитная растительность. Значительная часть лугов производна, так как возникла на месте уничтоженных пожарами хвойно-широколиственных и елово-пихтовых лесов.

Глава 2. История изучения рода Potentilla L.

Род Potentilla L. был установлен К. Линнеем [Linn, 1753], и первоначально в нем было 22 вида. В 1760-1790 гг. изучением этого рода занимались Ж.-Б. Ламарк, Г. Кранц, И. Скополи, Н. Некер [цит по: Wolf, 1908]. В этот период у многих исследователей этого рода появилась тенденция к разделению рода Potentilla на несколько небольших родов: так, были признаны самостоятельными роды Comarum L., Tormentilla L., но часть видов лапчатки была отнесена к роду Fragaria L. В 1755 г. М. Дюамель [цит. по: Черепанову, 1973] выделяет род Pentaphylloides Duham., а Ж.-Б. Ламарк [Lamark, 1778] - род Argentina Lam., включающий Potentilla anserina, P.

supina, P. rupestris, P. palustris. У Н. Некера [цит. по: Wolf, 1908] представители рода Potentilla с тройчатыми листьями выделены в отдельный род Trigophyllum Neck. Противоположную позицию занимали К. Кран и И. Скополи, которые в 1763 г. включали роды Potentilla, Tormentilla и Comarum в род Fragaria, а в 1772 г. стали принимать все эти роды в качестве одного рода Potentilla [цит. по: Wolf, 1908].

Изучение рода Potentilla продвигалось в указанный период относительно медленно, о чем, можно судить по численности видового состава рода в понимании того или иного исследователя. Так, К. Вильденов в 1799 г. в «Species plantarum» [Linne, 1799] приводит 44 вида лапчатки, К. Персон в 1807 г. в «Synopsis Plantarum» принимает для рода Potentilla 57 видов [Wolf, 1908]. Ценной явилась работа Д. Шлехтендаля [Schlechtendal, 1816], в которой опубликовано значительное число видов рода лапчатка (около 25), выделенных К.

Вильденовым по гербарным экземплярам, а всего в этой работе было приведено уже 83 в ида рода Potentilla.

На территории России род Potentilla изучал И. Гмелин [Gmelin, 1768], который для Азиатской России привел 15 видов лапчатки.

Работой Хр. Нестлера [Nestler, 1816 «Monographie de Potentilla»] начинается специальное изучение рода Potentilla. Большая заслуга Хр. Нестлера состоит в том, что он собрал воедино и обработал все доступные ему материалы по роду Potentilla, им были предприняты шаги в направлении классификации лапчаток, где в качестве главного признака он принимает форму листьев (перистые, пальчатые, тройчатые). Затем появляются другие работы по изучению рода Potentilla: Хр. Лемана «Monographia generis Potentilla» [1820] и Л. Траттиника «Rosacearum monographia» [1824] [цит. по: Wolf, 1908]. Хр. Леман в своей работе стремился сделать более естественной группировку видов, пытаясь усовершенствовать систему рода. Л. Траттиник, в отличие от Хр. Нестлера и Хр. Лемана, придавал большое значение внутривидовой изменчивости (разновидностям) лапчаток, что способствовало их более углубленному изучению. Им была предпринята также попытка классификации рода на группы, где в качестве основного признака использовался внешний облик растения.

Значительный вклад в изучение рода Potentilla внесли: И. Бунге, К. Ледебур, Н.

Турчанинов, К.И. Максимович. И. Бунге обработал материалы по Potentilla для «Flora altaica»

К. Ледебура [Ledebour, 1830]. Для Сибири И. Бунге приводит 35 видов лапчатки, из которых 8 являются новыми. В поздней работе К. Ледебура «Flora rossica» [Ledebour, 1844-1846] для территории России приводится 60 видов лапчатки. Н. Турчанинов в работе «Flora BaicalensiDahurica» [Turczaninov, 1856] приводит для Забайкалья 24 вида лапчатки, включая три новых, описанных им вида. Большое внимание изучению лапчаток на Дальнем Востоке уделял К.И.

Максимович [Maximowicz, 1859], который в работе «Primitiae Florae Amurensis» приводит для этой территории 15 видов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«Цвиркун Ольга Валентиновна ЭПИДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС КОРИ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ. 14.02.02 – эпидемиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии СССР профессор, доктор медицинских наук Ющенко Галина Васильевна Москва – 20 Содержание...»

«Куяров Артём Александрович РОЛЬ НОРМАЛЬНОЙ МИКРОФЛОРЫ И ЛИЗОЦИМА В ВЫБОРЕ ПРОБИОТИЧЕСКИХ ШТАММОВ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ АЛЛЕРГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СЕВЕРА 03.02.03 – микробиология 03.01.06 – биотехнология (в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание учёной степени кандидата...»

«Мухаммед Тауфик Ахмед Каид ХАРАКТЕРИСТИКА ГЕНОТИПОВ С ХОРОШИМ КАЧЕСТВОМ КЛЕЙКОВИНЫ, ОТОБРАННЫХ ИЗ ГИБРИДНЫХ ПОПУЛЯЦИЙ АЛЛОЦИТОПЛАЗМАТИЧЕСКОЙ ЯРОВОЙ ПШЕНИЦЫ МЯГКОЙ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ДНК-МАРКЕРОВ Специальность 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный...»

«Карачевцев Захар Юрьевич ОЦЕНКА ПИЩЕВЫХ (АКАРИЦИДНЫХ) СВОЙСТВ РЯДА СУБТРОПИЧЕСКИХ И ТРОПИЧЕСКИХ РАСТЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ ПАУТИННОГО КЛЕЩА TETRANYCHUS ATLANTICUS MСGREGOR Специальность: 06.01.07 – защита растений Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Попов Сергей...»

«Сухарьков Андрей Юрьевич РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ОЦЕНКИ ОРАЛЬНОЙ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ ЖИВОТНЫХ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат ветеринарных наук, Метлин Артем Евгеньевич Владимир 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя бешенства 2.2 Эпизоотологические...»

«АБДУЛЛАЕВ Ренат Абдуллаевич ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ МЕСТНЫХ ФОРМ ЯЧМЕНЯ ИЗ ДАГЕСТАНА ПО АДАПТИВНО ВАЖНЫМ ПРИЗНАКАМ Шифр и наименование специальности 03.02.07 – генетика 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата...»

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.